Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » КОМОНС-3. Игра на чужом поле.


КОМОНС-3. Игра на чужом поле.

Сообщений 91 страница 100 из 104

91

Ромей написал(а):

Так что парочка, выбравшая это заведение =для= раннего свидания,  предпочла устроиться внутри

Пропущено.

+1

92

На «Ленинские горы» они поехали на метро - Женька уговорил Аста обойтись на этот раз без машины. Видать, не только память «Второго» застряла  в нём, но и кусочек личности – иначе откуда такое настойчивое желание освежить воспоминания? Уж точно не от него самого -  ведь и двух лет не прошло, как Женька ездил во Дворец дважды в неделю. И вряд ли он сам успел так уж соскучиться по широченному, просвечиваемому с двух сторон дневным светом перрону, и по виду на реку с высоты Метромоста, и главное - по эскалаторной галереей, по которой можно, выйдя на улицу, подняться до самого верха, к Воробьёву шоссе. Помнится, напарник из будущего  упорно называл его улицей Косыгина, уверяя, что именно так его назовут после кончины председателя Совета Министров, ждать которую осталось меньше года. Фактик, аккуратно занесённый генералом в записную книжку во время одной из бесед на «спецдаче»….
Галерея, выполненная в виде гигантских лестничных ступеней из стекла и бетона, исправно несла людей вверх и вниз на трёх своих эскалаторных лентах.  «Второй» рассказывал, что с закрытием станции метро на ремонт в восемьдесят третьем её тоже закроют. За сорок последующих лет галерея сперва лишится стёкол и оборудования, потом, став постоянным местом сборищ разного рода неформалов, покроется копотью, мусором и уродливой паутиной граффити. И в итоге, будет разобрана до основания, оставив после себя лишь уродливый шрам на заросшем лесом склоне, стыдливо прикрытый покосившимися от времени заборами – но так и не дождётся реставрации, хотя проектов на этот счёт будет великое множество. И придётся москвичам, отправляющимся на прогулки по Воробьёвым горам, карабкаться по узкой крутой лестнице, проклиная нерасторопность городских властей, так и не нашедших времени и средств на ремонт такого полезного для горожан сооружения…
Парой ступенек выше поднималась по эскалатору стайка мальчишек – из-под распахнутых курток и пальто виднелись у них тёмно-синие военного образца рубашки с красными галстуками. Женьку кольнула ностальгия – ну точно, форма кружка юных космонавтов, он и сам два года подряд ходил туда – сидел на семинарах, крутился, натянув на себя зелёный лётный костюм с трубками и клапанами,  на вертикальных колёсах-тренажёрах и в решётчатых бочонках, имитирующих перегрузку. 
«Юные космонавты» не обращали на них никакого внимания - громко обсуждали, что в после занятий возвращаться лучше не по эскалатору, а по «тропе Ханумана», невесть почему названной так крутая дорожке слева от галереи, по которой так весело спускаться летом бегом, перепрыгивая древесные корни, а зимой скатываться кубарем, сидя на сумках и портфелях. Снова стало завидно – им-то с Астом несолидно предаваться подобным забавам. Хотя – почему это? Шестнадцать лет, самое время для всяческих головоломных безумств. "Экстрима", как выразился бы "Второй".
Впрочем, чего-чего, а безумств и экстрима в их жизни хватает и без катания на пятой точке…
Они вошли во Дворец с главного входа, оставили куртки в гардеробе. Походя полюбовались на плавающих в бассейне с фонтаном  здоровенных рыбин с золотой чешуёй, отблёскивающей в электрическом свете вместе с набросанными на дно монетками. Поднялись на длинный балкон-галерею, идущий вдоль всего главного корпуса и направились влево – там, где в дальнем крыле располагались планетарий и тренажёрные залы кружка юных лётчиков и юных космонавтов. Помнится, всё время мечтал, что однажды для них запустят «всамделишний» тренажёр-стимулятор полёта на Луну, большой, усеянный лампочкам, шкалами и тумблерами и маленькими стенд. Выглядел стенд до ужаса солидно – но увы,  его так и ни разу и не запустили. И лишь много позже Женька узнал, что электронную начинку из стенда вынули ещё в семьдесят пятом году…
На этот раз их интересовали не тренажёры и даже не модели космических кораблей  и автоматических станций, выставленных в холле планетария. По расписанию занятия астрономического кружка заканчивались через четверть часа, и было ещё время обсудить предстоящий визит. Они встали на балконе-галерее, опершись о никелированные трубы ограждения, и приготовились ждать.

http://forumuploads.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t338441.jpg
http://forumuploads.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t396935.jpg
http://forumuploads.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t107353.jpg
http://forumuploads.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t640957.jpg
http://forumuploads.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t137075.jpg
http://forumuploads.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t72404.jpg

Отредактировано Ромей (23-02-2021 18:14:20)

+7

93

Ромей написал(а):

Женька уговорил Аста поехать на «Ленинские горы» на метро – я специально настоял на том, чтобы обойтись на этот раз без машины.

он...

Ромей написал(а):

Галерея действительно была хороша – ступенчатая, полная электрического света и воздуха, она несла людей на четырёх своих эскалаторных лентах.

Судя по фотографиям, лент было три.

+1

94

перезалил

0

95

На «Ленинские горы» они поехали на метро - Женька уговорил Аста обойтись на этот раз без машины. Видать, не только память «Второго» застряла  в нём, но и кусочек личности – иначе откуда такое настойчивое желание освежить воспоминания? Уж точно не от него самого -  ведь и двух лет не прошло, как Женька ездил во Дворец дважды в неделю. И вряд ли он сам успел так уж соскучиться по широченному, просвечиваемому с двух сторон дневным светом перрону, и по виду на реку с высоты Метромоста, и главное - по эскалаторной галереей, по которой можно, выйдя на улицу, подняться до самого верха, к Воробьёву шоссе. Помнится, напарник из будущего  упорно называл его улицей Косыгина, уверяя, что именно так его назовут после кончины председателя Совета Министров, ждать которую осталось меньше года. Фактик, аккуратно занесённый генералом в записную книжку во время одной из бесед на «спецдаче»….
Галерея, выполненная в виде гигантских лестничных ступеней из стекла и бетона, исправно несла людей вверх и вниз на трёх своих эскалаторных лентах.  «Второй» рассказывал, что с закрытием станции метро на ремонт в восемьдесят третьем её тоже закроют. За сорок последующих лет галерея сперва лишится стёкол и оборудования, потом, став постоянным местом сборищ разного рода неформалов, покроется копотью, мусором и уродливой паутиной граффити. И в итоге, будет разобрана до основания, оставив после себя лишь уродливый шрам на заросшем лесом склоне, стыдливо прикрытый покосившимися от времени заборами – но так и не дождётся реставрации, хотя проектов на этот счёт будет великое множество. И придётся москвичам, отправляющимся на прогулки по Воробьёвым горам, карабкаться по узкой крутой лестнице, проклиная нерасторопность городских властей, так и не нашедших времени и средств на ремонт такого полезного для горожан сооружения…
Парой ступенек выше поднималась по эскалатору стайка мальчишек – из-под распахнутых курток и пальто виднелись у них тёмно-синие военного образца рубашки с красными галстуками. Женьку кольнула ностальгия – ну точно, форма кружка юных космонавтов, он и сам два года подряд ходил туда – сидел на семинарах, крутился, натянув на себя зелёный лётный костюм с трубками и клапанами,  на вертикальных колёсах-тренажёрах и в решётчатых бочонках, имитирующих перегрузку. 
«Юные космонавты» не обращали на них никакого внимания - громко обсуждали, что в после занятий возвращаться лучше не по эскалатору, а по «тропе Ханумана», невесть почему названной так крутая дорожке слева от галереи, по которой так весело спускаться летом бегом, перепрыгивая древесные корни, а зимой скатываться кубарем, сидя на сумках и портфелях. Снова стало завидно – им-то с Астом несолидно предаваться подобным забавам. Хотя – почему это? Шестнадцать лет, самое время для всяческих головоломных безумств. "Экстрима", как выразился бы "Второй".
Впрочем, чего-чего, а безумств и экстрима в их жизни хватает и без катания на пятой точке…
Они вошли во Дворец с главного входа, оставили куртки в гардеробе. Походя полюбовались на плавающих в бассейне с фонтаном  здоровенных рыбин с золотой чешуёй, отблёскивающей в электрическом свете вместе с набросанными на дно монетками. Поднялись на длинный балкон-галерею, идущий вдоль всего главного корпуса и направились влево – там, где в дальнем крыле располагались планетарий и тренажёрные залы кружка юных лётчиков и юных космонавтов. Помнится, всё время мечтал, что однажды для них запустят «всамделишний» тренажёр-стимулятор полёта на Луну, большой, усеянный лампочкам, шкалами и тумблерами и маленькими стенд. Выглядел стенд до ужаса солидно – но увы,  его так и ни разу и не запустили. И лишь много позже Женька узнал, что электронную начинку из стенда вынули ещё в семьдесят пятом году…
На этот раз их интересовали не тренажёры и даже не замечательно точные и детализированные модели космических кораблей  и автоматических станций, выставленные в холле планетария. По расписанию занятия астрономического кружка заканчивались через четверть часа, и было ещё время обсудить предстоящий визит. Они встали на балконе-галерее, опершись о никелированные трубы ограждения, и приготовились ждать.

- Вон они! – Женька подтолкнул спутника локтем. – Видишь, те трое, которые впереди?
Стеклянная дверь, ведущая с балкона в холл распахнулась, и оттуда вывалилась возбуждённо гомонящая кучка подростков.
Впереди шли трое – девочка, скорее уже девушка – высокая, по подростковому нескладная, с коротко, по мальчишечьи остриженными тёмными волосами, и парень – тоже высокий, круглоголовый, с пронзительным взглядом чёрных глаз. Он громко о чём-то рассуждал, помогая себе жестикуляцией - до слуха друзей долетели слова «Шкловский» и «плотность цивилизаций в Галактике. На шаг позади поспевал третий -  русоволосый крепыш с твёрдой, слегка вразвалочку, походкой. В руках у него были две сумки, видимо, своя и черноволосой. Он что-то пытался вставлять, но получалось не очень.
- Ленка Простева. – шепнул Женька. – Рядом с ней, который руками машет – Саня Казаков, заводила компании и главный выдумщик. А сзади, с сумками Дима Голубев.
- Это с ними ты… он организовал «Кассиопею»? – спросил Аст. Они проводили троицу взглядами, пропустили мимо прочих астрономов и не спеша направились следом, к гардеробам. На сегодня знакомства с будущими соратниками не подразумевалось – договорились лишь посмотреть на них издали.
- Нет. – Женька помотал головой. –  Это много позже, уже в середине восьмидесятых. Я….. в смысле, «Второй» уже закончит институт и успеет познакомиться в коммунарами-педотрядовцами, Сашка отслужит в армии и поступит в Литинститут.  А Димка Голубев как раз и пойдёт работать во Дворец, педагогом. Детский КЛФ «Кассиопея» – это его затея. А все вместе мы познакомимся года через три, на почве интереса к фантастике. Там много ещё народу будет, человек пять или шесть, только они не отсюда, не из Дворца.  Я кое-кого уже вытащил из памяти «Второго», надо будет поискать…
Они подождали, когда «подопечные» оденутся и вслед за ними пошли к метро. Казаков по-прежнему солировал – вокруг троицы собралась небольшая толпа, и он явно наслаждался вниманием.
- А девочка… Лена, да? Как её по фамилии?..
- Простева. Она одно время будет с остальными, а потом… в общем, там вышла непростая история. Отошла от компании, потом замуж выйдет. Но тему не бросила,  даже книги писать попробует, правда, без особого успеха. Её муж, кстати, в конце восьмидесятых, когда началась кооперация, создал издательство, стал печатать переводы западной фантастики. 
- Слушай…  - Аст говорил неуверенно. -  Однажды я спросил тебя, но ты не ответил и запретил повторять этот вопрос. Но я всё же рискну, ладно?
Женька покосился на спутника. Что ж, этого следовало ожидать.
- Хочешь спросить, что будет со мной?
Кивок
- Тогда вот тебе мой ответ: не знаю. На самом деле не знаю. Мы уже настолько сильно изменили тот, прежний порядок событий, что говорить о предсказании не имеет ни малейшего смысла. Этих ребят перемены пока не затронули, а вот нас двоих...  в смысле – троих…
- Ты о Миладке?
- И о Кармен, дяде Косте, Викторе, сценических фехтовальщиках, что погибли в разбившемся самолёте -  обо всех, кто, так или иначе, имеет касательство к этой истории. Да что там мы! Я никогда этого не рассказывал, но ведь из нашего класса двое должны были погибнуть в Афганистане – Генка Симонов и ещё один, он придёт в начале следующего учебного года. А теперь ничего такого не будет, поскольку и войны-то этой нет! Нет, я не говорю, что они будут жить долго и счастливо – запросто может оказаться, что того же Генку через несколько лет собьёт машина. Или, скажем, заболеет раком и сгорит от метастаз, не дожив и до двадцати….
- Тьфу на тебя! – Аста передёрнуло. – Накаркаешь ещё…
- То-то и оно, что накаркаю, а не буду знать наверняка! Нет, прежними события уже не будут, это я тебе и пытаюсь втолковать. Понял теперь, что твой вопрос не имеет смыла?
Аст помолчал и нехотя кивнул.
- Пожалуй, да. Но всё равно интересно, как оно там у меня обернулось…. Могло обернуться.
- Если просто интересно – так и быть, как-нибудь расскажу. Потом. Только учти, всё это – не более, чем несбывшаяся вероятность. Уяснил?
- Угу. Только ты уж не забудь…
- Договорились.

http://forumuploads.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t532605.jpg
http://forumuploads.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t866340.jpg
http://forumuploads.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t754178.jpg
http://forumuploads.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t447412.jpg

Отредактировано Ромей (24-02-2021 07:37:05)

+8

96

Эх, классическое здание дворца пионеров. С обязательным куполом обсерватории. У нас такой же сохранился. Только называется теперь ДДТ. К Шевчуку или старому инсектициду не относится от слова совсем. Но вот свое первоначальное назначение сохранил. И расшифровывается как Дворец Детского Творчества. И даже некоторые секции сохранились аж с советских времен. Правда, все теперь платное
http://forumuploads.ru/uploads/0000/0a/bc/2039/t654465.jpg

Отредактировано Artemidy (24-02-2021 08:18:52)

+3

97

у нас большинство кружков и секций бесплатное. И на том спасибо

0

98

К половине десятого вечера снегопад разошёлся не на шутку. Парк кинотеатра «Варшава» почти совсем скрылся за косо летящей стеной крупных хлопьев, время от времени пробиваемой снизу лиловыми сполохами из-под дуг-токосъёмников трамваев, что поворачивали с Космодемьянской на Новоподмосковный переулок. Да далёкие факелы над трубами металлургического завода имени Войкова оранжево просвечивали сквозь белую метель – предприятие работало в три смены, исправно отравляя окружающую атмосферу серым смогом и вонью пережжённого кокса.
С Астом они расстались около часа назад на «Войковской» - друг поехал дальше, а Женька вышел наверх и тут же нырнул, прячась от снежных завихрений, в подворотню большого сталинского дома, до которой от подземного перехода, украшенного красной светящей с буквой «М» было рукой подать, каких-то полсотни шагов.
«Дом, милый дом!» – фразочка, унаследованная в числе прочих от «Второго». Вроде, ничего особенного – а как ёмко и точно отражает его, Женькино, отношение к родному гнезду! Хотя, вроде, и года не прошло, как семья Абашиных перебралась сюда с Онежской… Новое место создавало некоторые неудобства – в школу теперь не добежишь за пять минут, изволь спускаться в метро, ехать две остановки, а потом давиться ещё и в автобусе, тратя на эти радости жизни не меньше часа ежедневно. Но преимущества с лихвой всё перевешивали - после малогабаритной «двушки» в панельной девятиэтажке, трёхкомнатная квартира в сталинском доме казалась настоящим дворцом. Поначалу Женька никак не мог привыкнуть к высоченным, под четыре метра потолкам, украшенным лепниной, к невероятно просторной комнате, целиком отданной в его распоряжение. А уж кухня! Теперь не надо было тесниться по утрам на крошечном пятачке между холодильником и плитой – размерами кухня превосходила его прежнюю  комнату, да ещё и имела – невиданное дело! – отдельный  балкон, как и остальные комнаты их новой невероятно просторной квартиры. В коридоре же, разделённом декоративными арками на три отрезка, можно было  кататься на велосипеде или упражняться в стрельбе из лука.
Лука у Женьки не было. Зато рядом с письменным столом красовался привинченный к стене сейф, где хранился его арсенал – штатный «Вальтер» вместе с подмышечной кобурой и подарок Хорхе, наградной «Люгер», принадлежавший безымянному беглецу-нацисту, ныне упокоившемуся в красном сухом грунте Долины Хрустального Черепа. Ужин, сосиски с макарошками, обильно сдобренными сливочным маслом, съеден, уроки – вздор, география, история и физика, обойдётся… Телевизор на кухне негромко курлыкает, время от времени перебиваемый негромким маминым смехом и отцовскими комментариями – родители наслаждаются новым выпуском «Вокруг смеха» с пародистом Александром Ивановым.  Присоединяться к ним не хотелось совершенно, и Женька решил заняться оружием. «Вальтер» он разбирал и чистил вчера, а вот «Люгер» настоятельно требовал внимания – два дня назад он пострелял из него в КГБшном тире и ограничился тогда тем, что наскоро почистил пистолет, даже без положенной разборки. А это непорядок – чудо германской оружейной мысли требует тщательно ухода.
Сейчас торопиться было некуда. Женька  застелил письменный стол газетой, вытащил из ящика стола маслёнку, свёрнутые тряпицы и коробочку с принадлежностями. Выщелкнул магазин, дёрнул на себя затвор – тот послушно сложился вдвое, демонстрируя взору пустой патронник. Нащупал защёлку на рамке, отделил от рамы и, извлёк штифт, фиксирующий ствол.  Осталось сдвинуть затвор назад, извлечь, утопить отвёрткой упор боевой пружины и разъединить её с затвором, извлекая ударник. Последний шаг: сдвинуть и вынуть спусковой крючок вместе с пружиной. Всё, разборка закончена, отдельные части разложены в образцовом порядке на газете – фигурные кусочки оружейной стали, словно вышедшие из рук ювелира, а не слесаря-оружейника.
На то, чтобы пройтись по всем частям заранее запасённой зубной щёткой, потом протереть промасленной суконкой и ещё раз, кусочком сухой хлопчатобумажной тряпочки, ушло минут пять. Можно было управиться и быстрее, но Женька не хотел спешить, это было священнодействие, сродни ритуалу, и он наслаждался каждым его элементом.
Ну вот, вроде готово, можно собирать. Он помедлил – глаз зацепился за крошечные частички грязи, застрявшие в пазу межу рамой рукоятки и деревянной щекой. Можно, пожалуй, воспользоваться обычной иглой, чтобы прочистить щель – но тогда есть риск поцарапать дорогую отделку. Нет, лучше уж снять деревянную накладку вовсе – заодно, почистить, что там под неё набилось…
Накладка – произведение искусства, вырезанное из чёрного дерева и богато инкрустированное серебром – послушно отошла, после того, как Женька вывинтил удерживающий её винт и осторожно подцепил острием перочинного ножа – настоящий «Викторинокс», приобретённый вместе с электронными «Касио» ещё в магазинчике «дьюти-фри» аэропорта Рио.
Что-то металлически звякнуло о столешницу. Ключ. Маленький, короче мизинца, со сложной фигурной бородкой. Женька торопливо перевернул накладку – так и есть, с обратной стороны в ней вырезано гнездо в точности повторяющее контуры ключа. И даже кусочек ткани подклеен  - чтобы тот не болтался, не гремел в рукояти «люгера»…
Женька быстро собрал пистолет, спрятал в сейф и сел к столу. Ключик лежал перед ним, поблёскивая в свете настольной лампы.
«Сюр-прайз!» – как говорил «Второй». Теперь самое время с завыванием спросить – «Где находится двер-р-рь, где находится двер-р-рь?», подражая Буратино из известного кинофильма. Только вот спрашивать не у кого - да и дверь, судя по хитроумно-сложной бородке и выдавленной на плоской головке цифрам и латинским буквам, открывает никак не дверь за нарисованным очагом, а какое-нибудь банковское хранилище. Толстенную такую, из сплошной броневой стали, с блестящими стержнями-ригелями  штурвалом-запором. И хранилище это находится в каком-нибудь супернадёжном месте, где миллионеры со всего мира держат - если верить  иностранным детективам, которые нет-нет, да мелькают в советском прокате - бриллианты, пачки ценных бумаг и убийственный компромат на конкурентов и политиков.  Скажем,  в Швейцарии или Люксембурге. А может и вовсе на каких-нибудь Багамских островах. В любом случае – далековато от денежных захоронок, которые они с Астом и Кармен азартно потрошили полгода назад.
«А ведь есть шанс это выяснить!» – сообразил вдруг Женька. – Хорхе сказал, что отобрал «Люгер» у одного из захваченных в селении нацистов, Но у какого именно – не уточнил. Что, если владельца пистолета не пустили в расход  за зданием кирхи, а наоборот, вывезли сначала в Боливию, потом на Кубу, а дальше – сюда, в Москву? Ведь пленные Десантники, да ещё и захватившие тела беглых нацистских преступников, для «спецотдела» поистине бесценны...
А значит – находку надо как можно скорее отдать генералу. А уж он разберётся, какую пользу можно из неё извлечь.
Он вздохнул, подбросил ключик на ладони и побрёл к телефону.

http://forumuploads.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t644108.jpg
http://forumuploads.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t311129.jpg
http://forumuploads.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t489238.jpg
http://forumuploads.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t966343.jpg
http://forumuploads.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t479188.jpg

Отредактировано Ромей (Вчера 00:47:30)

+5

99

Ромей написал(а):

изволь спускаться в метро, ехать де остановки

Две.

Ромей написал(а):

Нащупал защёлку на рамке, отделил от рамы и, извлёк штифт, фиксирующий ствол.

Не совсем правильно разборку "Люгера" описываете. ЕМНИП (давно не разбирал) должно быть:
Слегка надавил на ствол назад и откинул защёлку, снял спусковую крышку, после чего отделил ствол с затворной рамой от рукоятки и вытолкнул ось рычага затвора.

+1

100

Ромей написал(а):

Толстенную, из сплошной броневой стали, с блестящими стержнями-ригелями  штурвалом-запором, как в () И хранилище это находится в каком-нибудь супернадёжном месте,

Не закончено предложение.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » КОМОНС-3. Игра на чужом поле.