Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



1942- 94

Сообщений 731 страница 740 из 740

731

Автомобиль подкатил к воротам. Массивные железные створки медленно распахнулись, пропуская на территорию. С первого взгляда Ивану стало ясно, что сбежать отсюда при случае, как это он себе мыслил, точно не получится. Он сразу приметил - нигде не видно охраны, но чувство, что за тобой следят, не покидало ни на секунду. Местной службе безопасности можно было смело поставить “зачет”.
          Они прошли по дорожке из гравия и поднялись на широкое крыльцо. Дом боссов встретил тишиной, сумраком, и широко распахнутыми дверями, отчего производил гнетущее впечатление.
-- Тут всегда так радушно встречают? – попытался пошутить он, разряжая обстановку.
-- Почти, - уныло пожал плечами Серов, оценив обстановку. В отличие от последнего визита, этот больше походил на ловушку, гостеприимно раскрытую клетку, ожидающую очередного гостя – будущего узника. Прав был Вампир, почувствовав тогда скрытую опасность.
-- Но, если чего странного увидишь, шибко не удивляйся. – Вспомнив реакцию Вампира на “говорящее радио”, сообщил он, поднимаясь по ступенькам.
-- А чего тут может быть странного? Тут все – один большой театр абсурда!
-- Ты главное со всем соглашайся.
-- Даже если головой об стену постучаться?
-- Даже, - посоветовал Серов. – А там – посмотрим.
Иван промолчал, решив действовать по ситуации.
А ситуация стала развиваться совсем неожиданно. Когда они подошли к массивным дверям в конце коридора, те бесшумно распахнулись, пропуская в следующее помещение, но, стоило переступить порог, как они захлопнулись за спиной, оставив в полной темноте. Они молча застыли на месте. Почти не дыша, дожидались, что произойдет дальше. Но, спустя минуту и две, и десять – ничего не происходило.
-- Эй! – Решился подать голос Серов. – Мы уже здесь! Что за шутки?
Ему ни кто не ответил, только Наумов недовольно запыхтел над ухом, соображая, как поступить дальше.
-- Это и есть твои странности?

0

732

Тот не ответил, только что-то тихо бормотал себе под нос.
Неожиданно зажегся свет: не резко-ослепительный, а мягкий, медленно разгорающийся, поэтому жмуриться не пришлось.
Посреди комнаты стоял невысокий мужчина пенсионного возраста.
-- Добрый день!
Был он немного лысоват, но имел благородную, ухоженную шевелюру с сединой на висках. Одет тоже по высшему классу – в дорогой, явно сшитый на заказ костюм черного цвета, белоснежную рубашку, в манжетах которой сверкали камушками золотые запонки. От него так и веяло богатством и властью, и Наумов сразу догадался, что перед ним “тот самый большой босс”.
-- И вам не хворать…- выпалил первое, что пришло на ум.
Серов толкнул его локтем в бок.
-- Добрый, Сергей Сергеевич! – У него даже от сердца отлегло, что нет никаких сюрпризов. – Вот, явились по вашему требованию.
-- Вижу, - усаживаясь в огромное кресло, произнес босс. – А куда бы ты делся?
Он почти утонул в этом кожаном гиганте. Пигмей на троне великанов. Смотрелось это настолько комично, что  Иван не смог сдержать улыбки.
-- Что вы улыбаетесь, молодой человек? – подняв бровь, спросил он. – Я что-то смешное сказал?
Серов вновь толкнул его в бок, на что получил такой же ответ.
-- Вы и есть тот самый “неучтенный гость из будущего”? – продолжил Сергей Сергеевич. – Долго мы за вами гонялись!
-- А я от вас и не бегал! – зло бросил Иван, краем глаза заметив, как Серова перекосило от этих слов. Лицо его побагровело, глаза полезли из орбит.
-- Что ты несешь? – прохрипел он. – Ты угробишь нас…
-- Успокойтесь Николай, вы тут не причем. Молодой человек просто не совсем понимает, во что ввязался. Вы же – все сделали правильно и, с моей стороны, к вам нет никаких претензий. – Босс “вылез” из кресла и, подойдя к Ивану почти вплотную, заглянул в глаза. – Я правильно выразился? 
От этого взгляда замутило. Наумов с трудом проглотил вязкий комок, образовавшийся в горле и, кивнул в знак согласия.
-- Вот видите – мы всегда найдем общий язык.
Он вернулся в кресло. 
-- Вы, Николай, пока свободны. Отдохните, погуляйте по нашим “пенатам”. – Сергей Сергеевич хлопнул ладонями и, на пороге, словно двое из ларца возникли дюжие охранники. – А мы с молодым человеком немного побеседуем. Кстати, простите за мою бестактность – как вас зовут?
-- Иван…- произнес тот.
-- Прекрасное русское имя. А меня, как вам уже известно – Сергей Сергеевичем нарекли. В моем возрасте уже можно по имени-отчеству, вы не находите?
Наумов кивнул, переминаясь с ноги на ногу.
-- Замечательно!
Сергей Сергеевич щелкнул пальцами и посреди комнаты, стараниями охраны, возник столик уставленный вазами с различными фруктами, конфетами и хрустальным графином с янтарной жидкостью.
-- Угощайтесь! – повел рукой хозяин. – У нас будет долгий разговор.
Иван уселся на подставленный молчаливым охранником стул.
-- Угощайтесь, Иван! – повторил тот.
Секьюрити наполнил бокалы из графина и, взяв под локоть онемевшего Серова, удалился из комнаты, прикрыв входную дверь.
Несколько минут молчали, разглядывая друг друга. Затем, Иван, подняв бокал, выпил и произнес:
-- Зачем я вам нужен?
-- А как вы думаете? – усмехнулся собеседник.
-- Ну, не конкурент же я вам…
-- Нет, конечно. Даже близко нет.
-- В чем тогда причина?
Босс усмехнулся.
-- Перейдем на “ты”? – предложил он. – Так проще.
-- Как скажите, - согласился Иван.
Сергей Сергеевич взялся за графин, разлил еще по порции. Поднял свой бокал и, пригубив содержимое, произнес:
-- Представь себе, до сих пор, все пришельцы из будущего были под моим контролем. Все они попадали сюда с помощью моей корпорации. Но, иногда по тем или иным причинам, случались проколы. Нестабильность машины времени могла спровоцировать завихрения в некоторых точках пространства, далекого от самой машины. Мы пытались вычислить эти точки по векторам, но, всякий раз они менялись. Сюда попадал различный мусор из будущего. Он вызывал возмущения во временной аномалии и мешал нормальной работе оборудования. Начались проблемы…
-- Зачем все это? – выпитый коньяк ударил Ивану в голову. – Зачем менять прошлое, если это повлияет на будущее?
-- Ты заблуждаешься – время изменить нельзя!
-- Но… - попытался было опровергнуть это утверждение Наумов.
-- Никаких “но”. – Веско парировал собеседник. – Будущее изменить нельзя, так же как и повлиять на прошлое. То, что сейчас происходит с нами – можно назвать одним словом – присутствие.
-- А как же все эти проекты Николая?
-- Все это – блеф. То, что он продвигает летчикам – придумано в этом времени. Он только дает толчок развитию технологий. Ничего более.
-- Что ты хочешь этим сказать? – Удивился Иван. – Мое присутствие здесь – тоже блеф? Тогда объясни, каким образом я сюда попал?
-- Вот это я и хотел бы узнать…

0

733

-- Да я и сам хотел бы это знать.
Повисла неловкая пауза.
-- Тогда расскажи мне об этом. Что ты помнишь?
Наумов промолчал, соображая, стоит ли рассказывать все этому “бизнесмену от времени”. Посмотреть с другой стороны – чего скрывать? Ни один здравомыслящий человек никогда не поверит в его рассказ, а жизнь, она штука такая – и закончить ее в стенах психиатрической лечебницы, или в застенках спецслужб, никак не хотелось.
Решено.
Употребив еще коньяка, Наумов выложил все.
Сергей Сергеевич слушал, не перебивая, только иногда ухмылялся, округляя глаза в самых “острых” местах повествования.
-- Занятная история, - выдохнул он, когда Иван закончил рассказ. – И ты можешь показать то место, где нацисты ставили эти эксперименты?
-- Нет, конечно, - признался тот. – Даже примерно не знаю где это.
-- Жаль, жаль, - постучал пальцами по крышке стола босс. – Хотя…
-- Что? – Напрягся Наумов.
-- Еще не все потеряно! – Сергей Сергеевич решительно поднялся с кресла. - Спасибо за информацию. Теперь отдыхай. Мой дом в твоем распоряжении.
Он удалился.
Оставшись в одиночестве, Иван допил коньяк из бокала. Чутье подсказывало, что вскоре стоило ожидать далекое путешествие.   

Конец главы.

Отредактировано Bmvcher (21-01-2017 23:08:48)

0

734

Глава 26
Москва – Северный Кавказ. 1942

Пока готовилась вылазка на Кавказ, откуда Иван начал свое необъяснимое путешествие по просторам времени, его под замком держали в стенах усадьбы. Надо отдать должное – охранники относились хорошо: кормили, поили, обеспечили книгами. Но на все вопросы молчали, уходя от ответа.  Первые дни, пару раз Иван, взяв книгу, пытался читать, но беспокойные мысли не давали сосредоточиться на тексте. Еще, несколько раз его навещал помощник Сергея Сергеевича с целью уточнить некоторые детали касающиеся предстоящего путешествия. Подробно ответив, как мог, набросал на листке бумаги схематичную карту местности. Затем, на три дня о нем словно забыли. Только спустя неделю пригласили к боссу.
-- А где Серов? – Сразу, с порога, спросил Иван. Странно, но все эти дни его действительно интересовала судьба этого человека.
-- С ним все хорошо, - улыбнулся Сергей Сергеевич. – Он занят текущими делами. Скоро вы увидитесь. Присаживайся, в ногах правды нет.
Наумов кивнул и сел на предложенный стул.
-- Я, в общем, просто спросил…
-- Понимаю твою озабоченность. Вы ведь за последнее время немного сдружились. Так?
-- Смотря, что иметь в виду.
-- Симпатию, привязанность. Называй это как хочешь.
-- Симпатий у нас нет, - подвел итог Иван. – А вот привязанностей – хоть отбавляй.
-- Понимаю, - усмехнулся тот. – Впрочем, я тебя не для того тебя пригласил, что бы о Серове болтать. На носу есть дела поважней.
-- Слушаю…
Сергей Сергеевич вкратце изложил план экспедиции, что, впрочем, после визитов и общения с его помощником, особым откровением не явилось. Из его речи можно было выделить единственный пункт, вызывавший глубокую озабоченность – наличие СС-цев в тех краях. То, что они там были – Иван нисколько не сомневался, еще свежи были воспоминания от общения с ними. Но! Кто мог дать гарантии в том, что искажения во времени не исказили пространство?

0

735

-- Что думаешь по этому поводу? – спросил он, закончив.
-- На словах, да на бумаге - все гладко, - произнес Наумов. – А как на самом деле все пойдет – сказать не берусь. Запутано все, непонятно.
-- Понимаю, - вздохнул Сергей Сергеевич. – Но, другого плана нет. Единственным козырем в этой игре будут данные авиаразведки. Прибудут через пару дней. Затем, день на изучение, и – вперед. Так что, готовься через три дня на выход.
-- Да я хоть сейчас готов.
-- Ну и ладно.
Хозяин усадьбы покинул комнату, оставив Ивана наедине со своими мыслями.
Предстоящая вылазка на Кавказ ни капли не страшила Наумова. Скорее наоборот. Он ждал ее с нетерпением, лелея надежду на событие, вероятность которого стремилась к нулю: пространственно-временной портал в горах снова сработает и он вернется домой, в свою эпоху. Уже в который раз он вспомнил свой дом, грустные глаза мамы, смотрящие на него при последнем свидании на перроне вокзала. Как она там теперь? Наверняка уже похоронила его. Если было что хоронить. А может он до сих пор числится пропавшим без вести? Не было ответа на эти вопросы. И это было самым мучительным в теперешнем положении.
Терзаемый этими мыслями, Иван лег на кровать и попытался заснуть, в надежде, что сон прогонит все дурное. Но, не спалось. Ворочаясь с боку на бок, он гнал их от себя разными способами. Даже пытался считать воображаемых овец, и когда, отчаявшись победить, вскочил чтобы попросить у охраны снотворного, дверь в комнату приоткрылась, и в проеме показалась голова Серова.
-- Не спишь?
-- Уснешь тут, - пробурчал Иван, обрадованный этим неожиданным визитом. – Заходи.
Серов протиснул свое далеко не худое тело в проем, и выставив вперед свой портфель, торжественно сообщил:
-- А я тут вкусненького принес!
-- Коньяк? – угадал Наумов.
-- Он самый, - кивнул тот. – Или ты против?
-- Совсем нет, мне это сейчас в самый раз.
-- Ну и хорошо, - извлекая из портфеля на стол содержимое, согласился тот. – А ты чего такой грустный?
-- Дом вспомнил…
-- А! Бывает…
Он поставил опустевший портфель на пол и, усевшись на стул, произнес:
-- Мне тут доложили, что ты спрашивал обо мне?
-- Спрашивал, - кивнул Иван. – Ты поэтому и пришел?
-- И по этому тоже.

0

736

Он плеснул в стоящие на подносе стаканы коньяка на два пальца и, протянув один Наумову, немного помявшись и глядя в пол, спросил:
-- Надеюсь, ты не настаивал перед боссом на моем участии в экспедиции на Кавказ?
-- Зачем?
-- Ну, мало ли…
-- Дурак ты, Серов! – неожиданно заявил Иван. – Думаешь, я мстить тебе удумал?
Тот только молча пожал плечами, отвернув лицо в сторону.
-- Зачем?
Николай снова дернул плечами.
-- Молчи тогда, - махнул на него Наумов, опрокидывая содержимое стакана в рот. Проглотив обжигающую жидкость, добавил. – Ты мне вроде ничего плохого не сделал, что бы тянуть тебя за собой в могилу.
-- Ты думаешь я это имел в виду? – он сделал обиженный вид. – Просто мне сейчас никак из Москвы отлучаться нельзя. Дела понимаешь…
-- Понимаю.
-- Ну и ладненько, - приободрился Серов, снова наполняя опустевшие стаканы и суетясь над закуской. – Ты тогда скажи Сергей Сергеевичу, если станет спрашивать, что я совсем не против этой поездки, просто дел невпроворот.
-- Ну и жук ты, - усмехнулся Иван.
-- Сам понимаешь, - вздохнул тот. – Как тут все без меня?
-- Ладно, скажу.
-- Тогда за понимание?
Ударив стаканами, выпили. Грустные мысли начали потихоньку отступать на задний план. Все-таки живое человеческое общение – великая сила, особенно под рюмочку чая.
-- Ты угощайся, - кивнул на накрытый стол Серов. – Вот семга копченая, хлебушек свежий, специально для тебя достал.
-- Спасибо, - поблагодарил Наумов. – Ты всегда знаешь, чем утешить.
-- Да ладно тебе, - отмахнулся тот. – Будто тебя здесь и без того одной кашей кормили.
-- Не в еде дело.
-- В чем тогда?
-- В общении. В простых человеческих разговорах. Вот я здесь уже хрен знает, сколько кукую, вроде все хорошо: кормят, поят, книги читать дают. А нет – не то. Сидишь как сыч, мысли в голове туда-сюда гоняешь, словно шарики  в пинпонге.   
-- Ничего, - попытался подбодрить его Серов. – Я сам первое время по дому скучал. А вот теперь привык.
-- Но, ты то всегда можешь вернуться.
-- Теоретически да, - согласился он. – Вот только в ближайшее время это вряд ли произойдет.
-- Почему?
-- Не все в этом мире зависит от нас.
Помолчали.
-- Знаешь, - произнес гость, откупоривая вторую бутылку. – Я ведь уже давно понимаю, что ты всегда хотел спросить, почему мы, вроде бы имеющие такие возможности, не можем отправить тебя обратно домой, в твою эпоху.
-- Догадываюсь, почему.
Тот вопросительно уставился на Наумова.
-- Не вы меня сюда отправили, не вам и возвращать, - взяв со стола стакан и зачем-то понюхав содержимое, пояснил он. – Как пришло, так и ушло…
-- Мыслишь правильно, - кивнул Серов. – Наши возможности ограничены. Если портал открылся для одного человека, другой не может пройти через него обратно, закрыв таким образом. Он будет ждать  “хозяина”, оставаясь активным.
-- А как же тогда Шефер? – удивился Иван. – Он же пытался попасть в будущее с помощью меня?
-- Шефер дурак, верящий в чудеса, - усмехнулся тот. – Он все равно не смог бы ничего сделать, даже не столкни ты его с этой “карусели”. А вот ты…
-- Я мог бы вернуться домой? – сердце Наумова бешено застучало в груди. – Мог?
-- Но ты же не вернулся, - остудил его Серов. – Машина Шефера только исказила пространственно-временной портал, но не открыла дорогу назад. Ты смог в этом убедиться. Но это не значит, что портала больше нет – он все еще активен и ждет тебя.
-- И?
-- Ты всегда сможешь вернуться домой, если найдешь его…

0

737

Глава 27
Москва – Северный Кавказ. 1942

Через несколько дней все было готово к экспедиции. Наумов и еще несколько человек из команды Сергея Сергеевича, погрузили в новенький “Студебеккер” ящики с припасами и оборудованием и, получив очередной краткий инструктаж, выехали за ворота особняка.
Ехали молча. Кто-то дремал, привалившись спиной к брезентовым тюкам, кто-то сосредоточенно чистил личное оружие, иногда чертыхаясь, когда грузовик подбрасывало на особо крутых кочках. Оружия у Ивана не было, а выспался на год вперед, поэтому  просто сидел с прикрытыми глазами и размышлял над словами Серова. Если получится, то он вернется домой и все закончиться, словно дурной сон. Очень хотелось верить.
Спустя час, “Студебеккер” снизил скорость, останавливаясь.
-- Приехали! – крикнул из кабины водитель.
Иван поднялся со скамейки и принялся делать зарядку, разминая затекшие от долгого сидения мышцы. Лязгнули петли заднего борта. Двое дюжих мужиков заглянули под тент и, оглядев содержимое кузова, безразлично, почти хором произнесли:
-- Выгружайся честная компания, нам ящики таскать надо!
Никто возражать не стал, быстро покинув кузов, осточертевший за долгую дорогу. Наумов последним спрыгнул на землю и огляделся. Находились они на краю небольшого аэродрома, рядом с одноэтажным приземистым зданием, по всей видимости, терминалом. Чуть правее чернела некрашеными досками диспетчерская вышка, еще дальше – “отдыхали” два небольших транспортных самолета. Еще один стоял на взлетно-посадочной полосе, начинающийся у самого терминала. Судя по тому, что скарб из грузовика потихоньку перекочевывал в его нутро, лететь предстояло именно на нем. Да и человек в промасленном комбинезоне, совершавший какие-то манипуляции под брюхом транспортника, бросил курево и ускорил свою работу. В остальном – аэропорт казался почти вымершим. Иван уселся на землю, сорвал сочную травинку и, жуя ее, стал наблюдать за работой грузчиков.
-- Дяденька, дай закурить, - раздался голос за спиной. Неожиданная просьба, заставила вздрогнуть. Он обернулся и увидел мальчугана лет восьми – десяти, босоногого, одетого в старые, не по росту большие штаны и такую же рубаху. Белобрысый, веснушчатый, он голубыми глазами смотрел с хитрым прищуром.
-- Не рано тебе еще курить, брат? – поинтересовался Иван.
-- А тебе, что, жалко? – парировал тот.
-- Мне тебя жалко, - разворачиваясь к нему, произнес он. – Курить вредно для здоровья.
-- А что ты дяденька о моем здоровье печешься?
-- А что ты борзый такой?
-- Может, я не для себя прошу? – пожал плечами паренек. – Тятька у меня болеет, работать не может.
-- А курить значит может?
-- Сразу видно, что вы из столицы, - вздохнул парень. – Ничего не понимаете.
-- А что я должен понимать? – удивился Иван.
Паренек посмотрел на него с укором.
-- Папиросы сейчас в цене, - пояснил он. – Почти нигде не достать. И если ты дяденька дашь мне пару штук, то я у Скворчихи их на молоко поменяю.
-- Теперь понятно, - выдохнул Наумов. – И давно ты тут, на аэродроме промышляешь?
-- Как тятя захворал, - пожал плечами пацан. – Тут самое хлебное место. Когда самолеты прилетают, людей уйма. Можно много папирос настрелять. Один раз даже две банки тушенки дали. – Гордо добавил он.
-- Ну, да… - задумчиво произнес Наумов. – Звать то тебя, как, боец?
-- Иваном кличут, - беззубо улыбнулся тот.
Словно ледяная ладонь неожиданно сжала его сердце. Даже слезы из глаз брызнули. Он пытался что-то сказать, но не мог.
-- Дяденька вам плохо?
-- Все хорошо, - еле выдавил из себя тот. – Меня кстати тоже Иваном зовут.
-- Тезки значит! – обрадовался паренек.
-- А мамка то у тебя есть?
-- Была, как нет? – удивился тот. – Да померла в прошлом годке.
Перед глазами Наумова пролетела почти вся его жизнь: детство без отца, умершего, когда ему не было и пяти, слезы матери по ночам, школа, военное училище… Он скинул с плеча вещмешок с личным пайком и, протянул его пареньку.
-- Это тебе, тезка. Здесь есть все, что бы вы с отцом ни в чем не нуждались некоторое время.
-- Ты шутишь, дядя Иван? – развязав узел и обозрев содержимое, спросил он. – Тут богатства на миллион!
-- Ни капли, - уверил тот. – Я и без этого проживу. А тебе надо.
-- Спасибо, дядя Ваня! Вот теперь мы заживем.  Можно я пойду?
-- Подожди, - остановил его Наумов. – Чем отец-то болеет?
-- Фельдшер сказал, что грудь воспалилась.
-- Воспаление легких?
-- Не знаю, - признался тот.
-- Ладно, это не важно, - произнес Иван, доставая из нагрудного кармана несколько крупных денежных купюр, любезно предоставленных ему Серовым на “всякий случай”. – Держи. Дашь одну фельдшеру, скажешь, что дядька, брат отца передал. Больше не давай, пусть сделает все, что бы его вылечить. Будет спрашивать что за дядя – говори, что двоюродный, военный летчик, проездом был, а сейчас на фронте. Если что – прилетит, голову отвернет. Понял?
-- Как не понять, дядя Ваня?
-- Беги домой!
-- Бегу! – паренек схватил вещмешок и припустил в сторону деревеньки, видневшийся неподалеку.
Только теперь Наумов почувствовал себя хорошо.

+1

738

Bmvcher написал(а):

А че, и тапак нету...?

Так в плане орфографии и пунктуации - все хорошо (опечатки не в счет). А текст, на мой взгляд, хорош.

+1

739

Вездеходчик написал(а):

А текст, на мой взгляд, хорош.

Спасибо. Надо еще сюжет поправить.

0

740

Долетели без приключений.
Кавказ встретил мелким, не по сезону теплым дождем. Поляну, на которую приземлились, аэродромом можно было назвать с большой натяжкой, поэтому Иван про себя поаплодировал пилотам за их мастерство.
- Через полчаса собираемся у терминала! - громко объявил старший группы, и еще раз напомнил. – Пол… часа!
Команда поднялась со своих мест, разбирая вещи, притороченные веревочной сеткой по центру фюзеляжа транспортника. Наумов, как и все, подхватил свои вещи и спрыгнул на траву аэродрома. Сквозь марево дождевых туч, солнце светило слабо, поэтому горные кручи вокруг казались еще более серыми и неприступными.
Знакомый пейзаж. Даже переместившись на пару километров, он почти не измениться. На этом многие погорели. Непонятная волна страха накатила, вызвав из памяти яркие картинки из прошлого. Горы, горы – вокруг одни неприступные камни. Несут они смерть и боль русскому человеку, и никто, вот уже почти два века, не может понять, почему именно так, а не иначе.
Иван закинул на плечо вещмешок, три раза переплюнул, согласно поверью, и направился в сторону лагеря, куда уже от самолета потянулась цыпочка грузов.
Когда он подошел, почти вся команда была в сборе. Вместо пары грузовиков, что доставили их до самолета на подмосковном аэропорту, здесь весь скарб грузили на дюжину лошадей, приторачивая груз с помощью специальных креплений. Наумов заметил, что животные вели себя спокойно, стойко принимая тяжести быта. В принципе, и быть по-другому не могло. Слишком высока была ставка, поэтому все организовывалось по высшему уровню.
Дождь закончился. Сквозь рваные тучи выглянуло вечернее солнце.
-- Ты уже здесь? – Увидев его, произнес старший. – Ну, и хорошо, сейчас будем выдвигаться.
-- Время к вечеру, - взглянув на солнце, сказал Иван. – Я думал, тут заночуем.
-- А тебе и не надо думать,  - усмехнулся он. – Все уже продумано. В паре километрах выше, есть заброшенная метеостанция, там и остановимся. Так, что не беспокойся. Все будет нормально!
Иван не ответил, понимая, что от него сейчас ничего не зависит. Все измениться только там, в горах, ближе к месту назначения.
-- Ты сейчас иди и оглядывайся, - посоветовал старший. – Вспоминай местность. Нам плутать не с руки. Не ровен час на фрицев нарвемся. По данным разведки в этих местах еще несколько групп недобитых осталось. Оружие у нас есть, но, сам понимаешь – где мы, а где они. Они тут уже каждый камень знают.
-- А как же проводники? – кивнул Иван в сторону двух кавказцев, присоединившихся к группе уже здесь, в горах.
-- А как ты думаешь? – ответил вопросом на вопрос старший.
-- Ерунду сказал…
-- Сам все понимаешь, - одобрительно кивнул тот. – С них – только дорога, а насчет засад, извини, думаю, они ничего не знают. Если, конечно не в деле…
-- А такое, что, может быть? – удивился Наумов.
-- Нет, конечно. Все – люди проверенные. Иначе и быть не может.
Какое-то время шли молча. Иван, как и советовал старший группы, пристально всматривался в окружающий пейзаж, но вскоре понял, что это бесполезно. Горы, камни, кустарник – все едино. Глазу не за что зацепиться. Что бы как-то разнообразить путь, спросил.
-- А звать то тебя как, старшой?
-- Тебе это важно?- пристально посмотрел на Наумова тот.
-- Ну, раз уж нам вместе…
-- Василий, - ответил он. – Раз уж мы вместе… Вот, кстати и станция.
Впереди, метрах в двухстах выше по дороге, показался старый, полуразвалившийся сарай.

0