Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лукоморье » Нолик и его друзья


Нолик и его друзья

Сообщений 21 страница 30 из 72

21

Глава   восемнадцатая

ОТВЕТНЫЙ  ВИЗИТ

       
Ребята пили чай с пирогами, которые Великий Арифметический волшебник принес из магазина. Пес пристроился рядом, бросал на Двоечку жалобные взгляды и получал немалые куски. Глотал, не жуя.
-   Мы должны определиться,   Веник, друг или враг? -  сказал Квант. – Сдается мне, его возможности не ограничиваются уборкой мусора.
-  Мне кажется, Веник и есть древний бог Златогор, - вмешался Полимер.
-   С чего ты взял?
-   Только богу под силу стереть запоминалку.
-   В таком случае, может, под маской уборщика скрывается Чернодыр?
-   Боюсь, тогда от школы давно бы остались одни развалины.
-   Если это так, почему Златогор не откроется, а хранит инкогнито? – спросил  Квант.
-   Может, вынашивает какие-то замыслы? – предположила Двоечка.
-  Насколько я помню, этот бог добрый, - возразил Нолик, -  значит, и замыслы  должны быть  добрыми.
-  Добро и зло, понятие относительное, - проворчал Квант, - может, для него стереть записи, которые мы добыли с таким трудом, добро. А для нас это несомненное зло. Потому что в глазах высокой комиссии мы теперь  бездельники и обманщики.
-   Было бы неплохо узнать, почему он так поступил, - заметила Двоечка.
-  Он не хочет, чтобы кто-то кроме нас знал о не волшебной стране, - сказал Квант.
-  Друг он, или враг, вопрос бессмысленный, - добавил Нолик, - древние боги поступали исключительно исходя из выгоды, невзирая на дружбу.
-    А откуда  взялся Змей? – напомнила Двоечка.
-   Вспомни Пашину сказку, - ответил  Нолик, - явно не обошлось без Златогора. Скорее всего, он и  проложил Паше тропу в Тридевятое царство.
-   Что будем делать? – Двоечка скормила благодарному псу очередную порцию пирога.
-   У нас в запасе три дня, -  сказал Квант, - за это время мы должны   заново собрать материал.
-  Только на этот раз я тоже  отправлюсь в путешествие! – заявил Полимер.
-    Стоп, стоп! – Квант поднял руку. – Не будем бежать впереди телеги. Вы забыли  Златогора. Что мешает ему вновь  расстроить  наши планы?
Ребята задумались. Никто не знал, что можно противопоставить могущественному богу.  Квант продолжал:
-   Мы должны, как следует, подготовиться. Прежде всего, необходимо  изготовить подглядывалку, подслушивалку, следилку, и выяснить, чем этот  тип занимался в течение последнего времени.
-  Подглядывалки запрещены Пятиугольником. Мы не имеем права вмешиваться в личную жизнь граждан Лукоморска, - возразил Полимер.
-  Покажите, где написано, что  древний бог Златогор является гражданином нашего города, - ответил Квант. -  Кстати, я также предлагаю  соорудить клетку.
-    Что? – воскликнули друзья в один голос.
- Думаете, богам клетка нипочем? Ошибаетесь! Воспользуемся  заклинаниями физики, добавим к ним последние уравнения уважаемого волшебника  Многомера. Клетка получится, что надо! Мышеловка для бога!
-   Но он же, в конце концов, из нее выберется, и тогда…, - протянул Полимер. О том, что произойдет «тогда», догадывались все.
-    Во-первых, мы нейтрализуем  зловредный объект, по меньшей мере, на два-три дня, которые  понадобятся нам для путешествия. Во-вторых, если Златогор действительно добрый бог, мстить  не станет.
-    Ну да,  признает, что был не прав и вежливо извинится! – хмыкнул Нолик.
-   Запереть бога в клетку, это круто! – сказала Двоечка и добавила задумчиво: - А получится?
-   Квант у нас гений, - сказал Нолик, - ему  дай развернуться, он всех богов морскими узлами повяжет.
-    Мне понадобится твоя помощь,  расчеты  сложные.
-   Можем начать прямо сейчас, - предложил Нолик, но в это время открылась дверь, в комнату заглянул Великий Арифметический волшебник. В руках он держал  злополучный плеер, который ребята привезли из второго путешествия.
-    Откуда это? 
-    В переулке нашел, - не задумываясь, ответил Нолик.
-  Зачем ты всякую гадость домой тащишь?  Не волшебное, а  поет и разговаривает.
-   Как, разговаривает?
Волшебник нажал на плеере  кнопку. В комнате зазвучали голоса.   Речь шла о погоде, при этом упоминались некие   «циклоны» и области  пониженного давления. В Лукоморске давно не следили за погодой, здесь действовали раз и навсегда заданные уравнения. Дожди шли по расписанию, в положенное время  становилось безоблачно и  сухо.
Плеер сыпал странными словами.  Вроде бы  русский  язык, но  смысл ускользал. Трудным  считался диалект Кощеева царства, и тот  был ближе и  понятней.  Вслед за погодой  последовала полная тарабарщина:  …«Новости Интернета: суперпортал предлагает пятьсот мегабайт на бесплатном хостинге!.. Конкуренция заставляет провайдеров понижать тарифы…».
И далее в том же духе. Судя по всему, этот Интернет был похлеще Кощея Бессмертного.
-  Это происки  черных колдунов из диких лесов, пограничных с Тридевятым царством, - заявил отец Нолика. -  Они иногда подбрасывают нам всякие механические штучки, работающие на  вредных для общества, не волшебных принципах. Это делается для того, чтобы смущать умы и разрушать основы общества.
С этими словами Великий Арифметический волшебник  удалился, прихватив с собой плеер.
- Если Великие волшебники так боятся простых механизмов, для чего  понадобился конкурс и наши исследования? – озадаченно спросил Полимер.
-  Я слышала, что конкурс затеял директор Гугол, - вмешалась Двоечка.
У Нолика в голове были другие мысли.
-  Ты понял, Квант?
-  Связь? – догадался тот.
-  Радиоволны проходят в  Лукоморье!
- Возможно, через ту самую тропу, которую проложил Златогор, - предположил Квант.  -  Начнем с подглядывалки, потом подумаем  о связи.
На изготовление подглядывалки, в просторечии «следилки», являющейся сложным пакетом формул,   ушел почти весь вечер. Зато когда все было готово,  наши герои   были вознаграждены с лихвой. Сначала они  увидели довольного Веника, покидавшего заседание конкурсной комиссии. Формулу запустили в обратном направлении, в прошлое.  И обнаружили Веника, выходившего из стены на пятом этаже.
-  Вот она, тропа! – торжествующе воскликнул Квант: - Здесь  и поставим клетку.
-  Пусть знает заносчивый бог, что  мы не только таблицу умножения освоили, - добавил Полимер.
-  Уже поздно, на сегодня все, разбегаемся, - обратился к друзьям  Нолик. -  Завтра я вас жду рано утром.  Как только установим клетку,  отправимся на дачу и организуем срочное однодневное путешествие для сбора материала.
-   Кстати, с чего бы это директор объявил   три дня  выходными? – сказал Полимер. -  Неужели  из-за нас?
-  Честно говоря, у меня большое желание отправить подглядывалку в комиссию и посмотреть, чем они там занимаются. Каждый по отдельности. Уж больно сильная  шумиха поднялась вокруг проекта, - заметил Квант.
-  Нельзя, - Нолик посерьезнел, - волшебники  нас засекут.
-  Если бы  за это только уши надрали, - заметила Двоечка, - могут  из школы исключить. Отправитесь тогда  на ферму  распевать с поросятами песенки.  Как  перспектива?
-  Я пошутил, - Квант пожал плечами, - хотя, если серьезно, применив последние работы Многомера, усовершенствовав его пятимерную структурную формулу, можно не опасаться, что нас обнаружат. Великие волшебники  додумаются до этого лет через десять, пятнадцать. Если вообще озаботятся подобным вопросом.
-   Не важно, схватят нас за руку, или нет, - сказала Двоечка, - Златогор исключение, а вообще-то, я бы перестала себя уважать, если  полезла за кем-то подсматривать.
Когда друзья разошлись, Нолик позвал пса и велел тому превратиться в  кушетку.
-  Какой-то ты неудобный сегодня, - проворчал он, устраиваясь на пружинящей поверхности, - даром, что съел столько мягких пирогов!
Утром первым явился Квант. Он успел подобрать формулы и уравнения, которые были необходимы  для создания клетки.
-     Ты вообще-то, ложился спать? – поинтересовался Нолик.
-  Самые трудные  решения приходят именно во сне, - серьезно ответил приятель.
-    Давай позавтракаем.
-    На голодный желудок лучше думается.
-    Тогда оставайся голодным, а я поем.
Нолик принес чайник и налил себе чаю. Кванта он тоже не забыл, зная, что тот не удержится и попросит  пирожков.
Пес  тут же оказался рядом, выпрашивая подачку.
-  Избаловала тебя Двоечка, - сказал Нолик, -  все равно тебе булки впрок не идут. Зря  добро переводим.
Пес, совсем как человек,  тяжело вздохнул и улегся рядом.  Вскоре пришла Двоечка.
-  Моего лучшего друга голодом морите? – возмутилась  она. – Стоит  отлучиться,  бедному псу крошки не перепадет с хозяйского стола. Какие  вы жестокие!
-  Думаешь, если бы ты не приготовила уроки, он  тебя пожалел? – отозвался Нолик. 
-    Это вас не оправдывает!
-   Давайте займемся клеткой, - прервал их  Квант, -  Между прочим, расчет формул может занять массу времени.
Дождались Полимера и взялись за изготовление клетки. Работа   предстояла серьезная.  Если бы Квант не прихватил с собой томик трудов Многомера, возможно, у ребят вообще бы ничего не получилось.
К обеду уравнения  были готовы. Осталось поместить их на пятый этаж школы.  Все это можно было сделать на расстоянии с помощью формул.
Расчет координат, перемещение и установка клетки заняли еще около часа.
В конце концов, клетку установили. Нолик произнес заклинание. С потолка свесился маленький колокольчик, который должен был зазвонить, как только в клетке кто-нибудь появится.
-  А если он освободится раньше, чем через три дня? – сказала Двоечка.  Квант пожал плечами.
- Мы не знаем возможностей Златогора. Может, ему в этой клетке придется месяц просидеть.
-  Представляю, каким он оттуда выйдет!
-  Пусть не лезет в наши дела, - сказал Нолик, - тогда и мы его трогать не будем.
Вернемся теперь в школу, где отныне предстояло директорствовать Змею Горынычу.  Учебный день начался с урока природоведения.
Впервые после болезни на уроке присутствовал Рома. Был он какой-то притихший и непривычно молчаливый. Одноклассники с любопытством на него поглядывали, но с расспросами не лезли, знали обидчивый характер Ромы.
Гришка, по-прежнему мечтающий о сокровищах, перед началом уроков попытался ему намекнуть: - Паша с Ваней сдружились с твоими обидчиками. Надо бы  их слегка проучить, а заодно  выяснить,  как тех обидчиков  отыскать.
Прежде Рома бы, не задумываясь,   «проучил», так что, в лучшем случае, ребята отделались  синяками. Но на этот раз реакция его оказалась иной.
-  Занимайся этим  сам, - буркнул он в ответ, -  я больше драться не хочу.
Гришка решил, что приятель не в духе и решил с подобными просьбами до поры, до времени не обращаться.
В это время в кабинет директора заглянула Лидия Васильевна, завуч.
-   Вы не забыли, что Степан Петрович с сегодняшнего дня в отпуске? – спросила она.
-  Я с ним, вообще-то,  не знаком.
Завуч улыбнулась.
-  Все бы вам шутить. Должна напомнить, что  сегодня вы вместо него ведете  природоведение.
Лидия Васильевна ушла, а Змей включил компьютер и посмотрел  расписание уроков. Ему предстояло вести  занятия в одиннадцатом кабинете. До начала урока оставалось восемь минут.  «Успею!» - подумал Змей, открыл файл с учебником природоведения и тщательно изучил его до того, как прозвенел звонок.  В свое время Хозяин научил его грамоте, а также формулам быстрочтения.  Закончив читать  текст, он  усмехнулся.
-  Подумаешь, природоведение! Рельефы местности, горы, реки, леса! Я всего этого, как следует,  насмотрелся сверху.
Он выключил компьютер, покачал головой, дивясь, что ему, чудищу могучему, приходится заниматься обучением малых детишек, взял журнал и отправился на урок. Раньше он бы этих детишек быстренько одного за другим  проглотил, вместо того чтобы ставить двойки по поведению. Балуешься,  галок за окном считаешь? Раз, и ты у Змея в брюхе! Чем не способ повышения успеваемости и наведения порядка? Мигом все бы присмирели, как овечки, и получали бы только пятерки. Так ведь нельзя! Брат Хозяина четко  это дал понять, а с ним шутки плохи. Пришлось укрощать свой  злобный нрав. Библиотеку трогать не стал, упавшую картину  с  ненавистными богатырями велел повесить на место.
Начался урок.
-  Какая у нас сегодня тема? – директор окинул взглядом притихших учеников.
-  Помечтать о близких каникулах, - подал голос Вася Егоров с последней парты, - о речке, рыбалке, походе в лес за грибами.
-  Что ж, об этом тоже можно поговорить.
-  Только об этом и нужно, - сказал Вася, - оценки за год все равно уже проставлены.
-  В моих силах продлить  учебный год на одну, две недели, - усмехнувшись, сообщил Змей, расхаживая у доски, - а также пересмотреть оценки  наиболее нерадивых учеников.
Змей блефовал, однако кое-кто из школьников заволновался.
-  Хотя сегодня я не намерен терзать лодырей и неучей. Подождем с этим до нового учебного года.
По классу пронесся вздох облегчения. Вася украдкой достал кроссворд и принялся его разгадывать.
-  Имя из пяти букв, сказочный царь, - толкнул он в спину Рому Петрова.
-  Отстань,  - отмахнулся тот.
Змей все слышал, слух у него был, можно сказать, абсолютный. Он едва заметно шевельнул  пальцами. На таблице кроссворда появилась   надпись: «Горох».
-  Кто это написал? – ахнул Вася.
-  Не следует отвлекаться на моих уроках, - сказал Змей, приближаясь к последней парте и, уставившись в глаза мальчика пронзительным взглядом, - как тебе понравится несмываемая надпись на лбу: «Бездельник», или «Двоечник»?
Директор оставил онемевшего от удивления Васю и вернулся к доске, где висела карта Евразийского материка.
-  Последнее задание касалось Среднерусской возвышенности. Кто расскажет нам о ее природе?
Класс молчал.
- Придется, видно, начать мне. Среднерусская возвышенность расположена в центре европейской части  России, в пределах Восточно-европейской равнины. Она протянулась от реки Оки на севере,  до Донецкого кряжа на Украине. Длина  ее  составляет тысячу километров, ширина порядка пятисот. 
«Я бы пролетел ее от края до края часа за три», - мысленно прикинул Змей.
- Полезные ископаемые, это железные руды Курской магнитной аномалии, а также залежи бурого угля.  Среднерусская возвышенность    является водоразделом между  Черным,  Каспийским и Азовским морями.
«Тридесятое царство омывается четырьмя морями», - вспомнил он.
- С возвышенности стекают несколько крупных рек, Ока, Десна, Ворскла, Дон.
«Калинов мост соединяет берега реки…, забыл название. Старею, память  слабеет!», - подивился Змей собственной забывчивости.
- Возвышенность расположена в подзоне широколиственных лесов лесной зоны. Почвы черноземные, на севере серые лесные.
«Когда пролетаешь над Тридевятым царством, разве думаешь, какие там почвы? Города высматриваешь, деревеньки. Принцесс, да девок красных!». Урок вдруг перестал его интересовать.
- Пожалуй, на этом закончим, отдыхайте, набирайтесь сил. И помните, осенью я за вас возьмусь, как следует!
После урока Гришка подошел к Паше.
-  Послушай, мне обязательно нужно переговорить с твоими новыми друзьями.
-  Это, с какими?
-  Ты знаешь, о ком я говорю!
-  Зачем они тебе понадобились?
-  Вопрос жизни и смерти! – патетически воскликнул Гришка.
-  Понятия не имею, где их искать.
-   Есть идея, - вступил в разговор простодушный Ваня.
-  Говори! – буквально вцепился в  мальчика Гришка.
-  Они мне дали компас, который может показать дорогу.
-  Идем, прямо сейчас!
-  Вань, не забывай, у нас сегодня еще арифметика, а Иван Иванович за неявку  может годовую оценку снизить! – напомнил товарищу Паша.
-  Пустяки! – отмахнулся тот.
Они с Гришкой ушли. Паша посмотрел приятелю вслед и покачал головой. Зря тот связался с жадным Гришкой! Паша некоторое время колебался, не отправиться ли вместе с  ними, потом вздохнул и решил, что арифметика важнее. У него в журнале стояла четверка с минусом. Рядом с отметкой Иван Иванович недавно поставил знак вопроса. Так что пропускать последний урок Паше было никак нельзя.
Ваня достал компас, который подарила ему Двоечка, и они, с Гришкой миновав коридор, поднялись на пятый этаж.
-  Но здесь ничего нет! – воскликнул Гришка, окинув взглядом стены  и запертую дверь на чердак.
-  Может, они на чердаке? – неуверенно предположил Ваня. Вопреки здравому смыслу стрелка компаса уперлась  в  стену.
-  Разумеется, они живут на чердаке вместе с летучими мышами и привидениями!
Гришка повернулся, собираясь уйти, но в этот момент  Ваня по непонятному  наитию дотронулся до стены. Рука прошла насквозь, не встретив сопротивления. У Гришки  отвисла челюсть.
-    Как это? – промямлил он.
-    Вот она, дорога, идем?
Гришке  стало страшно. Померещились ужасные чудища, готовые вот-вот схватить любого, кто рискнет войти в стену.
-  Ты пойдешь первый, - решил он. Ваня презрительно скривился. Ему  тоже было не по себе, однако он верил Двоечке. Компас должен привести  к друзьям!
Ребята сделали  в полной темноте несколько шагов и оказались перед  двумя деревянными дверями с бронзовыми витыми ручками.   Двери ни на что, не опираясь,  висели в тумане.
-  Давай вернемся, - прошептал Гришка, которого окончательно добил  вид подвешенных в воздухе дверей.
-  Некуда возвращаться, – ответил Ваня.  Гришку перекосило от страха. Сзади открылась пропасть. В бездне  клубились и вихрились туманные образования, казавшиеся  живыми существами. Некоторые напоминали щупальца, готовые схватить неосторожных путников.  Ребята не подозревали, что ступивший на тропу обязан пройти  ее  до конца. 
-  Ты во всем виноват! – завопил Гришка. –  Затащил меня в это ужасное место!
-  Нечего кричать, - ответил Ваня, - на твои вопли сбегутся все монстры, какие  здесь обитают. Ты этого хочешь? Не лучше ли войти в одну из дверей?
Ваня взялся за ручку правой двери. Была ли между ними разница? Скорее всего, да. В чем она заключалась, мальчик не знал. Приходилось  полагаться на удачу.
Бог Златогор, прокладывая тропу, создал для удобства развилку. Правая дверь вела в лесной домик поэта, левая в школу, где к настоящему времени была установлена  магическая клетка. Ребятам повезло, в клетку они не попали, зато очутились в глухомани вдали от населенных мест.
-   Напоминает чью-то дачу, - сказал Гришка, оглядываясь. От волнения ноги его не держали. Он присел на стул, свой школьный портфель поставил рядом. Они осмотрели дом, но ничего интересного не обнаружили.
-  Давай, скорее, уйдем, как бы хозяин не вернулся и не устроил нам трепку, - предложил Ваня.  Ребята выбрались из дома.
-  Чудеса! - сказал Гришка.  -  Как можно из школы в центре города за одно мгновение перенестись в пригородный лес?
-    Давай поищем дорогу.  Она приведет нас к людям.
-  Наверняка это дачный поселок, дорог здесь должно быть множество. -  Заметил Гришка, и добавил: - Симпатичный коттедж. Я бы от такого  не отказался. Хотя архитектура, надо сказать,  примитивная.  Не мешало бы добавить  один или два этажа, балкончики,  лоджии. Гараж  для личного автомобиля.   
-   Я бы предпочел увидеть какую-нибудь сказочную страну. Например, страну Оз, как она описана у Баума. Или зазеркалье  Льюиса Кэролла.
-  Глупый мечтатель! – фыркнул Гришка. – Предложили бы нам с тобой, кому коттедж с удобствами, а кому посмотреть на это твое зазеркалье. И что? Мне коттедж, а тебе возможность полюбоваться волшебными штучками. Согласен? То-то же! В коттедже, брат, все можно иметь. Включил телик, поставил музыку или любой фильм. Тут тебе и зазеркалье, и  хроники Нарнии, и  страна Оз.
-  Не вижу дорог, - озабоченно заметил Ваня, которого разговор начинал тяготить. Они углубились в лес, который не только становился все гуще, но к тому же стал выглядеть странно. Листья на деревьях были прямо-таки огромных размеров, а сами деревья  ни на что не походили: ели, не ели, дубы не дубы. Березы, не березы. Как говорится, серединка наполовину.
Неожиданно лес расступился, ребята  вышли к озеру. На берегу, они увидели   двух  девчонок, одетых в длинные белые платья.
Гришка замахал руками.  -  Эй, девочки, послушайте!
Те подошли, с удивлением оглядывая путешественников. У обеих на груди был вышит незнакомый цветок.
- Откуда вы взялись? – спросила  худенькая. Голову ее украшал венок из белых цветов.
-  Как откуда, - опешил Гришка, - из города.
Девочки засмеялись.
-  В Лукоморске таких дикарей отродясь не  видывали, - сказала вторая, с русыми волосами, свободно падающими на плечи. Только теперь ребята обратили внимание на обувь незнакомок. Те были обуты в изящно сплетенные лапти.
-  А вы кто будете? – спросил Ваня.
-   Мы из ботанического класса, меня зовут Ольха, а подругу Елочка, - представилась худенькая. -  Мы собираем образцы  для лабораторной работы.
-  Что-то я плохо расслышал ваши имена, - нахмурился Гришка, -  может, Ольга и Эллочка?
-   Какие вы право, смешные, - улыбнулась Елочка, - и одежда у вас чудная. Вы, наверное, из диких дремучих мест? Говорят, там  встречаются дикари, которые до сих пор не умеют колдовать. 
-   А вы что, умеете? – с недоверием спросил Гришка.
Девочки переглянулись.
-   Может, заберем их к волшебникам? – предложила Ольха.
-  От волшебников они и так никуда не денутся, - заметила Елочка, - а у нас мало времени.
- Верно. Все же, у них могут быть неприятности.
-   Мы должны им помочь.
- Эй, эй, что вы собираетесь делать? – воскликнул Гришка, когда худенькая Ольха  подошла и дотронулась пальцем до его  груди. Тотчас оба мальчика оказались одеты точь-в-точь, как Нолик с Двоечкой, как все ребята  Лукоморья. Они изумленно уставились  друг на друга.
-  Так-то лучше, - удовлетворенно сказала девочка.
-  Эмблемы не хватает, - окинув ребят критическим взглядом, заметила подруга.
-   Давай,  нарисуем эмблему Вольных волшебников.
-  Какие из них волшебники, они, похоже, ни одного уравнения не знают, - возразила  Елочка.
-  Может, это отпугнет ужастников, – взмах руки, на одежде наших героев появилось изображение  витязя, связавшего  головы Змея в тугой узел.
-  Прощайте, герои, - усмехнулась Ольха. Девочки, потеряв к ребятам всякий интерес, отправились дальше.
-   Как выйти к дороге? – спросил Ваня.
-  Дорога в той стороне, - Елочка махнула рукой, указав направление, и добавила, -  берегитесь ужастников, говорят, они объявились в здешних местах.
Через пять  минут  ребята вышли к грунтовой дороге  с глубоко наезженными колеями.  Пока решали, в какую сторону отправиться, налево, или направо,  и с той, и с другой стороны  из леса показались две  телеги. Мальчики не поверили глазам. Телеги двигались сами по себе, без лошадей. На облучке  сидели мужички в сермяге, покрикивали, цыкали. Телеги подчинялись, поворачивая направо, или налево. Ускоряя, или, наоборот,  замедляя ход.
Левая телега подъехала чуть раньше, притормозила.
-  Далеко собрались? – поинтересовался извозчик, с любопытством разглядывая эмблемы.
-  Нам бы в город, - сказал Ваня.
-  А денег у вас, по всей видимости, нет. Ну, да сегодня день такой, все одно, пассажиров нет.  Полезайте, довезу за так.
Подкатила правая телега.
-  Кто хочет получить все, о чем мечтает? – громко объявил возница.
-  Я хочу! – крикнул Гришка.
-  Садись!
Гришка не заставил себя ждать. Ни Ваня, ни первый извозчик не успели  слова вымолвить, как  телега резво укатила прочь.
-  Как бы твой приятель к  ужастникам не попал, - озабоченно сказал  извозчик, - это их манера, вот так сманивать путников.
- Что же делать? – спросил Ваня, в душе проклиная  Гришку за жадность. Все бы ему о коттеджах мечтать,  да о роскошной жизни.  Тоже мне, олигарх нашелся!
-  А что сделаешь? От ужастников  уйти нелегко.  В этом случае  только волшебники могут помочь.  Так мы едем в город, или нет?
Ваня решил, что догонять Гришку   бессмысленно. Если тому угрожает опасность,  помочь он все равно  не сможет, только сам  пропадет. И решительно забрался  в телегу.
-    Кто такие эти  ужастники? – спросил он, когда телега тронулась.
-   Жители диких мест, волшебство не признают, играют на жадности, зависти,  и  прочих  низменных сторонах души. Хотя в наше время это редко действует. Сейчас трудно кого-либо  прельстить.  Жадничать, завидовать  мы давно разучились. Какой смысл, если у всех и так все есть? Прочитал заклинание, и, пожалуйста, получай, что душе угодно. А твой приятель поддался. Чем же таким он в жизни обделен, если  запрыгнул в телегу к ужастнику?
-    Коттеджем и богатой беззаботной жизнью.
-  Скорее всего, ничего  этого ему не видать.  Превратится он в  уродливую лесную образину. И останется чудищем до тех пор, пока не совершит много добрых дел. Только это ох, как нелегко в диком лесу!
Так они беседовали,  ехали, не спеша, и, в конце концов, оказались на ферме. Ваня увидел поросячий хор, брови его полезли на лоб от изумления. Не известно, как бы сложилась дальнейшая судьба мальчика, если бы  в это время  к ферме не подкатила встречная телега, в которой находились  Нолик, Двоечка и еще двое незнакомых  ребят. И, конечно же, с ними был арифметический пес.

Отредактировано VICTOR (04-09-2010 13:03:22)

0

22

Глава  девятнадцатая

БОГ  В  КЛЕТКЕ

После занятий Змей устроил себе экскурсию в город. Памятники архитектуры и старины  его  не интересовали, а вот магазинам он  уделил   самое пристальное внимание.
Много удивительного довелось ему увидеть. В одном из больших супермаркетов он попал в парфюмерный отдел. Его тонкий нюх, чутье моментально было расстроено и сбито с  толку. Змей выскочил из этого ужасного места, чихая, со слезящимися глазами. Как могли люди вообще здесь находиться? Продавщицы удивленно смотрели ему вслед. Следующим отделом оказалась секция бытовой техники.
Здесь Змей задержался, рассматривая разные приспособления, придуманные людьми для собственного удобства. Он читал надписи на ценниках и удивлялся все больше. То, что в Лукоморске занимало считанные секунды, в этом мире требовало длительной работы больших коллективов. Это касалось пылесосов, холодильников, микроволновых печей. Вообще всех вещей,  которые продавались в магазине.
Он миновал огромный зал с одеждой и обувью. Заглянул в автомобильный салон, где к нему подошел вежливый продавец и спросил, какая модель его заинтересовала.
-   Какова максимальная скорость этой механической телеги? – спросил Змей.
-  О, это спортивная модель,  она способна развивать скорость до трехсот пятидесяти километров в час, - ответил продавец, пропустив мимо ушей слово  «телега». Состоятельные покупатели могли позволить себе экстравагантно выражаться.
«Пожалуй, я мог бы летать быстрее», - подумал Змей и отправился дальше.
Следующим был магазин посуды. Молоденькая продавщица улыбнулась важному посетителю. Тот вообразил ее в царских одеждах  и подумал: «Такую принцессу я бы сразу съел!».  Девушка прочитала что-то в его глазах и испуганно отшатнулась. За ее спиной Змей увидел стопку прямоугольных металлических подносов, выполненных под Хохлому. На одном из них   был изображен Иван-царевич верхом на Сером волке. Змей понял, что должен обязательно заполучить эту вещь в свой кабинет. Денег у него не было, ввиду  ненадобности. Пришлось послать девице особый, змеиный взгляд.
-  Пожалуйста, берите на здоровье! – продавщица положила поднос в пакет. Змей кивнул, сунул  «подарок»  подмышку и вышел на улицу.  Настроение у него мгновенно поднялось.  Его не волновало, что через полчаса девушка очнется и обнаружит пропажу. Это были ее проблемы.
Рядом с магазином какой-то мужчина спросил: «У вас огонька не найдется?». Мужчина держал в руке белую палочку. Змей  успел заметить, что люди здесь часто зажигают такие палочки и пускают отвратительно  пахнущий  дым. С огнем у него проблем не было.  Змей дыхнул пламенем, сигарета обратилась в пепел. Мужчина,  вскрикнув от боли, отдернул обожженную  руку. Он изумленно посмотрел вслед Змею, который, как ни в чем не бывало,  отправился  дальше.
Ночевать Змей предпочитал в школьном здании, хотя знал, что у директора в городе имелась квартира. Змей был неприхотлив, и не нуждался  в  удобствах.  Одежду мог моментально менять по своему желанию. По вечерам устраивался в  кладовке.
Завершив вояж по магазинам,   вернулся в школу.
-  Вениамин Кириллович, вы случайно не видели, мальчики Гриша и Ваня в котором часу ушли домой? – спросил охранник.
-   После уроков я их не видел, а что случилось?
-   Дома они не появлялись.
-  Если что-нибудь узнаю, непременно сообщу родителям, - сказал Змей, отпустил охранника, и  запер двери. Острое обоняние его, хотя и ослабленное  парфюмерными запахами, витавшими в магазине, помогло  быстро взять след.
Следы привели  на пятый этаж к запертой чердачной двери. Он протянул руку и сразу понял, что в стене имеется проход.  Скорее всего, это   была еще одна тропа, проложенная братом хозяина. Следы мальчишек вели на ту сторону. Змей шагнул, было к стене, но  что-то его остановило. Предчувствию своему он привык доверять. Оно не раз спасало его от богатырей, устраивавших засады в самых неподходящих местах.    Неизвестная опасность ожидала смельчака, дерзнувшего ступить на   узенький путь между мирами.
-  Вот ты где, - раздалось рядом. Змей от неожиданности чуть не выронил поднос. Брат Хозяина  покачал головой.
-   Опять я забыл закрыть  за собой дверь! – с досадой произнес он.
-   Не нужно туда ходить, там ловушка, - предостерег Змей.
-  Глупости! – самоуверенно произнес Златогор. – Я  проложил эту тропу недавно, никто о ней  не знает. Да и кто  осмелится поставить ловушку на бога?
С этими словами он вошел в стену и скрылся из виду. Змей протянул руку.  Ладонь встретила твердую, шершавую поверхность.  Дверь  закрылась.
Златогор, он же Вениамин Кириллович, он же уборщик Веник,  прошел по тропе и открыл левую дверь.  Ему также что-то показалось странным, однако что именно,  он сообразить не успел. Клетка захлопнулась,  вдалеке, на пределе слышимости, прозвенел колокольчик.
Уборщик Веник  удивленно огляделся. И увидел  клетку, изготовленную, на первый взгляд, из тонких деревянных планок, занозистых и не ошкуренных.
-  Что за шутки? – пробормотал он, пытаясь раздвинуть планки. Однако  это оказалось  не дерево, а хитро сплетенные в волшебные узлы заклинания. Кто мог проделать подобное, кроме зловредного братца, бога Чернодыра, с которым Златогор не виделся уже сотни лет?   
-  Похоже,  пронюхал братец о моей тропе, - расстроился Веник, -    как бы  дел не   наворочал, при его несносном характере!
От Чернодыра вполне можно было ожидать  неприятностей.  Затеет драку, затрещит Лукоморье, гиблой волной разойдутся во все стороны страшные заклинания злого бога. А то и на ту сторону переберется, к ничего не подозревающим не волшебным людям.
Следовало как можно быстрее освободиться из ловушки. Повозился Веник с узлами минуту, час, три часа. И понял, что работа займет у него дня два-три, не меньше. Узлы были хитрые,  завязанные на совесть.
-  Как следует, постарался, братец, но я до тебя еще доберусь! – рассерженно пробормотал Веник. Воевать с братом он не собирался. После таких стычек  оставались руины и сожженные города. Что ж, бог Златогор тоже за последние сотни лет кое-чему научился. Примется братец бушевать, можно будет упрятать его в  клетку попрочнее этой и на более долгий срок. Пусть посидит, остынет.
Гришка, тем временем, беззаботно катил  на телеге, не замечая, что лес вокруг становился все гуще. Ему казалось, что скоро, очень скоро исполнятся  его самые заветные желания.
Наваждение рассеялось, когда телега остановилась. Гришка с небес спустился на грешную землю.   Он оказался на небольшой поляне, со всех сторон окруженной непроходимыми зарослями. Извозчик повернулся к нему лицом, мальчик вздрогнул. Более отвратительного существа он не видел. Огромные оттопыренные уши, бородавчатое лицо и большой клыкастый рот. Маленькие злые глазки  буравили нашего героя.
-   Кто ты  и куда меня привез?
- Нас называют ужастниками.  Мы те, у кого самые низменные потребности написаны на лицах. Скоро ты станешь одним из нас.
-   Но я не хочу!
-   Не хочешь, а  мечтаешь.   Иначе  никогда бы не сел в мою телегу. Нас осталось совсем мало. В городе все запросто наколдовывают  любые вещи, там нет зависти и жадности. Зато у тебя  этого добра  сколько угодно.
-    Я бы тоже хотел  кое-что наколдовать.
-  Вещи можно получить с помощью волшебства, - вкрадчиво отозвался уродец, - но как наколдовать власть?
-  Продолжай.
-  Сейчас придет Шаман и  все объяснит.
Тот, кого назвали Шаманом, не замедлил явиться.  Колдун был высоким и тонким, как жердь. Длинные руки с пальцами-закорючками, уши, хищно прижатые к похожей на плоскую лепешку голове. Одет он был в бесформенную черную  накидку, доходившую  до пят. Гришке показалось, что Шаман одержим идеей, делать другим гадости, такой был у него неприятный взгляд.
-  Это и есть наш гость? – спросил колдун, уставившись на мальчика. Некоторое время он  бормотал что-то себе под нос, затем взгляд его стал растерянным. Он вдруг рухнул перед Гришкой на колени. Возница остолбенело, наблюдал за этой сценой. Наш герой был также немало удивлен.
-  О, великий, Ужастник из ужастников! – воскликнул Шаман, не поднимаясь с колен.  -  Желания твои беспредельны, мечты отвратительны. Слава и власть влекут тебя. Будь нашим царем, и прославь племя Ужастников. Ибо сказано в Свитке времен: «…однажды явится тот, зависть, чья велика, жадность необъятна, жажда власти безгранична…». Наконец-то, мы  тебя дождались!
-   Я согласен, – смущенно ответил Гришка.
-  Собери всех! – властно  обратился Шаман к вознице и поднялся с колен.  – Объявляю обряд.
-  Обряд, обряд! – восторженно завопил тот.  Из леса полезли существа, в которых с трудом можно было признать людей.  Вскоре на поляне стало тесно. Шаман поднял руки, призывая к спокойствию.
-  Сегодня великий день, - объявил он, - исполнилось пророчество из Свитка времен.  Наши силы  должны, неизмеримо возрасти, наконец-то, мы сможем захватить Лукоморск.
-  И все-все ценное, что там есть? –  спросил Гришка.
-  И все-все ценное! – благоговейно повторил Шаман.
-  Обряд, обряд! – закричала, заулюлюкала толпа.
-  Тихо! – Шаман вновь поднял руку. Тотчас шум смолк.
- Наш дорогой гость, наш будущий царь,  должен сохранить  свой нынешний облик.
В толпе послышались недоуменные голоса.
-  Объясняю, - продолжал Шаман, -  для того, чтобы исполнился великий замысел, внешность его должна оставаться внешностью  доброго и мягкого человеком. Только так мы можем добиться цели. После обряда  будущий царь отправится в Лукоморск и послужит проводником  нашей силы. Мы двинемся следом, и ничто не сможет нас остановить. Это будет нашествие!
-  Обряд! Нашествие! -  раздались радостные крики.
Шаман извлек из бездонных карманов ветхий свиток, развернул бумагу и принялся читать заклинания.
-  Я что, теперь и колдовать смогу? – с надеждой  поинтересовался  Гришка.
-  Тихо, не мешай, - одернул его  возница, стоявший рядом. -  Тебе нельзя  колдовать.
-   Но почему…
-   Потом узнаешь.
-   Тогда в чем смысл  обряда?
-   Смысл в том,  что ты откроешь нам дорогу на Лукоморск. Но если при этом воспользуешься  хотя бы одной волшебной формулой, Великие волшебники, стоящие на страже города,  быстро тебя найдут и обезвредят.
- Уж не придется ли мне сражаться с  этими волшебниками? – испугался Гришка.
-  Нет, мой господин, мы все сделаем за тебя. Твоя задача быть незаметным и постараться, чтобы никто тебя ни в чем не заподозрил.
В то время как на лесной поляне проходил магический обряд ужастников, на ферме состоялся  совет, в котором приняли участие Нолик, Полимер, Двоечка, Ваня и, конечно же, арифметический пес.   Пес всем своим видом показывал, что главный здесь, не кто иной, как он.
Квант в совете участия не принимал, бедняге пришлось отвлекать прилипчивого Хрячика. Навязчивый корреспондент буквально приклеился к нашим героям, едва они появились на ферме. С особым интересом он разглядывал Ваню, на груди которого красовалась эмблема  Вольных волшебников. Хрячик  порывался забросать Ваню вопросами, на которые тот едва ли смог бы внятно ответить. Квант увел поросенка  на огороды под предлогом осмотра овощных плантаций. К счастью, в этом ему помог Хрюнчик, который был готов  обсуждать урожай с утра  до вечера.
- Гришка попал в беду, - сказал Нолик, - и хотя мне он не симпатичен, мы не можем оставаться в стороне. Иначе беднягу превратят в ужастника, ему придется до конца дней  пугать  туристов и грибников.
-  Поделом  ему, – вмешалась Двоечка, - нельзя быть таким жадным. Поманили конфеткой, он и сбежал.
-  Если бы дело было только в нем, - сказал Ваня, - родители  будут за него переживать и волноваться.
-  Родители это серьезно, - признал Нолик, - значит,  придется Гришке помочь. Правда, об ужастниках я знаю только понаслышке. Кто-нибудь может  рассказать о них подробнее?
-  В учебнике географии говорится, что очень давно ужастники владели почти всеми Лукоморскими лесами, - ответила Двоечка. – Ужастником становился каждый, угодивший  к ним в лапы. Для этого требовалось, чтобы у человека была хотя бы капелька жадности или зависти.  В ту дикую пору  люди еще не знали  уравнений, позволяющих дублировать вещи и продукты питания. Поэтому войны и грабежи являлись обычным делом. Племена сражались и отнимали друг у друга так называемые сокровища: золото, серебро, изумруды, бриллианты. 
-  Какая дикость, убивать сородичей за презренный металл! – фыркнул Полимер. 
-  Тем не менее, так оно и было. До тех пор, пока в Лукоморске не появились сильные волшебники.  Наступило изобилие сокровищ, и тогда само это слово исчезло из обихода, вместе с ужастниками. Это немногочисленное племя сохранилось в самых диких, труднодоступных местах. Они до сих пор не пользуются волшебством, в племени обязательно присутствует Шаман, который единственный из всех проводит волшебные  обряды.
-  А это что такое?
-  Обряд совершается над теми, кого удалось захватить в плен.  Шаман также может объявить  нашествие. Это тотальная война против всего Лукоморья с целью возврата былого могущества и захвата власти.
Нолик испытал приступ  щемящей тревоги. Может ли Гришка представлять опасность для Лукоморья? Не об этом ли предупреждал  великий маг и звездочет древности  Али-Аль-Мардук?
- По поводу нашествия в свитке ужастиков имеется особое пророчество. Вот несколько строчек: «…пересекутся дороги миров, явится человек, подобный атаману Жадобе, или разбойнику Завистняку. То будет  царь, более жестокий, чем  Куркулиан, некогда владевший половиной мира…».
-  Плохо дело, - удрученно пробормотал Нолик, - похоже, мы слишком беспечно гуляли по дорогам миров.
-  Но ведь гуляет же Веник, туда, сюда, и обратно, -  возразил Полимер, - и ничего!
- Кто-нибудь, кроме нас, об этом знает? А мы готовы  раструбить  о великой тайне на все Лукоморье.  Теперь я понимаю, почему Веник  стер наши записи. Ужастники, это  цветочки. Как бы потом не появились  ягодки!
-  Твои предложения? – деловито спросила Двоечка.
- Путешествия временно отменяются. Нужно  тщательно все обдумать. Никто из местных жителей  там не должен заподозрить в нас пришельцев из Лукоморья. Мы должны соблюдать политику невмешательства. И, конечно же, не травить арифметическими собаками Змея Горыныча.
Ребята посмотрели на пса. Тот невозмутимо глядел в сторону, словно разговор шел  не о нем.
- Но Змей в школе  обжился, разве это не вмешательство? – возразил Полимер, который себя чувствовал так, словно у него отняли  любимую игрушку.
- Змей, между прочим, прекрасно замаскировался под директора, - ответил Нолик,  -  а раскрылся случайно.
-  А как быть со мной? – спросил Ваня. -  Если  уж я сюда попал, позвольте  хотя бы маленькую экскурсию! Обидно возвращаться, нигде не побывав и  ничего  не увидев!
-    Сначала  вызволим твоего одноклассника, а там будет видно.
В это время на тропинке, ведущей к огородам, появился Хрюнчик, следом  шагал  недовольный корреспондент. Замыкал процессию Квант, у которого, в отличие от Хрячика, на губах играла едва заметная улыбка. Квант собирался что-то сказать, но в это время случилось то, чего никто не ожидал. К зданию фермы подкатила рейсовая телега, с которой спрыгнул целый и невредимый Гришка. Казалось, он растолстел еще больше. Уши на его круглой голове  оттопыривались, как два локатора, волосы  торчали ежиком.
-  Вот и я! – объявил Гришка при всеобщем молчании.
-  Тебя отпустили? – недоверчиво спросила Двоечка.
- Я убежал. Они увидели эмблему, испугались и принялись совещаться.   А я в это время дал деру.
-  Вот и отлично, - обрадовался Полимер, - теперь мы с Квантом можем отправиться в путешествие.
-  Думаю, все же не стоит спешить, - возразил Нолик. Квант удивленно посмотрел на него.
-  А как же конкурс? – спросил он. -  Нам нужна информация.
-  Поговорим  после, а сейчас предлагаю вернуться домой.
Полимер хотел, было возразить, но вовремя заметил, что  к разговору внимательно прислушивается Хрячик, который, к тому же, успел обзавестись запоминалкой.
-  Так в чем все-таки дело? – спросил Квант, когда телега тронулась, и они отправились в обратный путь. -  Дача рядом, Попрыгнучик в отличной форме. Что нас удерживает?
-  Меня лишают такого приключения! – обиженно  произнес Полимер.
-  Не ной! – ответил Нолик. – Боюсь, нас ждут серьезные неприятности.
- Что может быть неприятнее провала на конкурсе? Или ты предпочитаешь, чтобы нас заклеймили, как хвастунов и лоботрясов? – спросил Квант.
-  Что за конкурс? –  спросил Ваня.
-  Да так, - неопределенно ответил Нолик. Наши герои сообразили, что свои проблемы в присутствии гостей обсуждать не стоит.
-   Думаю, скоро нам всем  станет не до конкурса. 
Нолик, как в воду смотрел.

0

23

Глава  двадцатая

НАШЕСТВИЕ

Лес закончился, впереди показалось здание фабрики.
-  Это город? – спросил Ваня, с любопытством озиравшийся по сторонам.
-  Обувная фабрика, - отвечал возница.
-  Для чего вам фабрика, если вы и так можете создавать сколько угодно  любых вещей? – спросил Гришка, которого грела  одна мысль: скоро он станет здесь царем и наведет свои порядки. Но чтобы успешно править, прежде нужно было многое понять и разобраться в  порядках местных.
Двоечка хмыкнула.
- Мода постоянно  меняется, - ответила она. - На фабрике разрабатываются новые образцы. Затем они копируются при помощи умножалок и развозятся по магазинам. Так происходит до тех пор, пока на них существует спрос.
-  А когда спрос падает?
- Тогда разрабатываются другие образцы.
«Когда я стану царем, - подумал Гришка, -  отменю колдовство и открою здесь настоящие фабрики. Пусть все работают на меня и зарабатывают хлеб насущный в поте лица своего. Впрочем, один волшебник в этой стране все же должен остаться, и этим волшебником, конечно же, буду я!».
Телега миновала фабрику и оказалась в пригороде. Смеркалось, в окнах домов зажегся свет.
- Почему здесь так тихо, и совсем нет прохожих? – поинтересовался Ваня.
-  Этот район называется Сонники, - ответил Квант, - жители здесь рано ложатся спать.
-   Странное название!
-  Рассказывают,  в давние времена, когда Лукоморск был маленьким поселком,  на этом месте повздорили два древних бога. Они сцепились насмерть, используя самые страшные и могучие заклинания. Сражение длилось три дня и три ночи. Наконец один из богов, говорят, это был  Чернодыр, сплел хитрую сонную формулу.
-   Разве волшебство состоит из формул? – удивился Гришка.
-   А как же иначе?  Формулам  каждый может научиться, так же, как читать и писать. Так вот, противник Чернодыра успел сбежать с поля боя, а сам злой бог упал и уснул мертвым сном. И проспал целую неделю. Вместе с ним во всей округе спали люди и животные. Вскоре после этого здесь появилась деревенька, которую назвали  Чернодыровкой. Сонная формула оказалась столь крепкой, что ее действие ощущается поныне. Когда деревня стала пригородом Лукоморска, район назвали Сонниками.  Название деревни перешло к улице, по которой мы сейчас проезжаем.
Действительно, на одном из домов ребята увидели табличку, на которой было написано: «Улица Чернодырская».
-  Я  не подозревала, что ты у нас столь эрудированный  краевед, -  с уважением сказала Двоечка.
-  Я вообще на все руки мастер, - без ложной скромности ответил Квант.
Вскоре они добрались до дома, где жил Нолик.  Расплатились с возницей.  После чего Нолик,  договорившись на завтра о встрече,  распрощался с друзьями и повел гостей к себе.
Отец с работы еще не вернулся. Трезвонил колокольчик, который Нолик поспешил убрать.
-  А где стулья, куда можно присесть? -  Спросил Гришка, с удивлением разглядывая скудную обстановку, состоявшую из большого письменного стола и книжного шкафа.
В ответ Нолик щелкнул пальцами. Посреди комнаты возникли  три вычурных стула с витыми ножками и мягкими сидениями.
-  Такие годятся? Или вот эти.
Стулья превратились в мягкие табуреты, красный бархат сидений был расшит золотыми вензелями.
-  Вот это, да! – ахнул Ваня.
- Пустяки, - отмахнулся Нолик, - мебель слишком загромождает комнату. Я держу здесь стол и шкаф, остальное меняю по настроению. Мы с Тангенсом обожаем свободное пространство.
-  Гав!  - громко подтвердил пес.
-   Ступайте в ванную мыть руки,  я пока заварю чай.
О своих руках Нолик, по-видимому, забыл. Ваня с Гришкой отправились в ванную комнату. Вскоре оттуда донеслись невнятные голоса и удивленные возгласы. Затем в комнату вбежал испуганный Гришка.
-  Что еще? – спросил Нолик, расставляя на столе посуду.
-  Зеркало…, оно меня назвало невежей!
-  Зеркало в ванной любит воспитывать. Не удивляйся, в наших домах  много чудесного. Мы к этому давно привыкли. Кстати, не забудь поздороваться с краном и вежливо попросить у него воды.
-  Поздороваться?  Попросить? – ошеломленно повторил Гришка. Глаза его округлились.
-  Вот именно, - подтвердил Нолик, разливая по чашкам ароматный чай.
Пес устроился рядом, дожидаясь, когда на столе появится  лакомство.
-  Если не поздороваться с зеркалом, дух зеркала, Зеркалица,  обидится и перестанет показывать твое отражение. А кран не даст ни капли воды.  Гости, впервые пришедшие в дом,  непременно должны  выказать свое уважение к вещам! Уважаешь вещи, значит, уважаешь хозяина.
«Скоро я вас всех научу вежливости!»,  – сердито подумал Гришка, возвращаясь в ванную комнату, где Ваня уже вытирал руки большим махровым полотенцем.  Желтое солнце,  вышитое на синем фоне, улыбалось ему и подмигивало.
Некоторое время Гришка  наблюдал за приятелем, затем повернулся к зеркалу.
-  Привет, - процедил он сквозь зубы, - и тебе, и крану. Позвольте мне вымыть руки.
-  Мой руки, но здороваться с тобой я не стану, - ответило зеркало.
-  Это почему?
-  У тебя злые глаза и черная душа.
«Став царем, я, прежде всего, прикажу разбить это зеркало!», - решил Гришка, вытирая руки полотенцем. Солнце не улыбалось и не мигало, оно хмуро смотрело на него.
«А полотенце постелю у входной двери, чтобы об него вытирали ноги».
Гришка хотел  выйти из ванной, но дверь не открывалась.
-  Кто-нибудь, выпустите меня! – позвал он.
- Тебя никто не услышит, пока я  не позволю, - произнес  скрипучий, деревянный голос.
-  Это снова ты, зеркало?
-  Нет, это я, дверь, и пока ты, невоспитанный мальчик, вежливо не обратишься ко мне, останешься в ванной.
Гришка от злости готов был наброситься на дверь с кулаками. Но та была состругана из толстых крепких досок, так что ее не пробил бы даже  самый великий мастер рукопашного боя.
«Все разнесу в щепки, ни одного волшебства не оставлю!», - разозлился Гришка.  Ему  пришлось  расшаркаться перед дверью. Однако на этом неприятности не кончились. В коридоре мальчик вдруг обнаружил, что не может двинуться с места. Казалось, ноги его прилипли к полу.
-  Это еще что такое?
-  Это я, паркетный пол, - услышал он  в ответ, - у тебя тяжелые, плохие мысли, мне тяжко тебя носить.
-  Отпусти! – Гришка безуспешно пытался оторвать от пола хотя бы одну ногу.
-  Обещай исправиться!
-  Еще чего!
-  Обещай, иначе останешься здесь навеки.
От обиды у мальчика на глазах выступили слезы.
«Чума на вас! Вот привязались! Обязательно построю здесь фабрику по производству линолеума. И чтобы ни одной паркетины нигде не осталось!».
-   Исправлюсь непременно, после дождичка в четверг, - пообещал Гришка, а мысленно добавил: «Когда рак на горе свистнет, и рыба запоет!». Впрочем, в этой волшебной стране и рак мог свистнуть, и  рыба запеть.  Ноги его  освободились, он поспешил в комнату.
Ваня с Ноликом  чаевничали. Нолик  произнес короткую умножалку и скормил появившийся кусок пирога псу. Гришка умножалку  запомнил. Там всего-то было четыре простых слова. Хотя она накрепко запечатлелась у него в голове, пользоваться формулой мальчик не  собирался. Он помнил, что тогда его могут поймать  Великие волшебники. И  прощай царская карьера!
-  А ведь я не предупредил маму с папой, - сказал Ваня. -  Они всю милицию  на уши поставят!
-  Завтра с утра погуляем по городу, я покажу вам нашу библиотеку, «Стробоскоп» и кое-что из магазинов, - сказал Нолик. - Во второй половине дня отправим вас обратно. Кстати, как вы попали в Лукоморье?
Ваня вкратце изложил их нехитрую историю.
-  Вам повезло, те девчонки на берегу устроили вам отличную маскировку, - заметил Нолик, имея в виду одежду с эмблемой Вольных волшебников.
-  Я бы не стал торопиться с возвращением, - недовольно произнес Гришка, - когда еще доведется здесь побывать?
«Вдруг Ужастники  завтра не успеют захватить Лукоморск?», - подумал он.
-  Мне надо быть  дома не позже завтрашнего вечера, - твердо заявил Ваня.
«Как бы потянуть время? Может, сбежать во время экскурсии? Пока они меня будут искать, глядишь, стану царем», - размышлял Гришка.
Время было позднее, Нолик произнес заклинание.
В комнате появились две удобные кушетки.
-  Вы устраивайтесь, - обратился он к ребятам, - а я посижу на кухне, подожду отца.
Великий Арифметический волшебник явился далеко за полночь.
-  Беда пришла в Луокомрье, - сообщил он. Нолик поежился, предчувствие его не обмануло.
-  Ужастники вышли из леса.  Мы не можем  их остановить.  Волшебники Великого Пятиуголника объединили усилия. Химик, Географ, Геометр, Физик, и я придумали сложнейшую  формулу.  Мощностью ноль целых, восемь десятых ВВ. Представляешь?
-   И что в результате? -  Нолик уже знал ответ.
-  Волшебство скатывается с ужастников, как с гуся вода. Мы пытались выяснить причину подобной неуязвимости. Оказалось, нашествие  поддерживается неким не волшебным артефактом.  Это может быть что угодно, даже человек.  Мы  пытались подсмотреть, что же это такое, однако изображение  затянуто непроницаемой дымкой.  Мы впервые столкнулись с таким явлением.
-  Что  же делать?
-  Остается одно, бежать, или  превратиться в ужастников.
-  А если   отыскать артефакт?
- Тогда ужастников можно будет изгнать  простой формулой. Но если они займут  Лукоморск, то останутся здесь навсегда.
-    Их можно будет прогнать потом, - возразил Нолик.
-  Ты не понимаешь, - ответил Великий Арифметический волшебник, -   сила их возрастет безмерно. У нас осталось  мало времени, чтобы  что-то придумать. Полдня, от силы день.
-  Неужели все так плохо? 
- Помнишь эпидемию слухов? Если сравнивать с нынешним   нашествием,  это был всего лишь  комариный укус.
Пес, лежавший рядом, тяжело вздохнул.
-   Кстати, конкурс отменили, - добавил отец.
«Необходимо, во что бы то ни стало, добраться до  артефакта! – подумал Нолик. – Только где его искать?  Пойди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что!».  Поиски придется совместить с экскурсией для гостей.  Ну и денек завтра предстоял!
-  Пожалуй, я прилягу, - сказал отец, тяжело поднимаясь из-за стола. Взгляд его задержался  на вешалке, где висели две курточки с эмблемами Вольных волшебников.
-  Все играете? Вольные волшебники быстро бы справились с нашествием!
С этими словами Великий Арифметик ушел к себе. Если бы он знал, кто гостит в  доме!
Утром город гудел, словно растревоженный улей. Все уже знали о нашествии. Люди потянулись из города, кто в загородные дома, кто  к родственникам в провинцию. Кое-кто собрался  даже в Тридевятое царство.
Отец Нолика  ушел из дому, ни свет ни  заря.
Ребята в быстром темпе умылись и позавтракали. Гришка не забыл раскланяться со всеми зеркалами, которые попались ему на глаза. И с опаской  прошел по коридору. К его немалому облегчению, к полу он на этот раз не прилип. Четверг еще не настал, и дождичек не пошел.
Вскоре прибыли Двоечка, Квант и Полимер.
-  Что в городе творится, жуть! – сообщила Двоечка, плюхнувшись на стул.
-  Одно слово, паника, - добавил Квант.
-  Ты был прав, мы сделали что-то не так, - признал Полимер.
-  А ты  собрался путешествовать!   Короче, о планах на сегодня. Я  постараюсь выяснить в библиотеке что-нибудь об  ужастниках. Должно же у них быть уязвимое место!
-   Я  с тобой, - заявил Квант.
-  У тебя странное свойство терять в библиотеке память, - возразил Нолик. -   Есть более важная работа. – Он шепнул приятелю: «Сделай подглядывалку и проследи вчерашний маршрут Гришки,  от тропы  до нашего дома. Это важно».
-   А мы чем займемся? – спросил Полимер.
-   Вы с Двоечкой устроите нашим гостям небольшую экскурсию по городу. Покажите парк с живыми статуями, театр «Стробоскоп», музей, магазины. Все ясно?
На улицах собирались толпы, горожане обсуждали нашествие. Большинство надеялось на Великих волшебников.
Квант отправился домой. К сожалению следилка, которую они изготовили в прошлый раз, для этого случая не годилась, потому что предназначалась  исключительно для Златогора. Так что, Кванту предстояло долго и нудно плести заклинания, чем он и занялся.
Нолик повел ребят в библиотеку.  Они миновали аллею живых статуй, где мальчик с каждой поздоровался.
-  А если не поздороваться? – поинтересовался Гришка.
-  Как это? – удивился Нолик. Подобное не приходило ему в голову.
          -  А ты  попробуй, - посоветовала Двоечка, - статуя может обидеться, сойти с пьедестала и  погнаться за тобой. Что  тогда будешь делать?   
Гришка живо вообразил злобную живую статую и вопросов больше не задавал.
На площади они ненадолго задержались у фонтана сообщений. Послания  плавали в водяных струях в виде светящихся букв, которые напоминали  неоновую рекламу. Попадались  просьбы о встрече, деловые строчки, и даже шутки, вроде: «Будешь меня ждать, не вздумай в фонтане  искупаться, схватишь насморк!». Не прочитанные послания могли сохраняться тысячелетиями. Написанные на давно забытых языках, они приводили в священный трепет редких туристов из Тридевятого и Тридесятого царств.
В библиотеке Нолик  спросил   «Историю Лукоморья». Ему выдали толстенный том, составленный некогда Волшебником исторических наук по имени Хронолог.
Гришка откровенно скучал, книги его  не интересовали.
-  Я буду в читальном зале, - сказал Нолик, - а ребята пока покажут вам  театр «Стробоскоп». Там сейчас идут «Дороги миров». Фантастический сюжет, который отснял наш друг Хрячик. Я картину еще не видел. Одни называют ее бредом, другие  в восторге и даже смотрят по нескольку раз кряду. Говорят, там потрясающая  компьютерная графика.
-  Пожалуй, стоит взглянуть, - оживился Гришка, который  обожал  фантастику. К тому же, из зала кинотеатра удобнее всего было незаметно улизнуть.
В читальном зале Нолик раскрыл книгу.  Он внимательно прочитал   оживляющую формулу с первой страницы, затем  отыскал статью об Ужастниках.
В статье говорилось, что в дикие незапамятные времена эти уродливые оборотни правили практически всем миром. Лукоморьем, а также Тридевятым и даже Тридесятым царствами. О Кощеевом царстве информации в книге не имелось, потому как исследователи, рискнувшие туда отправиться, назад обычно не возвращались. А если  возвращались, ничего путного сообщить не могли. Ибо становились убогими, теряли память, а то и вообще вскорости помирали. Обитали там Ужастники, или нет, осталось неясным.  Имелась на этот счет в книге сноска, где предупреждалось об ответственности за оживление иллюстраций, связанных с Кощеем. При этом требовалось строго соблюдать правила техники безопасности.
Нолик принялся листать страницы.
Постепенно, из столетия в столетие, в Лукоморске появлялось все больше могущественных волшебников. Цеха ремесленников, производившие материальные блага, с развитием колдовства отмирали. Появилась возможность производить  вещи и ценности с минимальными затратами времени и сил при помощи волшебных уравнений. В конце концов, производство окончательно исчезло, сохранившись в редких общинах Ужастников в самых труднодоступных уголках леса. Но и там появились свои колдуны, называемые шаманами. Впрочем, шаманы  не занимались созданием материальных благ. Цель этих колдунов была иная,  вернуть Ужастникам былое могущество и  власть. Здесь же упоминалось о пророчестве свитка.
Нолик прочитал и не поверил своим глазам.
«…явится из иного мира мальчик, внешне обычный, с душой  Ужастника. Возжаждет богатства, власти и славы. С его помощью Ужастники   захватят Лукоморье, но только в том случае, если этот мальчик ни разу не прибегнет к волшебству…». На этом запись обрывалась.
-  Кажется, не зря я озадачил Кванта, - пробормотал Нолик, - Гришка явился сюда по тропе Златогора,  значит,  из-за этого добренького бога все и началось! Хотя компас-то Паше подарила Двоечка. Думаю, можно не  ждать результатов подглядывалки. Все и так ясно. Надо немедленно отправить Гришку домой!
Нолик открыл страницу, на которой был изображен Ужастник, похожий на помесь волка и ежа. Под иллюстрацией так и было написано: «Волкоеж».
Напоследок можно было попытаться  еще что-нибудь узнать.
Маленькое чудовище  ожило, соскочило со страницы и тяпнуло Нолика за палец.
-  Чего кусаешься? – закричал тот, сунув палец в рот. – Вот я тебя сейчас!
- Что ты можешь мне сделать? – с наглым видом поинтересовался  Волкоеж, удобно устраиваясь на столе рядом с книгой. -  Ну, вернешь меня  на страницу. А у вас нашествие, и скоро  жалкому царству волшебников  конец.
-  Откуда ты знаешь?
- Слухами земля полнится. Я все-таки Шаман.  Ты думал, художник нарисует  рядового оборотня?
-   Расскажи о нашествии.
-  Так я все и выложил, держи карман шире! Читал, небось, пророчество? Пришел великий и могучий, не волшебный человек. Он для нас, как таран. С его помощью мы пробьем любую защиту зазнавшихся болтунов, которых вы называете Великими волшебниками. Пришелец наведет здесь порядок,  построит  фабрики и заводы.
-  И отравит все дымом и ядовитыми отходами, - саркастически  добавил Нолик.
-  Не без этого, - согласился Волкоеж. -  Зато появится возможность объединить два мира в один. Не правда ли,  достойная цель? Какие огромные  откроются перспективы!
-  Да никаких, - сухо ответил Нолик, - Гришку я немедленно отправлю домой, на этом нашествие, скорее всего,  захлебнется.  Ведь  великий пришелец,  и есть не кто иной, как этот противный толстяк?
-  Если бы я мог, я бы заставил тебя все  забыть, - злобно произнес Шаман, - к сожалению, это не в моих силах. Я всего лишь рисунок и не обладаю  могуществом древних богов. Однако  наслать морок, который тебя задержит до вечера, пожалуй, в состоянии!
Он что-то прошептал и сразу показался  Нолику милым и обаятельным. Пушистым, мягким, как плюшевая игрушка.
-  Мы  хорошие,  ты нас любишь, не правда ли?
-  Вы  замечательные!
Нолик вернул Ужастника в книгу и отправился в «Стробоскоп». Чувствовал он себя превосходно. Хотелось петь и плясать. Все вокруг казалось наполненным добротой и любовью.
Озабоченные лица  прохожих  его удивляли.
«Что с вами?», - думал он. «Посмотрите, как светит солнышко, и поют птицы. А Ужастники, они такие милые, разве нужно их бояться? Пусть приходят, мы с ними подружимся, и будем вместе распевать  песни».
Театр «Стробоскоп» был похож на обычный кинотеатр. Количество мест здесь менялось при помощи волшебства в зависимости от наплыва посетителей. Так что,  свободных мест никогда не оставалось. Экрана  в помине не было. Вместо этого перед зрителями возникало большое туманное облако, в котором проявлялись движущиеся объемные картины. Надо сказать, эффект присутствия был полным.
Фильм «Иные миры»,  в спешке созданный Хрячиком, рассказывал о том, как несколько школьников Физического класса придумали новые, невероятные формулы, которые позволили им преодолеть барьер между мирами. Дальше следовала полная абракадабра, в которой корреспондент дал волю воображению.
Его герои, два мальчика и один поросенок,  попали в мир железных волков, самый главный волк жил в неприступном замке.  Чувствовалось влияние Хрюнчика, который поведал корреспонденту о приключениях на Цветочной поляне. 
Волки в фильме  не умели колдовать и  вели себя в точности, как люди. Ходили в школу, делали домашние задания, получали отметки. Но главное,   они всегда были ужасно голодными, потому что  питались исключительно  капустными и морковными салатами в школьной столовой. 
Разумеется, бедного поросенка тут же схватили и отправили в замок. Дальнейший сюжет являл собой нехитрый ужастик, в котором  ребята, в конце концов, отбили у голодной волчьей стаи несчастного путешественника, причем, следуя законом иного мира, проделали это без  единой волшебной формулы. 
Гришка так засмотрелся, что едва не забыл сбежать. За  несколько минут до окончания фильма он опомнился, поднялся с места и, крадучись, вышел на улицу. Никто его не задержал.  Оставалось затаиться где-нибудь до вечера, а  вечером должны прийти Ужастники. Мальчик нырнул в ближайший переулок и был таков. В одном из двориков он укрылся в маленькой деревянной беседке, увитой плющом. Здесь у него  был прекрасный обзор, а в случае погони  можно было заблаговременно покинуть беседку.
Нолик очнулся от морока, когда на выходе из театра повстречал друзей. Они громко обсуждали фильм. Полимер назвал его «Поросячьей страшилкой», Ваня заметил, что съемки потрясающие.
-  Где Гришка? – спросил Нолик.
-  Понятия не имею, - пожала плечами Двоечка, - ушел куда-то.
-  Значит,  сбежал.  Надо скорее его найти!
-  Зачем его искать, - беззаботно ответил Полимер, - сам объявится.
-  В том-то и дело, что не объявится. Полагаю, весь нынешний сыр-бор из-за Гришки. – Он рассказал ребятам о том, что узнал в библиотеке.
-  Если он спрятался, то где-то поблизости, - предположил Ваня.
Решили проверить  близлежащие дворы. На беседку набрели случайно. Гришка в это время, на свою беду смотрел в другую сторону, к тому же замечтался о будущем царствовании. Опомнился, когда было  поздно.
Ребята остановились у входа и заглянули внутрь. Гришка замер на скамеечке, ни жив, ни мертв. Не знал, как оправдаться. Сказать, что вышел погулять и заблудился?
-  Здесь его тоже нет, - громко произнесла Двоечка.
-  Так мы его никогда не найдем, - пессимистично добавил Полимер.
Нолик мысленно  обругал себя за то, что оставил Гришку  без присмотра.
Друзья постояли немного и ушли.
Гришка перевел дух.  Почему его не заметили? Мальчик  не подозревал, что детская беседка  предназначалась для игры в прятки. Тот, кто заходил внутрь,  становился снаружи невидимым.
Минуло время обеда, солнце катилось к горизонту, а Гришка по-прежнему сидел в своем убежище. Вскоре у него разыгрался зверский аппетит. Такого голода он никогда прежде не испытывал.  Ему начали мерещиться разные блюда. То жареная курица на сковородке, непременно с рисом и подливкой, то бутерброды с толстым слоем масла и колбасы.  Вскоре к голоду добавилась жажда.
В конце концов, он не выдержал и покинул беседку.  Никто не обратил  на него внимания. Люди ехали на телегах, шли пешком, держа в руках узлы с нехитрым скарбом. Большинство надеялись на скорое возвращение, поэтому  брали с собой  минимум вещей.
«Зря надеетесь, - злорадно думал Гришка, - вечером у вас будет новый царь, а не какой-то там Совет волшебников. Назвали тоже: Пятиугольник!».
Он заглянул в ближайшую булочную. Строгая продавщица  не думала, ни о каких нашествиях и не собиралась никуда уезжать. Про Ужастников она слышать не желала, а на просьбу угостить хотя бы небольшой булочкой,  ответила, как отрезала: -  Один лукрик.
Денег у Гришки не было и он, не солоно хлебавши, вышел из магазина.
К длинному списку недругов, с которыми предстояло разобраться его царскому величеству, добавилась продавщица в булочной. На этом месте  он  прикажет выкопать большую яму и поставить мемориальный камень. На камне  будет высечена надпись: «Здесь находилась булочная, продавщица которой в трудную минуту отказалась накормить  нашего великого царя». К яме, разумеется, потянутся экскурсии, посетители будут кидать туда тухлые яйца и гнилые помидоры. Почему именно яйца и помидоры, Гришка не знал. Он видел похожую сцену в каком-то старом фильме,  этими продуктами там забрасывали актеров, чья игра не понравилась зрителям. Хотя, конечно, можно придумать что-нибудь, более соответствующее местным обычаям.
Вечерело, Гришка потерял всякую надежду хоть как-то  заглушить нестерпимый голод. Неожиданно он заметил в палисаднике среди деревьев  песочницу, такую же, как там, в том мире, который он покинул.
В песочнице  маленькая девочка в красном платье  безуспешно пыталась разорвать обертку большой плитки шоколада.  Шоколадка была раза в два толще обычной, с нарисованной на коричневом фоне избушкой на куриной ножке, об одном окошке. Что самое занимательное, в окошке неровно горела свечка, труба избушки пыхала дымными колечками.
По краю плитки шла надпись золотой вязью: «Лесная изба». Гришка решил, что это будет самая вкусная в его жизни шоколадка. Отобрать ее казалось пустяковым делом. Но, добравшись до песочницы, он вдруг уперся в невидимую стену.
- Мама сказала, что времена сейчас неспокойные, и установила  защищалку, -  сообщила девочка. -  Она сейчас дома пакует вещи. Мы скоро отсюда уедем.
-  Девочка, отдай мне шоколадку!
- Какой хитрый! А что буду, есть я? – Обертка начала понемногу поддаваться. Гришка окончательно потерял терпение.
-  Ну, хотя бы половинку, - он облизнул сухие губы. Осталось только сказать: «Полцарства за шоколадку!». Но у него пока не было ни половины, ни целого царства.
-  Меня зовут Бемолька, я не знаю умножалок и не смогу удвоить шоколадку.   К тому же мама велела мне самой все съесть  до последнего кусочка.
Если бы Гришка мог до нее добраться! Но невидимая преграда  разделяла их надежнее бетонной стены. Девочка посмотрела на Гришку, на его искаженное лицо.
-  Бедненький, - посочувствовала она, - если ты сможешь сотворить  вторую плитку, я тебе ее, так и быть,  уступлю.
Мальчик прекрасно помнил  умножалку, которой недавно воспользовался  Нолик. Всего четыре слова.  Каждый раз, после того, как Нолик произносил эту формулу, на столе появлялся очередной кусок пирога, точная копия предыдущего.
Не рано ли прибегать к волшебству? Сколько ему еще ждать    Ужастников? Но, в конце концов, если он умрет от голода, кому будет нужен мертвый царь?
Он произнес  слова формулы, рядом с первой возникла еще одна плитка.
-  Я знала, что у тебя получится! - радостно сообщила  Бемолька.
-  Давай сюда! –  Гришка протянул к ней трясущиеся руки.
-  Глупый мальчик.  Мы ничего не сможем друг другу передать через защитный барьер. Но не беспокойся,  я  с удовольствием съем  обе плитки, за себя и за тебя.
Противная девчонка его обманула! Гришка смотрел на нее ненавидящим взглядом, у него просто не находилось  слов. В это время на песочницу упала тень.
-   Вот где наш возмутитель спокойствия, - произнес Веник.
Вениамин Кириллович  только что освободился из клетки и быстро разобрался с тем, что происходило  в Лукоморье. Как только Гришка начал колдовать,  Веник сразу за ним примчался, чтобы немедленно вернуть домой.
-  Но я, но вы, но она…. - мальчик показал на Бемольку,  едва ворочая пересохшим языком.
-  Дома перекусишь. Еще несколько минут, и Лукоморск  навеки превратился бы в  город Ужастников. По моей вине,  и по твоей  милости. Идем!
Он взял  мальчика за руку,  и оба тут же   исчезли.
Мгновение спустя у песочницы появились Великие волшебники.  Пятиугольник в полном составе: Химический волшебник, Геометр, Физик, Географ и, наконец, Великий Арифметический волшебник, отец Нолика.
-   Артефакт только что был здесь! – заявил Географ.
-   Но он исчез! –  добавил, озираясь,   Многомер.
-   Справедливо замечено, коллега, - язвительно произнес  Геометр.
-   Девочка, ответь, кто был здесь с тобой?
-  Мальчик, и с ним дядя. Он еще просил у меня шоколадку, - она деловито развернула вторую плитку.
-     Кто, дядя? – удивился  Многомер.
-  Не говорите глупости, - серьезно ответила девочка,  -  конечно,  мальчик.
-  Так мы ничего не добьемся, - подытожил  Химик, - артефакта нет, пора  заняться Ужастниками.
Великие волшебники уселись в подкатившую телегу.
Отец Нолика  задержался. Он сотворил  гляделку, чтобы узнать, что здесь происходило в течение последних пяти минут. Это заклинание считалось безобидным и, как правило, пользовались им исключительно дети.
В сгустившемся облачке он увидел незнакомого мальчика, толстого и хмурого, с эмблемой класса Вольных волшебников на груди.  На месте  взрослого мужчины  клубилось расплывчатое пятно, что говорило о его немалой волшебной силе.
-  Что вы там застряли, коллега? – нетерпеливо позвал с телеги Географ.
         -   Иду, иду! – Великий Арифметик  никак не мог припомнить, где   недавно  видел эту эмблему.

0

24

Глава двадцать первая

ВОЛЬНЫЕ  ВОЛШЕБНИКИ

Волна отвратительных тварей покатилась обратно.  Ужастники   превращались в  обычных людей, какими были до  момента, когда их  заколдовали.
Членов Пятиугольника настолько потрясла собственная беспомощность в борьбе с неожиданной напастью, что они немедленно собрали в актовом зале экстренное заседание Совета. Зал  ужали  до размеров маленькой комнаты и окружили пятью  магическими барьерами.
-  Мы до сих пор не имеем ни малейшего представления, с чем столкнулись, - начал речь Великий физик.  -  Неведомый враг нанес  удар и едва не одержал полную победу. Нас спас счастливый случай, а может быть  простое везение. Если бы  волшебный артефакт  задержался в Лукоморске еще на несколько минут, и не раскрыл  себя, применив умножалку, к этому времени все было бы кончено. Я спрашиваю, что мы должны сделать, чтобы  подобное не повторилось?
-  Мы понадеялись на собственное могущество, - заметил Химик, - и прошляпили опасность.
-   Самоуверенность враг волшебников, - изрек Географ.
-  На мой взгляд,  всему причиной  амулет, над созданием которого Шаманы трудились многие годы, - предположил  Многомер.
-   Но почему он вдруг  исчез, и куда? – спросил Географ.
-  Нам обязательно нужно выяснить, что же все-таки произошло на самом деле, - заявил Геометр.
В помещении повисла напряженная тишина. Никто понятия не имел, с какой стороны подступиться к   загадке. Артефакт исчез, как теперь узнаешь, что это было?
-  Предлагаю уважаемым членам Пятиугольника полюбоваться на то, что они именуют артефактом, - произнес вдруг Великий Арифметический волшебник. Коллеги в немом изумлении уставились на него.
Отец Нолика щелкнул пальцами, в центре зала заклубилось  туманное облако. Члены Совета  увидели мальчишку, толстого и несимпатичного. Лицо его было хмурым, глаза злыми, казалось, его только что смертельно обидели. Что поражало больше всего, на груди его школьной курточки  красовалась эмблема Вольных волшебников.
-  Что это значит, уважаемый Арифметик?   – первым пришел в себя Многомер.
- Вы поспешили сесть на телегу, а я в это время использовал пятиминутку.
Члены Совета почувствовали себя пристыженными. Как они, такие умные и солидные, забыли о простой детской формуле!
-  Но кто этот мальчик? – спросил Географ.  -  Вольные волшебники с их непобедимой империей, всего лишь персонажи легенд. Никаких материальных доказательств их существования не осталось.
- Парнишка не знал ни единой формулы! Или, может быть, временно забыл. Детей, не знакомых с волшебством,   у нас попросту нет, и быть не может! – добавил Многомер.
-  Одну формулу он все-таки знал, и  очень вовремя ей воспользовался, - проворчал Географ.
-  Как бы там ни было, прежде всего, нужно  выяснить, кто он и откуда, - сказал Великий Арифметик.
-  Может, он из  Тридесятого царства? – предположил Географ.
-  Исключено.
-  Тогда остается одно, Царство Кощеево!
-  Если это так,  мы вряд ли что-нибудь узнаем о нашем артефакте. Но не будем предполагать самое худшее,  займемся делом, - сказал отец Нолика.
Обсудили детали. Химик должен был определить запах мальчишки чтобы, таким образом, легче было отыскать его следы.
Геометр при помощи сложных формул предполагал вычислить его координаты в пространстве.
Физик должен был заняться не волшебными свойствами мальчишки.
Географа предстояло подключить к делу несколько позже, когда выяснится  местонахождение артефакта.
Великий Арифметический волшебник должен был взять на себя функции  координатора.
На этом заседание закончилось, договорились встретиться через три дня.
Отец явился домой как никогда, уставший. Нолик сидел на кухне и кормил пса пирогами. Тот так пристрастился к хлебобулочным изделиям со сладкой начинкой, что наотрез отказывался от самых вкусных уравнений.
-  Скоро превратишься в обычную лохматую собаку, добрую и толстую, - говорил Нолик.
-  Ему это не грозит, - сказал отец, усаживаясь за стол.
-  Расправились с нашествием?
-  Нам повезло, оно  само затухло.
-  Все хорошо, что хорошо кончается, - философски изрек сын.
В самом деле, все проблемы разрешились довольно удачно. Пока друзья искали по дворам Гришку, вдруг разнесся слух, что Ужастники побежали, и нашествию конец. Куда и каким образом делся Гришка, было не суть важно.  Главное, он  покинул Лукоморье.
Нолик сейчас же отправил Ваню к Кванту на дачу, откуда тот благополучно доставил мальчика домой.
Кванту ужасно хотелось задержаться, к тому же, Ваня настойчиво приглашал его в гости. Но, как говорится, уговор дороже лукриков. Квант  окинул взглядом   чужие дома, прислушался к далекому шуму огромного города, вздохнул, да и двинул назад.
-   А где  твои гости? – поинтересовался вдруг отец.
-   Какие гости?
- Те, у которых маскарадные курточки с эмблемами Вольных волшебников.
-  Улетели, - не моргнув глазом, ответил Нолик.
-  То есть как, улетели? – удивился отец.
- Переночевали, телегой добрались до ковропорта на побережье, и рейсовым ковром-самолетом отбыли в   Тридесятое царство.
Нолик был уверен, что туда ни один волшебник не  дотянется, а если и дотянется,  информацию все равно проверить не сможет. Кроме того, из портового города на самом деле  ежедневно летали ковры-самолеты. Место на ковре  стоило бешеных денег, около тысячи лукрей, поэтому люди обычно предпочитали путешествовать  морем. Но мальчишки вполне могли оказаться детьми состоятельных родителей. Так что, версия выглядела вполне правдоподобной.
-  Заметишь что-то необычное, или узнаешь о нашествии то, о чем мы понятия не имеем, не забудь мне рассказать.  Нельзя допустить повторения трагедии, - сказал отец. 
Нолика слегка грызла совесть, но в то же время он понимал, что рассказывать пока ничего нельзя.
  Очередного потрясения Лукоморье  может попросту  не выдержать.
Пес посмотрел на мальчика все понимающими глазами,  по-человечески вздохнул и потянулся за новым куском пирога.
-   В школе с завтрашнего дня возобновляются занятия, а про конкурс  придется забыть, - сказал отец. В Лукоморской школе, как известно, занятия продолжались до июля месяца.
-  Что ж, пойду готовить уроки.
Нолик отправился  к себе, пес поспешил следом. Пироги были забыты, настало время следить за  выполнением домашнего задания.
Бог Златогор  вернул Гришку домой, предварительно  заменив в голове мальчика  воспоминания о последних днях. Теперь Гришка пребывал в полной уверенности, что сел на электричку и укатил в соседний город.  После нехитрых приключений, усталый и голодный, вернулся к родителям. Думал, получит нагоняй, но родители слишком обрадовались его возвращению.  Ни одной мысли, ни единого воспоминания о сказочном Лукоморье не осталось в его голове. Исчезла также курточка с эмблемой Вольных волшебников.  Златогор вернул его домой в том виде, в каком мальчик покинул школу.  Отыскался даже портфель с учебниками и сотовым телефоном, забытый в домике поэта. 
Сделав дело, Златогор отправился в школу, к лже-директору. Тот сидел в  кабинете за компьютером и играл в «Героев».
-  Не пора ли вернуться  в Тридесятое царство? – с порога поинтересовался  Златогор.
-    Лучше я останусь здесь, - ответил Змей.
-    Почему? – удивился бог.
-    Там скучно, жги города, похищай девиц, сражайся с богатырями, вот и все развлечения.
-  Зато здесь нельзя никого похищать и ничего жечь, - усмехнулся Златогор. Он покосился на поднос, висевший на стене рядом с креслом: Иван-царевич верхом на Сером волке.
-  Здесь масса интересных вещей, и люди другие. Мне нужно многое узнать и многому научиться. Дел невпроворот.
-  Какие у тебя могут быть дела?
-  Школу надо отремонтировать, сегодня бригадир приходил. Что они тут без меня натворят?
-  Вижу, прикипел ты к этому миру. Что ж, так тому и быть. Кажется, директор из тебя получится толковый. Только советую все же в моей квартире ночевать, адрес ты знаешь.  Нехорошо как-то, директор, а ночует в кладовке. Буду тебя периодически навещать, проверять, как справляешься.  На этом все.  До встречи!
Златогор махнул рукой и вышел.
Урок арифметики начался с новой темы.
Учитель Минус показывал у доски сложные уравнения, объясняя, как они действуют на материальные объекты.
-  Посмотрите внимательно, это уравнение изменяет цвет физического тела, - сказал он. Едва он  произнес формулу, кисть руки его, державшей мел, стала темно-синей.
-   Теперь я изменю вот этот параметр, - рука учителя почернела.
-   На вашу руку смотреть страшно, - заметила Сумма.
-   Как будто началась  гангрена, -  добавил Знаменатель.
- Сейчас мы это поправим, - смутился Минус, и сделал  руку  фиолетово-багровой.
- У вас вообще-то рука когда-нибудь придет в норму? – подал с последней парты голос Числитель.
Рука пожелтела, словно принадлежала китайцу, потом по-лягушачьи позеленела, затем стала голубой. В классе раздались смешки. Учитель поспешно убрал руку в карман, повернулся к классу  и сказал сердито: - Ничего смешного не вижу. Хотите, могу раскрасить ваши лица. С кого начнем?
Насмешники сразу умолкли. Никому не хотелось превращаться в негров, в зеленых, как лягушки человечков, или краснокожих индейцев.
Учитель Минус  принялся дальше писать формулы. Руки его, наконец, стали нормального, человеческого цвета.
Нолик откровенно скучал. Единичка с удивлением поглядывала на него. Сегодня формулы на доске казались ему плоскими и не достойными внимания.
Учитель также заметил его отсутствующий взгляд.
- Что скажет непризнанный гений, знаменитый участник  конкурса? – поинтересовался он.
Неожиданно Нолика озарило. Недавно он разбирался в уравнениях Кванта, которые позволяли прокладывать тропы в иные миры. Тогда ему явилась мысль, что должна существовать возможность создания подобных троп  внутри собственного мира! Отпала бы необходимость в телегах, коврах-самолетах,  любая дорога занимала бы несколько секунд, достаточных для того, чтобы произнести соответствующую формулу.
В голове  мальчика сложилось уравнение. Одна из формул на доске оказалась тем недостающим звеном, которое  неожиданно решило проблему.
Зная, что делать этого ни в коем случае нельзя, Нолик, тем не менее, не удержался и мысленно произнес придуманную формулу.
Класс ахнул. Стена за спиной учителя исчезла.  Рядом, казалось, стоило протянуть руку, качали ветками могучие деревья. В зеленых кронах  порхали пташки, сквозь листву пробивались редкие лучи солнца. Вдалеке, за деревьями,  виднелся  домик поэта.
Учитель  этого не увидел, он стоял к доске спиной.
-  Нолик,   сказать вам, по всей видимости, нечего? -  слова прозвучали в мертвой тишине.  Слышалось только далекое пение птиц в лесу. Прежде, чем учитель обернулся, Нолик  повторил формулу. Деревья и домик исчезли,  стена с доской  встала на место. Птичьи голоса умолкли.
- Что это было? – хриплым шепотом спросил Числитель. Учитель посмотрел на него.
-  Вы о чем? – не понял он и добавил: - Продолжаем урок. Поговорим теперь о создании палитры красок. Речь идет о следующих уравнениях…
Ученики перешептывались, учитель Минус никак не мог взять в толк, в чем дело. В конце концов, он потерял терпение и выгнал из класса сначала здоровяка Сомножителя, тот громко делился впечатлениями с соседом по парте. Затем  соседа, которого звали Результатом. Потом принялся удалять всех болтунов подряд. Пострадала отличница Сумма и  любитель грибов Делитель. После пришел черед Числителя и Знаменателя. Молчал только  Нолик, словно воды в рот набрал, и его соседка по парте Единичка. Она терпеть не могла болтовни на уроках.  Так что, к тому времени, когда прозвенел звонок на перемену, в классе остались  Нолик с Единичкой.
- Никакой  дисциплины, - пожаловался Минус, стирая  с доски формулы, и покачал головой, - что за времена настали!
После школы  у Нолика дома собрались друзья. Как обычно, начали с традиционного чая с пирогами.
-  Кто хочет высказаться первым? – спросил Нолик.
- Я начну, - сказал Квант, - ты был прав, Гришку Ужастники окрутили и заколдовали.  Если бы толстяк не сорвался и не пожелал сотворить шоколадку, нам всем пришел бы скорый и неминуемый конец.
Ваню я отвез домой и, признаюсь, едва удержался, чтобы не задержаться там хотя бы на часок-другой. Это все. Ближайшие  планы: создать переговорное устройство для  связи с не волшебным миром.
-   А Гришка куда делся? Кто его из Лукоморья  убрал? – подала голос Двоечка.
-   Златогор,  я проверил первую подглядывалку. Он из клетки выбрался  как раз в тот момент, когда Гришка колдовать начал.
-   Станет ли Златогор нам мстить?
-  Это нужно выяснить, - сказал Полимер, который втайне опасался могучего бога, независимо от того, злой тот был, или добрый.
-    Не беспокойся, выясним, -  успокоил его  Нолик.
- Я хотел уточнить, когда следующее путешествие? – спросил Квант. -  Дело в том, что системы, построенные  на одних только волшебных принципах, не в состоянии обеспечить  устойчивую двустороннюю связь. Мне понадобятся кое-какие справочники оттуда.
-  Не будем торопиться, - ответил Нолик. Заметив хмурые взгляды друзей, добавил: - Как быстро вы забыли о нашествии. Или хотите повторения чего-нибудь в том же духе? Ага, молчите!  Представьте, например,  что Златогор  накрепко перекроет все пути, а мы в это время окажемся там? Кто-нибудь желает навсегда застрять в не волшебном мире? То-то же!
-    В таком случае, твои предложения, - сказал Квант.
-  Дел масса. Во-первых, Златогор. Нужно выяснить,  какие у него намерения в отношении  изготовителей клетки.  Сможет ли он  нас вычислить. Во-вторых, нужно разработать эффективную защиту от подглядывания. Не одни мы такие умные.
-  Что ты хочешь этим сказать? – возмутилась Двоечка. – Неужели кто-то осмелится в нарушение запрета…
-   Великий Пятиугольник встал «на уши», и теперь роет землю, чтобы раскопать причины нашествия. Так что мы должны быть готовы к любым неожиданностям.  Надеюсь, никому не улыбается  провести остаток дней на ферме с поросятами?
Лица друзей вытянулись. О таком повороте событий они не подумали.
-  Кроме того, нам нужна организация и Устав.
-   Что это такое?! – в один голос воскликнули друзья.
-  Для начала я хочу вам кое-что показать, пока отца нет дома. Смотрите внимательно.
-  Куда смотреть-то? – спросил Полимер.
-  Тихо! Смотри, и все! – толкнула его в бок Двоечка.
Стена комнаты вдруг исчезла, растворилась без следа, друзья увидели  вдалеке ферму, лес, и неторопливо ползущую по дороге телегу. Так продолжалось несколько секунд, после чего удивительное окно в пространстве закрылось.
-  Что это было? –  спросил пораженный Квант.
-  Это, случайно, не морок? – добавила Двоечка. Полимер  молчал, не в силах вымолвить ни слова. Пес навострил уши, успев заметить пролетевших неподалеку пташек.
-  Это не морок, а новое уравнение, с которым нам предстоит разобраться, - Нолик казался серьезнее, чем обычно. -  Вот почему я настаиваю на соблюдении  строжайшей тайны, а также веду разговор об организации  и Уставе. И о том, что помимо иных миров  нас ждет  немало дел здесь, в Лукоморье.  Предлагаю назвать наш отряд…
-    Банду, шайку, - добавил Квант.
-   Я говорю серьезно. Почему бы  не назваться Вольными волшебниками?
-  Ну, ты загнул! – хмыкнул Квант.  – Если верить  легендам, эти ребята могуществом превосходили  богов.
-  Могли боги  повторить то, что сделал я?
-  Ну, вообще-то, они  исчезали и появлялись в другом месте…
- Вот именно, исчезали.  Исчезнуть, или ненадолго обрести невидимость  каждый ребенок может. А мог ли кто-нибудь в давние времена, путешествовать, мгновенно перемещаясь с места на место?
-  Баба Яга летала в ступе, - сказала Двоечка, - Кощей бессмертный быстро переносился куда хотел.  Змей летал с огромной скоростью. Волшебнику Черномору было известно уравнение полета. 
-  Вот именно,  полета, -  подчеркнул Нолик. 
-  Объясни разницу, - попросил Квант.
Некоторое время он внимательно изучал формулу.
-  Классно! Предлагаю применить теорему Многомера о сопряжении закрученного колдовства. Если  закольцевать это уравнение и свернуть наподобие ленты Мебиуса,  отыскать начало и расшифровать  формулу станет практически невозможно. Мы недавно с ребятами из класса считали, получилось, что самый быстрый компьютер будет трудиться над такой задачей порядка двухсот лет. Вот вам и сохранение тайны!
-  Значит, мы теперь Вольные волшебники? – спросила Двоечка. – Тогда у нас должна быть соответствующая эмблема.
-  У нас тайная банда, -  Квант придал лицу зверское выражение.
- Можно воспользоваться готовой эмблемой, - ответил Нолик. -  Сложнее придумать Устав.
-  А что это такое?
-  Это внутренние законы Общества, регламентирующие поведение его членов.    Деятельность Общества должна быть направлена исключительно на благо Лукоморья и его жителей. При контактах с иными мирами, а также при применении секретных формул, Вольные волшебники обязаны соблюдать максимальную осторожность,  помогая, друг другу в случае опасности. Необходимо скрепить наш союз  самой страшной и крепкой клятвой. Нарушивший клятву волшебник навсегда исключается из членов Общества.
-  Осталось решить, как поступить  с эмблемой. Мы не можем ее носить вместо эмблемы своего класса, - сказала Двоечка.
Нолик достал с полки книжного шкафа тонкий серебряный браслет, принадлежавший кому-то из предков, и немного над ним  поколдовал. На внутренней поверхности появилось изображение витязя, связавшего головы Змея в  узел. Миг, и браслетов уже четыре.
-  Эмблему я поместил внутрь, чтобы не бросалась в глаза, - он раздал браслеты друзьям.
Ребята с удовольствием нацепили их на запястья.
Пес выразительно посмотрел  на хозяина.
-  И тебе  нужен браслет?
-  Гав!
-  Собака Вольных волшебников, - задумчиво произнесла Двоечка, -  звучит неплохо.
Минуту спустя  пес получил серебряный  ошейник и  с довольным видом улегся на полу.
-  Осталось заключить в эти браслеты твою формулу, - сказал Квант и добавил, - велик физик Многомер, и его теорема скрученных заклинаний. Секретность абсолютная, не докопается ни  бог, ни волшебник. Теперь чтобы переместиться, нужно всего лишь произнести первое  слово формулы. 
-  А каким образом задаются координаты места назначения? – спросила  Двоечка, разглядывая браслет, и добавила. – Симпатичный!
-  Вообще-то, я об этом пока не думал, - ответил Нолик.
-  Достаточно назвать нужную точку, - пояснил Квант. - Этот завиток в уравнении отвечает за географические координаты.
Двоечка присмотрелась к завитку и фыркнула.
-  Древность, какая! Такими формулами географы давно не пользуются. Точность плюс, минус километр.
-  Потом исправим, пока сойдет и так.
- Значит, Попрыгунчик теперь не нужен? – живо поинтересовался Полимер.
-   Сразу видно, вопрос задал химик.     Для путешествий в иные миры браслет не годится. Барьер миров с его помощью не одолеть. Здесь требуются принципиально иные заклинания.
-  Жаль! – вздохнул Полимер, уже вообразивший, как запросто разгуливает туда, и обратно.
-  Успеешь  попутешествовать, - заметил Нолик, -  еще надоест. Между прочим, отношения  между не волшебными людьми в основном построены по принципу Ужастников. В рот палец не клади, откусят.
-  Зачем  кусаться? –  Полимер посмотрел на свои пальцы.
-  В переносном смысле. Вспомни Гришку,  там таких Гришек   пруд пруди. Пока мы столкнулись только с одним, и получили  неприятности. А что случится, если сюда их явится сто, или целый миллион?
-  Ты нас не пугай, – сказал Квант, - давай лучше поговорим об Уставе и принесем клятву.
-  С Уставом все согласны? – спросил Нолик.  Возражений не было.
-  Тогда давайте поклянемся.
-   Ты придумал слова клятвы? – спросила Двоечка.
-  Клянемся всем, что для нас дорого,  следовать Уставу Вольных волшебников и  свято беречь  нашу  дружбу. Клянемся?
-   Клянемся! – хором отозвались друзья.
-   Клянемся! – пробасил пес. Ребята удивленно посмотрели на него.
-  Ты тоже считаешь себя Вольным волшебником? – спросил Полимер.
-  Что я, хуже всяких там химиков и физиков?
-   Собачка с характером, - уважительно заметил Квант.
-   Хороший помощник, - добавила Двоечка.
-  Тебя он просто обожает, - сказал Полимер, - ты его пирогами закормила…
-   Дело не в пирогах, а в человеческом отношении.
-  Кстати, о ближайших задачах, - обратился к друзьям  Нолик, -  Хорошо бы отыскать  Чернодыра.
-  Одного бога на нашу голову недостаточно? – удивился Полимер.
-  Придет время,  дороги братьев непременно пересекутся. Тогда жди  беды. Они во все времена не могли ужиться мирно, постоянно воевали. Представляете, что случится, если они снова затеют битву?
-    Но  как его найти? – спросила Двоечка.
-  Или мы не Вольные волшебники? Бога можно обнаружить, например,  по магической ауре. Для этого существуют соответствующие уравнения поиска.
-   Это я беру на себя.  – Сказал Квант. -  Что еще?
- На конкурсе твой приятель Импульс показывал материал, напоминающий непробивайку.
-  Что-то такое было, - Квант почесал в затылке, - я давно с ним  не виделся.
-   Вот и загляни к нему. 
-   А что остается нам? – спросила Двоечка.
-  Займемся территориями, о которых  в Лукоморске ничего не известно.
-   О  чем речь?
-   О Кощеевом царстве.
-   Но ведь появляться там смертельно опасно! – воскликнул Полимер.
-  Кощеево царство потенциальный источник угрозы.   Что касается опасности, вспомните о браслетах!  Открывайте окно в мир, смотрите, наблюдайте и делайте выводы!
Двоечка от радости захлопала в ладоши.
-    Новые земли, это по моей части.
-  Будь осторожна, - предупредил Нолик, - ни в коем случае не высовывайся.  Почувствуешь неладное, сразу возвращайся!
-  Не беспокойся, все сделаю, как надо.
-  Вы встречали когда-нибудь  деньги этого царства, их еще называют «кощейками»? – спросил Квант. Оказалось,  никто таких денег в глаза не видел.
-  Сходите в музей и посмотрите.
-  Что в них такого, особенного? – спросила Двоечка.
- Корявые буквы, не сразу разберешь, что  написано. Но не  это главное. Если долго смотреть на  монеты, или, тем более, держать в руках, можно заболеть, и даже умереть. Там еще на витрине написано: «Не задерживаться, опасно для жизни!». В монетах скрыты закольцованные волшебные формулы. Никто их, конечно, не пытался расшифровать. Заклинания болезней никому не нужны. Однако то, что их туда поместили, наводит на неприятные мысли. Я хочу сказать, что, даже не влезая в эти темные земли,  являясь лишь наблюдателем, можно подвергнуться серьезной опасности.
-  Лучше тебе одной этим не заниматься,  -  обратился Нолик к Двоечке -  пусть  подстраховывает Полимер, или, хотя бы, пес.
-  Один я остался без дела, - недовольно пробурчал химик.
-  Помоги Кванту с непробивайкой. Узнай, что за материал получил Импульс.   О том, чем мы тут занимаемся, никому не слова.  Если не хотите в один прекрасный день  отправиться на ферму, на перевоспитание.

0

25

Глава двадцать вторая

ЦАРСТВО   КОЩЕЕВО

Уборщик Веник пребывал в неважном расположении духа. Он бродил по школьным коридорам, порой даже забывая здороваться с учениками.
Попытка выяснить, откуда взялась клетка, ни к чему не привела. Следы были тщательно стерты. Наверняка, любимый братец постарался! В прошлом  не раз подстраивал Златогору всякие гадости. Однажды Веник даже чудом избежал гибели.
Хитер Чернодыр! Частенько простоватого Златогора обводил вокруг пальца. Ну, ничего, запустим формулы поиска, пусть ищут.
Златогор сотворил нужные формулы. Если  братец в Лукоморье, или сопредельных царствах, в том числе у бессмертного Кощея, в конце концов, найдется.
Кощеево царство Златогор недолюбливал. Было там много хитрых  и опасных ловушек, некоторые  наподобие клетки, в которой два дня просидел. Другие вовсе гибельные, за сто лет не выбраться.
Размышления его прервал звонок на перемену. Из дверей классов высыпали школьники. Рядом столпились географы. Они шумно обсуждали последние уравнения, позволяющие поворачивать русла рек в любом направлении.
-  Хорошо бы провести такой эксперимент, - говорил мальчик по имени Каньон, - рыбаки утром придут рыбу ловить, а река течет совсем в другом месте!
-  Зачем заниматься  глупостями? – вступила в разговор девочка, Веник узнал в ней Двоечку.
-  Я всего лишь имел в виду расчистку территорий под посевы, - неуклюже оправдывался Каньон.
-   В результате вместо посевных земель  получишь  болота с комарами, - ответила Двоечка. -  Такие формулы хороши в теории, а на  практике думать надо, головой, а не другим местом!
Ребята зашумели, каждый старался отстоять свою точку зрения.  Девочка увидела Веника и поздоровалась.
-  Молодец, - одобрил тот, - правильно рассуждаешь. Кроме болот в этом случае ничего не получится.
-  Я рада, что вы это поняли.
-  Ты сегодня ничего необычного  не заметила? – спросил вдруг уборщик.
-  А что такое? – насторожилась Двоечка.
-  В городском музее пропал ценный экспонат, Клюка Веселого волшебника.
-    Подумаешь, какая-то клюка!
-  Да будет тебе известно, Веселый волшебник, персонаж одной из многочисленных легенд Лукоморья.  Говорят, он обожал шутки. Ему, например, идея повернуть русло одной из рек, наверняка пришлась бы по душе. Шутки его отличались  грубостью и даже жестокостью. 
Однажды он подшутил над Кощеем бессмертным, и тот метнул в него свою клюку. Клюка  особенная, от нее невозможно увернуться. В кого попадет, тот падает замертво. После чего  клюка  возвращалась к хозяину. Но, как известно, у каждого правила есть исключение. Клюка неожиданно признала в Весельчаке нового хозяина, нисколько ему не повредила, а принялась служить верой и правдой.
-  И не вернулась к Кощею? – догадалась Двоечка.
-  Вот именно. В клюке не только  заключена огромная волшебная сила, но и половина Кощеевой жизни. Другая половина сама знаешь, где находится, на кончике иглы. Игла в яйце, яйцо в птице, птица в сундуке, сундук подвешен на дереве, дерево растет на далеком острове.
Получив клюку, Весельчак еще больше разбуянился. Люди от него стали шарахаться, как от зачумленного. Но всему приходит конец.  Так смеялся он одной из своих шуток, что от смеха и помер.  С тех  давних пор клюка хранится в музее.
-  Ну, пропала она,  и что?
-  Без клюки Кощей  колдун только наполовину. А с клюкой былую силу обретет.  Ясно?
-  До царства Кощеева пешком не дойти, на ковре не долететь, скорее, состаришься.  Что нам до него?
-  Не обращай внимания на  старика с его байками, -  вздохнул Веник.
Сказал, и неторопливо  направился дальше, по своим делам. Обычный старичок, сутуловатый, с седой бородкой и усами. Вокруг него возникали и пропадали пылевые воронки.
«Интересно, куда  девается мусор? – подумала Двоечка. -  Между школьниками ходят разговоры, что, если Веника сильно рассердить, весь этот мусор в одночасье вернется обратно.  То-то гора получится!». 
В это время Квант у себя дома исследовал образцы материала, которые получил от приятеля Импульса. Полимер, поджав ноги, устроился рядом на диване с разочарованным видом.  Материал оказался обыкновенным картоном, наподобие папье-маше. Крепость ему придавали формулы.
-  Может, стоит попробовать что-нибудь другое, -  предложил Полимер, - например, железо.
-   Уже  пробовали, - терпеливо отвечал Квант, - получается  тяжело, и ничуть не крепче.
-  Я кое-что вспомнил. Ребята с текстильной фабрики на одном из уроков показывали образцы тканей. Они у меня до сих пор валяются.
-   Зачем нам ткани?
-   Там был один очень прочный образец, кажется, его называли коллар. Они его рекламировали  для  не изнашиваемой одежды, сумок, лямок, и  прочего. Сейчас сбегаю, принесу.
-  Браслет при тебе?
-  Я о нем совсем забыл! Никак не привыкну. Вообще-то, здесь идти всего десять минут,  -  смущенно сказал Полимер,  произнес формулу и назвал  адрес.
Стена исчезла, однако вместо квартиры Полимера перед ребятами предстала аллея живых фигур. Дядька Черномор с любопытством заглядывал в комнату.
-  Здравствуйте, школьники!
-  Привет! – хором ответили ребята.
Полимер  повторил формулу.   Окно в парк исчезло.
-   Придется поработать над координатами, - пробормотал Квант, - права была Двоечка, точность  неважная,   плюс, минус километр.
-  Я пешком сбегаю, одна нога здесь, другая там.
Спустя полчаса Полимер принес образец. Ткань оказалась  чрезвычайно легкой и прочной.  Квант обработал ее формулами, после чего достал из кладовки кувалду и гвозди. Ничто не могло ей повредить! Ни разрушающие уравнения, ни ножи, ни кувалда.
Полимер прямо-таки лучился  гордостью.
-  Из этой ткани для всех Вольных волшебников изготовим удобную и прочную одежду, - решил Квант.
Примерно в  это самое время в актовом зале школы вновь собрался  Пятиугольник. Обсуждали похищение Клюки.
- Придется вплотную заняться Кощеем бессмертным и его царством, - заявил физик Многомер.
- Мы еще не разобрались с нашествием, - возразил Великий Арифметический волшебник. - Что вы можете сказать о не волшебном мальчике. Где он сейчас находится?
-  Его нет ни в одном из известных нам царств.
-  Как это возможно? – воскликнул Географ. – Он что, умер?
-  Если бы  был мертв, мы бы об этом знали, - мрачно ответил Геометр, - он попросту исчез из нашего мира. Ему здесь не соответствует ни один вектор, ни одна точка.
Члены Пятиугольника ответили озабоченным молчанием. Всем было ясно, что это означает. Существование мира, вселенной с иными физическими законами. Оттуда мальчик явился, натворил дел, затем вернулся обратно.
-  Коллеги, похоже, мы зашли в тупик, - констатировал Великий Арифметик.
-   Может быть, мы поспешили отменить конкурс? – сказал Геометр.
-  Вы всерьез полагаете, что школяры способны выйти на уровень иных миров? – пренебрежительно заметил Многомер.
-  Давайте вернемся к похищению музейного экспоната, именуемого Клюкой, - сказал Арифметик, -  Что касается всяких не волшебных субъектов, подождем, пока они вновь  объявятся.
-    И что тогда? – поинтересовался Химик.
-  Не волшебный объект представляет опасность, пока находится здесь  инкогнито. Как только мы его вычислим, обезвредить не составит особого труда. Над формулами, позволяющими определять местонахождение подобных объектов, мы работаем вместе с уважаемым Геометром. Что касается Клюки, не займется ли этой проблемой коллега Многомер?
-  Не вижу особых трудностей в определении вектора движения  Клюки, - ответил тот. - Думаю, к вечеру буду иметь самую полную информацию о том, где она может находиться.
-  В таком случае, встретимся в этом зале завтра, - сказал Арифметик. Члены Пятиугольника с облегчением перевели дух. Наконец-то,  появился хоть какой-то план действий.
Двоечка, тем временем,  заглянула к Нолику, забрала пса и отправилась в музей. Нужно было на месте выяснить обстоятельства пропажи. Девочка с псом бодро шагала по аллее живых статуй, раскланиваясь с каждой из них, миновала Фонтан сообщений и, наконец, добралась до музея. В здании было пусто, посетители давно здесь были редкостью. Двоечку  встретил старичок, работавший здесь со дня  основания. Это был леший, который за триста лет обрел почти человеческий облик.
-  Горе у нас, горе, такой экспонат пропал, - пожаловался он.
-  Как  это случилось? – спросила Двоечка, в то время как пес с подозрением принюхивался к окружающим запахам.
-  Я, старый глупец, затеял уборку, чтобы протереть пыль. У нас могучая волшебная защита, но только до тех пор, пока экспонат находится на месте, за стеклом витрины.
-  Ясно, - вздохнула Двоечка, - а можно осмотреть  витрину, где лежала клюка?
-  Конечно, конечно!  Смотрите все, что пожелаете.
Двоечка с псом прошла по залам. Чего здесь только не было! У входа  стоял действующий макет избы бабы Яги в натуральную величину. В единственном окошке горел свет, из трубы вился дымок. Рядом с каждым экспонатом  обязательно имелась табличка с подробным описанием и инструкцией по технике безопасности. «Не входить, руками не трогать,  лучше вообще не приближаться».  Здесь же стояла ступа и метла. И снова  табличка: «не влезать, метлой не махать, по музею не летать».   Зал поражал обилием удивительных вещей. Для простого их перечисления понадобился бы не один том.
Вот  лапти знаменитого игрока в мяч. Он играл в самый популярный вариант игры, который назывался «Три мяча», его команда неизменно   одерживала победы.  Между витринами в стене Двоечка увидела грубо сколоченную деревянную  дверь, огороженную толстой веревкой. И надпись: «Дверь в никуда».  Из пояснительной записки следовало, что поначалу это была  обычная дверь в  избе. Но когда за ней пропали несколько человек, дверь сняли и перенесли  в музей. Тайну пытался раскрыть волшебник Любознак, но, в конце концов, сгинул за дверью и он. С тех пор на дверь повесили амбарный замок и  строго настрого запретили открывать.
В следующем зале  обнаружился склад одежды: ботинки, плащи, перчатки. На самом видном месте висела кепка Златогора, засаленная, неопределенного цвета. Ходили легенды, что в далекие времена древний бог часто прибегал к превращениям. Судя по табличке, кепку он надевал, чтобы быстро вернуться к прежнему облику.
Миновав зал с одеждой, Двоечка увидела кареты, сани, печь, на которой путешествовал Иван-дурак. Столик накройся и дубинку в мешке, которую категорически запрещалось оттуда извлекать. «Во избежание многочисленных синяков и побоев», - гласила  надпись.
В четвертом по счету зале Двоечку поразило необычной формы окно в стене.
-  Это тоже экспонат? – удивилась она.
-  Окно в вымышленный мир, - ответил старичок леший, бесшумно появляясь рядом,  -  ничего особенного,  просто объемные картинки. 
То, что она увидела за окном, отнюдь не выглядело картинкой! Она узнала эти улицы, автомобили и даже успела заметить вдалеке здание школы.
-  Откуда взялось это окошко?
-  Оно здесь с тех пор, как музей построили. Говорят, первый раз заглянули в окно, а там  всякие чудеса. Открыли створки, а за ними ничего нет. Сначала диву давались, потом привыкли,  а затем и вовсе перестали обращать внимание.
«Квант пытается наладить устойчивую связь, может, ему чем-то поможет это окошко?», - подумала Двоечка.
Наконец, они добрались до пустой полки, где  раньше под стеклом лежала клюка.  Пес покрутился рядом с витриной и счел нужным  подать голос: «Запах   мерзкий, следы темные. Уж не сам ли Кощей побывал?».
Двоечка покинула музей и ненадолго задержалась у фонтана. Она оставила сообщение Кванту, в котором советовала обратить внимание на экспонат  под названием «Окно» в четвертом зале. Буквы ярко заискрились и засверкали в водяных струях.
Они с псом миновали  харчевню, что прилепилась к зданию библиотеки в виде большого боровика. В народе ее именовали попросту: «Обжорня».  Харчевня была бесплатной, с основным набором блюд для тех, у кого не оказалось при себе денег. К счастью, эту достопримечательность ребята не успели показать Гришке, иначе Лукоморью во время нашествия  пришел бы конец.
Пес повел носом в сторону соблазнительных запахов, истекающих из харчевни, и  с вздохом сожаления отвернулся.
Оказавшись дома, двоечка первым делом отправилась на кухню и скормила благодарному псу весь запас пирожков.
- Лопай, сластена, - сказала она, - нам предстоят великие дела.
Ей не терпелось заглянуть в царство Кощея.   В это время  в квартиру  позвонили,  явились Квант с Полимером, которые принесли  образцы ткани.
-  Ты прочитал сообщение? – спросила Двоечка.
-  Обязательно загляну в музей, но сначала давай попробуем изготовить защитную одежду.
-    Школьная форма вам уже надоела?
Квант объяснил, что имеет в виду одежду из непробивайки.
Двоечка разложила образцы на столе, увеличила их с помощью умножалки, затем применила швейные уравнения. Куски ткани принялись сами кроиться и  сшиваться. Пришив  несколько дополнительных карманов, девочка с помощью несложной  формулы изобразила на груди  эмблему физического класса.
Квант прочитал уравнения непробивайки, аккуратно сложил одежду и перевязал бечевкой.
-  Первый образец формы Вольных волшебников! – с гордостью сообщил он. Затем Двоечка изготовила костюм для Полимера, химик с радостью его примерил.
-  Можно добавить капюшон, - сказал он, - чтобы в случае чего, защитить от дождя голову.
Изготовление капюшонов не заняло много времени. Вскоре непробиваемая одежда для каждого из  Вольных волшебников была готова. Внешне она почти не отличалась от обычной школьной формы, однако, оказалась гораздо более удобной.
-  Так что  с музеем? – спросил Квант.
-   Я видела там окно, которое показывает не волшебный мир. Здание школы,  автомобили. Я  подумала, это поможет тебе  решить проблему  связи.
-  Правильно подумала. Нужно будет посмотреть, какие там  использованы формулы.
-  Неужели никто кроме нас не заинтересовался этим феноменом? – удивился Полимер.
- Волшебники Пятиугольника удивительно  нелюбознательны и до безобразия самоуверенны, - ответил Квант, - это их, в конце концов,  погубит.
-    Согласен, но  только отчасти, - заметил Полимер, - в Лукоморье бесчисленное количество волшебных артефактов. На их изучение понадобились бы сотни, а то и тысячи лет.
-  Тем не менее, этим нужно заниматься, а то паника поднялась: «Нашествие, нашествие!». Может быть, рецепт против нашествия под ногами валяется, все по нему ходят, топчут, и никто не обращает  внимания.
-  Мне кажется, мы должны этим заняться, - задумчиво произнесла Двоечка.
-  Может быть, я  займусь? – предложил Полимер. 
-   Вот и отлично, - Квант забрал  одежду свою и  Нолика, - мы туда как раз собираемся.  К стыду своему должен признаться, что был в музее всего один раз со школьной экскурсией. Не ценим мы то, что под рукой. Подавай нам дальние таинственные царства.   
Когда друзья ушли, Двоечка первым делом переоделась в новую форму, которая оказалась   почти невесомой и не стесняла движения.
-  Ух, ты! –  она не скрывала восторга. -  Надо бы  ее назвать «нестесняйкой».
Пес посмотрел на Двоечку с завистью. Казалось, он пожалел, что не нуждается в одежде.
Комната, где жила Двоечка, как в большинстве домов Лукоморска, была обставлена более чем скромно. Маленький диванчик, письменный стол, шкаф для книг. Два изящных стула из темного дерева. 
Из окна открывался вид на улицу, которая выходила на  центральную площадь.  За деревьями виднелся  фонтан сообщений. С высоты четвертого этажа  редкие прохожие казались  лилипутами,  а  медленно ползущие по улицам телеги   игрушечными.
Двоечка задумалась. Она не знала ни названий рек, гор, или городов Кощеева царства. Она даже не знала, есть ли там вообще  города.
-  Какие  мне указать координаты, в какую точку отправиться?
-  Во дворец Кощея, - подсказал пес.
-  Умница! 
Она произнесла формулу.
Стена исчезла, открылся  сумрачный зал без окон, освещенный тусклым светом факелов. Между факелами на стенах располагались головы странных животных, трехглазые, клыкастые, рогатые. Возможно, это были охотничьи трофеи.
В одном из углов зала был  камин, в котором, потрескивая,  горели березовые поленья.  Посреди зала Двоечка увидела  большой прямоугольный стол зеленого цвета.  На столе мелом было вычерчено подобие неровной пентаграммы, а по углам расположились четыре предмета: клюка, толстый фолиант в кожаной обложке  с медными застежками,  хрустальный шар размером с апельсин, и очки с круглыми стеклами. В таких очках владелец обычно становится, похож на сову.
-  Молодец, разложила все правильно, - раздался дребезжащий голос. Хозяина голоса не было видно.
-   Что еще прикажете, ваше волшебное величество? – отозвался тонкий голосок.
-    Скольких усилий мне стоило вернуть клюку!   Сегодня, наконец,  я сотру Лукоморск с лица земли.  Ни один волшебник не справится с подобным землетрясением. Осталась мелочь, вызвать Духа континентов.  Жди  здесь,  ничего не трогай!
Послышались удаляющиеся шаркающие шаги, до Двоечки долетело тихое бормотание: «Потом от нее можно будет избавиться».
Двоечка  шагнула в проем, пес прыгнул следом.
-  Кто вы такие и как сюда попали? -   из полумрака выступила босая худенькая девочка с соломенными волосами, в грязном платье неопределенного цвета.
-  Меня зовут Двоечка, я ученица географического класса, это мой пес,  Тангенс. А ты кто?
-   Скоро вернется Кощей, тогда не ждите пощады!
-   Я  ждать не собираюсь.
Двоечка решительно забрала со стола шар, книгу, клюку и очки. Держать все это в руках было неудобно, она нацепила очки псу на голову. Тот сразу стал похож на  проволочную сову.
Незнакомка против воли улыбнулась, но тотчас вновь стала серьезной.
-    Участь ваша будет ужасной, -  сказала она.
-    Я слышала, старый злодей обещал с тобой расправиться.
-  Он так поступает со всеми слугами,  я  жива только потому, что ни разу не ошиблась, выполняя его указания.
-  Идем с нами, - предложила Двоечка и произнесла формулу, заметающую следы.  Теперь ни одна следилка не смогла бы ответить на вопрос: «Кто здесь был?». Этому заклинанию обучил ее Квант.
-  С вами, куда?
-  Туда, где до тебя не доберется  Кощей.
-  Таких мест не существует.
-  Доверься мне! – Двоечка взяла незнакомку за руку.
К несказанному удивлению гостьи в одно мгновение они очутились   в залитой ярким солнцем  квартире.
-   Как твое имя?
-  Меня зовут Лесничка, я с предгорий, из лесного племени.
-  Вот что, Лесничка, сейчас мы пообедаем, потом я верну тебя домой,  в твое племя.
-   Пожалуйста, не делайте этого!   Кощей  меня  поймает и накажет.
-   Тогда оставайся здесь. Но сначала я приведу в порядок твою одежду.
Девочка смущенно оглядела свой наряд.  Двоечка  прочитала формулы,  платье Леснички тотчас очистилось от грязи, дыры и прорехи исчезли. На груди появилась вышитая эмблема в виде раскидистого дерева. Теперь неожиданную гостью можно было принять за ученицу класса ботаников.
-  Вещи нужно  отнести в музей, там им обеспечат надежную охрану, - сказала Двоечка. -  По дороге заглянем в харчевню.
            На улице  Лесничка  с удивлением  разглядывала проезжающие мимо телеги,  прохожих,  дома. Кроме лесных предгорий и дворца Кощея она ничего в жизни не видела.
Пес, в свою очередь, взглянул на пролетавшую птичку, неожиданно та   замертво упала к ногам путников.
-  Что  случилось с птичкой? -  спросила Двоечка.
-  Я всего лишь  пристально посмотрел на нее через очки, - оправдываясь, сказал пес, чем немало удивил Лесничку. Она прежде никогда  не встречала  говорящих собак. Не говорящих, впрочем, тоже. В лесах  жили волки, а во дворце животных не держали.
-   Похоже, причина в очках, - Двоечка забрала у пса очки и спрятала их в карман. Следовало как можно быстрее избавиться от опасных предметов.
     В музее их встретил старичок леший.
-   Что я вижу? – воскликнул он.  -  Вы принесли клюку?
-  А также хрустальный шар из дворца Кощея, волшебную книгу и убивающие очки.
-  Сейчас я все разложу по полкам, и напишу таблички, - засуетился старичок.
-  Я вам могу помочь, - предложила Лесничка. Было заметно, что  в музее  ей понравилось.
- Оставайся, внученька, помощник мне как воздух нужен! – обрадовался леший.
-  Мы ее прежде накормим, - сказала Двоечка, -  какой из голодного человека работник!
- Накормите  обязательно, в харчевне сегодня очень вкусная еда, - леший окинул будущего экскурсовода внимательным взглядом, отметив  неестественную худобу. Плохо жилось слугам   Кощея!
          На следующий день наши герои явились в школу все, как один, в новой форме.  После первого урока встретились на перемене.
-  Мы сегодня писали сочинение на свободную географическую тему, - сообщила Двоечка. -  Я описала замок Кощея. Факелы, звериные головы на стенах, стол с магическими предметами.
-  Весьма неосторожно с твоей стороны, - заметил Нолик, - наши путешествия пока  не стоит раскрывать окружающим даже в виде фантазий.
-  Думаю, ничего страшного в этом нет, - сказал Квант, который уже был наслышан о похождениях Двоечки. – Кстати, окно в музее, похоже, является наследием Златогора. Я обнаружил там несколько интересных формул, которые  пригодятся нам, для того чтобы наладить связь.
-  Сколько там удивительных предметов, всего не перечесть! – воскликнул Полимер. -  Одна только кепка Златогора чего стоит!
-   Чего она стоит? – поинтересовалась Двоечка.
-   Ну, в ней тоже заложены интересные формулы.
-  Ничего в ней особенного нет, - сказал Квант, - кроме формулы правдивости. Кто кепку оденет,  предстанет в своем истинном виде.
Между прочим, я кое-что выяснил.  Златогор, он же Веник, решил, что клетку соорудил его брат, Чернодыр. Брат в прежние времена частенько делал ему всяческие гадости. Теперь Златогор всерьез занялся его поисками, и даже запустил  следилку, которую настроил на  высокий волшебный потенциал, примерно  ноль целых, семь десятых «ВВ».  Подобным потенциалом, между прочим,  не обладает ни один из членов Пятиугольника.
-  А если Чернодыра вообще нет в Лукоморье?
-  Где бы он ни находился, следилка, в конце концов, его найдет. Если он, конечно, не ушел по тропе в какой-нибудь другой мир.
-  По крайней мере, мы пока в безопасности, - в голосе Полимера послышалось облегчение.
-   А у вас, что было на уроке? – поинтересовалась у него Двоечка.
- Учитель Эфир доказывал невозможность изготовления материала, который в легендах именуется «Непробивайкой». Представляете? Что самое смешное, он был единственным, кто заметил перемену в моей одежде.  «Полимер, у вас новая форма?», - спросил он меня. Так и хотелось ответить: «Да, учитель, это непробивайка». Но я, разумеется, промолчал.
-  Что же ты ему сказал? – полюбопытствовала Двоечка.
-  Что в новой форме больше карманов, и это очень удобно. Учитель в ответ только поморщился. Он считает, что карманы вообще не нужны, если в них  нельзя держать кислоты и разные  химикаты.
-  А у нас  на уроке была такая скука, - пожаловался Нолик, -   учитель   Минус  сегодня явно не в духе. Путается, перепрыгивает с темы на тему. Тем не менее, не забыл меня подколоть: «Наш гений опять задумался».
-  А ты на самом деле задумывался? – спросила Двоечка.
- Еще бы не задумываться! Пятиугольник  каждые три дня  заседает. Что они вынюхивают, что ищут?
-  Не ищут, а искали, - поправил Квант, - Гришку, не волшебного человека-артефакта.  Я  поисковые формулы засек. Похоже, творил их  сам Многомер, настолько они  изящны.
-   Гришку они теперь не скоро найдут, - пробормотал Полимер.
-  Именно это их насторожило. Сейчас они занимаются изготовлением следилок, предназначенных для царства Кощея.
-  Опоздали Великие волшебники, - сказала Двоечка, - если бы мы не утащили из-под носа у Кощея амулеты, быть бы в Лукоморье ужасному землетрясению.
-  Теперь придется опасаться еще и мести Кощея, - озабоченно пробормотал Полимер. Последнее время его мучила бессонница.
-  Хочешь снотворное заклинание? –  предложила Двоечка.
-  Давай!
-  Повтори перед сном тысячу раз: «Не буду трусить!».
-  Тебе бы все смеяться!
-  Кто следующий займется Кощеем? – спросил Нолик.
- Я, - решил Квант, -  не будем рисковать единственной в отряде девчонкой!
-  У меня равные с остальными права! – протестующее заявила Двоечка.
-  На твои права никто не покушается, просто теперь к Кощею пойду я.
В это путешествие Полимер не рвался.  Можно хоть трижды назваться Вольным волшебником, но иметь в противниках могущественных богов, а то и самого Кощея бессмертного, это, простите, чересчур!
-  А я пока поищу Чернодыра, – сказал Нолик.
-  Зачем он тебе понадобился? – удивилась Двоечка.
-  Этот бог опасен для Лукоморья.  Мы должны узнать о нем все. Где он, чем занимается, какие вынашивает планы.
-  А мне чем заняться? – спросил Полимер.
-  Разве ты уже обследовал весь музей? – удивилась Двоечка. – Кстати, теперь у тебя будет неплохая помощница, ее зовут Лесничка.
Прозвенел звонок на урок, ребята  разошлись по классам.
В актовом зале  вновь собрался Пятиугольник. Географ на этот раз отсутствовал, он в данный момент вел урок, его заменил  Гугол. Сегодня директора впервые ввели  в курс дела.
-  По Лукоморью разгуливал чужак, а вы молчали? – возмутился он.
-  Да простит меня уважаемый директор за резкость, но вы пока всего лишь наблюдатель в Пятиугольном совете, - осадил его  Великий физик.
-  Я могу и не участвовать в ваших высоковолшебных заседаниях!
-  Предлагаю обиды оставить за порогом, - сказал Арифметик, - положение слишком серьезно.
-   Чужак исчез, и вам о нем ничего неизвестно?
-  Вы абсолютно точно обрисовали ситуацию, - физик Многомер беспокойно поерзал в кресле. 
-    Вы пытались отыскать дверь, тропу в мир чужака?
-  Коллега, - ответил Многомер, - если  не волшебный мир действительно существует, дверь туда лучше не искать, а запечатать  навеки.  Один единственный мальчишка натворил  дел, что будет с нами, если в следующий раз  явятся десятки или сотни таких мальчишек?
-  Позвольте не согласиться, - возразил Гугол, - не они к нам, мы к ним должны ходить.
-  С какой целью? – спросил Геометр. – Вряд ли меня, к примеру, что-нибудь там может заинтересовать. Разве у них какая-то, неизвестная нам геометрия? Это же  дикий, отсталый мир! Как они вообще там могут жить?
-  Мы должны отнестись к ним, как к источнику потенциальной угрозы, - настаивал  директор, - будущего  противника не мешало бы хорошенько изучить.
-  Я бы тоже предпочел дверь намертво запечатать, так спокойнее, - заметил Геометр.
-  Коллеги, поступив подобным образом, вы совершите  большую ошибку. Всегда найдется тот, кто эту дверь  распечатает. Или проложит еще одну дорожку. Процесс познания невозможно остановить. А познавать не волшебный мир обязаны именно мы, Пятиугольный совет.
-  Мы  делим шкуру неубитого Змея, - заметил Многомер, - где она, эта дверь?
-  Когда-то мне удалось открыть дорогу в мир неправильной арифметики, - сказал Гугол, -  пришло время вспомнить старые уравнения, может быть,  в конце концов, удастся нащупать эту неуловимую дверь.
После школы Квант сделал домашнее задание, на скорую руку перекусил и произнес формулу мгновенного переноса.
-   Дворец  Кощея, - сказал он.
Тотчас в комнате исчезла стена, открылся знакомый по описаниям зал с факелами и столом. На стенах висели тяжелые бархатные гобелены.  Потрескивали дрова в камине,  чадили факелы, отблески пламени плясали на стенах.
-  Чуть не забыл! - пробормотал физик.   Эмблема в виде  атомного ядра  на его груди сменилась Витязем, вяжущим головы Змея.
Квант обошел зал, и вскоре заметил в стене  маленькую дверь.  Открыв дверь, он оказался в длинном коридоре с  высокими потолками. Стены здесь были увешены картинами, изображающими удивительных зверей. Кто знает,  существовали  они на самом деле, или явились болезненной выдумкой художника. Свирепые, с длинными когтями и зубами, покрытые бурой клочковатой шерстью, они смотрели на пришельца налитыми кровью глазами.
Окна, как и в зале, отсутствовали, зато имелось  неисчислимое количество дверей, одинаковых, темного дерева, с бронзовыми ручками. Рассеянный свет исходил, казалось, прямо из стен.
Квант прошел по коридору, но до конца не добрался. Попробовал открыть ближайшую дверь, и обнаружил за ней точно такой же коридор.
Только сейчас до него дошло, что он может здесь легко заблудиться. Он испугался и поспешил назад. Принялся в панике  открывать все двери подряд, но зала с факелами  отыскать не мог.
-  Ну и балда же я! -  отругал он себя.  -  Не догадался  как-то отметить нужную дверь, или хотя бы прихватить с собой пса!
В это время в коридоре показался высокий человек в черных одеждах. Лысая голова его, похожая на череп,  сверкала белизной. Заметив мальчика, черный человек стал стремительно приближаться. Полы его одежды развевались, ног не было видно.  Казалось,  человек плыл по воздуху. Его молчаливый бесшумный бег напугал Кванта.
Он принялся торопливо открывать  двери, однако повсюду были  все те же  бесконечные коридоры.  В это время на другом конце  коридора возник еще один такой же черный человек. И так же быстро и бесшумно стал приближаться.
Звери на картинах зашевелились. Стены задрожали, послышался утробный рев.
Квант заметался.  Последняя попытка, еще одна  дверь. Наконец-то, вот он, знакомый зал!  И тут он вспомнил, что может вернуться в Лукоморск из любой точки дворца, даже из подземной темницы! Как же он мог об этом забыть? Видимо, виной всему  был безотчетный страх, который Кощей внушал каждому жителю Лукоморья. Квант остановился у зеленого стола и повернулся к двери.
В дверном проеме возник  черный человек.
-  Русским духом пахнет! -  громко объявил  он.
-  Вот человечку и кирдык! -  добавил, выглядывая из-за его спины, другой. На диалекте Кощеева царства это означало неизбежный конец.
          Квант попятился и произнес формулу.
Откуда прилетели две стрелы, мальчик  не видел.
Последовал сильный удар в грудь.  Стрелы отскочили и с металлическим лязгом упали на каменный пол. Кванта отбросило в образовавшийся проход, который за ним тут же закрылся.
Черные люди  с недоумением уставились на то место, где только что находился незнакомец.  Затем перевели взгляд на валявшиеся на полу стрелы. Неожиданно два черных человека слились в одного, превратившись  в Кощея бессмертного.
-  Что здесь происходит? – топнув ногой, гневно воскликнул он. – Не успеешь оглянуться, как вместе со служанкой  исчезают бесценные волшебные вещи.  По дворцу, словно  по проспекту, разгуливает посторонний, при этом  стрелы от него отскакивают, как от железного истукана.   Вдобавок этот  незнакомец бесследно  растворяется в воздухе.    Кто он такой, леший его забери?
Кощей выбежал из зала. Промчался по  коридору, отворил одному ему ведомую   дверь.  Открылось помещение со сводчатыми белыми потолками и массивными квадратными колоннами. Пол и стены здесь также  были  белого цвета.
Свет в комнату проникал через  маленькое окошко, забранное массивной железной решеткой.  Мебель отсутствовала.
-  Эй, Старость не радость! – закричал Кощей, нетерпеливо топнув ногой.
-  Чего шумишь? – отозвался усталый голос.  -  Поспать не дает, вечно от тебя покоя нет!
-   На том свете отоспишься! 
-  Жестокие у тебя шутки,  сам знаешь, помирать мне не скоро.
-  Я одарил тебя  тысячелетиями жизни и сделал невидимкой, а ты все брюзжишь!
-  Посидел бы сам  пятьсот лет в  коморке!
- Хватит пререкаться! Отвечай лучше, кто может безнаказанно бродить по моему дворцу?
-  Может, у тебя галлюцинации?
- Сам ты галлюцинация! – взъярился Кощей. – Говори, да не заговаривайся!
- В царство твое проникнуть нелегко. Ждут незваных пришельцев ловушки, да болезни.  Дворец   опутан десятью страшными заклинаниями.
- Стрелы железные, самострельные от пришельца отскакивают. А на груди  заметил я символ: богатырь связывает головы Змея-Горыныча в  узел.
-  Это же эмблема  Вольных волшебников!
-  Разве то не пустые легенды?
-  Никому не ведомо.  Много воды  утекло с тех пор.
-  Может,  кто-то из древних богов надо мной подшутил?
-  Сильно рискует шутник, -  ответил невидимый собеседник, - ибо ты с любым богом  силушкой померяться способен.
-  Да и осталось их в сопредельных царствах раз, два, да обчелся, - задумчиво произнес Кощей.
-  Разбежались, кто куда, -  подтвердил собеседник, - одно время доходили до меня слухи, что в лесах бродит Сильнобог, да только бесхитростный он, глупыми шутками заниматься не станет. Здоров кулаками, но не головой.  Как-то, очень давно,   на границах нашего царства Чернодыр  бушевал, с братцем своим, Златогором  насмерть бился.  Вскоре после того неожиданно  исчез, и с тех пор ни о нем, ни о брате,  ни слуху, ни духу.
- Чернодыра помню, как-то, раз мы с ним межу делили, он в драку полез. Хоть я   бессмертный,  неделю потом отлеживаться пришлось.
-  Что, сильно помял?
-  Не то слово, поломал изрядно, все кости болели.
-  Может, это его шутки?
-  Как он  десять заклинаний вокруг дворца преодолел?
-  Такое, пожалуй,  под силу  только Вольным волшебникам.
-  Вот что, Старость не радость. Надумал я тебя отпустить на волюшку.
-  С чего это ты добреньким стал? Раньше за тобой такого не водилось!
- Не был я добреньким, и  не буду.  Свободу свою отработаешь.
Пойдешь по миру, через Тридесятое и Тридевятое царство.  Ежели понадобится, доберешься до Лукоморья. Никто тебя не увидит и не услышит, пока сам того не пожелаешь. Выяснишь, кто забрал из тронного зала шар хрустальный, клюку, книгу тайн и очки смерти. Хотел я снова в Лукоморский музей наведаться, да подумал, что толку от этого не будет.  Если вещи в музее, с  них теперь глаз не спускают, так что в ближайшее время вернуть их все равно не получится. А вот про гостя незваного, с эмблемой Вольных волшебников, непременно должен ты все разузнать.
-    Говоришь,  стрелы его не берут?
- Самый тугой самострел я выбрал. Стрелы с калеными наконечниками.
-   Значит, защищает его   непробивайка.
-  Это еще что такое?
-  Доспех Вольных волшебников.
- Час от часу не легче! Ступай, и, пока все не узнаешь, назад не возвращайся!
Квант на следующий день в школу не пошел, решил отлежаться.  Синяки на груди разболелись,  налились фиолетовым цветом.
-  Что с тобой? – при виде фиолетовых пятен мама всплеснула руками.
-  Поскользнулся, упал…, - ответил наш герой, сам того не подозревая,  процитировав героя известного  фильма.
-  Надо вызвать волшебного доктора! – засуетилась мама.
-  Никого не нужно вызывать,  через неделю  само пройдет.
Привлекать к себе лишнее внимание  Квант не желал.
-  А что это у  тебя за эмблема?
-  Это мы с друзьями играем, - смутился мальчик.
-  Никогда не меняй эмблему, сынок,  нехорошая это примета.
-  Не беспокойся, мам, - взмах руки,  изображение атома вернулось на место.
Вечером явились ребята. Принесли коробку вкусных конфет.
Квант подробно рассказал о своих приключениях.
-  В одиночку больше никаких экспериментов, - Нолик посерьезнел, - все могло закончиться гораздо хуже. Теперь лежи и выздоравливай.
-  Лежать  скучно. Я слегка покумекал, и обнаружил, что Великие волшебники занялись поиском путей в не волшебную страну.  В воздухе так и витают следящее уравнение Гугола и векторное неравенство Многомера.
- Мы должны сбить их со следа. – Нолик обратился к Двоечке. – Ты знаешь, какие-нибудь недоработанные  формулы,  которые бы путали   координаты местности?
-   Таких  формул масса!
- Отлично! Встраиваем одну из них  в уравнение мгновенного перемещения, дважды закручиваем и прицепляем к следилке Гугола…
-    Гугол нас мигом  расшифрует!
-   Мозги высушит! При самой напряженной работе на это понадобится  лет сто.  И воспользоваться не сможет, каждый раз будет  попадать  «туда, не знаю куда».
Двоечка захлопала в ладоши.
-   Пусть Пятиугольник поломает голову!
Нолик почувствовал легкий укол совести. Отцу тоже предстояло биться над неразрешимой задачей.
-    Интересно, что теперь предпримет Кощей? – спросил он.
-     Позлится,  и успокоится. Без магических вещей он не опасен, - ответил Квант.
-  Он всегда опасен, - возразил Нолик.
-  Мы не можем отправить к нему следилку, дворец защищен.
-  Хорошо, не будем бежать впереди телеги, - Нолик обратился к Полимеру, - как обстоят дела в музее?
-  Лесничка замечательный помощник, - ответил тот, - но работы  хватит  на долгие годы. Там собраны такие удивительные вещи, и никто ими не интересуется!
-  Например?
-  Железный шар, величиной с яблоко. Не ржавеет, висит в углу на высоте метра, ни одна сила его не сдвинет.  В другом зале черный квадрат на полу. Что в него попадает, исчезает навсегда. Похоже на бездонную дыру. Вот только куда она ведет? Подобных чудес сотни, а может,  тысячи.
-   Продолжай заниматься.  Глядишь, найдешь что-нибудь полезное, - Нолик обратился к Кванту. – Когда тебя в школе ждать?
          -  Завтра буду как огурчик, – ответил тот, - мне живую воду принесли.

0

26

Глава двадцать третья

ТО,  НЕ  ЗНАЮ  ЧТО

Невидимка  легко передвигался по царству Кощея. Миновал кольцо  мертвых земель вокруг дворца, затем Корявые леса с призраками. Прошел, как нож сквозь масло,  топи болотные, где ни одному человеку или зверю не пробраться.
Впереди были  грунтовые дороги, за которыми никто не следил, и хилые деревеньки с забитыми  полуживыми людьми. Попадались иногда   брошенные города, где некогда то ли свирепствовал мор, то ли огненной лавой прокатилась война.
Невидимое существо, которое Кощей назвал «Старость не радость» не нуждалось в пище, хотя могло  ради удовольствия скушать какое-нибудь лакомство. Оно не испытывало ни голода, ни холода, ни жары. Дождь не причинял ему  неудобства. Невидимка легко мог продвигаться  под водой, если  это требовалось. Но  обычно предпочитал  скользить по водной глади, так быстрее можно было достичь цели.  Выполнить задание, обрести свободу, избавиться от ненавистного хозяина и его  белокаменной каморки. Подозревал невидимка, что  обманет его бессмертный, но иного выхода для себя не видел. Потому как не было на свете места, где не мог бы его достать Кощей. В любом царстве-государстве, будь то Тридесятое, Тридевятое, или даже далекое Лукоморье. Невидимка торопился, и вскоре   достиг границ Кощеева царства.
Оказавшись в царстве Тридесятом, прошел его вдоль и поперек, но ничего интересного оттуда не вынес. Народ там казался более живым, чем в царстве Кощея, города  многолюднее, торговля бойкой.
Отправился невидимка в Тридевятое царство. В небольшом городке Лесногорске услышал странную историю, про то, как Змей Горыныч был побежден юным отроком.
           Оказалось, в одном из теремов под землей обитали чудища с огненными глазами. Из этого терема  тот подросток явился, туда и ушел. Попробовал невидимка в терем проникнуть, однако услыхал страшный рев и грохот и бежал с позором.  Лазить по подземным пещерам, да бегать от чудищ  можно было долго. А время терять, ох как не хотелось!
Поспешил дальше, долго  летел по воздуху вместе с ветром в стае птиц.  Знал Кощей, кого посылать! Скорым  на ногу оказался слуга, никем не обнаруженный, мчался через леса и долы, горы перелетал, реки по воде перебегал, однажды даже на рейсовый ковер-самолет подсел. И, в конце концов,   достиг пределов Лукоморья.
Сегодня учитель Минус вновь вспомнил о конкурсе.
-  Так чего же все-таки добилась  группа продвинутых гениев? – в который уже раз спросил  Нолика. – Может быть, расскажете нам?
На лицах большинства учеников появились улыбки. В путешествия по другим мирам никто не верил, однако все любили слушать придуманные истории.
          Нолика вопрос не смутил.  Пусть услышат правду, решил он, все равно проверить не смогут. Он поднялся из-за парты.
-  Я и мои друзья предприняли несколько вылазок в царство, где никто не имеет понятия о волшебстве. Все там обустроено именно так, как рассказывали нам вы, учитель. Дымят  фабрики, выпекая хлеб, производя одежду и другие ценности.  На фабриках  ежедневно, если не считать выходные дни,  трудится почти все  взрослое население. По дорогам, покрытым специальным твердым веществом, называемым асфальтом, постоянно катит масса механических самодвижущихся телег, выпускающих ядовитые клубы дыма. 
По небу  часто пролетают железные ковры-самолеты, поддерживаемые в воздухе не силой волшебных формул, а  механическими двигателями, пожирающими большое количество горючих материалов. Люди там весьма изобретательны, напридумывали массу интересных приспособлений. Например, переносные музыкальные ящички, приемники невидимых физических волн, благодаря которым слушатели и зрители всегда в курсе  событий, происходящих в разных царствах. В основном  там обожают слушать прогнозы погоды, которыми занимаются специальные люди, называемые синоптиками. Точность этих прогнозов, составляемых без помощи уравнений волшебной аппроксимации, невелика, и оставляет желать лучшего.
Темп жизни в не волшебном царстве  более высокий, чем у нас.  Ибо  простой физический труд, даже при использовании хитроумных механизмов, требует неизмеримо больших усилий для производства материальных благ.  Отсюда  пороки,  зависть, жадность и несправедливое, пренебрежительное  отношение к людям. Ценность человека  измеряется, как это ни дико звучит,   количеством накопленных денег.
В школах не существует разделения на специальности по классам, соответственно, отсутствуют и эмблемы.    В классах обучают  сразу всем предметам, я объясняю это тем, что условия жизни и  простой физический труд, требуют  от граждан  разносторонних навыков. Хотелось бы  отметить более широкие, но менее глубокие знания.  В остальном школы похожи на наши. Там  тоже свои  директора, завучи, и, даже педсовет.
           Мы с друзьями решили, что контакт столь разных миров может привести к  непредсказуемым, может быть даже катастрофическим   последствиям.  Вспомните, например, недавнее нашествие Ужастников. Ведь  эти страшные существа по своим убогим духовным качествам  напоминают  многих представителей  не волшебного мира. Так что,  проникновение к нам чужаков, мягко говоря, нежелательно.
Наше вмешательство также может оказаться не безобидным.  Не исключено, что волшебники станут смотреть на местных жителей свысока, и постараются навязывать  им свою волю. Это будет означать недопустимое насилие с нашей стороны.
-  И вы решили проект прикрыть? – с усмешкой спросил учитель Минус.
-  Мы  продолжим эксперименты, но с величайшей осторожностью.
-   Вы действительно сталкивались с жадными субъектами?
-  Не просто жадными, а жаднющими. У нас там также имеются друзья, имена которых казались бы жителям Лукоморья не совсем обычными.
-   Какие это имена?
-   Одного мальчика зовут Паша, другого Ваня.
-   Ваня, древнее былинное имя, - заметил учитель, - оно нам известно, хотя сейчас так детей никто не называет. А что-нибудь особенное вы оттуда привезли? Ведь слова, как говорится, на зуб не попробуешь.
-    Механическое устройство под названием велосипед.
-    Велосипед, что это такое?
-  Используя мускульную силу ног, на велосипеде можно передвигаться по дорогам быстрее, чем на обычной телеге. Однако мы выяснили, что использование велосипеда в  Лукоморье недопустимо.
-  Шустрые ребята! – покачал головой учитель. -  Сколько всего наворочали, а нам об этом не известно.
-    Мы  храним тайну, - твердо ответил Нолик.
-    Ваше серьезное отношение к проблеме достойно уважения. Все же, может быть,  продемонстрируете нам что-нибудь?
-  Я угощу  вас  конфетами из не волшебного царства, у них очень приятный и необычный вкус. Уверяю, вы ничего подобного  не пробовали, - В руках у Нолика появилась красочная коробка.  Одноклассники с любопытством на нее уставились.
-  Что ж, давайте, попробуем, -  согласился учитель. Первыми в очередь за конфетами выстроились девочки. Затем потянулись ребята.  Учитель также взял одну конфету.
-  Должен признать, вкус действительно необычный, - заметил он и внимательно осмотрел коробку. – «Рот Фронт», я такой фабрики не знаю. Впрочем, написать можно все, что угодно.
-  Вот именно, - подал голос здоровяк Сомножитель, - Нолик еще тот жук, утащил с кондитерской фабрики образец новых конфет, а теперь  водит нас за нос.
-  Ты просто ему завидуешь, - вступилась за соседа по парте  Единичка, - даже если вся история выдумана, ты смог бы придумать  что-нибудь подобное?
-     Не стыдно ему врать? – не унимался Сомножитель.
-   Мне конфеты понравились, - сказала Сумма, - надо будет запомнить, я дома угощу маму и папу.
-   И я, - сказал Делитель.
-  И я, – добавил Результат.
-  Садись, молодец,  развлек нас  байками, - сказал учитель, -  тебе бы в литературном классе учиться.
-  Нолик мог бы учиться в любом классе, -  с гордостью за соседа произнесла Единичка. Сомножитель  поморщился, точно разжевал кусок лимона.
На перемене  Сомножитель подошел к Нолику и шепотом сообщил: «После школы, гений сушенный, мы с Ассемблером тобой вплотную займемся!». Когда уходил, половицы скрипели под его ногами. Здоровый был мальчик, хотя и недалекий. Чем-то  напоминал Рому-самбиста. Еще более крепким выглядел Ассемблер, так звали приятеля Сомножителя из класса информатики.
Нолик задумался.  Следовало срочно что-то предпринять. Конечно, можно воспользоваться браслетом и убраться домой прямо из класса, но, здоровяки, в конце концов, все равно не отвяжутся.
Нолик поднялся на пятый этаж, туда, где недавно стояла клетка. Здесь  его никто не мог увидеть. К тому же, у Вольных волшебников был припасен целый пучок заметалок. Так что шанс, что тебя выследят,  практически равнялся нулю.
Минуту спустя Нолик открывал двери музея.
-  Привет! – увидев его, обрадовалась Лесничка.  – Рада тебя видеть, признаться, я устала от  этого зануды Полимера.
-  Все химики нудные, а вообще-то он хороший.
-  Я  не говорю, что плохой. Мы тут с ним столько всего  раскопали!
-  У меня маленькая просьба. Мне на часок-другой понадобится мешок с дубинкой.
-    Экспонаты  строго-настрого  запрещено  извлекать из витрин, но для тебя я сделаю исключение. Обещай, что вернешь мешок  сегодня же.  Лешего сейчас нет, но завтра он придет, и отсутствия даже  малого пустяка сразу заметит. 
Девочка подвела Нолика к витрине, произнесла ключевые слова и извлекла мешок.
-  Осторожнее с ним обращайся.
-  Не беспокойся, - ответил наш герой.  Мешок оказался достаточно компактным, чтобы уместиться в портфеле. Мальчик старательно запомнил инструкции, написанные на музейной табличке. Чтобы самому не заработать тумаков, важно было ничего не перепутать. После чего вернулся в школу.
Урок протекал вяло. 
Учитель гонял ребят по старым темам, школьники по очереди выходили к доске. Сумме поставили «удовлетворительно», видно было, что она расстроилась. Делитель получил четверку. Любитель каверзных вопросов Числитель неожиданно отличился, заработав «отлично» за сложные формулы деления.
Сомножителю учитель Минус влепил двойку. Здоровяка аж перекосило. Вернувшись на место, он кинул злобный взгляд в сторону  Нолика, словно тот являлся причиной всех бед.
После уроков Нолик  выждал, когда уйдут все ученики. Лишние свидетели ему были ни к чему.
Приятелей он заметил сразу, едва оказавшись на улице.
-  Вот и наш герой, - с нехорошей радостью встретил его Сомножитель. Рядом недобро улыбался информатик Ассемблер. На груди его  красовались эмблема в виде знака Булевой алгебры.
-  Что, одному  справиться слабо?
-  С тобой? – Сомножитель окинул его презрительным взглядом.
-  Тебе это знакомо? – спросил Нолик, извлекая из портфеля мешок.
-  Старая мешковина из-под картошки, место ей на помойке, - здоровяк  приблизился  вплотную. Нолик отступил.
-  Боишься?
-  Это дубинка чтобы обломать тебе  бока.
-  Ой, ли? – прозвучал глумливый ответ.
Что случилось дальше, никто из ребят  не понял. Сомножитель сделал еще один шаг вперед, но прежде чем Нолик успел хоть что-то произнести, оба здоровяка кувырком полетели на землю.
-  Ты спятил? – завопил  Сомножитель, поднимаясь и потирая ушибленный бок.  Приятель его также встал, изумленно озираясь.  Ему показалось, что  их сбил  с ног  налетевший ураган.
-   Я  вас пальцем не тронул, - Нолик  в замешательстве посмотрел на мешок. Дубинка была  на месте.
-  Ах, не тронул? -  Сомножитель угрожающе надвинулся, и   вновь оказался на земле.  Ассемблер, благоразумно оставшийся на месте,  на этот раз не пострадал.
          -  Ну, тебя, к лешему! - Здоровяк  с трудом поднялся. -  Не думал я, что тебе  известны   борцовские заклинания.
Приятели поспешно убрались восвояси. Борцовские заклинания  узнать  было не то чтобы трудно, а попросту невозможно. Этими заклинаниями владели, но никогда ни с кем не делились,  бродячие циркачи.
Нолик пожал плечами.  Прежде всего, нужно было вернуть дубинку в музей. Мальчик завернул за угол, в тенистую аллею,  где никто его не мог увидеть, произнес заклинание  и  перенесся в музейный зал. Затем отыскал Лесничку и вручил ей мешок.
-  Пригодилась дубинка? – спросила девочка.
-  Спасибо, вполне.
-  Заходи еще, буду рада видеть.
Нолик пообещал. У фонтана сообщений он остановился в раздумье. Куда направиться, домой или сразу к Кванту?  В этот момент  он услышал голос.
-   Наконец, я нашел то, что  искал.
-   Кто это говорит?
-   То, не знаю что, а еще меня зовут «Старость не радость».
-   Уж не Сват ли Наум? Я про тебя когда-то  сказку читал.
-   Так меня звали давным-давно, когда я был человеком.
-   Не ты ли моих недругов побил?
-   Моих рук дело.
-  Спасибо,  только я бы их все равно дубинкой отделал.
-  Отвечай, отрок, каким образом  минуя дороги, перепрыгиваешь  с места на место? Ни один волшебник этого сделать не в состоянии!
-   С помощью формулы.
-   Открой мне эту формулу.
-   Держи карман шире!
-   Пока секрет сей, не узнаю, не отстану.  Никуда  не денешься, в конце концов,  все  выложишь.
  «Откуда он на мою голову свалился!», - с досадой подумал Нолик. И ведь пожаловаться некому. Отцу открываться пока рано.  Придется самому выкручиваться. Впрочем, остается Квант. Две головы всегда лучше одной, или мы не Вольные волшебники? Для начала сделаем вид, что  невидимка  не помеха.
-   Возражать не стану. Вместе  веселей,  будет с кем поговорить.
-  Я общаться люблю. А возражения  оставь  при себе.
-  Сейчас пойдем к Кванту, это один из моих друзей, - сказал Нолик.
-  С удовольствием познакомлюсь со всеми твоими друзьями.
Синяки у Кванта почти зажили. Он сидел на диване и сочинял формулы.
-  Пятиугольнику  я подкинул  задачку, - сказал он, едва увидев Нолика. -  Пусть поломают головы!
-  Погоди рассказывать, мы не одни.
-  У тебя с головой все в порядке, ты случаем не заболел? – Квант  подозрительно взглянул на приятеля.
-   Сват Наум, представься.
-    Здравствуй, Квант, рад тебя видеть.
-  Это еще кто? – физик произнес несколько формул, отменяющих невидимость, но без толку.
-  Приклеился ко мне  невидимка из сказки, помнишь «То, не знаю что»?
-  Что ему  понадобилось?
-   Требует раскрыть  уравнение перемещения.
-   Эй, Сват Наум, или как тебя там, пока не объяснишь, для чего тебе   уравнение, ничего не получишь!
-  Я терпеливый, подожду.
-  Долго ждать придется, приятель.
- Ну, хорошо. Не вижу смысла делать из этого тайну. Должен  я выяснить, кто во дворец  хозяина недавно проник, и как подобное удалось.  За это  мне обещана свобода.
-   Так ты не свободен?
-   Кощей  надо мной хозяин.
Квант задумался.
-  Хочешь, мы тебя освободим? 
- Такое  под силу разве что Вольным волшебникам, - вздохнул невидимка.  Квант прошептал  формулу. Атомная эмблема сменилась Витязем.
-  Так ты и есть тот самый мальчик? – удивился невидимый собеседник.
-  Давай договоримся: доложишь Кощею, что во дворце у него побывал  Чернодыр. А после получишь  свободу.
-    Если Кощей узнает, что я его обманул...
-    Не узнает. Ну что, договорились?
-   Если  обман откроется, Кощей посадит меня в бутылку, да еще сургучной печатью закроет.
-    Вольные волшебники слов на ветер не бросают.
Нолик не сразу понял, что задумал Квант. А когда догадался, испытал  искреннее восхищение.  «Котелок» у юного физика варил не хуже  компьютера.
Вскоре  Квант с невидимкой отбыли на дачу, где Сват Наум был успешно переброшен в не волшебный мир при помощи доброго старого Попрыгунчика.  С этого дня Кощей бессмертный навсегда лишился слуги.

0

27

Глава  двадцать четвертая

НЕПОНЯТКИ
   
Кощей пребывал в ярости. Мало, что его обокрали, а по дворцу свободно расхаживал чужак. Вдобавок ко всем неприятностям пропал самый полезный из слуг!  Сват Наум успел сообщить, что идет по следам Чернодыра, а затем исчез. Кощей носился по бесконечным коридорам дворца, давая выход накопившейся злости. Редкие слуги, завидев его, разбегались и поспешно  прятались.
В былые годы  он утешался видом несметных сокровищ, хранившихся в подвалах. Теперь они  его не радовали. С помощью умножалок можно было  получить сколько угодно золота и серебра, самоцветов и бриллиантов. А чего стоят драгоценности, если ими может обладать каждый?
-  Надо непременно отыскать Чернодыра и вздуть, как следует! – решил, наконец,  Кощей.  -  Нынче же придумаю заклинание для поиска.
          Таким образом, бедняга Чернодыр, сам того не подозревая, обрел еще одного   врага.
Физик Многомер неожиданно обнаружил заклинание, позволяющее мгновенно перемещаться с места на место. Самым удивительным было то, что уравнение это было хитроумным способом свернуто и замкнуто на себя. Ни расшифровать, ни использовать его не представлялось возможным. Можно было только наблюдать эффект, который поверг Волшебников Пятиугольника в шок. Все силы были брошены на разгадку формулы, но, увы! Крепкий орешек оказался волшебникам не по зубам. Кто и с какой целью прицепил это удивительное заклинание к поисковой формуле Многомера? Может быть,  сам Чернодыр решил посмеяться над волшебниками?
Все жаждали посчитаться с древним богом. Златогор за  унизительную клетку, Пятиугольник за непреходящее чувство  опасности.  Кощей бессмертный  за  непонятки, происходившие  последнее время в его  дворце. Однако  никто из них не знал, где его  искать. 
Вечером наши герои собрались у Кванта.
-  Как твои синяки? – поинтересовалась Двоечка.
-  Почти зажили, живая вода удивительная  штука.
-  Отправишься снова к Кощею?
-  С тобой хоть на край света, - улыбнулся мальчик.
-  Кощей подождет, – сказал Нолик, -  силы его теперь не те, он для нас не опасен. Сейчас у нас две проблемы: надежная связь с не волшебным миром, необходимая для дальнейших путешествий, и Чернодыр. Нужно, в конце концов, отыскать  эту загадочную личность.
-  Над связью еще предстоит поломать голову. Что касается Чернодыра,  я уверен,  он  где-то неподалеку, - ответил Квант.
-  С чего ты взял? – спросил Полимер.  Его тяготила  мысль о грозном соседстве.
-  Я его случайно  засек, буквально на секунду. У него бесподобные маскировочные формулы. Он здесь, в Лукоморске, и мы его обязательно найдем!
-  А что с невидимкой? – спросила Двоечка.
-  Разгуливает по не волшебному миру.  Кощей, небось, скрипит зубами от злости.
-  И винит во всем  беднягу Чернодыра, -  заметила Двоечка, - мне этого бога  даже жалко.
-   Нашла, кого жалеть, - пробормотал Нолик.
-   Если он в городе,  жди беды, – озабоченно заметил Полимер.
-   Сдается мне, Чернодыр усмирил свой необузданный нрав.  Если бы это было не так, они с Веником давно бы устроили побоище, - заметил Квант.
-  Веник тоже замаскирован. Возможно, Чернодыр даже не подозревает, что брат  рядом, - предположила Двоечка.
Невидимка, тем временем, развлекался, наслаждаясь свободой. Он воображал  себя то  птицей, парящей в воздухе, то ветром, играющим кронами деревьев. Срывал шляпы с прохожих и забавлялся, наблюдая, как те бегут вдогонку.  Затем устремлялся дальше, нашептывая в уши девушкам заклинания, и радуясь их реакции: бедняжки шарахались и оглядывались по сторонам, не в силах понять, кто это хихикает и разговаривает с ними на тарабарском  языке.  Будь «Старость не радость»  человеком,  возможно, сошел бы с ума от неожиданно свалившейся  свободы. Но безумие ему  не грозило. Никто не знал, что он такое.  Этого не мог сказать даже Кощей, воспользовавшийся когда-то одной из древних формул. Глубинный смысл формулы был давно утерян. В результате противник Кощея, дряхлый старый волшебник, пытавшийся разделаться с грозным противником, превратился в невидимую, практически бессмертную сущность.
Наигравшись с прохожими, невидимка собрался отправиться дальше, как вдруг заметил следы.  Следы принадлежали  Змею,  и были облечены  в волшебную оболочку заклинаний. Невидимка в нерешительности остановился. Откуда здесь взялся Змей? Он хотел, было, пойти по следу, как вдруг услышал детский голосок: «Мама, купи мороженое!».
У палатки с мороженым остановилась молодая женщина с маленьким мальчиком.
-  У меня нет денек, сынок.
-  У тебя всегда нет денег на мороженое! – захныкал малыш.
Невидимка удивился. В тех царствах, где ему доводилось бывать прежде,  подобные  проблемы  давно были решены. Как с мороженым,  так и с  другими яствами. Всегда можно было наколдовать хоть целую телегу  лакомства.
Змей мог подождать, «То, не знаю что» направился вслед за мамой и сыном.
Егорку, а мальчика звали Егором, накормили ужином и уложили спать в детской комнате. Однако мальчик никак не мог уснуть. Из комнаты родителей   пробивался тонкий лучик света, звучала музыка.
«Мама с папой телевизор смотрят, им весело, - огорченно думал мальчик, - они могут позволить себе и мороженое, и пирожное, и за компьютером  просидеть хоть всю ночь. А я полчаса поиграю, меня уже гонят, говорят, вредно. Скорее бы стать взрослым, играл бы с утра до вечера, и каждый день покупал себе шоколадное мороженое с орехами!».
Последнюю фразу мальчик произнес вслух.
-    Твою просьбу  легко выполнить, - услышал он  тихий голос.
-   Кто здесь? – испугался Егорка.
-   Это я, «То, не знаю что».
-   Мне читали про тебя сказку. – Мальчик опасливо вгляделся во тьму, но ничего не увидел. Внезапно в воздухе появилось  блюдо. Егорке сделалось страшно, он собрался  закричать.
-  Позовешь взрослых, мороженое исчезнет, - предупредил голос. Упоминание  о мороженом  развеяло страхи. Мальчик уселся на постели.  Чтобы расправиться с лакомством, понадобилось  несколько минут.
-  Спасибо! – поблагодарил Егорка. Блюдо растворилось в воздухе.
-  Я думал, волшебников не бывает. Откуда ты  взялся?
-  Я пришел издалека, а зовут меня Сват Наум.
-  Ты  останешься со мной? Я хочу, чтобы у меня каждый день было шоколадное мороженое.
-  Возможно, я еще вернусь. Пусть сегодняшний вечер запомнится тебе, как  удивительный  сон.
Невидимка произнес сонное заклинание. Вскоре мальчик  крепко спал.
Пора  было выяснить, откуда в  этом  мире появился Змей Горыныч, и чем в данный момент занимается.  Неужто девиц красных кушает, а города и села огнем жжет?
Сват Наум, никем не замеченный, выскользнул из дома.
          Следы  привели к зданию школы, которая в это время уже была закрыта.  Двери не остановили  невидимку, он прошел сквозь них, обыскал  классы на первом этаже, затем поднялся на второй и, наконец, добрался до  кабинета директора. Змей восседал за компьютером и играл в одну из новых игрушек,   «позаимствованную» недавно в магазине.  Игра называлась  «Змей Горыныч  и  Добрыня Никитич». Больше всего  Змей радовался, когда ему удавалось пройти все уровни и одолеть богатыря.
Он услышал, как скрипнула входная дверь. Магическим зрением заметил  прозрачный силуэт.
-  Заходи, не стесняйся, - пригласил Змей.
-  Чем  занимаешься?
-  В игрушки играю.
-  Ты, случаем, не заболел?
-  Не беспокойся, со мной все в порядке, - уверил Змей, - у меня тут второй компьютер  к локальной сети подключен. Хочешь, вместе сыграем? Мне так не хватает напарника!
-  Я из детского возраста вышел  лет шестьсот  назад.  Хотя любопытно, что  за игра такая?
-  Садись в соседнее кресло и слушай внимательно.
Наигравшись вволю, Змей с невидимкой отправились гулять по ночным улицам.
-  Компьютер мне понравился, - сказал «То, не знаю что», - я бы поиграл еще.
-  Иногда мне становится  так одиноко, - пожаловался Змей, -  не с кем поговорить по-человечески, то есть, прости, по-змеиному. Давай дружить! Ты ведь тоже здесь один-одинешенек.
С этого дня Змей с невидимкой каждый день играли в компьютерные игры, причем невидимка превратился в яростного поклонника Интернета. По вечерам они совершали длительные прогулки, вели задушевные беседы, вспоминали былое. Днем Змей руководил ремонтом школы, а «То, не знаю что», как мог,  ему в этом помогал. Они были счастливы и довольны жизнью. Однажды,  в одном из  классов, невидимка обратил внимание на стенгазету. Там, помимо  фотографий,  была нарисована золотая рыбка в короне и парень на берегу с сетью в руках. Заголовок  гласил: «Три желания». Ниже следовал текст:
«Жил-был на берегу Лукоморья Иван-Дурак. Когда в доме стало, нечего есть, взял он невод и отправился к Синему морю. И вытащил  Золотую рыбку.
-  Здравствуй, Иван! – человеческим голосом обратилась к нему рыбка. – Знай, что я сотрудница газеты «Морская жизнь». Тебе повезло, рубрика «Три желания» проводит бесплатную рекламную акцию. И так? – рыбка вооружилась миниатюрной ручкой и блокнотиком.
Ошеломленный Иван хотел сначала попросить хлеба, но вдруг вспомнил соседа-богача.
- Хочу жить, как  сосед! – объявил он.
-  Будь, по-твоему.
Выпустил он рыбку и вернулся домой. Избу свою не узнал. В богатых хоромах слуги   ждут, в пояс кланяются, указаний просят. Принялся Иван на слуг кричать, да приказывать. Жадничать стал, зарплату слугам задерживать, штрафы всякие накладывать. В точности, как сосед.
- «Зачем   я народ обижаю? – вдруг спохватился Иван. –  Что со мной приключилось? Всегда добрый был, а стал жестокий да жадный!».
Вновь отправился  к Синему морю, а рыбка  тут, как тут, с блокнотиком и ручкой в плавниках.
-  Не хочу быть жадиной, - сказал  Иван, - хочу жениться на царевне. И обижать никого не придется, и жизнь  сытая.
-  Все будет, как пожелаешь, - ответила рыбка.
Вернулся Иван домой, а там дворец стоит,  слуг великое множество суетится. Подхватили слуги Ивана под белы руки и отвели в палаты.
Сидит царь за огромным столом, уставленным яствами.  Рядом  нарумяненная царевна, косится на Ивана. Взгляд недоумевающий: чего это я, мол, за дурака замуж вздумала выйти?
А слуги рукой не дают пошевелить, еду в рот кладут, бокал к губам подносят.
Как спать собрался, ни пуговицы самому расстегнуть, ни шнурки развязать. Как же, зять царский! Специальный слуга пуговицами занимается, другой специалист по вязанию шнурков. В общем, кругом одни специалисты. Муху не отгонишь, тут же кидается на зловредное насекомое слуга с опахалом и мухобойкой. И так каждый день. Затосковал Иван. Уж на что любил на печке поваляться, а  все же руки по грубой мужицкой работе соскучились.
Подумал, подумал, да и отправился  к Синему морю.
-  Каким будет третье желание? – немедленно вынырнула рыбка.
-  Не нужна мне роскошь. И царевна не нужна, ежели любви промеж нами нет. А желание мое таково: хочу стать умным. Надоело в дураках ходить!
-  А не пожалеешь? – хитро сощурилась рыбка.
-  Не пожалею и не передумаю!
-   Ступай домой, желание твое сбудется.
Вернулся Иван домой, зашел в избу и понял, сколько он глупостей наделал. Желания впустую потрачены. В избе грязь, посуда неделю не мыта, есть нечего. Огород лебедой зарос. Дел столько, что руки опускаются.
Пришлось опять отправляться на берег моря. Стоит Иван,  понурился.
-  Что, царским зятем  лучше быть? – спросила рыбка.
-  Ни зятем-бездельником, ни жадным соседом быть не желаю!
-   Все  желания ты потратил, но не горюй. Будет тебе от нашей газеты бесплатный бонус. Тоже желание, отменяет оно все неприятные последствия рекламной акции. Это самое сильное волшебство. Используй его, и все наладится,  будешь доволен. И так?
Делать было нечего. Иван безнадежно махнул рукой.
-  Согласен! – ответил  и поспешил домой.
- «Что  за бонус такой? – гадал  по дороге. – Может, хозяйку домовитую мне пришлют, или в университет отправят на бесплатное обучение?».
Когда  до дома добрался, все мысли  вылетели из головы.
Смотрит, изба, как изба, не хуже и не лучше других. Стены стоят и крыша на месте.
Отыскал Иван сухую хлебную корку и залез на печку. Какой там огород, какая  лебеда? Чем не распрекрасная жизнь!
И стал Иван-Дурак, как прежде, жить-поживать  на берегу Лукоморья».
-  Кто это написал? – поинтересовался Невидимка.
-  Паша, редактор стенгазеты.
-  Я хочу, чтобы он  про меня написал.
-  Он талантливый, обязательно напишет, как только начнется учебный год, - пообещал Змей.
На следующий день в Лукоморске  очередной раз заседал Волшебный Пятиугольник. Обсуждали поиски Чернодыра. В качестве наблюдателя  присутствовал директор Гугол.
-  Чем вам не угодил Чернодыр? – удивился он.  -  Если память мне не изменяет, его  здесь не видели и не слышали сотню лет.
- В последних событиях чувствуется рука этого бога! –  заявил Великий Химик.
-  Это он натравил на нас Ужастников, - добавил географ.
-  И мальчишку не волшебного притащил! – сказал Геометр.
Сами волшебники не в состоянии были  ни справиться с Ужастниками, ни отправлять таких мальчишек туда или обратно.
Великий Арифметик  слушал высказывания коллег и становился все мрачнее.
- Вы бездоказательно  обвиняете Чернодыра во всех смертных грехах, - наконец, не выдержал он.
-  Что тут доказывать,  в нем причина всех  бед! – изрек Геометр. 
-  Ну, знаете, -  директор Гугол поднялся с места, - в подобных судилищах я   не желаю принимать участия!
Хлопнул дверью и ушел, не попрощавшись.
-  Пусть идет! – сказал Географ.
- Только раздоров нам сейчас  не хватало, -  нахмурясь, заметил Арифметик.
-  Гугол не член Совета, - желчно возразил Великий Физик.
- В таком случае, предлагаю считать заседание закрытым, -   Великий Арифметик  покинул зал вслед за директором. Впервые в истории Лукоморья  заседание Пятиугольника было скомкано и сорвано.
В это время в  музее Полимер вместе с Лесничкой продолжали осмотр  экспонатов. Лесничка привела химика в запасник, где всюду лежал многолетний слой  пыли.
-  Здесь, похоже, сто лет не ступала нога человека, - заметил мальчик,   и громко чихнул.
Девочка  достала из кармана запоминалку.
- Последний раз запасник посещался директором музея сто восемьдесят лет назад, - сообщила она.
-   Кто сейчас директор?
-  Старичок леший совмещает должности экскурсовода, охранника и директора.
-  Не велика нагрузка для его слабых плеч?
-  За последнюю неделю музей посещали только твои друзья.  Какая же  это  нагрузка?
-   Значит, у него  не работа, а сплошной отдых, - сказал Полимер и пожаловался, - а мне  в запаснике за год не разобраться.
-    Я тебе помогу.
Мальчик вздохнул и принялся за дело. Чего здесь только не было! Старинная мебель, иной раз непонятного назначения,  одежда, люстры, пачки книг, и бог еще знает что. Едва  исследователи взялись за  эту рухлядь, пыль взвилась густым облаком. Бедняга Полимер несколько минут не мог прочихаться.
-  Веника бы сюда, - пробормотал он.
-  Кто такой Веник?
-  Школьный уборщик.
Лесничка  перебирала вещи, поочередно определяя  классификацию и присваивая каждой инвентарный номер. Вот она извлекла из кучи  маленькую  деревянную шкатулку, потемневшую от времени.
-  Смотри, что здесь нарисовано, - она протянула шкатулку Полимеру.
Тот ахнул. На крышке был изображен Витязь, связавший узлом головы Змея.
-  Тебя это заинтересовало? Забирай, шкатулка не оприходована,  вряд  ли о ней когда-нибудь  вспомнят.
Полимер взял шкатулку трясущимися руками и попытался открыть. Это ему не удалось. Деревянная коробочка оказалась заперта.
-  Отнесу ребятам, - решил он, - то-то  они обрадуются. Подумать только, настоящая вещь Вольных волшебников!
-   Значит,  они, на самом деле, когда-то жили?
-   Квант рассказывал, что волшебники, в конце концов, придумали что-то такое, с чем сами не смогли справиться.
-  Надеюсь, это «что-то» не находится в шкатулке?  Я никогда себе не прощу, если оно  вас погубит!
-  Вряд ли,  шкатулка легкая и, похоже, пустая. Так что,  не переживай. Давай лучше  займемся другими образцами.
Больше ничего интересного им в этот день не попалось. Вечером, с облегчением покинув пыльное помещение, Полимер направился к Нолику.
Двоечка, как обычно, кормила пса пирогами, тот преданно глядел на нее.
Квант удобно устроился в кресле-качалке, которое персонально для него сотворил Нолик.
-  Мы тут обсуждаем подготовку к путешествию, - обратился Нолик к Полимеру. – Отправитесь вы с Квантом. Задача простая, достать  кое-какие справочники. Насколько мне известно,  устройства дальней связи там называются радиотехническими приемниками и передатчиками.  Вам придется отыскать книги по радиотехнике. Можете обратиться за помощью к Паше или Ване. Деньги, если понадобятся,   изготовите на месте.
-   У меня для вас сюрприз, - Полимер поставил на стол шкатулку.
-  Вот это да! – воскликнула Двоечка.
-   Она настоящая? – оживился Квант.
-   Нет, это морок!
Нолик попробовал шкатулку открыть.
-  Там внутренний замок, - сообщил Полимер.
Нолик наморщил лоб, вспоминая  подходящую формулу. Его опередил Квант, который применил уравнение внутреннего давления. Шкатулка лопнула, как воздушный шарик. Крышка с треском взлетела к потолку.
Двоечка  достала тонкий металлический предмет. Витязь и три головы Змея на красном фоне.
-  Что это?  - спросила она.
- Значок Вольных волшебников, - ответил Квант, - о них  упоминается в  легендах.
Нолик прошептал умножалку, однако, кусочек металла оказался защищен заклинанием, и не удваивался.
  С обратной  стороны значка обнаружилось нечто вроде тонкого острого  крючка.  Двоечка прицепила значок на грудь.
-    Как смотрится?
          - Значки давным-давно никто не носит, - заметил Нолик. - Это пережиток древних времен.
-   А я буду носить, - упрямо сказала Двоечка.
-    Когда  отправляемся в путешествие? - спросил Квант.
-  Хоть сегодня, - ответил Нолик, -  не забудьте переодеться. И, пожалуйста, ни с какими Гришками, Ромами и им подобными не связывайтесь.
-   Пойдем собираться, – обратился Квант к Полимеру, поднимаясь с кресла.
-  Попутного вам  ветра…, - Двоечка хотела добавить что-то ехидное, но сдержалась.

0

28

Глава двадцать пятая

ВЫПУСКНОЙ  ВЕЧЕР

- Учитель Минус предложил всем, кто занимался проектом, принять участие в концерте на выпускном вечере для старшеклассников.
-  Что конкретно от нас требуется? – спросила Двоечка.
-  Что-то вроде маленького спектакля на тему о не волшебных царствах.
- Опять не волшебные царства! Не дают они нашим волшебникам покоя!
-   Может,  они что-то заподозрили?
-   Кстати, тебе не стыдно морочить отцу голову?
-  Вообще-то, стыдно, - признался Нолик, - но не открывать же  правду!
-  Почему бы  нет?
-  Ты  представляешь, что тогда начнется?
-  Думаю, ничего особенного.
-  Ошибаешься, наверняка состоится заседание старческого трибунала, после чего из нас вытянут все уравнения, а самих отправят на ферму к Хрюнчику.  Строго-настрого запретив заниматься волшебством.
-   По-моему, ты преувеличиваешь.
- Ты с уставом Пятиугольника знакома? Там черным по белому написано: «Волшебник, прибегший к помощи не волшебных предметов, а также использовавший неизвестные старые, либо вновь придуманные заклинания, повлекшие за собой негативные последствия, подлежит   высылке  из города для простых работ на фермах». Понятно? 
-  Что подразумевается  под негативными последствиями?
«То, что может привести к ниспровержению устоявшегося порядка,  а именно, справедливого и мудрого правления Совета Пяти волшебников, именуемого Пятиугольником». 
-  Те, кто писали Устав, прежде всего, думали не о благе царства, а о себе и своих привилегиях.  Власть, это не материальные ценности, которых у нас и так переизбыток. Она сладка, с властью   добровольно  не расстаются.  Твой отец не такой. Он должен нас понять. Если на смену Великим волшебникам придут молодые, больше знающие и лучше умеющие, зачем ссылать их на ферму?
-   Я не жажду власти, - поморщился  Нолик.
-  Мы вольно или невольно  вмешались в дела царства. Защищать Лукоморье от возможной угрозы, разве это не прерогатива власти? Может быть, мы должны не скрытничать, а объединиться с Пятиугольником?
-  С этими старыми хрычами? Да у них мозги заросли мхом!
-  Ты должен, прежде всего, откровенно поговорить с отцом.
-  Он связан клятвой и Уставом, - Нолик пожал плечами, - боюсь, он просто  запретит нам путешествовать, этим все кончится. Давай не будем  спешить. Лучше подумаем, как подготовиться к выпускному вечеру.
- Не нужно ничего придумывать, - ответила Двоечка, поглаживая пса. Тот буквально млел от удовольствия.  - Сыграем короткую сценку, как мы с тобой оказались на выпускном вечере в не волшебной школе. Декорации изготовить не сложно. Котом в сапогах будет Полимер, Бармалеем  Квант,  а мы с тобой изобразим сами себя. Я напишу короткий сценарий, включающий лотерею и Рому-самбиста. Главное, придумать удачные диалоги и реплики, чтобы зрители почувствовали не волшебную атмосферу.
          -    А кто будет песни исполнять?  Помнишь школьный ансамбль?
-  Хорошо бы, конечно, заполучить этот ансамбль, - мечтательно произнесла Двоечка, - но, к сожалению, это невозможно. Почему бы в качестве ансамбля не использовать Хрюнчика и его визгунов?
-    Отличная идея!  Только сначала им придется  выучить песню о колечке.
-    Думаю,  Хрюнчик справится.
-   Двоечка, ты просто гений! – просиял Нолик. -  Поросята придадут сценке особый колорит.   Только давай не будем упоминать сапоги-скороходы.  Пусть вместо них  будет просто  формула для путешествий.
-  Сегодня же сяду за сценарий, - сказала Двоечка, -  а ты привези в город поросят.
- Не самая удачная идея, - поморщился Нолик, - представляешь, что будет, если они у меня поселятся?
-   Их можно устроить в общежитие для школьников.
-   Сделаем иначе. Пусть пока  разучивают текст песни на ферме.
-   Ты помнишь слова?
-   У меня нет ни текста, ни музыки. Кроме того, мне медведь на ухо наступил.
-  Доставай запоминалку, я попробую  напеть.
Двоечка, безобразно фальшивя,  запела.
-  Не думала, что это будет так трудно, - в конце концов, призналась она.
-  Главное,  теперь у нас имеется текст, - сказал Нолик, поднимаясь из-за стола.
-  Уже уходишь? Можно я задержусь  немного,  пес обожает, когда я его глажу и чешу за ухом.
-  Ты его совсем избаловала. Смотри, скоро от великой любви он начнет проверять  твои  уроки.
-  Ничего, я с ним как-нибудь договорюсь.
Нолик произнес формулу перемещения и отбыл на ферму.
На даче, Квант с Полимером, приведя  одежду в соответствующий вид, скомандовали Попрыгунчику: «Пошел!».
Тележка выпрыгнула в знакомом переулке, где ее и оставили, придав вид потрепанной малолитражки. Друзья отправились к Паше.
Дверь открыла  бабушка.
-  Павлика дома нет, занятия в школе закончились, он в лагерь отдыхать уехал, вместе с Ваней.
-   Надолго? – огорченно спросил Квант.
-   Почитай, на все лето. А вы кто будете?
-   Мы из школы, одноклассники.
- Что-то я вас не припомню, - сказала въедливая старушка, внимательно  разглядывая  ребят через очки.
-  Мы из параллельного класса, -  Квант потащил Полимера прочь. Расспросы  им были ни к чему.
-  Что будем делать? – спросил Полимер, когда они вышли на улицу.
-  Что-нибудь придумаем, - Квант  обратился к одному прохожему, затем к другому.  Но никто не знал, как добраться до  магазина технической книги.
Наконец, им повезло, представительный мужчина в очках и с дипломатом,  ответил:
-  Вам  нужно проехать на метро   две остановки.
-  Спасибо, - поблагодарил Квант.
Вскоре ребята увидели на одном из зданий большую букву «М».
-  Смотри, волшебные двери, - оказавшись в вестибюле, испуганно произнес Полимер.  – Они нас не пропустят.
Некоторое время наши герои наблюдали, как люди проходят через турникеты.
-  Нужны специальные карточки, а их у нас нет, и купить не на что, - заметил Полимер.
-  Сам знаю, что не на что, - огрызнулся Квант, -  помолчи, не мешай думать.
-  Я понял, - сказал он, наконец, - нельзя  пересекать  вон те лучи света. Вспомни детскую формулу. Пять минут невидимости, и мы на платформе.   Вперед!
Физик оказался прав, друзья беспрепятственно проникли на станцию.
-  Помнишь, Паша рассказывал, как  оказался в Тридевятом царстве? Нам нужно забраться в эту большую железную телегу.
-  Она похожа на сердитое чудовище.  Нас не съедят?
-  Не говори глупости!
- В какую сторону нужно ехать? – Полимер покрутил головой. Оба направления казались равноценными.  Пришлось снова обратиться к   местным жителям.  Наконец, добрались до нужной станции.
Оказавшись на улице, отыскали магазин.
- У нас нет денег, как мы купим справочник? – разволновался Полимер.
-  Включи мозги, химик, Вольные мы волшебники, или нет?
Ребята подошли к прилавку, за которым скучала молоденькая продавщица.
-  Вы не могли бы показать нам справочник по радиотехнике? – обратился к ней Квант.
- Пожалуйста, - ответила та и выложила на прилавок три толстых тома.  Квант мысленно произнес запоминающую формулу. Теперь в его распоряжении  имелся  дубликат каждой  книги.
-  Спасибо, - поблагодарил он, направляясь к выходу. Полимер последовал  за ним.
-  Вы даже их не посмотрели, – удивилась продавщица.
-  Посмотрим дома, - ответил Квант. Ребята покинули магазин.
-  Что теперь?
-  Задание выполнено, можно возвращаться.
-  Давай немного прогуляемся, - предложил Полимер. -  Времени у нас навалом.
-  Почему бы  нет?
-    Где-то здесь  невидимка бродит, «То, не знаю что».
- Пусть себе бродит, - рассеянно  ответил Квант.
Сгустились сумерки. На улицах зажглись фонари. Мимо проносились  железные телеги с пассажирами. Наши герои останавливались у витрин магазинов, разглядывая выставленные товары.
В это время из ближайшего переулка им навстречу вышли четверо ребят в джинсах и кожаных курточках.
-  Эй, чуваки, - обратился к ним плотный, широкоплечий мальчик, - я на этой улице хозяин. Гоните  денежки,  и сотовые телефоны.
-  Зря время теряешь, Лехан. Засветил в репу, да отобрал. И дело с концом! – сказал второй.
-  У меня крутые кореши, - продолжал тот, которого назвали Леханом, - ждать не любят.
-  Что им от нас надо? – нервно спросил Полимер.
Квант не ответил. Ни одного подходящего заклинания не приходило в голову.
         Непробивайка защищала от стрел, копий, пуль. Но, увы, оказалась  бессильной против тяжелых кулаков. Оба Вольных волшебника были грубо и безжалостно повержены на землю. Противники склонились над ними.
-  Проверь карманы, - деловито сказал приятель Лехана.  Квант поспешно произнес  формулу кратковременной невидимости, за ним то же повторил  Полимер.
-  Куда они делись? – хулиганы  в недоумении озирались.
Квант поспешно копался в памяти. Он воспроизвел первую попавшуюся  формулу. В воздухе возник чайник. На головы ребят полилась горячая вода. Досталось Лехану и приятелю, стоявшему рядом.  Остальные  успели отскочить. Вид висящего чайника поверг драчунов в ступор. Квант шепнул Полимеру: «Бежим!». Они вскочили на ноги и побежали. Невидимость вот-вот должна была закончиться, а подобную формулу можно было использовать повторно не раньше, чем через полчаса. Наши герои  свернули за угол ближайшего дома.
Полимер  вполголоса ругался, отряхивал одежду, и проклинал этот  жестокий мир. Квант осторожно выглянул из-за угла и едва удержался от  смеха.
-  Они промокли насквозь, как после сильного ливня. И покраснели, как раки. Я такой чайник видел в харчевне. В нем литров восемь, не меньше. Теперь уходим, здесь делать нечего.
Ребята без приключений добрались до тележки.
Великий Арифметик вернулся домой и обнаружил Двоечку.
-  Где мой сын?
-  Он скоро будет. Как у вас дела?
-  Сплошные огорчения.
Великий Арифметик   налил себе чай.
-  Могу я поинтересоваться, откуда у тебя этот значок? –  спросил он.
-   Я его нашла.
  Отец Нолика нахмурился.
-  Такие вещи на улице не валяются, заметил он.  - Второй раз за   неделю  встречаю  эмблему Вольных волшебников.  Все же, где ты его взяла?
-  У нас  свои секреты, - улыбнулась Двоечка.
-  Вот как? –  Впервые Арифметик подумал о том, что сын может от него что-то скрывать.
-  У нас такая игра, мы спасаем  Лукоморье от нашествия Ужастников,  обезоруживаем Кощея бессмертного, ходим в походы по не волшебным царствам.
Арифметик  рассмеялся.
-  Хорошая шутка.
-  Уравнение мгновенного перемещения в пространстве  тоже шутка?
Волшебник подскочил в кресле. – Откуда тебе известно об этом уравнении?
-  Мне сон приснился, вещий. Вы, Великий Арифметический волшебник, принесли страшную клятву. Во-первых, хранить молчание, во-вторых,  не  чинить нам  препятствий.
-  Кому это,  «нам»? – ворчливо спросил Арифметик.
-  Называйте нас Вольными волшебниками.
-  С какой стати я должен клясться…
-  Давай, давай, клянись! –   вдруг подал голос пес.
- Ты туда же? Это заговор! – волшебник вскочил с кресла и в волнении забегал по кухне.
- Что делается, - воскликнул он, - мы ищем разгадку по всему Лукоморью, но никто  не догадался поискать под собственным носом!
-  У вас  ужасный Устав, - заметила Двоечка.
-  Устав писал не я, - возразил  Арифметик.
-  Пожалуй, я кое-что расскажу. Обещайте сохранить это в тайне.
Почти полдня потратил Нолик, чтобы растолковать Хрюнчику задачу. Тот пришел в восторг от перспективы участвовать в выпускном вечере. Визгуны  распевали песенку про колечко, она пришлась им по вкусу и, похоже, вскоре должна была стать  хитом сезона.
Нолик добрался домой  к полуночи.
На кухне мальчика встретил отец.
-  Мы тут беседовали с твоей подругой. Ты ничего мне не хочешь сказать?
-     Не сегодня, отец.
-    Тогда послушай меня.  Давным-давно, молодой и честолюбивый, я верил, что смогу отыскать нечто особенное, прославиться и  перевернуть мир. В поисках  неведомых тайн я много путешествовал,  и в результате  обрел тебя, сын.
-    Ты  мне об этом говорил, отец.
-  Это  часть истории. Я нашел тебя в глухом лесу, недалеко от того места, где ты отдыхал прошлым летом.  Ты не помнил ничего, даже своего имени. Всему тебя пришлось обучать заново. Одежда твоя выглядела истлевшей, словно ее  носили   тысячу лет, а в руке была зажата одна вещь.
-    Какая вещь, отец?
-  До сегодняшнего дня я никому ее не показывал.  У Пятиугольника могли появиться нежелательные вопросы. Но сегодня я увидел точно такую вещицу у твоей подруги.
-   У Двоечки?  Неужели…, -  Нолик уже догадался, о чем идет речь.
Великий Арифметик протянул мальчику значок Вольных волшебников. Нолик взял маленький кусочек металла. Цвет значка был скорее бордовым, нежели красным, словно эмаль подверглась воздействию высоких температур.
          -  Спустя несколько лет  мне вновь довелось побывать в тех местах. На берегу моря я обнаружил  огромный камень, размером с двухэтажный дом,  в форме куба. На камне была нарисована дверь.   Кот Ученый сказал мне, что камень этот, все, что осталось от древней твердыни, крепости Вольных волшебников, столицы  непобедимой империи. Стены, башни, все давным-давно рассыпалось в прах.  Легенды говорят  о войне  богов с пятеркой могущественных Вольных волшебников, правителей империии. Боги могли потерпеть поражение, если бы  Златогор однажды не пустился на хитрость. Он подсунул  волшебникам задачу, которую, как он думал, они не смогли бы решить. В задаче предлагалось проложить дорогу в мир, где волшебные силы многократно  превосходили наши. Златогор математически обосновал существование такого мира.
           Волшебники, преисполненные   гордыни,  считали, что неразрешимых задач для них не существует. Они ставили себя  выше богов.   Представь, они   справились с  задачей! Что после этого случилось, не знает никто.  Из пятерых волшебников четверо навсегда канули в неизвестность.
-  А последний, пятый?
          - Всевед был единственный, чье имя  дошло до нас сквозь бездну времен.  В то время как  четверо бились над решением  задачи, он бродил по лесам, и,  только поэтому  уцелел.  Но следы его за три тысячелетия   затерялись в веках.
          -   К чему ты мне это рассказываешь?
           -  Будь осторожен, мой мальчик. Не всякое знание приносит благо, иное ведет к гибели. Не забывай про Пятиугольник. Волшебники тоже  люди, со своими  страстями и недостатками. И помни,  в  трудную минуту  всегда можешь на меня положиться.
У себя в  комнате Нолик как следует, разглядел значок. Потемневшая эмаль была покрыта сеткой трещин. Что  случилось с этим кусочком металла, который он некогда держал в руке? Означает ли это, что он, Нолик,  каким-то образом связан с Вольными волшебниками?
Нолик произнес умножалку. Перед ним оказались два одинаковых значка. Вещица полностью утратила волшебные свойства.  Значок, который с гордостью носила его подруга, умножению не поддавался. 
На следующий день Нолик отправился к Двоечке. На этот раз он решил воспользоваться телегой, и вскоре подъехал к ее дому.
Он поднялся на четвертый этаж.
-   Открывайся, дверь! – нетерпеливо приказал он.
- А вежливость где? – последовал сварливый ответ. -  Звонить, кто будет?
Нолик позвонил.
Дверь открылась.
-  Чем занимаешься?
- Работаю над сценарием, - ответила Двоечка. - Декорации   смастерила.
-  Покажи.
-  Я использовала всего несколько формул, -  девочка махнула рукой. Вдоль стены заклубилось  туманное облако. Появились стилизованные картины не волшебного мира. Шагали  нарисованные пешеходы, плавно двигались  коробки автобусов. Дома из стекла и бетона доставали до облаков.
-  Неплохо, - одобрил Нолик.
-  Со сценарием еще проще. Полимер, он же Кот в сапогах, встречает нас во дворе школы. Декорация, изображающая  двор, готова. Дальнейшее действие происходит в школе. Танцы, Русалка, которая вертится вокруг тебя, лотерея, и, наконец, Рома-самбист.
-  Гришку будет играть Квант, а кто сыграет Рому?
Двоечка наморщила лобик.
-  Можно попросить кого-нибудь из ребят. Числителя, например.
Теперь поморщился Нолик.
-  Какой самбист из Числителя! Боюсь, на эту роль непросто будет кого-то подобрать.
- Роль  занимает всего одну минуту, - пренебрежительно заметила Двоечка.
-  Именно поэтому ее нужно хорошо сыграть.
-  Привези, в конце концов, самого Рому. Пусть сыграет  себя! К тому же, не мешает  проверить, помогло ли  Роме мое лечение. Мы ведь этого так и не узнали.
-  Не слишком ли все это сложно? Его придется  замаскировать, придать видимость волшебной силы, а также придумать эмблему.
-  Ерунда. Нарисуем эмблему Лесников. Их сейчас множество бродит по лесам. Никто не распознает в нем выходца из не волшебного мира.
-   Веник распознает.
-  Не станет же он кричать: «Хватайте мальчишку, он из другого мира!».
-  Осталось получить согласие Ромы. Вдруг твое волшебство на него не подействовало?  Тогда  кончится тем, что парень  намнет мне бока.
-   Я уверена, он излечился.
-  Прихвачу с собой мешок с дубинкой, - пробормотал  Нолик, - на всякий случай.
-   Главное, чтобы Рома  оказался дома, а не уехал отдыхать, как  Паша с Ваней.
-  Я могу его отыскать где угодно. На даче, в летнем лагере, и даже на луне.
-  Тогда действуй. Вечер послезавтра, а Роме еще предстоит учить роль.
-  Ничего себе, роль,  произнести единственную фразу и  швырнуть меня на  землю!
-  Все равно, на это нужно время.
-  В таком случае, я  пошел  в музей за дубинкой.
В это время в музее  Полимер раскрыл толстый фолиант, в кожаном переплете, с медными застежками.  Под слоем пыли, поднявшейся плотным облаком,  открылось название: «Тайны экзотической магии».  Полимер  прочитал первый абзац.
- Что с тобой? – вдруг спросила Лесничка. Мальчик   стал  прозрачным и  студенистым. Он посмотрел  в зеркало,  висевшее на стене, и выронил книгу.
-  Помогите! – в панике закричал он. – Я сейчас растворюсь!
- Я тебе говорила, что нельзя пользоваться незнакомыми формулами, - проворчала девочка. – Что теперь  делать?
- Караул, вызывай волшебников! – воскликнул бедняга, дрожа от страха.
- Кто тут зовет на помощь?
Нолик с первого взгляда  все понял. Он поднял с пола  книгу, открыл ее и прочитал заклинание от конца, и до начала. К Полимеру тут же вернулся прежний облик.
-  Как тебе это удалось? – поинтересовалась Лесничка.
-  Экзотические заклинания расколдовываются в обратном порядке, это  известно даже начинающему волшебнику. – Нолик протянул книгу приятелю, однако тот шарахнулся от нее, как от ядовитой змеи.
-  Послушай, мне опять понадобится мешок с дубинкой.
-  Надолго?
-  Думаю, до вечера управлюсь.
- Вернешь завтра. Я пока наколдую на витрине морок, от настоящего мешка не отличить. Иначе  леший может поднять шум.
Забрав мешок, Нолик перенесся на дачу Кванта. Верный Попрыгунчик стоял наготове. На улице стемнело, Нолик даже не удосужился переодеться. Кто будет в темноте разглядывать его одежду?
Он не знал, в какой квартире живет Рома. Поэтому, добравшись до  подъезда,  наколдовал простенькую следилку и запустил по этажам. Невидимое и  не слышимое уравнение поиска  устремилось по квартирам. Минуту спустя Нолик поднялся на третий этаж и позвонил.
Дверь открыл сам Рома. Глаза его расширились от удивления. В них мелькнул давнишний страх.
-  Ты?
-  Можно войти?
- Заходи, хотя не ожидал.… У меня тут беспорядок, - сбивчиво проговорил мальчик. Нолик прошел в комнату. На диване высилась гора книг и учебников, дисков с музыкой и игрушками. На столе среди живописного беспорядка лежал компакт-плеер с перепутанными проводами, наушники, а также множество разных предметов, вроде листов бумаги, ручек, карандашей, сотового телефона, перочинного ножика, калькулятора. Подоконник и часть стола были заставлены горшками с комнатными растениями.
-  Извини за тот вечер, - сказал Рома, потупившись, -  я вел себя неправильно.
Нолик подумал, что напрасно прихватил из музея мешок.
-  Это  в прошлом. У меня к тебе  предложение.
-  Я слушаю.
Рома  выжидающе смотрел на гостя.
-  Думаю,  ты уже понял, что мы не простые ребята, - начал Нолик, - в нашем царстве живут волшебники, а называется оно Лукоморьем.  Нам срочно понадобилась твоя помощь.
-  Ты меня  не разыгрываешь?  Лукоморье, что, в самом деле, существует? И Золотая рыбка? И старуха с корытом? И Кот с Русалкой?
-  И поросячий пятачок вместо носа, - в тон ему добавил Нолик, - тебя однажды заколдовали,  какие нужны еще   доказательства?
-  Нет, нет, - испугался Рома, - я тебе верю! То-то Паша  стал в стенгазету сказки писать, я еще  подумал, отчего бы?
-  Я предлагаю тебе небольшое путешествие. Послезавтра у старшеклассников волшебной школы выпускной вечер. Будет концерт самодеятельности.  Мы с друзьями подготовили  небольшую сценку с  маскарадом и демонстрацией САМБО.
Рома поморщился.
-   Меня опять превратят в поросенка?
-   Никаких превращений. Наденешь маску, скажешь два слова, кинешь меня на пол и отправишься домой. Вот и все.
-  А экскурсия по Лукоморью? Я бы хотел посмотреть, как живут волшебники.
-  Такие путешествия  чреваты непредсказуемыми последствиями. Никто не должен догадаться, откуда ты явился. Мы представим тебя, как одного из лесных практикантов.
-  А  вдруг кто-нибудь узнает, что я  не волшебник?
-  Мы этого не допустим.
-  Неужели для минутной сценки понадобился именно я?
-  Чтобы войти в роль, нужно самому все пережить. К тому же, мы не знаем САМБО.
-   У вас никто не занимается борьбой?
-  Существуют так называемые борцовские заклинания, их держат в секрете и днем с огнем не сыскать.
-  Что подумают мама и папа, если я исчезну на два дня?
-   Напиши  записку, что уехал в гости.
-  Они у меня  нервные. Тем более, после того, что случилось в школе.
Нолик нахмурился.
-  В таком случае, придется придумать заморочку, - он помолчал немного и добавил, - вместе с отшибалкой памяти.
-  Это не опасно? – встревожился Рома.
-  Не беспокойся, просто твои родители  на какое-то время перестанут обращать на тебя внимание. Точнее  не на тебя, а на призрак, который будет постоянно находиться в твоей комнате.
-  И долго он здесь будет торчать?
-  Пока ты не вернешься.
Нолик проделал  необходимые манипуляции.
-  Готово, - сказал он, после чего ребята  направились в переулок, где, как обычно, Нолик оставил Попрыгунчика.
Надо же было такому случиться, что рядом с переулком они встретили четырех приятелей, с которыми недавно столкнулись Квант с Полимером.  Лехан с дружками  искал, на ком выместить обиду.   Недавнее происшествие они посчитали массовым гипнозом.
-  Рома, что это за сморчок с тобой? – спросил Лехан. – И зачем у него в руках  мешок из-под картошки?
-  Это драчуны из секции САМБО, одному мне с ними не справиться, - шепнул Рома.
-  Не беспокойся,  все будет в порядке.
- О чем вы там шепчетесь? – приятель Лехана приблизился: -  Вам, ребята,  сегодня не повезло!
-   Я готов к честному поединку, а друга моего не трогайте!
-  Кто тут болтает о честном поединке? Нас сильно обидели, надо срочно выпустить пар. Будет тебе, приятель, и твоему хилому дружку головомойка.
-  Что мы вам  сделали плохого?
- Не вы, а мы вам сделаем! – Четверка драчунов разразилась неприятным смехом.
Рома встал в стойку, Нолик тряхнул ветхой мешковиной. Роме показалось, что из мешка выскочило что-то продолговатое и принялось мелькать направо и налево. Послышались удары, как будто кто-то  выбивал палкой  пыль из ковра. Лехан с приятелями так и не поняли, кто на них напал. Они отбивались,  кричали, пытались защищаться, однако противник, казалось, был невидимкой. Приемы не помогали. Не было видно ни рук, ни ног, чтобы провести подсечку, или поймать нападавшего в захват.  Болезненные  удары сыпались со всех сторон. Лехан на мгновение ухватил что-то верткое, оно тут же выскользнуло и обрушилось ему на спину. Он упал, снова вскочил, и опять был сбит с ног. Приятели также  безуспешно пытались дать отпор. В конце концов, все  они, изрядно поколоченные и помятые, оказались на земле. Слышались только  стоны и проклятия.
-  Дубинка, в мешок! – скомандовал Нолик, и повернулся к Роме. -  Пойдем отсюда.
-  Как тебе это удалось?
-  Расскажу позже.
В переулке они уселись в старенькие «Жигули».
- Никогда бы не подумал, что в волшебную страну можно доехать на машине, - удивился Рома.
-  Это не машина.
Автомобиль превратился в тележку на куриных лапах. Тележка резво помчалась по переулку и вдруг оказалась внутри бревенчатого сарая.
-  Приехали. – Нолик спрыгнул на пол.
- Где мы? – Рома  удивленно огляделся по сторонам.  Одна из стен  исчезла, открыв проход в комнату. В комнате был минимальный набор мебели: стол, стулья, книжный шкаф. На полу сидело некое проволочное создание, с любопытством уставившееся на гостя черными бусинками глаз.
-  Добро пожаловать в Лукоморск! – сказал Нолик.
           Заканчивался месяц июнь, начиналась пора каникул,  летнего  отдыха. Старшеклассники, окончившие школу,  должны были   осенью отправиться на работу, каждый по своей специальности.
Выпускникам физического класса предстояло заниматься новыми уравнениями. Кому-то предложат работать на Лукоморской денежной фабрике, другим преподавать в школе. Не останутся без дела  химики. Некоторые вместе с почвоведами займутся изучением  влияния вредных примесей на рост растений, другие  микроэлементами, входящими в состав продуктов.  Отличники будут искать новые материалы и сплавы, чтобы потом использовать их в быту. Менее удачливые отправятся на рутинные работы: изготавливать обувь, выпекать хлеб, водить телеги.  Девочки химики, как правило,  устраивались на кондитерскую фабрику.
Биологи займутся изучением поведения животных, ботаники будут возиться с  растениями. Арифметики…, арифметикам найдется дело всюду.  Умножать, делить, сокращать, эти операции как воздух были необходимы всем, кто трудился на благо жителей Лукоморья.
К вечеру последнего в этом году учебного дня в актовом зале школы собрались в полном составе  учащиеся и преподаватели. В первом ряду  восседал директор Гугол вместе с Пятиугольником. Второй ряд занимали учителя, арифметик Минус, химик Эфир, историк Былина, учительница музыки Нотка, и другие. Здесь же можно было увидеть скучную даму, корреспондентку «Стробоскопа» по имени Рукопись. На последнем ряду  устроился Хрячик, державший наготове запоминалку.
Когда все расселись, и в зале наступила тишина, на сцену вышла Единичка, которая должна была объявлять номера программы. Нолик и его команда сегодня выступали первыми.
За кулисами  Нолик с волнением наблюдал за залом. Как-то воспримут зрители их короткий сюжет? Неожиданно кто-то положил ему руку на плечо.  Мальчик обернулся и с удивлением увидел уборщика.
-  Я заметил в вашей компании мальчика, его зовут Рома. Что, если я   открою людям, кто он такой и откуда  прибыл?
Вместо ответа Нолик извлек из-за пазухи засаленную кепку.
          -  Это не вы потеряли?
-  Где ты ее взял? -  удивился Веник. Его инкогнито раскрыто, и подумать только, кем!
         Он поспешил убраться. Парень-то оказался ох как не прост! И лицо его казалось знакомым. Где они встречались, леший его забери? 
-  Начинаем выпускной концерт! –  объявила Единичка. -  Сценка  для тех, кто мечтает об иных мирах.
Из-за кулис вышел Нолик, в джинсах, курточке и кроссовках, за ним  Двоечка.  Появились декорации, школьный двор, автомобиль,  Кот в сапогах, он же Полимер.   Заиграла музыка, хор поросят с прихрюкиванием запел «Колечко». Зал притих. Никто из присутствующих даже не улыбнулся. Картина оказалась удивительно не волшебной. Хрячик  на последнем ряду высоко поднял рогатку запоминалки, стараясь ничего не пропустить.
-  Великие боги, да они там были! – громко произнес Гугол. – Разве можно такое выдумать?
-  Ребята, вне сомнения талантливые, - поморщилась Рукопись, - но не стоит приписывать им могущество богов.
-   Это всего лишь удачный спектакль, - заметил Великий Арифметик.
-   Ничего особенно, -  добавил Многомер.
Он не допускал даже мысли, что школьники из младших классов могли превзойти в науках его, Великого Физика.
Квант в наряде Бармалея с картонной саблей в руках в это время забрался на трибуну и принялся угрожать Лукоморью.   
Кот в Сапогах объявил лотерею. Само понятие лотереи  было чуждо жителям Лукоморья. Зачем выигрывать вещи, когда вокруг всего навалом? Подходи, и забирай! 
         - Такие отношения между людьми существовали у нас в глубокой древности, - прокомментировал историк Былина.
Плеер аудиторию заинтересовал. Поросята вновь запели, при этом  звук, казалось,  исходил  из аппарата. Арифметик помрачнел.  Он помнил это механическое устройство для извлечения звуков, которое не так давно собственноручно обнулил.
Больше всего поразил  зрителей Рома. Было в нем что-то, «не от мира сего». Не помогла даже волшебная маскировка.  Когда он произнес: «Я злой кабан Рома!» и добавил про САМБО, зал замер, затаив дыхание.
-  Таких имен не бывает! – прошептала потрясенная Рукопись. – И что такое САМБО?
-  Кто придумал эту песню? – в свою очередь, вопрошала Нотка. -  Я ни с чем подобным  не сталкивалась!
Когда Нолика толкнули, и он упал, зрители не могли удержаться от негодующих возгласов. Наконец,  действие закончилось, занавес опустился.
Зал принялся аплодировать. Великий Арифметик хмуро покосился  на   Пятиугольник.  Гугол казался сосредоточенным, мысли его витали  далеко.  Химик с задумчивым видом вертел в руках запоминалку. На лице Геометра были написаны скепсис и недоверие. Многомер бормотал формулы, и что-то подсчитывал в уме.
«Стоило ли их дразнить?», - подумал Арифметик.
-  Кажется, мы разворошили муравейник! – сообщил Нолик, когда друзья собрались  во дворе школы.
-   Ну и что? - беззаботно отозвалась Двоечка.
-  Давайте  переправим домой  главного героя, – сказал Нолик, имея в виду Рому.
-  Пока  Пятиугольник не вцепился в него мертвой хваткой, - добавил Квант в костюме Бармалея, поигрывая саблей.
-   Хотелось бы посмотреть город, - сказал Рома.
          -  Не сходить ли нам в харчевню? - предложила Двоечка. Друзья не возражали.

0

29

Глава двадцать шестая

КРЕПОСТЬ  ВОЛЬНЫХ  ВОЛШЕБНИКОВ

На следующий день в школе собрался Пятиугольник, на котором вновь присутствовал директор Гугол.
-  Я бы хотел  сообщить уважаемым членам Совета, -  начал он, - что в лице Нолика мы получили величайшую загадку Лукоморья.
Арифметик нахмурился, Геометр хмыкнул.
-  Не верите? Сходите к фонтану Сообщений, посмотрите, что пишут люди!
-  Что же они такого пишут? – поинтересовался Многомер.
- Народ уверен, что вчера мы наблюдали не  постановку, а  настоящую передачу из не волшебного мира.  Кстати, этот мальчик, Рома, кто он такой?
-  Рома  лесничий,  работает в лесах.
-  Вам встречался кто-нибудь с таким именем?
-  Они там, в лесу немного диковатые, и имена у них такие, - подал голос Географ.
-  Тогда ответьте мне, - не унимался Гугол, - куда он подевался?
- То есть, как, куда? – великий Физик удивленно посмотрел на директора. – Разумеется, вернулся в лес.
-  Никуда он не вернулся! Вчера, во время представления, я прицепил к нему маяковое заклинание. Представьте, его нигде нет. Он исчез, испарился!
-  Может быть, он отправился  в Тридевятое царство?
-  Нет его ни в Тридевятом, ни в Тридесятом царстве.
- А что, если этот Рома не живой мальчик, а всего лишь структурный морок? – предположил Геометр.
-  Вчера в харчевне он наворачивал борщ за троих. Мороки, как и призраки,  подобным образом себя не ведут.   Они вообще не слишком похожи на живых людей. Что у нас происходит? – повысил голос Гугол. -  Появляются и исчезают не волшебные люди, словно здесь проходной двор. Никому неизвестные мальчишки,  запросто путешествуют в другие миры. В конце концов, мы управляем этим царством, или кто-то управляет нами?
-  Уважаемый директор изрядно сгустил краски, - возразил Арифметик, - если ребята чего-то добились, это нужно поставить им в заслугу, а не подозревать в не волшебных грехах.
-  Вы предлагаете сидеть и ждать, пока на нас обрушится очередная напасть? – язвительно заметил Гугол, и добавил: - Вспомните нашествие!
-  Что касается моего сына и его друзей, их не в чем обвинить. Они талантливы? Да!  Инициативны, да!  Но за это  не наказывают.
-  Ваш приемный сын несколько не стандартен, - примирительно  заметил Многомер.
-  Это также  следует отнести к его достоинствам.
-  Давайте пригласим мальчика  на заседание Пятиугольника и обо всем, как следует, расспросим, - предложил Гугол.
-  Я бы советовал пока ограничиться наблюдением, - возразил отец Нолика.
-   Я поддерживаю высокоуважаемого Арифметического волшебника.   Или вы полагаете, мальчишка тут же  выложит нам свои тайны? – хмыкнул Географ.
-   Хорошо, давайте подождем! – неожиданно согласился  директор.
Обсудили затем Желтую травянку, болезнь, поражающую культурные растения,  захватившую южную часть Лукоморья, а также положение дел с Кощеевым царством (собственно, исследования в этой области зашли в тупик). Договорились о том, как  заглушить слухи, возникшие в городе после концерта. На этом заседание закрылось.
В это время виновник переполоха  сидел дома и пил с друзьями чай.
Чаепития у наших друзей стали  доброй традицией.
-  Кажется, я вычислил Чернодыра, - сообщил Нолик. - Он сильно изменился, представьте, из разрушителя превратился в созидателя
-  Кто же это? – вскинулась Двоечка.
-   Наш обожаемый директор школы Гугол.
-  Что? – Двоечка чуть не выронила чашку.
- Вот это маскировка, - восхищенно пробормотал Квант, - я его недавно проверял,  волшебная мощь никогда не превышала одной десятой «ВВ».
-  Боги могут многое, - ответил Нолик. -  Кстати, никто из вас не задумывался, откуда взялись портреты ученых в школе, кто развесил их по стенам?
-  Они возникали сами собой, - сказал Полимер.
-  И никого не удивляют имена ученых.
-  Погодите, это же ученые из не волшебного царства!
- Наконец-то, дошло! – сказал Нолик. –  Работа не чья иная, как   Златогора.
-   Что  такое «ВВ»?   Сколько раз слышу, а спросить забываю, - сказала Двоечка.
-  Единица волшебной мощности, - пояснил Квант. -  Волшебство принято измерять в «Вольных волшебниках».
         -  Получается, что злой бог является директором школы? – пробормотал потрясенный Полимер.
- Не злой, а строгий, - заметила Двоечка.
-   Братья, Златогор и Чернодыр, не узнавая друг друга, много лет бок о бок проработали в нашей школе!
-   А когда  узнают? – спросил Квант.
-   Подерутся, могут разнести в пух и прах весь город.
-  Будем надеяться,  в ближайшее время этого не случится, - сказал Полимер.
-  Откуда у тебя значок Вольных волшебников? – обратилась  Двоечка к Нолику. -  Какой-то он потемневший и весь в трещинах.
-  Действительно, откуда? – подхватил Квант.
Нолик рассказал друзьям о  крепости на берегу моря и о том, как   неподалеку от того места подобрал его, потерявшего память, отец.
-  Говоришь, на камне нарисована дверь? – задумчиво произнес Квант. – Если есть дверь, значит, в нее можно войти.
- Как обстоят дела со связью, - спросил физика Нолик, - пригодились справочники?
-  Устройство готово, но я его еще не испытывал.
- Потом испытаешь.  Сейчас устроим экскурсию на берег моря. Допивайте чай, доедайте пироги, и вперед! 
Ярко светило летнее солнце. По голубому небу плыли редкие  облака, похожие на клочья ваты.   Шуршал волнами прибой, рассыпая в воздухе мириады  искрящихся брызг. Чайки с криком носились над водой.
- Где камень? – спросил Полимер. Нолик окинул взглядом песчаный берег. Вдалеке, за утесами он увидел вдруг призрачные контуры огромной крепости из белого камня, с  квадратными башнями и зубчатыми стенами.
  Это была крепость из его сна.
-  Вот она! – воскликнул  Нолик. На солнце набежало  облачко, крепость растаяла, как утренняя дымка. Друзья ничего не заметили.
-  Следуйте за мной, - Нолик уверенно повел их вдоль  берега. Преодолев каменную насыпь, путники увидели препятствие в виде  деревянного частокола с широким проемом вместо ворот. Нолик, не долго думая, прошел внутрь.
Большой круглый двор, опоясанный забором, оказался полон народу. Самые разные люди сидели и лежали на земле. Некоторые были одеты  добротно,  другие в лохмотья.  Тут  были мужчины,  женщины с детьми, и старики. Посреди двора располагалась грубо сработанная  хижина. Рядом  ребята увидели большое корыто с мутной водой.  Картину дополняли  несколько плодовых деревьев,  дававших скудную тень. Уныние и отчаяние были написаны на лицах людей.
-  Что здесь происходит? – спросил Нолик.
-  Еще один новенький, - раздался чей-то слабый голос.
-  Не один, а целых четверо, и с ними что-то вроде собаки.
Мужчина в лохмотьях, который сидел, облокотившись спиной о хижину, повернулся к ребятам. Лицо его казалось необычно худым.
-  Приветствую новых постояльцев, - сказал он.
-  Мы здесь не задержимся, - возразила Двоечка.
-  У нас неотложное дело, - добавил Квант.
Мужчина зашелся  смехом, и долго потом не мог откашляться. Вместе с ним засмеялись остальные обитатели этого мрачного места.
-  В кои то веки рассмешили, - сказал он, наконец. - Никто из нас  не собирался  задерживаться.
-  И у всех имелись неотложные дела, -  добавил кто-то.
- Я расскажу, с чего все началось. Давным-давно жил на свете бог Кряхтун-Болтун. Был он ужасно ленив, а единственной работой, которую выполнял с удовольствием, являлась болтовня. Он не мог промолчать  даже несколько минут. В конце концов, богам он смертельно надоел, и  его прогнали  прочь. Шел он, шел, и набрел на это пустынное место. Чтобы не погибнуть со скуки, очертил магический круг, запечатал его  самым сильным заклятием, а в центре соорудил для себя хижину. С тех пор неделю отсыпается, другую неделю  развлекается болтовней с путниками, которым не посчастливилось здесь оказаться.
-  Давно бы  сбежали, - заметил Полимер.
-  Попробуй, сбеги. Заклятие не пускает!
-  Он вас хоть чем-нибудь кормит? – поинтересовалась Двоечка.
-  Ага, догадался  сотворить несколько фруктовых деревьев, после того как  люди начали помирать с голода. А воду пьем из помойного корыта.
-  Надо было его прибить, и делу конец, - нахмурился Квант.
-  Это же бог, на нем синяки и раны сразу заживают. Вот и сидим здесь, времени счет потеряли.
Арифметическому псу  надоело бегать по двору, он выскочил за ворота и принялся с лаем носиться по берегу.
Полимер двинулся, было, за ним, но уперся в невидимую стену.
-  Сейчас я  синтезирую ядовитое  вещество и залью им  этого  Болтуна! – рассердился химик, силясь припомнить подходящую формулу.
-  Погоди, - сказал Нолик. Он замер, словно  к чему-то прислушиваясь. Из каких глубин памяти явилось ему уравнение?
Он взял Кванта за руку и громко произнес:
-  Кто желает  освободиться, встаньте цепочкой,  возьмите друг друга за руки. И   следуйте за мной.
Люди, шатаясь, поднимались на ноги. Падали от слабости,  снова вставали. Длинной вереницей потянулись узники на свободу.
Когда двор опустел, из хижины выскочил грязный,   заросший щетиной бог.
-  Кто посмел? – закричал он, топая в ярости ногами. Но  было поздно, последний сиделец  покинул  двор. Пришлось Кряхтуну-Болтуну  дожидаться новых путников.
-  Вы свободны, - обратился к людям Нолик, -  ступайте по домам.
-  Кого нам вспоминать в молитвах? – спросил кто-то.
-  Открой  нам свое имя!
-   Молитесь за всех добрых людей, чтобы  чаще помогали друг другу!
Наши герои продолжили путь и вскоре увидели камень.
Берег здесь выдавался в море в виде ровной, как стол насыпи.  На этой прочной основе, явно искусственного происхождения,  покоился  идеально ровный каменный куб, высотой в два этажа.  Странно было видеть подобное  сооружение на диком побережье. Еще более необычным было сознавать, что это все, что осталось от некогда непобедимой империи.
Не было заметно никаких следов воздействия времени  на каменную поверхность. Грани куба  казались идеально отполированными, разве что не блестели.  С одной стороны  была нарисована  дверь.
-  Как мы ее откроем? – спросил Полимер, толкая дверь руками. С таким же успехом можно было пытаться сдвинуть скалу.
-  Может быть, она запечатана каким-нибудь хитрым уравнением, - сказал Квант. Однако  сколько он ни разглядывал камень, не мог отыскать никаких следов волшебства.
Пес подошел к   стене и  задрал лапу.
-  Думаешь, это поможет  открыть дверь? – обратился к нему Нолик.
Он обошел сооружение,  но  ничего интересного  не обнаружил.
Пенился на прибрежных камнях прибой, кричали чайки.
-  Смотрите! – воскликнула вдруг Двоечка.  Стоило ей приблизиться, значок на ее груди вдруг засверкал нестерпимо ярким блеском, дверь исчезла, открыв темный проход. Она вошла, проход  закрылся. Никто не успел опомниться. Пес лаял, бегая вдоль стены, ребята  растерянно смотрели на дверь.
-  А если она не  выйдет? – тихо спросил Полимер.   
-  Тогда придется разломать  камень! – решительно заявил Нолик.
Полимер с сомнением покачал головой. Глыба простояла  тысячи лет. Ничто не могло причинить ей вреда. Даже время оказалось бессильным. Существовал ли способ ее расколоть, или хотя бы пробить  отверстие?
К счастью, этого  не понадобилось. Дверь открылась,   щурясь от яркого солнца,  появилась Двоечка. Стена за ней замкнулась. Пес кинулся к ней, прыгая от радости.
- С тобой все в порядке? –  Нолик с тревогой посмотрел на ее бледное лицо.
-  Что там внутри? – нетерпеливо спросил Полимер.
-  Дайте  прийти в себя. – Она присела на большой круглый камень.
- За квадратным каменным столом сидят три мальчика, у них эмблемы Вольных волшебников,  они очень похожи на тебя, -  Двоечка повернулась к Нолику. - Из отверстия в центре стола выбивается черное пламя. Мальчики держат ладони над этим пламенем.  Я хотела подойти ближе, но что-то меня удержало. Я испугалась, и поспешила уйти.
-  Так ты один из них? – обратился Квант к Нолику. -  Ты на них похож, и у тебя  был значок.
Тот пожал плечами.
-   Я должен  все увидеть сам.
          Он забрал у Двоечки значок, который ярко засверкал.  Дверь открылась.
Все было так, как сказала Двоечка. Трое ребят держали ладони над языками черного пламени, вырывавшимися из  круглого отверстия  посередине стола.  Они действительно были на него очень похожи. Нолик  подошел, не встретив преграды и, в свою очередь, прикоснулся к странному черному  огню. Огонь казался обжигающе  холодным, он отдернул руку.
-  Приведи Всеведа, брат, -  послышался  шепот.
Брат? Лица  обитателей крепости  осунулись, в глазах читалась бесконечная усталость. Сколько времени они провели здесь? И вдруг  с памяти словно упала  завеса, он вспомнил все: загадку Златогора, и то, как они с братьями открыли ворота в чудовищный  волшебный мир. Как оттуда полезло черное зло небывалой силы. Тысячи лет три брата сдерживали натиск. Если бы не они, все бы давно кончилось.  Не уцелели бы даже боги.  Ужастники в сравнении с волшебными силами   чужого мира выглядели жалкими букашками. Навсегда запечатать периметр можно было только  впятером.
-  Приведи брата, Силомер. Наши силы на исходе, - вновь раздался невнятный  шепот. Черные языки  взметнулись вверх, трое  склонились  над столом.
Когда-то, в незапамятные времена, Нолика действительно звали Силомером.
-  Ждите, братья, - ответил он, - мы придем.
Уравнения небывалого могущества переполняли его, вернувшись вместе с утраченной памятью. 
Нолик  вышел к друзьям. Теперь он мог открывать дверь, не прибегая к  помощи значка.
На него смотрели с надеждой.
- Там мои братья из последних сил сдерживают ужасное волшебство.  Если им не помочь,  всем нам настанет конец. Даже Кощею, хоть он  и  бессмертный.
- Что мы должны делать? – спросил Полимер, у которого от страха мурашки поползли по спине.
-  Нужно отыскать пятого брата. Впятером мы  справимся.
-  Так давайте его найдем! – пылко воскликнул Полимер.
-  Это не так просто, он сгинул в лесу три тысячи лет назад.
-  Тысячи лет твои братья сдерживали натиск. Месяц-другой  могут подождать, -  сказал Квант.
- Боюсь, у нас не больше одной, максимум, двух недель. Надо вернуться и как следует, все обдумать.

0

30

Глава двадцать седьмая

УЗЕЛ  ЗАТЯГИВАЕТСЯ

Этим утром в «Обжорне» за одним из столиков расположились четверо подростков. Школьная форма их отличалась обилием  карманов и слабым металлическим блеском.
Прочие одноклассники  разъехались на отдых.
Сумма  на даче ухаживала за своими любимыми ушанами, ее сосед по парте  и  даче, Делитель,  увлеченно занялся  выращиванием грибов.
Числитель со Знаменателем отправились в лес, на соревнования по игре в «Три мяча», которая пользовалась у обитателей Лукоморья особой популярностью.   Самой опасной здесь была роль судьи. Обиженная команда вполне могла заколдовать беднягу, закинуть в глухомань или непролазную топь. Поэтому судьями назначались исключительно лешие, или кикиморы, которым подобная участь  была не страшна.
Сомножитель вместе с приятелем Результатом занимался  волшебной гимнастикой под Лукоморском, в спортивном лагере «Великанчик».  Единичку родители взяли  в турпоездку по  Тридесятому царству.
Преподавательскому составу отдыхать предстояло только в августе. Весь июль подводились итоги занятий за год, намечались дальнейшие планы. Проверялось состояние школы, ее готовность к новому учебному году.
Тщательно отслеживались и уничтожались вредные заклинания и формулы,  придуманные учениками за  год. Так, например, учитель химии Эфир, обнаружил в классе уравнение,  создающее  дурно пахнущую смесь газов. Невыносимо смердело из угла, рядом с тем местом, где за последней партой сидел двоечник Квасец.  Эфир подозревал, что двоечник, таким образом, отомстил учителю за плохие отметки. Узнал (как выяснилось, у Полимера) подходящую формулу и оставил ее в кабинете на память. Теперь Эфиру предстояло полдня распутывать  сложное уравнение. То же самое происходило в других классах, хотя не всегда бесхозные уравнения являлись злостными подарками отстающих учеников.
-  Отец хотел, чтобы я отправился отдыхать на прежнее место, - сказал Нолик, смакуя ароматный земляничный кисель.
-  Ты, конечно, отказался, - констатировал Квант.
- Я не выдержал бы там и двух дней. Русалка ужасная зануда. Единственный, с кем  можно общаться, это Кот.
-  Париться летом в городе тоже не мед, - заметила Двоечка и обратилась к Нолику: -  Вы, в самом деле,  управляли целой империей?
-  Не империей, а большим процветающим городом-крепостью на побережье.  Мы правили справедливо, пользовались почетом и уважением граждан. Обитатели крепости с гордостью  называли нас «пять императоров».
-  Подумать только, - пробормотал Квант, - в харчевне по выходным подают медовуху «Пять императоров». А я гадал, откуда взялось такое странное название?
-   Что же, в конце концов, случилось с крепостью? – снова спросила Двоечка.
-  Боги завистливы. Они  не  любят, когда у людей дела идут  лучше, чем у них. Они развязали против нас войну.
-    И вы противостояли богам?
-   Мы были сильнее любого из них. Но нас было  всего пять, а их сотни. Они тут же забыли прежние распри и объединились против нас. Тем не менее, за долгие годы  противостояния ни одна сторона  не могла  взять верх.
-   Говорят, кто-то из богов подкинул вам увлекательную задачку.
- Нас сгубило непомерное тщеславие и любопытство, - признался Нолик.
-  Давайте вернемся к нашим баранам, - прервал их Полимер, - мы говорили об отдыхе.
-  Предлагаю вам, друзья мои, отправиться  в необычное путешествие, - сказал Нолик. -   Не пора ли устроить экскурсию по не волшебному миру?  Мы знакомы только с одним городом, да и то поверхностно.   А сколько их, таких городов?  Театры, выставки, музеи, да мало ли чего еще?
-   Музей мне и здесь достаточно приелся, - скучным голосом отозвался  Полимер, сотворив чашку  ароматного кофе. Этот напиток, неизвестный ранее в Лукоморье, привез из очередного путешествия Квант. С тех пор Квант с химиком  превратились в завзятых  любителей  кофе.
-  Не хочешь разбираться с артефактами, не нужно, - равнодушно сказал  Нолик, заказывая очередную порцию киселя.
Неожиданно дверь отворилась, возник Хрячик, увешанный запоминалками. Увидев наших героев,  сразу направился к ним.
- Я вас поздравляю, хрю-хрю! Вы доказали этим замшелым  волшебникам, что  способны добиться гораздо большего, чем они.
-  Вообще-то, мы ничего никому не собирались доказывать, - ответил Нолик.
- Но как же, как же, хрю? Для чего тогда была организована  постановка? Мой фильм «Иные миры» по сравнению с вашей сценкой выглядит жалкой поделкой. Журналисты однозначно признали, что подобный сюжет  нельзя придумать, даже будучи трижды гениальным сценаристом. Вы ведь там побывали?
- Мы решили устроить постановку только для того, чтобы немного расшевелить наше высоковолшебное болото.
-  Вам это более чем удалось, хрю-хрю!
-  Волшебники успокоились и почивают на лаврах.  Когда-нибудь они непременно проиграют жестокую игру, которая называется жизнь.
- Вы меня пугаете, хрю! Что вы можете сказать в подтверждение своих  прогнозов?
-  Волшебники до сих пор не верили в  существование других миров, потому что так им жилось спокойнее!
-  Ваши дальнейшие планы?
-  Это что, интервью?
-  Возможно, мы покажем беседу в «Стробоскопе».
-  В таком случае, я лучше промолчу.
- Ходят слухи, что Пятиугольник планирует сослать вас на ферму.
-  Интересно, на каком основании?
- Волшебники считают, что вы представляете угрозу для общества. Они называют вас уравнением со многими неизвестными.
-  Намерения членов  Пятиугольника меня  не интересуют.
-  Боюсь, Пятиугольнику такой ответ придется не по вкусу. Или вы надеетесь на поддержку Великого Арифметика?
-  Отец здесь не при чем.
-  Спасибо за интервью! – Хрячик поспешил убраться.
-  Ищет сенсации, и скоро ее получит, -  Нолик  посмотрел поросенку вслед.
-  Правильно ли  мы поступим, отправившись сейчас в путешествие?  - спросила Двоечка. - Ведь мы так и не отыскали Всеведа.
- Уравнение поиска вернулось ни с чем. Объектов с индексом мощности, превышающим один «ВВ», в Лукоморье не обнаружено. Нам нужна небольшая передышка, поэтому я  предлагаю экскурсию. Ненадолго, на день-два.
-  А если Хрячик прав и Пятиугольник против нас что-то замышляет? – нервно поинтересовался Полимер.
-   Предоставьте это мне, - Нолик на минуту задумался, -  предлагаю на экскурсию  отправиться немедленно.
-  Попрыгунчик сразу всех переправить не сможет, - возразил Квант.
-  Я сам вас переправлю.
Мгновение, и ребята  оказались в знакомом переулке.
-  Ну, ты даешь! – изумился Квант. Он все еще держал в руке стаканчик с горячим кофе.
Полимер принюхался и произнес несколько формул.
-  В прошлый раз воздух был чище. Ну и винегрет! Углекислый газ, двуокись углерода, какие-то неприятные примеси и даже криптон восемьдесят пять!
-   Что-то ядовитое? – испугалась Двоечка.
-  Изотоп инертного газа, повышающий электропроводность воздуха. В этом мире должны бушевать страшные ураганы и грозы. Откуда он здесь?
- По-видимому, дело в широком использовании опасной атомной энергии, - важно пояснил Квант.
-  Ищем агентство по туризму, - Нолик щелкнул пальцами. С ладони его сорвалась изящная поисковая формула. Ее, впрочем, можно было увидеть только магическим взором.
-  Между прочим, уравнение мгновенного перемещения здесь  успешно работает, - заметил он.
Квант не успел допить кофе, как ребята оказались у здания Агентства. По проспекту шумным потоком двигались автомобили, воздух был насыщен  смогом.
- Как они здесь живут? – кашляя от едкого запаха, поморщилась Двоечка, в это время  Нолик скрылся в здании.
-  Не живут, а выживают, - мрачно добавил Полимер.
Нолик заглянул в окошечко к администратору и вскоре  вернулся с билетами на руках.
-     Наш  маршрут Владимир-Суздаль.
-  Мне это ничего не говорит. Объясни по-русски, - поморщился Полимер.
- Посмотри в буклетах, там все написано, - Нолик сунул приятелю рекламные проспекты.
Объявили посадку. Вопреки ожиданию, автобус оказался  много удобнее и комфортнее привычных телег. Вызывала восхищение  скорость, с которой  железная телега передвигалась по дороге.
-  Старинный русский город Владимир, - объявила молоденькая девушка-гид, -  расположен в центральной части  Восточно-Европейской равнины, на левом берегу реки Клязьма. Расстояние до Москвы сто девяносто километров. Население  около трехсот тысяч человек.
Владимир был основан в 1108 году князем Владимиром Всеволодовичем Мономахом для защиты  Ростово-Суздальской Руси с юго-востока. В середине двенадцатого века являлся вотчинным владением князя Андрея  Боголюбского, столицей Владимиро-Суздальского княжества.
Политическое и экономическое положение города было подорвано в 1238 году во время монголо-татарского нашествия.
В 1862 году через Владимир была проведена Московско-Нижегородская железная дорога.
В 1838-40  годах там отбывал ссылку Герцен…
Наши герои не понимали и половины сказанного. Что такое железная дорога? Дороги обычно бывают грунтовые, ну еще, как выяснилось, асфальтовые. Но для чего покрывать дороги железом?   И что это за монголо-татары, и кто такой Герцен?
За стеклянными окнами мелькали  дома, деревья, люди.   Рекам, полям и лесам, казалось, не будет конца.
-   Впечатляет? – поинтересовался Нолик у сидевшей рядом Двоечки.
-  Мы одеты в школьную форму,  но почему-то никто  на нас не обращает внимания. Или здесь каждый день появляются гости из других миров?
-  Знаешь, как одевается местная молодежь? В штанах и куртках специально проделывают дырки, руки и ноги обвешиваются металлическими цепочками. А прически? Выбривают голову наголо, оставляя сверху хохолок, как у попугая. Да еще раскрашивают  в какой-нибудь ядовитый  цвет.
-  Ты шутишь?
-  Взгляни на переднее сидение!
Рядом с девушкой-гидом сидел  парень, синие штаны и куртка  его были в дырах, сквозь которые можно было увидеть  голые коленки и локти. На руках были надеты  цепочки,  на лысой голове торчал зелено-фиолетовый хохолок. В одном ухе болталось круглое колечко.
-  А я-то, глупая,  переживала, что  наши эмблемы привлекут внимание! По-моему, здесь можно в качестве головного убора использовать ночной горшок, никто слова не скажет! – Воскликнула Двоечка.
Поля за окном сменились бетонными высотками, сверкающими алюминием и стеклом. Таких зданий в волшебной стране не было. По мнению наших героев, подобная архитектура неизбежно коверкала природу. Поражали грандиозные мосты и величественные сооружения, назначение которых было непонятно. Как можно было возвести подобные циклопические строения без помощи волшебных уравнений?
К вечеру остановились у  гостиницы.  Полимер вошел в номер  и первым делом поспешил раскланяться с зеркалом:  «Уважаемое зеркало, не покажете ли мое отражение?».
Затем обратился к водопроводному крану: «Уважаемый кран, не позволите ли вымыть руки?». Квант при виде этой картины зашелся беззвучным смехом, а бедняга химик с серьезным видом ждал ответа.
-  Вещи здесь не живые, с ними нет необходимости  разговаривать, - с улыбкой заметила Двоечка.
Полимер смутился,   вымыл руки и посмотрелся в зеркало. И удивился, как можно использовать вещи, не общаясь с ними.
В это время в дверь постучали.
Вошла русоволосая девочка, одетая в курточку-штормовку и джинсы.  Обута она была в   ботинки на толстой подошве.
-  Извините, у вас случайно зажигалки не найдется?
Нолик сообразил, что «зажигалка», это какая-то вещь, связанная с огнем. Получить огонь было просто, но как создать вещь, которую ни разу  в жизни не видел?
-  Меня ребята попросили, сама я не курю, - словно оправдываясь, пояснила девочка.
-  Зажигалки у нас нет, а  огня сколько угодно.
-  Значит, у вас есть спички?
Нолик протянул  раскрытую ладонь, на которой заалел крохотный огонек. Девочка заворожено уставилась на пламя.
-  Что это?
-  Мы подрабатываем в цирке фокусами,  сами из города Приморска,  решили немного попутешествовать.
Он сжал пальцы в кулак, огонек исчез.
Девочка с трудом оторвала взгляд от его руки.
-  Я сразу поняла, что вы издалека,  у вас  акцент и классный прикид. Я никогда не видела, чтобы кто-то так одевался. Напоминает одежду геологов, или монахов Шао-Линя.  Какие еще фокусы вы знаете?
На лице ее было написано неподдельное любопытство.
Полимер протянул ей руку, в которой появилась чашка горячего кофе.
-  Попробуйте!
- Вкусно! – девочка сделала глоток и с восторгом посмотрела на химика.  – Как у вас это получается?
- Ничего особенного, - ответил тот, - берете тринадцать процентов азотистых веществ, около двух процентов кофеина, три процента сахара, минеральных веществ четыре процента, клетчатки двадцать,  жира пятнадцать. Вот и все.
-  Я не спрашиваю, какой у кофе химический состав. Мне интересно, откуда  взялась чашка.
-   Из кафетерия, разумеется, – невозмутимо ответил химик.
-  Это профессиональный секрет, -  вмешался Нолик, в то время как Квант и Двоечка не без удовольствия наблюдали вышеописанную сценку.
-  В таком случае, что стоит вам сотворить для меня зажигалку?
- Дело в том, что никто из нас ни разу в жизни не видел зажигалок, - признался Нолик.
-  Ребята,  вы свалились  с Луны?
-  Вы почти угадали, - в руках у Нолика появилась зажженная свечка. – Возьмите, вот вам огонь.
Девочка осторожно приняла свечку, словно та вот-вот готова была  исчезнуть, и ушла. Больше путешественников  в этот вечер  не беспокоили.
Квант включил телевизор, быстро освоив пульт управления. Ребята зачарованно смотрели все передачи подряд: музыкальные, спортивные, новости.
-  Не мешало бы и нам завести у себя что-нибудь подобное, - заметил Полимер.
-  Эти вещи только на первый взгляд кажутся удобными. На самом деле они предназначены для ужасающего ускорения темпа жизни, – пояснил Нолик.
В эту ночь ребята  отлично выспались, а утром готовы были двинуться дальше.
Неожиданно прозвучал звонок. Экспериментальный прибор, созданный Квантом, замигал зеленой лампочкой.
-  Вызывает Лукоморье, -  Квант обратился к Нолику, - где ты оставил  передатчик?
-  У себя в комнате, на столе.
Нолик нажал кнопку.
-  Я слушаю.
-  Ты где, сын?
-  Мы путешествуем с друзьями.
-  Когда вернешься?
-  Через день-два.
-  Волшебники Пятиугольника готовят против вас санкции.
-  Не беспокойся, я все улажу.
-  Многомер утверждает, что ты и твои друзья  бесследно исчезли из нашего мира, это действительно  так?
-  Мы в  безопасности, отец.
-  Я волнуюсь за тебя.
-   Не беспокойся.  Если что, звони.
-  Звонить? Понятно, для этого придется снова воспользоваться прибором.
-   До встречи, пап.
-  До свидания, сын.
Коробочка переговорного устройства умолкла.
-  Связь работает устойчиво. Ты гений, Квант!
-  Ты только сейчас это понял?
Наши герои наскоро позавтракали в кафе и заняли места в автобусе. Во Владимире автобус остановился у величественного собора.
Туристы выбрались на мостовую, разминая затекшие члены.
-  Перед вами Дмитриевский собор, построен в 1197 году, - сообщила гид.
-   Ты бы смогла работать гидом? – обратился к Двоечке Нолик.
-  Мне кажется,  история городов  предмет не более сложный, чем география, - ответила та.
Полимер с Квантом с интересом прислушивались к разговору.  Они  догадались, что Нолик спрашивает не просто так.
- У меня, друзья мои,  серьезное деловое предложение, - продолжал тот.  -  Теперь, когда я вспомнил все, что положено  знать Вольному волшебнику, вам нет необходимости продолжать учебу. Не смотрите  осуждающе. Мои возможности далеко превосходят все, что могут дать учителя. Я сам мог бы многому их научить.
-  Ты хочешь сказать, что я должна бросить школу? – недовольно спросила Двоечка.
-  Тише, на нас смотрят, - сказал Нолик. Действительно, кое-кто из туристов  прислушивался к  разговору. - Разве вы не хотели бы узнать все, что известно настоящим Вольным волшебникам? Теперь о главном, в ближайшее время я собираюсь открыть здесь собственное туристическое агентство.
-   Зачем тебе это? – в один голос воскликнули изумленные друзья.
- Каким образом можно сблизить, познакомить наши миры? Не вламываться грубо со своим волшебством, а приводить экскурсии, тихо и незаметно. Чтобы жители Лукоморья могли свободно купить билет и провести  несколько незабываемых дней, или даже недель в не волшебном мире. Представляете, какие откроются перспективы?
Маршруты не ограничатся  Владимиром и Суздалем. Можно отправиться в другие страны, Америку, Австралию, Англию. При этом никто из местных жителей не должен догадываться, что  агентство является представителем волшебной страны Лукоморье. Наши туристы будут путешествовать в обычных автобусах, а не на телегах, летать  самолетами, а не коврами. Им строжайше запретят пользоваться волшебством, за исключением  тех случаев, когда возникнет угроза для жизни. Таким образом, постепенно мы преодолеем шок и негативные последствия,  неизбежно возникающие  при столкновении двух  столь разных цивилизаций.
-  Ты хочешь, чтобы  мы работали в этом агентстве? – догадалась потрясенная Двоечка.
-   Я устроил  эту небольшую экскурсию,  чтобы вы сами увидели, чем придется  заниматься в  ближайшее время. Работа предстоит интересная. Кроме того, нам нужно научиться зарабатывать местные деньги.
-  Зачем зарабатывать, когда достаточно их просто перемножить? - Возразил Полимер.
- И получить фальшивки, которые неизбежно привлекут к нам внимание, друг мой. Правильнее будет дублировать дорогие вещи, вроде плееров, телевизоров, или даже бриллиантов,  а затем их продавать. Но прежде чем приступать к торговле, необходимо оформить кучу бумаг, которые называются  документами, получить  множество справок и разрешений.
-    Зачем это нужно?
-  Не можем же мы сказать, что получаем вещи при помощи волшебства. Нас, мягко выражаясь, не поймут. Товар должен иметь легальное происхождение, то есть, его надо купить. Или доказать, что он куплен.
-   Не думал, что в таком простом деле, как торговля, может оказаться столько подводных камней, – сказал Полимер.
-  Местные специалисты помогут нам вести дела и  зарабатывать деньги. Разумеется, они будут знать только то, что мы им позволим.
-  Зачем нам столько денег? -  спросил Полимер.
- Чтобы платить  людям за услуги, нанимать транспорт, кормить туристов, оплачивать гостиницы. Не  забывайте, здесь мы не сможем  пользоваться умножалками. Большую часть вещей и услуг  придется покупать за настоящие деньги.
- Туризм, это начало, - сказал Квант, - догадываюсь, твои планы  простираются  дальше.
- Природа здесь больна, отравлена промышленными отходами, атмосфера загрязнена и перегрета.   Придет время,  мы  дадим людям  безопасные и безотходные чистые источники энергии.
-   Почему бы не сделать этого сразу? – спросил неугомонный Полимер.
-  Резкие изменения могут привести к катастрофе. Пострадают миллионы людей, занятых в производстве энергии. Начнут ставить нам палки в колеса те, кто получает от этого огромные прибыли. Мы должны действовать незаметно, исподволь подготавливая почву для грядущих перемен.  Я вас убедил?   
-  А  те люди тоже будут приезжать  к нам  на экскурсии? – поинтересовалась Двоечка.
– Я долго думал, стоит ли их посвящать в наши тайны.  И вот что решил. Для начала, нужно написать сказки о наших приключениях в Лукоморье и издать их  там.
-   Звучит неплохо,   мне кажется, я могла бы что-нибудь написать. А первую сказку назвала бы: «Нолик и его друзья».
-  Моим родителям очень не понравится, если я оставлю школу, - пробормотал Квант.
-  Моим тоже, - добавил Полимер.
-  А я для себя уже все решила!  -  сказала вдруг Двоечка.  -  Сначала  буду гидом в автобусе, - она почти по слогам произнесла малознакомое слово, - затем на летающей железной телеге отправлюсь в путешествие по заморским царствам.
Когда туристы  закончили осматривать собор,  автобус отвез их к  Церкви Никиты, построенной в 1765 году, затем к Золотым Воротам, после чего  они посетили еще несколько достопримечательностей.
-  Завтра мы будем в Суздале, - объявила, наконец, гид, - до утра все свободны, можете отдыхать,   погулять по городу.
Едва наши герои оказались на соседней улице, вновь ожило переговорное устройство.  Ребята услышали жесткий голос   Многомера:
-  Великий Пятиугольник требует вашего немедленного возвращения!
-  А если мы не явимся? -  поинтересовался Нолик.
-  Тогда твой  отец  будет, низвергнут в Тартарары, туда, где земля покоится на китах, слонах, или боги знают, на чем еще! – голос Великого Физика срывался от злости. - Вы все должны сегодня  явиться в актовый зал на заседание Совета. Мы обвиняем вас в сокрытии важных знаний, а также в использовании забытых формул и не волшебных вещей наподобие этого переговорного  ящика.
Связь прервалась.
Друзья с тревогой посмотрели на Нолика.
-  Что ж, они сами напросились, - сказал он и пожал плечами.
В актовом зале собрались волшебники, на месте  Великого Арифметика восседал директор Гугол.
-  Они не придут, - нервно произнес Геометр.
-  Нолик  не бросит отца в беде, - заметил Географ.
- Подумать только, какие-то школяры возомнили о себе, бог знает что! – возмущался Многомер.
- Они сделали великое открытие. Может, не стоит на них так давить? – осторожно заметил Химик.
- На ферму их, к поросятам и гусям! – сорвался на крик Гугол.   Сильно пострадало его самолюбие!
-  Ну, и где они?  В иных мирах нам их не достать, - заметил Геометр.
Вспыхнуло ослепительное сияние, волшебники увидели Нолика. Как тот сумел преодолеть магическую защиту, установленную вокруг зала? Никто из членов Пятиугольника не был на это способен.
-  Что вам от меня нужно? –  обратился к ним наш герой.
-  Какое ты имел право утаивать от нас дорогу в иной мир?  - Загремел на весь зал голос Многомера.
-   Я не обязан перед вами отчитываться.
-   Ты смеешь дерзить Великому Пятиугольнику?
-  А это видели? –  Корень квадратный из бесконечности на груди мальчика сменился Витязем, вяжущим головы Змея в узел.
-  Мальчик хочет сказать, что он не кто иной, как Вольный волшебник собственной персоной, - саркастически заметил Гугол.
-    Где мой отец?
-   Прежде чем мы отправим тебя следом за ним, будь любезен, ответь на ряд вопросов, -  холодно произнес Геометр.
-   Не дождетесь!  – Нолик  щелкнул пальцами.
Вновь вспыхнуло сияние, волшебники заслонили глаза руками. Когда они  обрели способность видеть,  обнаружилось, что рядом с Ноликом  стоит Великий Арифметик.
-  С тобой все в порядке, отец?
           -  Ты, между прочим,  их напугал! -  Арифметик обвел  взглядом  бывших коллег.
- Как ему это удалось? – опешил Гугол.
- Неужели  мы не можем поставить на место мальчишку, ученика начальной школы? - обратился к коллегам  Геометр.
Нолик вперил в него немигающий взгляд и  поманил  пальцем. И, о чудо!  Волшебник поднялся в воздух и, уменьшаясь в размерах, полетел к мальчику. Нолик подставил ладонь, Геометр опустился на нее, словно маленький вертолет на  площадку.
-   Помогите! – запищал он и принялся бегать по ладони, как большой таракан.
-   Немедленно меня расколдуй!
- Расколдовать? – обратился Нолик к отцу. Тот кивнул.  Геометр помчался  обратно задом наперед и тяжело плюхнулся в кресло. Бледный и дрожащий, он вновь обрел прежние размеры.
- Я не собираюсь вмешиваться в дела Совета, - обратился к замершему от ужаса Пятиугольнику Нолик, - но и вы мне не мешайте. Над Лукоморьем нависла грозная опасность, а вы отвлекаете меня по  пустякам.
-  Какая опасность? – с трудом выдавил Географ.
-  Он блефует, - заметил Гугол.
-  Не думаю, -   возразил Химик.
- Ваш Совет поражен такими болезнями, как гордыня, зависть и леность. Вы обленились, заросли мхом. Вам не по нутру новые веяния, которые угрожают вашему благополучию.  Или вы забыли, что общество, остановившееся в  развитии, обречено на деградацию и гибель? 
-  О какой угрозе идет речь? – вновь  спросил Географ. – На нас собирается напасть Кощей?
-  Или Чернодыр  что-то  замышляет? – подал голос Геометр.
-  Дался вам  Чернодыр! – недовольно поморщился директор.
-  Кстати, пора пригласить сюда еще кое-кого, - сообщил Нолик.
Он прошептал формулу. Члены Совета с любопытством, а некоторые с плохо скрываемым беспокойством наблюдали за ним.
В следующий миг  в зале появился Веник! Он  с недоумением оглядывался.
- Позвольте представить уважаемым членам Пятиугольника бога Златогора! – громко объявил Нолик.
-  Что? – воскликнул Гугол, вскакивая с места. – Это ты, брат?
Веник присмотрелся к Гуголу и воскликнул, пораженный: «Чернодыр!».
Члены Совета переводили взгляд с одного брата на другого. Поистине, сегодня был день сюрпризов!
-  Так вы и есть тот самый страшный бог разрушитель? – дрожащим голосом поинтересовался Географ. Весь вид его говорил: «Теперь нам  конец!».
-  Я давно не разрушитель, - хмуро ответил директор, - да будет вам известно,  эта школа  некогда основана именно мной.
-  Для чего ты засадил меня в клетку? – сердито закричал Веник.
-  Какую клетку?
-  У тебя  короткая память, братец!
- И зачем прицепил к моей формуле уравнение мгновенного перемещения? – добавил Многомер.
-  И кто из вас двоих спровоцировал нашествие Ужастников? – подал голос Химик.
Поднялся невообразимый гвалт.  Веник с Гуголом сверлили друг друга взглядами, не предвещавшими ничего хорошего.
-  Пойдем, отец, - сказал Нолик.
-  Пожалуй,  нам действительно пора, - ответил Арифметик. Никто не заметил, как они исчезли.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лукоморье » Нолик и его друзья