Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Первым делом, первым делом миномёты-2.


Первым делом, первым делом миномёты-2.

Сообщений 801 страница 810 из 935

801

Член кружка написал(а):

Васин давно уже понял, что сержант-артиллерист явно умеет и стоит больше, чем даже обычный офицер артиллерист. А учитывая, что этот сержант не закреплен за пушкой, а командир артразведки, т.е. птичка с некоторой степенью свободы и может окучивать много народу, так что связь ему однозначно должен дать.  А как еще то войсковой контрразведке работать.

А где написано, что такой связи не будет? Скоро сказка сказывается... Но где-то нужно ещё и специально обученных людей найти и тд.

Зачем читать чужие мысли, генацвале?

Отредактировано ДАН (05-12-2021 01:29:25)

+1

802

Глава 7.

Первая неделя на фронте пролетела для меня очень быстро. События наслаивались друг на друга, превращаясь в череду неотложных дел. И это в обороне. А что будет во время наступления? Немецкого наступления. А будет полный писец и кирдык. Дивизия хоть и оставалась на прежнем месте дислокации, но в связи с тем, что она перешла в подчинение другой армии, да ещё оказалась на её правом фланге, стрелковым полкам пришлось корректировать свои оборонительные порядки. Поменял своё месторасположение и наш дивизион, некоторые батареи сменили огневые позиции, штаб дивизиона переехал в деревню Дмитро-Даровка, а в Варваровку перебрался штаб артполка. Всё бы ничего, вот только места в частично разрушенной деревне было мало. Хотя места-то как раз и хватало, жить было негде. Мало того, что в населённом пункте расположился штаб 1143-го стрелкового полка со всеми службами и спецподразделениями, так ещё там находилось две наших артиллерийских батареи и штаб дивизиона с хозяйственными подразделениями. Да ещё подошедший с передовой третий стрелковый батальон принялся оборудовать узел сопротивления как в деревне, так и в её окрестностях.

Перебедовав в каких-то развалинах "часовни" одну ночь, перебираемся на старый НП, где и отабориваемся, построив уютный блиндаж в километре от Дмитро-Даровки. Блиндаж мы выкопали на склоне балки, оборудовав в нём пулемётную амбразуру, на всякий случай. Бойцы хоть и возмущались, таская на горбу тяжёлые брёвна и доски, зато когда немцы обстреляли деревню из дальнобойной артиллерии, оценили всю прелесть укрытия, в районе которого не разорвалось ни одного снаряда. А так ничего интересного, можно сказать не произошло. Тем более наступила долгожданная распутица, и все дороги окончательно развезло, превратив их в направления или в грязевые реки. Так что снаряды приходится экономить, все силы людского и конского состава направлены на доставку продуктов и фуража с армейских складов. Причём доставляют не на повозках, а на вьюках. Повозки стоят на приколе, вся остальная колёсная техника тоже. А вот немцы снаряды не экономят, стреляют как раньше. Видать у них там везде асфальт или железная дорога к каждой пушке проложена.

В отделении я произвёл перестановки, назначив на вышестоящие должности, знающих и толковых, а не высоких и хитрожопых бойцов. И теперь у меня: старший разведчик - ефрейтор Андрей Евдокимов, он же и мой заместитель в случае чего, в пару к нему я поставил Наливайко, простым наблюдателем а не старшим, как раньше; вторая пара разведчик-наблюдатель старший - красноармеец Чеботарь; напарником у него Удальцов; третья пара состоит из нацменов, вот только старшим - красноармеец Ростов, а простым наблюдателем ефрейтор Джафаров, ну кто ему доктор, если он самым тупым оказался. Таблицу умножения не знает, писать не умеет, да и русский язык только в армии выучил. Баранова я оставил при себе, вычислителем, художником-оформителем, наблюдателем и связным. Чтобы более старшие товарищи им не помыкали и не командовали. Мне можно. Я самый главный начальник. А то взяли моду, чуть что, так сразу Баранов. Сходи, принеси, подай. Так что лафа отошла, слуги кончились, так как у нищих их нет. И за хавчиком с двумя термосами и вещмешком ходит ефрейтор Джафаров, а если его нет, то Наливайко. Так как я заметил одну интересную особенность, которая заключалась в том, что ефрейтору больше других накладывали в термос каши, а Наливайко больше наливали. Зато когда за едой ходил Баранов, его постоянно обделяли. Видимо мощная фигура Джафарова вызывала у повара уважение (боится - значит уважает), а хитрый хохол как-то договаривался с земляками. Так что народ не возмущался, почувствовав разницу на своём брюхе. И даже когда дивизия перешла на двухразовое питание (утром и вечером), удавалось обеспечить приварок за счёт обменного фонда (мыла и махорки). Суточные нормы питания всё равно старались поддерживать, хотя и без разнообразия. Ничего. Скоро зелень начнёт расти: щавель, лук, одуванчики, крапива, грибы-ягоды. Так что будет витаминный приварок, суп из лебеды и крапивы, ну и вино из одуванчиков. Дороги просохнут. Немцы пойдут в наступление, вот и нахлебаемся досыта.

Вечером 14-го меня вызвали в штаб дивизиона и озадачили проведением разведки, целью которой являлось выявление огневых точек противника и захват контрольного пленного. Причём разведку требовали провести в ночь с 14-го на 15-е, не дав даже времени на подготовку. А так как разведгруппы действовали по всей полосе обороны дивизии, то нам выпало работать на левом фланге. Я как раз собирался этой ночью понаблюдать за противником, но раз пошла такая пьянка, пришлось совмещать. Но грёбаный экибастоз, почему всё так секретно и неожиданно. Ведь такие серьёзные дела, как захват контрольного пленного с кондачка не решаются. Взял и сходил за "языком". Купил, украл или сменял на что-нибудь. Нужно как минимум день, чтобы подготовиться. Наметить объект, пути подхода, отхода, договориться о взаимодействии с группой прикрытия. Организовать эту группу, если её нет. Да и ещё кучу важных вопросов решить. Но как обычно, качество подготовки решили заменить количеством разведгрупп. Озадачив все разведподразделения дивизии. Да ещё потребова от каждого комбата, чтобы они тоже снарядили группу в разведку.

- Ну, что, Андрюха, вот и пробил наш час. Велено языка захватить, так что экипируйтесь и дуйте на передок. Тропинку к немцу в тыл мы с тобой присмотрели, вот сегодня её и протопчем. Поэтому оглядись там в округе, вдруг немцы чего намудрили. Баранова с собой забирай, он молодой, приметливый, глядишь, и заметит чего, да и связным при тебе будет. Чеботаря на хозяйство отправишь, нечего там на НП такой толпой делать. А я на батарею, к пушкарям. Взаимодействие налаживать.

- Есть осмотреться. - Отвечает ефрейтор и начинает распоряжаться.

А я снова бегу в Дмитро-Даровку, где на юго-восточной окраине расположилась четвёртая батарея. Можно было, не мучая ноги, сходить туда прямо из штаба. Но светлого времени для наблюдения оставалось в обрез, а договориться и по темноте можно.

- Здравия желаю, товарищ лейтенант! Командир отделения дивизионной разведки - старший сержант Доможиров. - Представляюсь я знакомому командиру 4-й батареи, которого иногда видел в штабе дивизиона.

- Здорова разведка. Звонили насчёт тебя. Разрешили использовать десять огурцов для поддержки.

- Десять снарядов? Да это просто аттракцион неслыханной щедрости. Откуда такая роскошь? Кого я за это в маковку расцеловать должен? - Тут же начинаю ёрничать я.

- Так мало снарядов. С подвозом проблемы. А если фашисты в наступление перейдут, чем я буду батальоны поддерживать? - начал оправдываться комбатр.

- Не беспокойтесь, товарищ лейтенант. Если немцы перейдут в наступление, то они от вашей батареи мокрого места не оставят. Так что нечем будет стрелять и не из чего. - Успокаиваю я командира. - Разрешите связаться со штабом дивизиона, я договорюсь.

- Соедини со штабом, Круглов. - Приказывает он телефонисту.

- Лютик на проводе. - Протягивает мне трубку связист.

- Товарищ Лютик, Доможиров у аппарата. - На всякий случай называюсь я, не замудряясь с кодовыми таблицами. Хотя таких придурков как я в дивизионе по пальцам одной руки перечесть, так что должны узнать. - Вы разрешили использовать для поддержки всего 10 огурцов, но этого мало.

- Почему десять, двадцать. - Отвечает мне трубка голосом начальника штаба.

- Тогда можете сразу отчитаться о провале задания, при такой неслыханной щедрости... - продолжаю наезжать я.

- Хорошо, тридцать, и ни копейкой больше. - Неожиданно быстро сдаётся наш главбух. - Передай трубку четырнадцатому.

- Вас, товарищ лейтенант. - Выполняю я указание.

- Слушаюсь, товарищ двенадцатый. - Заканчивает разговор комбат.

- На НП у меня командир взвода управления ночью будет сидеть. Так что иди с ним договаривайся, сержант. Младший лейтенант Корбут его зовут.

- А он где сейчас?

- На НП, где ещё ему быть.

- Предупредите, я через полчаса буду, осмотримся, пока шарик за горку не закатился. - Киваю на телефон я, прикидывая маршрут следующего марш-броска.

- Вот настырный какой. Ладно. Предупрежу. Телефон всё равно на батарее, так что беги, может ещё посветлу и успеешь.

Отредактировано ДАН (06-12-2021 11:14:32)

+4

803

"Дикие съедобные растения" , Под ред. акад. Б. А. Келлера; Акад. наук СССР. Моск. ботан. сад и Ин-т истории материал. культуры им. Н. Я. Марра  1941год

https://old.rusneb.ru/catalog/000199_000009_005239340/

"Природные растительные богатства - на службу обороне "  Цицин Николай Васильевич Москва 1942

https://old.rusneb.ru/catalog/000199_000009_005266229/

Сборник указов, постановлений, решений, распоряжений и приказов военного времени, 1942-1943

https://old.rusneb.ru/catalog/006000_000115_228/

сельскохозяйственных продуктов и дико - растущих съедобных растений . 15. Помогает столовой в проведении

+1

804

ДАН написал(а):

Дивизия хоть и оставалась на прежнем месте дислокации, но в связи с тем, что она перешла в подчинение другой армии, да ещё оказалась на её правом фланге, стрелковым полкам пришлось корректировать свои оборонительные порядки. Поменял свою дислокацию и наш дивизион

Алёша, м.б. заменить на: "дивизион переместился" или нечто подобное?

+1

805

Череп написал(а):

Алёша, м.б. заменить на: "дивизион переместился" или нечто подобное?

Игорь, спасибо! Исправил.

0

806

Окончание 7 главы.

"Беги, Форрест, беги!" Вот и бегу. А что делать? Тупорылость руководства приходится как-то компенсировать. Хотя бы расторопностью исполнения бестолковых приказов. Днём же не видно, где немцы засели. Обязательно нужно ночью проверить, а вдруг там никого нет. Или наоборот, сидит одинокий ганс, играет на дудочке и ждёт, когда его русский Ваня захватит в плен. Или не совсем русский, и даже не Ваня, а какой-нибудь Фрунзик, Гиви или Тракторбек. Но приказ - есть приказ, и его необходимо выполнять. Хочешь ты этого или нет. Сначала выполни, а потом можешь обжаловать. Да и хлопцев нужно как-то натаскивать. Мы всё-таки разведка, а не просто погулять вышли. А то, что артиллерийская, которая должна в основном наблюдать и засекать огневые точки противника, так это тут походу никого не волнует, если разведчик - должен разведывать всеми возможными способами. А не хочешь брать "языка" или контрольного пленного, пойдёшь в разведку боем. Вскрывать систему огня противника.

С младшим лейтенантом Корбутом мы договорились быстрее, чем с командиром батареи. Парень молодой, недавно после артиллерийского училища. Он даже проверил пристрелку реперов по моей просьбе. А то дождь зарядил в аккурат после заката солнца, а пристреливались при солнечной погоде. Но он же меня и огорошил, сказав, что только 10 выстрелов будут с осколочно-фугасными гранатами, остальные двадцать - шрапнель.

- Так нас же самих этой шрапнелью накроет, случись что при отходе, товарищ лейтенант. - Опускаю я приставку "младший", повышая командира в звании.

- Положу разрывы дальше от репера. Тем более работать будет не вся батарея, а только один огневой взвод, а это всего два орудия.

- При таком количестве выстрелов число стволов роли почти не играет. - Вслух размышляю я, на ходу корректируя планы. - Тогда делаем так. Как только мы выйдем на исходную, я запускаю в сторону цели осветительную ракету, и вы работаете по дзоту всеми десятью фугасными снарядами. Когда сделаем дело и отскочим на безопасное расстояние, пущу в зенит красную, прямо над своей головой. Так что сориентируетесь, где заградительный поставить. Ежели удастся провернуть дело без шума и пыли, то и стрелять больше не придётся. Расклад понятен, товарищ лейтенант? Вот где бы ещё ракетницу достать? Но это мои проблемы, найду где-нибудь.

- Куда уж ясней. - Отвечает мамлей. - А ракетницу вот, возьмите, товарищ старший сержант. - Достаёт он из ниши окопа и протягивает мне кобуру с сигнальным пистолетом. - Пара осветительных и несколько сигнальных ракет там завалялась.

- Благодарю, от души. А ежели потеряю или... - Не договариваю я.

- Не твоя проблема... - Делает он паузу немного замявшись.

- Николай. - Первым протягиваю я руку.

- Алексей. - Ответно представляется он. - В общем, не твоя проблема, Николай. Отпишусь как-нибудь.

- Мы начнём выдвигаться к объекту в полночь. Будем на месте примерно через пару часов, плюс минус. Время "Ч" - два часа ночи. Сверим часы? - смотрю я на свой трофейный хронометр.

- Нечего мне сверять. - Снова удивляет меня командир взвода управления.

- Тогда держи, Алексей. - Снимаю с руки и отдаю ему свои часы. - Когда вернёмся, махнём обратно. - Похлопав по кобуре с ракетницей, предупреждаю его. - Но я ещё заскочу перед выходом. Вдруг что изменится, так что не прощаюсь.

https://youtu.be/8Tg9O_R5WHs

+5

807

Глава 8.

Объектом атаки мы наметили дзот противника, который был выдвинут немного вперёд относительно осной линии немецкой обороны в опорном пункте - село Андреевка. Из этой огневой точки и прилегающего к ней окопа простреливались почти все подходы по Балке Копани с нашей стороны. Ну и по позициям первого стрелкового батальона на высоте 169,3 немцы периодически стреляли из станкового пулемёта. Но ночью. Днём дзот не подавал никаких признаков жизни. Наши его пытались разрушить огнём с закрытых позиций из 76-мм дивизионных орудий, и даже причиняли небольшие повреждения, в дневное время. Но ночью немцы отыгрывались. Засыпали высоту и позиции стрелковых рот минами не давая высовываться из укрытий, а сами, под прикрытием миномётного и пулемётного огня, восстанавливали разрушенное. Хотя при мне это было всего один раз, и больше пехота о таком одолжении не просила. - "Пущай лучше фрицы из пулемёта ночью палят, а то от ихних мин житья нет." - Жалобились пехотинцы на другой день после бессонной ночи. Сегодня снова не поспят. Но кто им доктор. У меня приказ. А дзот это единственный объект по которому у нас есть хоть какие-то наработки. Суваться в опорный пункт, где живёт целый усиленный батальон противника, себе дороже.

- Ну, как у вас? - добравшись до нашего НП, спрашиваю у Андрюхи.

- Тихо пока. Не шевелится фриц. Но рано ещё. Обычно в десять вечера начинают. - Смотрит он на свой хронометр.

- Ясно. Баранов, дуй к нашим. Пару Ростова и Джафарова отправишь на НП. И пусть экипируются по полной боевой, гранат и патронов побольше. Всем остальным отбой. Сам остаёшься на месте.

- Есть. - Козыряет парнишка и исчезает в отнорке хода сообщения.

- Ротный на месте? - интересуюсь, где можно найти командира опорного пункта.

- Был на КНП, где сейчас не знаю. - Докладывает ефрейтор Евдокимов.

- Бдите тут. Я с пехотой договариваться. - Ухожу я налаживать очередное взаимодействие.

Пробравшись по затопленным и местами осыпавшимся ходам сообщения на командный пункт первой роты, встречаю на конечном участке пути неожиданное препятствие в лице часового.

- Ротный у себя? - спрашиваю у караульщика после обмена паролями.

- У себя. Но не велено никого пускать. - Отвечает он.

- Он что там, с женщиной? - пытаюсь узнать, почему.

- Нет, с мужчиной. С комиссаром. - Уточняет боец.

- А у них что, любовь? - начинаю шутковать я, подмигнув часовому.

- Да спят они, только легли - Возмущается он.

- Я понимаю, что не радио слушают. - Тихо произношу я, после чего повышаю децибелы. - А у нас что, детское время уже наступило?! Спокойной ночи малыши даже не начинались. Некогда спать! Война идёт. - Уже во весь командный голос говорю я. Мне бы самому пару часиков кумарнуть. Да и жрать хочу.

- Это кто там шумит? - высовывается из-за плащ-палатки, закрывающей вход в землянку, ротный.

- Это артиллерия грохочет. Так же, как молнии, сверкают огненные взрывы. Так же, как ветры, врываются конные отряды, и так же, как тучи, проносятся красные знамёна. Это так наступает Красная Армия. - Рассказываю я сказку на ночь.

- А, это ты разведка. - Узнаёт он меня. - Чего хотел? Пропусти его, Хейфиц.

- Взаимодействие наладить. - Протискиваюсь я мимо охранника в тесную землянку командного пункта.

- Опять ночью шуметь будете, спать не дадите. - Зевнув, возмущается ротный.

- Не шуметь, а работать. Немцев в дзоте хотим прищучить и за мягкое взять. А вас предупреждаю, чтобы не растерялись от неожиданности.

- Во сколько пойдёте?

- В полночь. Но работать начнём часа в два ночи. Хотя вы услышите.

- У нас во второй роте разведгруппу организовали. И они тоже сегодня ночью пойдут. - Проинформировал меня ротный.

- Где пойдут? - уже ничему не удивляюсь я.

- Да не беспокойся. В километре от тебя. На стыке с соседним полком.

- Тоже языка брать?

- Это вряд ли. Доползут до развилки дорог и залягут. Тем более там минное поле. А сапёров у нас нет.

- А в балке Копани мины есть? - озадачиваюсь я новой возможной проблемой.

- То мне не ведомо. Во всяком случае, при мне не ставили. Хотя заминировать её надо. Иначе фрицы как по проспекту к нам в тыл пройдут. Это сейчас там воды полно, а когда всё просохнет, будет нам неуютно. Но за балку соседи отвечают, она в зоне ответственности 106-й стрелковой дивизии. - Усугубляет проблему лейтенант. Но отступать уже поздно. Предупреждён - значит "вооруждён"...

Отредактировано ДАН (08-12-2021 06:53:45)

+4

808

ДАН написал(а):

Объектом атаки мы наметили дзот противника, который был выдвинут немного вперёд относительно осной линии немецкой обороны в опорном пункте - село Андреевка. Из дзота и прилегающего к нему окопа простреливались почти все подходы по Балке Копани с нашей стороны

Алёша, м.б. заменить "из дзота" на "из него"?

+1

809

Череп написал(а):

Алёша, м.б. заменить "из дзота" на "из него"?

Игорь, спасибо! Исправил.

0

810

Окончание 8 главы.

За полчаса до полуночи выдвигаемся на исходные. Оставив группу у подножия высоты, обхожу всех "подельников" и соучастников, предупредить, что "команчи вышли на тропу войны". Ротный меня уже поджидал, поэтому лично провёл на позиции дежурного станкового максима, чтобы я показал куда можно, и куда лучше не стрелять пулемётчикам, а также по сигналу какой красной ракеты это делать. Иначе придут злые артиллерийские разведчики и начистят всем рожи. Немцы уже были на месте, в дзоте, устраивали обычный фейерверк из осветительных ракет, и стреляли трассирующими. Забрав наблюдателей, соединяюсь с основной группой и спускаемся в балку.

Прямо на пулемёт мы не полезли, чревато последствиями. А как все нормальные герои пошли в обход. Сначала на восток, почти в гости к соседям до уреза воды, а затем строго на юг, уже к немцам. Тут уже пришлось перебредать по пояс в воде через глубокий овраг, впадающий в балку. Дальше пробираемся по крутому склону этого оврага да юго-запад, приближаясь всё ближе к цели. Сначала согнувшись, потом на корячках ну и по-пластунски, куда же без этого. Вода сверху, вода снизу, грязевые ванны. Красота. Романтика разведки. В ста метрах от дзота останавливаю всякое движение. Всё, дальше нельзя. Рубеж безопасного удаления на случай недолётов и других отклонений. Хотя и так рискуем, но кто ни рискует, тот дома сидит, телевизор смотрит, особенно в такую погоду. Дальше только один до поворота и крохотного бугорка, чтобы осмотреться. Так что ракетницу и всё лишнее оставляю на исходной. С собой только пистолет в наплечной кобуре за пазухой, пара гранат в карманах и перископ "Разведчик".

- Андрюха, время? - одними губами шепчу я. Снимает свои часы и без вопросов отдаёт мне. - Ждите здесь, я скоро.

Вот он - бугорок, точнее канавка с кочкой. Наконец-то дополз. Но не высовываюсь, а погружаюсь в эту грязевую ванну. Штаны промокли насквозь. А теперь и ватник начинает намокать и, прогревшаяся за день водичка добирается до всего остального организма. Прогревшаяся до плюс пяти градусов, так что кайф просто невероятный. Время ещё есть, так что как подводная лодка поднимаю перископ и осматриваюсь при химически ярком свете взлетевшей немецкой ракеты на парашюте. Люстра горит, пулемёт постреливает, такое ощущение, что в меня, чуть ли не в упор. Вот он, самый убийственный рубеж, который нам нужно пробежать прямо на пулемёт, причём в горку. Обходить его слева, значит вылазить из оврага, где нас сразу заметят и сметут как метлой из другого, прикрывающего дзот, фланкирующего эмгача. Справа, те же яйца, только в профиль, плюс ещё полста метров, чтобы перебраться через широкий овраг. Так что вся надёжа на то, что немцы заныкаются в дзоте, пока их обстреливают фугасами, и что они не придут в себя за те несколько секунд, пока мы бежим эти пятьдесят шагов после разрыва последнего, десятого снаряда. Ну и в конце пару шагов до смерти, чтобы перескочить через бруствер.

Лишь бы мин не было, разглядываю я через оптику каждую кочку и бугорок, выискивая усики трилистника или проволочную растяжку. С наблюдательного пункта могли и не заметить, а с такого расстояния любая соломинка бревном покажется. Нет. Не видать. Уже радует. Хотя пока не наступишь и не поймёшь, что подорвался. Но будем надеяться на Авось. Этот фраерок иногда выручает. Ну и на немецкий прагматизм. Тем более вода отсюда ушла всего пару дней назад и уровень воды в балке чуть опустился стекая в реку. Снег уже весь растаял, а дождик не каждый день, да и не ливень это, так называемый ситный дождь или моросящий. Хотя время ещё есть, но засиживаться здесь нет никакого резона, так что выползаю из лужи хвостом вперёд и как крокодил Данди ползу обратно. Вот теперь я точно промок до костей, да и продрог, но пока ползу, немного согреюсь. И хотя на улице не май месяц, зато середина апреля и вода в лужах уже не замерзает по ночам.

Доползаю до места, экипируюсь и шёпотом передаю по цепи команду.

- Приготовились. - Заряжаю ракетницу и, направив ствол примерно в сторону цели, запуливаю в ночное небо осветительную ракету. Немецкая люстра как раз прогорела и пулемёт в дзоте заткнулся. Ну и наши осветительные ракеты с немецкими хрен перепутаешь. У немцев цвет звёздки яркий, холодный, химический, даже без парашюта. А наша звёздочка как родная, своя, тёплая, почти жёлтая, можно сказать золотистая. Сигнальный пистолет не убираю, а заряжаю в него ещё один осветительный патрон, перевесив карабин в положении за спину, чтобы не мешал. Моё главное оружие - умная голова, а рукопашников без меня хватает. Передовая сегодня какая-то не в меру оживлённая немцы всполошились. Особенно на правом фланге, но вдалеке от нас, километрах в трёх. А вот и первый разрыв неподалёку. Жду второго и отдаю команду.

- За мной. - Пока наши стреляют нужно успеть проскочить до поворота, потом выход на финишную прямую и спурт наперегонки со смертью.

Бегу и считаю разрывы, которые пошли сериями по два. Шесть, семь. Остановка перед последним броском. Восемь, девять. Набираю в лёгкие воздуха. Десять...

- В атаку! - первым выскакиваю из-за угла и несусь прямо на амбразуру. Не потому, что хочу совершить подвиг Александра Матросова. А потому что у меня есть хитрый план.

Остальные поднимаются слева от меня вдоль откоса, так же как и ползли, небольшой цепочкой и молча. Слышу только шаги и прерывистое дыхание, считая свои шаги и гипнотизируя амбразуру, чтобы из неё не вырвался огненный цветок. Тридцать. Останавливаюсь и припадаю на колено. Два вздоха, задерживаю дыхание и стреляю из ракетницы в амбразуру. Попал. Это хорошо, додумываю на бегу мысль, приняв вправо. Ещё десяток шагов и я в мёртвой зоне, разведчики же заскакивают в траншею слева от дзота. Пистолет за пазуху, чтобы не потерять, выхватываю из кармана "пасхальное яйцо", скручиваю защитный колпачок, дёргаю за верёвочку и отправляю в амбразуру, предупредив своих окриком. - Граната. - Универсальная "отмычка" сработала штатно. Бахнула. И из амбразуры повалил дым. Небольшое столпотворение у распахнувшейся входной двери в укрытие, и голос Андрюхи, доносящийся уже изнутри дзота.

- Чисто. Одного взяли. Что дальше делать?

- Ждите, я сейчас. - Спускаюсь в траншею я, убрав ракетницу в кобуру.

- А ну сныкались! - Шикаю на бойцов. - Ростов, в наблюдение. Сидим как мыши под веником и не жужжим. - Размещаю всех запасных в окопе на улице, а сам захожу внутрь.

Достав из нагрудного кармана гимнастёрки фонарик, быстро оглядываю помещение нащёт ништяков, отдав команду освободить его от трупов. Места и так мало, а тут ещё эти развонялись. Чухаться некогда, так что отправляю первым рейсом караван с трофеями, загрузив этих "мулов" по самое не могу. Контуженного фрица в покое тоже не оставили. И похрен, кем он числился раньше у немцев. У нас будет связистом. Катушка с проводом на грудь и телефонный аппарат в зубы, вся остальная снаряга кроме оружия тоже при нём, так что вперёд и с песней. Хотя руки ему связали и пасть кляпом заткнули. Пулемёт, коробки с пулемётными лентами и ящик с гранатами я также с основным караваном отправил, а в "домике" для вдумчивой мародёрки и прикрытия основной группы, осталось нас только трое: я, Андрюха и шахтёр Удальцов.

+6


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Первым делом, первым делом миномёты-2.