Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лукоморье » Нолик и его друзья


Нолик и его друзья

Сообщений 81 страница 90 из 95

81

Pensioner написал(а):

Можно вопрос, если вас не затруднит ответить: как вы описали внуку Русалку?

Ответ простой: русалка это женщина с рыбьим хвостом вместо ног, живет в воде. Я не сразу понял, что вопрос касается книги "Волшебный посох".

0

82

Pensioner написал(а):

если Русалку сварить, какой суп будет из нее: рыбный, мясной, куриный?

Интересные вопросы задает Ваш внук. Непонятно, зачем русалку варить? Она же разумная!

0

83

Глава девятая

           Алтаган (продолжение)

-  Ну-с, друзья мои, - начал магистр Уэш, когда все восемь членов экипажа «Кондора» расселись вокруг большого стола в мраморном зале. Кроме них, за столом сидели две девочки, одна златокудрая,  другая черненькая. Обе в легких белых платьицах. Белый цвет был вообще присущ городу волшебников.
-  С чего начнем? -  магистр щелкнул пальцами, и перед каждым появилось блюдо с аппетитной закуской.
-  Это грасовая запеканка,  приготовленная по рецепту моего прадеда, великого  гурмана и знатока еды Ку-бу. Уверен, до сегодняшнего дня вам вряд ли представился  случай отведать такой запеканки.
Изголодавшийся экипаж дружно приступил к делу. Полет затянулся, путники долго плутали в тумане, потом спасались от зловещих черных шаров. Съестные запасы давно иссякли,  а вчера была осушена последняя фляга с водой.  Тлай-у с помощью магии мог сотворить разве что грасовый хлеб, У-чан  только  ачу.
-  Какие же вы маги, если не можете  накормить экипаж, -  заметила как-то Маша.  В ответ ей объяснили, что настоящие маги не опускаются до приготовления пищи. Это удел подмастерьев-поваров, которые и  волшебниками-то не считаются.
Пока экипаж насыщался, магистр  прохаживался у окна, заложив руки за спину.
  -  Кто  у вас капитан? – спросил он, когда гости покончили с запеканкой,  - С кем мне предстоит  вести переговоры? Может быть, с одним из этих двух господ? –  вопросительный взгляд остановился на Тлай-у, затем он посмотрел на Мура. Лицо Тлай-у бесстрастностью напоминало маску, Мур  угодливо и слащаво улыбался. Магистр утвердился во мнении, что капитаном является Тлай-у. Каково  было его удивление, когда тот отрицательно покачал головой.
  - Неужели я  ошибся! – воскликнул великий магистр. – Это становится интересным.
  -  Я видела, - вмешалась Элта, - как вон тот мальчик управлял судном и не позволил мне его посадить.
  Она указала на У-чана.
- Я не капитан, - скромно ответил тот, - я всего лишь рулевой.
- Кто же капитан? – снова поинтересовался магистр. – Не бывает корабля без капитана.
- Я капитан, - смело выступила  Нэлда, - что вам угодно знать,  господин, э…
- Великий магистр Уэш, - подсказал дядюшка.
- Так перед нами сам магистр Алтагана? – воскликнула Нэлда и обратилась к Маше с Петей: - Кажется, мы, наконец, достигли цели.
  Ло и Элта восхищенно глядели на Нэлду. Одного с ними возраста, она уже командовала экипажем удивительного воздушного корабля.
Мур, перестав улыбаться,  хмуро смотрел на ребят. Тлай-у сидел с отсутствующим видом, погруженный в свои мысли. Он не держал ни на кого зла, потому что давно понял тщетность переменчивых страстей. Сейчас он усомнился  в собственной правоте, когда пытался задержать корабль и обречь ребят на гибель. Что-то в этом мире было не так, но что именно, он понять не мог. Он был посвященным и знал страшную тайну земли Шоу-тэ. Размышляя в тиши храмов, он приходил к выводу, что   перемены неизбежны. Если река перестает течь, она или высыхает, или превращается в болото, которое  начинает гнить. Было у него подозрение, что мир этот, с городами Танух–ан и Тилук-ла  стал таким огромным болотом.  Год за годом, столетие за столетием жители городов что-то теряли. Письменность, к примеру, практически утрачена. До нее сейчас никому нет дела. В голову старому волшебнику пришла  невеселая мысль, что и город Алта-ган, вероятно,  страдает таким же недугом. Неужели  все они обречены на гибель?  Так, может быть, нужно не губить этих смелых ребят, а всячески им помогать? Тлай-у  удивился своим мыслям, ибо они были  крамольны. Но, в конце концов,  кто мог спасти  землю Шоу-тэ? Только энергичные и молодые!
В это время магистр Уэш сказал:
-    Посмотрите в сад. 
Нэлда, Маша, Петя и Тук вскочили  с мест. Корабль исчез!
- Корабль в надежном месте, - успокоил ребят магистр.
- Но зачем его прятать? – спросила Нэлда.
              -    Видите ли, друзья мои, обстановка в городе непростая, а объяснение займет слишком много времени. Давайте договоримся так. Никакого корабля вы не видели, и сами прибыли не из города Танух-ан, а из бедняцкого района (и в волшебных городах существуют бедняки!). Скажем, из района  Цветочных базаров.
- Откуда вам известно, что мы из города Танух-ан? – спросил Тук.
- Мне много чего известно, мальчик, - с улыбкой отвечал дядюшка Уэш, - так много, что знай,  ты хотя бы малую толику из того, что знаю я, у тебя непременно  разболелась бы голова. И так, продолжим. Если незнакомые люди поинтересуются, кто вы такие, скажете, что я  вызвал вас чтобы обучить магическим приемам выращивания цветов за одну ночь. Кстати, на досуге можно будет этим заняться. Остается  одна проблема, ваша одежда. Здесь носить такую не принято. Кожа речного дракона у нас не в моде.
- Что же у вас в моде? – заинтересовалась Маша.
- Мы носим одежду, сотканную из специальной выделки волокон Чух-че. Ее изготавливают в квартале ткачей. Такая одежда  удобна и практична. Она не пачкается и почти не изнашивается.
- Мы можем купить себе одежду, - сказала Маша, доставая пригоршню золотых шариков. У Мура при виде золота разгорелись глаза. Ло и Элта заулыбались, дядюшка Уэш  рассмеялся.
- Вам придется привыкать к нашим порядкам, иначе каждый поймет, что вы чужаки, - сказал он.
- Разве здесь не в ходу деньги? – удивилась Нэлда. Ей, всю жизнь обслуживавшей посетителей за маленькие желтые шарики, подобная мысль казалась  нелепой.
- Мы редко используем золото, - вмешалась Ло, - чаще всего расплачиваемся заклинаниями.
- Разве так бывает, чтобы слова ценились выше золота? – удивилась Нэлда. Элта тряхнула золотыми кудряшками.
- Если вы собрались купить у торговца, например, пирожок, вы должны научить его волшебному слову ценой в пирожок, - пояснила она, - а если вам меньше пятнадцати, то  получите пирожок бесплатно.
- Кто же определяет ценность  слов? – спросил Тук.
- Ценность не нужно определять,  это получается само собой. За пирожок я бы, например, отдала заклинание, излечивающее от бородавок. Извините, не к столу сказано.
- Из нас никому еще не исполнилось пятнадцати, - сказала Маша, - поэтому пирожки мы будем, есть бесплатно. Кстати, получается, что самый богатый из нас  У-чан. Он знает множество заклинаний.
- Дети до пятнадцати могут бесплатно получать только дешевые продукты, - заметила Ло, - за дорогие вещи приходится платить  родителям.
-  С местной финансовой системой мы разобрались, - сказал Петя, - но что будет дальше с нами?
-  Здесь я могу только предполагать, - ответил магистр Уэш. –  Способность видеть будущее доступна очень немногим. Это мог делать    старый маг и прорицатель, жрец Тоу-по. Но его давно нет в живых.  Многое известно великому Тор-хо, но вряд ли создатель снизойдет до общения с нами.
-  А что это за инструмент? – спросила вдруг Маша, заметив стоящий в углу зала белый клавитрон.
-  Этот инструмент был  создан  волшебником Тоу-по, дабы дети и внуки услаждали его слух. К сожалению, играть на нем по-настоящему так никто и не смог. Я, ради собственного удовольствия, сочиняю простые мелодии и обучаю Элту.
- Можно попробовать? – спросила Маша.
- Разумеется, милости просим!
Магистр с любопытством посмотрел на Машу и пробормотал заклинание. Ему захотелось выяснить, откуда девочка  знакома с таким инструментом, как клавитрон. Ведь подобным умением почти никто здесь не обладает. Результат его ошеломил: заклинание не подействовало! Он мог узнать все, что угодно, о старом Тлай-у, злом Муре, Нэлде и ее брате, о других ребятах. Но прошлое этих двоих, девочки и ее брата, оказалось  темным, скрытым за семью печатями. Такого попросту не могло быть! Все люди Шоу-тэ, даже черные рыцари,  странные выходцы из страны мрака, поддавались магии. Великий магистр решил отложить разрешение загадки до более удобного момента. Слишком уж много непонятного  оказалось  связано с  появлением корабля.
Маша училась в четвертом классе музыкальной школы, этой весной она разучивала Баха. Дядюшка Уэш ожидал услышать что-нибудь  детское, беспомощное, исполняемое на трех клавишах. Наподобие марша вурликов, который он  недавно сочинил.
Маша подняла тяжелую крышку, сработанную из неведомой породы белого дерева,  структурой  напоминающего бук. Клавиатура, изготовленная  из черного и белого мрамора, почти не отличалась от той, которая была знакома Маше. Поистине, основные законы вселенной повсюду одинаковы!
Маша уселась на маленький квадратный табурет и заиграла. Давно она не играла так хорошо, даже на экзаменах в музыкальной школе. Качество инструмента также оказалось выше всяких похвал.
Полилась музыка, торжественная и величественная.  У старого Тлай-у перехватило дыхание, он замер, ни жив, ни мертв. Звуки казались прекрасными волшебными заклинаниями. Магистр Уэш почувствовал, как на глаза невольно  наворачиваются слезы. Такая музыка  не могла принадлежать этому миру, вдруг подумал он. Но тогда откуда она взялась? Он поклялся выяснить это в самое ближайшее время.
А Маша вспоминала маму и папу, бабушку,  друзей. Все свое отчаяние и одиночество вложила она в музыку. Наконец, прозвучал последний аккорд.
-  Научи меня так играть! – закричала Элта, подбегая к Маше и в  восторге ее обнимая.
-  Маша, ты самый удивительный волшебник, с которым я  сталкивался, - с чувством произнес У-чан.
В это время в дверь постучали. В зале сразу воцарилась  тишина.  Каждый житель города способен был пройти сквозь запертую дверь, это было одним из первых заклинаний, которым обучали малышей. Но во дворце великого магистра появляться без стука считалось дурным тоном. Даже  для  великого жреца Алта-гана Гуш-ха.
-  Команде корабля быстро исчезнуть! – приказал магистр тоном, не терпящим возражений. В то же мгновение в стене появилась дверь, которой  раньше  не было. Едва экипаж корабля скрылся за дверью, она  исчезла.
- Поистине, чудесная музыка звучала в этих стенах, - произнес великий жрец, вступая в зал. -  Это ты играла? – обратился он к Элте. -  Я  не подозревал, что ты умеешь так играть.
- Это я играл, - ответил дядюшка Уэш, закрывая крышку клавитрона.
- Раньше я не замечал за тобой подобного таланта, - заметил Гуш-ха и, не ожидая приглашения, уселся за стол.  Еда исчезла одновременно  с дверью,  в воздухе  витал слабый запах печеного граса.
- Не люблю играть при посторонних, - поморщился  дядюшка Уэш, - да и заклинания иногда подводят. Сегодня я, кажется, был в ударе. Можно считать это удачным экспериментом.
- Понимаю, понимаю, - усмехнулся Гуш-ха, - разумеется, чужие уши могут существенно повлиять на тонкую настройку музыкальных заклинаний. И все же, как мне кажется, эта музыка  не  из  нашего мира. Может быть, тебе помогли темные силы?
- Великому жрецу должно быть известно, что магистр не может быть связан с  темными силами, - холодно ответил дядюшка Уэш.
- Остается еще один вопрос,  люди видели неподалеку воздушный корабль…
-           Корабль? – переспросил магистр и наморщил лоб, словно что-то припоминая. - Простите, уважаемый Гуш-ха, но летающие корабли, это  из области легенд. Как и  города: Тилук-ла, Танух-ан, Одан-до. Или вы действительно верите  в заговор ученых и Царицу мира, о которой толкует мастеровое мужичье, способное разве на два-три простейших заклинания?
-  Я обязан стоять на страже существующего порядка, - надменно ответил  великий жрец, -  все, что угрожает сложившемуся образу жизни  города Алтаган, неизбежно привлекает мое самое пристальное внимание. Будь  это  мифический заговор ученых, или  сказочный летучий корабль. Кстати, о корабле я узнал от первого помощника храма, который наблюдал его собственными глазами. И, кроме того, я сам слышал гул.
-  Рад бы помочь, - великий магистр развел руками, - но, увы. О корабле  мне ничего не известно.
-  Ну, а вы, девочки? –  поинтересовался Гуш-ха и протянул им две плитки бячи, редчайшего лакомства, о котором в Алтагане мечтал каждый ребенок. Бяча продавалась только благородным господам и стоила  многих сложных заклинаний. К счастью, жрец недооценил сестер. Они не попались на его удочку. К тому же,  дядюшка иногда  баловал их бячей.
- Мы ничего не видели, - поджав губы, ответила Ло.
- И не слышали, - добавила Элта.
  -   Что ж, возможно, корабль пролетел дальше, - задумчиво произнес жрец.  -  Можете не сомневаться, мы его найдем. Это не зернышко Чух-че. И горе тем, кто укрывает пришельцев, - лицо его стало похоже на зловещую маску, - есть все основания полагать, что  на корабле явились  посланцы темных сил. В нашем  храме пустует много подземных темниц, - жрец поднялся из-за стола, и вышел, не простившись. Верховный жрец Алтагана мог себе позволить подобную вольность, хотя раньше такого за ним не наблюдалось.
  Великий магистр печально покачал головой. Храм великого светлого бога Тор-хо давно  стал прибежищем властолюбивого зла, нетерпимого ко всякому инакомыслию.  Впрочем, дядюшка Уэш никогда не высказывал своего мнения вслух. Как посвященный, он знал, что не было никакого заговора  ученых, да и самих ученых давным-давно не существовало! Они сохранились только в виде  персонажей древних легенд.  Что  касается подвалов храма, там действительно было  много страшных и опасных мест, которые он не имел ни малейшего желания посещать. И, тем более, провести там остаток дней. Об этом следовало крепко поразмыслить.
-    Дядюшка, дядюшка! – закричали Ло и Элта, бросаясь к магистру, - ты ведь не отдашь их этому противному жрецу?
-   Не волнуйтесь, что-нибудь придумаем, - ответил тот, хотя вовсе не был уверен в благополучном исходе, - разве можно допустить, чтобы пострадали  невинные люди? А девочка, она так талантлива!  Я бы все на свете отдал, лишь бы еще раз услышать  ее бесподобную игру! -   И неожиданно добавил строго: - Теперь, голубушки,  пора приступать к занятиям.
- А куда ты их спрятал? – спросила Элта.
              -    В  место, которого еще вчера не существовало, - шепотом ответил дядюшка и весело подмигнул сестричкам, - пусть отдохнут с дороги!
              -     А ты сможешь их оттуда вернуть? -  с тревогой спросила Ло.
              -     Они сами выйдут, как только выспятся, – ответил магистр.

0

84

Pensioner написал(а):

Но, и в этом-то вопрос. Пушкин был умнее нас и наших художников. Потому как старославянским верованием, русалка - это птица с женскою головой. Прилетела на дуб и сидит. И пушкин лучше нас знал старинные верования и сказания.
(И суп будет куриный)

Спасибо, что просветили. Но я в "Нолике" о таких вещах не задумывался. Там, в общем-то, речь идет не о русалке, а совсем о других вещах. Русалка, это так, для вступления.

0

85

Глава десятая

                                                               Праздник

Если вам не доводилось бывать в славном городе Алтагане, значит, вы не знаете, что такое настоящий  праздник. Один раз в году размеренное течение жизни здесь нарушается. Загодя улицы и дома украшают изумительными  по красоте цветами аоры, фиолетовыми,  красными и бледно-розовыми. Запах этих цветов вселяет в души радость, пьянит и бесследно прогоняет печаль. По улицам проходят ряды дворников, в обязанности которых входит превращение мусора в цветы и украшения. К чести  горожан,  нужно отметить, что мусор на улицах  явление редкое.
В числе других забавных вещей, которые  всегда присутствуют на праздниках, можно упомянуть   бродячие миражи, живые скелеты, танцующие демоны, разноцветные летающие пауки.  А также множество других  весьма милых созданий. 
Кроме того, в это веселое время всегда происходит бесплатная раздача  мелких заклинаний, вроде отпугивания комаров, которые водятся во всех без исключения мирах. Озорники раздают запретные  заклинания, с помощью которых можно, к примеру, совершенно безопасно для себя, как следует, отлупить про-тивника.   Если такого озорника ловили, он мог провести весьма неприятную неделю в подземельях храма. Где к нему, помимо других мер,  применяли то самое заклинание, которое он так неосторожно предлагал чужим людям. Гуш-ха строго наказывал за злоупотребление злыми силами.
Вы спросите, что  это за праздник, во время которого весь город буквально становится на уши? Его называют днем Спасения, хотя никто толком не мог объяснить, когда, кого и отчего спасали. Среди жрецов встречались  посвященные, которые, по слухам, знали все, но хранили молчание.  По официальной версии, всемогущий Тор-хо, в один день, сотворив земли Шоу-тэ, создал  магию, которая наполнила мир. И повелел отныне в этот день отдыхать и веселиться. Поэтому праздник также  именовался днем Магии. Оттого и раздавали заклинания, и превращали мусор в цветы. Ибо это был единственный день, выпадающий из монотонного однообразного течения местной жизни.
Поговаривали, что в день праздника великий Тор-хо бродит среди людей, переодетый  горожанином  и веселится вместе со всеми, никем не узнанный.
У дворников, шагающих по улицам, отсутствовали привычные для нас  метелки. Там, где они проходили, улицы оказывались увлажненными дождем и усыпанными цветами. Вслед за дворниками неслись маленькие разноцветные  волчки, издающие разноголосый заливистый смех. За ними гонялись мальчишки и девчонки. Волчки были съедобными, по вкусу напоминая сладкую вату. Эти произведения волшебного искусства дворников пищали, словно устрицы, когда от них откусывали кусок. Таким и увидели праздник наши герои.
Дядюшка Уэш наложил на экипаж «Кондора» заклятие от злых сил и в сопровождении  Ло и Элты отпустил прогуляться в город.  Ребята, как заправ-ские горожане,  были одеты в белоснежные одежды. Головы Нэлды и сестер украшали венки розовой аоры.
- Если кто пристанет с расспросами, не отвечайте, - напутствовал их дядюшка Уэш, - здесь много молчунов, так что не вызовите подозрений. Ну, а если все же, случится какая неприятность, достаточно произнести…
- Тэр-хэ-ойш! – хором воскликнули сестрицы.
- Усвоили, проказницы, -  одобрительно  произнес дядюшка,  и в который раз  пояснил, -  это заклинание мгновенно вернет вас сюда, в мраморный зал моего дворца.
Так путешественники оказались на улицах славного города чародеев Алтагана. Удивляться им предстояло с первых шагов. Сквозь открытую дверь мастерской они увидели сапожника. Он бормотал заклинания, после которых  заготовки для сапог переворачивались подошвами кверху, откуда на них падал тяжелый молоток. Словно пулеметная лента, мелькали в воздухе гвозди. Стук-стук-стук, гремела очередь, и пара сапог была готова.
- Ничего особенного, я так тоже могу, - заметил У-чан.
Маленькая Ло подошла к продавцу пирожков. Продавец улыбнулся и что-то прошептал. В руках у ребят очутились горячие пирожки.
- О чем ты с ним говорила? – полюбопытствовала Элта, уписывая ароматный пирожок.
-  Я открыла ему заклинание дядюшки Уэша и пояснила, что, для того, чтобы оно подействовало, нужно  произнести его трижды.
-  Значит, этот продавец пирожков будет теперь то и дело появляться во дворце?
-  Ты плохо слушала дядюшку, сестренка. Заклинание возвращает человека в то место, откуда он начал свое путешествие. И это место не обязательно должно быть мраморным залом.
-  А оно не поможет нам вернуться домой? – с надеждой спросила  Маша.
-  Не слушайте  сестру, - ответила Элта, - Хэй-ош в переводе с древнего языка   означает мраморный зал.  И теперь нам нагорит от дядюшки, за то, что мы раздаем его заклинание налево и направо.
-  Я думаю, ничего страшного не случится, если ваш любимый дядюшка несколько раз отведает сладких пирожков, - сказала Нэлда.
Обе девочки растерянно посмотрели на нее и вдруг прыснули со смеха. Действительно, что в этом было страшного?
Шагая по улице, они не заметили  человека в сером жреческом плаще, остановившегося неподалеку. Человек внимательно прислушался к разговору  и едва заметно усмехнулся. Это  был ни кто иной, как великий жрец Гуш-ха. Он видел, как путники покинули дворец, и решил за ними проследить. От его острого взгляда не укрылось  выражение, написанное на лице Мура.   Великий жрец распознал  в этом корабельщике человека злого и своекорыстного. «Он-то мне и нужен!», - решил Гуш-ха. Подозрительная компания  интересовала его все больше.
А наши путешественники, тем временем, беззаботно продолжали путь.
-    Все же, как получилось, что ваш город погиб? – обратилась Ло к Нэлде.
-    Ты  перепутала,  наш город не погиб. Погиб Тилук-ла, из которого   прилетел  корабль.
- А почему вы покинули Танух-ан?
              -    Потому что иначе  нас бросили бы в пропасть, или заставили работать в золотоносных пещерах.
- Веселенькие у вас нравы, - заметила Ло и обратилась к старому
Тлай-у, - может, вы скажете, отчего погиб город Тилук-ла?
Старому чародею был неприятен этот разговор. Он предпочел бы не ворошить прошлое, но  все же  ответил.
-   С тех пор, как магистр Тугин-го увел  корабли  на Великую битву, жизнь в городе постепенно сделалась невыносимой. Сказывалась близость Черной реки. Магия порой не действовала, все меньше добывалось пропитания. Люди  исчезали неизвестно куда. Все чаще прилетали черные шары, несущие гибель. Пришел день, когда в городе осталось всего  несколько десятков человек. Тогда я предложил  забрать из музея священный артефакт, единственный оставшийся корабль  магистра Тугин-го. На этом корабле можно было улететь вглубь страны, дальше от Черной реки. Так мы попали в Танух-ан.
В это время по улице мимо путников пронеслась  шумная стайка ребятишек.
-  Я знаю редчайшее заклинание! – крикнул один мальчик.  Он что-то прошептал, превратился в большого лохматого пса и свирепо зарычал. Сверстники с визгом бросились врассыпную. Нэлда, Дэх и Лат остановились в отдалении.
-  Ты чего, песик? – ласково сказала Маша, протянув к собаке руку. «Песик» заворчал. Маша погладила его. Тот мгновенно принял свой настоящий, человеческий,  облик.
-  Ты, почему не испугалась? – недовольно спросил он. -  Из-за тебя  заклинание потеряло силу.
-   Я  люблю собак, вот и захотелось погладить.
-   Определенно, надо было тебя укусить!
Маша  пожала плечами. Она не собиралась обижать  мальчика.  У великого жреца Гуш-ха, наблюдавшего издалека за этой сценой, изумленно поднялись брови.
-  В следующий раз хорошенько подумайте, прежде чем совершать такие странные поступки. – Сказал мальчик и убежал.
-  Не могу понять, что я сделала не так, - растерянно произнесла Маша, глядя ему вслед.
-  Не следовало его гладить, - сказала Ло.       
           -   Что  в этом такого, подумаешь, собаку погладила!
           -   Собаки у нас  давно перевелись. Осталась только память о них в виде таких вот, к настоящему времени  очень редких заклинаний. Собаки наши были на редкость свирепы,  никому не могла прийти  в голову мысль их гладить.
         -   Что сделано, то сделано, - сказала Элта. Маша  вспомнила, что она все же  не дома, где соседи по подъезду дважды в день выгуливали нескольких собак.   
Они продолжали свой путь по улицам Алтагана. Город был огромный, гораздо больше, чем Танух-ан, хотя с такими же приземистыми, одно и двух этажными, зданиями.
«А что, если чародейство откажет, как в Тилук-ла? – подумал Петя, глядя на веселящихся горожан, - пшик, и грас перестанет каждую ночь подрастать и наутро давать урожай. Пшик, и вурлики улетят прочь из этих мест. Только благодаря заклинаниям они сами лезут в руки, разве что на сковородки не ложатся. Пшик, и не станет нужных вещей. Что тогда будет?». Вывод напрашивался невеселый. Способны ли горожане прокормить себя без магии?
В это время путники увидели впереди большую толпу, окружившую круглый помост. С помоста доносилась музыка, причем инструменты висели в воздухе и играли сами, без участия людей. Дудочки испускали звонкие трели, смычки двигались по струнам. Музыка казалась сумбурной, но в то же время не лишенной приятности.
На помосте разыгрывали некое действие три пестро одетых артиста.
-  Праздник в разгаре! – объявил один из них. – Предлагаем уважаемым зрителям полюбоваться на представление. Участвуют  все! Вы, - он повернулся  налево, - вы, - повернулся направо, - и вы! – посмотрел прямо на Машу с Петей.
- Посмотрим? – спросила  Маша.
- Я не против, – ответила Нэлда.
- И я, - поддержал компанию У-чан.
- Такие представления бывают весьма забавны, - заметила Элта.
- Но и небезопасны, - добавила сестрица Ло.
Ребята решили задержаться. Маша  любила театр и была в восторге от  мысли, что увидит пьесу  чужого мира. Мнением Тлай-у и Мура никто не поинтересовался.   Тлай-у  присоединился к нашим героям. Мур, напротив, нервно расхаживал в стороне и злился все сильнее. С какой стати командуют  эти юнцы? Они  давно должны были покоиться на дне пропасти. Он не собирался им подчиняться. Никому в жизни он не подчинялся, кроме капитана Ок-ро. Да и то потому, что тот  был сильнее и в случае неповиновения мог любому матросу свернуть шею. Что касается  старого колдуна Тлай-у, его Мур  просто терпел. Впрочем, морехода  никто  не  задерживал. Поэтому Мур решил продолжить прогулку самостоятельно. Едва он завернул за ближайший угол, к нему пристали два подростка.
- Дяденька, дай заклинание, - загнусил один.
- Дай, или хуже будет! – пригрозил второй.
- Отвалите, не знаю я никаких заклинаний, - грубовато ответил Мур.
- Ах, так?
- Ну, держись!
Мур хотел вернуться в мраморный зал, но вдруг обнаружил, что  забыл нужные  слова. У него закружилась голова, он едва не упал.  А когда пришел в себя, увидел, что находится в маленьком  помещении. Вдоль каменных  стен располагались удобные скамьи,  потолок светился, создавая иллюзию дневного освещения.  Мур увидел рядом человека средних лет в серой одежде с жестким взглядом выпуклых глаз.
- Кто вы? – испугано выдохнул он.
- Друг.
- Что вам от меня нужно?
              -   Я всего лишь надеюсь услышать правду, - мягко сказал собеседник. Разумеется, это был ни кто иной, как великий жрец Алтагана Гуш-ха.

0

86

Pensioner написал(а):

Вот. Сисьемная ошибка европейцев.
Начнем с того, как русалка, к примеру, залезла на дерево? Выход силой исполнила? А главное, что ей там надо? (Ну, это касается пушкинской "русалка на ветвях сидит")

Уважаемый пенсионер! По поводу русалки должен сказать следующее. Взял «Словарь славянской мифологии», издательство Нижнего Новгорода 1996 г. Под редакцией профессора Нижегородского государственного университета Н.А. Бенедиктова, а также доктора исторических наук профессора О.А.Колобова, профессора Шапошникова и Белявского. Можно, конечно, целиком отсканировать две страницы, но лучше приведу  небольшие  выдержки. И так, стр. 361, читаем основное: «Русалки фантастические жилицы всех вод и источников Земли». Далее: «Для жительства русалки выбирают себе плакучие березы, потому в Русальную неделю деревенские девушки непременно ходят завивать березки, чтобы водяниц задобрить: связывают разноцветными лентами березовые ветви, на которых так любят качаться мавки при луне, которая для них светит ярче обычного. Русалки аукаются между собой, пляшут, водят веселые хороводы». И еще: «Говорят, что русалки – это людские дети, умершие некрещеными, ну, и, конечно, красавицы, утопившиеся от несчастной любви».
Как видите, в первоисточнике ни о каких птицах речь не идет, хотя упоминается, что живут они на березах (на ветвях, как и писал Пушкин),  также не говорится, что из русалок можно варить суп (рыбный или куриный).

0

87

Глава одиннадцатая

                                       Создатель Тор-хо

Исчезновения угрюмого, желчного матроса Мура никто  не заметил.  На помосте разыгрывалось   любопытное действие.
-  Объявляется конкурс магов, - сказал артист, которого Маша про себя окрестила «конферансье».  – Кто желает  потягаться со мной в магическом искусстве?
Таковых, однако,  не находилось. Видимо, зрители догадывались, чем может закончиться подобное состязание. Или, может быть, помнился опыт прошлых праздников.
-  Среди молодежи вижу пожилое лицо, - продолжал «конферансье», - этот человек наверняка умудрен в магии!
Тлай-у слегка побледнел. Он знал, что в этом городе тяжеловато соревноваться даже с мальчишками. Но отступать не привык.
-  Иди ко мне, - сказал артист и поманил его пальцем. Тлай-у подняло в воздух и перетянуло на помост. Старый маг не остался в долгу. Актера перевернуло и поставило вверх ногами.
-  Ты поменял для меня землю и небо местами, - как ни в чем ни бывало, сказал тот, - что ж,  летай по небу! – он сделал вид, словно надувает воздушный шарик. И, о ужас!  Ребята увидели, что голова несчастного Тлай-у  стала раздуваться. Старик  поднялся и поплыл в воздухе. Это было одно из редчайших заклинаний полета. Страшное, извращенное.
-  Хэй-хо! – закричал артист, по-прежнему стоя  на голове. – Да здравствует праздник!
-  Ах ты, грязный Тил-лук! – выругался У-чан, которого задело поражение бедняги Тлай-у. - Хэй-дохо-шэ!
Со свистом, словно шарик  проткнули острым предметом, голова старого мага вернулась к своему прежнему  размеру, а сам он свалился вниз прямо в объятия У-чана. Артист перевернулся, снова встав на ноги.
-       Уж не собираешься ли ты, мальчик, померяться силами со мной, мастером  искусства  Сул-тэ? – удивился артист. Однако больше знаток древнего искусства  чародеев сказать ничего не успел.
- Вай-хо-боаш! – громко сказал У-чан и что-то добавил шепотом. Голова артиста стала  квадратной, словно контейнер, уши округлились, как два локатора.  В  толпе засмеялись. Такого здесь еще не видели.
-      Ой, ай! – испугался он, схватившись за голову, - немедленно верните мне прежний вид!
-    Сдаешься? – спросил У-чан.
- Сдаюсь, сдаюсь, – торопливо ответил артист, ибо никогда  не слышал о подобных заклинаниях.  Он прекрасно понял, что может навсегда остаться с квадратной головой, если У-чан того пожелает.
- Ладно!
- Уф!   Откуда тебе известны такие штучки, мальчик?
- Дед научил.
- Твой дед великий чародей, этот мальчик заслужил приз. Как зовут тебя?
- У-чан.
- Молодец! Держи коробку бячи, она твоя.
В руках У-чана появилась красивая коробка. Он принялся раздавать плитки налево и направо. Хватило на всю толпу. То-то было радости! Вскоре все вокруг жевали ароматную бячу, которая Маше и Пете напомнила шоколад, только тягучий, как жвачка.
-  Достаточно состязаний, – возгласил артист, - начинаем представление. Я играю роль всемогущего создателя Тор-хо, ведь сегодня его праздник, не так ли? – в волосах артиста проступила седина, лицо  неуловимым образом преобразилось, покрывшись тонкой сетью морщин.
-  Смертные, я великий создатель Тор-хо, который может исполнить любое ваше желание, - объявил он, - придумывайте, загадывайте!
-  Как бы создатель не наказал его за подобную дерзость, - шепнула сестричка Ло, - поговаривают, в день праздника Тор-хо   собственной персоной бродит меж людьми, никем не узнанный, некоторых делает счастливыми, другим воздает по заслугам. Опасная, ох, опасная забава!
Артист, тем временем, молча ждал. К сожалению, в чудесном городе Алтагане практически все и так было доступно. Напрягать мозги жители разучились, воображение у большинства горожан оставляло желать лучшего. К такому неутешительному выводу Маша и Петя пришли после того, как один из зрителей пожелал упаковку бячи. Хотя  ту, что получил У-чан, еще не успели доесть.  Кому-то захотелось иметь  говорящий ящик, эдакий волшебный вариант плеера. Один старичок впервые в истории города додумался до гамака. На этом народная фантазия  иссякла. Артист покачал головой.  Лицо его приобрело кислое выражение.
-  О, благородные жители славного города волшебников, - обратился он к  толпе.   - Неужели все ваши помыслы остановились на уровне бячи?
-  Хочу знать, что прячет Гуш-ха  в Заповедном зале, - заявила вдруг Эл-та.
-  С ума сошла, - одернула ее  сестра, - тебя схватят помощники жреца!
-  Эй, Гуш-ха, - толкнул первый артист второго, до этого момента, не принимавшего участия в представлении, - что ты там прячешь?
-  Отвечай, Гуш-ха! – вмешался третий актер. Все трое взмахнули руками. И вдруг Маша, и Петя увидели нечто  невероятное. Из-под рук артистов выползло  плоское овальное облако, в котором, как на экране телевизора, появился  круглый зал, вдоль стен, которого расположились пульты с мониторами. Лампочки на пультах весело перемигивались. В кресле напротив центрального монитора сгорбился  человек в серой накидке с капюшоном.  Вот он  повернул  к собравшимся голову, но лицо его увидеть не удалось, потому что в ту, же секунду изображение исчезло.
- Что это было? – спросила Элта. Сестрица Ло пожала плечами.
- Ни на что не похоже.
- Неужели это и есть Заповедный зал? В таком случае, я разочарована, - призналась Элта. Но Маша и Петя были не разочарованы,  а шокированы.
- Напоминает зал управления  АЭС, - заметил Петя, - по крайней мере, пахнет здесь отнюдь не волшебством, а скорее наукой.
- Одной загадкой больше, - вздохнула Маша.
- Что такое наука? – спросила Ло. – Нас пугают заговором ученых, которые могут погубить мир. С ними это никак не связано?
- У вас есть ученые? – живо поинтересовался Петя.
- Давным-давно, вскоре после акта творения, когда люди начинали овладевать волшебством, ученые  замыслили  вернуть мир к первозданному хаосу. Они хотели, чтобы люди снова пахали и сеяли, и чтобы слова не имели  силы, как сейчас.  Но у них ничего не вышло. Злым замыслам помешали жрецы. Говорят, после того давнего конфликта  жрецы создали гильдию посвященных, ставшую на страже миропорядка.  А оставшихся в живых ученых побросали в пропасть. Так что, ученых у нас нет, и не может быть.
             «Тем не менее, тот серый капюшон за пультом щи не лаптем хлебает, и явно разбирается в компьютерах»,  - подумал Петя.
- Где я мог видеть эти волшебные огоньки… - пробормотал У-чан.
- Тебе знаком Заповедный зал? – удивилась Элта.
- Это было давно, - У-чан наморщил лоб, - дед водил меня в одно из святилищ Тор-хо. Там были такие же мигающие огоньки.
- Что ты там видел еще?
- Больше ничего.
- Как неинтересно, - хмыкнула  Элта.
- Как бы не так,  дед говорил, что в этих огоньках  душа  земли Шоу-тэ. Мы живем, пока они светятся.  Еще он говорил, что если уметь разговаривать с  огоньками, можно отменять одни заклинания и придумывать другие. Любые, какие угодно. Только сейчас уже никто не помнит, как это  делать.
- А ты  бы смог?
- Боюсь, теперь  это никому не под силу. Ни послушникам храма, ни жрецам, ни даже посвященным.
- А где Мур? – спросила вдруг Нэлда.
- Что-то давно его не видно, - заметил У-чан.
- Может, он вернулся в мраморный зал, - предположила Маша, - ему с нами не интересно.
- А с кем ему интересно? – ворчливо заметил Тлай-у. – Этому разбойнику интересно, разве что, с богом мрака Ту-мэ.
На помосте, между тем, собирались разыгрывать новое представление. Дудочки надрывно пищали, рыдали скрипки, палочки отбивали  ритмы. Толпа притихла, предвкушая невиданное зрелище.
-       Может быть, пойдем дальше? – спросил Петя. Он решил, что больше ничего  интересного они здесь не увидят.
-   Ты не хочешь посмотреть инсценировку легенды? – удивилась Элта.
-    Это спектакль? – спросила Маша.
- Традиционная сцена из  древней истории Алтагана, - пояснила Ло, -  история любви чародея Чун-чи и прекрасной Ильте. Ее наизусть знают все, тем не менее, каждый раз смотрят с удовольствием. Первая часть истории трагична. Когда Чун-чи в образе вурлика  прилетел во дворец, старая колдунья,  мачеха Ильте велела слугам подстрелить его к ужину. Чун-чи был застрелен, а Ильте, увидев его на сковородке,  с горя превратилась в фиолетовый цветок аоры.
Во второй части  Ильте собирается утопиться в море, однако прежде   роняет  туда слезинку.  Когда спустя некоторое время Тор-хо воскресил Чун-чи, бедняге пришлось искать ту самую слезинку среди  морских вод. В этой слезинке была заключена душа девушки. Только так он мог вернуть  любимую.
              -        Как  можно в море отыскать единственную соленую каплю? –  удивился Петя.
- Несчастный, вы не верите в великую силу любви! –  произнесла Элта, впервые называя Петю на «вы».
Началось представление. Роль  Ильте исполняла молоденькая девушка в белом платье, в венке из красных цветов.
- Такую девушку я бы с удовольствием назвал своей невестой! – восхищенно заметил Тук.
-    Молчи уж, жених! – сказала Нэлда.
- Прекрасна земля Шоу-тэ, - заговорила Ильте  приятным звонким голосом, - какое здесь чистое небо, прохладные реки, необъятные поля граса. Но не мила мне земля родная без тебя,  мой Чун-чи. Злые силы разлучили нас, мачеха не желает нам счастья. Как мне увидеть тебя? Увы, тройным заклятием околдованы стены дома, никто   не сможет  проникнуть сюда. Создатель Тор-хо, помоги мне! – Ильте подняла к небу тонкие руки.
Неожиданно какой-то старичок в потертом кожаном халате протолкался через толпу и поднялся на помост.
-     Это кто такой? – удивились актеры.
- Кто меня звал? – спросил старик. Толпа глядела на него с недоумением, в особенности на черный халат из кожи дракона, которые здесь давным-давно не носили.
- Кто этот чудак? – спросил мужчина, которому Маша присвоила кличку «конферансье».
- Это кто чудак? – сварливо переспросил старик и чуть заметно двинул бровями. Бедняга «конферансье» спрыгнул с помоста и  так резво побежал прочь задом наперед, что мигом скрылся с глаз.  Толпа притихла.
- Зачем вы его обидели?  - спросила Ильте старика.
- Он получил по заслугам за грубость,  а теперь ответь,  что у тебя стряслось?
- У меня все в порядке, мне ничего не нужно. Впрочем, верните Аро.
- Этого невоспитанного субъекта зовут Аро? – брезгливо сказал старик, - что ж, твое желание для меня закон, красавица. Он сейчас вернется. Но если тебе что-нибудь  нужно…
Неожиданно помост окружили люди в серых плащах.
-     Где он? – громко спросил один из них, с жестким волевым лицом. -  Именем верховного жреца  Гуш-ха требую выдать преступника.
Толпа расступилась. Жрецы искали старика, но того  след простыл. Даже наши герои не заметили, когда он успел скрыться.
У-чану показалось, что старик взмыл в воздух легким облачком.
-       Где мерзкий старик, который с тобой разговаривал? – обратился старший  жрец к девочке, игравшей роль Ильте.
- Я не знаю…
             -      Забрать мерзавку!
            Жрецы накинулись на несчастную Ильте. Остальные актеры пытались ее защитить, но были сброшены с помоста.
- Ничего себе, праздничек, - пробормотал Петя.
- Жрецы обнаглели, - заметила Ло, - именем доброго бога Тор-хо  творят  беззаконие.
Ильте под руки свели с помоста и потащили сквозь притихшую толпу.
- Жаль девчонку, - сказал У-чан, - надо бы ей помочь.
- Это непросто, - заметила Ло. – Жрецы храма Тор-хо чрезвычайно искусны в магии.
- А может,  не стоит в это лезть? – сказала Элта. – Не лучше ли просто погулять по городу?  Вы так почти ничего и не  видели.
- Если хочешь, возвращайся к дядюшке Уэшу, - холодно ответила Нэлда, -  я иду с ребятами.
- Я тоже, - сказал Петя.
- И я, - добавила Маша. К ним присоединился Тук и, как ни странно, старый Тлай-у.  Ему любопытно было ближе познакомиться с магией Алтагана. Что касается возможной опасности,  с высоты своего возраста он на нее попросту не обращал внимания.
- Мы не маги, проку от нас мало. Будет лучше, если  мы вернемся в мраморный зал, - сказал Дэх, к которому присоединился Лат.
- Мне очень жаль, но я также должна вас покинуть, - обратилась  Ло к Маше и Пете.
- Уверена, вы справитесь  без нас,  -  сказала Элта. - Прощайте!
Ло и  Элта с двумя мальчиками произнесли заклинание и  исчезли.  А наши путешественники отправились вслед за жрецами.
Огромный куб храма всемогущего творца Тор-хо находился в парке, на окраине города. За храмом росли странные кривые деревья с чахлыми оранжевыми листьями, а  за деревьями открывалась  пропасть.
Храм был выстроен давным-давно из красного обожженного кирпича в отличие от остальных зданий, при строительстве которых в основном применялся  мрамор. Горожане обожали мрамор и преклонялись перед строителями, которые при помощи известной лишь им одним магии могли лепить из него все, что угодно: статуи, игрушки, здания, посуду.
К храму вела цветочная аллея.  Здесь, в  основном, преобладала фиолетовая аора. Вдоль аллеи стояли статуи всемогущего творца. Если бы эти статуи изображали смертного человека, по ним можно было бы проследить каждый этап его жизни. Вот беломраморный юный божок играет на дудочке, хотя в легендах никогда не упоминалось о том, что он любил это занятие. Далее молодой бог с задумчивым видом лепит из межзвездной пыли землю Шоу-тэ. За  статуей творца следовал Тор-хо карающий, с мечом в руке. Тор-хо, дарующий счастье, которое почему-то было представлено в виде огромной упаковки бячи. По-видимому,  древние скульпторы, так же как  прочие горожане, не отличались  богатым воображением. Или, может быть, человек, создавший памятник,  был сладкоежкой.
Одна композиция   выпадала из общего ряда. Здесь Маша и Петя задержались. Во-первых, скульптура была сработана не из мрамора, а из какого-то белого материала, возможно металла. Великий создатель Тор-хо в виде бородатого старика с озабоченным видом восседал в  кресле. В руках он держал предмет,   для этого мира неуместный.  Как две капли воды предмет походил  на портативный ноутбук.
- Кто бы объяснил, что это за штука? - удивленно  произнес Петя.   Оказалось, никто в городе понятия не имел, откуда  взялась эта статуя. По всей видимости, она  была гораздо  древнее храма, а, может быть,  и самого города. Говорили, что изготовил ее сам бог, когда создавал землю Шоу-тэ.  Жрецы давно хотели избавиться от смущающего умы памятника. Но как ни старались,  ничего не могли с ним поделать.  Бессильными оказались камень, железо, и даже заклинания. Так и остался сидеть  в храмовой аллее  задумчивый создатель, склонившись над персональным компьютером.
Маша и Петя  не могли  оторвать от памятника глаз.  Неожиданно Маше показалось, что Тор-хо ей подмигнул. Ей стало страшно, она отвела взгляд.  Они поспешили вслед за  товарищами, которые уже достигли   храма.
Жрецы вместе со своей жертвой скрылись  за массивными деревянными дверями.  Наши герои на секунду замешкались. Рисковать сразу всем не имело смысла. Нэлда уговаривала Тука остаться, тот с возмущением отказывался.
-     Колдовать ты не умеешь, а от крепких кулаков  толку будет немного, - убеждала брата Нэлда.

0

88

Она собиралась войти в храм первой, следом, по ее мнению,  должны были идти У-чан и Тлай-у. Объединив усилия, оба волшебника вполне могли противостоять средней руки магу Алтагана.
-    Я пойду замыкающим, - заявил Тук. На том и порешили. Ждать на улице не захотел никто.
-     Я знаю древнее заклинание, - сказал У-чан, перед тем, как они вошли в храм, - оно может нам  пригодиться.
- Какое заклинание? – заинтересовался Тлай-у.
- Которое способно сделать наш поход совершенно безопасным.  Заклинание превратит нас в тени, легкие как пар, и почти неприметные для чужого глаза. В виде теней мы можем беспрепятственно бродить по храму, пока не выберемся обратно.
- Я против, - заявил Тук, - кулаком, легким, как пар даже нос жрецу не расквасишь.
- Все бы тебе квасить, - осуждающе заметила Нэлда, - бросал  бы старые замашки.
- Тук прав, - сказала Маша, - какой  смысл в виде бесплотных теней соваться в храм?
- И я так думаю, - поддержал сестру Петя.
- Где наша не пропадала! –  У-чан  решительно открыл тяжелую дверь. Храм встретил их  прохладной темнотой.
- Все будет в порядке, -  Нэлда старалась приободрить друзей, - только где  взять свет? Я ничего не вижу.
У-чан прошептал заклинание. В руках у каждого путника появился горящий факел. Стены и пол  здесь также были кирпичные. Шаги гулко отдавались в коридоре.
- Тише вы, топаете, как стадо гуранов, - проворчала Нэлда.
Маша удивилась отсутствию  охраны. Видно, люди старались избегать   зловещий храм. Так что  надобность в стражах давно отпала.
В это время густой мрак впереди прорезала полоска света.
Гуш-ха был доволен. После того, как верховный жрец расписал матросу  прелести подземелья,  Мур  выложил все, что ему было известно.
   Матрос ненавидел юных путешественников, захвативших корабль, и страстно желал их гибели. Он мечтал иметь вдоволь золота, а великий жрец обещал  золота столько, сколько душа пожелает. Мур не подозревал,  что души умерших попадают в золотую страну. Именно это золото и имел в виду Гуш-ха.
Великий жрец был подозрительным и не доверял никому, порой даже самому себе. Ему казалось,  Мур что-то недоговаривает, скрывает.
По этой причине Гуш-ха внушил ему   страшные  видения. Матрос  выл, катался по каменному полу и молил о пощаде. Ибо видел себя в окружении монстров, которые готовились его растерзать.
Великий жрец призадумался. Магистр Уэш давно был для него костью в горле.  Уэш желал перемен и порой высказывал крамольные мысли. Кроме того, он посягал на безраздельную власть жрецов. По словам магистра, чародейство  со временем неизбежно выродится и придет в упадок. Отсюда следовал  вывод о необходимости научиться управлять вещами без помощи заклинаний. Следующим шагом могла быть  отмена магии, а это пахло научным бунтом. Любому посвященному было ясно, что за этим последует. Дядюшке Уэшу в том числе.  Тем не менее, магистр проповедовал крамолу.
В пророчестве  Тоу-по  говорилось о временах, когда волшебство потеряет силу: «…рухнут  небеса на  землю, дракон огненный  проглотит весь мир. Не насытится его бездонная утроба, пока останется хоть малый кусочек земли…».
Подходящий момент чтобы свалить великого магистра! Однако одних  показаний  корабельщика  маловато. Тем более, если  посмотреть в его бегающие лживые глазенки. Разве поверят члены коллегии подобному ничтожеству?   Если бы можно было отыскать корабль! Однако сделать это   не просто. Думать нужно, думать! Может, попытаться захватить еще кого-нибудь из  команды?
-  Величайший, - на пороге появился молодой послушник, - мы схватили  девчонку скомороха. Она общалась со старым вольнодумцем, когда тот пытался выдавать себя за Тор-хо.
-  Самого вольнодумца вы, конечно, схватить не догадались? – ехидно поинтересовался Гуш-ха.
-     Он сбежал,  величайший.
- Или он слишком ловок, или вы неуклюжие чурбаны. Неужели он более умелый волшебник, чем храмовые послушники?
Юноша  молчал, ответить было нечего.
-  Хорошо, приведите девчонку, -  приказал Гуш-ха, - а этого убрать, как с ним поступить, я решу позже.
Матроса  увели, его место заняла Ильте. Уважаемый читатель, надеюсь, нас простит, если мы  будем называть ее так.  Настоящим именем девушки никто  не поинтересовался.
При виде сурового жреца она затряслась от страха.
-     Не губите меня, милостивый господин!
- Успокойся, дитя мое, - мягко произнес жрец, - я не причиню тебе вреда.
Он не собирался выполнять  обещание, однако Ильте перестала дрожать.
-  Сейчас время полуденной молитвы, – продолжал Гуш-ха,  – вскоре я вернусь, и ты мне расскажешь все, что произошло там, на помосте, не так ли?
Ильте обрадовано кивнула головой. Она не ожидала, что главный жрец окажется таким добрым. Слишком много страшных историй слышала она про  этом храм.
Жрец вышел за дверь и обратился к   послушнику: - Стереги ее как следует. Она мне нужна. После принесем ее в жертву  Тор-хо.  Праздник скоро закончится, а жертвы  еще не было. Пропасть рядом, ее счастье, если она умеет летать, как птица.
-  А если она воспользуется заклинанием полета, как это проделал в свое время Гожун-о?
-  Гожун-о первый и последний, кто перехитрил жрецов храма, - строго сказал Гуш-ха, - теперь мы нейтрализуем подобные  заклинания.   Над пропастью ни одна жертва не полетит, если только у нее действительно не вырастут крылья.
С этими словами великий жрец отправился на молитву. Он не заметил, что в одном из боковых коридоров притаились темные фигуры. Ребята все слышали. Тук порывался догнать жреца и показать тому «куда вурлики не летают», что примерно соответствовало выражению «где раки зимуют». Нэлда вовремя схватила его за руку.
- Терпение,  или мы все пропадем!
Вскоре вдалеке хлопнула дверь, шаги  затихли.
-  Нужно обезвредить послушника, - сказала Нэлда. -  Только быстро, иначе он может такого наколдовать!
-  Ясно, -  Тук  беззвучно двинулся к серой фигуре, замершей у дверей. Петя последовал за ним. Послышался глухой удар и стук падающего тела.
- Он не очнется? – спросила Нэлда.
-   Пусть попробует, - мрачно заметил Тук.
- Хватит болтать, вперед! – Нэлда распахнула дверь.
Ильте испуганно смотрела на ребят. Она узнала  недавних зрителей.
- Зачем вы пришли?
- Следуй за нами!
- Я никуда не пойду,  жрец обещал меня отпустить.
- Он отпустит тебя  в пропасть, - заметил Тук.
- Я вам не верю!
- Тебя еще  надо уговаривать? – огорчилась Нэлда.
- Мы теряем время, - сказал Петя.
- Да что там! – Тук поднял Ильте на руки. – Вперед!
Однако девочка кричала и вырывалась. Она даже ухитрилась укусить Тука за ухо.  Неизвестно, чем бы все кончилось, если бы не вмешался Тлай-у.
               -      Усни, - сказал он, проведя рукой над ее головой. Та сразу сникла.
-   Давайте вернемся в мраморный зал, - предложила  Нэлда.
- В храме заклинание не подействует, - покачал головой
Тлай-у.
- Тогда поспешим! – Тук с   Ильте на руках решительно направился по коридору. Маша забрала у него факел, и вместе с Петей поспешила следом.
- Лишь бы не столкнуться с Гуш-ха, - пробормотал Тлай-у, - да поможет нам Тор-хо!
Вопреки опасениям старого мага, они благополучно покинули мрачный храм. В это время верховный жрец, в приподнятом настроении, возвращался  обратно после молитвы.
«Теперь, когда у меня есть матрос, и девчонка, видевшая ложного Тор-хо,  каждый год будоражившего город, не составит особого труда убедить правящую коллегию в грозящей нам опасности. Как только коллегия даст мне неограниченные  права, я обыщу дворец магистра.  Власть необходимо сосредоточить в одних руках. Магистр потакает всему новому, как будто  не понимает, какая в этом скрыта опасность.  А его клавитрон? Жуткая музыка, пробирающая до мозга костей.  Неизвестно, кто создал этот инструмент, Тоу-по, или сам бог мрака Ту-мэ!».
Жрец вспомнил удивительные могучие аккорды, которые он подслушал  у дверей мраморного зала, и невольно поежился. Он не собирался признаваться даже самому себе, насколько понравилась ему  музыка. Он, напротив, старался утвердиться во мнении, что подобную музыку способен исторгнуть лишь мрак. Можно снисходительно относиться к песенкам о песиках и куклах, которые частенько исполняла золотоволосая глупышка Элта. Но разве человек в состоянии  создать  подобную мощь? Гуш-ха был убежден, что никто в Алтагане не сможет  так играть.  Неожиданно он хлопнул себя ладонью по лбу.
-  Ах, я старый, глупый вурлик!  Конечно, играл кто-то из команды корабля, а хитрец Уэш спрятал их под самым моим носом! Ну,  держись, двуличный магистр! Надеюсь, ты будешь последним магистром,  правившим в Алтагане!
Задумавшись, жрец наступил в полумраке на что-то мягкое и чуть не упал. Он осветил факелом лежавшее у порога тело.
-   Это  же мой послушник! – воскликнул он и открыл дверь. Ему хватило одного взгляда, чтобы понять, что девчонка сбежала.
- Тревога! – завопил великий жрец.
Маленький отряд тем временем поспешно продвигался по аллее.  Тлай-у дважды пробовал пустить в ход заклинание, которое должно было перенести их в мраморный зал, но оба раза ничего не получилось.
- В чем дело? – спросила Нэлда. -  Ведь мы покинули храм!
- Сам не могу понять, - удрученно пробормотал старый маг.
- По-видимому, заклинание не действует на всей территории храма, - предположил У-чан, - как говорил мой дед, если хочешь убежать от волшебника,  надейся на свои ноги.
- Тогда поспешим, - сказал Тлай-у.
В это время со стороны храма донеслись крики.
-    Погоня! – сказала Маша, тревожно озираясь в поисках убежища.
- Мы пропали, - Тлай-у совсем пал духом. Маленький отряд продвигался почти бегом, однако, аллея казалась  бесконечной.  Неожиданно   Тук резко  остановился. Статуя, изображавшая  Тор-хо, ожила. Древний бог сошел с пьедестала и обратился к беглецам: «Сюда, пожалуйста!».  В пьедестале открылась неприметная дверь.
- Это ловушка, - заявил Тлай-у, не двигаясь с места.
- Ловушки осталась в храме, - возразил Тор-хо. Путники узнали в нем  старика, которого они видели на помосте.
- Решайтесь,  или, клянусь девяностоглавым  гураном, вы меня больше не увидите!
Хотя девяностоглавых речных драконов никто до сих пор не встречал, подобная клятва считалась нерушимой.
Вскоре  к статуе подбежали  послушники, возглавляемые  Гуш-ха.
- Исчадия темного мира только что были здесь! – воскликнул он.
- Ищите в кустах!
Однако поиски оказались напрасными.  Тор-хо, казалось, насмехался над ними со своего пьедестала. Гуш-ха в гневе ударил его  тростью, которую держал в руках. Трость не причинила материалу статуи  ни малейшего ущерба, и, отскочив, пребольно  стукнула жреца в лоб. Тот с воплем повалился на землю.
-  Что с тобой, учитель? – обратились к нему встревоженные послушники.
-  Ничего, - Гуш-ха, кряхтя, поднялся, - немедленно отправляемся в коллегию, а оттуда к  Уэшу. Теперь ему не выкрутиться! Кончилась твоя власть, магистр!
Появление ожившей статуи было для Маши и Пети тем самым лучом света во мраке, которого им в последнее время так не хватало. Если Тор-хо считался создателем этого мира, разве не мог он вернуть их домой? Или хотя бы объяснить, как туда добраться. Поэтому Маша и Петя, в отличие от своих товарищей, вошли внутрь пьедестала без колебаний.
Миновав короткий коридор, они оказались в ярко освещенном круглом зале. Вдоль стен располагались пульты, перемигивающиеся разноцветными огоньками. Тлай-у, Нэлда,  Тук   в изумлении озирались по сторонам. Только Маша с Петей не испытывали особого удивления. Илье очнулась от сна, Тук аккуратно поставил ее на ноги.
-    Где я?  - спросила она. Ей никто не ответил.
- Надеюсь, вы догадались, кто я такой? – спросил старик, окинув гостей внимательным взглядом.
- Великий Тор-хо! – воскликнул побледневший Тлай-у и согнулся в поклоне. 
- Вы бог или человек? – спросила Маша.
- Ни то, ни другое, милая девочка.
- Тогда кто же вы? – осмелилась спросить Нэлда.
- Я не бог, не демон и не человек. Я «ТОРХ», телекоммуникацион-ный робот серии «Х»,  единственный, сохранившийся в катастрофе.
У-чан и Нэлда обменялись недоуменными взглядами. Тлай-у также не понял значения слова «робот». Только Маша и Петя знали, что это такое.
И, так как гости молчали, старик продолжал.
-  На этой земле  некогда жили великие ученые. Не колдуны, не чародеи, а могучие маги науки. Они замахнулись на основы основ мироздания, собираясь подчинить  время и установить золотой век. Вы видите перед собой один из терминалов, с которого можно управлять  генератором времени.
               Предполагалось, что установка сможет изменять свойства пространства таким образом, что время  поменяет скорость,  а возможно и направление.  Впоследствии выяснилось, что при этом возникает  устойчивое магическое поле.  Установка действует и поныне, - он указал на ряды пультов. – Последним ученым был великий магистр Тугин-го. Он собрал соратников, тех, кто остался в живых  и отправился за реку, в страну мрака. Именно там располагалась наиболее  важная,  силовая часть установки и именно за рекой эксперимент вышел из-под контроля. Никто не знает, почему так получилось. Возможно,  вмешались внешние силы. Огромные территории опустели, стали происходить странные вещи. Солнце прекратило свой бег по небу и теперь тускло светит  в зените.  Из-за реки стали появляться шары  Тул-хо, уничтожающие все живое. С тех пор мрак неудержимо набирает силу, постепенно захватывая один город за другим.  Чтобы спасти  мир, и победить мрак, необходимо отключить генератор.
-     Возможно ли сделать это отсюда? – спросил Петя.
- В том то и дело, что нельзя.  Нужно отправиться за реку к  основному терминалу, отыскать и доставить сюда пульт управления.
- Но это значит, что магии больше не будет? - догадалась Маша.
- Как только генератор будет выключен, магия уйдет из этого мира, - подтвердил Тор-хо. –  Людям  придется вернуться к природе и полагаться исключительно  на собственные силы.
- Что являлось целью эксперимента? – поинтересовался Петя. Робот совсем по-человечески пожал плечами.
- Хоть меня и зовут создателем, полной информацией я не обладаю. Я был одним из помощников, наладчиков аппаратуры. Значительно позже благодаря  самообучению,  мне удалось овладеть магией.  Именно  тогда  я пришел к выводу, что лучший выход – раздобыть пульт и завершить эксперимент.  Мир неуклонно катится в пропасть,  этот процесс  не остановить, не помогут никакие заклинания.
- Почему бы вам самому этого не сделать? – спросила Маша.
- Мои механизмы не могут работать  за рекой, в области отрицательной  энергии.  Или, иначе говоря, в условиях темной магии.
- Вы хотите, чтобы мы туда отправились? – догадался Петя.  Тор-хо утвердительно кивнул.
- Вы ведь не отсюда, -  обратился он к Маше и Пете, - я понял это с первого взгляда. Вы не знакомы с магией, зато  разбираетесь в технике.  Принесите  мне пульт,  помогите справиться с наступающими демонами тьмы!
- Я думала, вы поможете нам вернуться домой, -  разочаровано пробормотала Маша.
- Вы зря меня обожествляете,  мои возможности   ограничены.
- А если  мы достанем пульт?
- Отправить  вас обратно   не в моих силах. Но я уверен, что, в конце концов, вы вернетесь домой, - сказал старик, глядя на опечаленные лица наших героев.
- Разве можно жить без волшебников? – сдавленным голосом спросил Тлай-у. Он ничего не понял из разговора о роботах и технике,  зато вполне уяснил остальное.
- Не горюй, чародей, - ответил Тор-хо, - когда-нибудь люди вновь  обретут могущество, и будут творить волшебство, не повторяя прежних ошибок.
- Не представляю, как можно без этого обходиться, - заметил У-чан, - мой дед в свое время помер бы без ачи. Тэй-хо-эш-ача!
В руке у него появилась кружка пенной ачи.
-    Что же, уважаемый Тор-хо  вы предлагаете взамен?
- Ты считаешь, что наполнил эту кружку своими силами?
- Разумеется!
- Подойди сюда, мальчик. Взгляни на эти руны. Что здесь написано?
У-чан присмотрелся к надписям на пульте, выведенным от руки под каждой кнопкой.
-  Грасовая запеканка, вурлики печеные, вурлики жареные, бяча…. Ну и что?
-  А то, что здесь, под этими кнопками расписаны почти все заклинания земли Шоу-тэ. Часть из них можно отключить прямо сейчас. Нажми кнопку  с надписью «ача».
У-чан повиновался. В тот же миг кружка исчезла из его рук.
-  Пока ты снова не нажмешь эту кнопку, никто и нигде не сможет получить ни капли ачи.
У-чан  растерянно смотрел на свою руку, в которой только что была полная кружка.
-  Не могу поверить! – воскликнул он и повторил заклинание. С тем же    результатом.
-  Если бы ты сварил эту ачу на обычном огне из  грасового сусла, она бы никуда не делась, разве только со временем прокисла.  В нашем случае звуковые команды, которые в простонародье называются заклинаниями, поступают  за реку, на главный терминал машины. Именно там формируется   поле, создающее все, что пожелает каждый житель земли Шоу-тэ. Но генератор не вечен. Некоторые команды уже не действуют, когда-нибудь все заклинания превратятся в пустые звуки. Тогда  люди останутся один на один  с силами природы. Но гораздо раньше сюда придет мрак. Я не знаю, кто или что его формирует, но  отрицательное  поле   набирает силу,  черные шары Тул-хо тому свидетельство. Именно поэтому машину нужно отключить как можно быстрее. Пока люди еще не разучились выращивать грас и варить ачу.
- Значит, волшебство исходит отсюда? – спросил У-чан, указывая на пульты.
-  Как видите.  Все это хотя  надежное, но очень старое и далеко не вечное.
Только теперь Маша и Петя  убедились, что Тор-хо не человек. Кожа его неестественно  блестела, словно пластмасса, в глазах не чувствовалось жизни. Механическая кукла, оставшаяся от давно  ушедших хозяев. Хозяева натворили дел, кукла в течение многих лет, а может быть, столетий, пытается исправить положение.
-    Сколько вам лет? – спросил Петя.
- Меня создали  еще до эксперимента,  после чего мой внутренний таймер неоднократно сбивался.
- Что это означает?
- Что после включения установки прошло гораздо больше пятисот лет. Сколько точно,  сказать не могу.
- Кто такая Царица мира? – спросила Маша.
- Информация отсутствует.
- Что ж, - сказал Петя, - если  это действительно необходимо, мы отправимся за реку.
- Я  в вас  ни минуты не сомневался, - ответил Тор-хо.
- Но как мы  найдем пульт?
- Я дам вам амулет. Он  начнет светиться, когда вы окажетесь  на месте.

0

89

Pensioner написал(а):

Мнений много, но представить себе деву с хвостом на дереве я не могу.

Уважаемый пенсионер! Мнений действиельно много. К сожалению, в отличие от мифов древней Греции, славянская мифология подвергалась преднамеренному уничтожению, поэтому нам остались лишь небольшие куски, обрывки от огромного патеона богов и мифических существ славян. Христиане выкорчевывали саму память о языческих богах, уничтожали идолы. Поэтому трудно сейчас точно сказать, была ли русалка птицей. Может, в какой-нибудь местности и была.

0

90

Глава двенадцатая

                                                    В  путь

В это время  Ло,  Элта и двое ребят путешественников  играли в саду в прятки. Ребята старались изо всех сил, но смогли отыскать только сестричку Ло, златокудрая Элта как сквозь землю провалилась.
-      Элта, прекрати шутить! – рассердилась, наконец,  Ло.  – Мы  договорились не пользоваться заклинанием невидимости, это нечестно.
-     Я выиграла, я выиграла! – закричала Элта, появляясь в мраморном зале.
-   Я так не играю, -  надула пухлые губки Ло.
-   А я играю, - сказала Элта, усаживаясь за клавитрон.
-   Сыграй, сыграй! – воскликнули мальчики.
- Я спою вам песенку, слова и музыка дядюшки Уэша.
       
                                             Песенка о Курум - Буру.

    Соня, если ты подушку уважаешь поутру,
    То останешься без плюшки,   съест ее Курум – Буру,
    Если будешь баловаться, опоздаешь на обед,
    Очень даже может статься, что обеда тоже нет.
    Ну а коли так, и ужин будет там же, где обед,
    Шиш в тарелке обнаружен – от Курум – Буру привет,
    Если ж вновь проспав, сыграешь в эту сонную игру,
    Все на свете потеряешь: съест тебя Курум – Буру!

-   Кто такой Курум – Буру? – поинтересовался Дэх.
-   Сказочный персонаж, - пренебрежительно бросил Лат.
- Между прочим, в древних текстах я читала, что существуют заклинания, которыми можно вызвать это ненасытное страшилище Курум – Буру, - серьезно сказала Ло.
- Чепуха! – заявил Дэх.
- Такое заклинание недавно мальчишки нацарапали на заборе рядом с храмом, - сказала Элта, -  только лучше им не пользоваться. Не успеешь огля-нуться, голодное чудище кого-нибудь проглотит.
-          Мы не трусы, не испугаемся, - заявил Дэх.
-    Все равно ничего не выйдет, - добавил приятель.
- Сейчас загляну в шпаргалку, - Элта вытянула руку, в ее ладони появилась маленькая бумажка. Там было написано всего два слова.
Когда Элта  нараспев прочитала эти, в общем-то, совсем не страшные слова, посреди мраморного зала появилось мохнатое чудище с огромной пастью и глазами, как у бешеного таракана.  Глаза эти  были   похожи на плоды эльвы.  Их выражение  заставило ребят  задрожать от страха.
Девочки с визгом бросились в сад, мальчики следом. В саду они спрятались за кустами.
- Где моя плюшка, я люблю плюшки! – заревело чудовище.
- Ты можешь наколдовать  плюшку? – шепотом спросила Ло.
- П-попробую, - ответила Элта. Голос ее дрожал.   Она принялась невнятно бормотать. Из мраморного зала донесся дикий рев. Чудовище окатило целое ведро хмельной ачи.
- Ой, кажется, я перепутала, - сказала Элта, - наколдовала ачу.
- Быстрей исправляй ошибку, иначе оно доберется до нас!
Элта вновь зашептала. На минуту в зале воцарилась тишина, прерываемая смачным чавканьем.  Ребята перевели дух.
-       Где мои сони? Я обожаю,  есть сонь прямо в постели вместе с подушкой!
- Я боюсь! – прошептала Ло. Иной раз она не прочь была утром поваляться в постели.
- Да мы его сейчас… - нахмурился Дэх.
- Меня на кулаках только Тук мог одолеть, - добавил приятель.
- Оно же волшебное, - простонала Ло, - его кулаком не прошибешь!
- Что же делать?
- Надо вернуть его туда, откуда оно явилось.
- Но я не знаю обратного заклинания, - в отчаянии сказала Элта.
- Зачем тогда вызвала?
Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы в зале не появился дядюшка Уэш.
-  Ой, сейчас его проглотят, что я наделала! – Элта схватилась за голову. Однако съесть великого магистра оказалось не так просто. Он  слегка повел бровью в сторону  Курум-Буру, разинувшего пасть. Мгновение, и чудище исчезло.
- Выходите, негодницы!
- Мы здесь, - Ло выбралась из кустов.
- Сколько раз я предупреждал,  чтобы вы не увлекались древними заклинаниями. Куда только смотрит  нянюшка! Курум-Буру очень опасен.
- Нянюшка не виновата, ее в это время не было во дворце, - ответила Элта.
- Мы больше не будем, - сестра поникла головой.
- Наши корабельщики  не вернулись? – спросил  магистр, усажива-ясь в кресло рядом с клавитроном.
В дверь постучали.
-  Войдите, - пригласил дядюшка Уэш. Дверь открылась, на пороге появились Маша, Петя и Нэлда. За ними  следовал Тук, крепко державший за руку бледную Ильте.  Замыкали шествие У-чан и Тлай-у.
-  Легки на помине, - обрадовался дядюшка Уэш и посмотрел на артистку. – Вижу, в  небесной команде пополнение. Что ж, присаживайтесь!
Когда ребята уселись за стол, дядюшка наколдовал аппетитное угощение и попросил рассказать ребят о своих похождениях.
Начала повествование Нэлда, продолжила Маша. Когда она стала говорить об  ожившем Тор-хо, дядюшка не выдержал, вскочил с кресла и принялся возбужденно расхаживать по залу.
-       Так я и думал!  Наша судьба решится за рекой. Время дорого, очень дорого. Нельзя терять ни минуты, нужно отправляться немедленно!
- Дядюшка, ты собираешься нас покинуть? – расстроилась Элта.
- Необходимо разобраться, что происходит.  Это слишком важно  для всей земли Шоу-тэ.
- Тогда мы с вами, - заявила сестричка Ло. Остальные ее  поддержали. Даже Ильте пожелала отправиться в опасное путешествие. С того самого момента, когда она очнулась на руках этого сильного бесхитростного юноши, Ильте прониклась к нему безграничным доверием и симпатией.  Он отличался от чрезмерно утонченного Аро, с которым она выступала на помосте, как небо  от земли. Аро полностью зависел от магии слов,  Тук предпочитал надеяться на свои сильные руки. Девушка почувствовала в юноше надежного защитника,   этим он ее покорил. Остальные члены воздушного экипажа также пришлись ей по душе, хотя она их почти не знала. Она испытывала недоверие только к  Тлай-у, которого, казалось, окружало некое недоброжелательное поле. Впрочем, позже она изменила свое мнение о старом волшебнике.
- Не хотелось бы подвергать племянниц  риску опасного путешествия, - заметил дядюшка, - но  тем, кто останется здесь,  возможно, придется еще хуже. Поэтому сейчас я наколдую все, что необходимо взять с собой, а ты, - обратился он к Маше, - сыграй еще раз  свою чудесную музыку. Когда-то доведется ее снова услышать!
- Кто тебя научил так играть? – с легкой завистью поинтересовалась Элта. 
- Моя учительница музыки, Надежда Алексеевна.
- Эта Надежда Алексеевна великая волшебница, - с чувством произнесла Элта. Маша засмеялась.
- Она не волшебница, а просто хороший педагог.
Сказала и сразу погрустнела. Сколько времени прошло с тех пор, как они попали сюда! Как там дома мама и папа,  бабушка?
-  Не представляю, как можно жить без заклинаний, - заметила Ло. -  Чем  вы  питаетесь, каким образом заставляете вещи служить  себе?
- У нас имеются машины и приспособления, облегчающие труд, - пояснил Петя.
-    Что такое машины?
- Ну,  что-то вроде клавитрона, или воздушного корабля. Вещи, которые помогают в работе.
- Без волшебства, фи….  Туго нам придется, если грас будет вызревать не за одну ночь,  а  несколько месяцев.
- Перемалывать в муку его придется вручную,  а не с помощью трех слов: «Грас хан ша», - добавила Элта.  -  И мы не сможем летать, и проходить сквозь стены. Со скуки можно умереть!
- А  мы привыкли, - подал голос Тук.  -  В Танух-ане тоже есть чародеи, тем не менее, мы все можем изготовить  собственными руками, - Тук посмотрел на свои здоровые кулаки.  -  И грас жать и обмолачивать, и булки печь.
- В настоящих печах?
- В самых настоящих! – заверил Тук. Ильте смотрела на него с восхищением. Про печи она знала разве что, из сказок.
- В этом есть что-то романтическое, - задумчиво произнесла  Ло.
- Правильно, племянница, - сказал дядюшка Уэш, который в это время творил в сторонке заклинания. – Будущий наш мир,  это мир без волшебников.
- Не хочу! – Элта капризно топнула ножкой, обутой в золотистую туфельку и вдруг взлетела к потолку. – Всегда хочу летать!
- Летать можно и без заклинаний, - заметил Петя.
- Попробуй, догони меня, - предложила Элта, паря под потолком.
- Для этого нужен вертолет, или, по крайней мере, воздушный шар.
- Что такое «воздушный шар»? – спросила Ло. – Это заклинание, при помощи которого летают в вашей стране?
- Это не заклинание, - ответил Петя,  соображая, как бы лучше пояснить девочке идею воздушного шара.
В это время Маша уселась за клавитрон и заиграла. Ребята притихли, даже дядюшка Уэш перестал колдовать.
Без стука отворилась дверь, в зале появился великий жрец Гуш-ха. Его сопровождали несколько послушников, и двое солидных мужчин в белых одеждах.
Маша прекратила играть.
-     Кажется, у нас неприятности, - прошептал Петя.
- У меня кулаки чешутся, - так же шепотом ответил Тук. Ильте прижалась к нему. Она узнала великого жреца.
- Чем обязан визиту господ из коллегии? – нахмурился дядюшка Уэш.
- Разве не ясно? – зловеще произнес Гуш-ха. – Кто эти люди? – он указал на ребят. – Ага, молчишь! Тогда ответь, куда ты спрятал летучий корабль!
- В чем меня обвиняют? -  спокойно спросил  магистр.
- Вас обвиняют  в укрытии врагов славного города Алтагана, прибывших на воздушном корабле, а также в крамоле и подрыве волшебных устоев, - ответил мужчина в белом.
- Эти люди мои гости,  и пока они находятся в моем доме, никто не причинит им зла.
- Им придется немедленно покинуть ваш дом, господин бывший Великий магистр, - сказал член коллегии.
- Вы не имеете права…
- Вот постановление об отстранении  вас от занимаемого поста, - в воздухе перед лицом дядюшки Уэша   на  мгновение появился текст постановле-ния, подписанный главой коллегии.
- Убедились? Наши требования более чем обоснованны.
- Расквасить ему нос, и баста! – не выдержал Тук, кипя гневом. Ильте схватила его за руку.
- Не горячись, братец, - сказала Нэлда.
- Эти порождения мрака замыслили уничтожить славу и волшебство Алтагана! – повысил голос Гуш-ха, взгляд его был полон ненависти. – Они собираются захватить власть и уморить горожан голодом! В подземелье храма сидит один из этих разбойников, некий Мур, он во всем признался!
- Что такого мог наплести Мур? – пробормотала Нэлда.
Гуш-ха протянул руку в сторону наших друзей. Рука вдруг стала удлиняться, покрылась шерстью, на пальцах выросли кривые когти. Ребята стояли, ни живы, ни мертвы. Растерянный дядюшка не в состоянии был вымолвить ни слова. Жутковатая рука жреца подобралась к магистру. Вдруг Гуш-ха отшатнулся и дико закричал. Рука его мгновенно приняла  обычный вид. На ней четко отпечатался след укуса. Из-под потолка донесся довольный смех невидимой Элты. Разгневанный жрец   выкрикнул заклинание.  Элта появилась в воздухе и свалилась на дядюшку Уэша.  Его треугольная шляпа с серебряным крестом, знаком власти, оказалась на полу.
-    Ты не ушиблась, племянница?
- Всем покинуть зал! – приказал  Гуш-ха, подав знак  послушникам.  Те схватили ребят  и потащили на улицу. Время разговоров закончилось.
- Не трогай меня своими  жирными крючками! – закричала Нэлда, безуспешно отбиваясь от толстого  послушника. На Тука насели сразу двое, они  с трудом его удерживали. Остальные сопротивляться были не в состоянии, потому что  Гуш-ха сотворил заклинание.
Путешественников вывели из дворца. Великий магистр шагал, гордо подняв голову. Презрение к врагам переполняло его. А также горечь. Теперь власть жрецов возрастет безгранично. Что станет в ближайшем будущем с  жителями Алтагана и всей этой несчастной земли?
За магистром следовали Ло и Элта,  Тук с Ильте,  девочка крепко держала его за руку. Замыкали процессию Лат с Дэхом, Нэлда,Тлай-у и Маша с Петей.
У-чан незаметно превратился в почти невидимую тень, в облачко и, бессильный помочь друзьям, летал над головами наших героев, горестно стеная.
Вокруг процессии моментально собралась толпа. Горожане недолюбливали жрецов храма Тор-хо, однако и путникам не сочувствовали. Перешептывались, что это смутьяны, явившиеся на воздушном корабле. Гуш-ха заранее распустил слухи о том, что пришельцы намеревались уничтожить магию  города.
-  Значит, мне придется взять в руки тяжелый молоток и самому стучать из последних сил? – возмущался сутулый сапожник. – А если я попаду по пальцу? – он высоко поднял изнеженную пятерню.
-  А я сам буду растапливать печь вместо того, чтобы  приказать дровам поколоться и  туда прыгнуть? – сердито добавил толстый булочник. – Вдруг я обожгусь?
Люди забыли о том, что сегодня праздник и  перестали улыбаться. Все больше озлобленных лиц собиралось вокруг. Мальчишки, вторя взрослым, выкрикивали обидные ругательства. С чьей-то легкой руки путников прозвали чароплюями.
-  Убирайтесь, откуда пришли! – кричала торговка рыбой.  -  Если бы не чары, где бы я доставала  такую замечательную рыбу?
-  В пруду, - простодушно ответил Петя, чем немедленно навлек на себя праведный гнев.
-  Он еще  издевается! – завизжала торговка. – Как будто не знает, что в городе кроме источников, нет никаких прудов и рек.
-  Я действительно не знал, но пруды и реки наверняка имеются внизу, на равнине.
-  Вы слышали? – воскликнул кто-то. – Он призывает нас спуститься на бесплодную равнину,  где гуляют злые силы. Пусть сам туда  отправляется!
- В пропасть их, в пропасть!
Толпа надвинулась. Девочки побледнели. Неизвестно, чем бы все кончилось, если бы не вмешались члены коллегии. Они приказали послушникам окружить пленников плотным кольцом.
Гуш-ха сотворил несколько заклинаний. Толпа ахнула и отшатнулась. Случилось невероятное. С неба спустился летающий корабль, на борту которого древними рунами было начертано легендарное название: «Кондор».  По веревочной лестнице Гуш-ха поднялся на судно.
-  Пленники будут доставлены в храм и там осуждены, - возгласил он. – Приглашаю всех желающих на казнь. Завтра в это  время они будут сброшены с обрыва.
-  Вот и конец  пути, - грустно произнес Петя, - жизни наши бесславно оборвутся у подножия этой чудовищной скалы.
-  Это неправильно, так не должно быть! – воскликнула Маша. Путники и сопровождавшие их жрецы  поднялись на борт.  Над судном повисло маленькое облако, из которого доносились приглушенные   рыдания.
-  У-чан действует мне на нервы, - раздраженно заявил Тлай-у. Гуш-ха вытянул в сторону облака палец.  Оттуда вдруг пролился дождь, облако  растаяло.
-  Пусть обретет первоначальный облик, - произнес Гуш-ха. Тысячи маленьких У-чанов побежали по палубе корабля.  У-чаны, родившиеся из капель,  слились в одного.  Он  поднялся и встал рядом с Нэлдой с самым мрачным видом.   Гуш-ха усадил послушников за весла и приказал отчаливать.
Корабль загудел и помчался по воздуху так быстро, что у находившихся на палубе людей захватило дух. Толпа  вместе со славным городом Алтаганом  осталась далеко внизу.
-  Что, испугались? – ухмыльнулся Гуш-ха, обратившись к путешественникам. Лицо его вдруг стало быстро меняться. Пропала горбинка на носу, резко обозначилась лысина. Кожа приобрела неестественный блеск.
- Тор-хо! – в один голос воскликнули изумленный путники.
- Собственной персоной, - важно ответил тот.
- А где жрец? – спросил Петя.
- В храме, - Тор-хо небрежно махнул рукой, - пусть немного поспит.
- Неужели я вижу настоящего Тор-хо? – пробормотал потрясенный дядюшка Уэш.
Послушники, заметив метаморфозу, происшедшую с великим жрецом, бросили весла. Корабль остановился.
-  Так вы и есть тот самый смутьян, уже который год, выдающий себя за великого создателя? – сурово спросил один из членов коллегии.
-  Я и есть создатель, - просто ответил старик, - во всяком случае, когда создавали меня, вас еще  в проекте не было.
-  Взять преступника! – приказал член коллегии послушникам.  Тор-хо небрежно махнул рукой, и те  исчезли.
-  Этот разбойник изрядный волшебник, - нахмурился второй член коллегии. -  Ничего, и мы ачу не пальцами черпаем.  Заклинаю тебя: сгори в древнем пламени демонов!
Это было самое сильное заклинание, когда-либо применявшееся против темных сил. Знали  о нем  только посвященные. Считалось, что против него не существует защиты. Посередине корабля возникло вихреобразное оранжевое пламя, похожее на веретено. Оно загудело, разрастаясь, и  двинулось к Тор-хо.
-  Наконец, мы от тебя избавимся, - сквозь зубы процедил член коллегии, вызвавший неистовую силу огненной стихии.
-  Теперь тебе не поможет даже Ту-мэ, - злорадно добавил напарник.
Тор-хо  засмеялся и шагнул в пламя, которое, судя по всему,  не причинило ему ни малейшего вреда.  Наши путники с любопытством, а  члены коллегии с все возрастающим ужасом, наблюдали, как  объятый огненным коконом, он  двинулся  к ним.
Оба представители власти сразу растеряли свое высокомерие и бросились назад, к корме. Но и здесь их достал  вихрящийся огонь, в котором, казалось, купался старый Тор-хо. Раздались дикие крики, двое в белом исчезли, превратившись в облачко дыма. Миг, и облачко  развеялось по ветру.   Оранжевое пламя погасло.
-  Отныне  путь ваш лежит за реку. – Сказал Тор-хо. – Удачи! Знайте, все люди земли Шоу-тэ с надеждой смотрят на вас. Прощайте! – С этими словами он растворился в воздухе. Только что  был, и вот его уже нет.
- Куда же вы? – закричала Маша. – Как  нам вернуться домой?
Никто ей не ответил. Скорее всего, создатель Тор-хо и впрямь не знал,  как это сделать.
- Беритесь за весла, друзья, - сказал дядюшка Уэш.
- Зачем двигать веслами, если корабль летит с помощью волшебства?  -   недовольно спросил Петя.
- Иначе судно не двинется с места. Таковы условия полета,   считай это доброй традицией.
Неожиданно  ребята с удивлением услышали, что кто-то запел. Старый  Тлай-у встал на носу. Полы его черного плаща хлопали и развевались на ветру.
Подобно кормчим, некогда водившим корабли по небу,  он пел старинный гимн воздушных корабельщиков:

    О-эй, Тор-хо рассеет мрак,
    От зла убережет,
    Трепещет в страхе злобный враг –
    Летит воздушный  флот.

    Пусть раздувает паруса
    Могучий ураган,
    Помогут нам и небеса,
    И славный Алтаган…

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лукоморье » Нолик и его друзья