Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лукоморье » Нолик и его друзья


Нолик и его друзья

Сообщений 11 страница 20 из 95

11

Глава  десятая

ПРОЕКТ  НАКРЫЛСЯ

Нолик с Двоечкой и Полимером обсуждали путешествие.  Сапоги сохли у теплой стенки. Летом отопление не работало, поэтому пришлось воспользоваться локальной тепловой формулой, которую Нолик позаимствовал у Кванта.
В комнату заглянул  Великий Арифметический волшебник.
Пес поднялся с пола и завилял хвостом. Уроки были давно сделаны, его буквально распирало  чувства исполненного долга.
-  Не буду мешать беседе, а для тебя я пожарил бифштекс из уравнения с пятью неизвестными, -  волшебник посмотрел на пса. Тот стремглав выскочил из комнаты. Больше всего на свете он обожал эти уравнения. Все остальное, в том числе конфеты,  он  поглощал, как говорится, из спортивного интереса. Ради новизны вкуса и запаха.
-  Подведем итог, - сказал Нолик.  -  Мы получили  кучу отснятого материала, некое устройство, которое называется плеер и книгу. Что со всем  этим делать, какие будут предложения?
-   Я прочитаю книгу и  приведу в порядок   видеосюжеты, - сказала Двоечка, - а вы займитесь  плеером.
-   Давайте просмотрим сюжеты прямо сейчас, - предложил Полимер, которого грызло любопытство. Кроме того, ему было обидно, что вместо него в путешествие отправилась  девчонка. 
Нолик достал «рогатку» и произнес формулу. В углу комнаты сгустилось  туманное облако, в котором замелькали движущиеся картины. Появился давешний Кот в Сапогах,  Русалка, затем старый знакомый Паша.  Последовала  сцена драки и, наконец,  бегство через пруд.
-  Классно! – выразил свой восторг Полимер.  -  Этот парень, Рома, так и останется навсегда свиньей?
Об этом Нолик не подумал и вопросительно посмотрел на Двоечку.
-  Так ему и надо, - сказала она, - драчунам  наука.
-   А что такое САМБО? – спросил Полимер. Нолик пожал плечами.
- Какое-то сильное волшебство. Признаться, я не успел глазом моргнуть, как  был сбит с ног. Может, САМБО, это формула  драки?
-  И все же, - повторил Полимер, - разве можно оставлять  мальчика в свином образе? Если я правильно понял, там никто понятия не имеет, как его расколдовать.
-  Успокойся, - сказала Двоечка, брезгливо поморщившись, -  я не закрепила формулу, так что красоваться ему  свиным пятачком не больше месяца. Потом маска исчезнет.
Просмотрели сюжет, который отсняла Двоечка. Все было точно так же, только в ином ракурсе.
- Кое-что надо убрать, что-то добавить, я над этим как следует, подумаю, - сказала она. –  Не помешает дополнить сюжет комментариями из книг по географии, о других царствах. Но чего-то здесь все равно не хватает.
-  Слишком много волшебства, пусть и бутафорского, - сказал Нолик.  -  Мы угодили прямиком на спектакль, где все  нарядились волшебными персонажами.
-  Это прекрасное начало проекта, - возразил Полимер, - просто понадобится еще одно, два или даже три путешествия.
- Выучи формулу возвращения. Без этого нечего даже думать о путешествиях. Кроме того, остается открытым вопрос одежды. Хорошо,  что Двоечку на этот раз приняли за Золушку. А если бы не маскарад? Можно ли там появляться в таком виде?
-   Собственно, в чем проблема? – удивился Полимер.
-  Представь,  по Лукоморску разгуливает мальчик в синих штанах и желтой куртке. В странных зашнурованных лаптях. Без эмблемы,  да еще с плеером, который  распевает песню «Колечко». Как бы на него посмотрели окружающие?
-   Скорее всего, поинтересовались бы, кто он такой и где его родители. 
-  Вот именно. Мы не должны привлекать внимания.
В комнату вновь заглянул Великий Арифметический волшебник. Затем в образовавшуюся щель проскочил пес и, облизываясь, улегся на пол.
-  Что случилось  с холодильником? – обратился волшебник к сыну.
Тот понурил голову. Отец отсутствовал два дня, уезжал  на слет волшебников, а Нолик  забыл прочитать ежемесячную формулу холода. Деревянный ящик, играющий роль холодильника, оттаял, часть продуктов испортилась.
-  Возможно, мне скоро снова придется ненадолго отлучиться, поэтому я велел псу в ближайшие две-три недели как следует за тобой присматривать. Пусть проследит, чтобы ты вовремя покупал продукты и, кроме уроков,  занимался иногда холодильником. И вообще не забывал о домашних делах.
-  Но…
-  Никаких но! Возражения не принимаются.
С этими словами волшебник удалился.
-  Строгий у тебя папочка, - заметила Двоечка.
-   Строгий, но справедливый, - рыкнул пес.
-  Тебя не спрашивают, говорящая авоська, -  расстроено произнес Нолик. До него только сейчас дошло, что  проект может оказаться под угрозой, потому что пес ни в какую не отвяжется. Придется, видно,  его брать с собой. Нолик тяжело вздохнул.
-  Попробуем включить плеер? – предложил он.
-  Может, получится с помощью химических заклинаний? – предположил Полимер.
Он начал произносить подряд все формулы, которые знал.  Плеер из белого превратился в пятнисто-серый, затем покрылся грязными разводами.
Когда запас его формул истощился, заговорила  Двоечка. На формулы географии аппарат также никак не отреагировал.
-  Не занимайтесь глупостями, - сказал Нолик, - в коробке  есть инструкция. Ее нужно прочитать.
Он достал из прозрачного пакета лист бумаги.
- Следует нажать кнопку «PWR», - прочитал он, - затем кнопку «PLAY».
-   При чем здесь кнопки? – удивилась Двоечка.
-   Вы понимаете, что это не волшебная вещь? 
-  «Колечко, колечко, кольцо!», - запел плеер, как только кнопка была нажата. Ребята слушали, как зачарованные.  Полимер догадался достать запоминалку и зафиксировать историческое событие. Наконец, песня закончилась.
-   Давайте еще послушаем! – попросила Двоечка.
-   Нельзя, отец может войти. Ты поработай над сюжетом  и  прочитай книгу.  А мы с Полимером попробуем продумать дальнейшую стратегию путешествий.
-  То есть, будете болтать и бездельничать?
-  Если хочешь, займись стратегией,  а мы  сюжетом.
-  Ну, уж нет, сюжетом буду заниматься я, а ты на всякий случай  оставь себе копию книги, посмотришь на досуге.
Нолик удвоил книгу и убрал один экземпляр на полку.
-  С чего начнем? – поинтересовался приятель, когда Двоечка отправилась  домой.
-   Как это, с чего?  Будем играть в солдатиков!
Это занятие друзья обожали. Иногда проводили даже морские баталии, соорудив посреди комнаты небольшой бассейн и запустив туда парусные корабли.
На сей раз устроили сухопутную битву. Достали коробку с оловянными пехотинцами, кавалеристами, артиллеристами и солдатами прочих родов войск. Нолик  умножил солдатиков на двадцать. Получившуюся кучу разделили пополам, затем ребята принялись строить игрушечные укрепления.
Нолик возвел на диване, на большой подушке, крепость с картонными стенами, и посадил там своего царя. Полимер спрятал царя на полу, под табуреткой. Были произнесены формулы оживления, и началась потеха. Армия шла на армию, пушки палили, лошади ржали. Лязгали сабли, падали убитые.  Вскоре армия Полимера принялась теснить противника. У химика обнаружился незаурядный полководческий талант. Неприятельские войска подошли вплотную к картонному городу. Город постоянно подвергался обстрелу и должен был вот-вот пасть.  Нолик незаметно умножил свои войска на одну целую, две десятых единицы.  Вновь появившееся подкрепление отбросило противника  от стен города.
-  Ты жульничаешь! -  заявил приятель.  -  У тебя армия увеличилась.
- Давай  пересчитаем солдат, - предложил Нолик.  Они отменили оживление и принялись за подсчет.  Наш герой потихоньку разделил свое войско на одну целую, две десятых единицы. Но как плохо давалось ему деление! В результате армия его сократилась  почти в три раза.
-  Вот видишь, - не моргнув глазом, заявил Нолик, - воюют  не числом, а умением!
-  У тебя должно быть солдат поровну!  Дело здесь  не чисто.
-  Давай сыграем снова.
Предложение было принято, после чего победоносные войска Полимера наголову разбили противника, захватив город и царя.
Довольный победой, приятель отправился домой.
Нолик достал книгу и раскрыл  на первой странице. Начало его поразило. Речь там шла о Лукоморье!  Вспомнилось предостережение Али-Аль-Мардука. Не означало ли это, что мир вокруг всего лишь сказочная выдумка гениального поэта?
Наш герой решил не забивать себе голову и не «смущать умы».  Лукоморск вот он, рядом, по его улицам  можно гулять. Какая разница, кем все это создано, или придумано? 
  Как пошутил недавно Полимер: «Я получил двойку, значит,  я существую».
На следующий день в классе арифметики писали контрольную на вольную тему. Задание было простое: вывести новую формулу. Эти контрольные Нолик обожал. Прошлый раз он придумал формулу чистоты. Точнее, подслушал формулу у старика Веника и  слегка доработал ее применительно к классным нуждам. Все парты в классе стали  идеально чистыми, без единого пятнышка. Заодно, правда, очистились и тетради, и дневники. И даже память компьютера с оценками за месяц. Учитель Минус потом долго восстанавливал программы и данные.
Сумма на первой парте задумчиво грызла кончик карандаша.  Девочка  считалась отличницей, однако за контрольные на вольную тему выше четырех баллов никогда не получала.
- Что бы такое изобразить? – подумал Нолик.  Вспомнилась неправильная арифметика. Если придумать формулу, которая искажала бы любые действия? Скажем, собирается человек умножить, а выходит сложение. Хочет запомнить, а  результат стирается. То-то потеха будет!
Сказано, сделано. Полчаса спустя формула была готова. Для наглядности Нолик облек ее в образ трехглавого зеленого Змея. И в этот момент неожиданно  понял, что справиться с формулой не так-то просто. Змей зашипел, выполз из-под парты, разинул три зубастые пасти.
Девочки завизжали, кинулись вон из класса. Кто-то наступил змею на хвост, тот полыхнул огнем.
Учитель Минус безуспешно пытался навести порядок,  его никто не слушал. Класс мгновенно опустел. Остались Числитель со Знаменателем, и Нолик.
Учитель посмотрел на Змея и произнес формулу умножения на ноль. Вместо этого произошло удвоение, два Змея с разных сторон поползли к учителю.
-   Что это значит? – удивился тот.  – Почему он умножился?
-  Потому что он неправильный, - заметил Числитель, с интересом наблюдая за пресмыкающимися.
-  Это ваша работа, Нолик, вот и разбирайтесь  с ними, - сердито заявил Минус.
Он отодвинулся к двери, подальше от зубастых тварей. -  Вам известно, что  образ Змея является для города символом угрозы, зачем было создавать  чудище?
-  Ради смеха,  я же не знал, что он такой злой!
Учитель с Ноликом перепробовали самые разные  формулы. Даже  Знаменатель, и тот вспомнил  формулу извлечения кубического корня. При этом головы у Змеев стали огромными, туловище и хвост,  наоборот, уменьшились до микроскопических размеров. И стало их уже пять. Уродливые твари расползлись по классу.  Затем Числитель попробовал вычесть их самих из себя, получив  создание, у которого почему-то, в отличие от собратьев, было по  две головы.
Учитель Минус применил убийственную формулу мнимых чисел. После этого все чудища стали полупрозрачными.
-  Придется послать за директором, - вздохнул учитель. Директор Гугол был способен справиться с любой проблемой. И тут Нолик вспомнив, каким образом отменяются экзотические уравнения, прочитал   придуманную формулу, наоборот, от конца к началу. В тот же миг пресмыкающиеся бесследно исчезли.
Учитель опасливо оглядел класс.
-  Заставил ты нас повеселиться, Нолик.
Тот в ответ  пожал плечами.
В класс постепенно возвращались ученики. Здоровяк Сомножитель  исподтишка показал Нолику кулак. Контрольная была сорвана.
-  Ничего страшного, - сказал Минус, - проведем контрольную работу  в следующий раз.  Ваш одноклассник меня сегодня удивил. Создавать объекты, которые практически невозможно загнать обратно в небытие, это, знаете ли…, - он развел руками.
Надо отметить, что подобное случалось не впервые. Как-то раз учитель Минус  написал на доске уравнение и обратился к классу:
-  Перед вами знаменитое общее уравнение волшебства, которое  учитель истории Былина обнаружил среди старинных архивных свитков. Над решением этого уравнения третий год бьется Великий Пятиугольник.
Учитель написал на доске несколько формул.
-    Как видите, здесь мы имеем два волшебных неизвестных, задача не решается.
-  Для чего тогда ее записывать? – недовольно пробурчал с последней парты Числитель.
-  Потому что это классика волшебства, - ответил учитель, стер записи и отправился вдоль парт проверять,  насколько добросовестно ученики переписали формулы.
Нолик в это время смотрел в окно. Там сидела на ветке ворона, она косилась на него одним глазом и словно бы подмигивала. Он спохватился только тогда, когда учитель приблизился к соседней парте. Кроме исходного уравнения, в его тетрадке не было ни одной формулы. Нолик представил, что скажет отец по поводу двойки.  И как ему придется сидеть дома и зубрить арифметику, вместо того, чтобы гулять по улицам с друзьями. Мысли эти были невыносимы.
Он принялся  считать с бешеной скоростью и неожиданно для себя получил ответ. Он справился с уравнением, над которым безуспешно бились лучшие умы Лукоморска! Учитель забрал его тетрадь, и долго рассматривал, то, поднося близко к глазам, то, держа в отдалении. Брови его изумленно полезли на лоб.
-  Нолик, что вы наделали! – воскликнул он.
-  Я где-то ошибся? – в тревоге спросил тот.
-  Вы не ошиблись, вы посрамили Великий Пятиугольник!
Однако волшебники в тот раз не поверили учителю. Они решили, что  решение отыскал сам Минус.
Это было год назад, вернемся же к дню сегодняшнему.
-  Он сам не ведает, что творит, - подала голос Сумма. – Пусть лучше расскажет,  что успел сделать по проекту?
-  Можно поговорить и о проекте, - согласился учитель, - кто хочет высказаться?
Первой вызвалась полненькая Сумма.
-  Ушаны, такие нежные, такие пушистые, - с воодушевлением сказала она. – Я начала делать сюжет с того, что выпустила их из клетки на поляну. Эти негодники съели всю морковь на моем огороде.
В классе раздались смешки.
-   Тихо, тихо, - сказал учитель, - что было дальше?
-  Потом я загнала их обратно  в клетку.
-  Маловато для сюжета, - подал голос с последней парты Знаменатель.
-  Пусть этот выскочка, непризнанный гений Нолик расскажет, как он отснял великий сюжет о выдуманных странах, -  сердито огрызнулась Сумма и вернулась за парту.
-   Нолик спит и видит, когда его портрет окажется среди других великих, - подал голос Числитель. Сомножитель  снова показал  нашему герою кулак.
-  Не стоит пререкаться, - прервал их  учитель, - может быть,  он нам сам  обо всем  расскажет?
-  Пожалуйста, - Нолик вышел к доске, - никаких секретов. Не далее, как позавчера мы с товарищем, пока не называю конкретных имен, отправились в не волшебную страну. Мы взяли с собой запоминалки и рассчитывали отснять неплохой сюжет.
-  Врет и не краснеет, - заметил Сомножитель.
-   Интересно рассказывает, не мешайте, - сказал Знаменатель.
-  Но сюжета, конечно, не получилось, - подала язвительную реплику Сумма, - что-нибудь, да  пошло не так.
- Ты почти угадала. Мы попали на маскарад, где школьники нарядились волшебными персонажами.
-    Конечно же, там была Русалка, Кот Ученый и волшебник Черномор, - не унималась  Сумма.
-   Русалка была, и Кот  в Сапогах.  Черномора не встречал, зато видел Бармалея.
Видно было, что учитель  не верил ни единому  слову. Впрочем, Нолик  не рассчитывал, что кто-нибудь поверит. Пусть думают, что болтает впустую. По крайней мере, не станут мешать. Отец пса навязал, не хватало, чтобы еще и  школа взяла над ним шефство.
-  Хорошо, достаточно, - сказал учитель, - рад, что у тебя работа продвигается столь успешно.
Однако тон его был отнюдь не радостный. Нолик подозревал, что учитель расхвалил его в редакции как перспективного ученика. А теперь жалеет, подозревая, что  тот может поставить его в неловкое  положение.
После школы к нашему герою подошел Сомножитель.
-    Дать бы тебе по носу! – с чувством  сказал он.
-   За что? – Нолик округлил глаза.
-    Чтоб не зазнавался.
Сомножитель отошел, но видно было, что в следующий раз непременно выполнит угрозу.
Нолик  с Двоечкой  отправились домой к нашему герою.
-  Вечером я уезжаю, - такими словами встретил сына Арифметический волшебник, - постарайся вести себя серьезно и ответственно.
-  Я всегда серьезен.
-  Это похвально, значит, пес не будет для тебя  помехой.
Нолик сразу погрустнел, зная с каким рвением арифметическое создание, относится к своим обязанностям. 
В  комнате Нолика ждала еще одна неприятность. Сапоги должны были давно высохнуть, но на месте их не оказалось.
-  Я их обнулил, - ответил на вопрос сына Волшебник.
-  Но зачем?
-  Нарочный принес записку от некоего Кручины, служащего обувной фабрики.  С требованием уничтожить  экспериментальные образцы. Что я и сделал, имея ввиду  опасность, которую они могут представлять.
-  Накернился наш проект, - употребив жаргон Кощеева царства, в сердцах сказал Нолик, когда отец вышел за дверь. Двоечка тяжело вздохнула. Она так мечтала попутешествовать по не волшебным землям. Сколько удивительных открытий можно было там сделать! Сколько приключений пережить!
-  Я прочитала книгу, - сказала она, - получается,  нас придумал поэт? Кто же мы тогда на самом деле?
-   Какая   разница! – Нолик махнул рукой, но Двоечка не успокоилась.
-   Мы что, выдуманная сказка?
-  Хочешь знать мое мнение? Мне  кажется,   поэт  давным-давно побывал у нас, в Лукоморье. И впечатления свои записал в виде сказок.
-  Но каким образом он сюда добрался?
-  Понятия не имею. Может быть, ему помог какой-нибудь волшебник. Известно, например, что злодей Черномор и витязь Руслан, реально существовавшие исторические персонажи. Причем Черномор, судя по легендам,  был очень сильным волшебником. Формула, при помощи которой он летал, считается навсегда утерянной.
-    Мы тоже умеем летать.
-    Ну да, на ковре-самолете. Черномор обходился без ковра.
-     Я считала это выдумкой.
-    Существует музей Черномора, где  хранится  его борода, которую отсек Руслан.
-  Удивительно! Надо будет как-нибудь туда сходить.  Теперь о проекте. Сапог мы лишились, что будем делать?

0

12

Глава одиннадцатая

ПОПРЫГУНЧИК

Прекрасно субботнее утро, когда уроки сделаны, стоит чудесная теплая погода, а впереди целых два свободных дня.
Нолик, Двоечка, Полимер и Арифметический пес уселись на маршрутную телегу и отправились на дачу к Кванту. 
У физиков недавно наступили ежегодные двухнедельные каникулы, во время которых они должны были написать что-то вроде реферата, подводящего итог прошедшего года. Квант обычно корпел над рефератом на даче, где, как он выражался, имелись все необходимые условия для полета мысли. Впрочем, реферат, как правило, он сочинял за день-два, остальное время наслаждался свободой.
Дорога была не близкая, около фермы предстояло пересесть на другую телегу. Вялотекущий разговор крутился вокруг  провалившегося проекта.
-  Можно достать описание формул, по которым были изготовлены сапоги, - горячился Полимер, - и смастерить их заново.
-  У нас осталось времени чуть больше недели, - возражал Нолик.  -  Пока отыщем формулы, пока разберемся что к чему…
- Значит, путешествий больше не будет? – огорченно спросила Двоечка.
-   Конечно, будут! Вот только с проектом, боюсь, ничего не получится. Попросту не успеем.
Наконец, телега подкатила к ферме. Путешественникам  открылся пруд с гусями, хозяйственные постройки и толпа поросят.
-  Чем это они занимаются? – заинтересовалась Двоечка.
В это время поросята дружно  запели:

    Ура! Пришла суббота, хрю-хрю-хрю,
    Кончилась работа, хрю-хрю-хрю,
    На отдых собирайся,
    В луже поваляйся…

-  Это же  наш старый знакомый, Хрюнчик! – воскликнул Нолик. Похоже, поросенок не терял даром времени и организовал на ферме хор.
-  Здравствуй, Нолик! – приветствовал его поросенок. – Кто это с тобой?
-   Это мои школьные друзья, - Нолик представил Двоечку и Полимера.
-    А где Нотка? – спросил Хрюнчик. – С ней все в порядке?
-    Нотка преподает в  школе музыку.
-    Я рад за нее. Как видишь, и  я  добился скромных успехов. Это мой хор.
«Хор» в это время с визгом разбежался в разные стороны.
Остался упитанный поросенок, одетый в клетчатую курточку и  штанишки.
-  Сотрудник «Стробоскопа», корреспондент  Хрячик, - с достоинством представился он.
-  Разве в «Стробоскопе»  работают…, - растерялся Нолик.
-  Вы хотите сказать, не только люди?  Что в этом удивительного. Все-таки, живем в Лукоморье.
-  Он только что отснял сюжет о  хоре, а вчера я показывал ему огород. Овощей здесь больше, чем на цветочной поляне, - с гордостью сообщил Хрюнчик и повел розовым пятачком. -  Кое-чем мы поделились с соседней деревней.  Надеюсь, вы посмотрите наше хозяйство?
-  Вообще-то, у нас мало времени, - признался Нолик.
-  Понимаю, у вас в разгаре грандиозный проект.
-   Откуда вам это известно?
-   Слухами Лукоморье полнится,  - ответил корреспондент и добавил, -  я бы не отказался взять у вас интервью.
-   Боюсь, это  преждевременно.
-   Мы только начали работать над проектом, - вмешалась Двоечка.
-   Тематика слишком сложная, - добавил Полимер.
- Жаль, жаль, а то я, в свою очередь,  собирался вам кое о чем рассказать. Это касается проекта.
-   Вот как? – удивился Нолик.
- Собственно, ничего особенного. Просто одна старая-престарая легенда. Здесь неподалеку находится  избушка, я мог бы вас туда проводить.
Друзья переглянулись. Стоило ли терять время? В лесу было полным-полно избушек, без окон, без дверей, на куриных ногах.
-  Дело в том, -  продолжал корреспондент, - что давным-давно некий волшебник, история не сохранила его имени, привел в Лукоморье юношу. Откуда был родом этот юноша, и как сложилась его дальнейшая судьба, неизвестно. В легенде говорится, что он провел здесь две или три недели. Волшебник построил для него домик, и каждый день путешествовал с юношей по самым глухим и опасным местам. Рассказывал историю земли нашей. Про змея Горыныча, колдуна Черномора,   Русалку, Кота Ученого и бабу Ягу.  Говорят, с Русалкой и Котом юноше даже довелось беседовать.
  Скорее всего, волшебник просто хотел развлечься, - продолжал Хрячик, - но те, кто встречал странную парочку, в один голос утверждают, что юноша был словно бы «не от мира сего».
-    Что это значит? – удивилась Двоечка.
-    Во-первых, он не знал волшебных формул. Что даже в те отдаленные времена трудно было  представить.   Во-вторых, при каждом проявлении волшебной силы юноша приходил прямо-таки в неописуемый восторг. Разве это не странно?
-   А что необычного в этом домике? – спросил Нолик.
- Таких домиков ни до того, ни после  никто не строил. Волшебник  применил формулу вечности, что весьма странно.  Могучее волшебство для такого пустякового дела. Тем не менее, благодаря формуле,  дом по сей день стоит, как новенький. Но было еще кое-что.
-   Что же? – нетерпеливо спросила Двоечка.
          -  Юношу звали Александром.  Имя, которым в Лукоморье давным-давно никого не называют.
Двоечка округлила глаза и прикрыла рот ладонью. Она прочитала книгу сказок и, конечно же, помнила, как звали автора.
-  Мы должны  обязательно осмотреть дом, - заявил Нолик.
-  Я покажу, покажу! – в восторге завизжал Хрюнчик и увлек нашу троицу за собой.
-  А интервью? – крикнул вдогонку корреспондент.
-  Нет времени, - ответил Нолик.
-  Время, это лукрики, - заметил практичный Полимер.
-  Много лукриков, - со значением добавила Двоечка.
Домик действительно оказался странным. Стоял он в густой чаще, а потому по всем волшебным канонам  должен был опираться на куриную ногу и иметь  глухие стены. Вместо этого бросались в глаза обыкновенные окна, двери, тесовая крыша.
Едва дверь приоткрылась, пес стал плоским, как блин  и протиснулся  сквозь  пятисантиметровую щель.
Обстановка внутри напоминала цветочную поляну. Занавески на окнах, горшки с цветами, диваны, стол, стулья.
-  Это я постарался, - гордо сообщил Хрюнчик.  – Впрочем, кое-какая мебель здесь  была и раньше.
Примчался пес, держа в зубах клочок бумаги.
-  Что ты всякую гадость собираешь? – недовольно обратился к нему  Нолик, намереваясь выбросить  пожелтевший листок.
-   Подожди, там что-то написано, - сказала  Двоечка.
Она забрала у пса бумажку и прочитала выцветшую надпись: «У Лукоморья дуб зеленый, златая цепь на дубе том…».
-  Это он, он написал! 
-   Ничего не понимаю, - пробормотал Полимер, - кто написал, и откуда вам это известно?
- Потом, потом, - заторопился Нолик. Он уже все понял. Некий волшебник давным-давно протоптал тропинку между мирами.  Гулял по ней не только сам, но и приводил в Лукоморье будущего поэта. Значит, не обязательно иметь сапоги,  существует другой путь! Нужно  скорее добраться до  Кванта. Наверняка  физик что-нибудь придумает.
-  Нам нужно срочно ехать!
-  Но вы так и не посмотрели  мои огороды! – огорчился Хрюнчик.
-  Посмотрим на обратном пути, - пообещал  Нолик.
Они вернулись на ферму.
Подкатила телега,  друзья уселись. Набежали поросята и  запели:

              Печален расставанья час,
              Вам не понравилось у нас?
              Вы не поели овощей,
              И наших деревенских щей…

Телега тронулась, хор остался позади. Вскоре добрались до  места.  Дача Кванта стояла на опушке, у самого леса,  хозяин в гамаке  читал научную книгу.
- Ба, кто к нам явился! – воскликнул он, от неожиданности вывалившись из гамака.
-  Привет, - сказал Нолик.
-  Мы надолго, - добавила Двоечка.
-  Двоечка из географов? Что она тут делает? – удивился Квант.
-  Она теперь в нашей команде, - пояснил Нолик, - как специалист по неизведанным землям.
-  Кажется, я  безнадежно  отстал от жизни!  Вы должны мне все рассказать, а посему прошу в дом.
Дом, как и положено, не имел ни  окон,  ни дверей. В лесу обитало немало опасной живности, поэтому попасть внутрь, можно было, лишь отодвинув формулой стену. Опирался он, правда, на деревянные опоры, а не на куриную ногу. Квант, где только мог, внедрял технические новшества. Он собирался вначале  установить опоры  на амортизаторах, но потом  отказался от этой мысли. Землетрясений здесь  не наблюдалось с незапамятных времен.
-  Видно в лесу змей сдох, если вся честная компания явилась в подобное захолустье, - сказал Квант, когда друзья уселись за стол. Он произнес формулу. Освещая бревенчатые стены, на столе вспыхнули свечи.
-  Ты о проекте слышал? – спросил Нолик.
-  О каком проекте?
Пришлось рассказать физику о событиях последней недели. Ребята извлекли запоминалки и продемонстрировали запись путешествий.
-  Значит, развлекаетесь там без меня.  Сапог лишились, и решили, что физик, светлая голова, выручит? – Ответом было выразительное молчание. - Знаете, что я делал последние два дня? Распутывал формулы  семимильных сапог.
«Вот это совпадение!», - восхищенно подумал Нолик.
-   Совпадение? – хмыкнул Квант.
-  Как будто мне не известны формулы  узнавалок, чтобы выяснить, чем в данный момент  озабочены друзья! Поэтому я, не откладывая дела в долгий ящик, отыскал ошибку, допущенную разработчиком сапог. Надо признать, ошибка весьма странная. Создается впечатление, будто кто-то специально превратил сапоги в одностороннее средство передвижения.  Чтобы испытатель не смог вернуться обратно.
Сегодня я собирался провести кое-какие опыты. Но прежде  чай с пирогами. Представляете, сам испек. Дров нарубил без всякого волшебства топором, тесто вручную замесил. Как в добрые старые времена. Один пирог с вареньем, другой с грибами. Ну, а  размножить их оказалось делом нехитрым.
Умножалками  приятель владел не хуже Нолика. Который, кстати, этому искусству его и обучил.  Квант, в свою очередь открыл другу тайну нескольких физических формул.
Накрыли стол, поставили самовар. Пироги оказались наивкуснейшими. Двоечка была в восторге и поклялась себе, что никогда больше не станет дразнить физика.
Перепало пирогов и арифметическому псу, который последнее время пристрастился к сладкому.
-  Куда в тебя столько влезает?  -  удивлялся Нолик. -  Смотри, не лопни. Кто тогда будет следить за моими уроками?
Пес виновато прятал глаза-бусинки и жевал очередной кусок.
-   Пусть ест, если хочется, - вмешалась Двоечка.
-  Собак нельзя перекармливать, инстинкт заставляет их наедаться впрок, а это вредно.
-  У,  жадина! Обычным собакам, может, и вредно, а мне  на пользу, - проворчал пес.
Чай, наконец, допили.
-  Квант, у тебя талант повара, - похвалила физика  Двоечка, - я столько съела, что, кажется, не смогу подняться  из-за стола.
-   Вообще-то, у меня много талантов, - усмехнулся тот в ответ.
-  От скромности ты не умрешь, - заметил Полимер, - хотя, должен признать, пироги действительно выше всяких похвал.
-  Обалденные пироги, - подтвердил пес.
-  Слышал бы это учитель русского языка, - пробормотал Нолик.
-   Пора за дело, друзья, - сказал Квант, -  пойдемте,  покажу вам кое-то.
  «Кое-что» оказалось  спрятано в сарае под большим покрывалом из холстины. Физик с торжествующим видом снял покрывало.
-  Что это? -  вырвалось у Двоечки.
-  Это мой «Попрыгунчик».
Друзья увидели маленькую двухместную телегу, опиравшуюся на четыре куриные лапы.
-  А где  колеса? – с недоумением спросил Полимер.
-  Колеса, как и число «Пи» не вписываются в формулы перемещения и возврата, - ответил Квант, - зато для этой цели идеально подходят куриные лапы, вроде тех, на которые устанавливаются избушки без окон и дверей.
-  Ко-ко-ко! – сказала телега и повернулась к приятелям передом.
Двоечка опасливо отодвинулась.
-  Тебе Баба Яга подсказала идею? – поинтересовалась она.
-   Еще чего! «Попрыгунчик», результат длительных расчетов и точных формул. Собственно, я переделал его из обычной колесной телеги.
Нолик помнил, как некогда Квант разъезжал по городским улицам на этой тележке. Он был одним из немногих чудаков, пожелавших иметь собственный транспорт. Но, в конце концов, оказалось, что на дачу гораздо удобнее ездить, пользуясь  общественной телегой. Формулы передвижения обновлять не нужно, следить за осями и колесами, чтобы не изнашивались, тоже.  К тому же, неудобно было оставлять тележку без присмотра возле дома, где всегда находились любители  подшутить над владельцем.
Однажды неизвестный волшебник ненадолго превратил тележку Кванта в Змея-Горыныча. Что тут началось! К бедняге явилась целая делегация горожан. Мол, как это он может содержать такое общественно опасное домашнее животное?
Пришлось  поставить тележку на прикол.
-  Для чего понадобился этот, как ты его называешь «Попрыгунчик»? – осведомился Нолик.
-  Ты еще не понял? Это машина путешествий, вроде ваших сапог-скороходов. Она  способна доставить вас туда, куда  переносили сапоги. Нужно всего лишь запомнить несколько формул, отправления и возврата.
-  Ко-ко-ко! – тележка качнулась и почесала одну лапу о другую.
- Она что, соображает? – тихо поинтересовалась Двоечка, словно боясь, что «Попрыгунчик» ее услышит.
-  Скорее всего, нет, - неуверенно ответил Квант, - по-видимому, это у нее на уровне инстинктов.
-  Но здесь только два места, -  заметила Двоечка, – а нас четверо.
-  Вообще-то, пятеро, - сварливо  поправил пес.
-  Отправятся  Нолик и Двоечка, у них уже есть необходимый   опыт.
-  А я когда побываю там? – обиженно спросил Полимер.
-  Обязательно, в следующий раз, - пообещал  Квант.
Он заставил друзей несколько раз повторить формулы возвращения, которые, впрочем, были им  и так знакомы. А также несколько формул управления тележкой.
-  Мы опять кое-что забыли, - задумчиво произнес Нолик, - во-первых, наша одежда.
-  Это не проблема. – Двоечка произнесла формулы кройки. Ее длинная рубаха  на глазах стала укорачиваться, превратившись в аккуратненькое платьице, соответствующее моде  начала двадцать первого века. То же самое она проделала со школьной формой  Нолика.  Наряд его преобразился в синие джинсы и спортивную курточку. Обута Двоечка была во вполне приличные  сапожки, а Нолику придумала что-то вроде кроссовок, которые успела подсмотреть во время  прошлого путешествия.
-   Готово,  что еще?
-  На таком транспорте там  по улицам не покатаешься, - заметил Нолик.
-  Если кому-то не нравится транспорт, пусть ходит пешком, - обиделся Квант.
Тележка слегка лягнула Нолика лапой, тот отскочил.
-  Какого лешего она дерется?
-  Это всего лишь рефлексы,   реакция на обидные слова.
Квант обошел тележку справа и слева, покачал головой.
-  Как она должна, по-вашему, выглядеть?
Нолик достал  запоминалку и продемонстрировал  приятелю «Жигули», которые во время второго путешествия они с Двоечкой видели  на школьном дворе.
-  Можно использовать уравнение наведенного морока, - заметил тот, задумчиво рассматривая автомобиль, - но имеется ограничение по скорости. Если двигаться слишком быстро, морок рассеется, и вместо этого удивительного не волшебного механизма окружающим во всей красе предстанет  наш «Попрыгунчик».
-  Значит, ездить будем медленно, - решил Нолик.
-  Тише едешь, дальше будешь, - добавила Двоечка.
Квант поколдовал немного, и вскоре перед восхищенными друзьями предстало   потрепанное  изделие завода «АВТОВАЗ».
Можно было отправляться.

0

13

Глава  двенадцатая

ПУТЕШЕСТВИЕ  ТРЕТЬЕ

После карнавала школьникам предстояло учиться еще целую неделю. На дом заданий в эти дни почти не задавали.  Работая над выпуском летнего номера стенгазеты,  Паша неожиданно столкнулся с  трудностями.
Странные гости, представившиеся героями Лукоморья, бесследно исчезли, как сквозь землю провалились. Физрук, отвечавший за проведение карнавального вечера, с ног сбился, пытаясь разыскать незнакомцев. Он побывал во всех ближайших школах, однако никаких следов карнавальных визитеров обнаружить не смог.
Проявить подобную активность его заставило происшествие с  Ромой Петровым, физкультурником и самбистом. Случилось с мальчиком, по-видимому, нечто из ряда вон выходящее. Рома в сопровождении друга Гриши в тот день спешно покинул вечер. Вскоре  явились разъяренные родители, которые, не желая ничего слушать, принялись обвинять школу во всех смертных грехах.
Фотографии в стенгазете ребята обновляли каждый квартал.  Физрук изъял у Паши фотографии Ромы, а также  Нолика и Двоечки, которые тот сделал на карнавале. 
-  Этими типами пусть милиция занимается, - сердито заявил он, - у меня из-за них серьезные неприятности.
Что  такого могли натворить незнакомцы, Паша представить не мог.   Если они что-то сделали с Ромой, поделом ему. Хулиган и драчун, без зазрения совести обижающий малышей, а тех, кто посильнее,  обходивший стороной, вот кем был Рома Петров. От него иногда перепадало  и Паше, и Ване.
Ваня на вечере не был, и очень об этом жалел.  Ему хотелось увидеть Нолика и его  спутницу.
-  Не переживай, - успокоил приятеля Паша, -  они вернутся.
Прозвенел звонок на урок литературы. Вести его должен был директор, Вениамин Кириллович, человек необычайно эрудированный. Директор мог часами читать лекции по искусству.  Он  знал всех художников, писателей, артистов,  и рассказывал о них так, словно с каждым был близко знаком. Рассказчик он был замечательный.
Сегодня  речь шла  о   былинах.
-  Сказки вы все читали, а вот что такое былины? – начал урок Вениамин Кириллович. Был он пожилым человеком неопределенного возраста, на уроки являлся всегда  в строгом черном костюме, белой рубашке и  галстуке.
- Былинами называются эпические песни, сложенные народом  Древней Руси. Отражали они историческую действительность того времени, примерно с десятого по шестнадцатый века. Главные действующие лица былин – богатыри, преданные Родине. Любимым былинным богатырем был  Илья Муромец, крестьянский сын, который охранял порубежные заставы, преграждая путь врагу. Тема эта формировалась в народном эпосе  со времени набегов воинственных степных племен. Столь же поэтичны образы Добрыни Никитича и Алеши Поповича. От кого  защищали родную землю эти богатыри?
Учитель  остановил взгляд на Паше.
-  От Идолища Поганого, и Змея Горыныча, - не колеблясь, ответил  тот.
- Насчет Идолища понятно, этот образ  связан с монгольским нашествием. А вот кем был Змей Горыныч?
-  Чудищем, вроде динозавра.
Ваня, сидевший рядом с Пашей, заулыбался, в классе послышались  смешки.
-  Отчасти Павел прав, - серьезно сказал Вениамин Кириллович, -  много легенд о драконах пришло к нам из древнего Китая. Змей, конечно, отрицательный персонаж. Постоянно нарушал границу, сжигал огнем деревни. Или накладывал на жителей тяжкую дань. Например, требовал, чтобы ему ежемесячно или даже еженедельно приводили на съедение девиц.
- Лучше бы он забирал мальчишек, - подала голос  отличница Катя. -  Меньше бы двоечников на свете было.
-  Теперь отвечает Катя. Вопрос, следующий: каким образом можно  справиться со Змеем Горынычем?
-    Отрубить ему  три головы, и он умрет.
-   Легко сказать «отрубить», если головы тут же отрастают снова. Одну отрубишь, пока второй заниматься будешь, первая опять тут как тут.
-  Богатырям приходилось быстро мечом махать, шинковать, вроде кухонного комбайна. Жик-жик, и готово, - возразила Катя.
-  Ну, а ты, Гриша, что думаешь?
-  Можно  попробовать со змеем договориться. Например, золотом откупиться, - ответил тот.
-  Тоже мысль, - задумчиво сказал директор, – хотя и сомнительная.  Запишите задание к следующему уроку, он у нас в этом году будет последним.  Вам нужно придумать сказку на былинную тему, в которой должен действовать хотя бы один   отрицательный персонаж.
Урок продолжался, директор  рассказал о Садко и Василии Буслаеве и  других былинных героях.
А Паша призадумался. Как  редактор стенгазеты, писал он короткие заметки,  но вот сказку сочинить, да еще, чтобы интересной была? В глубокой задумчивости он возвращался домой.  В  метро  даже проехал свою остановку. Не сразу сообразил, что  станция его была конечной!  Он испуганно огляделся. Пустой вагон остановился. Паша выскочил на платформу. Никого! Двери закрылись, поезд уехал.
-  «Тридевятое царство», - с недоумением прочитал мальчик название станции.
Поспешил на выход. По лестнице поднялся, ни турникетов, ни дежурных по станции, никого! Бревенчатые стены, деревянные двери.  Вышел на улицу, батюшки-светы! Вместо здания метро деревянная изба со стилизованной  буквой «М» над входом. Городишко древний,  терема кругом. Наконец-то, увидел Паша людей. Одежда на прохожих была чудная, так, верно, одевались давным-давно. Что-то громко обсуждая и жестикулируя, все куда-то торопились.
-  Что происходит? – Паша остановил мальчика в расшитой узорами рубахе и портах, подпоясанных кожаным кушаком. Ноги мальчика были обуты в лапти. Мальчик окинул Пашу удивленным взглядом.
-  Ты с неба свалился? Сегодня Змею на съедение царевну поведут, поэтому все спешат на площадь.
-   Давно прогнали бы Змея! – возмутился Паша.
-  Судя по одежке, ты иноземец, - догадался собеседник, - пытались чудище одолеть, только он  войско царское огнем пожег.
-    Могучих богатырей не сыскалось?
- Змей волшебный, богатырям не справиться. Однажды злой волшебник пытался царскую дочь сосватать. Царь ему отказал. Тогда волшебник напустил на город Змея, тот ежемесячно требовал себе на обед девицу. В конце концов, пришел черед царской дочери.
-   И ничем нельзя помочь?
- Можно, конечно. Волшебник город заколдовал,  мы все грамоту забыли. Даже попы писать-читать разучились. На стене царского дворца волшебник оставил надпись. Говорит, мол, когда прочитать сумеете, тогда от напасти злой спасетесь. Только ни один человек  написанного не прочитал.
-  Веди меня скорее к дворцу, может, я сумею прочесть!
-  Коли так, идем.
Народу  прибывало, через толпу пробирались с трудом.  Наконец, оказались на площади. До стены было далеко, а в небе уже показался огромный трехглавый Змей, похожий на стратегический бомбардировщик.
Ворота дворца открылись, появилась печальная процессия. Царь, царевна, царедворцы. Царевну поддерживали под руки, была она бледна, как мел.
Народ отхлынул, Змей опустился на площадь, так что земля задрожала.  Дохнул огнем.  У тех, кто оказался поблизости,  задымились шапки.
-  Где мой обед? – раздался громовой голос.
Мальчики, наконец, добрались до стены.
«Напиши прозвище Змея, избавишь город от чудища», - прочитал Паша, и дальше: «Змей …».  Он торопливо извлек из сумки фломастер и продолжил коряво: «Горыныч».
-  Ах ты, ничтожный червяк! – Змей вперил в нашего героя злобный взгляд. Раскрыл пасть, собираясь полыхнуть огнем, да не успел.
Превратился вдруг в большого ворона, захлопал крыльями и улетел прочь.
-  Что случилось? – слабым голосом спросил царь.
Мальчик, который привел на площадь Пашу, выступил вперед:
-    Вот  наш спаситель, ваше величество. Он надпись прочитал.
-    Коли  знает грамоту,  сам колдун. Хватайте их!
Из ворот выбежали стражники и бросились к ребятам.
-  Бежим! – мальчик схватил  Пашу за руку, они  шмыгнули в переулок.
-  Вот тебе и царская благодарность, - сказал Паша. Мальчик  безнадежно махнул рукой.
-  Обычное дело!   Тебе куда?
-  Мне нужно добраться до избы, у которой я тебя повстречал.
-   Следуй за мной.
Неподалеку послышался топот и лязг оружия. Паша поспешил за своим проводником.  Вскоре он увидел знакомое здание.
-  А ты, может, со мной пойдешь? – спросил он.
-  Ну, уж нет, там под землей живут глазастые чудища. За меня не переживай, я здесь все закоулки знаю.
Паша попрощался с мальчиком и спустился в метро. Он боялся, что застрянет в этом городе навсегда. К счастью, опасения не оправдались, и спустя полчаса наш герой был дома.
Усевшись за уроки, он записал все, что с ним приключилось. Сказка была готова. Паша умолчал о том, что все это произошло с ним на самом деле, да и кто бы  поверил?
Наступил вечер,  школа закрылась.  Директор Вениамин Кириллович отправился в кладовую, где хранились тряпки, швабры, веники. Здесь он остановился у большого зеркала, висевшего на  стене.
Несколько минут директор что-то бормотал под нос, вскоре зеркало подернулось рябью и превратилось в некое подобие окна. Вениамин Кириллович вошел в это окно и оказался точно в таком же помещении, заваленном метлами и вениками. Только кладовка эта находилась в другом мире,  в школе города Лукоморска.
Облик директора разительно изменился. Спина согнулась, борода удлинилась, темный костюм и галстук сменила рабочая одежда с эмблемой в виде метлы.  Пройдя сквозь зеркало, Вениамин Кириллович превратился в уборщика Веника. Он завесил зеркало тряпкой и покинул  кладовку.
Вечером  Гришка гонял по улицам на велосипеде, кататься другим не давал, был как-то особенно задумчив. Приятель его Рома после карнавального вечера из дому носа не показывал.  Паша с Ваней,  не желая общаться с Гришкой, в конце концов, забрели в глухой переулок рядом с домом и уселись на лавочку.
-    Как отыскать тех ребят? – спросил Ваня.
- Я знаю не больше твоего.  Думаю, без волшебства до них не добраться.
-  Скажи еще, лешие и русалки в этом замешаны, - хмыкнул приятель.
-    Не знаю, как насчет русалок, а колдовать ребята умеют.
-    Откуда взяться колдунам в двадцать первом веке?
Пашу распирало желание рассказать историю, которая с ним сегодня приключилась. Однако он справедливо рассудил, что в такое не поверит даже самый близкий друг.
Смеркалось. В переулке было безветренно и тихо, ни прохожих, ни машин. Во всем доме светились всего несколько окон.
-  Тот парень вовсе не колдун, - сказал Ваня.
-  Кто же он тогда, по-твоему?
-  Гипнотизер, вот кто! Наподобие Вольфа Мессинга. Может внушить все, что пожелает.
-  То-то Рома до сих пор пятачком хрюкает.
-   Тебе его жалко? Мне нисколечко.
-   Жалко физрука. Житья ему не будет.
-   Может, как-то все образуется?
-   Ну да, свиное рыло  рассосется, - уныло сказал Паша.
-   Если бы их найти!
-   Ищи ветра в поле!
-  Это вы о нас? – поинтересовалась Двоечка, присаживаясь на лавочку. Нолик остался стоять. Ваня мог бы поклясться, что за секунду до этого  рядом никого не было.
-   Что вы сделали с Ромой? – первым делом спросил Паша.
-   Привели внешность  в соответствие с внутренним содержанием, - ответила  Двоечка.
-  Физрука, нашего Кота в Сапогах, по инстанциям затаскали.
-  Не беспокойтесь, у вашего Ромы  через месяц все само пройдет, - сказал Нолик.
-   Вот здорово! – обрадовался Ваня.
-   Как вы здесь оказались? – спросил Паша. Он хотел сказать «к нам незаметно подобрались», но в последний момент решил, что подобный вопрос прозвучал бы не слишком вежливо.  Обижать новых друзей не входило в его планы.
-   На машине приехали, -  ответила Двоечка.
-   На  машине? – опешили ребята.
-   Ну да, а что такого? 
-   Посмотреть можно?  -  спросил Ваня.
-   Смотрите на здоровье, мы ее неподалеку оставили.
И впрямь, за углом стояли старенькие «Жигули». Обычная машина, таких в городе тысячи.
-   Мне показалось, или она переминается с боку на бок? – удивленно спросил Ваня.
-    Ну, может, у нее колеса затекли, - беспечно ответил Нолик.
-    Мне послышалось, или она  квохчет, или кудахчет…
-   Это я приемник забыл выключить, - у Нолика на все был готов ответ. Про приемник он вспомнил очень кстати.
-  А где вы живете, то есть, я хотел спросить, остановились где? – спросил Паша.
-  Мы еще не решили.
-  Пойдем ко мне, - предложил Ваня, - у меня родители  на даче. Ой, что это?
Рядом  возник  бесформенный комок, напоминающий перекати-поле. Мальчик отшатнулся.
-  Не бойся, не укусит, это мой пес. -  Нолик подумал, что стоило бы, навести на пса морок, так, чтобы он  хотя бы отдаленно напоминал настоящую собаку.
-  Разве это пес?  Скорее,  ежик, только огромный, -   Ваня с опаской   отодвинулся.
-  Сам ты ежик! – ворчливо пробурчал пес, чем вызвал бурю восторга.  После восхищенных возгласов и краткого обсуждения плана дальнейших действий, они направились к Ване домой, благо идти было недалеко.  Вскоре гости с любопытством разглядывали  квартиру. Двоечка  достала запоминалку и записывала все, что попадалось на глаза: телевизор, воду из крана, холодильник, посуду.
-  А это что? – она указала на телефон.
-  Средство связи,  –  Ваня  с гордостью принялся объяснять, каким образом  можно разговаривать на расстоянии.
  -   Но зачем это нужно?  -  удивилась Двоечка.
  -   Вдруг понадобится узнать что-нибудь срочное?
  -  Срочное дело, это плохо выполненная, или попросту незаконченная работа, - назидательно ответила девочка.  -  Если мы собираемся с кем-то пообщаться, садимся в телегу и отправляемся к этому человеку в гости.
-   Вот темнота!  А если у вас что-нибудь случится, и нужно вызвать  помощь?
-  Для этого существуют уравнения связи, которыми пользуются в экстренных случаях. Через зеркало, например.
-  Последний раз, когда на город напал Змей-Горыныч, три великих волшебника связались через зеркала, собрались вместе и дали чудищу такой отпор, что оно до сих пор облетает Лукоморск стороной, - добавил Нолик.
-  Змей Горыныч? Три волшебника? – растерянно повторил Ваня.
У Паши впервые мелькнула мысль о том, что его недавнее приключение как-то может быть связано с этими странными ребятами.
-  А если утром уроки надо списать?  Или, по-вашему,  лучше двойку получить?
Пес, бродивший по квартире, зарычал.
-  Слышали? – сказал Нолик.  -  Это он высказался по поводу уроков. Попробуй, не сделай, из квартиры не выпустит!
-  Ну, и собачка у тебя! -  удивился Паша. 
-  Если люди потеряются в городе, как им найти друг друга? – не успокаивался Ваня.
-  В этом случае нужно отправиться  на центральную площадь, что рядом с библиотекой, к фонтану сообщений. Оставьте в воде послание. Надпись сохранится до тех пор, пока вы не встретитесь.
- Классическое место встречи, в центре ГУМа, у фонтана, - пробормотал Ваня. На все  вопросы у гостей, похоже,  имелся ответ. И все же  он  спросил:
-  А если человек заболеет и нужно срочно вызвать врача?
- Это самый простой случай, - ответила Двоечка, - существует формула, останавливающая болезнь. Вы можете загнать любую болезнь вглубь на день или два, и спокойно добраться до больницы.
-   А если, допустим, я сломаю ногу?
-  Ваша нога на эти два дня временно срастется.
Возразить Ване было нечего, он развел руками, признавая свое поражение.
-  Давайте чай пить, - предложил он, - с конфетами и тортом.
-  Вообще-то, мы недавно пили чай с пирогами, - начал, было, Нолик.
-  Ну, как же, как же, - заволновалась Двоечка, испугавшись, что Нолик откажется, - мы обязательно должны  попробовать местные конфеты и торт. Или ты забыл, для чего мы здесь?
-  Я тоже с удовольствием попробую, - добавил пес, продолжая удивлять новых знакомых.
Чай пили на кухне. Двоечка долго разглядывала газовую плиту. Все ей казалось необычным. Шум машин, доносившийся с улицы, пронзительный звук дрели из соседней квартиры, чайник со свистком.
-  Хватит кричать, мы тебя и так слышим, - обратилась она к чайнику, чем весьма развеселила хозяина квартиры и его приятеля. Оба покатились со смеху.
-  Он не живой, - отсмеявшись, объяснил Ваня.
-  Ах, не живой? -  Двоечка что-то прошептала. Раньше она частенько играла с подругами в живые  куклы, которые вели между собой долгие  беседы.
-  Мне горячо! – завопил вдруг чайник. -  Немедленно прекратите издевательство, погасите огонь!
Газ был  выключен, чайник замолчал.
-   Вы, однако, гипнотизеры, - пробормотал Паша.
-  Надеюсь, это не обидное прозвище? – Двоечка подбоченилась. В ее головке мгновенно сложились несколько дразнилок и нелестных эпитетов, которыми она готова была наградить ребят. Ей объяснили, кто такие гипнотизеры, только после этого она успокоилась.
Паша решился рассказать о своем приключении. Про Змея Горыныча и царскую дочь.
-   Может, это мне приснилось? – заключил он.
«Не приснилось! – подумал Нолик. – Кто-то протоптал тропинку, вот только  кто и с какой целью?»
-  До меня доходили слухи, что в Тридевятом Царстве свирепствует Лютый змей, - задумчиво сказала Двоечка.
-  Завтра у нас последний в этом учебном году урок литературы, - сказал Паша, -  хотите присутствовать?
- Я никогда не была у литераторов. А можно?
-  Конечно! Половина ребят  разъехались на  отдых, так что класс  полупустой. Вениамин Кириллович,  наш директор,  ведет литературу,  и будет  рад пообщаться с учениками из другой школы.
-  А Гришка не устроит какую-нибудь подлость?
-  После случая с Ромой он от вас боится.
Торт понравился, Двоечка  с помощью Нолика  его запомнила, так что в любой момент  могла в точности воспроизвести. Душистый Индийский чай тоже пришелся по вкусу. Ваня подарил гостям коробку шоколадных конфет. Применив запоминающую формулу, часть конфет, в ответ на жалобный взгляд, тут же скормили псу.
-  Теперь покажите, что вы еще умеете, - попросил Ваня.
-  Мы много чего умеем, - ответил Нолик. -  У тебя есть какие-нибудь игрушки?
Игрушки во всех мирах были одинаковыми. Те же  солдатики, артиллеристы, всадники, только не оловянные, а пластмассовые, индейцы с луками и томагавками. Пестрое, разнообразное воинство. Даже  крепость из фанеры нашлась.
Нолик тут же удвоил крепость, добавил конников и индейцев, и разделил солдатиков на две части.
-  Вы играете вдвоем против меня, - объявил он, будучи уверенным, в успехе. Воинство ожило к великому восторгу хозяев. Пушки принялись палить, кони заржали. Дым стоял коромыслом.
Двоечку баталия не заинтересовала, она презрительно скривилась и уселась в кресло смотреть телевизор.
Ваню с Пашей не так-то просто оказалось одолеть. Может, у нашего героя попросту отсутствовал полководческий талант?
Вскоре крепость его пала, вражеские войска с триумфом вошли в ворота, над стенами поднялся флаг с черным крестом на белом фоне.
Глаза у ребят горели, они вновь рвались в бой. Однако Нолику   не нравилось проигрывать, поэтому он  потерял к игре всякий интерес.
-  На сегодня достаточно, - решил он.
-  Удивительная игра, - сказал Ваня, - гораздо интереснее, чем водить виртуальные армии в компьютере.
-    Конница рубилась  по-настоящему, лучники стреляли замечательно, а боевой клич индейцев? Это надо было слышать!- восторженно добавил приятель.
-   Разве здесь компьютеры используют для того, чтобы играть?
-  Все ребята увлекаются компьютерными играми. У вас разве по-другому? – удивился Паша.
-  Конечно! Компьютеры применяются в школе  для расчетов новых формул. А не для того чтобы заниматься всякой  чепухой.
-  Научите нас какому-нибудь заклинанию! – попросил Ваня. Нолик хотел, было отложить просьбу на неопределенное «потом», но, увидев счастливые глаза мальчика, передумал.
-  Слушайте внимательно, и запоминайте -  сказал он. Формула была несложной и использовалась для решения арифметических примеров.  Ребята несколько раз попробовали складывать и вычитать.
-  Вот это да! Теперь нам не понадобится калькулятор! – восхищенно сказал Паша.
-  Что такое калькулятор?
-  Электронный прибор, с помощью которого  можно производить любые арифметические  действия, - пояснил Ваня.
-   Более бесполезной вещи здесь придумать не могли, - пробормотал Нолик. Потом подумал, что калькулятор мог бы пригодиться для деления, с которым у него всегда были проблемы.
Двоечка в это время закончила просматривать  мультфильм.
-  Мне понравилось, - заявила она, - такое не увидишь в «Стробоскопе».
-  Этот мир на тебя плохо влияет, - заявил Нолик, - скоро тебе будет лень  ездить на медленных телегах, общаться покажется проще и удобнее  по телевизору и телефону. И выветрится навсегда из Лукоморья волшебный дух.
-  Неправда! Я ведь не утверждаю, что нам здесь все подходит, например,  эти гадкие дымные автомобили. Телевизор, это отдых, притом познавательный и интересный.
-  Ну да, можно не выходя из дома, развлекаться, вместо того чтобы делать уроки.
-  Что?  – подскочил задремавший, было пес.  -  Кто тут придумал новый способ бездельничать?
-  Пока  никто не придумал, - успокоил его Нолик.
-  Ходи перед своим псом по струнке, а мне телевизор действительно понравился, - упрямо повторила  Двоечка. -  Можно, к примеру, обработать формулами зеркало, так чтобы оно показывало сюжеты непосредственно из «Стробоскопа». Почему бы нет, если устал после уроков и никуда идти не хочется?
Нолик промолчал. Кое-что отсюда действительно  не мешало  бы позаимствовать.
Двоечка увидела стопку компакт-дисков на полке и сказала: -  У нас, между прочим, плеер есть, а диск с музыкой всего один.
Ваня тут же торжественно вручил ей пачку музыкальных дисков.
Двоечка расплылась в широкой улыбке. Ни один мальчик до этого ей ничего не дарил. Она сжала кулачок и прошептала длинную формулу. На ее ладони обнаружился маленький брелок, миниатюрный компас на цепочке.
-  Это тебе, - сказала она, протянув брелок Ване.
-  Компас? – удивился мальчик.
-  Талисман географов.  Всегда приводит к цели.
-  Насколько я помню, - задумчиво произнес Ваня, принимая подарок, - в русских сказках часто присутствовал  клубок ниток, который катился по дорожке,  показывая  герою, в каком направлении  нужно двигаться.
-  Принцип тот же, - ответила Двоечка, - мы в классе с ребятами этот клубочек усовершенствовали, добавили несколько формул, и одно уравнение. Проверено, действует безотказно. Нужно только объяснить, куда хочешь добраться. Стрелка всегда укажет верное направление.
Нолик протяжно зевнул:
-  Что-то спать хочется.
Ребята посмотрели на часы.  Был уже первый час ночи.
Ваня постелил постели. Нолик подозвал пса.
-  На этом матрасе спать удобнее всего.
Волшебный пес тут же превратился в мягкую лежанку.
Утром наскоро позавтракали. Двоечка в основном налегала на конфеты, при этом, не забывая  пса.
-  А ведь придется взять его с собой в школу, - задумчиво произнес Нолик.
-  Охранник с собакой не пропустит, - сказал Паша.
-  Вообще-то, он на собаку не очень похож, - заметил Ваня.
-  Внешний вид можно подправить. Например, сделать так, чтобы он напоминал поросенка, или кролика. С кроликами у вас в школу пускают?
Двоечка, взявшаяся за большой кусок торта, насмешливо фыркнула.
-  А в человека его нельзя превратить? – поинтересовался Паша.
-  В человека нельзя. Он по определению арифметический пес. Давайте поступим следующим образом: он станет моим портфелем. Ведь в школу можно пронести ранец или портфель?
Нолик тут же принялся претворять идею в жизнь. Портфель получился убедительный, черный, кожаный, с латунными замками и большой   ручкой. Только слишком большой.  Министерский, как заметил Паша. Что это означало, он не пояснил. Нолику же было все равно. В школу можно было  проносить  портфели маленькие и большие, какие кому нравятся. Ни один охранник задержать ученика с министерским портфелем  не имел права.

0

14

Глава  тринадцатая

ДЕЛА  ЛУКОМОРСКИЕ

Такого унижения Змей Горыныч до сего дня не испытывал.  Его лишили обеда, и превратили в ничтожную птицу!
Долго кружил он над городом. Смотрел вниз, на кажущиеся маленькими терема.  Проглотив царевну, он  принялся бы кушать девиц  пачками, а после подпалил  деревянные постройки. Город, как многие до него,  бесследно исчез бы с лица Тридевятого царства.  Только угольки  бы остались.
Лютая злоба переполняла Змея. Увы, в образе ворона он никому не мог причинить зла. Попытался, было плюнуть огнем,  маленький язычок пламени сорвался с  кончика клюва. Отыскать бы хозяина! Только давно затерялся неведомо, где могучий бог Чернодыр.  Змей каркнул от  досады и полетел в сторону  Лукоморья.  Кого-нибудь из дальних родичей можно будет найти в тамошних лесах. Может, помогут, расколдуют? Да и с Лукоморском пора  разобраться.  Слишком независимым стал город, изрядную силу набрал. Давно следовало  занозу эту вырвать, но слишком  много там окопалось сильных волшебников, способных  крылья пообрывать, а то и  всех трех голов лишить.
Долго ли, коротко ли летел ворон, в конце концов, добрался до цели. Пролетел над дубом, где беседовали мирно Кот с Русалкой.
-  Что-то злом пахнуло! –  Русалка  с испуга нырнула в Синее море.
Ощерился Кот Ученый, зашипел, выгнул дугой спину. Мелькнула в небе  птица  и исчезла.
Над избушкой Бабы Яги ворон замедлил полет, опустился на трубу.
- Ко-ко-ко, - проговорила избушка, - кого там такого тяжелого принесло на мою крышу?
-  Эй, избушка, где старушка? – каркнул ворон.
-  Столь грубые речи я только от Змея Горыныча слыхивала, - обиделась избушка, - а ты что за птица? Тряхну крышей,  дохну дымом из трубы,  перышек не останется! Убирайся  лучше за  Тридевять земель!
Закаркал ворон, зашелся смехом.
-  Я только что оттуда,  давай сюда Ягу. Может, бабка меня признает!
А Яга тут, как тут, сгорбленная, с клюкой. Смотрит с крыльца подслеповато.
-  Никак, Змей?  Да в каком виде! Кто  тебя, бедолагу так отделал?
-  Мальчишка, случайный проходимец. Встречу, проглочу не жуя!
-  Случайных проходимцев не бывает, запомни. Не простой, видно был мальчишка, судьбы посланец. Ладно, попробую  помочь. Залетай в избу.
Внутри царил полумрак, повсюду были развешаны сухие травы, стояли горшки со снадобьями. На печке сидел черный кот, глаза его светились. Увидел ворона,  презрительно фыркнул.
-  Что фыркаешь, на тебя бы такое заклятие наложили, - прошамкала старуха, снимая с полки большой горшок. -  Сушеная печень жабы. Толченые мышиные хвосты, яд скорпиона…, чего-то здесь  не хватает, - Яга пошарила по полкам и огорченно покачала головой.
-  В былые-то годики я бы, тебе, болезный помогла сразу. Стал бы, как новенький, о трех головах. Полетел бы в царство Тридевятое, камня на камне  не оставил.
Ворон уселся на жердочке, нахохлившись, как курица.
-  Змеем тебе  не быть, попробую обернуть в человека.
-  Человеком сделаться? Как ты такое можешь предлагать?
- Предпочитаешь вороном век доживать? Вижу, что нет. Превращу  в человека, верну способность огнем палить. Чего тебе еще надобно?
Ворон слушал, склонив на бок голову, и глядел на Ягу круглыми глазами.
-  Валяй, старая, уговорила.
-  Давно бы так!
Принялась старуха колдовать. Бормотала заклинания, схватив метлу, металась по избушке. Изба качалась из стороны в сторону, в такт топтанию старой ведьмы.
Та, наконец, закончила. Остановилась, посмотрела на ворона, выговорила заключительное слово. Упал ворон с жердочки, стал похож на подростка. Только внешность неразборчивой была.  Колыхалось, изменяясь, лицо. Плыла волнами  одежда.
- Доберешься до города, образ и одежду слепишь с первого встречного, поперечного,  - сказала старуха.
-  Что же сразу облик не завершила?
-  Я что тебе  художник-передвижник, Брюллов, Васнецов? Я старая одинокая провинциальная женщина. Сказал бы   на том спасибо. Молчишь?  Так выметайся, неблагодарный!
Метла вырвалась у нее из  рук и набросилась на Змея. Вмиг он выскочил на крыльцо и кинулся к лесу. Метла преследовала его до опушки,  наконец,  отстала.
         Неблизкой оказалась дорога к Лукоморску. Зверье Змея не трогало, чуяло  волшебную силу.  Миновал Змей дачу Кванта, без приключений добрался  до фермы. Засмотрелся, было на поющих поросят. Подивился, послушал, понравилось. Съесть кого-нибудь хотел, потом передумал. Голода пока не испытывал, а если бы кто на ферме пропал, волшебники бы забеспокоились, кинулись на поиски. Не хотелось, что называется, светиться.       Поначалу нужно было обжиться в городе. Потом подумать, что делать дальше.  Лукоморск следовало либо подчинить своей воле, либо уничтожить.  Сколько таких городов Змей спалил в былые годы! Без счета девиц поел, да витязей сгубил!  Был у него некогда старший братец, посильнее да позлее. На Калиновом мосту бился братец с Ильей Муромцем, да все три головы под мостом и сложил.
К счастью, судьба уберегла Змея от подобной участи. Теперь нет уж в живых  Ильи Муромца, некому головы змеиные рубить. Зато остались волшебники в Лукоморске. Волшебник Химии мог пролить дождь кислотный, ни одна шкура не выдержит. Волшебник физики силой тяжести способен прихлопнуть, мокрое место останется. Географ отправить туда, не знаю куда, обратной дороги не сыщешь.
Выяснить надобно, какие еще волшебники засели в городе. Может быть, удастся  по отдельности с каждым расправиться. Со всеми сразу силами меряться нечего и думать.  Испепелят, раздавят, разорвут. Такие мысли тревожили Змея, пока он пешком пробирался в город. На телеге путешествовать не решился. Не было денег, да и вид расплывчатый доверия не вызывал. Пожалел Змей о вороньем облике. Долетел бы мигом. А потом хоть  в человека, хоть в кого  можно было превратиться.
День к вечеру клонился,  расплывчатую фигуру в полумраке разглядеть было нелегко. Сначала хотел Змей, как старуха советовала,  обличье  случайного прохожего примерить, потом решил не торопиться. Пришла ему в голову мысль пробраться в заповедник волшебников, в Лукоморскую арифметическую школу и обернуться одним из школьных преподавателей.   
Поинтересовался, как до школы добраться, у  прохожего. Ночь спустилась, в темноте  собеседника тот не разглядел и  подробно все объяснил.
Повезло Змею, двери школы были еще открыты. Охранник мучился бездельем, прогуливался у выхода. Улучил Змей минуту, когда тот отвернулся и прошмыгнул внутрь.   Пробрался на второй этаж, заслышав шаги, затаился за углом. Из своей каморки вышел уборщик Веник и нос к носу столкнулся с директором Гуголом.
-    Все чисто, - сообщил Веник, -  ни одной пылинки.
-  Ты свое дело туго знаешь, -  ответил директор, - а мне  что-то неспокойно.
В его голосе слышалась неподдельная озабоченность.
-   Прошел слух, в Тридевятом царстве Змея Горыныча наконец-то, одолели.
-    Как  это удалось? Злодей испокон веков  там лютует.
-    Говорят, в одночасье  сгинул.
-    Так это замечательно!
- Замечательно, когда понятно, - вздохнул директор, - а мне, признаться, ничего не ясно. Вот если бы Илья Муромец объявился, или богатырь Микула Селянинович. А тут, ни с того, ни с сего. Змеи не букашки, чтобы просто так  исчезать.
На том собеседники расстались. Директор отправился  в свой кабинет, Веник прикрыл дверь  каморки и ушел домой. На замок, она не запиралась. В Лукоморске вообще замками пользовались редко. Красть смысла не было,  большинство вещей можно было умножить и получить бесплатно.
Подумал, змей, подумал, да и произнес слово заветное. И превратился в  копию Веника. Человека незаметного, которому позволено  находиться в любом месте, все видеть, все слышать. Чтобы избавиться от двойника,  уборщика решил при случае  съесть. Переночевать решил в каморке.
Внутри оказалось много метелок, граблей, совков. Лежали   рядком новые веники,  никто ими  не пользовался. Скорее, они являлись данью традиции. Напротив входа, закрывая часть стены,   висела тряпка. Змей окинул каморку взглядом, примериваясь, где бы устроиться на ночлег. Затем, движимый неясным предчувствием, тряпку  снял. И ахнул. Открылось  большое тусклое зеркало, от которого  так и пыхало волшебством. Всмотрелся в зазеркалье  и  увидел продолжение каморки. Те же веники, метлы.  Разве что  собственного отражения не обнаружил. Подивился немало, потому, как такого волшебства за свою долгую жизнь  не встречал, да и сунулся головой в  зеркало. Думал,  осколки стеклянные в разные стороны  полетят, ан нет! Проскочил  на ту сторону, обернулся. Та же картина: стопки веников, грабли, совки.
-  Ну, и дела! – пробормотал Змей и отправился осматривать отражение школы. Сразу почуял разницу. Если на той стороне всюду чувствовалось  присутствие волшебных формул, то здесь волшебством не пахло. И это было  удивительно.  Во всем Лукоморске едва ли отыскалось бы место, свободное от  магии.
Вскоре надоело ему бродить по пустой школе. Ночь наступила по обе стороны  зеркала. Вернулся Змей в каморку, устроился на куче душистых веников и решил, что утро вечера мудренее.

0

15

Глава  четырнадцатая

ТРОПА  ЗАКРЫЛАСЬ

Позавтракав, компания отправилась в школу.
Ваня сел за одну парту с Катей, Нолик с Двоечкой оказались на второй парте. У Паши соседкой была отличница, которую звали Нина.  Нина на одноклассников всегда поглядывала свысока. Она окинула наших героев недовольным взглядом, откуда, мол,  явились? Но промолчала.
Гришка на уроке сегодня отсутствовал.
Прозвенел звонок, вошел учитель арифметики, Иван Иванович. Это был седоватый  сухонький старичок, искренне убежденный, что его предмет самый важный  на свете.
-  Все вокруг построено на цифрах, - любил говорить он, - любое событие можно представить в виде чисел. -  В качестве примера приводил виртуальные игры, виртуальные миры, подобные  настоящим.
Сегодня он  вновь завел разговор  о виртуальных пространствах.
-  В мире компьютерных игр нам  доступны любые чудеса, - начал урок  Иван Иванович, - там мы можем становиться героями сказок, сражаться с драконами, добывать живую и мертвую воду, оживлять прекрасных царевен…
-    Это можно делать и в обычной жизни, - подал голос Нолик.
-  Я вижу здесь представителей одной из соседних школ, - учитель прищурился. -  Видимо,  там арифметику преподают на более высоком уровне. Будет крайне интересно выслушать ваше высокоученое мнение.
В классе захихикали.
-  Может быть,  продемонстрируете нам какое-нибудь волшебство, наподобие тех, которые можно наблюдать  в   компьютере?
-  У нас в школе компьютерами занимаются, в основном, в  классах физики, химии и  информатики, -  ответил Нолик, - их никогда не используют для игр. Компьютеры помогают решать сложные задачи, на которые людям пришлось бы потратить годы тяжелого труда.
-  Это похвально,  и все же, что вы имели в виду, утверждая, что в обычной жизни возможны эффекты, которые мы наблюдаем только в пространстве виртуальном?
-  Живую воду я  достать не могу, - смутился Нолик. Даже химикам это было не всегда под силу. Слишком сложной была формула для получения этой воды.
-  Ага! – Иван Иванович с торжествующим видом обвел взглядом класс. – Значит, наши царевны: Нина, Катя, и, простите, не знаю вашего имени, - он выразительно посмотрел на Двоечку, -  останутся без этого удивительного напитка, возвращающего здоровье и молодость.
-  Я здорова и без его воды, -  Нина  кинула  в сторону Нолика неприязненный взгляд.
-  Я бы тоже не рискнула пробовать. Еще невзначай отравишься, - с ухмылкой добавила Катя.
-  Или в свинью превратишься, -  чуть слышно пробормотал Ваня.
-   Что это мы заговорили о живой воде, - сказал Нолик, -  у нас  урок химии или арифметики?
-   Разумеется,   арифметики, - живо ответил учитель.
-  Сегодня мы поговорим о прогрессиях. Прежде всего, я хотел упомянуть легенду о мудреце, который изобрел игру в шахматы. Раджа, ознакомившись с этой игрой, пришел  в совершенный восторг и  приказал мудреца щедро наградить. Он предложил тому   просить все, что захочет.
Просьба показалась радже более чем скромной.  На первую клетку шахматной доски следовало  положить одно зерно риса, на вторую два, на третью четыре. И   удваивать зерна с каждой последующей клеткой.
Раджа  приказал: «Выдайте ему мешок зерна!» и велел советникам  подсчитать точное количество риса. Каким же оказалось его удивление, когда выяснилось, что, даже собрав урожай  всей земли, раджа не смог бы расплатиться с изобретателем шахмат. Вот что такое прогрессия. Следующий пример, - продолжал учитель, - возьмем газетный лист и сложим  пополам. Вопрос звучит  так:  какова будет толщина  листа, если его сложить пятьдесят раз?  Ниночка,  ваше мнение?
-  Полметра, - не думая, ответила та.
-  Ответ неверный. Что скажет Катя?
-  Может быть, метр? – предположила та.
Паша применил формулу быстрого подсчета, которую им показывал Нолик. Получилась невероятная  цифра, означающая больше ста  миллионов километров.
-  Что скажут ребята из  соседней школы? – учитель повернулся к Нолику. В голосе Ивана Ивановича  звучала нотка превосходства, и Нолик решил над ним слегка подшутить.
-   Толщина не изменится, останется прежней, – невозмутимо ответил он.
- Неправильно. Если бы нам удалось сложить лист газеты пятьдесят раз, толщина его  оказалась бы близка к  расстоянию от Земли до солнца. А это, ни много, ни мало, сто пятьдесят миллионов километров!
-  Позвольте с вами не согласиться, -  Нолик заметил, что учитель вертит в руках газету, - попробуйте, сложите.
-  Невозможно сложить этот лист не то что пятьдесят, а двадцать  раз, - Иван Иванович  повернулся к доске, чтобы  написать  формулу, но неожиданно передумал. – Хорошо, - сказал он, - давайте попытаемся.
Он сложил газету пополам. Нолик прошептал делилку на два и умножалку по длине и ширине, чтобы лист сохранил прежние размеры. Учитель повторил операцию, Нолик следом проделал  то же самое.  Газета была сложена в третий раз, потом в четвертый. Затем в десятый и  двадцатый. Предприняв еще несколько попыток,  Иван Иванович смутился, занервничал,  движения его стали неуверенными.
- Ничего не понимаю, - пробормотал бедняга, наконец, сердито отбросил ни в чем не повинную газету  и написал на доске формулу.
- Благодаря  этой формуле мы можем увидеть результат арифметической прогрессии.
-  А как быть с газетой? – спросил Паша. Они с Ваней получали истинное удовольствие от фокусов Нолика.
-  Это неправильная газета, - ответил  учитель и посмотрел на часы, -  урок закончен.
Змей в это время, как следует, выспавшись, покинул кладовку. Преподаватели вежливо к нему обращались: «Здравствуйте, Вениамин Кириллович!», здоровались и школьники, торопившиеся по своим делам. Змей поначалу думал, что превратился в самого незаметного человека, вышло же наоборот, каждый его замечал и приветствовал. В конце концов, это ему надоело, Змей решил на короткое время  обернуться каким-нибудь учеником. Волшебство было пустяковое. В свое время оно сослужило ему добрую службу, когда нужно было улизнуть от Добрыни Никитича.
Мимо прошмыгнул небольшого роста мальчик, который испуганно озирался по сторонам. В него-то Змей и решил  ненадолго превратиться.
Обернулся он этим мальчиком и отправился бродить по школе.  Неожиданно дорогу ему  преградили двое ребят. Один, толстый, плотного сложения, не кто иной, как наш старый знакомый Гришка,  обратился к Змею: «Гони бабки, Гена!».
-  Какие такие бабки? – удивился тот. – Дедов не ел, бабок тоже, только девиц красных, да витязей.
-  Он еще издевается! –  второй парень   стукнул Змея кулаком.  Было не больно, но обидно. Ладно бы богатырь, какой, а то мальчишка!
На мгновение перед драчуном появились  три жуткие пасти, щелкнули страшные зубы. Каждый сантиметров по десять, как у динозавра.
Распустивший кулаки мальчик от испуга сел на пол.
-  Помогите! – прошептал он.
Гришка отступил на шаг.
- Ты не  Гена, - испуганно сказал он, -  кто ты?
-  Хочешь, руки-ноги пооткусываю, или в свинью превращу?
- Постой, постой, - сказал Гришка, - тут у нас уже есть один, превращенный…
-  А ну,  рассказывай! 
Гришка сбивчиво поведал историю о появлении странных гостей на карнавале, и о том, как заколдовали его друга Рому.
-  Скажи приятелю, чтобы  не путался под ногами, а убрался на все четыре стороны.  А мы с тобой  пойдем к заколдованному Роме.
- Ступай в класс, Дима, - сказал Гришка. Дима поднялся с пола, попятился, со страхом глядя на Змея, и только оказавшись на безопасном, по его мнению, расстоянии, задал стрекача. И чуть не сбил с ног проходившую мимо учительницу ботаники.
- Совсем школьники распустились! – недовольно сказала та и повернулась к Змею, к которому  уже вернулся облик  Веника.
-  Здравствуйте, Вениамин Кириллович!
Змей ответил: «Здравствуйте, здравствуйте!». Он догадался, что на приветствие следует отвечать аналогично. 
Учительница ботаники отправилась в свой класс, Гришка буквально трясся от страха. Еще бы, его старый должник Генка Петров из параллельного класса вдруг превратился сначала в трехглавого динозавра, а потом в самого директора, Вениамина Кирилловича! Он не мог оторвать глаз от  Змея, пока тому это не надоело.
-  Если хочешь сохранить в целости свою шкуру, по дороге мне все расскажешь. Подробно. Что это за место, сколько здесь народу и кто чем занимается. И почему со мной каждый встречный, поперечный считает своим долгом  здороваться.
-  Но вы, но ты….
-  Считай, что мне отшибло  память. Что я ничегошеньки не помню.  Начинай рассказывать. Как зовут тебя,  меня, и все остальное по порядку. Вплоть до мелочей. И смотри не обманывай, голову откушу!
Когда они с Гришкой добрались до квартиры, где жил Рома, Змей  уже имел четкое представление об окружающем мире. То, что здесь не знают волшебства, он догадывался  раньше. С одной стороны, это было на руку, казалось бы, можно делать  все, что заблагорассудится. Однако выяснилось, что люди здесь далеко не такие слабые и беспомощные, какими представлялись поначалу. Волшебство им заменяли грубые силы механики,  эти силы использовались здесь в чудовищных масштабах. Подобное в Лукоморье никому  не снилось.
Так что, с завоеванием  местных народов приходилось повременить. Даже у него, Змея силушек на это было явно недостаточно. Потому как  имелись здесь железные телеги по суше ползающие,  летающие, а также по морю, океану, и даже под водой, плавающие, огнем и свинцом смертоносно плюющиеся. И телег этих понаделано видимо-невидимо. Во всех землях, и даже в царствах заморских, кои обзываются Европами, Америками и Австралиями. Было над, чем задуматься. Это вам не витязь с мечом, палицей и щитом. Так что, местные девицы красные могли пока спать спокойно.
Положение самого Змея оказалось на редкость удачным. Оказывается, был он здесь директором школы, воеводой над   бездельниками, именуемыми учениками. Оставалось, как следует освоиться с ролью, разобраться в делах  и поучить молодежь жизни. А то ишь, моду взяли, чуть что, кулаками махать!
На улице Змей превратил одну руку в невидимку и стащил из ближайшей палатки несколько копченых сосисок. Они оказались  весьма недурного вкуса. По крайней мере, сойдет на первое время. А дальше посмотрим. Девиц вокруг вон сколько бегает! Одна другой краше. Правда, предстояло еще разобраться с прежним директором, но здесь Змей особой проблемы не видел.  Убрать его, проглотить, или  спалить дотла, чтобы   не осталось следов.
Дверь  открыла мама Ромы. Глаза ее были красными от слез.
-  Вениамин Кириллович, здравствуйте! – сказала она, увидев Змея, и отступила, пропуская гостей в квартиру.
-  Здравствуйте, здравствуйте, - как обычно, ответил тот.
-  Нам бы Рому, - сказал Гришка, выступая из-за спины «директора».
-  Ромочке совсем  плохо. Врачи бессильны, ему помочь.
-  Давайте его сюда, я знаю средство, - сказал Змей.
-  Что ж, проходите, - вздохнула женщина.
Увидев Рому, Змей покачал головой. Он так и думал. Заклинание простейшее, к тому же не закрепленное. Неделя-другая, и все само пройдет. Что ж, избавим мальчишку от напасти, глядишь, тот на что-нибудь сгодится.
Сколько было счастья в маминых глазах, когда с Ромы сполз волшебный свиной облик! Да и сам мальчик был вне себя от радости.
- Отныне, отроки, вы мои должники, - обратился к ребятам «директор», когда восторги слегка поутихли, -  помните об этом. А сейчас я должен  вернуться в школу.
-  Разве вы с нами не попьете чая? – мама Ромы огорченно всплеснула руками.
-  Извините, дела.
Предстояло разобраться с  двойником, который  путешествовал по зеркальной тропе из Лукоморья и  обратно.
Вернувшись в школу, Змей поспешил в кладовку. Однако здесь его ждало разочарование: зеркало  отражало только  веники и метлы. Тропа закрылась. Поначалу Змей огорчился, таинственный директор на этот раз от него ускользнул. Затем  решил, что так даже лучше. Пусть двойник сидит себе в Лукоморске,  меньше будет хлопот.
Змей направился в свой кабинет, который в точности описал ему Гришка. Предстояло освоиться и разобраться в делах. Не успел он устроиться в кресле, как в дверь постучали.
-  Войдите!
Появились два мальчика и  девочка.
-  Здравствуйте, Вениамин Кириллович!
-  Здравствуйте, здравствуйте! – ответил Змей, прикидывая, кого бы он  съел в первую очередь. Разумеется, девчонку. Мальчишки выглядели слишком костлявыми.
-  Вениамин Кириллович, - выступил вперед один из мальчиков, - у нас через три дня постановка, а реквизитов нет. Вы обещали помочь.
-  Какая постановка, какие реквизиты? – с трудом выговорил Змей незнакомые слова. Чего они здесь только не навыдумывали! -  Объясни по…, человечески. – Хотел сказать «по змеиному», но вовремя поправился.
-  Ну, на сцене, в актовом зале, будет представление…
-   Танцы, песни, хоровод, - добавила девочка.
-  Мы подготовили небольшую сценку «Добрыня Никитич и Змей Горыныч»…,
-  Никаких Добрынь! – рявкнул Змей так, что с потолка едва не упала люстра. 
-  Простите, Вениамин Кириллович, но вы сами говорили…, - ребята в страхе  попятились. Глаза «директора» пылали яростью.
-  Я сказал, я и отказал. Разговор окончен!
-  Совсем распустились, Добрыню им подавай! – пробормотал Змей, когда за школьниками закрылась дверь. -  Чувствую, предстоит много работы. Необходимо  изъять из библиотеки все порочащие змеиную породу книги, сказки и былины, - он взял ручку и лист бумаги, и записал историческое решение под номером «один».
-  Затем нужно разобраться, как работает  компьютер. В директорском компьютере могут оказаться чрезвычайно полезные для меня сведения.  А постановку отменим.  Я вам таких богатырей покажу, век помнить будете!
Вторым пунктом он написал: постановку отменить!
В это время в кабинет заглянула завуч.
-  Здравствуйте, Вениамин Кириллович!
-  Здравствуйте, здравствуйте!
-  Ребята ждут в кабинете литературы, у вас урок начинается!
-  Да, да,  сейчас иду!
Завуч вышла в коридор и сочувственно подумала: «Совсем не жалеет себя директор, трудится, бедный, от зари до зари!».
Змей отложил в сторону  ручку и бумагу. Нужно было узнать, где находится кабинет литературы.
Настоящий директор Вениамин Кириллович, он же уборщик Веник, явился в арифметическую школу рано утром и сразу ощутил присутствие зла. Он поспешил в кладовую, где находилось зеркало с тропой, и понял, что некто неизвестный  проник  на ту сторону.
Вениамин Кириллович задумался. Можно было оставить все, как есть, закрыв, разумеется, тропу. Он мог бы проработать в школе уборщиком еще много лет. Но что произойдет там?  Раньше эти тайные дороги он хорошо маскировал. Когда  показывал  Александру Сергеевичу  Лукоморье, тропа  начиналась в конюшне на сеновале. Кто бы догадался? К тому же, чтобы открыть дверь, нужно было знать заветное слово.
Одно время ему довелось поработать на обувной фабрике, куда он устроился с единственной целью: испортить экспериментальные сапоги-скороходы. Волшебники, смастерившие эту обувь,  не догадывались, что   открыли дорогу в новый, удивительный мир. К счастью, ему удалось  слегка подправить формулу, так что испытатель по имени Башмак, впервые надевший сапоги, получил билет в один конец и назад  вернуться не смог. Идея была признана порочной, второй экземпляр сапог забраковали.
Нынче он расслабился и забыл закрыть зеркальную дверь.
«Старею!», - огорченно подумал уборщик.
Он прикрыл  за собой дверь, достал из-под кучи метел старый скрипучий стул, уселся на него лицом к зеркалу и начал медленно произносить формулу. Таких формул   в Лукоморье давно уже никто не помнил. Даже члены Пятиугольника:  Великий Химик,  Великий Физик, и Геометр с Географом.  Великий Арифметический Волшебник не подозревал о существовании подобных заклинаний.
По мере того, как произносились слова, изображение в зеркале расплывалось. В конце концов, оно превратилось в обычное зеркало, отражающее  убогую   обстановку комнатушки. Кучу веников, метел, совков, тряпок. И усталого старичка с озабоченным выражением лица.
Уборщик продолжал говорить. Перед зеркалом возникло  туманное облако. Появилась городская площадь, и мальчик с фломастером в руках. Затем Веник увидел, как Змей превратился в большого ворона. Появилась избушка бабы Яги,  старуха принялась колдовать.
-  Паша блестяще справился с  задачей, - довольно пробормотал уборщик, - тропу в метро я ему удачно проложил. Но кто мог подумать, что  Змей получит помощь у старой колдуньи? И тем более, отправится в школу, и, что совсем невероятно, найдет мою  зеркальную тропу. Что с ним теперь прикажете  делать? Хотя, в самом деле,  почему бы ему пока не побыть директором? Посмотрим, как он справится.
Туманное облако продолжало показывать недавние  события. Пригляделся уборщик Веник и ахнул.  Двое ребят  уже больше суток находились в зазеркалье, но при этом не пользовались  тропой!  Подумать только, самостоятельно открыли дорогу  между мирами!  Такое раньше было    под силу только богам. Уборщик устало вздохнул.   Пусть путешествуют! Только следовало хранить тайну. В  Лукоморске никто не должен   знать о соседнем мире. Нельзя, ох нельзя  широко распахивать   дверь!
Веник поднялся со скрипучего стула. Выйдя из  кладовки,  нос к носу столкнулся с великим физиком Многомером.
-  Веник, пожалуйста, подметите пыль, - сказал  тот, - мои формулы здесь, к сожалению, бессильны.
- Да, да, конечно, - ответил уборщик и принялся за свою обычную, рутинную работу.

Отредактировано VICTOR (04-09-2010 08:56:49)

0

16

С интересом прочитала!
Но не совсем поняла, каков жанр Вашего произведения про Нолика...
Симбиоз приключенческого сюжета и учебника, как, к примеру, в книгах Левшина про Нулика?

0

17

Глава  пятнадцатая

СТРАННЫЕ  СОБЫТИЯ
       
Полимер нервно мерил шагами дачный участок. Квант безмятежно покачивался в гамаке, штудируя книгу Великого волшебника  Многомера.   
-  Что там может быть интересного? – ворчал Полимер, заглядывая  приятелю через плечо. - Силы, ускорения, векторы усилий. Сложение векторов, вычитание. Скукотища! Лучше бы  физики занимались новыми материалами. Например, неплохо было бы  заполучить легендарную легкую, как пух непробивайку.
-  Может, эта непробивайка никогда  не существовала, - возразил Квант, - мало ли о чем болтают в легендах!
-  День прошел, а ребята до сих пор не вернулись. А ведь нам во вторник в школу. Не попали ли они в беду?
-   Нервничать, самое бесполезное занятие. Мы им все равно ничем не поможем. Что касается «Попрыгунчика», это самая надежная машина в мире. Я в ней уверен, как в самом себе. К тому же она не даст в обиду ни себя, ни своих пассажиров. В дальнейшем  стоит подумать о средствах связи. Чтобы постоянно быть в курсе событий.
-  Так подумай! –  воскликнул Полимер.
-  Чудак, над такими формулами величайшие умы Лукоморья  годами бьются, а тебе, как в сказке,  сразу подавай.
-   Годами ждать, я не согласен!
-   Есть одна интересная мысль, и я  не прочь ее проверить.
-  Что за мысль?
-   Нужно снова навестить тот домик.
-  Ты хочешь застрять у поросят? Мы им обещали осмотреть огород, послушать песни и вообще по полной программе  воспользоваться гостеприимством.
-  Мы не будем заезжать на ферму.
-   Вдруг в это время вернутся  ребята?
-  Оставим записку.
-  Тогда едем.
Друзья сошли с телеги, не доезжая фермы,  откуда доносились хрюканье, визг и невнятные слова песен. Заплатили водиле по одному лукрику и направились по тропинке к домику.
Издалека заметили  нервно расхаживающего перед крыльцом корреспондента Хрячика.
-  Что делать? Этот въедливый поросенок прицепится, как банный лист, - сказал Полимер.
- Воспользуемся детской формулой, которая основана на интерференции света. Формула позволяет на одну минуту  становиться невидимым.  Успеем добежать?
-  Успеем, только нам еще придется открыть и затворить за собой дверь. Что подумает Хрячик?
-  Что это сделал сквозняк.
Едва Квант произнес формулу, друзья бросились к дому.  Дверь открылась, затем закрылась.
-  Странные события у нас происходят, - с недоумением пробормотал Хрячик, - то школьный уборщик  бесследно исчезает в домике, то дверь ведет себя, как живая. Чую, пахнет сенсацией!  Принесу-ка я запоминалку!  -  с этими словами корреспондент поспешил на ферму.
-   Скорее, пока он не вернулся! – поторопил Квант.
-    Что нужно делать?
-   Однажды в  научном журнале я прочитал статью про  этот дом. Физики обнаружили здесь следы рукописи, изображение  свитка проявлялось, когда применялись определенные формулы.
-     Почему литераторам об этом ничего не известно?
-  Физики изучали остаточные свойства света. При чем здесь литераторы?
-     Тебе известны эти формулы?
-  Иначе меня бы здесь не было, - Квант решительно потащил Полимера по комнатам, громко произнося непонятные фразы.
Свиток обнаружился в центральной комнате на столе. Квант немедленно достал запоминалку. Мгновение спустя они располагали  копией.
-  Пошли отсюда, пока не прибежал  дотошный поросенок, - сказал Квант и добавил, - хвостик ему от морковки, а не сенсацию!
Едва наши герои скрылись за редкими деревьями, прибежал запыхавшийся Хрячик.
-  Теперь пусть сторожит, сколько душе угодно, - сказал Квант, - а мы поедем на дачу читать рукопись.
-  Может, ребята уже вернулись, -  с надеждой добавил Полимер.
Однако дом по-прежнему был пуст.
Друзья уселись за стол, Квант активировал запоминалку. Что же представляла собой загадочная рукопись?
В давние времена жили два  бога, два брата:  злой Чернодыр, и добрый,  Златогор.  Чернодыр создавал злых тварей, в том числе волков с железными зубами, и трехглавых змеев. Змеям приказывал жечь города и съедать жителей. Златогор творить черные дела  мешал, из-за чего время от времени случались промеж братьев великие битвы. Но не мог один одолеть другого, ибо силы их были равны. Остальные боги не вмешивались в ссору, каждый был занят своими делами. Объединились боги, добрые и злые, лишь однажды, когда затеяли войну с Вольными Волшебниками. Но это совсем другая история.
Настало время, когда старые боги потеряли былое влияние среди людей, и покинули мир.  Одни ушли на небо, в ирий, иные под землю  в царство нави.
Обратился как-то к брату Златогор: - Надоели мне ссоры. Сколько можно враждовать?
-    Признаться,  мне тоже.  Что будем делать?
-    Предлагаю  перемирие.
-    Как ты это себе представляешь?
-    Повсюду имя твое вызывает  страх, пугает людей.
          -    Пусть дрожат,  мне-то что?
-    Задумывался ли ты, о чем толкуют  между собой простые люди, что они о тебе, о твоих змеях и прочих чудищах думают? Найдешь ли хоть одного человека, кому творения твои пришлись бы по душе?
-   Мне все равно, что эти козявки  думают.  Хотят жить, пусть вовремя убираются с моей дороги.
-  Почему бы нам ни превратиться на время в обыкновенных людей, побродить по городам и царствам, потолкаться на рынках, посидеть у костров вместе с путешественниками, послушать разговоры?
- Мне это не приходило в голову. Но что будет потом, когда человеческий облик наскучит?
-  Создашь новых чудовищ, десятиглавых, стокрылых. А может, передумаешь и займешься чем-нибудь полезным.
-  Я так и сделаю, брат, -  решил Чернодыр и произнес длинную формулу.  Превратился он в высокого старика, с посохом в руках, одетого бедно, в длинный плащ  и стоптанные сапоги.
-  Прощай, брат, возможно, когда-нибудь мы встретимся, - сказал  и ушел. 
Златогор также принял  образ пожилого человека. Вскоре он добрался до города Лукоморска, который в те времена был  маленькой деревушкой…, - на этом свиток обрывался.
-   Значит, бог Златогор до сих пор может проживать в нашем городе?
-    Как знать, с тех пор много воды утекло.
Полимер  принялся нервно слоняться по двору.
-   Что  делать, как помочь ребятам?
Квант отложил рукопись.
-  Я не уверен, что они нуждаются в нашей помощи. Их могло задержать что угодно. Чем попусту тратить нервы, я бы лучше, к примеру,  сыграл в три мяча. Жаль, здесь нет игроков, чтобы набрать команду. Три мяча, каждый забитый мяч равен трети гола. Эта игра меня восхищает, особенно когда каждая команда состоит из шести игроков. Прошлым летом, если помнишь, девять матчей из десяти  моя команда выиграла. Я тогда получил приз лучшего капитана школы.
-  Я  толкую о серьезных проблемах, а он несет всякую чепуху!
-  Где они, проблемы?  Посмотри вокруг, погода стоит чудесная.  Солнышко светит, на небе ни облачка.
В это время в калитку постучали. Полимер с радостным видом бросился открывать. Он решил, что вернулись ребята.  Однако за калиткой обнаружился старичок в рабочей одежде и лаптях.  Квант подумал поначалу, что это случайный  леший забрел на огонек.
-  Что угодно? – спросил он.
-  Это я, Веник, у меня дача тут неподалеку. Шел я мимо, думаю, дай, загляну к соседям, - старик неловко переминался с ноги на ногу.
-  Заходи, раз пришел, - сказал Квант, признав школьного уборщика, -  чайку попьем?
-  Это можно.
-  Что нового в школе? – поинтересовался Полимер, когда они уселись за стол.
-   Говорят, Змей Горыныч куда-то пропал. Ни у нас, его не видно, ни  в Тридевятом царстве.
-   Поделом злодею, - сказал Квант.
-  Оно конечно, - согласился Веник, -  только так не бывает, чтобы зверюга такой сам по себе  сгинул. Странно это. Волшебники вон как переполошились.
-  Чего им беспокоиться? – спросил Полимер.
-  Как же, как же, если  у Змея объявился могущественный враг, то кто это такой? А ну, как к нам заявится? Способны ли мы с неизвестной напастью справиться?
-  Справятся, - беззаботно ответил Квант, - волшебники с кем угодно справятся, когда вместе соберутся.
-  Я бы не был столь  самоуверенным, -  Веник  покачал головой.
-  Как там проект? – поинтересовался Полимер. – Когда состоится конкурс?
-  Конкурс назначен через три дня. Ажиотаж  жуткий! Будут члены Пятиугольника,  корреспонденты «Стробоскопа», преподаватели школы, говорят, приедут  даже гости из Тридевятого царства. И все из-за слухов по поводу этой вашей не волшебной страны.
-  Какие еще слухи? – насторожился Квант.
-  Говорят, вы,  в самом деле, куда-то путешествовали. Кстати, где сейчас находятся ваши приятели, Нолик и Двоечка?
-  Понятия не имеем, - ответил Квант, глядя на уборщика честными глазами.
-    Арифметический волшебник уверен, что они здесь гостят, на  даче. Может,  в сарае спрятались?
-   Хотите посмотреть? – Квант поднялся из-за стола.
-   Отчего  нет?
В сарае было темно и, разумеется, пусто. Посмотрел Веник на отпечатки четырех куриных лап и заторопился восвояси. Он узнал все, что хотел.
-   Значит, не знаете, где они? – спросил на прощание. – А зря. Мест опасных в округе немало, как бы чего плохого не стряслось.
Сказал и ушел.
         -   Странные дела  творятся, - озадаченно произнес Квант, глядя ему вслед. -  Никогда не слышал, чтобы у Веника здесь была дача.

0

18

Rose написал(а):

Но не совсем поняла, каков жанр Вашего произведения про Нолика...

Честно говоря,насчет жанра как-то не задумывался. Скорее всего, это можно назвать сказочной повестью.

0

19

Глава  шестнадцатая

ВОЗВРАЩЕНИЕ

В коридоре наши герои нос к носу столкнулись с  физруком.
-   Что вы сделали с Ромой? – спросил тот.
-    С  Ромой  все в порядке. Скоро к нему вернется человеческий облик, - ответила Двоечка, - чего нельзя, к сожалению, сказать о его внутреннем, духовном мире.
-   Гора с плеч, - облегченно произнес физрук, - должен признать, Рома жестокий мальчик. Любит показывать силу и  обижать слабых.
-   Эту болезнь у нас запросто  лечат волшебники-врачеватели.
-    Разумеется, у вас в Лукоморье, - усмехнулся физрук.
-   У него есть какое-нибудь увлечение, чем он любит заниматься? – спросила Двоечка.
-  Компьютерные игры, в которых льются реки крови.
-  Можно попробовать полечить его, хотя на расстоянии это сделать непросто. К тому же  мне известны далеко не все формулы врачевания.
-  Что ж, попытайтесь, а мне пора. Счастливо оставаться, гости из Лукоморья.
Физрук ушел, а Двоечка сосредоточилась и произнесла несколько формул.
-  Думаешь, получится? – усомнился Нолик.  -  Смотри, как бы он опять   в кого-нибудь не превратился.
-   Превратится, значит, так ему и надо.
-   Пойдемте в класс, - позвал друзей Паша, - сейчас урок начнется.
Звонок  давно прозвенел. В классе стоял гул голосов. Катя о чем-то шепталась с Ниной. Обе поглядывали в сторону Нолика.
- Что-то директор задерживается, - сказал Ваня, - он вообще-то, сегодня придет?
Наконец, когда ребята устали ждать, дверь открылась, появился Вениамин Кириллович. Боком прошел к столу и неуклюже  присел. Весь он был сегодня какой-то не такой. Взгляд его блуждал по классу, неожиданно  лицо  исказила ярость. Картина Васнецова «Три богатыря», висевшая  на дальней стене с незапамятных времен, вдруг сорвалась и со стуком упала на пол. Вася  Егоров, с последней парты, собрался, было картину поднять, но директор рыкнул чужим голосом: «Отставить!».
Класс притих.  Нолик присмотрелся к Вениамину Кирилловичу. Местный директор очень напоминал уборщика из Лукоморской  школы. Но все же это был не уборщик.
-  Сейчас каждый встанет и назовет себя, - деревянным голосом  обратился к классу  директор, - а я, гм, отмечу в журнале отсутствующих. Начнем с первой парты.
Таким образом, Змей решил познакомиться с классом. Ведь он  вообще никого не знал!
Первым поднялся Ваня, за ним Катя. Когда Паша назвал себя, взгляд директора стал задумчивым. Где-то он этого мальчика видел. Наконец, все были опрошены.
-  Что вам было задано?  Ответьте вы, Нина, - обратился директор к отличнице.
-  Вы нам задали придумать сказку  на  тему русских былин.
-   Что же, давайте читать ваши сказки по очереди. Первая парта!
Ваня прочитал сказку о Новгородских купцах.
-  Неплохо, неплохо, - похвалил Змей, припоминая, скольких купцов съел за последние годы.  Считал, считал мысленно, и, в конце концов, сбился со счета. Потом вспомнил, о чем говорил Гришка. Он  должен выставлять оценки!
-  Можешь сесть, ставлю тебе пять, молодец!
Прочитали свои сказки Катя и Нина, обе получили по четверке. Было видно, что Нина расстроилась.  Поднялся Паша. По мере того, как он читал сказку о  путешествии в Тридевятое царство, лицо Змея  каменело. Так вот кто явился причиной всех его несчастий!
«Проглотить  сразу, или поджарить на медленном огне?» - размышлял он, слушая мальчика. Потом сообразил, что Паша всего лишь обычный школьник, игрушка в чьих-то могущественных руках. Некто неизвестный воспользовался им, чтобы разделаться со Змеем. Хорошо  бы выяснить, кто  этот  волшебник, обладающий, к тому же, уникальным умением  проникать сюда из Лукоморья, и возвращаться обратно.
-  Твоя сказка лучше всех остальных, - сказал он, когда Паша закончил чтение. Мальчик от похвалы зарделся.
-  Такое впечатление, словно все это,  произошло  на самом деле. Ну, а теперь ответь, кто, по твоему мнению, отправил героя в столь опасное путешествие?
-  Не знаю, - Паша пожал плечами.
«Каким-то боком здесь замешан таинственный директор, в чью копию  я превратился, - подумал Змей. - Который, к тому же, работает уборщиком в Лукоморской школе».
-  Хорошо, садись, - сказал Змей  и обратил взгляд в сторону Нолика и Двоечки. Эти двое были гостями, и Змей собирался произнести приветствие, а также узнать, откуда они явились. Слова застряли у него на языке. Взгляд его приковала одежда незнакомцев. Она вся оказалась сотканной из волшебных формул. Змей не поверил глазам. Как такое могло быть? Он  смотрел на наших героев, лицо его постепенно становилось похожим на грозовую тучу. Того, что произошло дальше, не ожидал никто.
Арифметический пес  учуял волшебного  Змея.
Портфель, стоявший на полу рядом с Ноликом, неожиданно превратился в туманный клубок. Мелькнули лапы, уши, оскаленная пасть. Клубок подскочил к директору. Лицо  Вениамина Кирилловича на мгновение утратило человеческие черты, расплылось, приобрело форму трех  змеиных голов. Все это случилось за доли секунды. Ошеломленные школьники замерли.
-  Бежим! – крикнул Нолик, выскакивая из-за парты.
Пес, норовя укусить,  прыгал вокруг Змея. Наши герои выбежали из класса.  Паша кинулся  следом.
-  Что  это с директором? – спросил он.
-  Это не директор, а Змей!   Быстрее сматываемся!
-  А как же пес? -  Двоечка в нерешительности остановилась.
-  Этот проныра  не пропадет, - успокоил ее Нолик.
Рома в это время проводил Гришку и уселся за компьютер, чтобы поиграть в «Осаду городов». Игра была сложной и исключительно жестокой.
Рома  привел войско к городу. Кроме солдат в его распоряжении были черные маги. Вскоре выяснилось, что пока город защищают три разноцветных волшебника, успеха   добиться не удастся. Как он ни исхитрялся, волшебники стояли насмерть. Черные маги ничего не могли поделать, войско захватчиков застряло под стенами города.
Когда Рома, наконец, догадался выпустить на поле битвы дракона, зазвонил телефон.
-  Позовите, пожалуйста, верховного мага  Корделиуса, - раздался в трубке взволнованный женский голос.
-  Кого? Здесь нет никаких магов!
-  Мальчик, выполняй то, что от тебя требуют!
-  Кто вы такая, чтобы так со мной  разговаривать?
- Я принцесса Лилита, и если  сейчас же не позовешь мага, тебе отрубят голову!
- Хватит меня разыгрывать! – рассердился Рома. – Я занят важным делом!
-  Что может быть важнее жизни и смерти? Санториус погиб,  нам срочно нужна помощь!
Рома готов был бросить трубку, он был уверен, что его разыгрывали. Игра сдвинулась, наконец, с мертвой точки. Черное войско подобралось к воротам, дракон изрыгал пламя, один из волшебников, зеленый, горел, как свечка.
- Ответьте, - умоляющим голосом произнесла далекая собеседница, - куда я  попала?
-  Вы набрали неправильный номер телефона.
-  Что такое те-ле-фон?
-  Аппарат, с помощью которого люди общаются на расстоянии, - терпеливо пояснил Рома.
-  Разве это не Лукоморье?
- А сами вы, вероятно, из Тридевятого царства? – ехидно поинтересовался Рома.
-    Что в этом удивительного?
-   Нет никакого Лукоморья, и Тридевятого царства тоже!
-  Вы говорите ужасные вещи! Разве вы не сталкивались с волшебством?
-  Только однажды, - замялся Рома. Ему не хотелось рассказывать о кабаньей маске.
-  Хотите, я открою вам простенькую формулу? – девушка  произнесла длинную фразу.
-  Что это  значит?
-  Это волшебство цветов. Если у вас есть  горшок с землей, полейте ее и прочитайте  заклинание. Спустя минуту в горшке вырастет прекрасный цветок.
-  Вот еще, стану я заниматься глупостями! - Рома  перешел к решительной атаке. Черные маги направили дракона на царский дворец в центре города.
-  Ах, поздно ждать помощи, в живых остался только Эфрон, прощайте! – В трубке раздался оглушительный рев, затем наступила тишина.
Дворец пылал. Вслед за зеленым погиб красный волшебник. Голубой еще держался, но едва он попытался скрыться во дворце, тот рухнул.
«Царь уничтожен, принцесса Лилита погибла, город захвачен, - высветилась надпись, - вы прошли первый уровень». Роме бы радоваться, но что-то его смутило. Принцессу звали Лилита. Это что, совпадение? Он торопливо открыл меню, чтобы прочитать имена защитников города. Зеленого волшебника звали Санториус, красного Тридан, голубого Эфрон.
Он что,  разговаривал со сказочной царевной, в то самое  время,   разрушая ее  дворец?   
Ответа на этот вопрос  он так и не получил, но жестокие кровавые игры с этого дня вдруг перестали его интересовать. Мальчик не мог забыть тонкий девичий голосок, моливший о помощи. Характер Ромы изменился. Он больше не задирался и попусту никого не  обижал.
Вечером Рома, сколько ни пытался, не мог вспомнить заклинание цветов. Почему он не догадался его записать? Хотя, в конце концов, это было  не  важно. Без всякого волшебства он  увлекся выращиванием цветов  на подоконнике. 
К этому времени наши герои добрались до переулка и в растерянности  остановились.  «Попрыгунчик» бесследно исчез. Теплый ветерок колыхал ветви деревьев, и носил мусор по асфальту.
Вдруг нечто, напоминающее крутящееся туманное  колесо,  выскочило, словно бы ниоткуда и  принялось  прыгать вокруг.
-   Я говорил,  пес везде нас найдет, - сказал Нолик.
-   Я бы без него  не вернулась, - призналась Двоечка.
Арифметический пес подпрыгнул и благодарно лизнул ей руку.
Поднялась столбом пыль, возник автомобиль, за которым следовала  милицейская машина. Старенькие «Жигули»  затормозили рядом с ребятами, мгновенно обернувшись  куроногогим «Попрыгунчиком». Паша разинул рот, наблюдая  это фантастическое зрелище.
Вторая машина также остановилась, из нее выбрался патрульный милиционер.
-  Со штрафной стоянки уехала, сама! – сообщил он и удивленно уставился на тележку. -  Это еще что такое?
-    Ко-ко-ко! – ответила та, переминаясь с лапы на лапу.
-  Придется это средство передвижения задержать! – Миллиционер казался растерянным. - Кто хозяин?
-   Хозяин вот этот клубок проволоки, - ответил Нолик, указав на пса.  Они с Двоечкой забрались в тележку. Пес прыгнул следом.
-   Можно я с вами? – с надеждой спросил Паша.
Нолик покачал головой: - «Попрыгунчик» рассчитан на двух пассажиров.
-    Предъявите  документы! – сказал милиционер.
-    Может, показать дневник? – язвительно спросила Двоечка.
-    Счастливо оставаться, - сказал Нолик.
Двоечка произнесла формулу. Нелепая тележка на куриных ногах  расплылась туманным пятном и исчезла.
-  Куда они подевались? – воскликнул пораженный милиционер.
«Туда, где вам их не достать», - подумал  Паша, однако вслух ничего не сказал.

0

20

Глава  семнадцатая

КОНКУРС

Тропа в домике поэта густо заросла посторонними заклинаниями. Веник давным-давно ей не пользовался.  Пришлось полчаса потратить, чтобы  очистить проход. У дверей постоянно крутился  надоедливый поросенок. Он наверняка заметил, что уборщик  прошел в дом и затем бесследно исчез. Раньше Веник таких проколов не допускал, но сейчас был раздражен и торопился.
На месте конюшни, куда во времена поэта выводила тропа, теперь располагался лесопарк. Веник возник  прямо из воздуха на пустом месте и поспешил в школу.  День клонился к вечеру, занятия  закончились.  Он рассчитывал незаметно добраться до своего кабинета, однако по дороге ему  встретилась Лидия Васильевна, завуч.
- Ах, Вениамин Кириллович, - сказала она, - как-то вы всюду успеваете? Ведь я только что разговаривала с вами  в кабинете!
Уборщик Веник буркнул  в ответ что-то невразумительное.
В кабинете директора с пасмурным лицом ссутулился Змей. Он уже  рисовал в своем воображении неприятные картины.  Он  раскрылся на уроке, показав змеиные головы.  Теперь его не оставят в покое.
-  Что, грустишь? – обратился к нему уборщик, заходя в кабинет.
-  Да как вы смеете…! – начал, было, Змей, но вдруг умолк.
-  Что,  признал?
-   Хозяин?
- Я Златогор, его брат. Моя воля такова, дружок. Будешь  директорствовать и дальше, а я пока займусь другими делами.
-  Мне теперь житья не дадут, ученики видели змеиный облик.
-  Это разве беда? -  Златогор  прошептал длинную формулу. -  Вот и все, кто  видел, тот забыл. Вникай в работу, и чтобы никаких злодейств,  понял?
Он показал Змею, как пользоваться компьютером и отбыл восвояси. Прежде всего, предстояло проложить более удобную тропу. После недолгих размышлений Веник-Златогор поднялся на пятый этаж, туда, где в тупике на лестничной площадке располагалась чердачная дверь. Место было  подходящим, вряд ли кто сюда заглянет без надобности. А если даже  заглянет,  ничего, кроме голых стен,  не заметит.  Он принялся колдовать.
Что же происходило на даче у Кванта? Двери сарая распахнулись,  оттуда, как ни в чем не бывало, появились Нолик с Двоечкой. За ними с видом исполненного долга гордо вышагивал арифметический пес. Квант чуть не свалился с гамака.
-   Наконец-то! – воскликнул он. – Где вас носило?
-   Я уже не знал, что  думать! – подхватил Полимер. – Рассказывайте!
-   Мы очень устали, - ответил Нолик, -  будет лучше, если за чашкой чая вы сами посмотрите наши запоминалки.
Путешественники пили ароматный чай с пирогами,  друзья в это время  просматривали запись. Двоечка, как обычно, подкармливала пирогами пса. Больше всего ему нравились пироги с яблоками.
-  Откуда взялся Змей? -  удивился Квант, увидев превращение директора.
-  А как похож  на уборщика Веника! – добавил Полимер.
-  Как ты думаешь, твои формулы подействовали на Рому? – обратился Нолик к  Двоечке.
-  Не знаю,  я не доктор и  могла что-нибудь напутать.
- А вдруг  у него снова отрастет пятачок? – предположил Полимер.
-   Не говори глупости!
-   Веник личность далеко не простая, даром, что обычный уборщик, - сказал Квант, когда они досмотрели сюжет. Он рассказал друзьям о недавнем визите Веника.
-  По-моему, он здесь что-то разнюхивал.  Конкурс послезавтра. Есть у меня одна идея…
-   Идеи из тебя просто фонтанируют, - заметил Нолик.
-  Мне нужно будет заглянуть в городскую библиотеку.
-    Что ты думаешь там найти? – спросила Двоечка.
-    Информацию по древним богам, Златогоре и Чернодыре.
Ночью Нолику приснился странный сон. Словно находился он в  квадратной башне, вознесшейся высоко над морским берегом.  Толстые зубчатые стены крепости были густо  опутаны могучими заклинаниями и, казалось, готовы простоять вечность.
Проснувшись, как ни старался, не мог вспомнить лиц тех, кто находился с ним в крепости.
На следующий день после школы Квант, как и планировал, отправился в городскую библиотеку, которая располагалась между  театром «Стробоскоп» и Лукоморским историческим музеем. Физик миновал аллею живых фигур, не забыв поздороваться с каждой из них. Начиная с дядьки Черномора и кончая маленькой статуэткой лешего. Наконец, добрался до  библиотеки.
Поднявшись на второй этаж, Квант подошел к стойке, и обратился к юной библиотекарше с просьбой выдать ему  энциклопедию древних богов. Библиотекарша, вчерашняя выпускница библиотечного класса, с любопытством на него посмотрела. Последнее время подобная литература  не пользовалась спросом. Девочка произнесла длинное заклинание, на ладони ей улегся толстый фолиант.
-  Пройдите в зал, -  она вручила книгу Кванту. Тот устроился за столиком. На первой странице он обнаружил несколько  формул, пользуясь которыми, можно было оживить  иллюстрации.
Квант  нашел нужную страницу  и прочитал:
«Чернодыр  злое божество древних славян, олицетворение бед и страданий. Изображался  закованным в железную броню, с лицом, перекошенным  от ярости. В одной руке Чернодыр держал кинжал, в другой суковатую дубину. Постоянно сочинял новые формулы, приносившие несчастья: неурожаи, болезни, стихийные бедствия. Создатель темных сущностей, в том числе  Змея Горыныча, а также  искаженного мира, см. статью неправильная арифметика. Храм Чернодыра, построенный из черного  камня,  символизирующего тьму и страх, стоял в  Тридесятом царстве, на холме  возле города Уреченска. В 7120 году от сотворения мира разрушен варварами…».
-  Ничего себе! – пробормотал Квант, качая головой. – Этот божок еще тот злюка, только при чем здесь неправильная  арифметика? Посмотрим, что  пишут про Златогора.
«Божество, тождественное Диву и Сварогу, - прочитал Квант. - В  Тридесятом царстве в одном из храмов стоял  огромный идол Златогора. Ростом выше человеческого, с бородой. Лицо обращено на восток…». В статье упоминалось о многочисленных добродетелях Златогора и  его могуществе. Он и урожай помогал выращивать, и от  всяческих бед защищал. Постоянно противостоял брату своему, Чернодыру. Тот строил  козни, а этот их разрушал.
Задумался Квант. Какая-то важная  мысль ускользала от него. Он  открыл иллюстрацию, где был изображен этот добрый бог и прочитал формулу оживления. Со страниц книги вышел маленький Златогор, бородатый,  в плаще до пят,  с посохом в руке.  Уселся на столе, скрестив ноги, и устремил пронзительный взгляд на мальчика. Как же он был похож на старика Веника!
-   Что желаешь знать, отрок?
-    Скажи, куда ты направился после того, как расстался с братом?
-    Путь мой лежал  в Лукоморск, тогда он был маленькой деревушкой.
-   У нас в школе работает уборщик, по прозвищу Веник, так вот, он, как две капли воды похож на тебя.
Златогор вскочил на ноги.
-  Думаешь, если я добрый, значит, допущу тебя к своим тайнам? Если я прикинулся Веником, значит, так было нужно. Берегись, не суй нос, куда не следует!
-  Где  твой братец Чернодыр?
- Мне это неизвестно. Наши пути-дороги давно разошлись. Честно говоря, я этому даже рад.  Между нами  была постоянная вражда, я устал от его несносного характера.
-  Чем  ты занимаешься под видом незаметного уборщика, уж не гуляешь ли по тропинкам в не волшебные миры?
-  Ты проник в тайну, которую тебе  знать не положено, - сурово заявил бог с картинки.
-   И что ты мне сделаешь,  нарисованный божок?
-   Ты меня недооцениваешь, - усмехнулся  Златогор, - забудь все, что узнал.
Он произнес длинное заклинание,  после чего  вновь превратился в иллюстрацию.
Квант  поднялся из-за стола.
-  Что я здесь делаю? –  он посмотрел на энциклопедию с недоумением, забрал ее  и  поспешил к выходу. У стойки он задержался,  чтобы вернуть  книгу библиотекарше.
  У подъезда   его с нетерпением поджидал Нолик.
-    Что-нибудь  выяснил?
-  Что я должен был выяснить? – в голосе приятеля прозвучало неподдельное удивление.
-   Ты  собирался  узнать что-то  о древних богах.
-  Прости, я устал, мне нужно  еще сделать уроки, - ответил  Квант и поспешил домой.
На следующий день в школе должен был проходить конкурс на звание лучшего автора проекта «Полет фантазии».
Накануне   Нолик с Двоечкой весь вечер монтировали сюжет.  Первое путешествие, удивительные устройства под названием велосипеды, второе путешествие и сказочный бал. И, наконец, третье, последнее, в котором  директор не сказочной школы, похожий на уборщика Веника,  на короткий миг превратился в Змея.
Нолик с Двоечкой явились к открытию и  поспешили в актовый зал, где должно было проходить заседание. По дороге  им встретился уборщик Веник, который  сосредоточенно бормотал формулы.  Пол за ним, как обычно,   сверкал чистотой.
-  Здравствуйте,  голубчики! – приветствовал он ребят.
-  Привет, Веник!  -  сказал Нолик.
«Веник, Веник, дай мне денег!» - сложилось в голове у Двоечки.
- Как ваш проект? – поинтересовался уборщик, едва заметно усмехнувшись. Денег он мог дать столько, сколько ребята едва бы с собой унесли.
-   Проект получился потрясающий,  он здесь, - сказал Нолик, доставая запоминалку.
-  И здесь, -  довольная Двоечка, в свою очередь, покрутила «рогаткой» перед носом старика.
-  Удачи вам, - Веник, казалось, потерял к ним  всякий интерес и отправился дальше. Пыль за ним исчезала, не успев осесть на пол.
Вскоре появились Полимер с Квантом. У входа в  школу  собралась толпа. Прибывали гости, именитые волшебники, представители «Стробоскопа», просто любопытные. Среди толпы бегал Хрячик, тыча повсюду запоминалкой, занимался съемкой  репортажа.  Хрячик и  двое молодых людей, также корреспондентов «Стробоскопа» немедленно взяли  Полимера и Кванта в оборот.  Но те только отмалчивались. Прилипчивый поросенок  увивался за ними вплоть   до актового зала.
Появился директор Гугол, осмотрелся, нахмурился. Всех желающих зал явно вместить не мог. Директор поднял руки и произнес  формулу. Стены со скрипом  раздвинулись, сцена расширилась, кресел прибавилось.
Директор  вышел на трибуну и предложил прибывшим занять места. Рядом с трибуной поставили стол для комиссии, которая должна была определить победителей.
Вскоре зал был набит под завязку.  Среди публики оказались  даже несколько любопытных леших, а также толпа мелких визгунов с фермы. Они хрюкали и порывались что-то спеть. Шум стоял невообразимый.   Хрячику пришлось на них  прикрикнуть. Только  после этого  они успокоились.
В состав комиссии вошли директор Гугол в качестве председателя, Великий Физик Многомер, Великий Арифметический волшебник, а также член редколлегии  «Стробоскопа» по имени Рукопись. Это была не молодая дама с кислым выражением лица. Взглянув на нее, Нолик решил, что никогда бы не согласился с ней работать. Казалось, ей в жизни давным-давно все наскучило.
Первым взял слово директор.
-  Друзья мои, - обратился он к аудитории, - сегодня мы подводим итоги одной из самых интересных и неоднозначных работ в истории Лукоморья. Внеплановый проект «Полет фантазии» породил  в городе массу слухов. Прежде всего, необходимо  объяснить причину, по которой мы решили устроить этот конкурс.
Любое общество, даже такое стабильное и благополучное, как наше, подвержено неизбежным изменениям.  Неизменность, абсолютная стабильность,  означают деградацию и  гибель. Это исторический закон. Так, не сумев приспособиться к новым условиям, ушли в прошлое могущественные некогда боги, Сварог,  Святовид, Морена, Велес и многие другие. Отошла в небытие непобедимая, легендарная империя Вольных волшебников. Нам пока подобная участь, к счастью,  не грозит. И все же    успокаиваться рано.  Мы должны быть открыты новым веяниям, любым,   самым смелым и безумным, идеям. Таким, к примеру, как  существование иного мира, не знакомого с волшебством. Если кто считает эту идею  бредовой фантазией, пусть вспомнит о мире неправильной арифметики, путь в который мне однажды удалось проложить.
Рано или поздно, неодолимое течение времени неизбежно  приведет нас к переменам. И будет лучше, если мы  заранее  к ним подготовимся. Поэтому мы, Великие волшебники города Лукоморска, решились на эксперимент. Мы дали возможность молодым людям реализовать любые, самые фантастические идеи, оформив их в виде движущихся картин.
Сегодня на суд жюри  должны представить свои работы более ста участников, пожелаем же им успеха, - на этом директор закончил вступительную речь.
Нолик с друзьями по списку шел последним.
– О твоей команде ходят  слухи, один удивительнее другого, - с любопытством обратилась к нему  Единичка, - все ждут от вас чего-то невероятного. Признаюсь, то, о чем ты рассказывал недавно нам  на уроке, мне понравилось.
-   Будет вам невероятное, - пообещал Нолик.
Первой выступала Сумма. С гордым видом она поднялась на сцену, достала запоминалку и продемонстрировала своих ушанов. Зверьки были забавные, съедали много овощей, чем вызвали  одобрение визгунов. Похрюкивание поросят  долго разносилось по залу.  Комиссия также приняла проект доброжелательно.
Вслед за Суммой  вышел Делитель и  показал разнообразные грибы. Коллекция у него оказалась  великолепной, он не только собирал грибы в лесу, но и выращивал  на огороде. Рост грибов он снимал по секунде  ежедневно, так что каждый гриб как бы вырастал на глазах. В общем, сюжет был неплох и также заслужил одобрение комиссии.
После Делителя неожиданно на сцену выбрался Хрюнчик с запоминалкой в руках. Редкие смешки в зале смолкли, когда он с серьезным видом продемонстрировал запись о жизни фермы. Хор поросят  вызвал оживление и смех.
-  В репортаже виден почерк нашего постоянного корреспондента Хрячика, - заметила скучная Рукопись. За все время она ни разу не улыбнулась.
«Как-то она отзовется о нашем сюжете?» - подумал Нолик.
Демонстрировали свои достижения  школьники из других классов. Одним из лучших было выступление физика  Импульса, приятеля Кванта. Он создал материал, который своими свойствами напоминал легендарную непробивайку.
Запомнился также кто-то из химиков, показавших ужасную всеядную кислоту. Если сюжет не был выдумкой, кислота была способна прожечь землю насквозь и пролиться дождем  на другой стороне. Там, где держат земную твердь киты, слоны, или бог знает еще кто. Члены комиссии  озабоченно  качали головами и переглядывались.   «Вот до чего могут довести научные разработки!», - казалось, говорили их взгляды. Ошпаренный кислотой слон мог вызвать ужасающее землетрясение.
Наконец,  на сцену поднялся  Нолик. Он молча  достал запоминалку. В зале повисла напряженная тишина.
Неожиданно выяснилось, что запоминалка  девственно чиста. На ней вообще ничего не было записано.
-  Мы с друзьями не далее как  вчера вечером просматривали отснятый материал! – воскликнул пораженный Нолик. Члены комиссии  многозначительно переглянулись, Великий Арифметик, нахмурился.
-  У меня тоже есть запись! – с места поднялась Двоечка. Однако и  ее «рогатка» оказалась пустой. В зале поднялся шум.
-  Вы  недавно рассказывали нам о сюжете, где же он? – подал голос учитель Минус.
- Пробездельничали неделю, а теперь морочат комиссии голову, -  громко заметила  Рукопись. Нолик покраснел, как рак.
Со своего места поднялся директор Гугол.
- Конкурс продлевается  на три дня. – Объявил  он. - Если дополнительных сюжетов в комиссию не поступит, мы назовем победителя. Последующие три дня объявляются выходными.
- Вы меня изрядно разочаровали, - обратился к нашим героям корреспондент Хрячик.
-    Мы и сами разочарованы, - ответил Полимер.
-   В чем дело, почему запись оказалась стертой? -  спросил Квант, когда  они вышли из  зала.
-    Если бы я знал, -  хмуро ответил Нолик.
-    Разве можно стереть запись? – спросил Полимер.
-    До сегодняшнего дня я считал, что нельзя, - задумчиво сказал Квант.
-    Но кто мог это сделать, и главное, зачем? – спросила Двоечка.
-  Мы должны это выяснить, - Нолик  встретился взглядом со старым уборщиком. Веник   подмигнул ему и затерялся в толпе. Квант тоже заметил этот взгляд.
-     Кажется,  я знаю, где искать, - сказал он.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лукоморье » Нолик и его друзья