Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Игоря Мельника » ВРЕМЯ КОЛДОВАТЬ


ВРЕМЯ КОЛДОВАТЬ

Сообщений 21 страница 30 из 37

21

Это еще фихня, вот про армянские инчи я действительно могу. Ары плачут в обнимку с азерами, и когда отпускают - ни в одном ножа не торчит :)
Кстати, семинар по семантике, семинологии и семиотике - море удовольствия, чудесный бизнес-эффект и совсем недорого! Выходите на руководство с инициативой! Посредникам - премия. Райдер и прайс куда намылить? :)

0

22

А на личное можете?
Ары с азерами? И плачут? И ножей нет? А "цавет таным" не кричат?
:)

0

23

Не поверите - кричат; но прононс ужасен.

0

24

Логопедов ведь не напасешься!
***


2. ШКАТУЛКА

Целый месяц прошел после нашей встречи. Каждый день я думал, что Мерлин придет. Каждый день заканчивался, а он не приходил. Я уже решил, что чем-то рассердил его. Или отец-настоятель передумал?

Я опять сбиваюсь, а нужно рассказывать все по порядку. После Пещеры Великана я целую неделю разучивал свою новую песню и пел ее по утрам. И еще я похвастался своими приключениями – рассказал о них Иллтуду. А кому еще я мог рассказать? Иллтуд выслушал меня молча, но по его виду я понял, что он мне не поверил.
А на следующий день меня вызвали к «его преподобию». Он меня порасспросил кое о чем. И я ему всё рассказал. Нет, сперва я хотел соврать про пещеру, и уже открыл было рот, но потом вспомнил слова Мерлина… И рассказал все как есть. Правдивые слова и впрямь имеют силу магического заклинания – отец-настоятель не стал меня ругать. Он лишь попросил держать при себе мои новые знания и не смущать ими Иллтуда, который «решил посвятить себя братству Святого Брикана».
Я так и не понял, что это значит – посвятить себя братству. Наверное, он принесет себя в жертву, когда вырастет. Пойдет к варварам и позволит побить себя камнями, или еще что-то вроде этого. И я уже не очень сильно обижался на Иллтуда за то, что он наябедничал «его преподобию» обо мне. Ведь он тоже рассказал правду. Но только… Его ведь никто не спрашивал, верно? И еще я подумал о том, что ябеды не совершают подвигов.
Мерлин учил меня, что нельзя вызывать мага по пустякам. Причина должна быть веской. Но в тот вечер я решил, что утром пойду к обрыву и брошу камешек. Причина казалась мне достаточно веской – я должен рассказать Мерлину о разговоре с настоятелем. Зажав камешек в руке, я уснул. Мне приснилось, что в монастыре затеяли ремонт – братья подправляли кровлю, стучали молотками, и я не знал, куда деваться от них, чтобы не мешать. А еще я подумал – странно, что братья затеяли ремонт осенью. И проснулся.
Стук продолжался. Так бывает – проснешься, а звук, который тебе снился, продолжается, но оказывается чем-то другим. Стучали за окном. Я распахнул ставни – на подоконнике сидел Соломон. Он перестал долбить клювом по наличнику, и посмотрел на меня одним глазом. Он всегда так смотрит – повернув голову в сторону.
- Соломон! – крикнул я ворону, и подумал, что надо бы потише, а то Иллтуд проснется.
Черная птица посмотрела на меня еще раз и полетела прочь. Я мигом оделся и выбежал во двор. Небо еще только начало сереть, и я не увидел, куда он подевался. Он ведь неспроста прилетел, подумал я, и побежал через сад к волшебной поляне. Она же волшебная, я уверен в этом.

На поляне я сразу увидел Мерлина - он сидел под деревом на корточках и играл на деревянной дудке. "Мерлин!" - крикнул я, но он, кажется, меня не слышал. Я присел рядом и стал слушать. Он играл что-то медленное и заунывное, похожее на колыбельную, я даже начал дремать. Потом он перестал играть. Мы посидели молча.
- Понравилось? - спросил он.
- Под нее не спляшешь, - ответил я.
- Это точно. Но ты не ответил.
- Конечно же понравилось. Я тоже хочу так играть.
- Всему свое время, - сказал он и улыбнулся. Грустно так улыбнулся, и я подумал, что у него неприятности из-за меня.
Я рассказал ему о разговоре с настоятелем. И даже изобразил нашу встречу в лицах, чтобы развеселить старика. У меня получилось - он несколько раз хохотнул и похлопал меня по плечу. После этого я спросил:
- Мерлин, а что ты носишь в своей коробке?
- Она, как я заметил, не дает тебе покоя с первой нашей встречи, правильно?
Я потупился. Он положил коробку на колени и спросил:
- А ты как думаешь? - и подмигнул.
Я пожал плечами, стараясь казаться равнодушным.
- Наверное, всякие волшебные штуки.
- Точно. И ты бы хотел взглянуть на них.
Я вздохнул и кивнул головой. Мне не верилось, что Мерлин откроет ее для меня. Ну какой колдун станет показывать вам свои амулеты? Я почему-то думал, что там обязательно лежат страшные амулеты навроде руки висельника или засушенной летучей мыши. И волшебная палочка. Старик положил руки на коробку и строго посмотрел на меня.
- Она и впрямь волшебная. И если ты увидишь, что там внутри, то прикоснешься к волшебству. Ты уверен, что хочешь этого?
- Но ведь я уже прикоснулся к Пелен Тану в пещере.
- Верно, прикоснулся. Но это не одно и то же. В пещере может оказаться случайный человек. А внутренность моей шкатулки могу видеть только я. И ты - если я тебе покажу. Но чужак ее точно не увидит. Если я открою для тебя шкатулку, то это будет что-то обозначать.
- Как голубой камешек?
- Да, как голубой камешек. Что он обозначает?
- Камешек - знак встречи.
- Правильно. А если я открою для тебя шкатулку, то это будет означать ученичество. Ты хочешь стать моим учеником?
У меня дух перехватило от радости. Я не смог сказать ни слова, лишь кивнул головой.
- Очень хорошо, маленький друид. Значит, ты будешь учиться.
Я боялся сказать что-то невпопад и молчал. А вдруг он передумает?
- Что же, продолжим учебу. Мы ведь начали еще в первый раз, помнишь?
- Да, я помню. Нужно всегда говорить правду. Нужно побеждать страх. И еще, у меня есть моя песня...
- Не надо ее петь - это твоя песня. Да, первые правила ты запомнил. Прежде, чем я открою шкатулку, запомни еще одно.
- Да, Мерлин, - я готов был запомнить десять правил.
- Наберись терпения - это главное правило ученика. Учеба - это всегда надолго. Запомнил?
- Да.
Мерлин кивнул головой. И открыл шкатулку. И начал доставать из нее волшебные предметы.

Руки висельника там не оказалось. Как и засушенной летучей мыши. Первым он извлек небольшой шелковый платок и расстелил на траве между нами. Платок был голубым, а на нем были вышиты три цветных кольца. Кольца были разной величины. Маленькое - внутри среднего, а среднее - внутри большого. Я смотрел на этот платок и ждал, когда начнут происходить чудеса. И тут Мерлин заговорил:
- Мы живем в круге Абреда - нашем мире, который состоит из четырех царств. Первое из них - Царство Ветра. Оно олицетворяет разум человека.
После этих слов он извлек из шкатулки волшебную палочку и положил ее на платок. Палочка была вырезана из дерева и напоминала двух сплетенных змей. Их головы украшали три черных пера.
- Эти змеи - добро и зло, как мы их понимаем. Они держат три пера бога Мата, который помогает нам переходить в другой мир. Самый быстрый способ сделать это - оседлать ветер. Чтобы использовать ветер, мы берем этот жезл.
Жезл. Я вдруг услышал, как шумит листва деревьев. Я услышал ветер. А Мерлин продолжал. Он положил рядом с палочкой чашу из раковины устрицы. Чаша перламутрово блестела на утреннем солнце, и я услышал шум моря.
- Да, второе царство - Царство Моря. Оно олицетворяет эмоции человека. Эту раковину взяли возле острова Авалон, на котором живет Богиня и ее жрицы. При помощи этой чаши мы используем силу моря.
Третий предмет поразил меня. До этого я слышал, что друиды никогда не носят ножей, и вообще клинков. Мерлин держал в руках золотой серп с красным рубином на конце лезвия. Он вытянул его вперед - так что солнечные лучи упали на рубин. И трава под ним вспыхнула! Как только Мерлин убрал лезвие, пламя исчезло - так же быстро, как и появилось.
- С этим серпом мы работаем, когда хотим приобщиться к Царству Огня. Здесь рождается Вдохновение и Воля мага. И, наконец...
Старик показал мне каменный диск с отверстием, через которое был продет кожаный шнур. Диск был размером с ладанку, и его можно было носить на шее. Поверхность диска покрывали какие-то письмена.
- Царство Камня. Прах, из которого мы появляемся и в который уходим. Вечное Начало и Вечный Конец.
- Мерлин, - спросил я, - как ты это сделал с огнем?
- Он просто случился, мальчик мой. Но скажи, ты хочешь узнать, что написано на диске?
- Да, конечно.
- Я прочту тебе эту надпись. Слушай внимательно.
И он произнес нараспев эти слова:
А ЭЛФИНТОДД ДВИР СИНДДИН ДУВ
КЕРРИГ ИР ФФЕРЛЛРУРИГ НВИН
ОС СИРИАЕТ ЭК
САФФАЕР ТУ
ФЕВР ЭКЛИН МОР НЕКРОМБОР ЛЛУН.
И замолчал. Я сидел, как пришибленный.
- Что скажешь, Артур?
- Но ведь это... Это же моя песня!
Мерлин усмежнулся.
- Конечно, она твоя. Но и моя тоже. Тебе спели ее духи пещеры. Ты им понравился - они дали тебе Заклинание Свершения. Не каждому улыбается такая удача. Ведь этих заклинаний всего три.
- Заклинание Свершения?
- Именно. Когда тебе нужно побороть страх, ты поешь его.
В эту минуту на его плечо сел Соломон (а я и забыл о нем) и защелкал клювом. Мерлин, казалось, слушал его. Когда ворон замолчал, старик быстро вернул волшебные предметы в шкатулку и поднялся с земли. Я тоже.
- Мне нужно идти, Артур. Ничего не поделаешь, дела. Когда мы встретимся в следующий раз, ты покажешь, чему научился. Постарайся подготовиться к этому времени. Сделай свою собственную шкатулку и наполни ее своими амулетами - изготовь их из того, что сможешь найти в лесу.
Я начал раздумывать, из чего бы сделать серп, и где взять рубин...
- И еще, - Мерлин протянул руку, - отдай мне голубой камешек. Он тебе больше не понадобится. Я сам найду тебя, когда придет время.
Я отдал волшебный камень.
- До встречи, мой мальчик!
- До свидания, - ответил я. - И ...
Но он исчез.

И целый месяц после этого не появлялся. Я выполнил все его задания. Каждый день я уходил в лес, чтобы найти свои амулеты. Я старался говорить правду. Я перестал есть мясо, как он мне советовал. А он все не шел.
***

***

Отредактировано ingvar (08-09-2006 15:48:05)

0

25

С "правда?" и "верно?" передоз вышел. И еще, следующая фраза: "Мне нужно идти, Артур. Кое-кто нуждается в моей помощи." привносит в выстроенную атмосферу какую-то лажу, тонкую, но из-за того, видимо, и режущую нотку натужного диснеевского альтруизма, типа чип и дейл спешат на помощь и освободите Вилли. Может, это только моя личная реакция, но вот так показалось.

0

26

ingvar написал(а):

А ЭЛФИНТОДД ДВИР СИНДДИН ДУВ
КЕРРИГ ИР ФФЕРЛЛРУРИГ НВИН
ОС СИРИАЕТ ЭК
САФФАЕР ТУ
ФЕВР ЭКЛИН МОР НЕКРОМБОР ЛЛУН.

Эт-то что за язык?  :O Логопедов не напасешься! :D Может, хотя бы в рифму?  ;)

0

27

Я понял. Сделаю без альтруизма.
С вопросами действительно перебор. Он как будто не уверен в своих оценках происходящего - ищет поддержки у слушателя, если таковой имеется.
Язык древневаллийский. Заклинания реальные. Мы можем воспринимать их, как мантры. Читая мантры, мы не интересуемся их содержанием. Главное - сочетание звуков, которые порождают определенные вибрации в теле.  Наверное, нужно будет действительно как-то обозначить их смысл. Я подумаю.

0

28

3. ДУХИ

Октябрь подходил к концу, а Мерлина все не было. Не то, чтобы у меня пропало желание учиться… Но, как бы это сказать… Я же выполнил все его задания – мои Символы Власти лежали в моей шкатулке, я каждый день повторял Правила, перед сном я пел Заклинание Свершения. А его не было! Мне хотелось показать ему, что я хороший ученик, хотелось, чтобы он похвалил меня – похлопал по плечу, улыбнулся, сказал «молодец, Артур» или еще что-нибудь в этом роде.
Я не знал своих родителей, но думаю, что именно так дети хотят порадовать своих стариков. Я не знал, каково это, и не мог спросить у Иллтуда, ведь он тоже сирота. А у кого еще можно было спросить об этом? У отца-настоятеля? Я радовался, что он перестал обращать на меня внимание, и даже не требовал, чтобы я приходил к заутрене и притворялся служкой. Но спрашивать его о таких вещах я бы не стал.
И я стал думать, что Мерлин разочаровался во мне. Наверное, я что-то сделал не так.

Пришло время праздника – Дня Всех Святых. Самхейн – так называет его Мерлин. И я. В монастырь начали съезжаться епископы и священники со своей прислугой. Чтобы разместить всех гостей, братии пришлось потесниться. Мы с Иллтудом, как и в прошлые годы, перебрались спать на конюшню.
В эту ночь крестьяне раскладывают большие костры во дворах и сидят в своих крепко запертых домах. И боятся. Они боятся духов и демонов, которые бродят по улицам и ловят живые души, чтобы замучить их. С холма, на котором стоит наш монастырь, видно, как в долине горят эти костры, словно огромный рой светлячков.
Насмотревшись на ночные огни, я вздохнул, и забрался под ворох одеял – к Иллтуду. Он пробормотал что-то во сне, лягнул меня ногой, повернулся на другой бок и затих. Небо было усыпано звездами. Иногда одна из них падала, и я торопился загадать желание, пока она чертила небосклон. Звезд было много, а желание одно. Я насчитал двенадцать упавших звезд и уснул.

Разбудила меня музыка. Где-то рядом играла флейта. Я выбрался из-под одеял и прислушался. Казалось, что играют за главными воротами монастыря. Выйдя за ворота, я поискал музыканта. Но его не было – за это время он успел уйти вниз по дороге к земляному мосту, теперь его мелодия доносилась оттуда. Я побежал к мосту. У моста оказалось, что играют уже на материке, и я побежал туда.
Мне казалось, что эта музыка – из флейты Мерлина, и я вот-вот его встречу. Я бежал по дороге, прислушиваясь. Казалось, что сейчас я догоню его. Но не догонял. В полях горели костры. На улице какой-то деревеньки я столкнулся с толпой ряженых. Они были пьяны и орали песни. Я обошел их стороной, боясь, что меня заметят, и спросят, что я тут делаю. Но пьяные крестьяне ни на кого не обращали внимания.
Выбежав из деревни, я остановился и прислушался. Тишина. Так далеко от монастыря я еще никогда не уходил. Возвращаться было страшно, но флейта молчала. Я постарался даже дышать потише. Наконец из рощи неподалеку до меня долетел обрывок мелодии. К роще я пробирался осторожно – мне вдруг показалось, что играет не Мерлин, а Кернуннос. Этот лесной бог, похожий на человека с козлиными ногами, любит заманивать в рощи простаков вроде меня. Что он с ними потом делает… Мне даже думать об этом не хотелось.
У большого куста орешника я остановился. Сквозь листву пробивались отблески пламени – кто-то развел на поляне костерок. Я вздохнул с облегчением – лесные боги не разводят костров. Так мне, во всяком случае, казалось.
- Ты заставляешь себя ждать, малыш, - сказал Мерлин за моей спиной, и я подпрыгнул от страха.
- Мерлин! – заорал я, чувствуя, как комок подкатывает к горлу, - я бежал по дороге, а там полно пьяных…
- Я знаю. Не все празднуют Самхейн так, как это делаем мы, или братья-монахи, например.
- А как мы будем его праздновать? – спросил я. Как празднуют в монастыре, я уже знал.
- О! Мы используем эту ночь для познания. Но для начала расскажи мне, как ты жил все это время.
Сидя у костра, я описал ему все, что со мной произошло за этот месяц. Когда я дошел до отца-настоятеля, разрешившего мне не приходить на службы, Мерлин засмеялся. А потом он похвалил меня. Он сказал: «Молодец, Артур». Я был на седьмом небе от счастья. Одно меня расстроило – я не мог показать ему свою шкатулку. Старик сказал, что посмотрит на нее в следующий раз, а сейчас нам пора – надо успеть до полуночи.

- А куда нам надо успеть до полуночи? - спросил я, когда мы шли через поле. Костры остались далеко позади, и я не разбирал дороги.
- Это чудное место, тебе понравится, - ответил Мерлин, не останавливаясь. Светила луна и он шел по тропе, я уверен в этом, но сам я эту тропу не видел и просто держался у него за спиной.
Вскоре мы вышли на дорогу – под ногами заскрипел щебень. Дорога проходила через какой-то поселок. Я спросил Мерлина, что это за деревушка.
- Когда-то она была городом Эксетер. Римляне называли его Иска Думнониорум. Уже недолго, мы должны успеть.
Мы свернули на тропинку, которая привела нас к какой-то ограде. Мерлин внезапно остановился – от неожиданности я ткнулся носом в его спину.
- Это здесь, - сказал старый маг, и я понял, что он смотрит на меня, хоть и не видел его лица. – Хорошо, что ты одет в черное. Сегодня миры пересекаются и этот цвет наиболее уместен.
Только тут я заметил, что Мерлин тоже одет во все черное. Он присел возле меня на корточки, так что его лицо оказалось рядом с моим, и начал говорить:
- Слушай, маленький друид. В Пещере Великана ты шел к Пелен Тану, и духи пещеры позволили тебе это сделать. А еще ты знаешь, как управлять Царствами Стихий. И это хорошо. Но сейчас ты войдешь в эти ворота, и тебе придется встретиться со своими собственными демонами. Если ты одолеешь их, то станешь Овиддом – младшим среди друидов. Я буду ждать тебя здесь. А теперь иди – за этими воротами тебя ждет твоя судьба.

Я посмотрел на него. Он молчал. Я пошел к воротам, и мне было страшно. За моей спиной Мерлин нараспев забормотал заклинание.
"... ТУМАННАЯ ЛОДА, ОТКРОЙ НАМ ДВЕРЬ..." - донеслось до меня.
Я вошел в ворота.

Я шел по песчаной дорожке и видел, как туман стелется по земле, напоминая морские волны. Из тумана, как из воды, торчали ряды каменных плит. На них были выбиты письмена. Я частенько заглядывал Иллтуду через плечо, и знал, что это латынь. Черт, Мерлин привел меня на римское кладбище!
В Экстере колокол пробил полночь. Это означало, что мы успели. Я успел - к «своей судьбе». Вот она – разворотила землю справа, выбираясь из могилы. И гремит костями. Сердце колотилось прямо в глотке – я испугался так, что даже кричать не мог. Призрак утробно застонал, и я сорвался с места, как ветер. Через мгновение (а может быть, и раньше) я уже сидел на дереве, и прикидывал, смогу ли я перепрыгнуть с него на кладбищенскую ограду. «Там ждет тебя судьба», «иди и сразись со своими демонами» - все это вылетело из моей головы напрочь. А призраки все прибывали.
На кладбище собралась целая толпа скелетов, не меньше полусотни. Они бродили по кладбищу, помогая друг другу выбраться из могил, обрывки одежды развевались на костях – а я должен был сражаться с ними. Нет, никаких сражений. Никто не смог бы согнать меня с дерева – даже отец-настоятель и Мерлин, вместе взятые. Я намертво прирос к толстой ветке старого тиса.
Духи тем временем изменили свое поведение. Они уже не бродили туда-сюда, а выстроились в круг и стали водить хоровод. Они явно что-то замышляли, и мне совсем не хотелось знать, что именно. Я подумал, что надо прочитать Заклинание Свершения – это может помочь. Но я забыл слова! Как я мог их забыть? Миллион раз я повторял заклинание и знал его лучше, чем «отче наш», но сейчас не мог вспомнить ни единого слова.
Наконец-то я вспомнил первые слова. А ЭЛФИНН ТОДД… Дальше пошло как по маслу. Во рту пересохло, язык прилип к небу, но я выталкивал из себя заветные слова. И надеялся, что они помогут. А еще я хотел позвать Мерлина – после заклинания. Ведь он не бросил меня!
Заклинание подействовало на призраков, как удар грома. Они остановились, как вкопанные, подняли головы к верху – я увидел ряды пустых глазниц. Сотни мертвых рук указывали прямо на меня! Я заорал, что было мочи – в этот момент ветка подо мной обломилась. То ли она обломилась от моего крика, то ли я закричал от того, что она обломилась – какая разница? Я свалился на песчаную дорожку, сидя на ветке старого тиса.
Мне было совсем не больно, только страшно. Так страшно, что я еще в полете зажмурил глаза. Никто меня не рвал на куски, кости не гремели – вообще ничего не было слышно. И ничего не случилось. Я открыл глаза. Кладбище было пустым, если не считать могильных плит и меня, сидящего на земле с тисовой веткой.
Ну что же, я победил демонов. Наверное. Ведь я прыгнул на них с дерева! И они убежали. Наверняка они испугались. Иначе, зачем им убегать от мальчишки, который оказался почти что у них в руках? Пора выбираться отсюда – решил я. Встал и огляделся. Дорожки не было! И ворот не было. Был туман, из которого торчали могильные плиты, словно зубы из пасти мертвеца, я и тисовая ветка. И луна на небе. А больше ничего не было.

Я решил, что нужно начать от ограды. Если идти вдоль нее в одну сторону, то обязательно доберешься до ворот. Не могли же они исчезнуть в самом деле. Главное – решить, в какую сторону идти. И ветку взять с собой – она оказалась увесистой и сучковатой – хорошая дубина. Я нагнулся, чтобы взять ее, поднялся – и обомлел. Прямо передо мной стоял римский воин в полном вооружении, огромный, как монастырская часовня. Он не просто стоял, а уже занес меч для удара. А меч был весь в зазубринах после многих битв. И по нему стекала кровь, черная в лунном свете.
- Откуда кровь на мече? – как-то отрешенно подумал я. – Неужели это моя кровь? Но ведь он еще не ударил меня…
У его ног валялись отрубленные головы – целая куча. Вот, откуда кровь на мече. Видать, у него сегодня был удачный вечерок, и он повеселился на славу. Я закричал. Никогда в жизни я так не кричал. Воздуха в груди не было, сердца тоже не было, там вообще ничего не было, только пустота, но я кричал ею, этой пустотой. Кричал и тыкал дурацкой тисовой веткой в этого легионера – куда-то в колено. Выше мне было просто не достать. Это все, что мне оставалось делать. Я просто тыкал в римлянина тисовой веткой и кричал. И тут зазвонил колокол Экстера. Легионер растворился, словно его и не было. Наступила тьма.

- Артур, просыпайся! Что на тебя нашло? - тормошил меня Иллтуд.
Я бессмысленно уставился на него, хлопая глазами.
- Здоров же ты орать. Так кричал, будто за тобой стадо чертей гналось. Ты не заболел ли, братец? – он деловито складывал одеяла.
- Я… Да наснилось мне…
- Ясное дело, наснилось. На ночь молитву не читаешь, заклинания всякие бормочешь. Тебе еще и не то наснится. Шевелись, братец, сегодня много работы у нас – гости уже к мессе собираются. И вот, что – не мешало бы тебе одежду почистить. Гляди-ка, измазался в глине, как свинья.
Я глянул на свою куртку. Она была забрызгана грязью.
- Ты прав, Иллтуд, - пробормотал я. Но он меня уже не слышал – побежал к обедне.
«Дороги к Иске этой ночью были грязными» - добавил я про себя.

Отредактировано ingvar (09-09-2006 13:46:35)

0

29

они пели и плясали изо всех сил.

сомнительно, имхо. И еще от щебня бы воздержаться - его производство до появления паровой тяги экономически нереально. Только Рим времен расцвета использовал его при дорожном строительстве, и то лишь на "федеральных трассах". Кроме того, щебень - и  в могиле? Имхо, нет.

0

30

Понял, никакого щебня. А крестьяне просто напились.
:)
Спасибо.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Игоря Мельника » ВРЕМЯ КОЛДОВАТЬ