Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Первым делом, первым делом миномёты-2.


Первым делом, первым делом миномёты-2.

Сообщений 51 страница 60 из 246

51

ДАН написал(а):

Пуля она тоже втыкивается

Аналогий не просматривается?

0

52

Дилетант написал(а):

Не... Не катит. Превосходных эпитетов как будто на пружинном матраце во весь рост вытянулся, а всего-то на жопу уселся. И во-вторых, какая там " ляпота" если судороги с мурашками?Тут маму помянуть тянет, или хотя бы "охблю" позвать...
Первый вариант был , ИМХО, лучше. Именно немногословностью.

Отредактировано Дилетант (Сегодня 11:54:12)

Концовку трошки поправил. Судороги с иголками это "Вобля"   http://read.amahrov.ru/smile/hang.gif  , а мурашки уже "ляпота"  http://read.amahrov.ru/smile/smoke.gif  .

+1

53

ДАН написал(а):

Вобля! Нубля! Окакбля! Ляпота!.. - Затёкшие от долгого пребывания в неудобном положении конечности, начало колоть как иголками, а когда прошли мурашки, меня наконец-то отпустило.

Взял на себя смелость и немного подправил:"Вобля! Нубля! Окакбля!", - затёкшие от долгого пребывания в неудобном положении конечности, начало колоть как иголками, а когда прошли мурашки, меня наконец-то отпустило, - "ляпота-а-а!..."  http://read.amahrov.ru/smile/blush2.gif

Отредактировано Дилетант (17-10-2018 13:09:26)

+2

54

- Что, сержант, устал? – Спрашивает взводный.
- Ноги затекли, а ещё бы пожрать не мешало. Много мы хоть навалили? Товарищ лейтенант.
- Два ротных миномёта, четыре пулемёта, и около взвода солдат противника.
- Славная была охота, - с интонацией питона Каа констатирую факт я.
- В укрытие! – Неожиданно раздаётся окрик командира, и под свист мин я уже лечу в наш блиндаж.
  Огневой налёт в этот раз длился минут десять, и стреляли точно по нам, видимо засекли позицию миномёта. Хоть порох и называется бездымным, но надымили мы прилично, так что не засечь нашу стрельбу, мог только слепой. Мне показалось, что прошло не меньше часа, прежде чем наступила тишина, и мы смогли выбраться наружу. Да уж. Потрудились немецкие канониры на славу. Снега вокруг не было от слова совсем, и вся поверхность испятнана воронками. Были и прямые попадания в траншею, а также в ход сообщения. Но «дубовая крепкая дверь с засовом», как в домике самого умного из поросят, выдержала, и не пустила осколки внутрь. Амбразуры для пулемёта, мы также позатыкали всем, чем можно, да ещё присыпали землёй. С тремя верхними накатами , 81-мм мины тоже не могли ничего сделать, хотя прямые попадания в «домик» случались, и земля периодически сыпалась на головы и плечи.
- Ну, я же вам говорил, что «дом поросёнка должен быть крепостью», а кому-то лишнюю лопату земли было лениво бросить. А, Рафик? Это ж надо было додуматься, взять, и заткнуть амбразуры дохлыми фрицами. Видел я извращенцев, но таких как ты поискать.
- А чего, Рафик? Как что сразу Рафик. Командира сказала заткнуть амбразура, моя заткнула.
- Махмуд! Я тебя точно сгною у логопеда. Командир – он.
- Э, слюшяй, какая разница. Командир – он, командира – она.
- Тьфу ты, чёрт нерусский. Ладно, приберёшь тут всё. Федя, проверь пулемёт. Макар, к миномёту. Гусята – собрать и проверить боезапас. – Озадачив личный состав, осматриваю миномёт, и не найдя видимых повреждений, иду докладывать взводному.
- Товарищ лейтенант, личный состав потерь не имеет, орудие осмотрено и к бою готово. Мы стрелять ещё будем?
- Пока нет, пусть думают, что нас накрыли. Тем более мин мало, а атаку отбили.
- Хорошо. Я тогда погляжу что к чему. – Достаю оптический прицел, и присоединяюсь к Гервасу. Прицел я нашёл в дзоте, когда вытащив тушки его бывших хозяев, мы прибирались в помещении. Пушкари сработали на отлично, осколочный рванул прямо в амбразуре, раскурочив пулемёт, и убив весь расчёт. Пехотинцы, пробежав по верхушкам, и похватав пистолеты, особо шарить не стали, да и шарить тут было не очень. Кровь, мозги по стенам, и прочие неприятные последствия и запахи, да ещё в темноте, не очень способствовали тщательному осмотру помещения. У нас же выбора не было, и пришлось наводить порядок. Отсюда все дополнительные бонусы и плюшки.
  Атаку противника на флангах батальон отбил, и теперь остатки двух немецких рот отступали. А миномёты, отработав по высоте, принялись гвоздить по переднему краю нашей пехоты. Совмещая два в одном, прикрывая отход своих, и проводя артподготовку перед повторной атакой. Которая началась, практически с последним разрывом мины. Теперь фрицы наступали в центре, но как-то вяло, без огонька. Отделения передвигались короткими перебежками, подолгу залегая в снегу, и накрывая стреляющие огневые точки наших, перекрёстным огнём нескольких пулемётов и ротных миномётов. На атаку и захват плацдарма такая тактика походила мало, а вот  потери среди наших бойцов росли. Да и моральную составляющую нельзя было исключать. Раненые, которые потянулись в тыл мимо нашей позиции с левого фланга, эйфорией не страдали, и это после успешно отбитой атаки. А что говорить про тех, кто находился под непрерывным прицельным огнём пулемётов и миномётов. Точку в странной атаке немцев поставил наш командир роты, коротким огневым налётом по неприятелю. На длинный не хватило денег, а главное боеприпасов. Связист, наконец-то выполнил свою основную миссию, устранил порыв телефонного кабеля, и батарея точно отстрелялась по цели. И походу отстрелялась во всех смыслах, потому что мины кончились. О чём и поведал нам Огурцов, придя на позицию, после успешного отражения атаки.

Отредактировано ДАН (18-10-2018 13:37:09)

+6

55

- Как у вас с боеприпасами? Много осталось? – в первую очередь поинтересовался он.
- Тридцать мин, и больше тыщи патронов к пулемёту, десяток гранат, и на этом всё. – Отвечаю я, пока Гервас готовит данные для стрельбы.
- Мин больше не будет, на дивизионном складе пусто, а с армейского могут не дать, все лимиты мы исчерпали.
- И что делать? Махра на последнем издыхании, ещё одна такая атака и всё, без поддержки артогнём побегут.
- Не знаю. Пока мины есть, будем стрелять, а там видно будет. Комбат связывался с полком, сказали, поддержат огнём дивизионных трёхдюймовок, но это в самом крайнем случае.
- И когда он наступит? Этот самый крайний. - На мои слова ротный только махнул рукой, и прошёл к взводному. Пока «офицеры» наблюдали за противником, и о чём-то негромко переговаривались между собой, я отошёл к Федьке, который стоял за пулемётом. Рядом крутился Рафик. А снарядный Макаров, объяснял Телепузикам, что такое папироса, и как её правильно курить, чтобы остаться в живых, и не угробить расчёт. Как подготовить мины к стрельбе, скрутить предохранительный колпачок, и осмотреть взрыватель, парни в принципе знали. Но повторить лишний раз не мешало. Вот пермяк и объяснял, что к чему, а для большей доступности, использовал идиоматические выражения, подчёркивающие важность данного мероприятия.
- После того, как вы установили нужный заряд, свинчиваете предохранительный колпачок, и смотрите на папиросу. Гусев, не надо смотреть в пасть Лебедеву, папироса - это крышка ударника, вот она. – Показывает он пальцем на взрыватель. – Если папироса торчит как за… и видно красное кольцо, то значит, взрыватель взведён, и стрелять такой миной нельзя – получится взрыв при выстреле. Накручиваете колпачок обратно, и убираете подальше. Если папироса утоплена как сейчас, то передаёте мину заряжающему, и занимаетесь следующей. Понятно?
  - Да.
- Понятно. А что будет, когда мина взорвётся в стволе?
- Лебедев, ты правда мудак, или прикидываешься? Если мина взорвётся в стволе, это однозначный пизсец расчёту, и тебе тоже.
- Ну, так при выстреле же тоже что-то бухает, и ствол не взрывается.
- Бухает, пороховой заряд, который выталкивает мину, это нестрашно. Страшно, когда не бухает и мина остаётся в стволе. Если такое заметите? Немедленно кричите - Стой! И докладывайте командиру. Всё ясно?
- Ясно. А что делать с той миной?
- С какой? Гусев.
- Ну, у которой папироска торчит.
- Ах, с этой. Так её отдаёте Махмудке, пущай он из неё табакерку делает.
- Почему ему?
- А его не жалко, одним раздолбаем меньше будет. – Тут уже Аристарх не выдерживает и начинает хохотать.
- А если серьёзно, то убрав подальше, докладывайте командиру, что мина на боевом взводе. Такие лучше не разбирать и не трогать, они уничтожаются подрывом. Раз всё понятно, повторяйте всё снова. – Да, молодец пермячина, грамотно всё разъяснил, да ещё и шутку задвинул, чтобы нервное напряжение снять. Далеко пойдёт, если выживет в ближайшее время.
- А что, Федя. Может, на пулемёт оптику поставим? Прицел-то как раз от такого же.
- От такого же, да не от этого, сам знаешь, пристреливать придётся, а обнаруживать себя не хочется. Фрицы и так задолбали.  Так что обойдусь. Потом, если что…
- Ладно, как знаешь, но я бы поставил.
  И правда, если мы немцам не давали спать ночью, то теперь они отрывались по полной при свете дня. Совершая короткие огневые налёты по обнаруженным целям, а потом выполняя прочёсывание – то есть стреляли по площадям, меняя установки прицела, после каждой серии выстрелов. И если ночью у нас работал один миномёт, то у фрицев два… батарея, как сказал бы Махмуд. Такой хернёй, гансы занимались уже больше часа, а в один «прекрасный» момент, короткий огневой налёт продолжился дольше обычного, и под его прикрытием батальон пехоты противника перешёл в атаку. В этот раз наши не выдержали, и стали отходить. Сначала по-одиночке, а потом и группами, стрелки побежали с позиций. Первой не выдержала рота в центре, потом на левом фланге, а потом и правофланговая рота начала отходить, когда немцы ударили по ней не только по фронту, но и с флангов. Если бы не установленные в траншее максимы, и не усилия нашего комбинированного расчёта, фрицы бы ворвались на высоту на плечах убегающих красноармейцев, а возможно пошли бы и дальше. Но, не шмогла.

Отредактировано ДАН (18-10-2018 19:38:23)

+7

56

Небольшая вставка в предыдущий кусок, плюс продолжение.
 
- Как у вас с боеприпасами? Много осталось? – в первую очередь поинтересовался он.
- Тридцать мин, и больше тыщи патронов к пулемёту, десяток гранат, и на этом всё. – Отвечаю я, пока Гервас готовит данные для стрельбы.
- Мин больше не будет, на дивизионном складе пусто, а с армейского могут не дать, все лимиты мы исчерпали.
- И что делать? Махра на последнем издыхании, ещё одна такая атака и всё, без поддержки артогнём побегут.
- Не знаю. Пока мины есть, будем стрелять, а там видно будет. Комбат связывался с полком, сказали, поддержат огнём дивизионных трёхдюймовок, но это в самом крайнем случае.
- И когда он наступит? Этот самый крайний. - На мои слова ротный только махнул рукой, и прошёл к взводному. Пока «офицеры» наблюдали за противником, и о чём-то негромко переговаривались между собой, я отошёл к дяде Фёдору, который тренировал Рафика, в быстрой замене пулемётного ствола. Снарядный же Макаров, объяснял Телепузикам, что такое папироса, и как её правильно курить, чтобы остаться в живых, и не угробить расчёт. Как подготовить мины к стрельбе, скрутить предохранительный колпачок, и осмотреть взрыватель, парни в принципе знали. Но повторить лишний раз не мешало. Вот пермяк и объяснял, что к чему, а для большей доступности, использовал идиоматические выражения, подчёркивающие важность данного мероприятия.
- После того, как вы установили нужный заряд, свинчиваете предохранительный колпачок, и смотрите на папиросу. Гусев, не надо смотреть в пасть Лебедеву, папироса - это крышка ударника, вот она. – Показывает он пальцем на взрыватель. – Если папироса торчит как за… и видно красное кольцо, то значит, взрыватель взведён, и стрелять такой миной нельзя – получится взрыв при выстреле. Накручиваете колпачок обратно, и убираете подальше. Если папироса утоплена как сейчас, то передаёте мину заряжающему, и занимаетесь следующей. Понятно?
  - Да.
- Понятно. А что будет, когда мина взорвётся в стволе?
- Лебедев, ты правда мудак, или прикидываешься? Если мина взорвётся в стволе, это однозначный пизсец расчёту, и тебе тоже.
- Ну, так при выстреле же тоже что-то бухает, и ствол не взрывается.
- Бухает, пороховой заряд, который выталкивает мину, это нестрашно. Страшно, когда не бухает и мина остаётся в стволе. Если такое заметите? Немедленно кричите - Стой! И докладывайте командиру. Всё ясно?
- Ясно. А что делать с той миной?
- С какой? Гусев.
- Ну, у которой папироска торчит.
- Ах, с этой. Так её отдаёте Махмудке, пущай он из неё табакерку делает.
- Почему ему?
- А его не жалко, одним раздолбаем меньше будет. – Тут уже Аристарх не выдерживает и начинает хохотать.
- А если серьёзно, то убрав подальше, докладывайте командиру, что мина на боевом взводе. Такие лучше не разбирать и не трогать, они уничтожаются подрывом. Раз всё понятно, повторяйте всё снова. – Да, молодец пермячина, грамотно всё разъяснил, да ещё и шутку задвинул, чтобы нервное напряжение снять. Далеко пойдёт, если выживет в ближайшее время.
- А что, Федя. Может, на пулемёт оптику поставим? Прицел-то как раз от такого же.
- От такого же, да не от этого, сам знаешь, пристреливать придётся, а обнаруживать себя не хочется. Фрицы и так задолбали.  Так что обойдусь. Потом, если что…
- Ладно, как знаешь, но я бы поставил... – Пока есть возможность, осматриваю поле боя в трёхкратный прицел, и замечаю какую-то непонятку на переднем крае нашей пехоты.
- Это что ж они делают? Сукины дети! Ты только погляди на них, немцы ещё за рекой, а махра в центре уже пятится.
- Заманивают?
- Ага. От самой границы, и до Москвы, всё заманивают и заманивают. Давай-ка пулемёт на бруствер, ставим прицел, и когда фрицы перейдут реку, стреляй. Тут метров семьсот, так что успеешь пристреляться. Левый фланг за тобой, а наш миномёт походу перенацелят.
  Как словом, так и делом. Не успел я занять своё место в расчёте, как последовали команды по смене угломера и прицела, и началась обычная работа. Правда, продолжалась она недолго, мины кончились достаточно быстро, и дальше пришлось отбиваться из трофейных карабинов и пулемёта. Весь личный состав, из миномётчиков переквалифицировался в стрелков, зато у нас получилось самое боеспособное отделение. Ещё бы, на шестерых рядовых – два лейтенанта, плюс один сержант. Совместными усилиями со-станкопулемётчиками, высоту удалось удержать, а вот надолго или нет, время покажет. А началось то всё с ерунды.             
   Так как немцам мы не давали спать ночью, то они не выспались, и к утру разозлились, поэтому решили отыграться по полной, при свете дня. Совершая короткие огневые налёты по обнаруженным целям, а потом, выполняя прочёсывание – то есть стреляли по площадям, меняя установки прицела, после каждой серии выстрелов. И если ночью у нас работал один миномёт, то у фрицев два… батарея, как сказал бы Махмуд. Такой хернёй, после неудачной атаки, гансы занимались больше часа, а в один «прекрасный» момент, короткий огневой налёт продолжился дольше обычного, и под его прикрытием батальон пехоты противника перешёл в атаку. В этот раз наши не выдержали, и стали отходить. Сначала по одиночке, а потом и группами, стрелки побежали с позиций. Первой не выдержала рота в центре, потом на левом фланге, а потом и правофланговая рота начала отходить, когда немцы ударили по ней не только по фронту, но и с флангов. Если бы не установленные в траншее максимы, и не усилия нашего комбинированного расчёта, фрицы бы ворвались на высоту на плечах убегающих красноармейцев, а возможно пошли бы и дальше. Но, не шмогла.
  Оборона в траншее на высоте постепенно уплотнялась. Самые сознательные, попав в укрытие, начинали отстреливаться, испуганные просто прятались в окопе, а очень напуганные и хитросделанные, с маху перепрыгивали траншею, и бежали дальше. Останавливались они только на линии своей бывшей обороны, или вообще в лесу. Заняв деревню, и вернув свои окопы на флангах, фрицы пока не торопились наступать дальше. Всё-таки после двух атак, потери у них были чувствительные, да и поддерживающая  артиллерия нуждалась в пополнении боеприпасами. Так что пока фрицы перегруппировывались, удалось навести относительный порядок и в батальоне. Хотя батальон этот не тянул даже на роту, зато занимал две оборонительных полосы. Одну на высотке, а вторую в своих старых окопах и на опушке. И пока комиссар собирал «грибников» по всему лесу, пытаясь создать «неприступную» оборону, комбат руководил войсками на высоте. Войск тех набиралось чуть больше взвода с минимумом боеприпасов, так что всех кого можно Лобачёв отправлял на… опушку, помогать комиссару. Постепенно очередь дошла и до нас. Мы готовились к отражению атаки, набивая пустые ленты патронами, когда справа донёсся сочный бас командира батальона.
- Я тебе в последний раз повторяю лейтенант, забирайте свои станкачи, и валите на… отсюдова. Задачу вы свою выполнили, патронов у вас не осталось, так что уводи людей, займёте оборону на старом месте.
- А как же вы? Товарищ капитан. Патроны же обещали подвезти.
- Вот когда подвезут, тогда ещё раз прикроете, наше героическое отступление.
- Так тут позиция хорошая…
- Смирр-на! Кругом марш! Выполнять приказание!
- Миномётчики?! А вы какого … рожна ещё здесь? Бегом на опушку, оттуда из своего самовара подмогнёте.
- Так мин нет, товарищ капитан, - подходит с докладом ротный, - нечем прикрыть…
- Тогда тем более валите к своим… – Прерывает доклад Лобачёв.
- Зато у нас пулемёт трофейный, и патронов к нему много. – Успевает вставить несколько слов Огурцов, прежде, чем комбат переходит на русский командный.
- Пулемёт это хорошо, а то, что с патронами, ещё лучше, да он у вас даже на станке, вот он-то мне и нужен. Трофей оставляете, а сами на батарею. Бегом!!! – Пресекая все попытки возражать, рявкает капитан.
- Орлов, бери ящик с патронами, разнесёшь по позиции, а я к пулемёту. Как хоть из него стрелять? А, гашетки, ясно. Снимать со станка как?.. Понял. Оптику заберите, тут ста метров не будет. Ствол менять? Нахрен. Всё равно не успеем. Ну, всё боец, свободен, дальше я сам.
  Федя подходит с недоумённым видом, и начинаем не спеша разбирать миномёт и готовить к переноске. Взять миномёт на вьюки, можно было гораздо быстрее, но как-то не хотелось оставлять капитана в таком состоянии. Похоже, во всём случившемся Лобачёв обвинял себя, и собирался остаться на высоте навсегда. Переглянувшись с Федей, подхожу к ротному.
- Лейтенант, мы остаёмся.
- Кто мы?
- Я и Изотов.
- Тогда я тоже.
- Тебе нельзя, лейтенант. У тебя приказ. – В первый раз обращаюсь я к командиру на ты. – Уводи людей. – Развернувшись, иду готовиться к бою, Федя, успевший поменять свой мосинский карабин на немецкий, за мной. В отличии от комбата, на этой высоте мы погибать не собирались, так что к бою готовимся основательно.
  Мы находимся на самом краю нашей обороны. Дальше ни траншей, ни ходов сообщений нет. Немецкий окоп на отделение, начинается только метрах в шестидесяти от траншеи, и проходит перпендикулярно ей. Не совсем конечно, но плюс минус  согласно рельефа. Остальные окопы расположены дальше в сторону реки, на стометровом расстоянии друг от друга, но между собой они соединены ходом сообщения. С южной стороны деревни, немцам повезло, копать им в своё время пришлось меньше, здесь река делала очередную петлю, так что расстояние было около шестисот метров. Зато с севера не меньше километра. Ещё одна фишка заключалась в том, что окоп этот просматривался, и соответственно простреливался с нашей высотки. Не на всём протяжении конечно, попадались и мёртвые зоны, но ближний к нам окоп попадал. Не сам окоп соответственно, а те кто в нём прячется. Поэтому фрицы, зачистив свои бывшие окопы от нашей пехоты,  ныкались в них в двух сотнях метрах от нас. Кто пытался прятаться ближе, того Федя зачистил, а мы подмогли. Самые упоротые конечно попрятались, в самых труднодоступных местах, так что за ними был нужен глаз да глаз. Эти могли подобраться ближе как во время артобстрела, так и после, но на каждую хитрую арийскую жопу, имелся и русский вдуй с винтом. Поэтому открываем ящик с колотушками, и одеваем на гранаты «смирительные» рубашки. Подарок завалялся неподалёку от дзота, и теперь пригодился как нельзя кстати. Про него я никому не докладывал, не успел в горячке боя, а потом типа забыл, а вот сейчас вспомнил.

Отредактировано ДАН (22-10-2018 12:33:57)

+7

57

Очередной миномётный обстрел, мы пережидали прямо в траншее. Можно было укрыться в дзоте, но прозевать атаку не хотелось. Противник легко мог накопиться в полусотне метров от нас, и проскочить в траншею буквально за несколько секунд. Да и переносы огня он использовал умело, по очереди обрабатывая как разные участки траншеи, так и позиции в нашем тылу. Поэтому сидим в окопе, и как только мины перестают рваться поблизости от нас, немедленно наблюдаем за неприятелем. Как я и думал, «редиски» даром времени не теряли, а группами и поодиночке накапливались для атаки. Причём именно там, где я и предполагал, так что всё моё вооружение приведено к бою. Остаётся только снять его с предохранителя, и устроить гансам весёлую жизнь. Про РБУ фрицы также не забывали, поэтому ближе сотни метров к разрывам своих снарядов, особо не приближались. И только самые отмороженные, заняли ближайший к нам окоп.
  Красная ракета, взлетевшая над деревней, даёт сигнал как немцам, так и нам, поэтому снимаю карабин с предохранителя, и выпускаю весь магазин по отморозкам, выскочившим самыми первыми.
- Гранатой огонь! – Командую Фёдору, одновременно вставляя новую обойму. После чего метаю парочку колотушек, и четыре взрыва раздаются друг за дружкой. Потом по очереди выпускаем в сторону разрывов по магазину и, перезарядившись, кидаем ещё по гранате. Шлифуем всё это ещё десятком выстрелов, по возможности прицельных. Самые отмороженные вроде кончились, но им на смену подбегают новые, которых значительно больше. Наконец-то заработал пулемёт, а то патроны в подсумках подходили к концу, и нужно было время, чтобы наполнить их новыми обоймами. Пока Федя контролирует сектор обстрела, пополняю боекомплект до полного, и выглядываю из траншеи. Для скоростной стрельбы теперь использовался другой агрегат, поэтому ловлю на мушку подранков, и остальных счастливчиков, которым повезло увернуться от газонокосилки. Оказалось, не все пехотинцы пролюбили свои пулемёты, потому что стрельба справа от меня шла не только из винтовок, но и из автоматического оружия. Так что атаку отбили, хотя противник и подошёл на гранатный бросок. Но тут больше не повезло всё-таки фрицам, гранаты у наших были, а попасть в метровую полоску траншеи, гораздо труднее, чем просто докинуть до неприятеля, а там уже осколки сами всё сделают.
  Отстреливаясь из стрелкового оружия, гансы отошли, а вот артиллерия по нам не била, во всяком случае пока. Видимо канониры боялись попасть по своим, так как раненые орали по всей полосе наступления, попадая в зону поражения своих же снарядов. Наши так же не старались добивать трёхсотых, экономили боеприпасы. Ещё раз осмотрев свой сектор, иду к комбату, хотелось оценить его состояние, а за одно и на пулемёт глянуть. А то как-то неожиданно быстро он перестал стрелять.
  Капитан сидел на дне траншеи, а его раненую руку бинтовал ординарец. Несмотря на бледность лица, командир всё порывался встать, матерился от боли, но видимо ещё не отошёл от боя, и прибывал в эйфории.
- Вот это мы им всыпали! Ведь можем, когда захотим! Артиллерист?! А ты откуда здесь взялся?
- Стреляли. – С невозмутимым видом отвечаю я.
- И хорошо ведь постреляли, дали мы прикурить немчуре, надолго запомнят. Скоро ты там? А то надо пройти по позициям. – Торопит комбат своего ординарца. – А пулемётик хорош. Только вот после второй ленты плеваться начал. Что с ним?
- Ствол перегрелся, сменить нужно было вовремя.
- Да я так и понял. Ладно, идти надо. Коваленко! – Зовёт Лобачёв какого-то бойца. – Поступаешь со своими в распоряжение сержанта. А ты Доможиров смотри, левый фланг за тобой. Пулемёт у вас есть, так что разберётесь тут сами. – Комбат в сопровождении ординарца уходит, а мы начинаем разбираться.

Отредактировано ДАН (22-10-2018 17:18:18)

+6

58

ДАН написал(а):

дальше пришлось отбиваться из их трофейных карабинов и пулемёта.

"из" пропущено

+1

59

Алксей написал(а):

"из" пропущено

Алексей спасибо, исправил.

0

60

ДАН написал(а):

Отстреливаясь из стрелкового оружия, гансы отошли, а вот артиллерия по нам не стреляла, во всяком случае пока


Алеша, однокоренные слова. М.б. заменить во втором случае на: "не била" или "не лупила"?

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Первым делом, первым делом миномёты-2.