Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лукоморье » Нолик и его друзья


Нолик и его друзья

Сообщений 71 страница 80 из 95

71

ПЕРЧАТКИ  ВОЛШЕБНИКА
   
Жил-был в большом городе маленький мальчик, звали его   Петя.  Был он невелик ростом,  поэтому его часто обижали сверстники.   Даже  друг Сашка, и тот иной раз не упускал случая поколотить приятеля.   Хмурый,  шагал  Петя  из школы домой и думал, как насолить обидчикам.
Неожиданно  он увидел бородатого человека, одетого  не по-сезону, в шубе,  меховой шапке, и валенках. Тот что-то  искал.
Петя  вдруг увидел кошелек, лежавший  в тени и сказал: – Да вот же он! -  Незнакомец  также заметил пропажу.
-  Спасибо, мальчик!  - воскликнул он, схватив кошелек.
Он извлек оттуда  старинные часы и  взглянул на циферблат.
- Пора возвращаться, - сказал он. - На прощание  хочу сделать тебе подарок. Чего бы ты хотел?
-  Поколотить обидчиков, - ответил Петя.
- Ага, - в глазах незнакомца мелькнуло понимание, он принялся бормотать: «Отдать ему валенки-самоплясы, но какой в этом прок? Шапку-превращалку? Или подарить  часы, но чтобы путешествовать в завтра, нужно три года учиться!».
- Возьми мои перчатки! – наконец, сказал он. - Пожми руку, пожелай, и все исполнится.
-  Все-все? – усомнился мальчик.
-  Нельзя желать  смерти и богатства.  Главное помни: что посеешь, то пожнешь! Теперь прощай!
Незнакомец сунул перчатки Пете и… растворился в воздухе. Мальчик не поверил глазам.   Он  постоял в растерянности, покрутил в руках перчатки, и отправился домой.
          У подъезда  он  встретил  компанию ребят из старшего класса. Они никогда не упускали случая надавать Пете  оплеух.
-  А, наш Геракл объявился!  -  сказал главный заводила, Жорка. Компания заулыбалась, предчувствуя потеху.
-  Привет, - сказал Петя, протягивая руку в перчатке.
-  Эге, да ты у нас мерзляка,  к зиме готовишься?
Ребята засмеялись, а Петя  пожелал Жорке заработать большую шишку.  В тот же миг в воздухе что-то мелькнуло.
-  Ай!  - крикнул парень и схватился за голову.  Горшочек с цветком упал, или был сброшен с одного из верхних этажей.
– «Так тебе и надо!», - с удовлетворением подумал Петя.   
Выходя из лифта,  он споткнулся и приложился головой  о створку двери.
-  Что с тобой?  - спросила мама, когда он явился домой, держась за голову.
-  Шишку набил, - ответил наш герой.
Он  наскоро пообедал и отправился гулять. На дворе он увидел соседских ребят, которые собирались играть в футбол.
-  Смотрите, главный футболист явился!  - сказал один из них.
-  Может, поставим его на ворота?  - добавил другой.
-  Он все мячи пропустит, гоните его прочь! 
-  Я сам уйду, очень мне нужен ваш футбол, хавбеки.  Счастливо оставаться, - Петя протянул руку в перчатке,  мысленно пожелал, чтобы футболисты перессорились, и отправился дальше. Вскоре  он услышал яростные крики и глухие звуки ударов.
Навстречу ему  спешил лучший друг Сашка, живший в соседнем подъезде. Лицо у него было хмурое, глаза злые.
-  Это ты сказал Анне Михайловне, что задание по арифметике я списал? - Анна Михайловна была  классным руководителем.
Не слушая оправданий, приятель  набросился на Петю с кулаками. Сашка был сильнее, Пете досталось по первое число. Когда, наконец, друг оставил его в покое, Петя побрел домой, проклиная свое невезение.  С чего Сашка взял, что Петя  наябедничал? Он ничего не говорил учительнице.
На следующий день в школе Сашка подошел к Пете.
-  Извини, - сказал он, - я погорячился. Это Генка Иванин про меня слухи распускал. Так что, мир?
-  Мир, - согласился Петя, протянув приятелю руку в перчатке.
-  «Чтоб у тебя были одни двойки и колы!», - подумал он.
На уроке арифметики Сашку  вызвали к доске и поставили двойку.  По русскому он получил  жирный кол. Петя тайком радовался, однако вскоре к доске вызвали и его.  Он тоже заработал двойку.  С этого дня, как только Сашка получал плохую отметку,  то же  происходило с Петей.
Как-то, возвращаясь из школы с полным дневником двоек,  он присел на лавочке у детской песочницы.  В песочнице возилась с совочком маленькая девочка.
- Что бы ты пожелала тем, кто тебя обидел? – спросил Петя.
-  Много игрушек и  вкусных конфет.
-  Разве обидчикам дают конфеты?
-  Они съедят конфеты, поиграют в игрушки, станут добрыми,  и никогда больше не будут обижать маленьких.
Петя  сильно удивился.  Он вспомнил слова волшебника: «Что посеешь, то пожнешь».
-  Спасибо за совет,  - сказал он  и поспешил домой.
На следующий день они с Сашкой получили по пятерке.
Дальше начались прямо-таки чудеса. Петю взяли в дворовую футбольную команду. Все ребята в микрорайоне вдруг стали дружными,  забыли о ссорах, и начали  помогать друг другу. Успеваемость в школе, где учился Петя, на удивление выросла.  Оказалось, для этого нужно всего лишь  желать  окружающим только хорошего и  доброго. Перчатки Петя забросил в шкаф и больше о них не вспоминал.

0

72

ДАМОКЛОВ   МЕЧ

                                        Вступление

                                  История  начинается

Лето в том году обещало быть жарким.  В мае город становился похожим на огромную духовку, прохожие старались прятаться от палящих лучей солнца в зданиях и под редкими деревьями. Маша и Петя Ивановы, ученики седьмого класса  школы номер пятьдесят пять  собирались отправиться в деревню к бабушке.
Село, где Маше и Пете предстояло провести большую часть лета,  называлось Глухое. Со всех сторон его окружали болота и густые леса,  вела сюда единственная  грунтовая дорога, которая во время дождей становилась совершенно непроходимой.
              В нескольких километрах к северо-западу в лесу находился старый полигон, где любили играть в войну деревенские мальчишки. Изредка сюда приезжали кинематографисты снимать эпизоды военных фильмов. 
              Дальше на север  через лес пролегало прекрасное асфальтированное шоссе,  проложенное  непонятно кем и для каких целей. Грибники, случайно туда забредавшие, рассказывали, что дорога  внезапно заканчивалась посередине леса на большой поляне.  На сотни метров вокруг той странной дороги невозможно было отыскать ни одного гриба, соринки, или бумажки. Словно некий великан тщательно выметал  округу гигантской метлой. Говорили, что где-то там, в лесу расположена некая секретная лаборатория, и что с этой лабораторией связаны частые аномальные явления в округе. Как-то: появление летающих тарелок, неожиданные грозы в жаркий ясный день, а также бесследное исчезновение не-скольких коров и одной собаки. Слухам этим  мама с папой не придавали  значения.  Папа был прагматиком и верил только в экономику, курс денежной валюты и банковскую систему. Мама доверяла исключительно своим глазам, а также бабушке. Она была  уверена, что детям в деревне будет лучше, чем в другом месте. Маша с Петей с ней отчасти соглашались. Конечно, воздух в деревне был чистый и полезный. Ягоды и молоко вкусные. Но скука… Скучно было обходиться без компьютера, трехмерных игрушек, и общения со сверстниками.  Утешало только то, что  рядом с деревней  протекала река. Можно было с утра до вечера загорать и купаться. Маша, увлекающаяся ботаникой, надеялась собрать великолепный гербарий, а Петя, мечтающий стать журналистом, собирался написать сельские заметки в свой дневник. И еще соседские ребята Мишка и Гришка. С ними некогда  было скучать. Они вечно что-нибудь придумывали. В прошлом году смастерили деревянную тележку и катали  своего Тузика вместе с будкой. Вся деревня смеялась.  Наши герои играли с друзьями  в индейцев,  пришельцев, пиратов. Фантазия у соседских ребят была  неистощимой. Доводилось, конечно, и подраться. Давали друг другу тумаков, ставили синяки. Ссорились, потом мирились. Бывало всякое. Но заканчивались ссоры всегда хорошо, и дружба   становилась крепче.
Бабушка, увидев Машу и Петю, очень обрадовалась. Ей было скучно од-ной, хотя за делами скука  забывалась. Бабушка держала дом в образцовом по-рядке. Занавески на окнах всегда висели  чистые, полы были помыты и сверкали свежей краской. В доме  всегда в изобилии имелось несколько видов  варенья:  земляничное, сливовое, яблочное, малиновое, даже из кожуры дыни, хотя дыни в деревне  никто  не выращивал.
Прежде всего, она усадила любимых внуков за стол, налила  чаю с вареньем, и выспросила все городские новости. О маминой и папиной работе, об отметках, которые Маша и Петя получили за год. Узнав о тройках, огорченно качала головой. О ценах в магазинах. Бабушка жила на пенсию, и вела натуральное хозяйство. Пенсии ей вполне хватало. В магазине она покупала в основном хлеб, сахар и крупы. Картошкой, овощами и фруктами  ее в изобилии снабжал  огород.
- Как поживают Гришка и Мишка? – поинтересовался Петя, когда бабушка узнала все, что хотела.
  -        Надежда отправила их в летний лагерь отдыха, - ответила бабушка.  Маша и Петя буквально лишились дара речи. Они прекрасно знали отрицательное отношение  тети Нади ко всяческим лагерям.  Что  заставило соседку столь резко изменить  мнение?  Маша   спросила об этом прямо. Бабушка нехотя ответила, что ходят смутные слухи о странных экспериментах в лесу.
- Понаехали недавно на больших машинах солидные люди, генера-лы, да полковники, - сказала бабушка, - да все мимо нас,  вглубь леса  отправи-лись.   На следующий  день, зарницы зеленые стали вставать с той стороны. Ну, Надежда и испугалась. А тут горящие  путевки подвернулись,   она ребятишек на все лето и отправила. Убоялась, как бы что-нибудь наподобие Чернобыля  не случилось.
- Глупости, какие, - фыркнула Маша, - здесь  нет атомных станций.
- Станций-то нет,  а странности всякие  есть. Хотела я об этом вашим родителям рассказать, да не решилась, больно  соскучилась. Они бы вас не отпустили. Грех взяла на душу.
- Никакого греха нет, - ответила Маша, - мы бы все равно приехали, потому что тоже соскучились.
- Да что может случиться, - беззаботно произнес Петя, - ребят нет,  плохо. Речка, зато есть, грибы  да  ягоды.
- Мне гербарий собрать нужно, - сказала Маша.
- В  лес далеко не ходите, мало ли что… 
- Сегодня никуда  не пойдем, -  Маша допила чай, -  завтра с утра сходим на речку купаться.
- Отдыхайте,  в такую жару только у речки  сидеть. Как вы там, в городе выдерживаете?
- У нас школа, - серьезно ответил Петя, - нам иначе нельзя.                                         

                                          Глава первая

                                       Человек  в  лесу

            После того, как наши герои  провели целый год в городе,  в школе и за домашними занятиями, лес показался  раем земным. Следуя опушкой, Маша и Петя направились  к тому месту, где в прошлом году вместе с Мишкой и Гришкой  загорали и резвились на пляже. Соседские ребята тогда притащили огром-ную камеру от трактора «Беларусь», на которой все четверо  неоднократно  пере-секали речку. Камера именовалась то дредноутом, то противолодочным кораблем, последний раз ее назвали парусником капитана Дрейка, а Маша с Петей, и, соответственно Мишка с Гришкой превратились в пиратский экипаж.
            До речного пляжа было рукой подать, когда  на тропе, среди редких де-ревьев Маша и Петя увидели лежащего человека. Одет он был в  коричневый комбинезон и сапоги на высокой подошве. Комбинезон местами выглядел обго-ревшим.  На голове у незнакомца надет был голубой металлический шлем. Человеку явно было плохо, он тяжело дышал и что-то  бессвязно говорил. Сначала ребята ничего не могли разобрать.  Подошли ближе.  Стало ясно,  речь шла   о фазовом поле и лаборатории. Казалось,  неизвестный  бредил.  Несколько раз он повторил об  ошибке в настройке генератора,   параллельном мире,   нулевой зоне. В конце концов,  буквально выкрикнул, чтобы отсюда немедленно  убирались.
-  Вам нужна помощь? – обратилась к нему  Маша.  Незнакомец не ответил. Похоже, он потерял сознание. Лицо его стало одного цвета с  защитной одеждой.
- Петя, мне страшно, что  делать?
              -     Звать на помощь.
-     Пойдем скорее, я здесь одна не останусь.
Едва они собрались уйти,  над незнакомцем  вспыхнуло  голубоватое сияние. В ту же минуту человек исчез, растворился. Осталась только примятая  трава.
- Куда он делся? - растерялась Маша. 
- Пошли отсюда,  не нравится мне   это.
                Вскоре брат с сестрой  добрались до  песчаного пляжа, где прошлым летом провели с друзьями столько  солнечных дней и расположились на теплом песке.    Противоположный берег, заросший кустарником, казался живописной картиной, нарисованной на холсте художником.
- Что говорил тот человек? – спросила Маша. – Может, нам действительно уехать?
-  Что  мы будем делать в городе?
-  Как бы чего не случилось! 
-  Давай  вечером расскажем все бабушке, пусть решает, как быть.  А по-ка искупаемся и позагораем. В конце концов, хоть один день отдохнем!
              Маша с братом согласилась. Ей тоже  не терпелось искупаться. И бог бы с ними, лабораториями и исчезающими людьми! О том, что они сами могут исчезнуть, наши герои  не подумали. А стоило бы!
              Река казалась сонной.  Неторопливое течение несло прозрачные воды мимо заросших зеленой травой и кустарником берегов. Мирный пейзаж навевал спокойствие.   Стояла удивительная тишина. Ни ветра, ни шороха, ни птичьих трелей.   Вода  оказалась отменной, как   парное молоко.  Маша и Петя  долго плескались,  сплавали на другой берег. Когда после очередного заплыва улеглись загорать на песчаном пляже, опасения, связанные с недавним происшествием в лесу, рассеялись.
-    Жалко, нет Мишки с Гришкой, - заметил Петя.
- Завтра  начну собирать гербарий, - решила Маша, щурясь от яркого солнца.
- Не загадывай,  может, завтра придется уехать.
                 -      Если бы в городе хоть кто-нибудь из друзей остался.     Оля Панова работает вожатой в загородном летнем лагере. Аня на юге, у  моря. Вася тоже уехал. Тоска!
                -        Не трави душу, сам знаю.
  Некоторое время они молчали.
-       Не дает мне покоя этот человек, - наконец, не выдержал  Петя,  -   с такими чудесами не каждый день сталкиваешься. Сюда бы нашего учителя физики. Думаю, Георгий Михайлович  своим глазам бы не поверил. Надо было видеокамеру  прихватить. Представляешь, какие вышли бы кадры! Наподобие  летающих тарелок, или оживших мертвецов.
-      Дались тебе  мертвецы!  Насмотрелся дешевых ужастиков, теперь выдумываешь.
-    Что же это, по-твоему, было?
- Сам слышал о секретной лаборатории.  Наверное, это был  неудачный эксперимент.
- Ничего себе, экспериментик! Человек растворился, как сахар в горячей воде. Тут катастрофой пахнет.  Недаром он  твердил, что сматываться на-до.
- Ну, и сматывайся,  а мне и здесь неплохо. Давай  не будем  о грустном. Скажи  лучше, о чем напишешь в дневнике.
- О природе, конечно. Если нас бабушка завтра первой  электричкой не отправит  обратно.
- Ну, и братик у меня!  Давай договоримся, сегодня о городе не упоминать.
- Тогда о чем?   
- Ну, например, я думаю,  когда  соберу гербарий, целый гербарище,  меня обязательно пошлют на ежегодную олимпиаду ботаников.
- Мечтать не вредно,  только вместо олимпиады попадешь ты сегодня под дождь. И я с тобой вместе.
- Ты что, смеешься? – спросила Маша,  сняв солнечные очки и окинув взглядом голубой купол неба.
- Не туда смотришь,  взгляни на реку.
                 Они увидели компактную и абсолютно черную  грозовую тучу, несущую  ураган, смерч и град.  Расплывчато-округлая клякса плыла над рекой по направлению к нашим героям, полыхая беззвучными фиолетовыми  молниями и наливаясь чернильной синевой. Зрелище было, надо отметить,  жутковатое. Если не сказать, угрожающее.
                 -         Не пора ли нам, действительно,  отсюда убраться? – сказала Маша, вскакивая  на ноги и отряхиваясь от песка.
                 -         Боюсь, мы даже до леса добежать не успеем,  она несется, как скоростной поезд.
                 Петя оказался  прав. Странное облако было уже  близко. Резко похолодало,  в воздухе  запахло озоном. Маша и Петя молча стояли на берегу, не в силах двинуться с места.  Туча расплылась по небу, накрывая окрестности. Сухо трещали молнии. В теплом  воздухе  не пролилось ни одной капли дождя. От электрического треска мороз пробирал по коже. Стало  темно, как в пещере. Ничего не было видно даже на расстоянии вытянутой руки.
                 -          Петя, я боюсь, - сказала Маша. Пете самому стало так страшно, как никогда прежде. Он хотел взять сестру за руку, но вдруг обнаружил, что   рядом ее  нет. Непроницаемая тьма разлилась вокруг.
                 -          Маша, ты где? –  Никто не отозвался.
                 Впервые в жизни Петя растерялся.  Он пожалел, что они сразу не вернулись к маме и папе. Но что толку было  в сожалениях! Неожиданно воздух обрел плотность, тягучую массу невозможно было  вдохнуть. В кромешном мраке, изредка освещаемом вспышками разрядов, Петя упал на землю. Ему показалось, что он умирает. Мир вокруг завертелся водоворотом. Как долго   это продолжалось, Петя не знал. Может  часы, а может, считанные мгновения. Сколько длится  конец света, кто скажет?

Отредактировано VICTOR (03-04-2017 19:01:13)

0

73

Глава вторая

                                                  Летучий  корабль

                     Петя пришел в себя на берегу реки. Мгла рассеялась. Он не сразу заметил, что окружающий ландшафт изменился. Вместо зеленой травы вокруг рос красный чахлый кустарник, напоминающий маленькие метелки. Берег тоже стал другим. Исчезли деревья, насколько хватало взгляда,  простирались покрытые бурой растительностью холмы. На другом берегу, Петя к огромному облегчению и радости увидел Машу. Та, в свою очередь, заметила брата и помахала рукой. С противоположного берега исчезли забор и покосившаяся  изба сельпо. Прежней осталась  река, но теперь в ее темных водах отражалось не по-летнему свинцовое небо. Петя собрался, было, переплыть реку, но в это время водную  гладь вдруг вспорол большой черный плавник.
                 -  Ого!  - ошеломленно пробормотал он.   -   Таких пескариков здесь раньше не водилось.
                 Плавник исчез в глубине. Петя видел дельфинов  в Анапе, у них были похожие  плавники. Но откуда мог взяться дельфин в маленькой Мокше? Да и дельфин ли?
                 -   Там мост! –  Маша махнула рукой. Петя  посмотрел в ту сторону   и  действительно увидел мост, сложенный в виде арки из красного кирпича. До моста было  каких-нибудь метров сто,  сто пятьдесят. Петя  готов был поклясться, что  раньше его  здесь не было. Они с Машей встретились на мосту.
                 -     Ты не  видел, куда делись  мои солнечные очки? – спросила запыхавшаяся Маша.
-    А ты не знаешь, куда делось  вообще все?
- Как это, все? – озадаченно переспросила сестра.   Она не сразу поняла, что брат  имеет в виду деревья, цветы на полях, и даже обыкновенную осоку, заросли которой можно было раньше видеть по берегам.
- И откуда взялся  мост, - задумчиво произнес Петя, - хотел бы я знать, куда вообще нас занесло.
- Что ты хочешь этим сказать?
- Как думаешь, в нашей Мокше, что течет возле Глухого, водятся акулы, касатки или дельфины?
              Маша погрустнела. Наконец, до нее дошло.
              -         Значит, мы теперь никогда не увидим бабушку, маму с папой, и не вернемся домой? – на ее глаза навернулись слезы.
              -         Прекрати  реветь, - сердито сказал Петя, хотя и его одолевали самые мрачные предчувствия, -  если есть мост, значит, должны быть  люди, которые его построили. Надо их найти.  -  Он умолчал о том, что мосту на вид можно было дать несколько сотен лет, а то и  больше. Но к чему  лишний раз нервировать сестру?
             -          Может, местность изменилась только там, где прошла эта странная туча? – с надеждой сказала Маша. –  Может, деревня осталась на месте?
-   Скоро мы это узнаем.
              -     Это все из-за дурацкой черной тучи, - упавшим голосом добавила  Маша. Казалось, она вот-вот опять заплачет.
              -     Помнишь, на уроках физики Георгий Михайлович частенько повторял, что все непонятные явления имеют свою объективную природу?  Придет время, разберемся, что это за туча.
              -     Нашего бы физика самого сюда, он бы по-другому запел. Легко рассуждать  в кабинете перед учениками.
              -     Хватит болтать, пошли, - оборвал ее Петя. От моста через холмы пролегала   грунтовая дорога, по которой и направились наши герои.
              Местность отличалась редкостным однообразием. Кругом до самого горизонта раскинулись бесконечные холмы. Вскоре  ребята  устали. Их начала мучить жажда, хотя жарко не было, воздух казался прохладным.  Туманный диск  солнца  едва просвечивал сквозь плотные серые тучи. Ребята присели отдохнуть на обочине дороги.  Дорогой ее можно было назвать разве что условно. Кустарник здесь был редкий,  грунт ровнее. Когда-то, это была дорога, но очень, очень давно. Петя боялся даже задаться вопросом, насколько? Последний раз здесь проехали,  скорее всего, несколько сотен лет назад. Дорога была такая же древняя, как и мост. Так что отыскать строителей моста и тех, кто проезжал здесь по своим делам, надежды, было, прямо скажем, маловато.
                  Маша и Петя шагали так целый день, устраивая привалы через каждый час-полтора, и вконец измучились. А унылым холмам  не было конца.
                  -      Честно говоря,  мне это порядком надоело, - заметила Маша во время очередной передышки, - и идти дальше  не хочется.
                  -       Идти надо.
                  -      А зачем? Чтобы добраться до заброшенного  города, занесенного песками?
                  Петя промолчал. Конечно, сестра прекрасно понимала, что шансы найти  людей  практически равнялись нулю. Но, не сидеть, же на месте в ожидании  гибели? Деятельная натура Пети протестовала против такого время провождения.                                 
                     -         Я хочу домой, - заявила Маша. Петя собирался ответить резкостью, потому что следом  непременно ручьем потекли бы слезы, но в это время над бурыми холмами разнесся протяжный гул.
- Что это? – Маша вскочила на ноги.                                                     
-     Похоже на реактивный самолет, - оживился  Петя, - возможно, дальше  за холмами расположен аэродром. Вот увидишь, скоро мы выйдем к людям и благополучно вернемся домой.
Маша не разделяла оптимизма брата, однако, промолчала. Гул, между тем, усилился. В мглистой пелене облаков мелькнула длинная тень. Петя присвистнул от удивления. Ибо то, что они увидели,  не походило самолет, хотя и передвигалось по небу. Больше всего это напоминало деревянное судно древних финикийцев или эллинов, с короткой мачтой и треугольным парусом. На судне сидели гребцы, которые мерно взмахивали длинными веслами.
Гул перешел в пронзительный вой, воздушный корабль стремительно терял высоту. Вот он резко опустился,  с треском врезался в соседний холм, зарывшись в землю носом.  Наступила тишина. Только ветер шелестел метелками кустов.  Из корабля  выбрались несколько человек в черных одеждах.
-     Не пора ли познакомиться? – предложил Петя.
- Мне не нравятся эти люди. Они похожи на древних варваров. Давай лучше держаться от них подальше.
- Хочешь, я схожу к ним один?
- Одного  не отпущу. Идем вместе.
              Маша решительно направилась к кораблю. Между тем, команда воздушного судна  прикладывала отчаянные усилия, пытаясь вытащить корабль из расселины.
              -     У-ах!  - прикрикивали они дружно, раскачивая огромную ладью. Командовал высокий человек в черной кожаной куртке и штанах. Его голый череп напоминал яйцо. Единственный из всех, он не носил кожаный шлем. У него был ястребиный нос и острые, словно у волка уши. Заметив наших героев, он издал резкий гортанный звук. Команда тотчас бросила работу. Воздушные матросы   с видимым удивлением наблюдали за нашими героями. Маше показалось, что более всего их поразил ее зеленый купальник.  Ребята, в свою очередь, с любопытством разглядывали команду, среди которой были молодые и старые, безусые и с густыми черными бородами. Наконец, лысый вожак нарушил тишину.
                  -     Ю-э? – спросил он, уставившись на Машу с Петей выпуклыми водянистыми глазами. От этого рыбьего взгляда ребятам стало неуютно. Петя пожал плечами.
                  -        Мы мирные люди, - сказал он,  - и пришли издалека.
-    У-аш? – последовал новый вопрос. Не получив вразумительного ответа, вожак нахмурился. Его жесткое лицо посуровело, лоб собрался морщинами.
-    Вот бестолочь, русского языка не понимает, - проворчал Петя.
-    Может, они говорят по-английски? – предположила Маша и спросила: «Ду ю спик инглиш?».
                   У воздушных матросов отвисли челюсти, кто-то засмеялся. Как выяснилось впоследствии, на языке земли Шоу-тэ фраза, произнесенная Машей, весьма напоминала соленое ругательство. Если бы девочка знала, что именно выговорили ее нежные губки! К счастью, ей это было неведомо.
                    Вожак резко оборвал насмешников, всем своим видом выдавая нетерпение. Он даже сердито топнул ногой. После минутного размышления складки на его лбу разгладились.  Он громко выкрикнул непонятную фразу. Взгляды присутствующих обратились к кораблю. Послышалось кряхтение, дребезжащий кашель, затем с корабля по веревочной лестнице спустился  старик в длинном черном плаще.
                    -     Ю-а? – спросил старик лысого предводителя, на что тот разразился длинной тирадой. При этом оживленно жестикулировал и несколько раз указал на наших героев.
                   -    Тлай-у, - сказал старик, обращаясь к Маше и Пете. При этом  приложил ладонь к груди и слегка поклонился. Стало ясно, что он назвал свое имя. Затем старик отступил на шаг, очертил рукой в воздухе круг и принялся   бормотать. На месте воображаемого круга воздух словно бы уплотнился, образовав тусклый экран. Самым удивительным оказалось то, что там появились…Маша и Петя. На импровизированном  экране ожили недавние события. Вновь возник берег реки и черная туча, пронизанная вспышками молний.
                  -     Надо же, телевидение без электроники! – сказал потрясенный Пе-тя. 
                  -      Тул-хо, тул-хо! – тревожно закричали воздушные матросы при виде тучи. Тлай-у удовлетворенно кивнул, словно ему все стало ясно, и одним движением руки убрал экран. Он приблизился к Маше и проделал над ее головой несколько пассов руками.
Затем похлопал ладонью о ладонь, словно что-то стряхивая, отвернулся и молча полез на корабль.
К немалому разочарованию юных героев, аудиенция закончилась. Команда воздушного судна, казалось,   потеряла к ним всякий  интерес и вернулась к  первоначальному занятию.
- Ничего себе, гостеприимство, - пробурчал Петя, - хоть бы чаю предложили с пирожками.
                  Маша не ответила.  Она словно бы к чему-то прислушивалась.
-     Ты чего? – испугался за сестру Петя.
- Погоди, не мешай.
Петя обиженно пожал плечами. Команда корабля в это время дружно раскачивала судно. Петя принялся помогать в меру сил. Никто как будто не возражал. Наконец, объединенные усилия увенчались успехом. Корабль подался назад, изрядно помятый нос показался из расселины. Яйцеголовый капитан принялся загонять людей на борт. – «Тул-хо, тул-хо!», - тревожно повторял он.
- Мы должны лететь с ними, - объявила вдруг Маша.
- С чего ты взяла?
  -         Они говорят, кто останется, погибнет.
- Кто это сказал?
- Капитан и команда.
- Ты понимаешь их речь?   Как можно лететь черти, на чем черти куда!
- Как будто, мы и так не черти где, - хмыкнула Маша. Брат  хмуро посмотрел на нее.
- Почему я не понимаю, о чем они говорят?
- Поспешим,  сейчас они улетят.
              Действительно, матросы воздушного судна поспешно рассаживались по местам.
              -      Как это, возможно, летать на деревянном корыте? – пробормотал Петя, - оно же может в любой момент развалиться! И потом, хоть мы и слышали гул,   на нем нет ни реактивных двигателей, ни пропеллеров.
              -        Тут нельзя оставаться, это плохое место, не пригодное для жизни, -  Маша  решительно полезла по веревочной лестнице, свисавшей с борта. Пришлось Пете следовать за ней. Они заняли свободную скамейку на корме. Постепенно гомон смолк, установилась тишина. Петя поежился. Небо было по-прежнему затянуто серой пеленой, подул прохладный ветер. Лысый капитан подошел к ребятам и сказал: «Гай-о!». При этом выразительно кивнул в сторону  тяжелого весла, торчавшего из уключины. Жест был предельно ясен. На корабле никто не должен сидеть без дела. Предстояло попотеть. Петя с Машей взялись за весло и принялись грести под гортанные выкрики капитана.
              -     Даже в страшном сне я никогда не видел себя рабом на галерах, - проворчал Петя.
              -     Мы не рабы, - тяжело дыша, ответила Маша, - никто не собирается заковывать нас в цепи.  Да и смысла в этом нет: с воздушного корабля невозможно сбежать.
Ее лоб покрылся бисеринками пота. Огромный корабль вздрогнул, точно живой. Завыло, загудело за бортом, словно на реактивном лайнере включилась  могучая турбина. Пете очень хотелось узнать, откуда исходит этот гул. Однако сделать это не представлялось возможным. Весло было тяжелое, а  ворочать его приходилось наравне с остальными. На носу встал давешний старик в развевающемся черном плаще и, словно ветряная мельница, принялся размахивать руками. В тот же миг корабль сорвался с места и устремился в серое мутное небо.

0

74

Глава третья
         
                                                               Нэлда

                 За кормой клочьями проплывали размытые облака. Лысый вожак пару раз прошелся  по палубе и, убедившись, что все работают веслами с полной отдачей,  встал рядом со старым Тлай-у. При этом он не забывал издавать ритмичные выкрики, в такт которым поднимались, и опускались весла. Тлай-у, которого Петя мысленно нарек колдуном, по-прежнему проделывал руками стремительные  пассы. При этом воздушное судно  снижалось,  поднималось,  поворачивалось,  замедляло или ускоряло ход. Корабль казался игрушкой в руках мага.
                  По палубе гулял ураганный ветер. Маша и Петя двигали весло из последних сил. Они  видели вокруг только мутную чашу неба и туманные завитки облаков. Иногда им начинало казаться, что земля вообще исчезла, а во всем мире остался  одинокий кораблик, скользящий между облаками. Так продолжалось  довольно долго. Но вот что-то изменилось. На палубу наползла тень. Впереди по курсу возникла огромная плоская вершина горы. На плоскогорье раскинулся город с маленькими домиками. Корабль быстро приближался к порту и вскоре закачался у причала, словно под ним была не бездна, а обыкновенная вода.
                  На берегу, если это можно было назвать берегом, корабль встречала  толпа. Люди  были одеты точно так, как   матросы. Мужчины в черных кожаных одеждах и кожаных ботинках, женщины в  бесформенных платьях.
                 -    С чем прибыли? – спросил кто-то из толпы. Маша прекрасно поняла  чужую речь.
- Хорошего мало в стране Шоу-тэ, - ответил лысый капитан, - бог мрака Ту-мэ набирает силу и насылает на нас  Тул-хо. Корабль едва не погиб.
- Что нового в   в  Тилук-ла?
- Нет больше Тилук-ла, - мрачно ответил  капитан. Разговоры  смолкли. Толпа расступилась, пропуская экипаж на причал. Маша разочарованно подумала, что они с братом не представляют для этих людей никакого  интереса. У горожан своих дел и проблем  по горло.
       С корабля на причал перебросили узкий трап, доску без перил. Землю внизу скрывали сплошные облака. Маша решила, что ни за что на свете не ступит на этот шаткий мостик. Заметив ее колебание, Петя схватил сестру за руку,  и рывком перетащил на берег. Она успела только сказать «Ай!». Следом за ними по доске невозмутимо проследовал толстый матрос в черной кожаной куртке и высоких сапогах. Мостик под ним затрещал и прогнулся, однако матрос спокойно сошел на берег, словно прохаживаться над пропастью для него было самым обычным делом.  Последним на берег сошел лысый капитан. Толпа повалила в город вслед за экипажем. Наши герои в растерянности остались у причала. Они не знали, куда им теперь идти.
      К ним подошла девочка в грубо пошитом кожаном плаще и кожаных башмаках. Лицо ее и руки были испачканы сажей, спутанные волосы непонятного цвета казались клочьями пакли. Золушка, да и только!
- Вы откуда, из Тилук-ла? – спросила она.
- Кажется, я ее понимаю! – изумился Петя.
- Пойдемте ко мне, я хочу с вами поговорить.
- Почему мы должны тебе доверять? – спросил Петя.
              -     Разве вам не нужен отдых и хорошая еда? 
  У наших героев не было выбора, поэтому они отправились вслед за незнакомкой. Отдых им действительно был необходим. Натруженные до мозолей ладони ныли, ноги подгибались.
В городе легко можно было заблудиться.  Дома казались одинаковыми. Одно-двухэтажные, с островерхими крышами, они были построены из красного обожженного кирпича. Из такого же кирпича был выстроен  и древний мост, с которого началось  путешествие наших героев. 
Из открытых окон тянуло аппетитными запахами.  Они миновали ряд  лавок с непонятными вывесками. Чем торговали в этих лавках, Маша и Петя так и не узнали.
-  Эй, Нэлда, кого  подцепила? – раздался грубый окрик. На углу одного из зданий стояла группа неряшливо одетых мальчишек. Спрашивал тот, который  поздоровее, с наглыми глазами и большими кулаками.
-  Не лезь не в свое дело, Тук, не то получишь по лбу, - огрызнулась Нэлда. Вскоре  они добрались до большого трехэтажного дома.
-  Я проведу вас на кухню и покормлю, - сказала девочка, -  потом пого-ворим.
-  Это твой дом? – поинтересовалась Маша.
-  Разве я похожа на знатную даму? Я здесь живу и помогаю повару. Этот дом – харчевня.
- Понятно, - сказал Петя.
- Что тебе понятно? – подозрительно спросила девочка и добавила: - Вообще-то, я мальчишкам не доверяю, вы все грубияны.
- И у тебя нет друзей среди мальчиков? – спросила Маша.
- Я с ними не дружу, предпочитаю лупить.
- А Тук?
- Это мой брат, и вообще, много будете знать, станете слишком умными. Заходите. -  Она распахнула дверь. Несмазанные петли  заскрипели.
- Это ты, Нэлда? – донесся из темноты грубый мужской голос.
- Я, господин шеф-повар, - девочка толкнула Машу с Петей в боковой коридор, - ступайте до конца, я сейчас буду. -  Она исчезла во мраке.
      Наши герои последовали совету  и очутились в маленькой каморке, свет в которую пробивался сквозь крохотное окошко. Глаза их вскоре привыкли к полумраку. Обстановка  была более чем скромной. Низкий топчан, покрытый тряпьем, да пара табуреток. Маша и Петя уселись на  табуретки.
- Как-то там мама с папой? – вздохнула Маша.
- Прекрати ныть! Мы обязательно выберемся отсюда.
              Послышались шаги, появилась Нэлда. В руках она держала маленький поднос, на котором что-то аппетитно дымилось.
- Ешьте.
- А ты? – спросила Маша.
              -     Я здесь не голодаю.
Ребята  не заставили себя упрашивать.
-  Вообще-то я умираю от любопытства, - продолжала Нэлда, наблюдая, как жадно поглощают пищу ее гости. -  К нам  давным-давно никто не заглядывал. Последний корабль из Тилук-ла прилетал в город, когда я была совсем маленькой.
-  Что это за мясо? – поинтересовался Петя, дожевывая последний ароматный кусочек.
-    Ты чего, вурликов не пробовал?
- Гм…. Пробовал, конечно, - пробормотал Петя, не желая показывать свою неосведомленность.
- Или они у вас перестали водиться? – девочка посерьезнела.
- Да нет, - ответил Петя, не зная, как выкрутиться из щекотливого положения, - вурликов у нас, в общем-то, хватает.
- А скажите, - Нэлда склонилась к ребятам и понизила голос до шепота, - не вернулся ли с той стороны реки, из страны мрака  Великий магистр Тугин-го?
- Видишь ли, мы никогда не были в городе, который ты называешь  Тилук-ла, - сказала Маша, которой совсем не улыбалась перспектива нагромождать горы лжи. Глаза Нэлды в испуге расширились.
- Тогда откуда вы, уж, не из города ли чародеев Алтагана? Или, может быть, из  Одан-до, мираж которого встречается в небе?
- К сожалению, мы впервые слышим о таких городах.
   Нэлда отскочила к двери.
-  Значит, вы из страны мрака, что по ту сторону реки! – воскликнула она. Ладони ее описали в воздухе круг.
-  Да оградит меня  Тор-хо от злобных сил, да сгинут порождения тьмы! – пробормотала она и уставилась на путешественников.
-   Почему вы не исчезли?
- Мы не порождение злых сил, - ответила Маша, - мы сами попали в беду. Может быть, ты нас все же выслушаешь?
      Некоторое время Нэлда молча смотрела на них. Вероятно, она ждала, что ее гости вот-вот превратятся в ужасных чудовищ.
- Нас не нужно бояться, - сказала Маша.
- Я никого не боюсь, кроме выходцев из страны мрака. Потому что они несут всем нам гибель.  -  Нэлда присела на кушетку.
- Я вас слушаю.
    После того, как Маша вкратце изложила вышеописанные события, девочка  задумалась.
- Я никогда не слышала о вашей стране, - сказала она, наконец.
-    Я  все тебе  рассказала, теперь твой черед.

0

75

Глава четвертая

                                                      Тук

-    В незапамятные времена  земля эта была богатой и счастливой. Государство  называлось Шоу-тэ, что значит «великолепное». Прямые, как стрелы дороги соединяли цветущие города. В реках в изобилии водилась рыба, на полях зрели урожаи граса и чух-че.  Так было, так говорят легенды… -  девочка погрустнела. – У нас мало кто интересуется историей  и вряд ли  помнит, с чего все началось.
-      А ты? – спросила Маша.
- Когда я была  маленькой, мама  любила рассказывать сказки, в которых  говорилось, что когда-то, давным-давно,  солнце    на небе  остановилось и с тех пор   всегда стоит в зените. Ночей у нас нет, на улицах темнеет  только благодаря старым заклинаниям.   Моря и реки пересохли, поля истощились.  Жизнь стала возможной только на высоких скалах,  созданных магией жрецов. Тех, кто остался на равнинах, ждала неизбежная  смерть.  Из темной бездны вырвались  силы зла и принялись уничтожать все живое.  Большая река, протекавшая по равнине, стала черной и смертоносной. Из-за реки приходят   посланцы злых сил. Сначала это случалось редко, и справиться с ними было несложно. Стоило только упомянуть имя светлого бога, и очертить  в воздухе ладонью круг.
- А  потом? – нетерпеливо спросила Маша.
- Потом… - глаза девочки затуманились.
- Из темной земли появился первый  шар Тул-хо.
- Мы видели такой!
- Говорят, их насылает бог мрака Ту-мэ. Шар опустился на  поля, из него вышли колонны черных рыцарей. Двухметрового роста, с длинными огненными мечами, убивающими  одним прикосновением, эти чудища сотнями появлялись из шара. Опустели дороги и поля, люди пытались укрыться в городах. Но  там их настигала смерть. Не помогали никакие заклинания.  Тогда великий маг Ок-о с помощью Тор-хо  создал несколько  наскальных городов, куда не могли добраться черные рыцари.  С тех пор равнина  опустела. Наш город  называется Танух-ан.   Ок-о сотворил воздушные корабли, которые плавали по воздуху, таким образом,  соединив между собой города. Только  было это очень давно. Часть кораблей  пришла в негодность, их обломки до сих пор можно встретить на равнине.   Из  Тилук-ла мы не получали известий  много лет, и вот, наконец,  появился корабль. Оказалось,   темные силы добрались до города, и жизни там больше нет.
- Значит, этот корабль последний? – спросил Петя.
- Все на свете стареет и изнашивается. Секрет изготовления  кораблей безнадежно утерян. Говорят, в незапамятные времена купцы из нашего города  свободно путешествовали в Алтаган и добирались даже  до темных границ, за которыми жизни не может быть вообще. Там, у края земли, иногда можно видеть город-призрак Одан-до, где живет Царица мира.
- Странно, - задумчиво произнесла Маша, - корабли плавают по воздуху, как по реке.
- Что вы, по нашей реке плавать нельзя!
- Хищные рыбы? – догадался Петя.
- Там попросту нет воды.  Это река смерти, река забвения. Одно из чудес, оставшихся  от далеких страшных времен. В  реке бесследно исчезает все, будь то дерево, человек или железо.
- Вроде концентрированной серной кислоты, - заметил Петя, - которая все растворяет.
- Тем не менее, мы видели там плавник, - возразила Маша.
- Там могут жить только драконы, ты видела драконий плавник.
- Нэлда, куда ты подевалась, негодная девчонка! – донесся из-за двери зычный голос, - господа моряки заждались угощения!
  Глаза девочки округлились от страха.
- Ой, наверное, вурлики подгорели!
Действительно, из коридора потянуло паленым. Нэлда пулей выскочила за дверь.
- Что ты на это скажешь? – спросил Петя.
- Скажу, что теперь господа матросы не скоро отведают вурликов.
- Я не об этом.
- Неплохо бы узнать, о чем  будут толковать за столом.
- Пойдем, послушаем?
- А Нэлда не обидится?
- С какой стати?
Побродив по темным коридорам, Маша и Петя поняли, что  дом больше похож на запутанный лабиринт. Не хватало, разве Минотавра.  Впрочем, за Минотавра вполне бы сошел зычный хозяин.
-  Смотри, там свет, - сказал Петя. Они направились к свету,  обо что-то споткнулись и грохнулись на пол. Рядом раздался ехидный смех.
-  Эти ребята из Тилук-ла похожи на слепых птенцов.  -  Тук стоял рядом,  держа в руках натянутую веревку, и кривился в ухмылке. В городе ему было скучно, он частенько  позволял себе подобные выходки. Наши герои поднялись на ноги. Петя угрожающе сжал кулаки.
-  Но-но! – заносчиво сказал Тук. – Я лучший драчун квартала, так что нечего хмуриться, а то живо схлопочешь по носу.
-  Как тебе не стыдно, - обратилась к нему Маша, потирая ушибленную коленку, - это просто подло!
- Что? Да вы знаете, куда попали? Здесь я хозяин!  Теперь вы будете моими слугами. И попробуйте только пикнуть,  у меня  всегда найдется десяток крепких молодцов. Отныне вы будете чистить мои ботинки, и приносить  еду. Хотя я добрый, и вас не держу. Если корабль отчалит, можете убираться на все четыре стороны.  Только неизвестно, состоится ли следующий полет. Лысый капитан сказал, что путь стал слишком опасным, черные шары стерегут дороги. Так что, скорее всего, вы останетесь здесь навсегда и с лихвой отведаете моего гостеприимства.
-  У вас в школе все такие хамы? – осведомилась Маша. Тук не знал, что такое школа, потому что в Танух-ане  не было школ. Однако прекрасно понял  значение слова «хам». Лицо его покраснело от гнева. Он привык к тому, что сверстники ходят перед ним по струнке. Тук схватил Машу за руку и грубо швырнул на пол. Маша вскрикнула. Петя бросился на противника. Тук вложил в удар всю свою силу, рассчитывая сразу поставить на место строптивого мальчишку. Но его большой кулак  неожиданно встретил пустоту. В тот же миг, нырнув под  правую руку,  Петя  ударил так, как целый год учил  его Вася Мукоедов, занимавшийся в секции бокса. Тук отлетел в угол и остался лежать, раскинув руки.
Маша поднялась с пола.
- Ты его не убил? – спросила она.
- Вряд ли.
На шум прибежала Нэлда. Она успела заново приготовить вурликов и, не обнаружив  в комнате гостей, бросилась искать их по всему дому. Тук к этому времени очнулся. Он с трудом поднялся на ноги. В глазах у него двоилось, ноги подгибались. Нэлда, заметив помятый вид Маши и хмурого Петю, с упреками набросилась на брата.
-  Что ты им сделал, негодник? – закричала она. – Сколько мне терпеть твои выходки? -  Она принялась хлестать беднягу по щекам. По всей видимости,  только  ей удавалось справиться с разбушевавшимся братцем.
-  Да отойди ты! – Тук отпихнул сестру и с восхищением посмотрел на Петю.
-  Во,  врезал! – сказал он. Нэлда непонимающе смотрела на брата, пока  до нее не дошел смысл его слов.
-     Так он тебе влепил!  Ай, да молодец!
- Слушай, научи меня так драться! – попросил Тук, потирая подбородок.
- Чтоб ты всех колотил?
- Я и так всех колочу. Это  от скуки. В Танух-ане больше нечем заняться.
- Лучше бы на кухне помогал, лоботряс, - проворчала Нэлда.
      Тук хмыкнул.
  -  Это занятие для девчонок,  и потом, зачем готовить, когда имеются заклинания? Промямлил пару слов, вот тебе и ужин!
    -      Лентяй! Может,  тебя с ложечки кормить? – скривилась Нэлда.
  -       С ложечки меня кормить незачем,  а вот такому удару я бы поучился.
-    А девчонок обижать не станешь? – спросила Маша.
- Обещаю, - сказал Тук, и они с Петей пожали друг другу руки в знак примирения.
- Чудеса! – Нэлда до сегодняшнего дня не замечала, чтобы ее братец с кем-нибудь водил дружбу.
- Я бы не хотела, чтобы вас видел хозяин, - сказала она, - не нужно было  покидать комнату.
- Мы собирались  послушать разговоры за столом, - ответил Петя.
- Что нам может сделать хозяин? – спросила Маша.
- У вас наверняка нет денег, а людей без денег он в харчевне  не потерпит.
- А какие у вас деньги?
- Вот они, денежки, - сказал Тук, доставая пригоршню золотых шариков размером с горошину, - дарю! – щедрым жестом он протянул шарики Маше. Воистину, добро и зло  теснейшим образом уживались в этом парне!
- Опять у кого-то украл, - укоризненно заметила Нэлда.
- Лысый Ок-ро разинул пасть,  и пока  разглагольствовал о гибели Тилук-ла, я изучил содержимое его кошелька. Кошелек оказался слишком тугим, и было бы несправедливо  обременять беднягу таким грузом. Ох, простите, я  забыл, что это лысое чучело ваш капитан!
- Он такой же наш, как и ваш, - возразил Петя.
- Хотелось бы все же узнать, что случилось  с  Тилук-ла, – произнес-ла Нэлда, -  они говорили что-то о черных шарах.
- Я бы не отказалась послушать, - сказала Маша.
- И я, - добавил Петя.
- Тогда айда в зал, - сказал Тук, - деньжата у вас теперь есть, закажите вурликов с ачей. Что касается меня, я бы и минуты не выдержал рядом с лысым Ок-ро, и этим чурбаном в черном плаще Тлай-у.  Да и хозяин наш не подарок.  Они  все такие зануды! Так что, я лучше подожду за дверью.

0

76

Глава пятая

                                                                    План

        В зале за длинным столом, накрытым зеленым сукном, расположился экипаж судна в полном составе. Стол ломился от разнообразных блюд, среди которых преобладали жареные вурлики, и большие стеклянные кружки ачи. Ача была чем-то вроде местного пива, только  крепче обычного.
  Маша и Петя присели  у самого края на свободное  место. Тук спрятался за дверью, Нэлда принялась обслуживать гостей.  На наших героев никто не обратил внимания.  Матросы были  заняты обсуждением полета. Да и  не отличались они чрезмерным любопытством.  К нашим героям с недовольной миной подошел хозяин, толстый усатый человек, одетый как дворник, в кожаный фартук, шаровары и сапоги. Получив деньги, сразу просиял, принял заказ и ушел.
   Большинство горожан одевались  в кожаные плащи, куртки, накидки. Маша поинтересовалась у разносившей ачу Нэлды, что это за кожа. И получила ответ, что это высочайшей прочности кожа дракона, который водится только в реке Забвения. Каким образом местные жители добывали эти шкуры, Маша так и  не поняла.   Значительно позже  до нее дошел слух, что драконов вылавливают маги при помощи сложного и рискованного волшебства.
В это время капитан обратился к соседу, худому матросу.
  -  Что ты мне тычешь в глаз обглоданной косточкой, я тоже думаю, что авария случилась по вине тех двух ребят, которых мы взяли на борт. Это их искал черный шар Тул-хо.
-  По всем канонам магии этих ребят надо было бы скинуть с обрыва, - заявил  собеседник, - иначе по их следам силы зла придут сюда.
-   Тлай-у наложил на них заклятие, и пока оно действует, никто не сможет причинить им вред.
- Когда же оно потеряет  силу?
- Сам знаешь, Мур, дня через два-три, вот тогда…
В это время за столом поднялся шум.
- Тлай-у, пусть скажет слово Тлай-у! – закричали матросы.
- Пусть старый Тлай-у говорит! – крикнул Ок-ро.
С кружкой в руке поднялся старый волшебник. Он окинул матросов внимательным взглядом. На секунду взгляд его задержался на Маше с Петей. Лысый Ок-ро поглядел на наших героев, лицо его помрачнело.
-  Вы знаете, какая беда постигла наш город, - начал старик, -  все под этим небом свершается по воле Тор-хо, и Царицы мира, живущей в заоблачном городе Одан-до, - отгоняя зло, он очертил ладонью полукруг, и жест этот повторили остальные.
- В незапамятные времена   мир изменился. Солнце остановилось, свет отделился от тьмы.  Великий  магистр Тугин-го собрал  воздушный флот, разогнал черных всадников и отправился за реку, в страну мрака. До сих пор неизвестно, что случилось с  его летучей армией. Вскоре после этого повсюду стали появляться шары Тул-хо,  исчадие зла, с которыми никто не может  справиться.   Пал наш любимый  город, Тилук-ла. Чтобы остановить зло, мы должны выполнить завет великого магистра,  отыскать последний оплот надежд наших, город чародеев Алтаган. Если  нам не помогут в Алтагане, придется пуститься на поиски невидимого города Одан-до и припасть к трону     Царицы мира.   Мрак надвигается, но жива еще  надежда. Я пью ачу за поход,  который   состоится  через восемь дней. Я выбрал   священное число восемь, которое  благоприятствует всем     начинаниям.
- Хвала Тлай-у! – дружно закричали матросы. Все принялись пить ачу, после чего  затянули  старинный гимн воздушных корабельщиков:

                          О эй, Тор-хо, взгляни на нас,
                          От зла убереги,
                          Пусть на полях краснеет грас
                          До берегов реки.

                          Сметет магистр Тугин-го
                          Врага, как ураган,
                          Поможет нам и Тоу-по,
                          И славный Алтаган!

                          А ну, на весла навались,
                          Корабль  туда  лети,
                          Где в небесах переплелись
                          Воздушные пути.

                          О эй, Тор-хо рассеет мрак,
                          Воспрянет Шоу-тэ,
                          В реке утонет злобный враг,
                          И вместе с ним Ту-мэ…

-     Кто такой Тоу-по? – спросила Маша толстого соседа.
- О, это величайший из всех когда-либо живших на свете заклинателей Алтагана.
- А Ту-мэ?
- Бог мрака? Его имя лучше не упоминать вслух, если не хочешь накликать беду.
- А как же матросы, они ведь поют во все горло?
- Это ритуальная песня воздушных корабельщиков, считается, что она предохраняет от злых сил, - ответил толстяк и добавил, - вы бы лучше пили ачу. Кружку пропустишь, и настроение взлетает к облакам. После второй  чувствуешь себя сродни могущественным магам. А от третьей ноги сами пускаются в пляс.
  Пришлось Маше сделать вид, что она пьет ачу.  Впрочем,  вкусовые качества напитка   были превосходны.
Неожиданно с дальнего конца стола раздался рык, мало напоминающий звуки, издаваемые человеком.
-  Мой кошелек, меня обокрали! – кричал  капитан Ок-ро, - где хозяин, этот негодяй?
Маша толкнула Петю в бок, и они поспешно вышли за дверь.
-  Эка вопит, - заметил  Тук, - как раненый  рабель. А всего-то у него было двадцать монет!
-  Молчал бы, воришка, - сказала Нэлда, появляясь в дверях, - смотри, как бы у тебя не обнаружили этот кошелек. Не миновать тебе тогда порки на ратушной площади!
Тук беззаботно ухмыльнулся.
  -    Долго искать придется,  пусть поищут на дне пропасти, что за городом.
- Что-нибудь узнали? – спросила Нэлда наших героев.
-       Не позднее, чем через два дня нам придется исчезнуть из города, - ответила Маша, - иначе нас выкинут в эту самую пропасть вслед за кошельком.
- Вот это штучки! – присвистнул Тук.
- А еще через неделю Тлай-у планирует отправить  экспедицию на поиски города чародеев Алтагана.
  Нэлда хмыкнула.
-      Легче отыскать ветер в поле. Кто его видел, этот Алтаган? Куда нужно лететь, в какую сторону? Да и проклятые черные шары стерегут воздушные дороги.
-     Сидели бы себе здесь, да пили ачу, - заметил Тук, ковыряя в зубах грязным пальцем.
- Послушайте,  у меня есть план, - сказала Нэлда.
- Наша девочка родила мысль, - заметил Тук  и немедленно заработал увесистую оплеуху.
- Ладно, молчу, - обиженно сказал он.
- Так вот, - как ни в чем не бывало, продолжала Нэлда, - мы можем сами отправиться на воздушном корабле в Алтаган.
- Ты знаешь, где его искать? – спросила Маша.
- Если верить легендам, нужно лететь в сторону, противоположную реке.
- Но как управиться с воздушным судном? – спросил Петя. -  Для этого, по-видимому, нужен опытный  маг.
  -        У меня есть приятель, его зовут У-чан, он внук волшебника, знаком с магией и вполне может  управлять  кораблем.
- Захочет ли он лететь с нами? – усомнилась Маша.
- Каждый мальчик в городе мечтает о путешествиях, - заметил Тук. – Что  касается У-чана, он живет с мачехой, а та не знает, как быстрее сжить беднягу со света. Если бы не умение колдовать, его давно бы не было в живых.
- Тук, братец, тебе придется набрать из своих сорванцов команду. Отбирай самых надежных, смотри, чтобы не проболтались. И сделать это нужно как можно быстрее. Завтра все должно быть готово.
- Хоть сегодня!
- Будь осторожен. Никого не заставляй и не пускай кулаки в дело, иначе все испортишь. Стоит одному распустить язык,  всех нас высекут на ратушной площади, а потом заставят до конца дней добывать в пещерах золото.
- Не волнуйся. Ну, я пошел.
  - К сожалению, мой брат частенько берет кулаками там, где нужно пользоваться  головой, -  проводив Тука взглядом, сказала Нэлда.
-  А ты не боишься пускаться в это рискованное путешествие? – спросила Маша.
-  Что мне терять? Скупердяя хозяина, да грязную посуду. Мы с братом сироты, у нас нет ни матери, ни отца.  Думаешь, приятно всю жизнь  работать на кухне и терпеть унижения? В этом городе ничего не меняется. Кто бедняком родился, бедняком умрет.  Порой  хочется, чтобы кто угодно, пусть  даже сам князь тьмы,  что-то изменил в  этой жизни.
-  Неужели никто  не пытался что-нибудь сделать? – спросил Петя.
-  Тех, кто  пытался,   забрали жрецы в храм Тор-хо. Больше их никто не видел. Так что лучше подвергнуться опасности путешествия, чем влачить жалкое существование. Теперь отдыхайте, набирайтесь сил, а я  похлопочу на кухне. Заодно приготовлю еды в дорогу.
-    Мы так и улетим,  не посмотрев  город? – огорчилась Маша.
-  Если хотите, я сейчас отпрошусь у хозяина, хотя это весьма непростое дело, и мы напоследок прогуляемся по улицам.

0

77

Глава шестая

                                                    В городе

Погода для прогулок оказалась не совсем подходящая. Накрапывал дождь, порывами налетал холодный ветер.
      -    Весь город  обойти не успеем, - сказала Нэлда, - но до ратушной площади, пожалуй, доберемся.
Улицы были пусты, в ненастье люди сидели по домам.
    -    Кто правит вашим городом? – спросила  Маша.
- Всем распоряжаются жрецы из храма,  а вообще-то считается, что управляет магистр Шиган. Но мы его редко видим. Он толстый и ленивый. Единственное, чем он любит заниматься,  это    предаваться обжорству.
- Откуда это известно? – усомнилась Маша. – Может быть, он занимается государственными делами?
Нэлда прыснула от смеха.
-   У него мозги слишком заплыли жиром. Единственные решения, которые он принимает, это кому и сколько плетей всыпать на ратушной площади, и что съесть на завтрак, обед, или ужин.  Кстати, вот и площадь.
Окруженная старинными зданиями, вымощенная брусчаткой, площадь напоминала о славных временах рыцарей и мушкетеров. Впрочем, Маша и Петя понятия не имели, жили когда-нибудь в этом мире рыцари и мушкетеры, и вообще знают ли местные жители, что  такое лошадь. Площадь была огромна и поражала воображение. Хотя солнце по-прежнему освещало город, противоположные здания утопали во мраке, казалось,  наступил  вечер.
- Вон там помост, на котором проходят экзекуции, - заметила Нэлда. – Ой, что это?
Со стороны помоста доносились сдавленные крики и звуки ударов.
- Давайте подойдем ближе и посмотрим, что там такое, - Петя решительно направился к помосту. Девочки старались не отставать. Что же они увидели?
Несколько подростков  лупили сверстника, на голову  которого был надет мешок. Мальчик с мешком на голове отчаянно отмахивался руками и лягался, но удары, в основном, попадали в воздух. Чего нельзя было сказать о его противниках. Те от души месили свою жертву кулаками.
- Вот тебе!
- За  унижения!
- За рабство!
- За обиды!
Мальчик с мешком на голове упал.
- Перестаньте! – закричали девочки.
- А ну, прочь от него! – крикнул Петя, набрасываясь на драчунов.
              -    Бежим! – крикнул кто-то, и мальчишки разбежались в разные стороны. Маша и Нэлда помогли несчастному подняться и избавиться от мешка. Каково  было удивление наших героев, когда они увидели Тука! Но в каком виде! Лицо   в кровоподтеках, губы разбиты, под глазом расплылся огромный синяк.  Нэлда неожиданно расхохоталась.
-   Надо полагать, это был наш будущий экипаж, - сказала она.
- Я  не успел слова сказать, - зло отозвался Тук и сплюнул на мостовую. – Эти сволочи подкараулили меня, надели на голову мешок и принялись мутузить.
- Значит, было за что, братец.  Вспомни, сколько колотушек ты щедро раздавал  в городе, теперь они вернулись  сторицей.
Тук сердито засопел.
- Нечего в таком виде бродить по городу. Ступай, умойся и ложись спать.
-    А вы?
- Видимо, экипажем придется заняться мне.  Возьми Машу с собой, ей тоже не мешает отдохнуть, а мы с Петей, тем временем, попробуем кого-нибудь найти. Я думаю начать с У-чана.
- Ладно, - согласился Тук, у которого ныло разбитое тело, и который не прочь, был   отлежаться. По дороге он не переставал ворчать и сокрушаться.
- Я даже как следует, не разглядел, кто на меня набросился.  Попадись они мне сейчас!
- Не хватит ли драк?  Разве не понятно, что тумаки, как и всякое зло, имеют свойство возвращаться к тому, кто их раздает?
- Жуть как хочется дать сдачи. Я же сильнее любого из них!
- Коллектив сильнее.
- Коллектив, это толпа, а толпу всегда можно разделить на отдель-ных противников.
- Давай, не будем спорить.
Шагая с Туком, Маша думала, вернутся ли они с Петей  домой. Если вернутся, то когда? Обратная дорога лежит  через мост, и зловещую реку с черными смерчами. Так ли необходимо  лететь в Алтаган,  город чародеев, и углубляться, таким образом, в неизведанные земли?  Тем не менее, она понимала, что ответы на мучившие их  вопросы они, скорее всего,   получат именно в Алтагане. Если, конечно, легендарный город вообще существует.
Маше стало, невыносимо жаль себя и Петю, одиноких, заброшенных в чужой мир. Захотелось обнять маму и папу, увидеть бабушку.  По щекам девочки  потекли  слезы.
К счастью, было темно, и Тук ничего не заметил. Грубый и нетерпимый к  проявлениям слабости, он не переносил, чьих бы то ни было слез. Он был поглощен своими мыслями.  Подумать только,  его отлупили приятели! Впервые у него зародилось сомнение в собственной правоте. Не слишком ли он притеснял  других мальчишек? Также не давала покоя неприятная мысль, что, возможно, сегодня он получил по заслугам.
Вскоре добрались до харчевни. Время было позднее, свет в окнах не горел.
- Экономит масло, - заметил Тук, имея в виду хозяина.
В комнате  часть тряпья с кушетки он сбросил на пол.
- Я лягу на полу, а ты располагайся на кушетке.
- Где я могу умыться?
- За углом направо, - ответил Тук, улегся, повернулся на бок и тут же захрапел.
Маша вышла в темный коридор. Едва свернула за угол, крепкие руки  зажали ей рот, не давая кричать.  Ее ловко связали,  подхватили и куда-то понесли.
- А мальчишка? – услышала она хриплый шепот, узнав матроса Мура.
- Это не тот, местный, - ответил капитан Ок-ро, - того возьмем позже.
- Но ведь магистр Шиган разрешил…
              -     Да, разрешил схватить и послезавтра бросить в пропасть. Но того, кто нам нужен, в доме нет. Или ты собираешься избавиться от брата этой поварихи Нэлды?
- Пусть меня проглотит речной дракон! Нам нужен именно тот мальчишка. А эту куда, в подвал?
- Зачем в подвал,  мы ее спрячем… - голос  перешел в неясный шепот.
Далеко за полночь в харчевню прибыли Петя, Нэлда и еще трое мальчиков. Нэлда растолкала брата.
- Где Маша?
-      Должна спать на кушетке, - ответил Тук, продрав глаза, - больше ничего не знаю.
-   Куда она могла деться? – спросил Петя.
- Мне это не нравится, - заявила Нэлда, - нужно спешить с отлетом, иначе  план сорвется.
- Без Маши я не полечу, - заявил Петя.
- А если ее схватили?
- Кому она понадобилось?
- Магистру Шигану.
- Завтра я пойду к нему и потребую, чтобы сестру отпустили!
- Скорее, вас обоих отправят в пропасть.
- Как это можно, ни с того ни  с сего, так поступить? Ведь мы ни в чем не виноваты. Разве может магистр поддерживать такие ужасные порядки?
Нэлда хмыкнула.
-           Ты  плохо знаешь этого жирного вурлика. Если  кому-то не понравилась твоя физиономия, достаточно нескольких золотых монет и просьбы верховному жрецу, или любому приближенному к магистру человеку. Полагаю,  вас обвинят в  сговоре с  силами зла.
-    И никто не встанет на нашу защиту?
- А зачем? В глубоких пещерах, что у южного склона горы, постоянно не хватает рабочих рук. Там добывают золото, которое любят все, начиная от магистра и кончая, шеф-поваром. Работа там вредная, люди болеют и быстро умирают.  Бежать некуда,  строптивых рудокопов немедленно отправляют в пропасть.
- Чудовищно! – пробормотал Петя.
- Не беспокойся, - сказала Нэлда, - раньше, чем через два дня твоей сестре ничего не угрожает.
- Что же делать?
- Нужно захватить корабль. На нашей стороне внезапность. 
- А Маша?
- Пока  приготовим корабль к отлету, загрузим провизию и воду, Тук с мальчиками попытаются отыскать твою сестру. Кто-то ведь должен был видеть, как ее тащили. Человек не иголка, чтобы бесследно затеряться в нашем маленьком городе. Тук, - обратилась она к брату, - возьми Дэха и Лата и действуй. Расспрашивайте  каждого встречного.
Тук кивнул головой и вышел вместе с ребятами.
-  Придется ограничиться экипажем в семь человек, больше набрать не успеем, - сказала Нэлда, - У-чан, ты уверен в своих силах?
-  Вполне, - отозвался русоволосый мальчик худенького сложения. Одет он был, как большинство жителей города, в фартук, штаны и сапоги из драконьей кожи.
-  Ступайте за мной на кухню, там запасы провизии и фляги с водой. Забираем все, и на корабль!
-  Я отправляюсь с Туком, - заявил Петя, который никак не мог успокоиться.
-  Ты ему ничем не поможешь,   скорее, попадешь в руки похитителей.
-  Нэлда, ты просто родилась командиром, - Пете пришлось подчиниться.

Отредактировано VICTOR (13-04-2017 20:41:30)

0

78

Глава седьмая

                  На   корабле

В темноте корабль казался огромным чудищем, подстерегающим жертву. Трап по-прежнему соединял корабль с берегом. На борту было тихо, однако Нэлда сделала знак остановиться.
-    Там может быть охрана.
- По-моему, капитану Ок-ро в его лысую голову никогда не придет мысль, что кто-то осмелится занять корабль без его ведома, - заметил  У-чан.
- Я пойду первым и проверю, - вызвался Петя.
- Постой, сейчас мы это выясним без всякого риска, - У-чан начертил в воздухе полукруг и принялся нараспев произносить:

Хоу то Тилук
Эр хэд эук,
Бал мах куан,
Тэл до чан!

Прочитав эти заклинания, он умолк и прислушался. С корабля донесся громкий храп.
-  Там  два человека,  я погрузил их в сон. Можно идти без опаски.
Первым ступил на узкий трап Петя. Он старался не смотреть вниз, хотя ночью и так ничего не было видно, и легко добрался до корабля. Следом шагала по трапу бледная Нэлда. Петя обернулся и подал ей руку. За ними последовал У-чан, согнувшийся под тяжестью припасов. Он почти перебежал по трапу на борт. Петя восхитился его смелостью. Он бы никогда не смог пробежать над бездонной пропастью по шатающейся доске!
Нэлда склонилась над спящим охранником.
-       Да это Мур! – воскликнула она, разглядев хищное худое лицо. – Тот самый, что требовал бросить вас в пропасть.
- Может, его самого того… - предложил У-чан.
- Нет, - резко ответила Нэлда, - только не это!
- Но и отпустить мы его не можем, он поднимет тревогу.
- Тогда пусть остается здесь.
               -    К тому же, он может знать, куда спрятали Машу, - добавил Петя, который  не верил, что Тук   найдет его сестру. В этом случае он не собирался никуда улетать.
- Можно попробовать обменять ее на Мура, - предложила Нэлда, впрочем, в ее голосе не чувствовалось  уверенности.
- Думаешь, капитан Ок-ро так уж дорожит этим Муром? – спросил Петя.
- Я бы на его месте, скорее рад был бы избавиться от этого скользкого  типа, - заметил У-чан и добавил, - помогите перенести провизию в угол.
Петя и Нэлда  поспешили ему помочь. Мешок с вяленым мясом и фляги с водой   уложили по углам.
-          Здесь какой-то сверток, - сказал Петя, споткнувшись обо что-то мягкое.
- Посмотри, может, это тоже продукты, - предположила Нэлда.
-     Потом,  кажется, наш друг просыпается.
- Как бы он ни поднял крик на всю округу, - озаботился У-чан, - не хотел бы я схватиться со жрецами из храма. Что с ним делать, может, заколдовать слегка?
- Я его заколдую по-своему, - Петя соорудил из подвернувшейся тряпки кляп и  заткнул Муру рот. После чего отыскал подходящую веревку и  накрепко связал  руки и ноги.
- Такое колдовство мне больше по душе, - заметил он.  У-Чан усмехнулся.
- Оказывается, и ты немножко волшебник.
- Все мы по-своему волшебники, - ответил Петя, - все, кто противостоит злу.
Он выглянул за борт и ахнул. У него  закружилась голова.  Земля, покрытая мраком,  казалась  такой  далекой!
-  Корабль не может упасть, ведь он просто висит в воздухе?
-  Не бойся, - отозвался У-чан, -  даже если заклинания потеряют силу, корабль не упадет сразу, а будет долго и плавно опускаться к земле. Только и всего.
Петя с трудом оторвал взгляд от бездны и с тревогой посмотрел в сторону города. Неужели Тук с мальчиками  не найдут Машу? 
-  Постойте, - встрепенулся У-чан, - на корабле были два человека. Где же второй?
-  Его нужно  найти, - сказала Нэлда, - второй охранник может сбежать на берег и поднять тревогу. Если уже не сбежал!
-   Но здесь негде спрятаться. На корабле был только Мур, - возразил Пе-тя.
-  Спрятаться действительно негде, - подтвердила Нэлда, -   разве что в свертке, о который ты недавно споткнулся.
Сверток немедленно развернули.  Показалась чья-то голова, рот, забитый кляпом…. Это была Маша! Петя не помнил себя от радости.
-  Долго же вас не было, - сказала Маша, когда ее освободили от пут, - я постоянно  тряслась в ожидании  казни.
Нэлда обняла ее, стараясь успокоить.
-  Все  чудесно,  осталось дождаться возвращения Тука.
Петя вооружился валявшимся под ногами топориком.
-  Как только ребята появятся, обрублю канат, который держит корабль  у берега, - сказал он.
Ждать пришлось долго. Наконец,  со стороны города  послышался шум.
-     Не случилась ли с Туком беда? – встревожилась Нэлда.
- Скоро узнаем, - молодой волшебник  на мгновение замер и добавил, – это шум погони.
- Мы должны сойти на берег и помочь! – заявил Петя. У-чан покачал головой.
- Ни в коем случае, руби канат.
- А как же Тук?
- Руби, не спрашивай!
Петя взмахнул топором. У-чан произнес заклинание. Корабль развернулся и направился к  городу. Летел он низко, едва не задевая килем мостовую. Вот показался переулок, и толпа преследователей. Тук и двое мальчишек опережали их  на каких-то двадцать-тридцать шагов.
Возглавляли преследователей капитан Ок-ро и волшебник Тлай-у в развевающемся черном кожаном плаще. Следом, пыхтя, торопился сам магистр Шиган в золоченых одеждах. Заметив корабль,  толпа завопила и заулюлюкала. Мальчиков словно подстегнули, они припустили бежать еще быстрее и вскоре забрались на борт по веревочной лестнице, которую им сбросила Нэлда. Как только они оказались в безопасности, У-Чан взмахнул рукой. Корабль резко взмыл вверх. Преследователи замерли в бессильной злобе. Маша ясно видела серые плащи жрецов, из которых в основном  состояла толпа.
-  Никуда не денутся,  вернутся, как миленькие, - громко заявил Тлай-у, - подумать только, какие-то юнцы вздумали тягаться со мной, великим магом города Тилук-ла!
Он протянул руки вслед  кораблю и принялся читать заклинания.
Маша встревожилась. От старого мага исходила неодолимая сила.
-  Мы останавливаемся! – в отчаянии воскликнула Нэлда. В самом деле,  судно замерло, словно привязанное невидимым канатом. Жрецы разразились восторженными воплями.
-  Попались, птенчики! – закричал Тлай-у. – Сначала научитесь летать, а потом воруйте чужие корабли!
-  Скоро они вдоволь налетаются, - заметил толстый магистр Шиган, едва переведя дух после непривычно долгого бега, - мы им предоставим возможность долго лететь до самого дна пропасти.
Магистр упер руки в бока и крикнул: - Приказываю немедленно спуститься! Тогда я смогу явить вам свою безграничную милость.
-     Что  за милость? – поинтересовалась Нэлда.
- Чужаков ждет пропасть, а вам с братом и сообщниками я, так и быть, сохраню жизнь. Вам предстоит славно потрудиться на благо города в золотых копях.
- Копай золото сам, - дерзко ответил Тук, - все равно оно оседает  в кошельках богатеев. Заодно, может,  похудеешь!
- Наглец!  - рассвирепел магистр. – Погоди, я с тобой разберусь.
- Осталось  посадить корабль, - сказал Тлай-у и собрался прочесть последнее заклинание,  но в этот момент произошло то, чего никто не мог ожидать. Тлай-у был связан с кораблем волшебной невидимой связью, это его и подвело. Возможно,  также сыграла роль  излишняя самоуверенность. Как бы там ни было, налетел ветер, треугольный парус раздулся, корабль рванулся прочь, волшебника подняло и стремительно понесло над землей. Несчастный Тлай-у летел, словно паук на паутине.
-      Горе мне! – закричал он. – Какой-то мальчишка меня превзошел!
-        Куда  ты?  Вернись! – крикнул магистр.  Напрасно. Корабль быстро удалялся. Волшебника Тлай-у притянуло к борту и швырнуло на палубу.
- Что будем с ним делать? – спросила Нэлда.
- Мне все равно, решайте сами, - У-чан пожал плечами.     
- Стоит ли  оставлять на борту такого опасного противника?   -   спросила Маша.
- В пропасть его! – в один голос воскликнули Дэх и Лат.
Волшебник побледнел. Он поднялся на ноги, его шатало.
-  Только не в пропасть, - вмешался Петя, - пусть летит с нами. Он ведь все равно собирался в Алтаган. Какая ему разница, путешествовать в компании матросов, или с нами,  неделей позже,  неделей раньше?
-  А вы не боитесь, что он с помощью волшебства  нас самих отправит в пропасть? – пробурчал  Дэх.
- Что скажешь? – обратилась Нэлда к Тлай-у. Тот съежился под ее взглядом и молчал.
- С таким надо  глаз, да глаз, и кинжал иметь под руками, на всякий случай, - заметил Лат.
- Так что  скажете? – спросила Нэлда. На корабле повисло тягостное молчание. Ответ казался однозначным. Однако решающее слово осталось за У-чаном.
- Поклянись великим Тор-хо, - обратился он к волшебнику, - что не причинишь нам зла. Все знают, что нарушивший такую клятву непременно сгинет во мраке, и  ждет его вечное забвение. И так?
Волшебник вздрогнул, но по-прежнему молчал.
-    За борт его! – крикнул Дэх.
-    Клянусь создателем Тор-хо… - сквозь зубы процедил волшебник.
- Порядок, - сообщил У-чан, - занимайтесь своими делами, теперь он нам не страшен.
- Ты уверен? – спросила Нэлда.
- Абсолютно. И развяжите того, второго. Иначе, не ровен час, задохнется.

Отредактировано VICTOR (12-04-2017 10:56:09)

0

79

Pensioner написал(а):

Можно вопрос, если вас не затруднит ответить: как вы описали внуку Русалку?

Извините, не совсем понял вопрос, разъясните?

0

80

Глава восьмая

                                                             Алтаган

-  Отдай мне куклу, Ло! – закричала  златоволосая  Элта, внучка великого заклинателя Тоу-по.
- Это не твоя кукла, ее сделал для меня дядя Уэш.
- Неправда, он подарил ее мне!
- А вот и нет!
- Ну, погоди, - Элта обежала вокруг огромного круглого стола, стоявшего посередине зала, собираясь проучить вредную сестричку Ло. Но та была на два года старше и знала кое-какие заклинания. Да и как их было не знать, если весь город был ими, можно сказать, пропитан. Стоило подойти, скажем, к торговцу леденцами, как тот с улыбкой произносил простенькое заклинание, и леденцы немедленно оказывались в вашей сумке. Именно столько, сколько вы предполагали купить. А один непременно появлялся у вас во рту. Разумеется, если вам не исполнилось пятнадцати лет. Потому что взрослые расплачивались за покупки золотом, или  редкими заклинаниями, которые порой ценились  дороже желтого металла.
Вредная сестрица Ло прочитала короткое заклинание и поднялась к потолку. А потолки, украшенные мраморными барельефами, были, надо заметить,  высокие.
Сестрица Ло  уселась в воздухе, ни на что, не опираясь, как на стуле, и принялась играть с куклой. Элта осталась внизу, раскрасневшаяся и сердитая. Она вдруг вспомнила  заклинание, которому научил ее дядюшка Уэш.
- Хо эл эуд ан! – крикнула она.
- Как тебе не совестно, Ло, - сказала ожившая кукла, - ведь дядюшка  подарил меня Элте.
- Ах, так, и ты против меня! – рассвирепела Ло. – Получи же!
Она швырнула куклу вниз.
- Тэх меал ок! – крикнула Элта.
- Ай!
Поддерживающие чары исчезли, вредная сестрица грохнулась об пол. Сразу забыты были прежние обиды. Элта подбежала и помогла ей  подняться.
- Сильно ушиблась? – спросила она.
- Ох, ничего, откуда ты знаешь это заклинание?
- Дядюшка научил. Только я успела все забыть. Он еще песенки пел смешные.
Элта подбежала к клавитрону, подняла крышку и спела:
   
    Неспокоен рыжий песик,
    Что учуял чуткий носик?
    Иль сосиску кто-то варит,
    Иль колбаску кто-то жарит?

- Кажется, так. Или я что-то перепутала?
- Как раз в духе дядюшки, он такой выдумщик!
- Послушай, - сказала Элта, - давай тоже что-нибудь придумаем!
- Но что?
- Скоро нас позовут обедать, а мы спрячемся.
- Что ты, - возразила Ло, - тут такой поднимется переполох!
- Жаль, а то я как раз вспомнила заклинание, от которого становишься невидимым.
- Ох, и всыпали бы нам за такие штучки, - сестрица Ло была постарше, и понимала, в каких случаях взрослые, мягко выражаясь, по голове не погладят.
- Ты была в Заветном зале? – спросила вдруг Элта.
- Что ты, там бывают только те, кому исполнилось пятнадцать лет. При этом обязательно должны  присутствовать наставник и верховный жрец.
- Если бы дедушка Тоу-по был жив, - вздохнула Элта, -  со старым Гуш-ха не договоришься. Так хочется посмотреть на этот зал хотя бы одним глазом.
- Не смей об этом даже думать. Несколько лет назад один из послушников проник туда без разрешения.
- И что было?
- Ему запретили заниматься магией.
Элта вдруг потеряла к разговору всякий интерес.
- Пошли в сад, - предложила она, - я хочу плодов эльвы.
- Еще рано, они горчат. Но если ты хочешь…
В саду было чудесно. Сквозь серую пелену неба пробивалось солнце. У горизонта, насколько хватало взгляда, теснились тяжелые черные тучи, сдерживаемые магической защитой города.
В это время в зале появилась нянюшка, пожилая женщина с добрым лицом,  в белых одеждах.
- Ах, дети, дети, - качая головой, сказала она и подобрала с пола куклу.
- Меня  больно швырнули на пол, - пожаловалась та.
- Вот я им задам, - сказала нянюшка. Она закрыла крышку клавитрона. В руках у нее возник поднос с аппетитно дымящимися блюдами. Поставив поднос на стол, она отправилась в сад звать девочек.
Элта и Ло, тем временем, успели объесться сочными плодами эльвы  и, оседлав хворостинки, носились по воздуху, гоняясь, друг за дружкой.
- Девочки, - позвала нянюшка, - пора обедать!
- Мы не хотим! – дружно отозвались проказницы.
  -     Вам сегодня магией заниматься, а вы еще не обедали.
- Сейчас идем, - ответила Ло, опускаясь на землю.  До чего хорошо было в саду, и как не хотелось отсюда уходить! Пламенели огненные мендии, источали благоухание фиолетовые цветы аоры. Кое-где пробивались красные веточки граса, семена которого ветром занесло в сад.
Нянюшка описала рукой полукруг, произнесла короткую фразу и растворилась в воздухе.
- Пойдем за стол, – сказала Ло.
- Нянюшка уже не вернется,  можно  кувыркаться, сколько душе угодно! А обед  подождет.
- А дядюшка Уэш, он  тоже ждать будет?
- Дядюшка добрый, он нас простит.
Ло хотела возразить, но в этот момент случилось нечто из ряда вон выходящее. В дальних облаках мелькнула точка, которая принялась расти, пока не превратилась  в огромный корабль, плывущий по небу.
В корабле сидели гребцы, которые дружно взмахивали веслами. При этом раздавался гул, словно летел гигантский шмель.
- Ой, какое чудо! – воскликнула Элта, восторженно хлопая  в ладоши.
- Какое же это чудо,  дядюшка Уэш рассказывал, что в стародавние времена люди добирались до соседних городов на летающих кораблях. Говорят, эти корабли на заре времен смастерил великий заклинатель Ок-о. Смотри-ка, он летит к нам!
- Давай его приземлим! – азартно предложила Элта.
- Но как?
- Тем же заклинанием, каким я приземлила тебя. Только нужно произносить его вдвоем. Начали!
- Тэх меал оок… Хотим, чтобы корабль опустился здесь, на краю сада! – закричали девочки.
- Ой, что мы наделали, - испугалась Ло, - они падают!
Гул усилился. Корабль быстро терял высоту, несмотря на все ухищрения худощавого волшебника, стоявшего на носу судна.
-  Эй, Тлай-у! – крикнул У-чан старому колдуну, - может быть, ты знаешь, почему корабль перестал меня слушаться?
   -  Это  город великих чародеев Алтаган, - последовал ответ, -  не нам с  ними тягаться.
- Но я еще не выбрал место для посадки!
- Значит, его выбрали за тебя. Даже младенец в этом городе понимает в магии больше всех нас, вместе взятых.
- Это мы еще посмотрим, - возразил У-чан, - Тэх-хэн куош, лети, корабль, дальше!
  Корабль перестал опускаться, однако с места не двигался. Словно сел на невидимую мель.
- Больше я сделать ничего не могу, - с отчаянием произнес он.
- Может быть, будет лучше все же спуститься, - сказала Маша, - ведь мы сюда и стремились.
- В самом деле, чем этот сад хуже других мест города? – добавил Петя. 
А девочки в саду неотрывно смотрели на корабль.
- Почему он не спускается, - Элта сердито топнула ножкой,  золотые кудряшки рассыпались по плечам.
- Потому что на корабле тоже есть волшебник.
- Вот как? А дядя Уэш говорил, что настоящие волшебники остались только здесь, в Алтагане. Все прочие жалкие колдуны.
- Значит, я ошибся, - раздался рядом знакомый голос. Девочки испуганно обернулись.
- Ой, дядечка Уэш! – воскликнула Элта, бросаясь магистру на шею.
- Так-так, - сказал он, внимательно посмотрев на сестричек, - конечно, не обедали?
  Девочки покраснели. Они совсем забыли про обед.
-    Мы задержались, тут корабль… - сбивчиво оправдывалась Ло.
- Я был уверен, что таких кораблей давно не существует, - задумчиво произнес магистр Уэш. -  Ладно, с этим  разберемся, а теперь  марш за стол!
  Он взмахнул тросточкой, которую держал в руке. Девочки исчезли, чтобы в тот же миг появиться в мраморном зале.
Магистр задумчиво посмотрел на корабль. Тот неподвижно висел в воздухе. Корабль из запрещенных ныне легенд!  Дядя Уэш  не верил  глазам. Он ведь тоже  считал легенды выдумкой. Но вот  прилетело подтверждение, и что делать дальше? Отправить  в гавань?  Он покачал головой. Господа из коллегии наверняка уготовят кораблю и экипажу незавидную судьбу. Он внимательно оглядел сад и, наконец,  решившись, взмахнул рукой. Корабль стремительно опустился и замер среди фиолетовых цветов аоры. Позже можно  сделать его невидимым, чтобы господа из коллегии ничего не пронюхали.
Дядюшка Уэш прочитал на борту начертанное рунами название судна: «Кондор». Возможно ли это? Один из кораблей флотилии  легендарного магистра Тугин-го! Из каких древних времен он явился? Руническим письмом давным-давно никто не пользовался!
При виде экипажа изумление магистра возросло еще больше. Мальчишки, девчонки, и только двое взрослых.  И эти люди бесстрашно пустились в опасный путь? Дядюшка Уэш снял  треугольную шляпу, на которой красовался  серебряный крест, знак  власти, и слегка поклонился, приветствуя путников. Полы его белого плаща распахнулись, открывая золоченые одежды.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лукоморье » Нолик и его друзья