Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Ермак 8. Интервенция.


Ермак 8. Интервенция.

Сообщений 21 страница 30 из 274

21

Курсант написал(а):

А кто из вас скажет и покажет на карте Российской империи начала XX века, не заглядывая в Инет,  где конкретно в Якутии или Архангельской области добывали алмазы,

С возрастом мой палец стал толще. В глобус ткну - без осечки зацеплю район Мирного.
А без шуток - я был в Мирном. Так вот для определения места карьера-кимберлитовой трубки мне нужно привязаться к линии электропередачи и автобусной остановке. Всё что помню.  http://read.amahrov.ru/smile/guffaw.gif

Отредактировано ВинепегНави (22-10-2021 19:09:16)

0

22

Андрей79 написал(а):

Прочитал про Зверева... все равно не понимаю, как человек мог закрыть пробоину в паропроводе, из которого хлещет струя пара в 12 атм...

Вот здесь подвиг Зверева описан так :

японский снаряд пробил обшивку в районе машинного отделения, осколками посекло паропровод. Миноносец «Сильный» превратился в неподвижную мишень.
Сквозь обжигающий пар к месту повреждения паропровода первым подбежал старший инженер-механик Зверев. Схватив попавшийся под руку пробковый матрас, он попытался набросить его на рваную трубу, из которой била смертельная струя перегретого пара. Тщетно – матрас отбросило в сторону. Мгновение на раздумье, чем можно надежно зафиксировать заплатку? – инженер-механик Зверев поднял матрас и бросился на раскаленный паропровод, плотно прижавшись к нему своим телом.

Отредактировано Jinn0006 (22-10-2021 19:26:17)

+4

23

Глава 1. Союзники.
- Господа, я ещё раз поднимаю этот бокал за наших спасителей, за доблестных офицеров Кайзерлихмарине. За вас, господа! – Вогак с бледным лицом отсалютовал бокалом с коньяком двум германским морским офицерам, сидящим за столом, и выпил.
Я, Панфёров и Селезнёв, встав, поддержали генерала. Командир бронепалубного крейсера «Нимфе» фрегаттен-капитан барон Клейст и командир истребителя «Таку» капитан-лейтенант фон Шварценберг также поднялись на ноги и, коротким кивком поприветствовав тост Константина Ипполитовича, медленно вдохнули пары коньяка и браво  опрокинули бокалы.
Я выпил не знаю уж какой по счёту бокал под тосты за наших спасителей, но алкоголь не брал абсолютно. Видимо, нервная система от всего пережитого всего лишь несколько часов назад до сих пор впрыскивала в кровь адреналин в больших количествах, при этом её ещё и коньяк подстёгивал.
Да, появление германских кораблей и их действия спасли наш корабль от верной смерти. Когда японские истребители отвалили в сторону, мы, дойдя до германского крейсера, попросили у немцев два часа на ремонт, для чего надо было лечь в дрейф, либо принять на борт дипмиссию российского императора и доставить её в Тонгу.
  Фрегаттен-капитан барон Клейст пошёл нам на встречу, и «Нимфе» вместе «Таку» легли в дрейф, прикрывая наш миноносец с двух сторон. Японские истребители, развернувшись, прошли мимо тройки лежавших в дрейфе кораблей, но атаковать под нацеленными стволами 105-мм орудий, способных выпустить до пятнадцати снарядов в минуту, не рискнули и вскоре скрылись за горизонтом.
Два часа прошли быстро. Под руководством стармеха Зверева, непонятно как остававшегося на ногах, тело кондуктора Васильева сняли с паропровода, который на скорую руку залатали с помощью хомутов, устранили другие повреждения, какие были в силах сделать за это короткое время.
Потом весь экипаж собрался на палубе. Морю предали тело спасшего корабль кондуктора Васильева Владимира Ивановича и ещё девяти погибших моряков. Решение похоронить в море павших в бою приняли сообща.
Как сказал генерал Вогак, христианское кладбище в Тонгу постоянно подвергается разорению со стороны китайцев, и лучше похоронить моряков по морскому обычаю. Так Бохайское море стало местом захоронения ещё десяти русских моряков.
Кроме десяти погибших ещё тринадцать человек было ранено. Среди них оказался и генерал Вогак. Осколок снаряда непонятно как залетевший в помещение, где он находился, вспорол Константину Ипполитовичу плечо. Слава Богу, рана была небольшой и до того момента, когда ему смогли оказать помощь, кровотечение уже остановилось, благодаря платку, который Вогак наложил на рану под мундиром.
Командир «Нимфе» узнав, что одним из представителей дипмиссии является раненный генерал, прибыл на борт «Лейтенанта Буракова» вместе с врачом и парой санитаров крейсера.
После оказания помощи раненым барон остался на похоронах. Был шокирован, узнав про подвиг кондуктора Васильева. В результате все раненые, включая Константина Ипполитовича, были переправлены на германский крейсер. Фрегаттен-капитан клятвенно пообещал, что всем раненым будет оказан достойный уход и на корабле, и когда крейсер вернётся в Циндао в германском госпитале. После завершения лечения русские моряки будут переправлены в Российскую империю.
Закончив со всеми хлопотами, корабли на десяти узлах пошли к устью реки Пейхо к фортам крепости Дагу.  В Чжилийском заливе барон Клейст вместе с генералом Вогаком перешли на борт «Таку» и два миноносца спокойно поднялись по реке до города Тонгу, откуда ранним утром на поезде я и Константин Ипполитович должны были отправиться до Тяньцзиня, а командир «Нимфе» как выяснилось до Пекина, выполняя какую-то свою миссию.
Ожидая поезд, оккупировали небольшой кабинет  ресторана при гостинице европейского типа, где остановились до утра, и вот уже час чествовали своих спасителей. Времени у нас было вагон и маленькая тележка.
- Господа, я хочу поднять этот бокал за мужество русских моряков. Сегодня я стал свидетелем подвига Российского императорского флота. Один миноносец принял бой против трёх и потопил один из них. А то, что совершил ваш кондуктор Васильев – это, это… Я не могу подобрать слов. Подвиг?! Но этого слова слишком мало. Не знаю смог ли кто-то матросов Кайзерлихмарине повторить такое. Я буду писать Кайзеру с просьбой, наградить этого храброго и самоотверженного матроса. Теперь я понимаю, как вы одерживаете победу одну за другой на море в битвах с японцами. За ваше мужество! - прервал мои воспоминания барон Клейст, который, закончив говорить очередной ответный тост, чисто по-русски махнул бокал, будто это не благородный коньяк, а водка или шнапс. По-русски он, кстати, говорил, как на родном.
За такой тост все дружно поднялись и выпили. Приземлившись за стол в молчании закусили, делая перерыв между возлияниями, чему я был откровенно рад. Офицеры Российского императорского флота и  Кайзерлихмарине оказались достойны друг друга в принятие на грудь больших количеств благородного напитка. Я хоть и был пока трезв из-за взбудораженной нервной системы, но прекрасно осознавал, что мне с моряками не тягаться. Да и за Вогака несколько переживал, здоровым он отнюдь не выглядел. Ушибленные рёбра в тугой перевязке, раненое плечо, но Константин Ипполитович держался молодцом, несмотря на бледный вид.
- Тимофей Васильевич, а вы обещали песню, - нарушил невольно возникшее молчание кап-два Панфёров, положив нож и вилку.
- Константин Александрович, уместно ли сейчас будет петь? – попытался я отбрехаться.
- Что за песня? – поинтересовался Вогак.
- Ваше превосходительство, полковник Аленин-Зейский перед началом боя с японцами пообещал мне исполнить песню посвящённую морякам, ничуть не хуже песни про подвиг «Варяга».
- О-о-о… Крейсер «Варяг»! Мозампо! Мы слышали о том бое! Это гроссен виктория! – вмешался в разговор фон Шварценберг, который на русском языке говорил значительно хуже командира крейсера, но всё понимал хорошо.
- А что уже про этот бой сложена песня? – поинтересовался барон Клейст.
- Да, господин фрегаттен-капитан. И с нами за столом сидит её автор, - Панфёров головой показал, кто является этим автором.
- Тимофей Васильевич, просим, - попросил, как приказал генерал Вогак.
- Господа, но без музыкального сопровождения, как-то…
- Я об этом позаботился. Старший инженер-механик Зверев любит исполнять романсы под гитару. Так что…, - Константин Александрович поднялся из-за стола, сходил в угол кабинета и вернулся назад с гитарой. – Насколько мне известно, Вы, на этом инструменте  музицируете. Начните с «Варяга».
Дальше отказываться становилось неудобным, поэтому взяв гитару и чуть подправив её под себя, как и просили, начал с песни о подвиге русского крейсера. Вскоре ко мне присоединились Панфёров и Селезнёв. Получилось, может быть, и не так музыкально, но зато очень душевно, даже наших германских друзей пробрало.
- Превосходно, - произнёс командир «Нимфе» и захлопал в ладоши, к нему присоединился фон Шварценберг.
- Кстати, господин фрегаттен-капитан, Константин Александрович и Семён Владимирович были участниками той битвы, - произнёс я, переводя стрелки.
Этот манёвр, пока Панфёров и Селезнёв рассказывали о морском бое на рейде Мозампо, оттянул исполнение песни на десять минут, и за это время, я на скорую руку изменил пару строк, приводя песню к современной обстановке.
По окончании рассказа все дружно выпили за «Варяг» и его подвиг. Тут принесли горячее, и все дружно приступили к его уничтожению. Всё-таки под лёгкую закуску выпито было прилично.
- Тимофей Васильевич, первый голод утолили и теперь ждём песню, которую вы обещали Константину Александровичу, - улыбаясь, произнёс Вогак, щёки которого от коньяка и горячей пищи разрумянились.
Понимая, что дальше отвертеться не удастся, я взял первые аккорды, а потом запел:
Прощайте, Артурские скалы!
На подвиг Отчизна зовет.
Мы вышли в открытое море,
В суровый и дальний поход.
А волны и стонут, и плачут,
И плещут на борт корабля...
Растаял вдали полуостров Тигровый,
Теперь это наша земля.

Я пел, а перед глазами вставали картинки недавнего боя, лицо деда, кадры из военно-морской хроники про Великую Отечественную войну. Возникло чувство какого-то единения тех и сегодняшних событий. Всё повторяется, а мужество и бесстрашие русских моряков остаётся неизменным.
Корабль мой упрямо качает
Крутая морская волна,
Поднимет и снова бросает
В кипящую бездну она.
Обратно вернусь я не скоро,
Но хватит для битвы огня
Я знаю, друзья, что не жить мне без моря,
как море мертво без меня.

«Извините авторы этой песни, не помню кто вы, но сейчас она нужна в этом мире. Пусть она станет гимном Тихоокеанской эскадры. Им ещё тащить и тащить на себе все тяготы этой войны», - промелькнуло в мыслях.
Нелегкой походкой матросской
Иду я навстречу врагам,
А после с победой геройской
К скалистым вернусь берегам.
Хоть волны и стонут, и плачут,
И плещут на борт корабля,
Но встретит героев - артурцев с поклоном
Российская наша земля!

Я закончил песню, и в кабинете наступила тишина.
- Дал же Бог вам талант, Тимофей Васильевич, - растроганно произнёс Вогак, смахнув слезы, появившиеся в уголках глаз.
- Я знаю, друзья, что не жить мне без моря,
как море мертво без меня. Будто бы про меня, - произнёс Панфёров, часто моргая заблестевшими глазами.
- Вы уже считаете Порт-Артур своей землёй, - вопрос Клейста вернул меня на грешную землю.
Я посмотрел в трезвые глаза фрегаттен-капитана и задумался, что же ответить, но тут мичман Селезнёв с каким-то юношеским максимализмом и задором произнёс:
- Как сказал император Николай I: «Где раз поднят русский флаг, он уже спускаться не должен!». Эта фраза выбита на памятнике адмиралу Невельскому во Владивостоке.
Барон вежливо улыбнулся, а я бросил быстрый взгляд на Вогака. Тот на мгновение закрыл глаза, как бы призывая к спокойствию.
Слава Богу, в этот момент за стеной кабинета шум общего зала ресторана значительно усилился и перерос в гвалт.
- Что-то случилось?! – несколько обеспокоенно произнёс барон Клейст.
- Насколько я услышал и смог разобрать – в Бомбее потоплены английские корабли, - Вогак прислушался, но ор стоял такой, что разобрать отдельные слова не получалось. – Тимофей Васильевич, вы же говорите по-китайски, не узнаете, что же произошло.
Я, утвердительно кивнув, вышел из кабинета и вскоре вернулся назад со срочным вечерним выпуском местной газеты. Оказывается, продавец газет как-то просочился в зал ресторана, надеясь на более состоятельную публику, и начал громко рекламировать последнюю газетную новость, а она была, действительно, сногсшибательной, поэтому и реакция посетителей была столь бурной.
- Ваше превосходительство, извините, но с чтением китайских газет у меня проблемы, не так уж и хорошо я знаю их письменность. Как бы не переврать новость, - произнёс я, передавая газету Вогаку.
- Так, посмотрим, что здесь у нас, - генерал развернул газету, быстро пробежал колонки иероглифов и помотал головой. – Однако, господа, вот это новость!
Все присутствующие за столом замерли, ожидая продолжения.
- В порту Бомбея состоялась передача шести английских  броненосцев типа «Канопус» и четырех броненосных крейсеров типа «Дрейк» Японской империи. Вчера вечером над английским кораблями взвились флаги Страны Восходящего Солнца, а ночью они были атакованы на рейде небольшими миноносками, принадлежность которых к какому-то государству не установлена, но предположительно это были русские. Больше просто некому, - генерал усмехнулся. – Отличный аргумент для газеты!
- А какие результаты атаки?! - Перебил генерала мичман Селезнёв и тут же, смутившись, покраснел. - Извините, Ваше превосходительство!
- Да Бог с вами, Семён Владимирович. А результаты просто потрясающие, господа. Британский или Японский флот потерял три броненосца типа «Канопус» и два броненосных крейсера типа «Дрейк», - Вогак замолчал, а потом с улыбкой продолжил:
- Семён Владимирович, руку менять не будем. Разлейте-ка нам по бокалам коньяка. Такую новость надо отметить!
Несколько пришибленные озвученной информацией все присутствующие за столом молча смотрели на то, как раскрасневшийся мичман наполняет бокалы.
- Ваше превосходительство, а потери среди миноносок есть? – нарушил я молчание.
Генерал вновь заскользил глазами по столбцам текста, и постепенно довольная улыбка исчезла с его лица.
- Пишут, что две миноноски потоплены, а одна была повреждена, но сумела вырваться с рейда, - тихо произнёс Вогак.
- Это, как и в Мозампо вновь отличились ваши новейшие быстроходные торпедные катера, Ваше превосходительство? – задал вопрос фрегаттен-капитан.
«Не хрена себе, насколько этот барон Клейст в курсе про нашу торпедоносную вундервафлю. Термин торпедные катера используется в довольно-таки узком кругу. Течёт где-то, течёт! Официально – это малый миноносец проекта «Барракуда». Название такое было выбрано из-за того, что обычно барракуды подстерегают свою жертву в засаде, но довольно часто небольшими группами они нападают на косяки рыб, атакуя их на большой скорости, на ходу отхватывая куски плоти мощными челюстями. Символично так назвали, - я мысленно покачал головой. – Надо будет Лаврова и Едрихина напрячь. Откуда-то информация  по «Барракудам» к германцам ушла?! И, вернее всего, из Порт-Артура».
- Господин барон, в газете написано, что английские, точнее, уже японские корабли в порту Бомбея атаковали малые миноноски неизвестного государства, - Вогак обаятельно улыбнулся. – Насколько мне известно, в Порт-Артуре есть несколько малых миноносцев, но они предназначены для охраны береговой зоны и неспособны уходить далеко в море. Я не ошибаюсь, Константин Александрович?!
Этот полувопрос-полуутверждение был задан капитану 2 ранга Панфёрову.
- Насколько я знаю, наши «Барракуды» имеют дальность хода не больше четырёхсот миль, да и волну держат слабо. Как они могли оказаться в порту Бомбея, даже представить себе не могу, - как можно честнее произнёс командир «Буракова».
Фрегаттен-капитан понимающе улыбнулся, а потом поднялся с бокалом в руке и произнёс:
- Выпьем за очередную победу русского флота! Хорошо, когда у Германии есть такой союзник! Прозит!

Отредактировано Курсант (26-10-2021 09:35:57)

+24

24

Курсант написал(а):

тело кондуктора Васильева сняли с паропровода, на скорую руку с помощью хомутов его залатали

Фраза какая-то... Такое чувство, что с помощью хомутов залатали тело кондуктора. Может, заменить на

тело кондуктора Васильева сняли с паропровода, который на скорую руку залатали с помощью хомутов

+1

25

Курсант написал(а):

Уважаемые, форумчане!
Очень хорошо рассуждать про алмазы и прочие богатства земных недр, имея под рукой Интернет.
А кто из вас скажет и покажет на карте Российской империи начала XX века, не заглядывая в Инет,  где конкретно в Якутии или Архангельской области добывали алмазы, на Колыме и Камчатке - золото, в Башкирии, Татарстане, Самарской области - нефть, под Красноярском - никель и кучу других редких металлов. То же самое про Берег скелетов. Ткните пальцем... Вот здесь!
Если и найдётся такой, то один на миллион, если не больше. ГГ спецназовец, а не геолог. Общие знания есть, а конкретики нет. А Якутия, Колыма, Камчатка, Башкирия и прочие губернии большие. Сто лет будешь искать и не найдёшь.

Ну я покажу. И не только эти. А толку? В то время не было технологий добычи алмазов из кимберлитовых трубок, в условиях вечной мерзлоты, когда практически отсутствовала кора выветривания, давшая толчок к развитию кимберлийской алмазной лихорадки. Ну где было найти толпы людей вместо экскаваторов для добычи кимберлита, дробления, промывки, отсева и прочего.
Что касается нефти в Башкирии, то она была известна с достаточно давних времен. Там она просачивалась на поверхность. Но российской империи не хватало сил на то, чтобы заниматься ею. Она нафиг не нужна была в начале века. Хватало Кавказа.
Относительно золота Колымы его так же добывали еще в конце 19-начале 20 века старатели. И опять же все упиралось в отсутствие возможностей организовать добычу его там в промышленных масштабах. Просто и тупо не было такого количества отморозков, которые рванут в те места и выживут. В России были тогда более близкие бодайбинские прииски, которые не могли нормально обеспечить рабсилой и снабжением, чего уж говорить про Колыму. Вон, Балейское месторождение не могли в начале века нормально освоить.
У России всегда была одна из важнейших проблем - людей мало. Так что показывай, не показывай где лежат сокровища на территории царской России все бесполезно.

+1

26

Gabitus написал(а):

У России всегда была одна из важнейших проблем - людей мало. Так что показывай, не показывай где лежат сокровища на территории царской России все бесполезно.

Не совсем так.
Добавил бы ещё и отсутствие технологий.
Башкирская верховая доступна, но её мало. Это совсем не бакинские/грозненские размеры.
Нефть Татарии - её больше. С пяток озёр можно указать достаточно легко. Вот только залегание - почти два км. Тупо нет приемлимо й по цене технологии бурения на такую глубину.
Да и Мир и метеоритный кратер найти можно и уложившись в разумную цену. Вот только опять же  - технологии.
Мир - всё верно. Нет экскаваторов и БелАЗов. А тачками - не смешно.
Пипигай, как это не смешно, но при наличии дирижаблей проще. Тем более даже нынче весь Пипигай не нужен. Хватит и "совочком" с боку копнуть. Вот только кому в 1900 году нужны суперабразивы?
А деньги можно взять проще и дешевле. Провести соответствие использование казённых земель к договорам и законодательству РИ. Там половину можно изъять в казну со штрафами пользователям. Лена - там и каторга в полный рост. Юз и вообще весь южный куст - каждого первого под конфискацию, а каждого второго ещё и на каторгу.
Да и простейший ход с вводом госмонополии на продажу зерна за границу даст удвоение госбюджета. Или поиграться с пошлиной на вывоз в 250%.
Проверка всех частных железных дорог, с момента начала их строительства, и честность исполнения договоров. Ну и конфискация всего нажитого воровством.
Только ктож это Императору это позволит.

+1

27

Курсант написал(а):

Циндано

Циндао

+1

28

Курсант написал(а):

Потом весь экипаж собрался на палубе, и предали морю тело спавшего корабль кондуктора Васильева Владимира Ивановича и ещё девяти погибших моряков.

Опечатка. спасшего

+3

29

Андрей79 написал(а):

(так понимаю, написано по аналогии с имевшим место в ВОВ случаем, когда юнга закрыл собой коллектор двигателя на катере - но, там несопоставимое давление)...

Читал как-то, что на самом деле до юнги Саши Ковалева коллектор попытался закрыть собой механик катера, но не удержался и отлетел в сторону, после чего уже Ковалев вцепился мертвой хваткой... Так Сашка в тот раз еще и жив остался, и воевать продолжил...

+1

30

Курсант написал(а):

Командир «Нимфе» узнав, что одним из представителей дипмиссии является раненный генерал, прибыл на борт «Лейтенанта Буракова» месте с врачом и парой санитаров крейсера.

Вместе

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Ермак 8. Интервенция.