Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Первым делом, первым делом миномёты-2.


Первым делом, первым делом миномёты-2.

Сообщений 81 страница 90 из 246

81

Череп написал(а):

Алеша, вот нашел, м.б. пригодиться:

Игорь спасибо за информацию. Ознакомился. Почему и остановился на грунтовой печи, что другого доступного материала кроме глины нет. Ближайшая деревня рядом, но она под немцем. Остальные в радиусе десяти километров. Но кто туда отпустит? Да и кто даст ломать, если дома жилые, и в основном деревянные. Это уже при наступлении, когда кругом одни головешки и печные трубы, можно разжиться материалом. Но там будет не до блиндажей. Да и дед, припоминаю, рассказывал, что в основном лепили из глины или делая кирпич-сырец из неё же. А печки-буржуйки в основном у танкистов, лётчиков и других технических войск. У пехоты и иже с ними, только в качестве трофеев, но это при успешном наступлении. В дальнейшем ещё упомяну где-нибудь по ходу пьесы. (А пока меня Фокс интересует.) В смысле скоро немецкое наступление   http://read.amahrov.ru/smile/marksman.gif , так что опять война.

Отредактировано ДАН (30-10-2018 19:24:15)

+1

82

ДАН написал(а):

Игорь спасибо за информацию


Пожалуйста, помогу всегда чем могу.

+1

83

Из короткоствола стрелять не стали, у «офицеров» было мало патронов, а у кого имелись трофейные пистолеты, старались их не светить. Так что возвращаемся домой, и чистим оружие. Навуходоносера я сначала припахал вычистить свой, а теперь мой карабин. Проверил, заставил всё сделать по новой, и только после этого забрал себе, и хорошенько смазал. Ему же взамен вручил трофейный винтарь, который ему опять пришлось полировать, но уже под моим жутким руководством. Кстати являясь помощником командира взвода, то есть замком, я нагнал жути на весь личный состав. Пообещав оставить всех без «наркомовских», если оружие не будет блестеть как у кота яйца. Попутно сняв стружку с младших сержантов за недогляд. Народ внял, тем более после «баек Федяя», про мои акробатические этюды с ломиком, меня не просто боялись, но ещё и уважали. Ну, а после сегодняшнего монолога, оказалось, что «я ещё и вышивать умею и на машинке…», так что работали не за страх, а за водку, которой могли лишиться. Свой личный ствол, теперь имелся у каждого, так что без работы никто не остался. Я кстати тоже, пришлось контролировать процесс, и помогать с неполной разборкой, а главное сборкой трофейных девяносто восьмых маузеров, или Маузер 98к, как в просторечии их все называли. Хотя после вчерашнего, такая работа считалась за отдых. До ужина уложились все, хоть и пришлось заканчивать при свете костров и луны. Я проверил только своё отделение, оставив на откуп капралам остальные два. Тем более нафига это делать вечером, если проверить можно с утра, когда светло. Как говорится, не откладывай ничего на завтра, если можно сделать послезавтра. 
Сегодня в меню у нас был овёс. На завтрак овсянка жидкая, на обед с кониной, и на ужин густая. Правда хлеба выдали по норме, - и то хлеб, да ещё с сахаром. Рафик опять начал возмущаться, теперь уже насчёт конской пищи, но Кобылиных у нас не было, поэтому пришлось его подколоть.
- Вот смотри Махмуд, ты у нас являешься бойцом Красной армии. Правильно.
- Правильно. – Кивает головой он.
- А что должен уметь красноармеец? – Рафик пожимает плечами.
- В первую очередь боец РККА должен стрелять как джигит, а бегать как его лошадь. А что нужно делать, чтобы лошадь хорошо бегала?
- Правильно, кормить её овсом. Стреляешь ты как джигит. Овса сегодня нажрался. Значит завтра, побежишь наперегонки с лошадью, если не обгонишь, опять будешь овёс жрать, и так всю неделю.
- Э, моя не согласный.
- А вот это уже твои проблемы, не хочешь – заставим, не можешь, всё равно заставим. – Рафик завис, а народ выпал в осадок от смеха.
  Попив чайку, бойцы потянулись в блиндаж, печурка потихоньку топилась уже пару часов, ну а люди откровенно зевали, умаявшись за день. Никаких неотложных дел пока не предвиделось, так что я не препятствовал, помня известную мудрость. Солдат спит – служба идёт. А тут война, так что пусть отсыпаются впрок. Федю назначил дневальным, намекнув насчёт гостей, так что за поляну я не переживал, тем более сегодняшнюю порцию мы не пили, да и корочка хлеба на закусь имелась. Был и ещё один резон, «офицеры» ушли в полк, как они говорили на охрану штаба. На батарее остался один мамлей Пундиков, но его второй взвод находился в карауле, да и ночевал он у своих. Вчера старшим на батарее оставался Гервас, а младшой с ротным уходили спать в штабной блиндаж.
Мишка пришёл в районе девяти вечера, часового я предупредил заранее, так что дойдя до импровизированного КПП, встретил друга, и проводил до нашего блиндажа.
- Погоди, - остановил меня он, когда мы подошли к костерку. – Давай тут присядем, поговорим, а то у вас там народу много.
- Давай присядем, - согласился я.
- Тут вот какое дело, сдаётся мне, что фрицы опять скоро вдарят.
- Не так чтобы скоро, но вдарят обязательно. Примерно через неделю.
- А ты откуда знаешь?
- Зольдбухи фрицевские посмотрел, когда на высоте отбивались. Те, что оборонялись из одной части, а наступали уже из другой. А ждут они, когда лёд на реке укрепится, морозы-то недавно начались, хотя минус десять – ерунда, но с каждым днём прибывает.
- Понял. Что делать будем?
- Что делать? Воевать.
- Я тебе по секрету скажу. Снаряды у нас говно. Особенно бронебойные. Осколочные ещё куда не шло, а больше никаких нету. Так что если танки пойдут, нам п…ц. Гусеницы порвём, и на этом всё. С пехотой ещё пободаемся, с лёгкой бронёй опять же… - Мишка замолчал.
- Ты свои пушки, выдвини вперёд и левее, ближе к оврагу, причём уступом. Чего вы к этой дороге прижались? Как дитё к сиське. Вас же передавят там как жуков. А так фланг себе прикроете, да и тыл тоже.
- Да говорил я лейтенанту. А он ни в какую. Говорит приказ. Молодой, только из училища. Пороху только на днях понюхал, живого танка в глаза не видел.
- Значит, плохо говорил… Ладно, придумаем что-нибудь пошли, а то водка прокиснет.
- Чуть не забыл, - Мишка достаёт из кармана бутылку с какой-то жидкостью. – На вот, на новоселье.
- Это что? Пить? – Пытаюсь я определить что внутри, нюхая пробку.
- Можешь пить, можешь бородавки мазать, а можешь от разных вошек лечиться. А нормальные люди, его в лампы заливают. – Решил приколоться Мишаня.
- А где ты тут видишь нормальных, раз принёс, будем пить, а водку на опохмел оставим.
- Да я же пошутил, - начал оправдываться он.
- А я нет.
  Заходим в блиндаж. Мишка, пригнувшись в дверях, так и не распрямился, и только пощупав воздух у себя над головой, и обнаружив там пустоту, выпрямился в полный рост.
- Ого, богато живёте, хоромы. У нас только Великанов не нагибаясь, ходит, остальные буквой «зю».
- А ты как хотел? Мы тебе не кроты, чтобы в норах жить. Иди на свет. – Свободное от нар место, располагалось справа от входа, примерно метр на два. Узкий коридор, начинался прямо от двери, и заканчивался в шести метрах торцевой стеной, в которой и была устроена печка. Всё остальное пространство, занимали двухэтажные нары, на которых вповалку спали бойцы. На чурбаке, заменяющем нам столик, лежал направленный вверх трофейный фонарик с синим светофильтром.
- Доставай кружки Федя, - говорю я, откупоривая бутылку, сейчас пить будем. Хорошо подогнанная затычка, подавалась с трудом, и по мере того, как я её вытаскивал, Мишкино удивление росло всё больше. И в конце концов Мишаня не выдержал, остановив мою руку, когда я сделал вид, что разливаю.
- Совсем больной? - шёпотом возмутился он, так как из бутылки уже явственно доносился запах самогона, то бишь керосина.
- Не пузыри, шютка. Федя, где у нас коптилка, пойдём, подсветишь. – Светильник заправили на улице, нюхать пролитый керосин в жилище, не очень-то хотелось. Хотя со временем всё равно будет вонять, но пока пахло хвоей, что напоминало о новогодних праздниках.
  В приготовленную тару, разлили по соточке, выпили, занюхали корочкой хлеба, поговорили, через некоторое время повторили, продолжили разговор, а в десять вечера Мишка засобирался к себе. Разговаривали ни о чём, и обо всём, войны, и всё что с ней связано, старались не касаться, получилась встреча старых друзей. Я больше слушал, поддакивая в нужных местах, и балдел от внутреннего и наружного тепла, разливающегося по всему телу. Чёрного ворона так и не спели, кондиция была не та, да и народ в основном спал, или делал вид, что спит. Но разговаривали мы негромко, спорить тоже не спорили, так что своим бурчанием, усыпили самых несыпучих. Проводив друга, и выпустив его через пост, я занял своё место, и вскоре срубился.

+4

84

Глава 14. Весёлая ночка.
  На завтрак нам наконец-то привезли мины, не жрать конечно, а совсем для других целей, аж целых две телеги. Так что перед приёмом пищи мы быстренько разгрузили боеприпасы, поели, и приступили к боевой подготовке. На каждый ствол вышло по полбыка, так что есть возможность побаловать пехоту огоньком. Я имею ввиду - немецкую. Нашим и так достаётся, фрицы периодически чешут окопы ружейно-пулемётным, а также миномётным огнём, поэтому махра постепенно перебирается на опушку леса, ковыряя там свои ямки, и создавая вторую полосу «неприступной» обороны. Это то, что касается центра, фланговые подразделения с опушки так и не вылезали, а правый даже отодвинулся от реки, ещё метров на двести. Произошло это после немецких контратак на плацдарм, и если левый фланг находился на стыке с батальоном нашего же полка, который сумел вовремя подсобить как огоньком, так и живой силой. То правый стыковался с 1287-м полком нашей же дивизии, а тут время было упущено. Пока связались со штабом своего полка, те со штабом дивизии, из дивизии отдали приказ соседям, и так по цепочке, немцы успели укрепиться, и наспех организованная контратака ни к чему хорошему не привела.
Второй взвод остался заниматься стрелковой подготовкой, а также охраной лагеря, а наш выдвинулся на запасные позиции. Огневые мы заняли в двухстах метрах правее дороги там, где была организована лесосека. Телепузики поработали от души, поэтому в том месте получилась небольшая вырубка, в которой было достаточно места для установки всей миномётной батареи. Так что свои три «самовара» мы свободно установили на восточном её краю. Окапываться не стали, так как лучшая защита, это вовремя смыться, хочешь от накрытия вражеской артиллерии, а хошь и от авиации. Лес большой, тут как в Сокольниках, «есть где укрыться», как говорил товарищ Копытин. Пока ротный занимает НП, а связнюк за ним тянет нитку провода, готовим заряды. Стрелять предстоит в пределах километра, поэтому достаточно двух дополнительных мешочков. С собой взяли по шесть лотков с минами на ствол, чтобы взбодрить пехоту, этого должно хватить, тем более лимит  ограничен. Мой миномёт сделали ведущим, так что пристрелку будет осуществлять наш расчёт.         
  С НП вскоре поступили команды, и первая мина ушла в зенит, после поправки прицела – вторая, за ней третья. Видимо ротный пристрелял репер, чтобы потом от него брать нужное упреждение. Следующую четверть часа ждём, потом пристрелка, и четыре беглым, уже всем взводом. Гервас  объявляет отбой, так что курим, не отходя далеко от миномётов. Двоих подносчиков отправляю за боеприпасами, а остальной расчёт тренирую на взаимозаменяемость. Федя наводчик, Макар заряжающий, а Вася снарядный. После тренировки так всех и оставляю, и когда следует приказ - «к бою». Дублирую все команды взводного, контролируя в основном дядю Фёдора, ну и приглядывая за остальными. После очередной пристрелки, и подавления целей, боезапас у нас по нулям, о чём и докладываю взводному, так что дальнейшую стрельбу, каждый миномёт ведёт по очереди. Взводом больше не стреляли, но всё равно подносчики перетаскали все наши полбэка, а с наступлением сумерек, достреляли остатки беглым огнём, и вернулись на основную позицию.
  По возвращению лейтенант Огурцов после доклада в штаб получил люлей по телефону от начальника артиллерии за перерасход лимита, но не расстроился, а построив роту, объявил нашему взводу благодарность за отличную стрельбу. Рассказал также, что подавили три пулемёта, и возможно накрыли немецких корректировщиков. По крайней мере, артиллерия немцев до обеда не стреляла, а пулемётчики, после показательной порки, больше не наглели. Так что наша пехота сегодня смогла «спать спокойно», и даже сменить боевое охранение днём, а не как обычно утром и вечером в темноте.
  Сегодня после ужина наш взвод заступает в караул на двое суток, так что пока строй не распустили, по предварительной договорённости с командованием, объясняю бойцам про числовой пароль, и с чем его едят. В принципе всё просто, главное уметь быстро считать в уме, так что потренировавшись на кошках, разобрались что к чему. Ну, и ротный в свою очередь озадачил младших командиров, чтобы ещё отдельно позанимались с личным составом в своих отделениях. В нашем взводе только Навуходоносер тормозил. Считал-то он правильно, только по пальцам, как первоклассник. А с учётом того, что почти зима, холодно, и прежде чем начать считать, нужно снять трёхпалые рукавицы, получалось некузяво.
- Да этот маймул складывать не умеет, - ругался Рафик. – Он только и может, отнимать и делить.
- А ты сам-то давно с дерева слез, - не оставался в долгу татарин. – Шапку с тебя снять, и вылитый мартышка. У, кутак баш, бокме тобе. – Грозит он кулаком своему соплеменнику.
- Угомонитесь уже. Басмачи. Пока я вас банником не перекрестил. – Вмешивается в перебранку Аристарх. – Вроде комсомольцы, а ведёте себя как кутакбаши… - Горячие финские парни заткнулись, но ещё долго потом «дружелюбно» переглядывались.
  До ужина успеваем почистить миномёты, а после заступаем в караул. Дежурным «офицером», а за одно и начкаром у нас взводный, плюс девять караульных, и всё. Вторая половина взвода, должна заступить на следующую ночь. Днём в расположении роты только один пост, на спуске в овраг ближе к дороге, где и находится наш КПП, а с восьми вечера добавляется ещё два. Один на импровизированном стрельбище, там также удобный спуск. А второй часовой болтается от  блиндажа к блиндажу, охраняя непосредственно лагерь и миномёты, стоящие на позициях. Из освещения волчье солнце, или костры, если его нет. Ракетница с осветительными и сигнальными патронами у взводного при себе, но это на крайний случай. Пускать ракеты непосредственно над огневой, это прямым текстом говорить противнику. - Мы здесь, стреляйте в нас. – А костерки в овраге, да ещё и в лесу, ночью с километровой дальности особо не разглядишь. Сержанты, также как все рядовые стоят на часах, а когда начкар спит, ещё и проверяют посты, находясь в бодрой смене. Если комод отдыхает, то это делает кто-то из наиболее подготовленных бойцов. Поэтому смены из троек караульных, составляем таким образом, чтобы один из рядовых бойцов был не раззвиздяем, его же назначаем старшим звена. Соответственно и непосредственную охрану лагеря осуществляет либо сержант, либо ветеран, он же и разводит посты. Отдельного караульного помещения естественно нет, да оно и нахрен не нужно, так что все свободные от наряда дрыхнут на втором ярусе нар, а караульщики на первом. 
  Стоять нам двенадцать часов, и только в восемь утра большая часть личного состава высвобождается, а на пост у дороги выставляются самые бесполезные на данный момент  номера расчётов. Правда в зависимости от боевой работы, но как правило это подносчики или повозочные. Отдельной категорией идут залётчики, а также те, кто подвернётся под руку, болтающимся без дела, командиру взвода, или страшному сержанту, то есть мне. Моё отделение плюс часть второго заступает в наряд, остальные отдыхают, но при тревоге как дежурное подразделение первыми поднимаются в ружьё. Старшие троек я, Федя и Аристарх, а всех пришлых из второго отделения бойцов, я также расставил поодиночке. Хуснутдинова отправляю к пермяку, а в свою смену забираю Рафика. Надо развести этих комсомольцев-ваххабитов по разным углам, а то мало ли что, начнут опять своими идиомами меряться, где их потом искать. Пароль сегодня «пять», начнём с простого, а там перейдём на двузначные числа, например «десять».
  К вечеру подморозило, так что не десять, а градусов пятнадцать с минусом стояло, небо выяснило, и луна светила достаточно ярко. Днём прошёл небольшой снег, поэтому ближайшие окрестности просматривались хорошо, и только в тени от кустов и деревьев было темновато. После получения приказа, дядю Фёдора со своими отправил спать, Макара на пост, сам же остался в бодрой смене. Нужно было поговорить с лейтенантом, да и собачью вахту я оставлял для себя – любимого. Погода сегодня к вечерним посиделкам на свежем воздухе не располагала, поэтому бойцы как забрались на ужин по блиндажам, так и не вылазили из них без необходимости. Так что разведя всех по постам, и сменив часового на КПП, назвал второму взводу пароль, и приступил к несению службы.

Отредактировано ДАН (10-11-2018 08:42:54)

+4

85

Уважаемые коллеги!
В связи с крайней продой у меня вопрос. Что на ваш взгляд будет интересней читать? Интересный "веселый" случай в карауле, вплоть до нападения немецкой разведки. 
Или пробежать галопам по Европам, и перейти к описанию немецкого наступления.  http://read.amahrov.ru/smile/marksman.gif 
Наступление - чистой воды исторический факт, поэтому будет ближе к документалистике   http://read.amahrov.ru/smile/read.gif  .
А вот караул - полёт мысли   http://read.amahrov.ru/smile/metla.gif , и   http://read.amahrov.ru/smile/smoke.gif   воображения ближе к экшену.

0

86

ДАН написал(а):

Что на ваш взгляд будет интересней читать? Интересный "веселый" случай в карауле, вплоть до нападения немецкой разведки.


Лично я, за этот вариант.

+2

87

ДАН написал(а):

- Да этот маймул складывать не умеет, - ругался Рафик. – Он только и может, отнимать и делить.

Маймун - обезьяна

+2

88

Дилетант написал(а):

Маймун - обезьяна

А вот не факт. Слышал и так и так. Специально переспрашивал у татарок. Сказали маймул правильно. Да и в тырнете, что так, что так - "бибизьяна".   http://read.amahrov.ru/smile/gaol.gif

+2

89

Череп написал(а):

Лично я, за этот вариант.

  Уже пишу.  :writing:

+2

90

Трофейный МП-40 я пока не светил, но сегодня решил вооружиться именно им. Патроны к ТТ у меня кончились еще на высоте, а больше таких боеприпасов не было. У «офицеров» на вооружении находились наганы, так что даже подать заявку возможности не представлялось. Поэтому  кобуру с пистолетом я убрал в свой вещмешок. И сначала ходил с немецкой винтовкой, а потом со своим карабином, который был на полкило легче. Насчёт боезапаса к тэтэшнику, я разговаривал с ротным старшиной, он пообещал, но то ли забыл, то ли забил, что для меня было плоскопараллельно. Карабин хоть и весил меньше, но у него имелся существенный недостаток, всего четыре обоймы патронов, что мне достались от бывшего владельца, и на этом всё, у остальных с боеприпасами было не лучше. Если бы не трофеи, то рота бы оставалась практически безоружной от внезапного нападения на ближней дистанции.
  Снарядив магазины, я смазал эмпэху зимней смазкой и, прицепив автоматные подсумки, был готов к труду и обороне. Переговорив с Гервасом насчёт одного важного дела, я растолкал дядю Фёдора, и повёл своих на посты. На улице ещё подморозило, так что снег под ногами хрустел, и в ночной тишине слышимость была отличная. Поэтому выйдя из-за поворота, услышали окрик часового.
- Стой. Кто идёт?
- Разводящий со сменой.
- Пять.
- Ноль.
- Проходи. – Ну и дальше. – Красноармеец Хуснутдинов пост сдал.
- Красноармеец Перепечко пост принял. – Разворачиваемся и идём на КПП, меняем Гусева и, отпустив бойцов, останавливаюсь у входа, перетереть с Аристархом.
- Ну, как тут?
- Да тихо всё. На передовой постреливают, фрицы ракеты пускают, в общем, всё как обычно. Видно нормально, снег хрустит, так что близко никто не подкрадётся. Костры я разжигать не стал, так что сами догорели и потухли.
- Хорошо, сейчас отдыхаете, потом ваш черёд в бодрых. – Макар уходит спать, а я начинаю дежурство.
Патрон в патроннике, приклад отомкнут, остаётся отщёлкнуть предохранитель, и можно стрелять. Тем более кисти рук в рукавицах, так что получается два в одном, и руки не замёрзнут, да и ладони не обожгу. А то в современных мне фильмах про войну немцы, стреляя из автомата, обычно держатся за магазин, да и наши тоже. Особенно умиляет, когда крутые мэны стреляют из калаша  с одной руки, и при этом попадают. Про то, что при стрельбе нужно отмыкать приклад, вообще никто не задумывается. Они ж крутые, а чё. Я не спорю, нажимать на спуск, стреляя с одной руки ещё можно, но вот попадать вряд ли.
  Что-то я отвлёкся, а службу надо нести бодро, на посту не пить, не курить нельзя. Так что отойдя в тень от откоса, прохаживаюсь кругами туда-сюда, прислушиваясь, и приглядываясь, темп держу неровный, то замедляя, то ускоряя шаг. Ступать стараюсь по целине, хотя под валенками снег почти не скрипит, в отличие от сапог, но лучше когда меня совсем не слышно. Склоны оврага заросли густыми кустами, видимо этот лог здесь с незапамятных времён. А вот дно чистое. Лесной мох конечно растёт, а вот кустарника нету. Видимо по весне тут много воды скапливается, а потом со временем испаряется, или куда-то стекает. Отстояв свои два часа, и разрядив оружие, захожу в блиндаж, и укладываюсь спать. Вроде только, успел положить голову на вещмешок, как уже будят.
- Товарищ сержант, подъём. Смена.
- Ага, сейчас, - не открывая глаз, говорю я, потягиваясь, и через несколько секунд встаю. Перепечко шевелится неподалёку, а вот Махмуд прикинулся ветошью в уголке, и сопит в две дырочки. Непорядок, однако. Пришлось подойти ближе, и подёргать за ногу. Несмотря на стянутый с ноги валенок, ноль эмоций. Не хочешь по-хорошему, будет как обычно. Бересту между пальцами ног, поджигаю и поехали. После энергичной езды на велосипеде, Рафик очень быстро проснулся, переобулся, и пошёл на выход.
- Ты куда, боец? – спрашиваю я, уже сидя возле столика с коптилкой.
- Так эта, по нужде.
- Винтовку возьми, и иди.
- Так я долго.
-  Тем более. А вдруг тревога. Хоть без штанов, а стрелять сумеешь. - Прихватив оружие, Махмуд уходит, а мы зажимаем себе рты, от сдерживаемого хохота.
  Через некоторое время в блиндаж с облаком пара вваливается сменённый караул и, поставив оружие в пирамиду у входа, попив водички, заваливается спать. Время два часа ночи, взводный укладывается отдохнуть, а наша смена остаётся бодрствовать. Делать особо нечего, сотовых телефонов и смартфонов нет. Остаётся только играть в города, ну или там прятать что-нибудь. Ближе к трём ночи, меня начинает клонить в сон, хоть в блиндаже и не Африка, но градусов десять с плюсом есть. Всё-таки одной печки на пятнадцать квадратных метров маловато, да и похолодало снаружи. Но сидим мы в одежде, и полной экипировке, так что мне даже жарковато. Махмуд, не стесняясь, уже спит с открытыми глазами, поэтому выпроваживаю его за дровами на улицу, Перепечко - к печке, а сам достаю из вещмешка два трофейных яйца, и собираюсь на проверку часовых. После того, как румяный с мороза Рафик возвращается, выхожу.
- Ну, как обстановка, Макар? – спрашиваю у пермяка.
- Да спокойно всё, тихо. Только вот со стороны второго поста…
- Чего там, договаривай.
- Филин разухался.
- И что?
- Да как тебе сказать? Вроде как не один, как будто разными голосами.
- Переух устроили.
- Ага.
- Пойдём-ка, проверим, что там за сова. – Вызываю свою смену и, приказав им, занять оборону возле блиндажей, выдвигаемся к посту.

Отредактировано ДАН (02-11-2018 13:00:44)

+6


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Первым делом, первым делом миномёты-2.