Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Курс на Юг

Сообщений 201 страница 210 из 246

201

Игорь К. написал(а):

P.S. Ещё, про "командора Резанова с его прекрасной Кончитой". Вроде бы широко писать о Резанове стали только в XX веке. Понятно, что морские офицеры могли быть осведомлены о нём, но эта романтическая история - откуда они об этом могли узнать?

будем считать, что узнали. Всё же, это альтернативная история :)
Хотя, вроде, в  записках Давыдова «Двукратное путешествие в Америку» (1812 г.) что-то такое было. Те же учащиеся Морского корпуса могли вполне знать, хотя бы и на уровне легенд и слухов

Отредактировано Ромей (21-07-2021 19:16:52)

0

202

Из судового журнала
канонерской лодки
ВМС республики Перу
«Конадонга».

«… ноября 1880 г. 12.30 по Гринвичу.
Миновали траверз Кальяо. Противник не обнаружен. Ход 8 узлов, запас угля и пресной воды в норме достаточный.
Лёгкие стуки во втором цилиндре машины.
Состояние пленных опасений не вызывает.»

«… ноября 1880 г. 12.30 по Гринвичу.
Провели обсервацию. До порта Пайта 255 миль.
13.27 по Гринвичу. На зюйде замечены дымы и мачты двух кораблей. Нагоняют. Ход подняли до 10-ти узлов. Стук во втором цилиндре…»
«14.49 по Гринвичу. Ход сбавлен до 7 узлов из-за неполадок в машине. Преследующие нас суда опознаны, как фрегат Королевского Флота «Рэйли» и шлюп «Мьютайн». Адмирал Грау приказал сыграть боевую тревогу.»
15.05. По распоряжению адмирала Грау пленные кочегары и механики поставлены к машине. В охрану к ним отрядили пятерых русских «plastuns».  Приказ адмирала – расстреливать за неповиновение – противоречит правилам гуманной войны, о чём я имел честь ему напомнить. Замечание было оставлено без внимания.
Случаев неповиновения не наблюдается. Освободившиеся наши матросы встали к орудиям…»
«15.38. Ход 9 узлов, курс Норд. Неприятель с дистанции 11 кабельтовых открыл огонь.»

- Кто сейчас командиром на «Конадонге»? - спросил Греве, не отрывая глаз от окуляра подзорной трубы. - Может, сам Грау? Ему  не привыкать, сколько раз ходил в рейды на "Уаскаре"...
- Лейтенант, перуанец. – отозвался Серёжа. – Как его бишь… имя – Педро, а фамилию, убей, не помню. Он до Антофангасты был у адмирала в адъютантах и напросился с ним на торпедеру «Република». Вроде, толковый и не трус.
- С канонерки пишут: «Веду бой!» - крикнул сигнальщик.
Британские корабли то и дело выбрасывали столбы плотного белого дыма – погонные орудия вели пристрелку.
- Догоняют… - прошептал Греве. – Дистанция уже меньше мили и сокращается.
- На «Конадонге» неполадки в машине. Еле-еле дают девять узлов, но надолго их не хватит. Недаром Грау, как только заметил погоню, приказал нам занять место в голове ордера.
- Может, им вздёрнуть паруса? – предположил барон. – Ветер, вроде, попутный, в полный бакштаг узла полтора добавит к ходу.
Его словно услышали – на канонерке пополз, разворачиваясь, вверх треугольный стаксель, потом стали одеваться прямыми парусами фок- и грот-мачты.
- Поможет, но ненадолго. – сказал Серёжа. От «Рейли» ни им, ни нам не уйти. Два лишних узла хода – это не шутки.
Он склонился к переговорной трубе.
- Оба орудия  - огонь по способности. Цель – «Рэйли».
И, повернувшись к рулевому, скомандовал:
-  Право четыре. Сигналец, пиши на «Конадонгу»: «Следуйте прежним курсом».
- Что ты затеял? – недоумённо нахмурился Греве.
- Англичане преследуют канонерку строем фронта. Если мы заложим крутую циркуляцию вправо, то сможем стрелять из обоих орудий по «Рэйли».
- Так и они нам ответят?
- Конечно, ответят. Но, во-первых, тогда им придётся хотя бы ненадолго оставить в покое адмирала. А во-вторых - на британском фрегате стоят дульнозарядные орудия Армстронга, а у нас – крупповские стальные казнозарядки. Частота залпа выше вдвое, и дальность действенного огня тоже. Если получится - попробую держаться вне зоны их досягаемости.
Грохнуло – британцы дали новый залп. В кабельтове за кормой канонерки выросли столбы воды.
-– Если они не изменят курс и по-прежнему будут преследовать «Конадонгу», мы подрежем «Рэйли» корму и раскатаем безнаказанно продольным огнём.
На баке «Луизы-Марии» громыхнула пушка. Секундой спустя ей ответило ютовое орудие.  Столбы от падений снарядов выросли почти вплотную к британскому фрегату. Тот в ответ плюнул огнём и дымом в сторону «Луизы-Марии».
- Почти накрытие… - прокомментировал Серёжа. -  Молодцы комендоры! А вот британцы стреляют паршиво, не лучше, чем при Свеаборге. Как говорится, не в коня корм… о, чёрт!
На корме канонерки сверкнуло пламя, полетели обломки.
- Попадание. – сказал барон. – Накаркал ты, Серж...
- Британцы поворачивают к норд-осту! – проорал сигнальщик.- Прибавили ходу!
- Увидели адмиральский вымпел и хотят его захватить. Для этого отрезают «Конадонгу» от берега, чтобы не выбросились. 
Серёжа в сердцах стукнул кулаком по ограждению мостика.
- Рулевой, право семь! Попробуем оттянуть их на себя...
Орудия «Луизы-Марии» дали новый залп. Снаряды легли между британскими кораблями, в ответ те дружно выпалили по «Конадонге». От кормы канонерки снова полетели обломки, потянулся хвост дыма.
Залп. На «Рэйли» сверкнуло в районе грот-мачты, вспухло дымное облачко - его тотчас унесло ветром.
- Попадание! – проорал сигнальщик. - Фрегат поворачивает влево!
- Ну вот, наконец-то снизошли   и до нас, грешных… удовлетворённо заметил Серёжа. -  Гревочка, увёл бы супругу жену в низы, там, всё же, безопаснее. Здесь скоро станет жарко.
Он показал на шкафут - там, возле дымовой трубы мелькало белое женское платье.
Барон обречённо покачал головой.
- Не знаешь ты её… Не пойдёт она в трюм. Бинокль, вон,  у меня отобрала, хочет всё видеть собственными глазами. Спасибо, хоть сюда не поднялась - а ведь рвалась, еле отговорил!  Ну, ладно, попробую…
Он повернулся к трапу, и в этот момент сигнальщик снова подал голос:
- С вест-норд-веста дымы! Мачты двух… нет, четырёх кораблей, идут на сближение.
Казанков вскинул бинокль.
-  Эскадра, четыре вымпела. – сказал он после короткой паузы. -  Похоже,  командор Риверос решил нанести визит на север, и теперь возвращается. Надо же, как не повезло…
Он опустил бинокль.
- Теперь, Гревочка, нам точно амбец. Против его броненосцев «Луизе-Марии» не продержаться и пяти минут. И уйти не получится – между ними и британцами мы как между молотом и наковальней.
- И что теперь делать? – прошептал барон. Физиономия его побледнела, лоб покрылся мелкими капельками пота. - Неужто сдаваться?
Казанков скривился, словно откусил лимон.
- Не рви душу, самому противно даже думать о таком. Но что нам остаётся, сам подумай? Драться с эскадрой мы не можем, только людей угробим. А так, вас – тебя, Девилля, команду «Луизы-Мариии» - не тронут, как бельгийских подданных и интернированных лиц. Ну а мы… что ж, правил войны на море мы не нарушали, так что на реях нас, как пиратов,  не вздёрнут.  Посидим в крепости, не привыкать.
- Вашбродие, флаги!.. Флаги не чилийские!
Серёжа снова прилип к биноклю.
- Англичане поворачивают!  - продолжал надрываться сигнальщик. – Уходят, вашбродь, как есть, уходят!
Греве, не веря своим глазам, смотрел на британский ордер. «Рэйли» и «Мьютайн» выполнили поворот «Все вдруг» и, отчаянно дымя, удалялись на зюйд. Орудия их молчали. 
Серёжа обернулся к барону. На лице у него расцвела детская улыбка.
- Наши! – прошептал он. – Ущипни меня, Гревочка, у меня галлюцинации – или же это действительно  наши!
Барон выхватил у  него бинокли, поднёс к глазам – и радостно охнул.
Никаких галлюцинаций у Казанкова не было. В цейссовских стёклах барон ясно видел, как под  гафелем головного фрегата трепещет на ветру огромное белое полотнище с косым крестом голубого цвета.
- Наши!..

http://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t410038.jpg
http://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t715087.jpg
http://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t304116.jpg

Отредактировано Ромей (22-07-2021 09:49:34)

+5

203

Ромей написал(а):

-  Гревочка, увёл бы супругу жену в низы, там, всё же, безопаснее. Здесь скоро станет жарко.

одно лишнее

+1

204

Гичка - нарядная, из дорогого красного дерева, как и многое на палубе «Луизы-Марии» - ткнулась носом в борт. Упал сверху, разворачиваясь, штормтрап; матрос подхватил его и Серёжа по деревянным ступеням поднялся на палубу. 
- Ну? Что они тут делают?
Греве, разумеется - он чуть не пританцовывал от нетерпения возле трапа. Камилла, дожидавшаяся вместе с ним возвращения Казанкова с русского флагмана, покосилась на супруга с явным неодобрением. 
- Бутаков не объяснил. – ответил Серёжа. -  Намекнул только, что действует в соответствии с  секретным предписанием из-под шпица. Сказал, что  после визита в Сан-Франциско эскадра повернула на юг, сначала в Панаму, а вот теперь и сюда. Загадочная какая-то история, но адмирал, похоже, знает, что делать.
- И куда они теперь?
Это уже Веня Остелецкий. Стоит рядом с бароном – руки за спиной, на лбу и на кителе свежие следы пороховой копоти. Когда пробили боевую тревогу он, вспомнив, по собственному выражению,  «артиллерийскую молодость» встал к штурвалам наводки орудия – и даже добился попадания в британский фрегат.
- В Кальяо, куда ж ещё? Кстати, Бутаков предложил «Луизе-Марии» следовать за его эскадрой.
- Значит, пойдём в Кальяо? – Греве радостно встрепенулся.  - А как же эти, прости господи,  калеки?
Все четверо, не сговариваясь, посмотрели  на «Конадонгу». Канонерка стояла в трёх кабельтовых от парохода.  Пожар на ней уже потушили, но без всяких биноклей было видно, что канонерка сильно осела на корму и накренилась.
- Хода дать они не смогут, буксировать – хлопотно, да и незачем.  – сказал Серёжа. – Решили сделать так: «Скоморох» оттащит канонерку  к берегу и посадит на мель. Перуанцы потом разберутся, что с ней делать. А команду примем на «Луизу-Марию».
- Жаль, адмирал погиб… – вздохнула Камилла. - Вот бы сейчас порадовался!
- Да, сеньору Мигелю Грау просто сказочно не повезло. – согласился с женой Греве.  – Надо же так: осколком первого снаряда точно в лоб! Никого больше не задело, а его – наповал…
- Вообще-то, на «Конадонге» трое убитых и семеро раненых. – заметил Остелецкий. – Среди них два моих пластуна. Но это уже потом, следующими попаданиями. И вот что, Серж… - он замялся,  – скажи-ка, мы и дальше пойдём под перуанской тряпкой?
И непочтительно мотнул головой, указывая на красно-бело-красное полотнище, лениво колышущееся на кормовом флагштоке. На миг барону почудилось, что лама с замысловатого герба, украшающего среднее, белое поле, укоризненно посмотрела на Остелецкого: «зачем  обижаешь? Почему сразу «тряпка»?..»
- Нет. – Казанков покачал головой. -  Теперь «Луиза-Мария» снова нейтральное судно.  Так что, Гревочка, возвращаю тебе твою собственность. Ступай к Девиллю, приводи его в чувство – водой, что ли, прикажи отлить… Как протрезвеет -  пусть принимает командование.
И кивнул на полубак, откуда неслось излюбленное матросами-бельгийцами шанти:
«Ах, прощай, ах, прощай, мы опять идем в моря,
К черту ром, да и девчонку прочь с колен — отплывай!
«Торопись — кричит нам ветер, — все не зря, все не зря,
Поспеши, пока попутный! Раз-два-три — не зевай!
Если снова хочешь в гости к тетке Кэрри,
Так не мешкай, собирайся к тетке Кэрри,
Где цыплят своих бедовых кормит в море тетка Кэрри
Прощай!..»

- Эти уже празднуют. Ты, Гревочка, кажется, сулил им тройное жалование?
И джина с ромом от пуза. – подтвердил барон. – При такой жизни – чего ж не петь? Я бы и сам…
Казанков повернулся к Камилле и заговорил сухим, официальным тоном:
- От имени флота республики Перу должен принести вам, баронесса, извинения за доставленные неудобства. Я невольно подверг вашу жизнь опасности….
Что за пустяки, Серж, милый!  - супруга Греве очаровательно улыбнулась.  - Наоборот, я очень вам благодарна. Побывать в настоящем морском бою – это так увлекательно и возбуждающе! Знаете, Шарль держал меня, словно в шкатулке, обложив ватой – туда не ходи, сюда даже взглянуть не смей! Право слово, скука смертная, а ещё путешествие!..
И лукаво взглянула на барона. Тот насупился. Серёжа поспешил скрыть усмешку.
- Кстати,  баронесса, забыл спросить -  как ваша... подопечная?
Камилла вздохнула.
- Бедная девочка перепугалась, сидит у себя в каюте, нахохлилась, как воробышек, вся дрожит. Может, вы её навестите, объясните, что опасность позади?
Серёжа слегка покраснел.
- Вообще, то я хотел предложить вам обеим отправиться на «Генерал-Адмирал».  Там вы будете в полной  безопасности.
Брови баронессы взлетели вверх
- Ну, что вы, зачем? Я вполне доверяю вам. К тому же, Серж,  вы сказали, что «Луиза-Мария» снова пойдёт под бельгийским флагом, верно? К чему тогда такие предосторожности, если нам больше ничего не угрожает? 
Серёжа развёл руками
- Что ж, не смею настаивать, в конце концов это ваше судно. Только, боюсь, мадам, вы не вполне верно понимаете ситуацию. Главная драка ещё впереди.

http://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t533117.jpg
http://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t294868.jpg
http://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t462726.jpg

Отредактировано Ромей (22-07-2021 16:40:45)

+4

205

Ромей написал(а):

Тёмная какая-то ситория, но адмирал, похоже, нает, что делать.

История, знает.

+1

206

Перезалил

0

207

Ромей написал(а):

- Может, им вздёрнуть паруса? – предположил барон. – Ветер, вроде, попутный, в полный бакштаг узла полтора добавит к ходу.

Разве так говорят? Про "поднять паруса" слышал и читал много раз, но "вздёрнуть"?

+1

208

По всякому говорят. и "поднять" и "вздёрнуть" и "распустить".
А штатно, по уставу:  "все наверх, паруса ставить".

Отредактировано Ромей (22-07-2021 14:20:28)

0

209

Ромей написал(а):

По всякому говорят. и "поднять" и "вздёрнуть" и "распустить".

Ну стереотип то, про "вздёрнуть"... там несколько иной смысл. :)

+2

210

XII
Перу.
На рейде Кальяо.
…января 1880 г.

Приземистые чёрные силуэты маячили у самого горизонта: мачты, трубы, стелющиеся дымы. Четыре боевых корабля, четыре слитка брони, орудийной стали, гения судостроителей… и живых людей. Тех, кто сейчас на  палубах, в кочегарках, на мостиках – и с такого расстояния их не разглядеть даже в самый сильный бинокль.
Они там. Они пришли. Секретная депеша, полученная Повалишиным от русского консула в Кальяо, не обманула. Вот они:  «Генерал-Адмирал», «Минин», «Клеопатра», «Скоморох». Эти корабли ворвались в устье  Хамбера, наводя панику на лондонские биржи и судоходные компании, а потом пересекли Атлантику, чтобы вместе с североамериканцами ещё раз щёлкнуть по носу одряхлевшего британского льва.
Иван Фёдорович, ощутил, как к горлу подкатывает комок, глаза предательски увлажнились. Он сам служил на «Клеопатре» во время славного похода эскадры Бутакова – и теперь едва сдерживал слёзы при виде знакомого фрегата.
«Клеопатра» досталась России как трофей в славной кампании 1878-го года и сохранила название согласно традиции, учреждённой ещё Петром Великим: первому кораблю какой-либо нации, взятому с боя, следует оставить прежнее название. Так в Российском флоте появился, например, линейный корабль «Ретвизан», взятый на шпагу в 1790-м году в бою у Свеаборга  - история склонна повторяться…
Повалишин огляделся. «Тупак Апару» стоит в трёх кабельтовых от пирса, противоминные сети вывешены на длинных выстрелах, канониры бдят у орудий.  Рядом коптит  южноамериканское небо единственной своей трубой монитор «Манко Капак». Дальше – его близнец «Атауальпа», а за ними низкий, напоминающий формой крышку гроба «Лоа», ни разу за всю кампанию не покидавший гавани.
По сравнению с силами противника – слёзы, соломинка, за которую Иван Фёдорович схватился в попытке потянуть время, дождаться.
И – дождался ведь!  Сеньор Гальварино Риверос Карденас, командор  -  теперь эта игра не ваша. Если вы обезумеете настолько, чтобы решиться вступить в бой с русской эскадрой, то, как говорят янки, не забывайте следить за своей спиной.
У Повалишина есть, чем в неё ударить.

Трап скрипнул, закачался. Барон протянул руку и помог Казанкову подняться на палубу. Тот благодарно кивнул и наклонился, отряхивая колени щегольских мундирных брюк.
- Ну, брат, не тяни кота за… Ивана Фёдоровича видел?
Серёжа выпрямился.
- А как же! И видел, и депешу бутаковскую вручил. Не поверишь: он теперь адмирал, командует всем их военным флотом вместо Грау!
- Вот это да! – Греве присвистнул от удивления. – А у нас он кем был, капитаном первого ранга?
- Второго. После «Стрельца» Иван Фёдорович так и не получил своей корабль, был старшим офицером на «Клеопатре».  «Тупак Амару» не в счёт, это уже у перуанцев.
Барон удивлённо вздёрнул брови.
- Вот это я понимаю: человек сделал карьеру!
- Ничего ты, Гревочка, не понимаешь, а завидовать -  дурно. Он мне сказал, что сразу после войны выйдет в отставку и займётся наукой.
- Наукой? С чего это вдруг?..
- Да вот, увлёкся культурой здешних аборигенов, хочет устроить какую-то экспедицию, я толком не понял. Ну да сам расспросишь – если доживёшь, конечно.
- Типун тебе на язык! – барон едва не сплюнул на палубу, но вовремя удержался.
- А что? Пока я ездил к Ивану Фёдоровичу, Бутаков направил на чилийский флагман ультиматум с требованием не препятствовать эвакуации европейцев, проживающих в Кальяо. А вот как они на него среагируют – это, брат, одному Богу известно. Вот полезет чилийский командор на рожон – что будем делать, снова удирать? А у него между прочим, два полноценных броненосца, не «Минину» с «Генерал-Адмиралом» чета. Те  только полуброненосные фрегаты, и для боя в линии годятся с большой натяжкой.
Греве задумался.
- Вообще-то ты прав. Я про командора Ривероса, начальника чилийской эскадры, много чего слышал, да и встречаться приходилось. Чванливый, самоуверенный тип, к тому же – весьма недалёкий. От такого всякого можно ожидать. Вполне может и полезть на рожон. И вот тогда…
По палубе прошелестели лёгкие шаги и барон обернулся, умолкнув на полуслове.
Камилла, дорогая! А вот мы с Сержем…
- Вижу, вижу…. - баронесса укоризненно покачала головой. – Война, политика – словом, всё, как обычно. дела, как всегда.  А о моей просьбе -  признайтесь, Серж, вы забыли?
Казанков погрустнел.
- Не забыл, мадам… хотя, может, лучше было бы и забыть.
- Что, подтвердилось?
- Увы. Лейтенант Родриго Гальвес геройски погиб в ночь на Рождество на своей миноноске. Тело не найдено. Не ошибся тот чилийский капитан.
Он откашлялся -  слова вдруг сделались жёсткими, колючими, застревали в горле.
..спросить, что ли, воды? Нет, неудобно...
- Ачиве… в смысле, мадмуазель Марии-Эстебании уже сказали?
- Нет. Ждали, когда всё выяснится наверняка. Надеялись – а вдруг ошибка? 
- Нет ошибки.  – вздохнул Серёжа. – Теперь уже точно – нет. Иван Фёдорович говорил: с утра обшарили шлюпками бухту, всё впустую.
- Ну, ладно, что ж теперь… - Камилла сокрушённо покачала головой. – Только, прошу вас Серж, ничего не говорите бедняжке. Я сама, когда будет подходящий момент…
- Вам виднее, мадам. – Серёжа почтительно поклонился. – А сейчас – прошу извинить, мне ещё на «Генерал-Адмирал» нужно, доложиться Бутакову.
- А потом куда? – спросил барон. Видно было, что он завидует деятельному товарищу.
Назад, к Ивану Фёдоровичу. Хочет, чтобы я принял командование «Тупаком Амару». А его дело – эскадра.
Сделал ручкой Камилле, повернулся – и полез вниз по трапу.

http://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t135393.jpg
http://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t677515.jpg

Отредактировано Ромей (23-07-2021 08:36:18)

+4