Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Муля

Сообщений 31 страница 36 из 36

31

- Я слушаю.
- Это Володя, бармен, мы с вами разговаривали вчера.
- Да, я помню вас, Володя, здравствуйте.
- Добрый день.  Вы просили позвонить, если появится тот парень. Ну, тот парень...
- Я понял, о ком речь. Он появился?
- Нет, но... Сегодня к девушке, ну …, которая тогда в баре была, подошел странный юноша. Они о чем-то поговорили и вместе ушли. Очень торопились при этом. Я подумал, может быть, это имеет какое-то значение.
- А когда это случилось, Володя?
- Часа два назад. Я думал, она вернется, потому что тут ее приятель за столом пьяный сидит.
- Приятель? А, ну да, приятель. И что?
- Ну, он задремал немного, а теперь проснулся, хочет уйти, а денег у него нет. И девушки нет.
- То есть, за ней пришел какой-то молодой человек, они ушли, бросили "приятеля" на произвол судьбы, а теперь он не может рассчитаться за выпивку?
- Это не проблема, мы всё решим, просто девушка повела себя необычно, и я подумал, что это может вас заинтересовать.
- Хм. Спасибо, Володя. Это меня не заинтересовало, но если будет происходить еще хоть что-то необычное, подсказывайте. Тогда вы точно не пропустите то, что мне нужно. Вы молодец. Я сейчас немного занят, но на днях зайду к вам. Побеседуем. Мне нужны толковые работники.
- Это вам спасибо.
- Да не за что.
Хозяин кабинета кладет трубку и смотрит на человека, которого можно назвать доктором.
- Рыжая девчонка из бара?
- Да. Вы знаете ее адрес?
Доктор кивает головой.
- Он тянет за два шнурка сразу. К одному из шнурков привязана пустышка.
- Или к обоим. Парень с сумкой всё еще катается?
- Да, наш друг водит его за нос. Его и Армена с ребятами.
- Ну, это не проблема. Армена можно быстро переключить. Было бы куда.

- Молдавия!
- Да.
- Где ты сейчас находишься?
- Еду мимо главпочтамта.
- Отлично, сворачивай за ним направо и паркуйся.
Иномарка паркуется возле глухой стены почтамта.
- Выходи из машины.
Молдаванин открывает дверцу и, оставаясь на месте, с силой ее захлопывает.
- Вышел.
В трубке несколько секунд молчат. Потом кто-то хмыкает.
- Где, ты говоришь, твоя жена работает – в супермаркете? Езжай обратно к шефу, разговора не будет.
Молдаванин начинает испуганно говорить в трубку, глотая слова.
- Всё, вышел. Извини, - при этом он пулей выскакивает на тротуар и хлопает дверцей.
В трубке молчание.
- Я сглупил.
- Ладно. Учти, второго раза не будет. Понял?
- Да.
- Хорошо. Открой задние дверцы, багажник и отойди от машины.
- Сделано.
- Я вижу. Закрывай всё и садись обратно.
- Сел.
- Где товар?
- На сиденье справа. В детском ранце.
- Опиши мне ранец.
- Зеленый школьный ранец. На нем нарисованы черепашки-ниндзя.
- Он на молнии?
- Не понял.
- Он на молнии или на замках?
- А-а, на молнии.
- Молния пластиковая или металлическая?
- Пластиковая.
- Зеленая?
- Нет, белая.
- Хорошо. Помнишь место, где мы расстались в прошлый раз?
- Помню, это…
- Не надо говорить, где это. Поезжай туда. Через двадцать минут ты должен быть на месте.
- А открывать не будем?
- Не спеши. Поезжай.
- Хорошо.

Возле сберегательной кассы останавливается такси. За рулем сидит подросток спортивного вида. Его пассажиры – Муля и девица из бара. Теперь она – коротко стриженая брюнетка. Муля что-то говорит и хлопает ее по плечу. Девушка выходит из машины и направляется к каменным ступенькам. Муля говорит что-то таксисту, они смеются. Такси уезжает. Девушка заходит в кассу и направляется к свободному окошку.
- Я хочу открыть у вас счет.

- Молдавия, ты где?
- Я уже на месте.
Иномарка стоит на обочине автострады. Дорога просматривается в обе стороны метров на восемьсот.  На всем участке пусто.
- Давай посмотрим, что вы для меня приготовили. Открывай портфель.
Молдаванин хватается за язычок молнии, но тут же одергивает руку. Оглядывается по сторонам. Нигде никого. Закуривает. Берет трубку.
- Открыл.
- Что ты видишь?
- Пачки с баксами.
- Сколько их?
- На глаз не скажу, но Армен говорил, что их тридцать. По штуке в каждой.
- Возьми любую пачку в руки.
- Взял.
- Она перевязана лентой?
- Да.
- Что написано на ленте?
Молдаванин всматривается в лист бумаги, прикрепленный к солнцезащитному козырьку. Лист исписан колонками цифр. Он читает из левой колонки. Муля заставляет его взять вторую, третью пачки и прочесть надписи на банковских лентах. Парень каждый раз читает ему по бумажке. Муля удовлетворен.
- Хорошо, ты молодец. А теперь я хочу, чтобы ты достал две бумажки из первой пачки и прочел мне их номера.
Молдаванин начинает читать ему ряды цифр и букв с правой стороны листа. Так повторяется со второй и с третьей пачками.
- Молдавия, а теперь – самое интересное. Прочти еще раз номер предпоследней купюры.
Молдаванин читает ему номер.
- Выходи на обочину, положи ее на землю, придави камнем, прыгай в тачку, проедь метров триста и остановись.
Парня клинит, он пытается сообразить, что ему делать. В голову ничего путного не приходит, лишь крутится в сознании идиотская песенка про Виннипуха. В трубке слышится смех.
- Что за пауза, Молдавия? В зобу дыхание спирает?
Молдаванин сглатывает слюну и севшим голосом говорит:
- Такого уговора у нас не было.
- Какого уговора, парень? Мы с тобой ни о чем не договаривались. Делай, что я говорю, и через десять минут всё кончится.
- Я не могу этого сделать. Я должен быть уверен, что ты меня не обманешь, а ты начинаешь меня путать.
- Это ты, как мне кажется, пытаешься меня морочить. Дело житейское, смотри сам. Я даю тебе десять минут. Звони Армену, шефу, господу богу – мне все равно. Объясни ситуацию и спроси, что делать. Если через десять минут сделка не состоится, я буду решать проблему по-своему, так им и скажи.
- Хорошо.
Молдаванин вытирает испарину со лба и трясущимися пальцами набирает номер Армена.

0

32

Девушка из бара подходит к подъезду дома, в котором она снимает квартиру. На улице солнечно, жарко. Она немного медлит, перед тем, как нырнуть в сумрачную прохладу подъезда. Муля сказал ей, что спешить не надо. Он сказал ей это, когда они колесили по городу на такси, которым управлял этот смешной мальчишка.
Сначала ей было страшно, потом смешно – коньяк, выпитый на дорожку, давал себя знать.
Он говорил ей, это не работа – торговать телом. Он говорил, что через пять лет, даже если все будет идти хорошо, ей придется уходить, а пенсию никто платить не станет. Но хорошо все равно не будет, говорил он, она слишком хороша для этого, обязательно случится что-нибудь плохое. Кому-то захочется поиграть в удавленницу, или этому кому-то будет интересно узнать, как устроена женщина внутри, или просто не захочется платить.
Так всегда бывает, - говорил парень, ты сама это знаешь, пойди на вокзал и посмотри на тех, кто начинал в крутых гостиницах и дорогих кабаках. Посмотри на них, взгляни в эти мутные глаза, посмотри на сломанные носы, беззубые рты, послушай эти пропитые голоса – все это ждет тебя, и это еще неплохой расклад.
Сначала она смеялась, потом огрызалась: где ты раньше был, такой добрый, рыцарь хренов, рыцарь с бритвой в кармане и тюремным прошлым. Благородный ворюга, уж у него-то с работой, надо полагать, всё в порядке – парикмахером подрабатывает, бреет лохов, да так, что потом кровь приходится с потолка смывать.
Не надо было это говорить. Даже сейчас, подходя к двери подъезда, она чувствует, как болит левая скула. А тогда голова гудела, он одной пощечиной выбил из этой головы все мысли – умные и не очень, и она гудела, как огромный колокол. И кроме этого гула никаких звуков в мире не осталось. Она глядела в светло-голубые, побелевшие от ярости, глаза с булавочными зрачками и слышала его низкий с хрипотцой голос.
За всё надо платить. Некоторые жлобы этого не понимают. Им кажется, что платить необязательно, и они думают, что взяли бога за бороду. Может, кому-то и придется смириться с тем, что ему не заплатили, но он, брадобрей, к таковым не относится. Он свое возьмет – в любом развале. Какая-то рыжая двустволка ему глубоко по барабану, и если она думает, что со своими тремя годами общего режима она уже знает жизнь, и может толковать за эту жизнь с людьми, то это ее самая большая ошибка. Ей должно хватить масла в голове, чтобы понять такие простые вещи.
Похоже на приглашение, сказала она. На приглашение к танцу. Что ей нужно делать – махать ножом и грозно кричать: гони бабло? Парень за рулем смеялся, но ничего не говорил.
Нет, - отвечал Муля, - тут есть кому ножиками махать. Ей предлагают дело – за десятую часть навара. Нужно сделать не много – всего лишь первое, второе и третье.
А что на первое, - спросила она, - обслужить их бесплатно?
- Вот дура, - сказал Муля, обращаясь к водителю, который просто захлебывался от смеха. - Давай перестанем морочить ей голову и пусть она идет в свой великий бизнес, пусть идет к старому жлобу, который визитками раскидывается, и он, глядишь, возьмет ее в жены, подарит ей яхту и возьмет с собой на Багамы.
Она закусила губу от обиды, но спорить не стала. А что она умеет? Как еще она может им помочь, таким красивым?
- Для начала, - сказал он, - иди в парикмахерскую. Измени внешность. Это и будет первое. Мобилку давай сюда, она тебе пока ни к чему. Посиди в парикмахерской и подумай, стоит ли соглашаться на второе и третье.
- А что на второе и третье? – спросила она, стоя на тротуаре.
- Постригись сначала и через час будь здесь, вот на этом месте, - ответил Муля.
Водитель завел машину, и она услышала, как он, посмеиваясь, говорит Муле:
- Никогда еще не приходилось слышать от тебя таких длинных речей.
- С женщинами иначе не получается, - ответил Муля, - а сейчас давай к главпочтамту.
Машина уехала, а девчонка пошла к парикмахерской. Она думала о том, что водитель  совсем не похож на того парня, который изображен на фотокарточке в такси. О том, где сейчас находится настоящий таксист, и в каком виде он находится там, где находится, ей думать совсем не хотелось.
Через час они встретились у парикмахерской. И поехали к банку.

Она осторожно входит в прохладную темноту подъезда.
Просто открой счет, сказал ей Муля. Открой счет и сиди дома.  Это второе и третье.
Ключ легко вошел в скважину. Какой-то шорох за спиной. Она даже не успела повернуть голову. Кто-то быстрый и бесшумный с силой втолкнул ее в квартиру.
Второе и третье, но не последнее, - подумала она, теряя сознание.

- Молдавия!
- Что?
- Что вы решили? Сделаешь, как я говорю?
- Сейчас Армен подъедет и всё решит.
В трубке слышно, как Муля хрипло смеется.
- Боишься?
- Чего мне бояться?
- Скажи честно, сумку ты не открывал. А ведь я предупреждал тебя. Ты Армену поверил и подумал, что вы сможете меня развести. С чего ты взял, что он приедет? Сейчас я должен был подойти к тебе, сесть в машину и пересчитать деньги. Открыл бы замок и - «бабах». А ты где должен был находиться – в окопе сидеть, пока я деньги проверяю? Или тебя динамит не берет? Чего молчишь, фраер?
- А чего делать?
- Ты у меня спрашиваешь?! Короче, ты открываешь портфель?
- Нет, - рычит молдаванин с ненавистью.
- Тогда бывай. При случае передам привет твоей жене.
Молдавия выбегает на шоссе и смотрит в сторону города.

Доктор осторожно прикрывает за собой дверь. Девушка лежит ничком на полу. Он вытряхивает содержимое ее сумочки на пол. Косметика, сигареты, зажигалка, документы. Доктор берет паспорт, сберкнижку, внимательно их рассматривает и берется за телефон.
- Шеф, девчонка счет открыла. Кажись, мы вышли в цвет.
- Счет на предъявителя?
- Нет, именной. Теперь остается немного подождать.
- Хорошо, я отзываю Армена с трассы. Ты там порасспроси ее, что к чему.
- Обязательно.
Доктор присаживается на корточки возле девушки, переворачивает ее на спину и дает несколько легких пощечин.

Отредактировано ingvar (30-06-2006 03:38:28)

0

33

Молдаванин не успел пройти и сотни шагов по трассе, когда увидел черный внедорожник Армена, приближающийся к нему в послеобеденном мареве. Парень поспешно вернулся к темно-синей иномарке. Чероки замер в нескольких метрах. Хлопнула дверца. Армен подошел к молдаванину. Он широко улыбался.
- Ну что, паря, загонял тебя Муля?
- Армен, ты знал, что так будет?
- Ну, так или примерно так. Он тот еще жук, но и мы, как говорится…
Армен посмотрел на приятеля, похлопал его по плечу.
- Ладно. Собирайся. Поехали в город, тут уже не будет ничего.
- А с бомбой чего делать?
Армен чуть не поперхнулся:
- С какой бомбой?
- Ну, ведь вы же бомбу зарядили.
- Да, парень, ты совсем плохой, - он обернулся к джипу, - нашего мальца совсем запутали, он уже думает, что сидит на бомбе.
Из джипа раздалось дружелюбное ржание. Молдаванин залился краской.
- А что там? – спросил он, садясь за руль.
- А ты как думаешь?
- Ну не баксы же, в самом деле, - парень завел двигатель, - лучше забери эту фигню отсюда. Я уже смотреть на нее спокойно не могу.
Армен покачал головой, обходя машину и открывая пассажирскую дверцу. Сиденье жалобно скрипнуло под его внушительным весом.
- Там, конечно, не баксы, - начал Армен, положив пятерню на детский ранец с черепашками-ниндзя на боку, - но и не бомба. Там обыкновенная кукла. Мне нужно было, чтобы ты не знал об этом, ты врать не умеешь, а это сразу заметно. Поэтому я не велел тебе открывать это дело. Кукла. Просто кукла. Знаешь, что это такое?
Армен потянул замочек молнии. Молдаванин наблюдал за его манипуляциями. В какой-то момент ему показалось, что это не тот портфель, он хотел сказать об этом, уже открыл рот и вдохнул…

Кто-то потрудился на славу, хоть и потратил на свои труды не больше часа и десяти долларов. Две литровые бутылки из-под кока-колы, в которые залит высокооктановый бензин. Стограммовая жестянка охотничьего пороха «Сокол». Карманный фонарик. Десять сантиметров капроновой лески. И килограмм гвоздей, но это уже для гурманов. Человек, снарядивший именно этот портфель, был гурманом. Гвоздей в этом ранце хватало.
И никаких замедлителей, никаких трех секунд на размышления – все происходит сразу, дамы и господа. Раз – и всё.
Тем не менее, эти ребята очень многое успели за то время, пока детский ранец говорил свое «бум». Молдаванин, например, успел открыть дверцу водителя. Армен успел намного больше. Он ухитрился по-братски отпихнуть портфельчик своему напарнику и почти выбраться из машины. Он даже успел кое о чем подумать. Нет, перед его мысленным взором не пронеслась вся его удивительная жизнь. Ему почему-то подумалось о том, что если бы он перевернул портфель, то наверняка бы заметил, что нижний шов был распорот, а потом опять зашит. И еще он успел подумать о том, какой он все-таки лох, этот молдаванин.
Портфель сказал «бум» и машина наполнилась огнем. Оба человека, которым не повезло, мгновенно превратились большие факелы, нафаршированные гвоздями. Армен сумел пробежать несколько шагов по дороге, упал и стал кататься по асфальту, безуспешно пытаясь сбить пламя. Молдаванин просто вывалился на шоссе и остался лежать, потрескивая на ветру.
Трое ребят в джипе тоже обладали неплохой реакцией. Они успели посмотреть друг на друга. Один из них даже сказал: «ни хрена себе». Холодный страх в животе, хаос в голове (блин, ни фига себе, блин, что за хрень, блин, куда он ползет, пусть там и догорает, надо выбираться, тушить их, блин, что за взрывы, откуда, надо валить отсюда). И в этот момент по ним открыли огонь.
Стреляли из рощицы, которая шелестела листвой метрах в десяти от шоссе. Десять метров для автомата Калашникова – сказка. Армен обязательно подумал бы о том, что стреляют наверняка из автоматика, который исчез той ночью, когда спирт лился рекой и велись задушевные разговоры о мясозаготовках.  Но сейчас ему было не до того.
Стрелок не обошел никого своим вниманием. Через минуту все было кончено. Пять трупов и две горящие машины. Подросток спортивного вида (вблизи он выглядел немного старше) бросил автомат и поднялся с колен. Несколько секунд он смотрел на побоище, потом припустил трусцой в глубь леса. Через полчаса по разбитому проселку в город въехало запыленное такси.

0

34

- Если придут плохие парни и начнут тебя о чем-то спрашивать, рассказывай всё, как есть, - говорил ей Муля, когда они расставались возле сберкассы.
- И об этом разговоре рассказать? – спросила она, намекая на то, что они теперь сообщники, у них есть свои тайны и всё такое.
- Обо всём рассказывай, не надо никого злить, если жить хочешь. К тому времени это все равно не будет иметь значения.
- А они обязательно придут, эти плохие парни?
- Совсем не обязательно, но очень может быть.

Об этом разговоре она вспоминала, когда доктор привел ее в чувство и начал задавать вопросы. Об этом она думает и сейчас, сидя в кресле и пытаясь шевелить связанными руками. Ноги тоже связаны, но не очень туго. Доктор поступил с ней достаточно деликатно, и если не считать первой оплеухи, от которой до сих пор немного гудит голова, то можно сказать, что она не пострадала.
Сам доктор сидит в другом кресле, между ними невысокий журнальный столик, на котором разложены ее документы, пепельница, сигареты и пистолет. Самый настоящий пистолет с глушителем – всё, как в кино про Джеймса Бонда. Доктор сидит и ждет.
В какой-то момент он чувствует, как по ногам потянуло холодным воздухом. Сквозняк? Доктор решает проверить входную дверь и начинает подниматься с кресла. Поздно – в дверях комнаты стоит Муля и широко улыбается. Он стоит, расслабленно опустив руки вдоль тела. В одной из них тускло поблескивает лезвие.
- Не надо вставать.
Доктор плюхается обратно в кресло и смотрит на вошедшего.
- Я так понимаю, что кавалерии не будет.
- Ты правильно понимаешь. Держи руки так, чтобы я их видел.
- Закурить можно?
- Можно, только очень осторожно. Смотри, не перепутай ничего на том столике.
Доктор осторожно берет сигарету, закуривает.
- А ты не хочешь?
- Нет, спасибо. Я здоровье берегу.
- Понятно, - доктор косится на девушку. Та сидит с безучастным видом.
Какое-то время все молчат. Доктор первым нарушает тишину.
- Мы могли бы разойтись.
Муля пожимает плечами.
- Если ты дашь себя связать…
- А под слово?
- Я смотрю, у вас тут модно давать слова, а потом их нарушать. Не пойдет. Даешь девчонке себя связать, и мы уходим. Пушку оставлю тебе в коридоре. Без патронов, правда, но ты даже такой сможешь кого-нибудь напугать.
- Других вариантов нет?
- Других нет. Погоди пепел стряхивать. Эй, красавица, - говорит он девушке, не сводя глаз с доктора, - скатывайся с кресла и ползи на кухню.
Девушка опрокидывается вместе с креслом набок, изгибается, перекатывается и потихоньку продвигается к дверям.
Доктор тушит сигарету, вдавив ее в пепельницу и совершает самую большую ошибку в своей жизни. Он хватает пистолет. Доктор очень быстр, но пистолет он поднимает с поверхности столика, уже с торчащим из горла ножом. Сил на выстрел не хватает и он роняет вооруженную руку обратно.

0

35

Хозяин кабинета с кондиционером сидит за столом и тупо смотрит на телефон. Он ждет звонка. Телефон молчит. Дело к вечеру. Когда наконец раздается звонок, часы на стене показывают семь вечера. Хозяин кабинета заставляет себя выждать несколько секунд, затем он неторопливо берет трубку.
- Да.
- Николай Иваныч, здравствуй.
- Добрый вечер, - хозяин кабинета недоумевает. Он даже немного встревожен. Ему звонит милицейский чин.
- Тут такое дело. На трассе, возле объездной случилась авария. Столкнулись две иномарки, и загорелись.
- Вот как, - равнодушным голосом говорит Николай Иванович.
- Да. Когда потушили огонь, оказалось, что обе машины принадлежат работникам твоей фирмы.
- Моей фирмы, - эхом отзывается хозяин кабинета. «Наверное, им вздумалось покурить возле открытых бензобаков» - чуть не добавил он.
- Это еще не все. Оказалось, что машины были обстреляны из автоматического оружия.
- Из пулемета? – поинтересовался Николай Иванович.
- Автомат Калашникова. Валялся в кустах. Похоже на наезд. Или на разборку.
- Или на вторжение марсиан.
- Что с тобой, Николай Иванович?
- Извините, это просто… Не знаю, что сказать. Идиотизм какой-то.
- У тебя никаких соображений нет по этому поводу? Враги, угрозы, шантаж, передел сфер влияния?
- Нет, какие тут могут быть соображения? Я в недоумении. Абсурдно все это.
- Я завтра с утра пришлю к тебе человечка – расскажи ему все, как мне сейчас. Дело открыли, никуда не денешься. Ты уверен, что тебе не нужна помощь наших правоохранительных органов?:
- Да нет, спасибо. Я думаю, это какое-то недоразумение и вскоре все выяснится. В любом случае, они были не на работе и находились в своих личных автомобилях.
- Вот и ладненько. Значит, завтра выкроишь полчасика.
- Конечно. Я выкрою даже часик, - хозяин положил трубку.
«Если ничего не случится, в чем я сильно сомневаюсь».

Муля и девушка выходят во двор. Муля смотрит на часы.
- Сейчас будет.
- А теперь что? – вяло спрашивает девушка. Она явно заторможена.
- Как «что»? Идешь в бар и ждешь меня там.
Во двор въезжает такси и мигает фарами.

Телефон опять издает трель.
«Надеюсь, это не из МЧС» - думает Николай Иванович и берет трубку.
- Слушаю.
- Ты только слушаешь, а ни хрена не делаешь. Где твой молдаванин с бабками?
- Разве вы не встретились?
- Нет, не встретились. Он у тебя вообще тупорылый парень. Куда-то повеялся, а я его тут жду уже три часа к ряду.
- А где ты его ждешь?
- Какая разница, где? Там, где мы с ним договорились. Ты бы хоть карту ему дал с собой. Или компас.
Муля явно издевается, но хозяин кабинета старается вести себя невозмутимо.
- Молдаванин не приедет. Он заболел.
- Вот тебе и раз. Ну, тогда давай Армена сюда. Другие меня не интересуют, я их не знаю.
- Армен занят, он тоже не сможет.
- Вы все такие занятые – ужас. И что с того? Давай тогда сам, приходи с деньгами, и покончим с этим.
- А мы не можем сделать это иначе? – хозяин кабинета пытается подтолкнуть разговор в нужную сторону.
- Как, например?
- Ну, если бы ты открыл счет в банке, а я перевел бы туда нужную сумму…
- Ты уж совсем за лоха меня держишь. Скажешь тоже – банки. Только в трехлитровых банках я согласен держать деньги. Но денег у меня пока нет – они у тебя. И ты их зажал.
- Хорошо, дай мне полчаса, я что-нибудь придумаю.
- Ну ты и волокитчик, настоящий бюрократ. Как ты дела вообще крутишь, в таком-то бардаке? Я звоню через полчаса, - Муля дает отбой.
Хозяин кабинета длинно и вычурно ругается, хватает мобильный телефон и набирает номер доктора. На третьем гудке ему отвечают.
- Колян, ты уже придумал, как мне деньги передать? Не спеши, у тебя полчаса, обмозгуй все как следует.
Хозяин кабинета отключает связь и бросает мобильник на стол. Достает из тумбы стола бутылку, наливает две трети стакана, выпивает за один присест. Закуривает. Смотрит на мебель в кабинете так, словно видит ее впервые. Коляном его уже лет десять никто не называл.
«Стар я уже для такого дерьма. Круто ты забираешь, Муля. Ой, крутенько».

Хозяин кабинета набирает еще один номер. Занято. Еще раз. Занято. Еще раз. Ему отвечают.
- Алло!
- Петрович, ты?
- Я, шеф! Пытаюсь дозвониться, но у вас все время занято.
- У тебя тоже занято. Что-то случилось? Взорвали наш гараж и расстреляли из гранатомета?
- Нет, шеф, но машины горят. Все четыре фуры. Пожарники уже здесь и менты тоже. Хотите с их начальником поговорить?
- Не надо. Не говори, что это я звоню. Рядом нет никого?
- Не, только я, все перебежали на ту сторону улицы. Когда баки рванули, я думал, кранты мне.
- Слушай сюда, Петрович. Дозвонись до нашего адвокатишки, пусть выезжает к тебе. Без него ни с кем не говори. Ни с кем и ни о чем. Понял?
- Да, понял. Шеф, а вы?
- Мне надо уехать на какое-то время. Будет расследование – показывай все бумаги, там чисто. Когда все уляжется, займись страховкой. Если вдруг объявится желающий перекупить дело, смотри сам: если боишься, поторгуйся для порядку и продавай. Доверенности у адвоката возьмешь. Если захочешь заниматься фирмой дальше, бери все на себя – ты хороший хозяин. Леваком не занимайся, я через месячишко объявлюсь – помозгуем. Лады?
- Хорошо, шеф. Я все сделаю. Удачи вам.
- Аналогично.

Хозяин кабинета с кондиционером, Николай Иванович Трофимов собрался уходить. Завтра в этом кабинете будет сидеть другой человек. Колян, Трофим – к таким именам он в свое время привык. Потом отвык. Но теперь…
Звонок. Колян посмотрел на телефон. Звонки не прекращались. Ладно, еще один раз.
- Ну.
- Добрый вечер, это бармен, Володя.
- Я уже понял, что это ты. Слушаю тебя, Володя.
- Часа два назад пришла та девушка, о которой мы говорили.
- Проститутка?
- Ну да.
- И ты не знаешь, что делать? Хочешь совет? Не пожалей денег, угости ее хорошенько и трахни – в свое удовольствие. На это тебе должно хватить ума.
- Кхм. Это не все. Только что пришел еще и тот парень.
- Парень? Худощавый хлопец, который так здорово махает ножиком?
- Да, он здесь.
- И что они делают – играют в карты, пляшут на столах и поют матросские песни?
- Нет, они ужинают.
- Им видно, как ты звонишь?
- Да.
- Скажи им, что я сейчас буду.

0

36

Трофим стоит на тротуаре и с наслаждением подставляет лицо ночному ветру. Рядом останавливается запыленное такси и коротко сигналит. Стекло опускается, водитель выжидающе смотрит на Трофима. Тот пожимает плечами, открывает заднюю дверцу и молча плюхается на сиденье. Такси резко трогается с места.

Бармен стоит за стойкой и делает вид, что смотрит телевизор. На экране "быки" выбивают дурь из "янки". Звук приглушен - бармен боится помешать неторопливой беседе своих посетителей. Посетителей всего двое, но они того стоят. Хотя  Муля настроен благодушно, бармен хорошо помнит, чем кончился его предыдущий визит. Слишком хорошо.
Девушка о чем-то рассказывает Муле, весело жестикулируя. Он внимательно слушает ее, временами посмеиваясь.  Девушка сидит спиной к входным дверям, и не видит, как они открываются. В бар входит Трофим, несколько секунд всматривается в сумрак зала, затем неторопливо направляется к их столику. В нескольких шагах за ним почтительно держится подросток спортивного вида.
Трофим подходит к столику, коротко кивает девушке и смотрит на Мулю. Тот жестом приглашает его сесть. Трофим видит, что столик сервирован на троих, качает головой, садится. Муля наливает ему коньяку. Пришедший выпивает, берет со стола сигареты, закуривает. Щурясь, смотрит на Мулю. Тот поднимает свой бокал приветственным жестом и в один прием проглатывает содержимое.
Подросток в это время подходит к стойке и говорит что-то бармену. Тот кивает головой и включает магнитофон. Мальчишка подходит к девушке и картинно кивает головой, приглашая на танец. Она принимает игру, театральным жестом подает ему руку, встает из-за стола и чуть не падает - выпитое дает себя знать. Кавалер подхватывает ее и уводит на середину зала. Они начинают перебирать ногами, изображая танец. Девушка просто виснет на нем и смеется своей слабости.
Трофим какое-то время наблюдает за танцующими, затем переводит взгляд на Мулю - тот широко улыбается в ответ.
- Настырный ты паренек, я тебе это давно говорил: твою бы энергию да в нужную сторону.
Муля смеется. Трофим еле заметно улыбается.
- А что бы ты дальше делал, не приди я сейчас?
- Но ты пришел.
- Мог и не приходить.
Муля пожимает плечами.
- Спалил бы и эту халабуду.
- А это и есть твоя доля.
- Ее в карман не положишь и с собой не унесешь.
Теперь Трофим пожимает плечами.
- Все деньги в карман не положишь, а вложишь в дело - не только сбережешь, но и прибыль поимеешь.
Лицо Мули становится жестким.
- Я не бизнесмен, а бродяга. И ты, как мне казалось, тоже.
- И ты теперь от людей с предъявой пришел? Так ведь я грел, никому не отказывал.
- Как ты грел своих апельсинов мне неинтересно. Я пришел сам, о чем думают люди, я не знаю - мне никто ничего не говорил.
Трофим опять смотрит на танцоров. С улыбкой кивает в их сторону.
- Твой мальчонка?
- Свой собственный.
- Ты ему про сумку и зубную щетку тоже втирал?
- Я говорил ему то же, что когда-то говорил ты, и это было правдой.
Несколько секунд они смотрят друг на друга - очень серьезно, пристально.
- Он Армена с ребятишками положил?
- Армен давно напрашивался, а кроме него там и не было никого.
Трофим сидит насупившись.
- С него за Армена могут спросить.
- Его спросят - он ответит.
Трофим начинает что-то понимать. Подросток в это время ведет девушку к столу. Она покачивается и весело смеется. Время замедляет свой бег.
- Его спросят, - еле проталкивает Трофим слова сквозь плотный воздух. Он видит, как в опущенной руке подростка появляется пистолет с глушителем ("Ствол они с доктора сняли" - отрешенно думает Трофим), и легко бросает свое тело в сторону, к Муле. Но Мули уже нет на своем месте - его стул лежит на полу, а сам он катится в сторону. Трофим не успевает упасть - две пули входят в его грудь, как гвозди в доску. Последнее, что он видит - девушка, открывшая рот в крике, и два выходных отверстия от пуль на ее груди.
Бармен вообще ничего заметить не успевает. Услышав хлопки, он почему-то думает, что взорвался кинескоп телевизора - и в этот момент его голова взрывается, словно арбуз.
Три тела еще продолжают свое падение на пол, а Муля уже стоит и смотрит на подростка спортивного вида. Тот картинно разжимает пальцы и пистолет с глухим стуком падает на пол.
В баре играет музыка. На экране телевизора "быки" все так же выбивают дурь из "янки". На полу весело пляшет пламя, подбираясь к занавескам. Они подходят к запыленному такси.
- Ты не помнишь, какой счет? - спрашивает Муля, устраиваясь рядом с водителем.
- По-моему, семь-ноль, - отвечает парень и запускает двигатель.
- Я боялся, что будет семь-один.
- А я думал, что получится пять-два, - отвечает парень и включает передачу.
Они смеются.

Через полчаса запыленное такси выезжает с разбитого проселка на трассу и набирает скорость. Парень смотрит на Мулю - тот сидит, прикрыв глаза. Кажется, что он дремает. Парень включает приемник - кабину заполняет музыка.
Ничего не украсть, ничего не отнять
Под ногами земля - ни твоя, ни моя...

0