Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Последний цеппелин-2. Новая сила.


Последний цеппелин-2. Новая сила.

Сообщений 31 страница 40 из 118

31

Блестящая латунная трубка,  свинченная с артиллерийской буссоли фирмы «Беллау и сынъ», считалась главным Сёмкиным сокровищем. Сама буссоль была давно и безнадёжно сломана, визирная трубка увеличение давала так себе, слабенькое – но за неимением других средств наблюдения, ребята рассматривали пылящий вдали шагоход через её мутные стёклышки.
- Может, поближе подберёмся?  - предложил Сёмка, оторвавшись от трубки. - Во-он к тому разваленному сарайчику. Оттуда хорошо будет видно! 
Витька прищурился, прикидывая, потом решительно помотал головой.
- Заметят. На плацу полно верховых драгун – поймают и вытолкают взашей. И уж в другой раз уж на пушечный выстрел не подпустят.
Последнее замечание было немаловажным – сюда, на самый край учебного плац-полигона ребята пробрались, уговорив знакомых солдат, стоящих в оцеплении. Витьку в гарнизоне знали – как же, сын ротмистра Забалуева, начальника ремонтных мастерских, лучшего в полку водителя шагающих боевых машин  и прочего механического транспорта.
Знать-то знали – но, стоит ему попасться на плац-полигоне, так, мало того, что уши надерут, так ещё и сдадут на расправу отцу. А уж тот не помилует – форменный офицерский ремень широкий, жёсткий, задницу исхлещет так, что неделю потом на животе спать придётся. Знаем, проходили уже…
И, что гораздо хуже, долго ещё не подпустят ни к плац-полигону, ни к ремонтным мастерским, ни к ангарам, где стоят шагоходы – словом, туда, где Витьку и его закадычного приятеля, Сёмку Куроедова, старшего сына артиллерийского есаула Ново-Онежского казачьего Войска, раньше пускали без возражений. А ведь именно на этом основан их стратегический замысел!
Ребята по очереди, передавая визирную трубку друг другу, полюбовались маневрирующим вдали шагоходом.
- Ловко насобачилась… - завистливо заметил Витька. – И это всего за три занятия!
- да брось… недоверчиво протянул Сёмка. – Быть такого не может, чтобы девка так лихо водила шагоход! Небось, твой батька за рычагами…
- Не… - Витька помотал головой. – Я его манеру знаю, не ошибусь. Ленка управляет, дочка профессорская. Интересно, зачем это ей?
Тоже в ископе…искпедицию собралась. – со знанием дела отозвался приятель. – Люди говорят – она со своим папашей-профессором ажно в самые инрийские моря летала, на дальний Юг, к экватору. Там их дирижабль разбился, а сами они  обосновались на Летучий остров. А потом, когда инри их отыскали -  сбили то ли три, то ли четыре «облачника». А ещё один захватили и на нём вернулись назад!
- Брешут. – ответил Витька. - Быть того не может.
- Может и брешут. А только в ископедицию её точно берут. Иначе – зачем твоему бате её учить?
Крыть было нечем. Витька насупился и после недолгой паузы заговорил о том, что сейчас занимало их обоих.
- Я вот о чём подумал. Батя мой говорил, что его пригласили отправиться с ними. И рассказали, что скоро в Новую Онегу прибудет грузовой дирижабль – за шагоходами и другим имуществом экспедиции. Ну и за людьми, конечно. Здесь всё это на него погрузят и отправятся прямиком в Загорье. Казачьих лошадей – и тех возьмут на борт!
- Здорово!  - восхитился Сёмка. – Вот бы и нам туда попасть…
- Так а я о чём? Подготовка продлится не меньше трёх дней, и батя наверняка будет всё время там. Что, если я попрошусь с ним, помогать на погрузке?
- А позволит? – усомнился приятель.
Почему не позволить? В полковые мастерские он меня всегда берёт, и на полигон тоже. Это я сегодня не стал проситься с ним, чтобы не заподозрил чего раньше времени. А так – тоже взял бы…
- Ну, хорошо, тебя-то он возьмёт. А со мной что?
- Пока будет идти погрузка, я подыщу в корпусе дирижабля местечко поукромнее, высмотрю, что к чему, натаскаю всякого – пожрать там, бурдюки с водой… А в день отлёта мы оба проберёмся на борт и спрячемся.
Сёмка задумался. План был хорош, и но мальчика всё равно не остовляли сомнения. Недаром, из двух друзей от всегда считался самым рассудительным: Витька предлагал отчаянный план, а Сёмка немедленно принимался выискивать, почему из затеи ничего не выйдет. И порой оказывался прав – хотя это нередко выяснялось уже после очередного катастрофического провала.
Вот и сейчас….
- А найдут? Тогда всё, Митькой звали - поротыми задницами не отделаемся
- Да с чего найдут-то? – возмутился Витька. -  Мы ж толькоперед самым отлётом туда проберёмся! Пока дома хватятся, дирижабль уже будет за Восточным Хребтом.  Да и огромный он, даже если специально будут искать – и то не сыщут. Забьёмся куда-нибудь повыше, между газовыми мешками, куда редко кто забирается – и пересидим.
- А дальше?
- А дальше – видно будет. Главное, воду запасти и провизию. А ещё одеяла тёплые нужны – отец рассказывал на высоте холодрыга, помёрзнем…
- Я знаю, где их добыть! – оживился Сёмка.  - У бати в дальнем углу амбара верблюжьи кошмы кучей навалены, припрятаны, конские попоны да пара старых шинелей на стенке висит. Кожаные бурдюки тоже есть, хорошие, вместительные. Он сам-то туда не заглядывает – зачем? Если взять, что нам нужно, никто и не заметит.
- То, что нужно! Ты тогда займись припасами, а я поищу место на дирижабле. 
Витька похлопал друга по плечу. Тот в ответ неуверенно улыбнулся.
- Да не дрейфь ты так,  прорвёмся! Где наша не пропадала?
Сёмка насупился. Ему было неприятно, что его заподозрили… нет, не в трусости, конечно, но в некоторой нерешительности.
- Да я чё, я ничё.  Давай так: как эти закончат, - -он ткнул пальцем в маневрирующий вдали шагоход, - отыщи своего батьку, расспроси, что там, да как. А я подожду профессорскую колымагу у выезда с полигона, да и пристроюсь за ними. Надо глянуть, куда ещё они поедут?

http://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t934250.jpg
http://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t863960.jpg
http://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t590679.jpg
http://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t373715.jpg

Отредактировано Ромей (02-05-2021 21:03:51)

+2

32

Ромей написал(а):

План был хорош, и но мальчика всё равно не остовляли сомнения.

оставляли...

Ромей написал(а):

Мы ж толькоперед самым отлётом туда проберёмся!

только перед...

+1

33

Блестящая латунная трубка,  свинченная с артиллерийской буссоли фирмы «Беллау и сынъ», считалась главным Сёмкиным сокровищем. Сама буссоль была давно и безнадёжно сломана, визирная трубка увеличение давала так себе, слабенькое – но за неимением других средств наблюдения, ребята рассматривали пылящий вдали шагоход через её мутные стёклышки.
- Может, поближе подберёмся?  - предложил Сёмка, оторвавшись от трубки. - Во-он к тому разваленному сарайчику. Оттуда хорошо будет видно! 
Витька прищурился, прикидывая, потом решительно помотал головой.
- Заметят. На плацу полно верховых драгун – поймают и вытолкают взашей. И уж в другой раз уж на пушечный выстрел не подпустят.
Последнее замечание было немаловажным – сюда, на самый край учебного плац-полигона ребята пробрались, уговорив знакомых солдат, стоящих в оцеплении. Витьку в гарнизоне знали – как же, сын ротмистра Забалуйко, начальника ремонтных мастерских, лучшего в полку водителя шагающих боевых машин  и прочего механического транспорта.
- Знать-то знали – но, стоит ему попасться на плац-полигоне, так, мало того, что уши надерут, так ещё и сдадут на расправу отцу. А уж тот не помилует – форменный офицерский ремень широкий, жёсткий, задницу исхлещет так, что неделю потом на животе спать придётся. Знаем, проходили уже…
И, что гораздо хуже, долго ещё не подпустят ни к плац-полигону, ни к ремонтным мастерским, ни к ангарам, где стоят шагоходы – словом, туда, где Витьку и его закадычного приятеля, Сёмку Куроедова, старшего сына артиллерийского есаула Ново-Онежского казачьего Войска, раньше пускали без возражений. А ведь именно на этом основан их стратегический замысел!
Ребята по очереди, передавая визирную трубку друг другу, полюбовались маневрирующим вдали шагоходом.
- Ловко насобачилась… - завистливо заметил Витька. – И это всего за три занятия!
- да брось… недоверчиво протянул Сёмка. – Быть такого не может, чтобы девка так лихо водила шагоход! Небось, твой батька за рычагами…
- Не… - Витька помотал головой. – Я его манеру знаю, не ошибусь. Ленка управляет, дочка профессорская. Интересно, зачем это ей?
Тоже в ископе…искпедицию собралась. – со знанием дела отозвался приятель. – Люди говорят – она со своим папашей-профессором ажно в самые инрийские моря летала, на дальний Юг, к экватору. Там их дирижабль разбился, а сами они  обосновались на Летучий остров. А потом, когда инри их отыскали -  сбили то ли три, то ли четыре «облачника». А ещё один захватили и на нём вернулись назад!
- Брешут. – ответил Витька. - Быть того не может.
- Может и брешут. А только в ископедицию её точно берут. Иначе – зачем твоему бате её учить?
Крыть было нечем. Витька насупился и после недолгой паузы заговорил о том, что сейчас занимало их обоих.
- Я вот о чём подумал. Батя мой говорил, что его пригласили отправиться с ними. И рассказали, что скоро в Новую Онегу прибудет грузовой дирижабль – за шагоходами и другим имуществом экспедиции. Ну и за людьми, конечно. Здесь всё это на него погрузят и отправятся прямиком в Загорье. Казачьих лошадей – и тех возьмут на борт!
- Здорово!  - восхитился Сёмка. – Вот бы и нам туда попасть…
- Так а я о чём? Подготовка продлится не меньше трёх дней, и батя наверняка будет всё время там. Что, если я попрошусь с ним, помогать на погрузке?
- А позволит? – усомнился приятель.
- Почему не позволит? В полковые мастерские он меня всегда берёт, и на полигон тоже. Это я сегодня не стал проситься с ним, чтобы не заподозрил чего раньше времени. А так – тоже взял бы…
- Ну, хорошо, тебя-то он возьмёт. А со мной что?
- Пока будет идти погрузка, я подыщу в корпусе дирижабля местечко поукромнее, высмотрю, что к чему, натаскаю всякого – пожрать там, бурдюки с водой… А в день отлёта мы оба проберёмся на борт и спрячемся.
Сёмка задумался. План был хорош, но мальчика всё равно не оставляли сомнения. Недаром, из двух друзей от всегда считался самым рассудительным: Витька предлагал отчаянный план, а Сёмка немедленно принимался выискивать, почему из затеи ничего не выйдет. И порой оказывался прав – хотя это нередко выяснялось уже после очередного катастрофического провала.
Вот и сейчас….
- А найдут? Тогда уж поротыми задницами не отделаемся…
- Да с чего найдут-то? – возмутился Витька. -  Мы ж только перед самым отлётом туда залезем! Пока дома хватятся, дирижабль уже будет за Восточным Хребтом.  Да и огромный он, даже если специально будут искать – и то не сыщут. Забьёмся куда-нибудь повыше, между газовыми мешками, куда редко кто забирается – и пересидим.
- А дальше?
- А дальше – видно будет. Главное, воду запасти и провизию. А ещё одеяла тёплые нужны – отец рассказывал на высоте холодрыга, помёрзнем…
- Я знаю, где их добыть! – оживился Сёмка.  - У нас в амбаре, в дальнем углу, верблюжьи кошмы кучей навалены и конские попоны, да пара старых шинелей на стене висит, на гвоздиках. Кожаные бурдюки тоже есть, хорошие, вместительные. Отец туда не заглядывает – зачем? Если взять, что нам нужно, никто и не заметит.
- То, что нужно! Ты тогда займись припасами, а я поищу место на дирижабле. 
Витька похлопал друга по плечу. Тот в ответ неуверенно улыбнулся.
- Не дрейфь ты так,  прорвёмся! Где наша не пропадала?
Сёмка насупился. Ему было неприятно, что его заподозрили… нет, не в трусости, конечно, но в некоторой нерешительности.
- Да я чё, я ничё.  Давай так: как эти закончат, - -он ткнул пальцем в маневрирующий вдали шагоход, - отыщи своего батьку, расспроси, что там, да как. А я подожду профессорскую колымагу у выезда с полигона, да и пристроюсь следом. Надо глянуть, куда ещё они поедут?
http://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t182239.png
http://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t527205.jpg

Отредактировано Ромей (02-05-2021 21:07:00)

+3

34

Ромей написал(а):

Крошечная деревенька, приткнувшаяся к кромке плац-полигона всегда носило название Красное Село

Носила

Ромей написал(а):

А собеседнику вашему действительно повезло – останься он на свободе хотя бы ещё на сутки -  либо ухлопали его в уличных боях, либо тоже сгрябчили схвачен и поставили без лишних разговоров к стенке.

Не понятно.

+1

35

Рекомендованный «ссыльнопоселенцем» магазин на поверку оказался филиалом известного столичного торгового дома, специализирующегося не только на продаже огнестрельного и холодного оружия любых видов, но и на товарах для охотников, путешественников и военных. «Если вы не знаете, что может вам пригодиться в странствиях и приключениях – заходите к нам. У нас это есть».   – надпись в затейливой фигурной рамке, то и дело мелькающая на последних страницах газет, выделенных для рекламных объявлений.
Само заведение тоже было устроено на столичный манер: высокие вращающиеся двери из бронзы и зеркального стекла, стрельчатые своды, дубовые панель на стенах. И повсюду – стеклянные шкафы, витрины, стойки с винтовками, карабинами, охотничьими ружьями. Изящные  приклады, аккуратно сработанные из ореха или драгоценного палисандра, нарезанного острой сеткой там, куда ложится рука владельца оружия.  Стволы – толстые и тонкие, гранёные, круглые; стальные или бронзовые ствольные коробки, скобы перезаряжания и рукояти затворов, оружейная  сталь – воронёная, полированная, матовая, пахнущая маслом и металлом, кожаные ремни с латунными или медными пряжками и антабками…
Ниже, в застеклённых прилавках - пистолеты, револьверы, длинные, плоские ящики с охотничьими ножами, кинжалами и Бог ещё знает какими образчиками смертоносного металла – и всё аккуратно, нарядно, с истинно немецкой аккуратностью выложено на зелёном бархате. На заднем плане, выше стендов с оружием -   чучела зверей и птиц. Головы кабанов и медведей скалили зубы на визитёров, и те  невольно останавливались, любуясь блестящими стеклянными глазами и восхищаясь искусством неведомых мастеров, что вернули зверям жизнь, отнятую с помощью таких же изящных стальных игрушек, что красуются сейчас в витринах. На столиках по углам – толстые альбомы - каталоги известнейших оружейных фирм, рядом – удобные кресла, чтобы почтенные посетители могли посидеть, полистать страницы, выбрать то, что им нужно – и тут же получить консультацию у лощёного, важного, как премьер-министр продавца.
— Господа желают приобрести оружие? Пистолет, револьвер? Или, может быть, охотничье ружье?
Профессор покосился на спутника, уже делавшего покупки в этом магазине, но Коростылёв никак не отреагировал – то ли счёл свою миссию выполненной, то ли недостаточно разбирался в оружии, чтобы давать советы. Продавец же, заметив неуверенность посетителей, взял инициативу в свои руки:
— У нас только новейшие образцы! Вот, изволите видеть:  винтовка для охоты на крупную дичь. Затвор новейшей конструкции откидывается вверх и влево, после чего надо вложить патрон, закрыть затвор, дослать патрон в казённик и запереть затвор поворотом особого рычага. 
Рассказывая, он демонстрировал эти движения – масляно клацал частями винтовки, вкладывал медный патрон, поворачивал рычаг, запирая, как перед выстрелом, канал ствола. Вскидывал приклад у плечу, щёлкал спуском – и снова откидывал затвор,  демонстрируя, как легко извлекается стреляная гильза. После чего – передал винтовку профессору, а сам отошёл к шкафу с оружием и принялся возиться, железно чем-то погромыхивая.
- Барышня, а барышня!
Елена повернула голову – рядом с ней обнаружился мальчишка лет двенадцати. Прилично, не бедно одетый, но весь в пыли и взъерошенный и  запыхавшийся, будто только что бежал, со всех ног. Когда сорванец проник в магазин, она не заметила.
- Барышня, а барышня! – продолжал тем временем мальчишка. Не слушайте его, врёт! Вот вам истинный крест – врёт!
Креститься, однако не стал – руки были заняты громоздкими «прыгунцами» - популярное, как припомнила Елена, развлечение среди его столичных ровесников.
- Дрянь эта винтовка с качающимся затвором, вот ей-ей, дрянь! Стоит кучу денег, а проку шиш, только намучаетесь! И бой совсем негодящий!
Девушка покосилась на продавца – тот всё ещё стоял возле оружейной пирамиды и не слышал, как поносят товар. Зато услышал Коростылёв.
-Тебе-то откуда знать? – осведомился у мальчика Коростылёв. Говорил он пренебрежительно, и Елену это почему-то задело.
Но мальчик и сам не собирался давать «ссыльному» спуску.
- А оттуда, что батя мой артиллерийский есаул! Я все системы винтовок знаю, и армейские, и охотничьи, и для прицельной стрельбы! Этот шаромыжник – он указал на приказчика, всё ещё перебирающего ружья, - старается вам ружьецо подороже всучить, думает, что вы и кавалер ваш совсем дурные…
При слове «кавалер»  Коростылёв дёрнулся и попытался что-то сказать. Елена жестом заставила его умолкнуть. Профессор тоже услышал – он положил охаянную винтовку на прилавок и наблюдал за разворачивающейся сценой, судя по выражению лица, получая от этого немалое удовольствие.
- Вы ошибаетесь, мальчик, этот господин мне никакой не кавалер.  – сухо ответила Елена – и заметила как скривился при этих её словах Коростылёв.  - Впрочем, это сейчас неважно. Ежели вы так разбираетесь в оружии – что бы порекомендовали приобрести? Мы с папенькой – она указала на профессора,  - отправляемся в путешествие по Загорью, и хотим вооружиться поосновательнее…
Малолетний консультант не подвёл. Продавец, учуяв в мальчике опасного конкурента, попытался выставить  его прочь, но профессор ему этого не позволил – чем вызвал благодарную улыбку Елены и скептическую – Коростылёва. В течение примерно часа они перебрали не меньше полусотни образцов различного оружия, и в итоге приобрели для Елены лёгкий карабин с продольно-скользящим затвором и медным телескопом поверх ствола, и дополнительно к нему - изящную дамскую двустволку для охоты на мелкую дичь. Сам же профессор остановился на двуствольном штуцере солидного калибра под особо мощный патрон – мальчишка заявил, что его пуля свалит с ног не то что кабана или медведя, но и бегущего буйвола, какие во множестве обитают в южных степях  Загорья. Продавец это подтвердил и даже продемонстрировал сами патроны – в длинных латунных гильзах, с пулями в мельхиоровой оболочке, они оказались чуть ли не вдвое крупнее обычных, винтовочных.
Елена оставила профессора расплачиваться за покупки, вышла из магазина и огляделась. Мальчишка никуда не делся – он с независимым видом стоял возле стеклянных дверей, зажав под мышкой свои «прыгунцы».
- Ещё раз, спасибо, молодой человек. Кстати, вы так и не сказали – как вас зовут?
Она никак не могла решить, удобно ли предложить добровольному помощнику  несколько марок, или следует отблагодарить каким-нибудь другим способом.
- Сёмкой кличут. – мальчишка ухмыльнулся. – Фамилие – Куроедов, спросите кого угодно, батю моего тут все знают…
Он замялся.
- Скажите, барышня, а верно, что вы с батей вашим собрались на дирижабле  в ископеди… искпеди… в Загорье?
- В Экспедицию. – с улыбкой поправил его профессор. Он вышел из дверей магазина – за ним следовал Коростылёв и помощник продавца, оба нагруженные  свёртками и футлярами с покупками. – Но ты-то откуда об этом знаешь?
- Так весь город только о том и судачит! – удивился сорванец. – Рассказывают, будто бы вы, отправляетесь искать нелюдей, которые охотника из Загорищенской жизни чуть не лишили – об этом ещё в газетах писали… Я, барышня,  вот о чём хотел попросить: – когда ваш дирижабль  прилетит,  можно мне на него поближе глянуть Интересно – страсть!
- Что ж, почему бы и нет? – Профессор извлёк из внутреннего кармана сюртука блокнот, черкнул несколько слов, вырвал листок и протянул мальчику.  - Передашь дежурному офицеру, тебя пропустят и проведут на борт. Только без шалостей, договорились?
- Вот и хорошо! – обрадовалась Елена, сообразившая, как она сможет отблагодарить помощника. А я всё-всё там покажу!
- Ну, смотрите, господа хорошие, только не обманите. – мальчишка хитро сощурился.
- Не обманем! – успокоила его Елена. – Погрузка будет продолжаться три дня – так вы, Семён, приходите на третий, перед самым отлётом. Договорились? Я буду ждать.

Сёмка проводил пыхтящий экипаж взглядом и сел на край тротуара. Ноги едва держали – две версты скакать по сельской дороге, стараясь не отстать от дампфвагена – это вам не шутка! Зато теперь он, как и Витька, имеет совершенно законный повод пробраться на борт воздушного корабля.

+3

36

Ромей написал(а):

Затвор новейшей конструкции откидывается вверх и влево, после чего надо вложить патрон, закрыть затвор, дослать патрон в казённик и запереть затвор поворотом особого рычага.

Это как? Либо затвор по типу Крнка - откинул, вставил патрон, закрыл. Правда, он вправо откидывается.
Либо отъёмный затвор, в который вкладывается патрон, но это штука чисто для стрельбища или тестовых отстрелов, ибо зело неудобна для перезарядки.

Отредактировано Dingo (03-05-2021 16:09:37)

0

37

вот парнишка и объясняет - неудобно, мол...

0

38

Двигатель закашлялся, плюнул сизым дымом, закашлялся и затарахтел, набирая обороты. Парусный матрос отскочил в сторону и поднял руку – готово! Уилбур помахал в ответ. Четверо матросов навалились на плоскости и хвостовое оперение – аэроплан дрогнул, выкатился на аппарель, свешивающуюся из трюма под углом примерно в пятнадцать градусов. Прокатился, шурша колёсами шасси, по дырчатому настилу, на мгновение замер на краю -  и сорвался в четырёхтысячефутовую бездну под брюхом «Баргузина».
Лейтенант в последний момент толкнул рукоять дросселя вперёд до упора. Мотор взревел и аппарат, подгоняемый всеми его тремястами шестьюдесятью лошадиными силами, прибавленными к силе тяготения, стремительно понёсся к земле.
Лейтенант потянул ручку – машина послушно подняла нос, переходя в горизонтальный полёт. Качнул влево-вправо– отлично, на движения элеронов аэроплан отзывается, как положено, креном то на одно, то на другое крыло. Теперь ручку на себя и отжать правую педаль – изящный восходящий вираж, мотор ревёт, раскручивая до предела обороты. Ого, вот это скороподъёмность – ни земным «Сопвичам» и «Альбатросам», ни, тем более, здешним «кальмарам» и «вивернам» такое и не снилось! Угол по тангажу градусов сорок пять – а аэроплан идёт вверх с  ускорением! Если бы на приборной доске имелся указатель скорости – его стрелка наверняка колебалась бы возле цифры узлов в двести…
«Ш-ширх!»
Мимо крыла пронеслось нечто, напоминающее огненный плевок - струя оранжевого пламени в чёрных клубах копоти. Уилбура спасло то, что неприятельский стрелок ошибся, беря упреждение; а может, воздушный огнемёт остроухих тварей попросту не рассчитан на подобные скорости. Лейтенант резко свалил машину на крыло, уходя с переворотом в сторону – и успел увернуться ещё от двух плевков. Краем глаза Уилбур заметил, что перед «выстрелом» инсекты  замирали в воздухе, поджимая под себя кольчатые сегменты... тела? Фюзеляжа?
Между перепончатыми крыльями он ясно различал согнутые фигурки пилотов, по одному на машину? Тьфу, эти мерзкие штуки и машинами-то назвать зазорно…
«Стрекозы» оказались неважными воздушными бойцами. Храбрости и упорства им было не занимать, но, видимо, запас «огнеплюев» был ограничен тремя-четырьмя  выстрелами, да и те пропали даром - слишком высокую скорость развивал аэроплан.  Англичанин сразу нашёл нужную тактику - уклонившись от встречного залпа, он по широкой дуге уходил в сторону-вверх – скороподъёмность аэроплана такая, что противник и тягаться с ним не пытался - а потом, описав крутой вираж, атаковал с пикирования. Ловил насекомоподобную дрянь в перекрестья прицела, жал на рычаг спуска – и с удовлетворением видел, как от «стрекозы» летели в стороны клочья. Попавший под свинцовые струи инсект сминался, складывал перепонки крыльев и падал кожистым комом. Из него выпала фигурка и, размахивая руками, полетела к земле. И - не долетела: над падающим внезапно раскрылось нечто вроде треугольного воздушного змея. Сбитый пилот-инри ловко маневрировал, направляя своё «крыло» в сторону от воздушной схватки.
Уилбур тронул рычаг вправо, ловя фигурку в прицел, но вовремя опомнился – пилот-инри и так обречён, если его не захватит один из мельтешащих на морской глади охотников, то непременно сожрёт какая-нибудь хищная тварь, которыми кишат воды вокруг Китового архипелага. Англичанин поискал глазами флаппер командира – и обнаружил стремительную ярко-красную сигару футах в полутораста над собой. «Кальмар» метался из стороны в сторону, уходя от сверкающих металлом пунктирных трасс  двух преследующих его «стрекоз». «Живая ртуть! – вспомнил Уилбур, - вот ещё чем, к примеру, они могут стрелять!» И тут же, словно в ответ, по правой плоскости пробарабанила череда звонких ударов. Он крутанул восходящую бочку, уводя аэроплан из прицела «стрекозы», набрал высоту, выровнялся и только тогда поглядел на крыло. Так и есть – цепочка аккуратных, словно бы пулевых, пробоин, края их сверкают, словно зеркало...
«Ну, вы мне сейчас за это заплатите…»
Вираж, ещё вираж, боевой разворот… Пытающаяся преследовать его стрекоза на миг зависает, потеряв скорость на крутом кабрировании, и тут же на ней скрещиваются пулемётные трассы -  бортстрелки с «Баргузина» не теряют времени даром. Уилбур увидел, как разлетелась кровавыми ошмётками голова инри-наездника, и лишённая управления «стрекоза», кружась, словно крылатое кленовое семечко, устремляется к волнам далеко внизу.
Он покрутил головой – инсектов в поле зрения не было.  Неужели все шесть сбиты? Похоже на то… Сигара дирижабля неспешно плывёт на восток, волоча за собой шлейфы жирного дыма от сгорающих угольных брикетов – кочегары стараются вовсю, огромные, метров пять в поперечнике, пропеллеры старательно перемалывают воздух. На правом борту медленно расплывается здоровенная чёрная клякса с огненными краями, сквозь отверстие проглядывают ажурные рёбра и тросы каркаса и пузыри газовых мешков – одна из стрекоз всё же дотянулась и достала воздушный корабль плевком огнестудня. Уилбур покрылся холодным потом – вот сейчас огненные струйки доберутся до содержимого газовых емкостей с газом и тогда конец, огненное аутодафе…
Но ничего подобного не произошло. Сверху, с хребтины воздушного корабля сноровисто спустились на тросах несколько фигурок и, ловко орудуя  шлангами, присоединёнными к болтающимся за спинами ранцам, стали заливать тлеющие края дыры ткани пеной. И только тогда Уилбур сообразил, что ничего особенно ужасного  дирижаблю не грозит. Мета-газ, в отличие от водорода и светильного газа,  заполняющих земные «аппараты легче воздуха» не горюч, а что до дыр в обшивке да пары-тройки прохудившихся газовых мешков  - они не снизят подъёмную силу до критически малого значения.
Англичанин  бросил машину в вираж, уходя от дымной полосы, тянущейся за «Баргузином», и, уравняв свою скорость со скоростью дирижабля, завис футах в пятидесяти под разверстым люком носового трюма. Оттуда ему уже махали техники.
Что ж, теперь можно подумать и о возвращении…

http://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t112009.jpg
http://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t125902.jpg
http://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t15614.jpg

Отредактировано Ромей (04-05-2021 11:47:09)

+4

39

Ромей написал(а):

Поработал педалями – отлично, на движаения элеронов аэроплан отзывается, как положено, креном то на одно, то на другое крыло.

Педалями управляется руль поворота, а элероны - поперечным ходом рукоятки.

+1

40

перезалил

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Последний цеппелин-2. Новая сила.