Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Ермак 1. Начало


Ермак 1. Начало

Сообщений 181 страница 190 из 1000

181

«Попробуем еще раз удивить войскового старшину», - думал я, выходя на старт боевой дорожки, где проходили состязания по наездничеству. Суть состязаний заключался в следующем. Надо было пройти верхом в галопе метров сто пятьдесят  «боевой дорожки», где стояли мишени для фланкировки пикой и рубки шашкой. Развернувшись, надо было по соседней дорожке преодолеть барьер высотой где-то восемьдесят сантиметров, ров шириной около метра и на оставшихся ста метрах снять с плеч карабин и имитировать выстрелы вперед, вбок и назад с перезарядкой. На этом состязания по 2 разряду заканчивались. Для первого разряда было необходимо дополнительно на дорожке для джигитовки поднять по два кольца справа и слева от себя и показать еще минимум два упражнения джигитовки на своё усмотрение.
Тридцать казаков-малолеток уже показали свои умения. Особо отличились в этих состязаниях молодой казак Анисим Улыбин из Ольгинской станицы, да Васька Чуев из нашей с Ромкой шестёрки «доброжелателей». Анисим показал чудеса джигитовки, раздевшись на морозе до мундира, он и под шеей и под животом своего коня пролез, а уж все соскоки, перевороты в седле вообще выполнил играючи и красиво. Чуев же показал отточенную фланкировку пикой и рубку лозы, да и через барьеры и препятствия прошел быстро и красиво. Особенно всех поразил его соскок на землю и возращение в седло, когда его конь уже начал брать барьер. Одним словом, два лидера в наездничестве появилось и мне хотелось пусть и не переиграть их, то хотя бы выступить достойно на их фоне.
Выйдя на старт боевой дорожки с верным Чалым в поводу, и дождавшись команды на старт, я, не касаясь стремян, вспрыгнул в седло. Вынул из петли пику и дал шенкелей Чалому. Первая мишень – круг диаметром около 40 сантиметров для укола вниз или, как его называли «удар острогой». Перехватив пику, я ударил вниз, попав в центр мишени.
Уколы пикой направо и налево, и удар «подтоком», с перехватом, надо было наносить по мишени в виде деревянных шаров диаметром около тридцати сантиметров подвешенных на высоте около двух метров. При этом уколы и удары должны были быть явно выраженными, наноситься острием копья пики или «подтоком», не по касательной.
Я успешно прошел и эти мишени. Потом попал прямым ударом в кольцо, диаметром около 15 сантиметров и завершил фланкировку с пикой её броском с расстояния  метров в шесть в центр круга диаметром около 70 сантиметров.
«Фууу! Всё! Самое сложной для меня позади!» – Мысленно выдохнул я, вынимая из ножен шашку и направляясь к первой лозе, на которую сверху была одета папаха.
По договоренности с атаманом Селевёрстовым вахмистр Шохирев разрешил мне  перед моим выступлением надеть старые папахи на четыре лозы для рубки и обложить барьер и ров пучками соломы. Солому Ромка должен был поджечь, когда я стартану по «боевой дорожке». Прыжком через горящий барьер и ров я надеялся добавить «баллы» к своему выступлению. Чалого, правда,  две недели пришлось «убеждать» прыгать сквозь и через огонь.
Чисто срубив все четыре лозы, так что папахи остались на стойках на нижней части срубленной лозы, я удачно попал шашкой в кольцо диаметром около десяти сантиметров и закончил «боевую дорожку», остановив Чалого, заставив его встать на дыбы и развернуться на задних ногах. Ромка в это время запалил солому на барьере и бежал поджигать солому, сваленную в ров. Опустив Чалого на землю всеми четырьмя копытами, я вложил шашку в ножны и, дождавшись, когда Ромка подожжёт солому во рве, намётом направил Чалого на горящий барьер. Преодолев его, а затем, перепрыгнув огонь, который вырывался изо  рва, я на скаку достал из-за спины берданку.
«Экономить на патронах надо, -  пронеслось у меня в голове.  - Да и значительно короче кавалерийский карабин Бердана восьмизарядки Маузера».
Имитация на широком намёте выстрела назад, влево, вправо и перед собой. И эта дорожка закончилась. Теперь джигитовка. Развернув Чалого, я передал, стоящим на старте казакам карабин и шашку. Можно было бы и с оружием джигитовку показывать, но те упражнения, которые я выбрал, с карабином за спиной, пусть и в бекеше, а не в полушубке, сделать было очень тяжело. Поэтому я решил не рисковать. Передав оружие, я намётом вылетел на дорожку для джигитовки и поочередно собрал стоящие в станках на земле кольца из ивняка диаметром около двадцати  сантиметров. Потом изобразил  «казачий обрыв в стремени». Закрепив ноги в стременах, откинулся вниз, вытянув руки к земле.  Таким образом, в фильме «Неуловимые мстители» атаман Сидор Лютый обманул Даньку, претворившись убитым.
Вернувшись в седло, я ногами, оттолкнувшись от стремян и упираясь руками  в переднюю луку, подтянул ноги под себя, встал на подушку седла и выпрямился, левой рукой держась  за  повод, а правую  вытянул вверх, постаравшись   максимально выпрямить ноги  в коленях. Проскакав около десяти метров стоя, я опустился в седло и выполнил соскоки на обе стороны: налево-направо-налево-сед в седло. Выполнил без посадки в седло и как мне показалось удачно. Ноги при переносах  были выпрямлены, носки оттянуты. Переброс тела произвел без «зависания», хотя бекеша значительно мешала. Спасибо нашей деревянной лошадке в нашем с Ромкой спортзале, на которой занимались вольтижировкой.
Дорожка закончилась и, развернув Чалого, я поскакал назад, решив показать еще два упражнения. Махом наклонил к передней луке, подбросив тело над седлом, перекрестить ноги, и сел спиной вперед. Таким же образом вернулся в исходное положение.
После этого лег поперек седла на живот, держась за обе луки. И спиной вперёд вышел в положение  обратного волочения, держась за обе луки. После выполнения упражнения поднялся в седло и, сделав соскок с седла на землю, повис, держась за переднюю луку, вдоль корпуса Чалого на руках, ногами касаясь земли. В положении «прямого волочения» проехал метров двадцать сделал заскок и сел в седло. Всё, джигитовка для меня закончилась, я вернулся на старт, забрал своё оружие и встал на левом фланге в конный строй казаков-малолеток. Будем ждать результатов.
Минут через двадцать объявили результаты состязаний по наездничеству, по которым для стрельбы на скаку с коня было допущено одиннадцать казаков, включая меня. Дождавшись своей очереди «последнего» отстрелялся, но не с двухсот шагов, как все, а где то шагов с трехсот или около двухсот метров. При этом все три пули положил в голову мишени.
* * *
- Что скажите по выступлению Аленина? – Селевёрстов обратился к Буревому.
- Ну-у-у, стрельба что стоя, что на скаку просто феноменальная, джигитовкой особо не удивил. Хотя для пятнадцати лет, очень хорошо, я бы даже сказал отлично. А прыжки через горящий барьер и ров, просто великолепно. Это говорит о том, что конь у него замечательно выезжен. Надо будет в полку такое упражнение ввести! – войсковой старшина очистил от инея усы. – Хорошо придумано.
А с награждением как быть? Аленина в реестре нет. – Атаман выжидательно смотрел на высокое начальство.
- Нда, финансовая коллизия. С одной стороны наградить молодого казака с победой и 1 разрядом во всех состязаниях надо, но с другой стороны, в реестр отчетности как казак приготовительного разряда Черняевской сотни Аленин не входит, и наградить его за счет казны мы не имеем права. – Войсковой старшина развернулся к своей свите. – Что будем делать господа? Какие предложения?
- А что этот молодой казак выиграл? – поинтересовался штаб-ротмистр Некрасов, который числился заместителем командира Албазинской сотни в Амурском казачьем полку.
- Винтовку, седло, портупею. По казённой цене всё на 24 рубля. – Зная чаяния Тимофея о призах, ответил атаман Селевёрстов.
- Нас здесь двенадцать свитских. – Продолжил штаб-ротмистр. – Думаю, по два рубля на призы для уникального стрелка скинемся.
- Поддерживаю, - высказался корнет Блинов. Остальные офицеры и штатские свитские Буревого молча склонили головы в знак согласия.
- Ну, а я в целях компенсации растрат из-за моего приказа 10 рубликов добавлю. – Войсковой старшина достал красненькую ассигнацию и, увидев недоумевающие взгляды своей свиты, пояснил. – Аленин стрелял своими патронами, а стоят они для восьмизарядного Маузера рубль за две штуки. Вот за мой приказ, да за мой вензель буквы «Н» на листе из восьми пуль, красненькую ему и жалую. Принимай, атаман, для своего героя. Надеюсь, карабин, седло, да портупею найдешь для награждения.
Так точно! – Селевёрстов  принял от Буревого и других офицеров ассигнации. – Сейчас же всё приготовим. К моменту награждения всё будет готово.
- Атаман, иди, готовь всё к награждению. А мы пока пойдем сбитнем погреемся. А то за три часа на морозе заиндевели уже! – Буревой указал на поле рядом со стрельбищем куда подъехало более десятка саней.
С саней выгружались столы, короба с едой, угощениями. На одном из уже  поставленных столов дымился самовар. Это жители Черняевского округа готовились к встрече по окончании состязаний первого дня  масленицы и шермиций – древнего казачьего обряда, которое пришло на Амур с донскими казаками.
Через полчаса, когда Буревой и свитские отогрелись сбитнем и более «горячими» напитками, да под икорку амурского осётра с блинчиками и прочие закуски, что предоставила Черняевская сотня, началось награждение.
Казаки приготовительного разряда Черняевской сотни  отстрелялась на «отлично», набрав шестьдесят три процента попадания пуль в мишень, вместо требуемых пятидесяти пяти. Пять казаков отстрелись по первому разряду, четыре по второму и пятнадцать по третьему. Восемь казаков-малолеток попали в мишень два раза и меньше. В состязаниях по наездничеству 15 казаков выступили по первому разряду и десять по второму. Из одиннадцати казаков допущенных для стрельбы на скаку, два раза и больше поразили мишень только четверо. Результаты были очень хорошие, можно сказать отличные, поэтому и атаман Селевёрстов, и войсковой старшина Буревой «цвели и пахли». Атаман Селевёрстов  надеялся на поощрения от Буревого, а войсковой старшина надеялся на поощрения от командира Амурского полка полковника Винникова Григория Васильевича.

Отредактировано Курсант (15-03-2019 19:26:39)

+7

182

Пост 183

Курсант написал(а):

Услышав команду Шохирева, я один за другим вогнал восемь патронов в подствольный магазина карабина, выставил прицел и посмотрел на мишень, выравнивая дыхание. Особо не торопясь, произвел восемь выстрелов из карабина, затратив чуть больше минуты на всё. Дождавшись сигнала «перестать стрелять», собрал свои гильзы, сложил их в подсумок, и, взяв карабин на ремень, застыл, ожидая дальнейших команд.

опечатка, буква "а" лишняя -магазин                                                                                                                                                                                                                       

Курсант написал(а):

Для получения призов за наездничество со слов атамана Селевёрстова требовалось следующее. Для первого разряда было необходимо сидеть твердо на коне, бойко управлять им, вспрыгивать без стремян на коня на месте, доставать с земли на скаку.

Я так понимаю, что это значит поднять что-то с земли, например платок. Тогда предложение мне кажется лучше будет выглядеть так:"Для первого разряда было необходимо сидеть твердо на коне, бойко управлять им, вспрыгивать без стремян на коня на месте, подхватить предмет с земли на скаку."

+1

183

Курсант написал(а):

- Господин войсковой старшина приказал мне на один флаг восемью выстрелами букву «Н» нарисовать


Шо, опять?! :dontknow:  :playful:  :mad:

0

184

Курсант написал(а):

Господин войсковой старшина,


:angry:  :mad:  :dontknow:

Игорь, вахмистр НЕ ОФИЦЕР!!!!!  И не может обратиться к офицеру "господин". Я это тебе еще на СИ говорил!!!!!

Отредактировано Череп (15-03-2019 11:15:16)

+1

185

Пост 184

Курсант написал(а):

«Попробуем еще раз удивить войскового старшину», - думал я, выходя на старт боевой дорожки, где проходили состязания по наездничеству. Суть состязаний заключался в следующем.

Суть- женский род, поэтому-заключалась                                                                                                                                                                                 

Курсант написал(а):

Выйдя на старт боевой дорожки с верным Чалым в поводу, и дождавшись команды на старт, я, не касаясь стремян, впрыгнул в седло.

                   
вспрыгнул

0

186

Курсант написал(а):

...потом обозначил перехват руки Елизара с кинжалом...
...Я попросил Петьку Башурова опять медленно нанести мне удар кинжалом в шею, а сам...
...Я попросил Башурова опять ударить меня кинжалом, а сам...

С кинжалом там не Елизар, а Пётр - надо исправить.
Близкие повторы в соседних абзацах "царапают восприятие" - имеет смысл скорректировать.

+1

187

Orel
Четыре Ваших сообщения, идущих подряд, объединены в одно.
Не стоит заниматься мультипостингом.

0

188

Глава 12  Шермиции.
Был доволен и я. Новый кавалерийский карабин Бердана-Сафонова, седло и портупею вручили мне перед строем казаков-малолеток, объявив основным победителем в стрельбе стоя и стрельбе на скаку. При этом недовольство девятнадцатилетних и старше казаков-малолеток было яркими мазками нарисовано на их лицах. А как перекосилось личико Семёна Савина? Смотреть на это было приятно. Особенно, зная, что Сёмочка в мишень попал один раз. Потом, строй казаков приготовительного разряда распустили, а народ начал собираться к походному алтарю на поле, где батюшка Черняевской церкви во имя Сретения Господня протоирей Ташлыков должен был провести службу во славу русского воинства.
Свалив все призы в сани Селевёрстовых, которые стояли на краю поля, и привязав Чалого к коновязи, я вместе с Ромкой пошёл послушать службу батюшки Александра. Будучи в прошлой жизни крещённым, служб я не посещал, потому что считал, что между мною и богом не нужны посредники, да и не веровал в бога особенно. В храмах чувствовал себя как-то неуютно, на ряхи новорусских попов смотреть без брезгливости не мог. В глазах этих бизнесменов от религии видны были только доллары и евро.
Вспоминаю, как к моему другу егерю Генке Борисову, прошедшему две Чеченские компании контрактником-снайпером, в  середине декабря 2015 года приезжал из Благовещенска на охоту на лося благочинный Алексей. Рождественский пост, а этот церковный служитель, здоровый двухметровый мужик лет сорока пяти, выжрал литра полтора дорогущего вискаря, который привёз с собой, заел всё это тушеной, жареной кабанятиной и лосятиной, а потом, макая свою бороду в салат, пьяно заявил: «Всем у тебя хорошо Генок, только бл…й нет!» И с такими служителями Иисуса Христа встречался в той жизни неоднократно.
Были и другие, но встречались редко. На всю жизнь запомнился один священник, с которым познакомился в общей бане. Иногда увольнение в училище посвящал походу в парилку. Разве можно успеть нормально помыться и попариться, когда моется рота. Во время одного такого похода, в парилке вышел у меня спор с мужчиной лет сорок, в котором поразили глаза, точнее чистый и какой-то всепонимающий взгляд старца, который не соответствовал его возрасту. Спор зашёл о религии, о вере. Я как атеист пытался доказать, вбитые в меня истины, что Бога нет, религия – это опиум для народа и т.п. Мужчина с окладистой бородой слушал мои рассуждения и изредка произносил пару фраз, которые ставили меня в тупик, и я не мог найти достойного ответа. Закончилось всё тем, что уже в раздевалке этот мужчина, одетый в рясу и с крестом на груди подошёл и произнёс фразу, которую я запомнил на всю жизнь: «У каждого человека своя дорога к Богу. Надеюсь, придёт время, и ты найдёшь, сын мой, её».
В том мире пути к Богу я не нашёл! Попав в это время, первое время мне как-то тяжело было соблюдать все внешние проявления православной веры. Потом незаметно втянулся, тем более казак без веры в Бога не казак. «За Веру, Царя и Отечество» - три основных столпа казачьей жизни и службы. Постепенно и службы в церкви стали нравиться, особенно когда их проводил батюшка Александр.
Вот и сейчас, сняв папаху и крестясь в нужных местах, чувствовал, как в моей памяти будто выжигаются отдельные фразы службы протоирея Ташлыкова:   «Доколь не водворятся на земле правда и истина, дотоль необходимы вооруженные защитники Церкви и Отечества». «Звание воина, по самому существу своему, весьма близко к самой высокой степени совершенства христианского». Далее, характеризуя качества христолюбивых воинов, батюшка Александр басом вещал,  что их отличает «правота побуждений, чистота намерений и прямота действий». Они, «смело поражая врагов веры, царя и отечества, обязываются не проливать крови понапрасну, не производить разрушения без цели и пользы; не нарушать уважение к тому, пред чем должны равно преклоняться и друзья и враги; быть кроткими к мирным жителям и великодушными к побежденным».
Минут через десять, с учетом крепкого мороза, служба закончилась, и казаки-малолетки потянулись гуськом к батюшке Александру на благословление. Я как еще не принявший присяги, этого сделать не имел права. Не казак ещё, не воин. Обидно, но переживем.
А потом начались шермиции. Как я узнал от деда, хоть и осуществляли сплав и устройство станиц и выселок, которые вошли в Черняевский округ в основном забайкальские казаки, но корни почти девяносто процентов этих забайкальцев были с Великого Дона. Поэтому традиция проведения шермиций на масленицу прижилась в Черняевском округе с начала его основания.
В центре поля образовался большой казачий круг, в середине которого на конях в шеренгу выстроились семь казачат в возрасте шести лет. Их коней под уздцы держали старейшие казаки их родов. Мы с Ромкой, с трудом пробившись почти в первые ряды, наблюдали за инициацией «посвящение в казака». Казачата Черняевского округа, которым к масленице исполнилось шесть лет, должны были проехать шагом и рысью на лошади по кругу. Кто не удержится в седле, того будут посвящать в казаки через год.
- Из наших, только Стёпка Верхотуров. – Прошептал мне на ухо Ромка. – Остальные с других станиц. А Стёпка в седле как клещ сидит. Не упадёт.
В это время казаки, державшие коней под уздцы, вывели и выстроили их вдоль круга, а сами встали в середину. Прозвучал звук трубы и кони тронулись по кругу, подгоняемые казачатами, постепенно переходя на рысь. Сделав пару кругов, казачата, из которых никто не упал, направили коней к центру, где их опять подхватили старшие родов и выстроили в шеренгу.
По звуку трубы в центр вышли войсковой старшина Буревой и атаман Селевёрстов, которые надели на шестилеток, сидящих в сёдлах, ленты из красной материи с надписью: «казачок рода такого-то». После надевания лент атаман и старшина важно всех обошли, поздравляя «посвященных в казака», и приветствуя старых казаков-воинов.
На этом закончилась торжественная часть, и начались соревнования, плавно переходящие в масленичные гулянья Черняевского округа. Как правило, в первый день шермиций проходили соревнования среди молодых казачат. Начались они с «посвящённых в казака». Шестилеток, которые слезли с сёдел, поставили перед комиссией, в которую вошёл Буревой, Селевёрстов и старейшие казаки. Начался, как я про себя подумал допуск-квалификация участников — «словесность». Старики и судьи надувшимся от важности казачатам стали задавать вопросы, касающиеся знания холодного оружия, родовых корней, истории родовых станиц, обычаев и обрядов казаков.
Казачата бодро отвечали, каких-либо заминок ни у кого не было. Старейшие казаки, пряча усмешки в усах, оглаживая бороды, продолжали задавать вопросы. Закончились первые соревнования совместной казачьей пляской казачат, смотреть на которую без улыбок было нельзя. До невозможности серьёзные,  с красиво вырезанными деревянными шашками по руке, под две гармошки казачата в тулупчиках и папахах выделывали танцевальные па  посреди круга под свист и хлопанье в ладоши казаков и казачек. По решению комиссии победу отдали шестилетке из заимки Дроздова, которому в награду вручили красиво отделанную казачью нагайку.
После этого стали готовить шесть дорожек для рубки мишеней в пешем строю. На первых трех дорожках должны были выступать казачата в возрасте 13-15 лет, на других трех в возрасте 16-18 лет. Дорожка представляла собой поочередную рубку на две стороны шашкой и кинжалом шести лоз, по три с каждой стороны, потом следовала одновременная рубка шашкой и кинжалом лоз, после этого надо было поочередно срубить шашкой связанные две лозы, три лозы и четыре лозы. А заканчивалось всё лозой с надетой папахой. Надо было срубить лозу несколько раз, чтобы папаха, оставалась надетой на лозу. Если она слетала, то рубка на этом заканчивалась.
Пока дорожки готовились, мы с Ромкой сбегали к саням и вооружились шашками и кинжалами. На этот раз я вооружился своей черкесской парадной парой, которая передавалась в нашем роду по наследству. И кинжал кама и шашку терс-маймун изготовил один мастер. Оба лезвия имели клеймо «бегущий волк»  и две латинские буквы «Н М»,  выполненные глубокой инкрустацией – таушировкой медной проволокой.
В той своей жизни, я был большим любителем европейского и в частности казачьего холодного оружия, много о нём читал. Насколько я помнил, выбивать клеймо «бегущий волк» на холодном оружии получили право в XII веке лучшие оружейники Европы из города Пассау, стоявшего на слиянии трех рек Дунае, Инне и Ильце. На гербе этого города был изображён волк. Так как клинки с этим клеймом пользовались большим спросом, то в XIV – XVI веках появились многочисленные подражания «волчкам», в первую очередь на произведениях золингенских мастеров. Но изображение волчка золингенцы наносили обычной гравировкой.
Буквы «Н М» по легенде считались инициалами одного из участников крестовых походов, представителя знатного французского рода Генри Монморанси (Henry Monmorancy), в фамильном гербе которого также имелось изображение волка. Предполагалось, что партия клинков с инициалами «Н М» была заказана в Пассау для его свиты и оруженосцев, которые по обычаю времени носили на оружии герб своего владетеля – (сюзерена). По другой легенде один из отрядов крестоносцев во время крестовых походов прибыл на Кавказ и обосновался там. Воины этого отряда имели мечи с гербом волка; со временем мечи попали к черкесам, и были ими переделаны в шашки терс-маймун, которые, таким образом, ведут свое начало от крестовых походов.
Не знаю так это или не так, но лезвия кинжала и шашки отливались узорами булата, имели клеймо «бегущий волк» и букв «Н» и  «М» по бокам клейма, рукоятки  и ножны обеих были богато украшены серебром, заточка на лезвиях держалась просто отменно. Что шашкой, что кинжалом я легко на тренировках перерубал даже шесть лоз, связанных в пучок. Можно было сказать, что это было дорогое, суперэлитное оружие, за которое в моём времени можно было бы получить несколько сотен тысяч евриков. А может быть и больше. Да и в этом времени на мою пару засматривались все видевшие её казаки. По словам деда, данные кинжал и шашка передавалась в нашем роду от деда к старшему внуку. Но как они попали к Алениным, дед не знал.
Стоя в строю из двадцати казачат возраста 13-15 лет, я и остальные ждал команды начать  состязания. В шеренге хлопцев в возрасте 16-18 лет стояло всего шесть человек. Какой-то демографический перекос, видимо связанный со сроками службы казаков или просто не смогли с других станиц казачата этого возраста прибыть на праздник,  подумал я.  Хотя и в нашей станице молодых казаков в возрасте 16-18 лет было мало, всего трое, которые сейчас и стояли по ранжиру напротив нас.

Отредактировано Курсант (15-03-2019 21:44:11)

+7

189

Через некоторое время перед нашими строями вышли Буревой и Селевёрстов и дали команду на начало состязаний. Описывать их, смысла нет. Лозу рубили все хорошо, некоторые не смогли одновременно шашкой и кинжалом срубить две лозы. Четыре лозы в пучке в нашей группе перерубили, я, Ромка, Вовка Лесков, да Савва Раздобреев. Все с нашей станицы. В старшей группе четыре лозы, перерубили четверо из шести. А вот на рубке лозы с папахой отличились я и Ромка, срубив лозу по три раза не уронив папаху. Такого результата больше никто не добился в обеих группах. Третий раз рубили стоя на колене, у самой земли, кончиком сабли. Между мной и Ромкой устроили дополнительные соревнования, на которых я специально смазал третий удар, уронив папаху. Победу одержал Ромка, который чуть не лопнул от радости, получаю в награду украшенную уздечку.
Потом в кругу начались состязания по бою на «учебных» пиках, где вместо наконечника был примотан шар из мочала. Но даже такой пикой прямой удар  через тулуп был чувствителен. Состязания проходили по олимпийской, как сказали бы в моём времени, системе. Потерпевший поражение вылетал, выигрывал состязания ни разу не проигравший.
В этих состязаниях участие приняли все казачата. Хорошо хоть первые схватки 16-18 летние казаки проводили между собой, но победитель третей пары из их шестёрки, которым стал восемнадцатилетний Иван Скоробогатов из Кузнецовской станицы, во втором своём бою  вышел на  Ромку Селевёрстова. По мнению судей, Скоробогатов пусть и не вчистую, но «вынес» Ромку, победив тремя уколами против двух. Самое интересное, что до финала из «старшаков» никто не дошёл. В финальном бою я встретился, как потом узнал от Ромки, с пятнадцатилетним казачком Ворониным Петькой из Ольгинской станицы.
Он был очень быстрым, но слишком прямолинейным. Поэтому мне с моим опытом рукопашного боя с автоматом и плюс к этому навыки боя на шестах и кендо, которым в прошлой жизни обучался у очень хорошего мастера, удалось его переиграть. После этого, уже я довольный получал украшенную уздечку из рук войскового старшины Буревого. При этом Буревой пошутил, чтобы я не забирал все остальные призы. Уже после окончания первого дня шермиций, когда домой поздно вернулся атаман Селевёрстов, от него я услышал, что Буревой заметил мой намеренный промах в пользу Ромки на рубке лозы с папахой.
На борьбе «на ломка», мы с Ромкой проиграли. Он во второй схватке, а я в третьей.  Не моя стихия борьба, особенно когда для совершения броска одна рук обязательно должна находиться на поясе соперника. Не мой стиль, да и опыта  борьбы на поясах не было. Зато на кулачках мы с Ромкой отличились. Зная мои подвиги в драке с казакми-малолетками, меня сразу перевели к «старшакам», где я провёл три боя и все легко выиграл. Что бы там не говорили в моём времени любители, возрождавшие казачий спас, но методика преподавания рукопашного боя для спецназа взяла в себя лучшее из всех мировых школ рукопашного боя, включая и казачьи ухватки. А опыт рукопашных схваток в реальном бою, когда на кону стояла моя жизнь, позволило мне легко переиграть своих оппонентов.
Ромке пришлось труднее, и боев он провел больше, да и моего опыта не было. Но полгода почти ежедневных с ним занятий, позволило Ромке выиграть кулачные бои среди «младших» казачат. Некоторые бои в той группе затягивались, и в кругу азартно разносилось:  «под вздых его», «по сопатке, по сопатке бей», «в ухо ему, в ухо бей», «сопли подотри», «в лоб ему», «в скворечник», «по микиткам», «лязгни по зубам», «на локоток его, на локоток возьми» и такое прочее.
За эти победы, нас с Ромкой наградили кожаными передними и задними переметными сумками. Хорошо иметь в комиссии своего человека – атамана Селевёрстов, который точно знал мои и Ромкины чаяния о призах, и наши потребности.
Заканчивались шермиции первого дня масленицы среди молодых казачат  игрой  «В царя». Нас разделили на четыре команды по шесть человек в старших, в двух младших группах по семь человек. Пять или шесть казачат, вооруженные деревянными шашками должны были нанести удар шашкой по чужому «царю» и не допустить противников к своему царю. Во время боев запрещалось бить шашкой в голову и пах. «Царя» для победы надо было ударить три раза, при этом «царь» мог уворачиваться, а «смерть»  бойцов во время игровых схваток на шашках определяли судьи из взрослых казаков. Четыре казака на круг диаметром около десяти метров, внутри которого и проходили бои. Выход за пределы круга также означал «смерть».
В этот раз команды создавались по станичному типу и образовались относительно возраста «старшая» и «младшая» команды станицы Черняева, «старшая» команда казачат из Ольгинской станицы и сборная «солянка» казачат из различных станиц и выселок Черняевского округа.
Первым начался бой между «старшей» командой нашей станицы и Ольгинской. У нас верховодил восемнадцатилетний  Лунин Фрол, который встал во главе клина, за ним по бокам выстроились Чупров Гришка и Данилов Матвей, которым было по семнадцать лет. Младший тринадцатилетний Савин Евгений был у них в команде «Царём», и по бокам его защищали младший брат Чупрова Гришки Феофан и Филинов Устин. Против них выстроились шесть казачат из Ольгинской станицы, которых возглавлял двоюродный брат Ромки восемнадцатилетний Мишка Селевёрстов.
Прозвучала труба и бой начался. Фрол всё поставил на атаку. Он, вместе с Гришкой и Матвеем рванули вперёд, размахивая шашками, стремясь прорваться через жидкую цепь защитников Ольгинского «царя». Если они прорвутся все трое, и все смогут по разу ударить «царя» противника,  то их команда выиграет. Прорваться не получилось. Мишка Селевёрстов «срубил» Фрола, Матвей «заколол» Мишку. А потом началась круговерть из оставшихся бойцов. Минуты через полторы в кругу остались с нашей стороны «царь» Женька Савин, которого уже дважды ударили, со стороны ольгинцев их «царь» и один боец. Полная победа ольгинцев стала лишь вопросом времени. Как быстро нанесут Женьке последний удар. И тут Савин всех удивил. Он уворачивался от последнего бойца противника, бегая по кругу, уходя от ударов шашки, минут пять, пока тот не свалил Савина вместе со своим «царем» и лишь потом смог нанести удар. Теперь наступала наша очередь. Я с шестью казачатами выходил в круг, против семи казачат из «солянки».
- Ну что всё запомнили? – Я смотрел на своих бойцов, так как меня они все единодушно выбрали командиром нашей команды.
- Запомнили, – ответил за всех Шохирев Григорий, которому досталась роль «царя». – Я стою за вами и не даю себя ударить, если кто-то прорвётся.
- Мы с Антипом охраняем «царя» с боков. – Отбарабанил свою роль  Вовка Лесков, а Антип Верхотуров согласно кивнул.
Раздобреев Савва, Подшивалов Николай и Ромка Селевёрстов молча выстроились передо мной в одну шеренгу.
- Ребята на вас будет первый удар. – Я крутанул в руке деревянной шашкой. – Задача связать боем, кто на вас пойдет.
- А ты что будешь делать, Тимофей? – задал вопрос Савва.
- А я буду из-за ваших спин наносить неожиданные удары тем, кто на вас нападет.
- Как-то это не честно. – Подшивалов  пожал плечами.
- Зато будет действенно, Коля. – Встал на мою защиту Ромка. – Так римское войско действовало в плотном строю. Отбивался легионер от противника, который стоял перед ним, а сам бил гладиусом того, кто стоял правее от него в  подмышку или в бок, когда, тот не ожидал удара.
- Всё, заканчиваем разговоры, строимся, как договорились. – Я зашел за спину передовому отряду, за мной потянулись Шохирев, Вовка и Антип. – Ждём атаки.

Отредактировано Курсант (15-03-2019 19:53:31)

+6

190

Курсант написал(а):

Стоя в строю из двадцати казачат возраста 13-15 лет, я и остальные ждал команды начать  состязания. В строю казачат в возрасте 16-18 лет стояло всего шесть человек. Какой-то демографический перекос, видимо связанный со сроками службы казаков или просто не смогли с других станиц казачата этого возраста прибыть на праздник,  подумал я.  Хотя и в нашей станице казачат в возрасте 16-18 лет было мало, всего трое, которые сейчас и стояли в строю напротив нас.


Игорь, и что мы имеем? 4 строчки = 4 предложения. 3 раза повторяется "в строю",  4 раза повторяется "казачата" + 1 раз "казаков". М.б. один раз  слово "строй" заменить  на "шеренгу"?

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Ермак 1. Начало