Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Сборник "На перекрестках времени" » "Там, вдали, за бурной рекой..." Туркестанская повесть.


"Там, вдали, за бурной рекой..." Туркестанская повесть.

Сообщений 1 страница 10 из 15

1

Там, вдали, за рекой...
(Туркестанская повесть  в рассказах)

Приступ. «Тишина за Рогожской заставою...»
Москва, 23 февраля 1923 года.

«Приоткрыв с трудом покрытые коркой запекшейся крови глаза, и с трудом разлепив веки — сыщик Путилин остолбенел от ужаса!
Прямо на него, размахивая кривым мясницким ножом, в своём кожаном, заляпанном зловещими черными пятнами, мясницком переднике шёл резник Абрам Шниперсон и зловещим голосом бормотал : «Прибежали в избу дети, второпях зовут отца- тятя, тятя, на рассвете в магазине есть маца...»
Стоп, стоп... у вас тут повторяется два раза слово «с трудом»- лучше написать : «с усилием разлепив»... и слово «зловещий» - тоже два раза: лучше - « со страшными чёрными пятнами»... и вообще- это всё полная ерунда!- и Главный Редактор «Новой Еврейской Газеты» «похерил», перечеркнув крестообразно, принесённый мной выстраданный бессонными ночами текст. По моему, совершенно конгениальный... Но у главреда было свое мнение:
Нет, милостивый государь! Этот ваш пасквиль дурно попахивает антисемитизмом! Причем тут Шниперсон?
Так ведь на самом деле  всё  так и было... полицией пойман маньяк, который резал ...- жалобно заблеял я.
Я вас, милсударь, не собираюсь учить, как вам  писать , наше издание исповедует полную свободу мнений и свобода слова- для нас Идеал, но? - угрожающе поднял вверх перст газетёр.- Причём тут Шниперсон? Почему именно Шниперсон? Зачем вообще упомянут Шниперсон? Разве вам нельзя написать просто — полицией пойман мясник? Или вот даже так — задержан мясник- охотнорядец? Или еще лучше: схвачен за кровавую руку мясник, маньяк-черносотенец?
А причем здесь тогда маца, раз он черносотенец?- резонно осведомился я.
Вот и я говорю, причём? И что, ви таки намекаете, что у нас мацу можно купить только на рассвете? Это же гнусная клевета на Центральный Московский Раввинат! Ви за это ответите...
Хлопнув в сердцах тяжелой, обитой дермантином кабинетной дверью, я вышел в высокий сводчатый коридор, сопровождаемый зловещим (дался же мне этот эпитет «зловещий»!) урчанием...
Зловеще урчал мой голодный желудок.
Здравствуйте. Меня зовут Измаил... впрочем , эти строки уже написал Джон Мелвилл, предваряя ими трагическое описание кругосветного путешествия дилетанта в погоне за зловещим (вот опять!) белым китом...
Нет! Дорогой читатель, мы с Вами будем преследовать не мифического Моби Дика- но искать жемчужины истины, совершая рискованное плавание по бурным водам подлинной действительности...
Потому что никакому сочинителю не измыслить таких сюжетов, которые закручивает порой обычная, ничем не примечательная жизнь...
Х-хе, Писатель, здорово!
Перед моим печальным взором (будешь тут печальным, когда живот к позвоночнику липнет) предстал мой именитый коллега, популярнейший  репортёр, широко известный благодарным читателям (и особенно,  благоговеющим до мокроты в трусах читательницам) восходящая звезда жёлтой как лимон газеты «Яуза», пишущий  под загадочным псевдонимом Батька Махро...
Никак, Писатель, эта самка собаки  Симанович тебя опять с гонорарием кинул? Это он любит... Проверено! Кроме него, братец ты мой,  хуже будет разве, пожалуй,  Крылов из «Мужского клюба»! ну, того самого, который такие откровенные парижские фотографии в стиле «ню» на обложке печатает,  что даже своим подписчикам-извращенцам в запечатанном конверте доставляется. Этот хам вообще никому принципиально гонорары не платит- а недовольным авторам же отвечает, что, мол это вы мне платить должны! За честь быть у меня опубликованными! Так что ты еще легко отделался- потому как с ТЕБЯ денег не попросили!
Да уж, порадовал сегодня меня блудный сын Израилев...
Да куда же ты, милый, с такой рязанской мордой да полез в кувшинный ряд! Хоть бы обрезание сначала для порядка сделал... о! Кстати об обрезании...- загадочно понизил голос Махро-  тебе, брат,  деньги, часом, не  нужны?
Не пойду.
Куда ты не пойдёшь?
Вестимо, куда! На Солянку, в Хоральную Синагогу... Я знаю, что у них особая программа есть. Я тут проходил мимо давеча, и вдруг внезапно захотелось мне по-большому... на улице морозец трещит, разве в парадное, думаю, зайти присесть? Дворник-татарин увидит, заругает. Стыдно! Заскочил на минуточку к ним, в вестибюле дорогу в ватерклозет спросил... и не успел я с облегчением встать, как тут ко мне и они пристали: ах, да ох, да почему ви еще не, да пойдемте, да бесплатно, да ми вам еще и заплатим, да держите его!... еле ведь отбился! А то быть бы мне чуток покороче.
Ха-ха. Смешно.- мрачно произнес Батька -  Нет, Валера- я тебе предлагаю написать, как ты умеешь, трогательно- обстоятельную статью... я сам буду твоим редактором!
Согласен! Только деньги — вперед!- гордо заявил я...- Меня — не обманешь. Я сам себя обману!
(Еще раз , здравствуйте... Меня зовут... впрочем, я об этом уже говорил? «Номина сунт одиоза!»
Можно звать меня Валерием, что значит бодрый, весёлый, здоровый — то есть хорошо так контуженный, изрядно отравленный английскими газами на только что закончившейся Второй Мировой, которая продолжалась, в отличие от Первой, называемой еще по привычке «Великой Молниеносной» - немыслимо долго, целых два безумных года...
Ужасная война! перекроившая карту старушки Европы, стершая с её лица Двуединую Монархию и трагически разделившая нашу Верную Союзницу  на два враждующих немецких государства — в одном из которых воцарился чудовищный социЯлистический режим, прикармливаемый недобитыми бриттами... Чья бесчеловечная сущность так великолепно отражена в замечательной серии картин горячо любимого мною немецкого художника-реалиста Дольфа Шилькгрубера... Замечательный мастер, прямо за душу берёт, не находите?
Особенно эта его, последняя работа : «Моя борьба»- ведь это же истинный шедевр.
Представьте, на переднем плане изображен полузасыпанный, обвалившийся  окоп, где-то во Фландрии, из которого видно изрытое воронками, перечеркнутое поваленными столбами с бессильно повисшими лохмами проволочного заграждения... По полю боя стелется мертвящее зеленоватое облако ядовитого газа.
В окопе сидят  немецкий гренадёр в фельдграу и русский солдатик в серой шинели, простая махра- обнявшись, как родные братья, они гордо и бесстрашно смотрят в лицо надвигающейся со стороны английских позиций неминуемой смерти ... Говорят, с Дольфом всё так и было.
Наш он брат, тоже окопник... брат по пролитой совместно крови! Показал в своих замечательных батальных полотнах всю жестокость, всю грязь новой мировой бойни, учиненной французскими реваншистами  и английскими филистерами...
Но- всё кончается... однажды кончилась и эта — хочется думать, последняя в истории Человечества война.
Потому что две мировые катастрофы, с разницей в пятнадцать лет- это слишком много... Закончилась, наконец.
Однако- вернувшись домой, выжившие победители вдруг осознали, что не были дома слишком долго... их уже успели позабыть!
Потому что здесь, в столице, вдалеке от линии фронта, все эти долгие месяцы шла обычная мирная жизнь. Люди ходили в театры, танцевали, влюблялись... замуж выходили, да.
И кому я здесь оказался нужен, со своими кровью добытыми крестами, включая «Eiserne Kreuz Erster Klasse »? Эх, мать ... мать... мать...
С горя однажды, крепко выпив, сел и написал ( по-моему, весьма дрянной!) рассказишко «Покаяние Имперца», да и отнёс сразу в «Ниву» ... а они, к моему немалому удивлению, взяли, да  и напечатали!
С тех пор и прилепилась ко мне кличка в репортёрской среде - Писатель.)
Знамо дело, деньги, разумеется, заплачу тебе вперед!- утешил меня добрый Махро. - Вот, Валера, тебе пятачок аванса ... что, мало? Какой же ты брат, стал корыстный! - осуждающе покачал головой мэтр на мою черную алчность и неблагодарность.- Ладно, я сегодня временно при деньгах... на вот, держи аж целую полтину. И не благодари меня, не надо... не люблю я этого. Знаю сам, что мягок я и нежен душой,  и от этого сам постоянно страдаю... а писать тебе надо вот про что...
... Пообедав ( а заодно и позавтракав, да чего там! заодно и поужинав, за минувший натощак вчерашний день!) в трактире у Тестова (щи, да гречневая каша, да чай и всего только  полфунта ржаного хлеба — целый пятиалтынный! Ужас. Гиперинфляция. До войны — это ведь всего пятак стоило...) я направился пешком, чтобы поразмять свои ломанные ноги полезным для моих травленных люизитом лёгких моционом по Чистопрудному Бульвару к Покровским воротам...
Кроме того, так мною экономился весьма нелишний гривенничек на «Аннушку», которая, весело дребезжа и рассыпая из-под дуги искры, задорно звенела ребордами колёс на крутом повороте, легко обгоняя застрявшие в вечной пробке у Покровских  недовольно фырчащие частные моторы и отчаянно клаксонящие таксо, которые нам совсем уж были не по дырявому карману старенькой офицерской шинели со споротыми не так уж давно потертыми погонами ...
День сегодня явно распогодился!
Над Меньшиковской башней яростно, по-весеннему,  галдели московские галки. Жирные голуби сосредоточенно клевали конские яблоки, щедро наваленные лихачами (под сетчатыми шелковыми попонами) напротив синематографа «Колизей»- у цветастых, как юбки циганок,  афиш которого («Кiно-фабрика Ханжонкова, «Томленья страсти роковыя»- новая звуковая фильма». В главной роли- Вера Голодная!) толпились, сосредоточенно подсчитывая на розовых ладошках скудные, выделенные строгими маман аккурат только школьный  на завтрак  депансы, румяные, очевидно сбежавшие с уроков гимназистки, такие туго налитые, эх! как спелые вишенки ...(«А ну-ка! Отвернись быстро, проклятый педофил!»- строго приказал себе я. Однако мой дергающийся из-за плохо залеченной контузии левый глаз все равно как-то машинально на них продолжал коситься...)
Плохо было только то, что мой левый сапог (давно, еще с Вердена, требующий починки) быстро промокал в мокром московском снегу, который не успевали убирать дворники, старательные новогиреевские татары ... «Эх, уехать бы отсюда, из вечной московской  слякоти,  туда, где потеплее!»- печально подумал я.
Господа! Бойтесь своих искренних желаний, они имеют тенденцию исполняться!
... Пригородный поезд до Обираловки, коротко свистнув, неслышно тронулся со станции «Москва-Третья» Курской железной дороги.
Я остался стоять один на пустынном асфальтированном перроне, с тоской разглядывая уходящую вдаль путаницу железнодорожных путей и,  на фоне сиреневого заката, беспокойно дымящие трубы металлургического завода Гужона - там, позади, у самой московской околицы...
Там была  какая-никакая, но жизнь.
Здесь же, за дальней Рогожской заставой, стояла глухая, тревожная тишина...
Безлюдье вокруг, полная глухомань...
Только где-то вдалеке, возле самого раскольничьего кладбища, протяжно провыла собака... или не собака?
Я машинально сунул руку в карман своей старой, прожженной у фронтовых костров, офицерской шинели со споротыми погонами (на которых во времена оны тускло светились три маленьких звездочки), нащупал там рифлёные щечки рукояти злой пародии на Браунинг FN — semi-автоматического 6.35-мм пистолетика системы «Тульский- Коровин».
Конечно, оружие у меня было так себе, да и то- верно, явно краденное, я ведь его не в ружейном магазине, а на Сухаревке всего за три рубля купил, когда после госпиталя был временно при деньгах ... Но застрелиться из него вполне возможно. И от бродячих собак, говорят, помогает... всё же с ним как-то спокойнее!
Смеркалось.
Я спрыгнул с перрона, пренебрегши открытым со всех сторон для обозрения недоброму взгляду переходным мостом- не люблю, знаете... весь как на юру! Все тебя видят... а ты их нет. Паранойя, да?
Скользя по мокрому снегу, я спустился с высокой насыпи.
Прямо передо мной закрывала полнеба «часовенка»- колокольня старообрядцев в  Рогожской Слободе...
Та, что ниже Ивана Великого. Ровно на ДВА ВЕРШКА.
Добредя, проваливаясь, почитай, что по самое колено, в отливающий сизым  сквозь наливающиеся густо- синим  сумерки, подтаявший мокрый снег до церковной ограды, я осторожно подёргал решетчатую, узорную кованую калитку.
Она была заперта. И, судя по-всему, не открывалась последние полвека ...
Ну, и паркуа меня этот пар- блё Махро сюда пригнал, кошон этакий ? Чего мне здесь искать?
Мудрости взыскиваешь ли, сыне?- словно отвечая моим мыслям, спросил меня дискантом старческий дребезжащий голосок, донесшийся  откуда-то сверху.
Нет, отче, не мудрости, а токмо покоя!- как инструктировал меня мэтр криминальной журналистики, бодро ответствовал я невидимому собеседнику .
Инда будет тебе ужо покой! Да вниде, алчущий,  во храм! - меленько задребезжал противненький смешок.
«Вниду, вниду, куда я денусь...» - обреченно подумал я.
Потянув на себя калитку, которая на этот раз- чудеса! - отворилась без малейшего скрипа, легко, как в кошмарном сне - я не без трепета прошёл в церковный двор.
Крохотные оконца на белой, почти крепостной стене, перекрещенные толстенными коваными прутьями, зловеще светились багрово-красным.
Перед моим носом, опять неслышно, открылась маленькая дверца в толстенной, будто крепостная, стене... нагнувшись пониже, я решительно шагнул в неё... и тут же удар по затылку погрузил меня во тьму...
... С трудом пришёл я в себя... моя бедная, контуженная голова трещала, как после знатной офицерской пирушки.
Чего это со мною случилось?- задал я себе вопрос, оставшийся покамест без ответа.
Я огляделся округ заплывшими глазами и увидел, что я сижу — уже без, пардон, брюк, которые вместе с моим стареньким, неумело заштопанным в известных местах нижним бельишком были спущены до щиколоток,  на высоком деревянном кресле.
Руки и ноги мои были крепко привязаны к подлокотникам и ножкам кресла широкими кожаными ремнями.
Вокруг- низкие каменные своды. Горят жарко свечи в высоких шандалах... и тишина...
Вдруг, откуда-то ни возьмись передо мною появляется человек в черном подряснике, держащий в руках  острую даже на вид опасную бритву...
- Э, что за шутки? Я так не играю!!- возопил я.
А черный человек с бритвой неторопливо достает старый сыромятный ремень и начинает на нём бритву тщательно править... и точит, и точит, и точит- прямо перед моим носом!
Мерзавец такой.
И на все мои увещевания- отвечает только обещающей щедрой улыбкой.. Господи, вот я попал... ну, Леша, милый друг, погоди.
Дай Бог, вырвусь, я тебе ... да куда там вырвусь!
Оскопят сейчас меня большой печатью — то есть, отрежут всё под самый корень... да и выбросят на задворки рогожских боен кровью истекать. Как не раз уже с излишне любопытными и бывало!
Ну Махро... Ну мэтр...
Напиши, говорит, простую трогательную заметку о секте рогожских скопцов... публике это будет крайне интересно. А уж мне-то как интересно! И трогательно. Уже сейчас!!
... Дверь с грохотом слетела с петель. Первым в подземелье ворвался король криминального репортажа- держа в левой руке топор, которым он дверь высаживал, в правой же руке,  наготове — у него было верное вечное золотое перо! Не иначе, системы «Monblanc».
Отлично! Сиди вот так! Валера! Не двигайся!! Не порть композицию! Мы тебя щас сфоткаем...
Хотел бы я сейчас двинуться, Лёша... ох, как бы я хотел.
... - А ведь вам действительно двигаться отсюда надо!- пояснил мне чуть позже жандармский ротмистр фон Артов. - Потому как сектанты вас теперь в покое не оставят... Подстерегут, поймают, и — того-с. Будете петь тоненьким голоском, как теноры в папской капелле ...
Куда же мне деваться? Чем мне жить? - схватился я за голову.
А вот, на юга податься не желаете? - участливо отвечал совершенно по-еврейски, вопросом на вопрос, добрый, как все жандармы, остзеец.- У меня брат в Ташкенте служит, в управлении Генерал-Губернаторства... не угодно ли? Дам вам рекомендацию! Там культурные люди всегда нужны!
И совсем скоро очень скорый поезд стремительно уносил меня далеко на Восток... Щедрого гонорара из «Яузы» как раз хватило на билет в вагоне третьего класса.

+3

2

Холера-Хам
Спасибо!

0

3

1.Страна несбывшихся надежд, или тайна государева автографа.
Николаевск-Восточный, улица Офицерская, дом 13. 12 марта 1923 года.

...- И, милостивый государь, как мы, армеуты, о гвардейцах не судим: мол, парадоны оне потешные- но есть, есть и от гвардейцев великая польза Отечеству! Вот, например, скажем, в девятьсот четвертом годе. Устроили оне прошлому Его Императорскому Величеству Николаю Второму Александровичу апоплексический удар-с чугунной гантелей, да оно и к лучшему...
Как изволите говорить? жалко? Да уж, конечно, по- человечески Его, конечно же, жалко... А всё же, как сурьёзно подумать -  нет! надо было Ему врезать, ой надо...
За что? Да хоть за одну Его Высочайшую резолюцию! После которой меня иначе, как Семёновым -Индийским и не дразнят-с...
Старый штабс-капитан: типичный закаспиец, сизый как лунь, с особенным офицерским загаром- когда лицо и кисти рук черны, а шея и от запястий-белые, со старыми шрамами «пендинки» — как след от картечи- на обветренных щеках- сидел передо мной на крашенной в синий казённый цвет лавочке на тихой, пыльной улочке Николаевска-Восточного — обычной улице русского гарнизонного города в Туркестане...
Читатель, бывший в Верном, Чарджуе или Красноводске, легко может представить себе ровный ряд беленых домиков в тени пирамидальных тополей,чьи стволы по-уставному побелены известкой, нежно журчащий текущей с гор зеленоватой ледяной водой арык, за дощатым штакетником забора - мальвы, беленькие занавески, вышитые мережкой, тульский самоварчик тоненько свистит, закипает...
Вдали — там, где солнце уже склоняется к вершинам Гиндукуша- заунывный стон муэдзина с голубого минарета «Святой Могилы» Мазари-Шерифа  перекрывается дребезжащим звоном колокола гарнизонного собора...
- Да-с, так вот, сказать по чести, я-то, милостивый государь, сам буду тверской, из города Осташкова.
Доводилось ли в наших краях бывать? А городок наш хоть мал, да знаменит.
Родом оттуда вышел наш земляк-тверичанин, Афанасий Никитин, тот самый, который за три моря хаживал.
Не читывали его книгу-с? Напрасно.
А я как прочел ея в детстве, так и заболел просто... Всю гимназическую библиотеку перечитал, батюшку моего - титулярного советника по акцизному ведомству - на журналы «Вокруг света» да на «Всемирный следопыт» просто разорил...
И всё за Индию! Уж так про неё знать хотелось... И так я это явственно себе представлял, будто самолично под каждой пальмой посидел, и каждого слона за ...гм, гм...за хобот подержал!
А «англичанку» противную, которая бедных сипаев из пушек расстреливала, возненавидел хуже мерзкой латыни.
Ну, батюшка после окончания гимназии меня к себе было желал определить, коллежским регистратором по  ведомству Министерства Финансов .
А я ему -шалишь! Да и в юнкерское Алексеевское аттестат свой подал, главным образом потому, что там платы за обучение не взимали. Матушка, помню, шибко убивалась. А батюшка только головой качал. Мол, умный в артиллерию, красивый в кавалерию, пьяница во флоте, а дурак — в пехоте...
Окончил я по училище первому разряду- и от этого мог себе выбирать полк. Хоть бы даже и гвардейский!
Выбрал же я - к изумлению однокашников- 14-тый Туркестанский отдельный стрелковый батальон. И невдомёк им было — почему? а только лишь потому, что стоял сей батальон в Термезе,  на самом пороге моей заветной мечты...
Ну, скоро ли сказка сказывается, а прибыл я в штаб...
Начальство меня в адъютанты было определить надумало...ан нет, подал по команде рапорт, и загремел я к самой Реке, Аму-Дарье-матушке.
Заставу определили мне у переправы, да что это была за застава... Так, пяток казаков-семиреченцев, при них урядник, персюк-драгоманишка, да я, сирый...
Офицер там был, по совести, и вовсе излишен, но- как быть- форпост Великой Империи! Так что стал я жить-поживать...ночью комаров да москитов давишь, днём мух...
И ночью спишь, и днём -тоже спишь...
Одна радость- рыбалка там знатная.
Да вот и охота ещё... тигра я там в тугаях промыслил из карамультука - вот не поверите, настоящего людоеда!  Даром что был он старый да облезлый, они- тигры-то, так и людоедами и становятся. Постареет, бедный, не может нормальную дичину достать, так и жрет себе всякую гадость, туземцев вот тоже ...ага.
Да. Так спал я себе, а пока на боку полёживая, всё об Индии мечтал- мечта моя заветная возьми, да мало что и не сбылась.
Дело было так.
Однажды ранним утречком слышу вдруг- сполох!
Выскакиваю на заставский двор, гляжу - мать чесна, вся Аму-Дарья, матушка,  черным-черна: плоты, да каики, да паромы по ней плывут!
А последнее с афганцами дело-то при Кушке у нас в Закаспии тогда ещё куда как помнили!
Эх, думаю, вот тебе, Семёнов, и карачун. Приплыли!
Но что ж поделаешь, помирать- не в помирушки играть.
Дело-то служивое.
Крикнул заставе «В ружье!», казара моя за дувалом уж затворами щёлкает- да много ли пятью винтовками навоюешь...
Тут, правда, и подмога подоспела- с таможни целый губернский секретарь Верещагин подбежал.
Хороший он дядька был, царствие ему... Пил бы поменьше, да меня бы не спаивал- цены ему не было бы... Нелепо погиб всего через три года.
Это было, когда знаменитый разбойник Кара-Абдулла за кордон по реке уйти хотел и все свое добро неправедное заранее на баркас погрузил- а Верещагин баркас у него и угнал.
Не знал только Верещагин, что наши моряки со Среднеазиатской флотилии на реке «Рыбки» поставили. Ему кричат: «Верещагин, уходи с баркаса!», а он, небога, изрядно глуховат был, потому что динамитом постоянно баловался ... Так и утоп...
Да.
Сидим мы, ждем, как нас афганцы в ножи возьмут.
Отчего же мы на конь да не ушли, говорите? Как же можно! Вы что! А присяга?
Граница. Одно слово...
Так вот. Вдруг мой урядник и говорит, мол, вашбродь, а это вроде как не афганские солдатики! да я уж и сам вижу.
На плотах — навалена пестрая хурда-мурда, сидят всё бабы и детишки, бабаи бородами трясут... а мужиков там совсем мало...
Пошел я на берег. Разбираться! Оказалось, вовсе не войско это , а приплыл к нам целый народ- хазарейцы.
Не изволите таких знать?
Так это вроде наших жидов. Их периодически афганцы того-с...вот они  от погромов и бегут. Да всё на наш берег.
Что же делать? Люди все ж таки. Хотя, если присмотреться... Но разрешил им временно на нашем берегу лагерь разбить, спасайтесь, мол пока суд да дело...
Отписал в штаб подробный эстафет.
А пока бумаги туда-сюда ходили, обжились мои беженцы в момент, халуп каких-то понастроили, враз и огородишки засадили... И торговлишка какая-никакая пошла. Бабаи на корточках под дувалами сидят, суд да управу держат...
Я, грешным делом, их уже и налогом обложил, по два таньга с дыма...а как же? На нужды просвещения да здравоохранения.
Здравоохранял их как представитель статской власти таможенник Верещагин, в качестве профилактики от холеры  тутовой водкой охотно пользуя. И просвещал он же, рассказывая народу всю правду о великом Белом Царе да о нашей России-матушке...понимали, конечно!
Как же им не понять, кулак у покойника здоровёхонек был.
И всё шло бы чередом, да пришла из штаба бумага...ага, вы уж поняли. Ничего доброго оттуда придти не может и в принципе. Вот, тридцать лет я в строю, а понять не могу, какой шайтан эти штабы выдумал? На погибель нам, грешным, не иначе как Божьим попущением...
Да. В бумаге штаб отписывал, что с английским правительством у нас-де, вроде как, договор, чтобы нам во внутренние дела сопредельного Афганистана отнюдь не мешаться, а потому следует мне выгнать хазарейцев назад в тот же час...
С горечью на душе пошел на площадь. Собрался народ, темнее тучи меня выслушал...
Да как один вдруг выскочит, да как из за пояса пичак выдернет, да как завопит дурниной...Ну, думаю, сейчас точно зарежет!
Однако, вижу, мои беженцы тоже совокупно истошно завопили, мигом свои манатки свернули- да за Реку...как их и не бывало!
Мне драгоман тут всё и пояснил- мол, они меж собою говорят, что ежели жизни у них здесь нет, так пойдём умрем все вместе- но пусть каждый по афганцу с собою захватит... И оне поплыли. Умирать в бою! Вот азияты-с...
Что же мне делать? Гляжу, на той стороне афганская таможня дымом пошла...а сердаров там было-то с гулькин...гм,гм...нос...Да и вообще.
Это же север! Тут главным образом за Рекой узбеки и таджики живут, сродни нашим из Бухарского эмирата, а пуштунов- всего горсть...И вот пришла мне великая МЫСЛЬ...
Ну вот сами смотрите: в шестидесяти верстах на юг Мазари-Шериф, там гарнизон да главный на афганском севере арсенал.
Солдатиков местных англичане наёмные дрючат, да только им афганский эмир уж три года жалование не платил...так что боеспособность войск та еще! А за Мазари-Шерифом лежит знаменитый  Хайберский проход, а уж там... Индия!
Да бедные индийцы, которые просто спят и видят, как бы белых аглицких сахибов- взять к ногтю-с... и всех тихо перерезать!
И-е-е-е-еххх! Поднял я казачков и преступно вступил на сопредельную территорию...Ну, нагнал я хазарейцев, навел средь них воинский порядок, старших поставил, и ночью... Ударили!
Да еще раз!
И через три дни на стенах Мазари-Шерифа длинноволосые, как, прости Господи, поповские — афганские головы уж на кольях торчали... Ну, натурально, Азия-с...
Тут послал я казака в Отечество на телеграф, за Реку, с такой примерно депешей: «Припадая к стопам Вашего Императорского Величества зпт приношу к оным Мазари-Шериф тчк Прошу Царского разрешения принести к Вашим Августейшим стопам также и Индию тчк Подпоручик Семёнов-Тринадцатый» Ага.
Через пять дней- гляжу: пыль,пыль,пыль... от шагающих сапог!
Идут наши, туркестанцы! Впереди- казаки скачут, потом движется конная ракетная батарея, потом серая «крупа» валом валит...
И вот вызывают меня в штаб.
Генерал Кауфман-Туркестанский мне руку жмёт и ответную телеграмму протягивает: «На Вашем прошении Его Императорское Величество Собственноручно начертать Соизволил: «В.М. Пр. Мр. Шр». С подлинным верно, Императорского Двора Министр граф Фредерикс».
Тут - то мне Его Превосходительство  сие и объяснил: мол, В.М.- это будет «Св. Равноапостольский князь Владимир, с Мечами»- за взятие крепости достойная награда. А остальное, верно означает - Принять Мазари-Шериф. А про Индию- ничего-с... Так что поход на Дели пока отменяется!
Э-хе-хе...
Да. Спасибо генералу Кауфману. Умнейший был человек. Именно благодаря ему мы здесь, в Николаевске-Восточном, бывом Мазари-Шерифе, сейчас и сидим ...
Почему именно благодаря Кауфману? Потому что он правильно читать умел.
У нас ведь с англичанами договор был, так что царь-то батюшка чего написать- то изволил на самом деле : «Военному Министру. Принять меры. Штрафная рота». Последнее- мне лично в награждение-с...
От монарха православного христолюбивому воину.
Да . Правильно в четвертом годе его гвардейцы золотой табакеркой...
А то бы я непременно, как Александр Филиппович, до Ганга бы дошёл!
Какой, говорите, Александр Филиппович?!
Да Македонский!!!

+2

4

«Приоткрыв с трудом покрытые коркой запекшейся крови глаза, и с трудом разлепив веки — сыщик Путилин остолбенел от ужаса!
Прямо на него, размахивая кривым мясницким ножом, в своём кожаном, заляпанном зловещими черными пятнами, мясницком переднике шёл резник Абрам Шниперсон и зловещим голосом бормотал : «Прибежали в избу дети, второпях зовут отцапробел - тятя, тятя, на рассвете в магазине есть маца...»

Стоп, стоп... у вас тут повторяется два раза слово «с трудом»пробел - лучше написать : «с усилием разлепив»... и слово «зловещий» - тоже два раза: лучше - « со страшными чёрными пятнами»... и вообщепробел - это всё полная ерунда!-

Я вас, милсударь, не собираюсь учить, как вам  писать , наше издание исповедует полную свободу мнений и свобода слова- для нас Идеал, но?

Хлопнув в сердцах тяжелой, обитой дермантином дерматином кабинетной дверью, я вышел в высокий сводчатый коридор, сопровождаемый зловещим (дался же мне этот эпитет «зловещий»!) урчанием...

До войны — это ведь всего пятак стоило...) я направился пешком, чтобы поразмять свои ломанные ломаные ноги полезным для моих травленных люизитом лёгких моционом по Чистопрудному Бульвару к Покровским воротам...

0

5

2.Ещё о странностях любви. Николаевск-Восточный,
12 марта 1923 года.

И вновь, после целого дня в душном присутственном месте, где ошалело жужжит и бьётся о мутное стекло ошалелая муха, ноги снова сами несут меня на уютную Офицерскую улицу, где уютно журчит арык, где мелко-мелко лепечет листва пирамидальных тополей под неслышным ветерком, долетающим со стороны белеющих вершинами охряных гор... Опять, из Москвы сегодня для меня не было писем- как и вчера, как и третьего дня...
...Да вы садитесь, садитесь, сударь на скамеечку, вот сюда, в тенёчек. В ногах правды нет!  Правда и выше её... тоже маловато-с... но уж в ногах-то точно что нет.  Уж кому-кому, а мне сие точно известно-с...пошагал я за тридцать-то годков по Туркестану, поглотал пыли под местным солнышком... А оно у нас такое! ...глазам больно!
Уж извините, но сегодня ни в дом, ни в садик даже  я вас пригласить не рискну... Не обессудьте.
Да Машка моя бесится, бросается на людей и шипит, как бешеная!
Да Вы что, сударь! Как вы могли даже подумать такое?Слава Богу, я холост.
Это даже я себе и представить не могу- как такую пакость в доме терпеть. Вот сижу, допустим, я себе дома, а эта самая жена перед моим носом тЮда-сюда, тЮда-сюда...Тьфу! Мерзость какая.
Да и пошто мне жена? портки, прости Господи, постирать да борщ сварить мне и денщик мой может.
Нет, не угадали...
Машка- это моя любимая змею-ю-юка.
Да вот в буквальном смысле. «Нага нагайас» по - латыни, кобра индийская, сиречь. Ну вот я буду Семёнов-Индийский, а она у меня Машка-Индийская!
Я её маленькую подобрал, от такусенькую, и молочком самолично выкормил, а уж теперь она маленько подросла: 220 сантиметров, от головки до хвостика-с...
Напротив, сударь!
Моя Маша- зверь крайне полезный.
Во-первых, она в нашем доме всех мышей и крыс вывела. Да и в двух соседних домах заодно тоже... Правда, там сейчас никто не живёт... Желающих почему-то нет! Начальник КЭЧ просто замучился офицеров бесквартирных уговаривать! Нет, не селятся они... сам вот не понимаю, почему?
Во-вторых, ко мне в дом теперь не то что чужой кто не полезет, а и по приглашению мало кто зайдет! ... даже бачата местные в сад за черешней не лазят! Я уж и замок выкинул. За ненадобностью.
Был, знаете, один прецедент... Канибадамский перец один, когда мы Алаяр-Хана в Пяндшере гоняли, залез ко мне было и вещи уж укладывать стал... Ну, Канибадам в Фергане — известное дело, хуже Молдаванки в Одессе...Тут его Маша и подловила!...М-да-с... нет, ничего он не говорил, да полиция по сапогам его только и опознала - в Канибадаме знатные сапоги строят! Вам сапоги, кстати, давно пора менять, вы в курсе? Ну, ладно... А то я хорошего сапожника знаю. Вот, например, мой Харченко их быстро залатает! Хотите? Ну, как знаете... А, про вора-то... Мы-то ведь из похода тогда только через месяц вернулись. Захожу я в дом ... а там такой запах! Жара ведь.
А ты не лазай по чужим дворам. Да, вот прямо так в садике и прикопал, под черешней. Пущай удобряет.
Ну а потом, вы вот только представьте: придёшь, бывало, домой со службы усталый, весь день под солнцем, на улице- за сорок по Цельсию в тени- да только тень ещё поискать нужно...А Маша моя, ласковая, прохладная, подползет, этак ласково головку на колено тебе положит, ждёт, когда ты ей пузичко почешешь...радуется тебе... любит тебя ... ждёт...
Чего говорить изволите?
Сам ежели спросонья босой ногой ей на хвост?
Ну, мы здесь, в Южном Туркестане, даже спросонья босой ногой куда попало не вступим, иначе можно, например, на «тальянку» наступить... Мина это, противупехотная, в Италии производится, так ея солдатушки и прозывают... Играет, мол, соответственно... шутники-с...
А потом, моя родная Маша вообще-то есть существо мирное и очень даже кроткое.
А что сегодня буянит, так это неспроста. Я ноныче утром вышел во двор, гляжу- лежит выползок, то исть шкуру свою старую она сбросила, вылиняла... А новая шкурка у ней вся как есть чешется, зудит, вот и мучается она, бедная, как барышня в известные дни... И еще обратите внимание, что эти дни у барышень ежемесячно, а у Маши- всего раз в год! Ну да через пару дней опять станет как шёлковая...
Да, вот Вы, сударь мой, говорите, мол, жена...жена... Ну, не говорите, а уж наверное думаете.
А я вам, господин поручик, вот чего скажу: жена для военного человека- это как чемодан без ручки!
Тащить его тяжело, а бросить- жалко... Жена-это верный путь к нарушению воинской дисциплины и верный повод к совершению воинского преступления... Ну, к промоту казённого имущества, к примеру...
Них...гм-гм,-  чего хорошего из этого бабского дела быть не может...
Вот я вам сейчас бывальщинку расскажу...
Было это в самом конце века минувшего... Я уж тогда в унтер-церы штрафные вышел... Ну, разжаловали меня... по Высочайшему соизволению... было такое дело...я уж вам об сём докладывал.
Да. И приехал к нам в роту конной разведки (sic!-входили в штат отдельного туркестанского стрелкового батальона, комплектовались терцами и семиреченцами) подхорунжий ...ну, назовём его Расулом...
Сам он был из князей чеченских, мальчонкой от них  аманатом в заложники был взят.
А как его тейп в очередной раз против России восстал, конечно, по-хорошему, резать бы его надо было... да ведь сердце не камень!
Отослали из крепости Грозной в Новочеркасск, окрестили, отдали в кадетский атаманский Платовский корпус... Для своих он всё равно что помер- потому как аллаха позабыл, язык позабыл, Белому Царю верно служит... А всё служить после производства послали его подальше от Кавказа!
Потому что такая у нас национальная  политика...ага.
Расул, хоть ростом был и не велик, а парнишка был хваткий, самый жох! На коне сидел как влитой, а джигитовал как, а лозу как рубил!
Вышел бы из него к тридцати годам ротный- лучше не надо! Да случился с ним прежестокий казус... вот всё из-за них, мерзавок мокрохвостых.
Приехала из Термеза к нашему батальонному супруга-с... бабёшка была хоть куда.
И тут полненько, и тут... всё при ней. Идёт, бывало - смотришь на неё с заднего фасада- а там  будто поросёночек в мешке ворохается... Ну, слюни личный состав на нея и пораспустил...
А уж Расул...Сам не свой, бывало, становится, как ея жо...гм, гм, оборотный фасад увидит ... они, чечены, маленьких, толстеньких да белобрысеньких — просто спокойно видеть не могут... Как бывало, засопит, бедный, аж страшно за него ...вот-вот кинется!
А ей, дурище блондинистой, сие было и лестно!
Ну, слово за слово- стал Расул ея обихаживать...на пикничок вместе, она его шашлычком угощает, в ротик кусочек кладет...а супруг, говорите, что?
Ничего-с! Ему и с батальоном  хватает поеб... гм,гм...заботы...на молодую супругу сил и времени не остаётся практически...
Так что Расулу- была полная свобода...Однако, смотрим- не выплясывается у него чего-то...
Она ведь, командирская жена-то, из епархиалок была, то исть как есть пошлая поповна...А им, понимаете, надо не просто поеб...гм, гм, восхищение мужское принять, а чтобы покрасивее, поизящней было...И чему их святые отцы в Епархиальном училище только учат? Не знаете?
Да. И я вот тоже не знаю...
Так вот, однажды играем мы как-то в «тигр идёт» — меня, как разжалованного, из офицерской семьи не выгоняли... Не изволите знать такую игру? да это наш эндемик, закаспийский...
Это когда игроки накрывают стол, наливают у каждого прибора водки, и крутят бутылку- на кого та укажет горлышком. Тот и будет водить, быть ему «тигром»!
Выходит из комнаты «тигр»- а все со словами «Тигр идёт!» прячутся под стол. «Тигр» заходит, обходит весь стол и всю водку выпивает- и под конец убирает один стул.
Все вылезают-  и кому не хватило стула - тот будет новый «тигр»! и так раз за разом, пока сил вылезать из-под стола  хватает.... Кто, ослабев, уже не вылезает, тот, значит и проиграл!
Нет, все играют, и офицеры, и полковые дамы-с...развлечений у нас мало...
А на стене у нас в Собрании висела репродукция Карла Брюллова «Всадница». Там где дама на красавице-лошадке и рядом собачка ушастая...
Да. Так вот наша гарнизонная Цирцея (Дунькой её вообще-то в детстве звали) , после третьего своего «тигра» и говорит, еле языком владея- что, мол, кто мне такую лошадку и собачку предоставит, так я того отблагодарю, как водится...Ну, известно,  что пьяная бабёшка только по дури своей не пообещает! И сама потом уж не помнит. Но ведь верим же мы им, шлендрам ...
Я сам, помню, однажды в Самаркандыке...Ну, ладно...не обо мне речь!
И никто её не услышал тогда , кроме...Расула, конечно...
Выскользнул он из собрания тишком... Наутро на поверке нет его, и урядника Сухова тоже нет... Про Сухова я не рассказывал? Расскажу обязательно, примечательный он человек... исторический! Вечно то есть в истории всякие влипает, от того седьмой уж год, отставку полную получив, всё домой в Россию к жене Катерине Матвеевне никак уехать не может...
Три дня прошло...И вот оне  возвращаются, голубчики...
Расул в драном бешмете, в тельпеке, диким чёрным волосом зарос- просто вылитый абрек, а Сухов даже и не утомился вроде... И пригоняют они чудесную чистокровную арабскую кобылку, а из сумки переметной собачку вытряхивают, с ушками... Как я собачку увидал, так сразу понял- дело швах! Быть болшой беде.
Положим, лошадку такую и у ахальских текинцев угнать можно ...а спаниеля... Это, брат, Британией пахнет... и международными неприятностями.
И угадал я. Потому как  не прошло часа- подъезжает к пикету английский гусар, молоденький, с тонкими усишками, на пустой голове шляпа с заломленной тульей...
Это у него, бедолаги, животные пропали... Ну, мы ему свое обычное, мол, с Дону выдачи нет, возьми деньгами- а он уперся: лошадь не жаль, верните мне мою собаку!
Странный народ эти англичане, одно слово: «Запад есть запад, Восток есть восток, и вместе им не сойтись...»
Слово за слово, англичанин за саблю, Расул за кинджал... куда там англичанину! Зарезал его наш абрек, яко Мстислав Удалой Редедю перед полками косожскимя...
И все бы ничего. Дунька-то? Не знаю, свечки не держал. Да только Расул ходил потом гордый, как петух, а у ней, мерзавки, глазенки сыто светились...
Да вот, к сожалению, оказался сей усопший англичанин, как на грех, из герцогов Мальборо...Чечил, вроде? Нет, чечил- это такой сыр...
Черчилль, вот! Уинстон Черчилль... Простой субалтернишка гусарского полка Северо-Западной провинции Британской Индии...
Но в метрополии, видно, у него лапа была не малая.
И ведь дело бы сошло нам с рук- потому что наши казаки, это ведь такой народ! Курицу бродячую прихватят- и молчат, как воды в рот набрали. А тут вообще- стакнулись, мол, никто ничего не видел, никто ничего не знает... А меня там вообще не было, а ежели я там и был, так в сей момент я спал.
Да Расул сам всё дознавателю спроста и рассказал, потому что ничего дурного в своём поступке не видал!
Я и сейчас — ничего дурного не вижу. Подумаешь, офицеришка британский, Черчилль какой-то, мало ли таких? ... не премьер -министр, чай!
Но - Расула нашего откровенного - за воротник взяли и на кичу... в гауптическую вахту, то есть, до трибунала.
Тут и Цирцея наша на шею ему, как пошлая дура, кинулась- люблю мол, не могу без тебя... Блудить она могла, а об мерзостях своих перед мужем и всем офицерским собранием помолчать- нет... Почернел подполковник, отправил её в Термез назад... И в первом же поиске — пуля ему в лоб.
Не уберегли командира ...а Расула трибунал разжаловал... Он горячий, не стерпел, когда пехотный прапорщик ему кулак к носу поднял... Пошёл под расстреляние... Куда собачка делась? Право, не знаю...
Вот что женский род с нашим братом творит...
Ой, ой, ну-ка подале от забора... Видите, сударь, моя Маша капюшон над штакетником подняла- это она ревнует...
Вы, сударь мой, лучше идите, а то она ядом ещё возьмет, и плюнет- у неё ума на это хватит...
Ну иду, иду уже, голубушка милая, не шипи...

+2

6

Многоуважаемый Холера-Хам не в укор вам, а в ...
В русском языке, всё-таки, тире и дефис - это разные вещи.

0

7

Холера-Хам написал(а):

Конечно, оружие у меня было так себе, да и то- верно, явно краденное,

верно и явно здесь плохо сочетаются, одно из них стоило бы убрать.
Невероятно вкусный, сочный красивый текст!! Но знаки препинания гуляющие сами по себе... Нельзя ли отдать текст одному из наших грамотеев на нормализацию положения пробелов?

Холера-Хам написал(а):

Сам он был из князей чеченских,

Уж кто, а Вы наверняка знаете, что у чеченов никогда князей не было. Может заменить на кабардинских или чекесских?

Отредактировано Анатолий Спесивцев (13-11-2010 21:30:05)

0

8

3. Битва железных титанов, или броня крепка....
Николаевск-Восточный, Дальний хауз.14 апреля 1923 года.

Это в России месяц апрель - самое начало весны. Когда весело журчащие ручейки несут по ручейкам кораблики из газетной бумаги, когда прилетают белы гуси-лебеди...
А в этих благословенных краях, это уж как бы и не самое лето! Во всяком случае, солнышко, играющее на зеленоватых, мутных водах пруда, печет совсем по-летнему...
... И Вам не хворать, сударь мой! Превозмогли послеобеденную лень? И правильно, и хорошо... Ведь у нас что ужасно?  Привыкнешь спать после обеда- казалось бы, милое дело!
А жирок на талии — ан, вот и завязался... Положим, оно и в рассуждении местных реалий не так уж и не вредно... Вот меня туземцы всерьёз по началу и не воспринимают- какой, рассуждают, ты раис, коли ты худой?
По - ихнему, по-туземному, начальник должен быть обязательно толстым и белым (в смысле, не загорелым)... А если ты худ да чёрен- значит, не в сарае (это не в нашем смысле сарае, а по-ихнему во дворце) в тенёчке у фонтана полёживаешь, а в песках бродишь и уважать тебя поэтому вроде не за что... Ну это как везде, встречают по одёжке...
Хотя бывали мы и в ихних дворцах. Иной ихний дворец - сарай сараем.
Да, ещё вам отмечу, покорнейше прошу меня извинить- правильно, что вы на Дальний хауз купаться пришли.
Конечно, Городской хауз- цивилизованнее, там буфет, музЫка пожарная играет, беседки всякие, киоски... Барышни в таких коротких купальных юбочках, что аж коленки из-под панталон, прости их Господи, сверкают...
Паранджа? Ну а чем вам паранджа плоха?!
Э-э-э, сударь мой, плохо вы этих мадьяр знаете, как любил говаривать мой старинный приятель саперный поручик Водичка.
Коли барышня чего захочет, она и в парандже... Ну там, пальчик преизящный, с окрашенным кармином ноготком, вам ненароком покажет или пройдётся...этак вот, знаете, ших-ших ... пла-а-авно колыхаясь!
Помню, сопровождали мы как-то с урядником Суховым в Педжент ханский харам... Ну ладно, про это вам ещё рановато слушать...
Да. А вот ещё чем Дальний хауз хорош- тем, что питается из подземных кирязов.
Вы не смотрите, что тут водичка зелёная да мутная. Зато она прямо с гор течёт, и рыба тут есть... Вот, вот гляньте, вроде плывёт... Нет, это не рыба ... вроде головка треугольная... Наверное, это просто черепашка зелёная... будем надеяться...ага.
А Городской хауз — он наливается из местного арыка, куда каждый халатник и наплюёт, и насс..гм, гм, нагадит...
И ничего я не преувеличиваю! Не имею такой привычки-с.
Да вот, сами судите, третьего дни, иду я по нашей Офицерской- и от самого угла на Пушкинскую вижу: прямо у моей калиточки какой-то бабай задирает полу халата, спускает свои шальвары и присаживается... Наглость какая!
Ко мне ведь и приличные люди заходят! Ну вот, например, вы... и что они увидят у меня при входе? Кучу от бабайкиной жо... гм,гм щедрости?
Схватил я палочку (как раз от карагача под руку попалась, с шипами) и уж хотел старичка взбодрить... да меня опередили.
Машка моя — вы её видели, как она это может- из-под калиточки на дедушку как ШШШШИКНЕТ!!
Как он с низкого старта рванул- куда там конгревовой ракете!... прямо как молодой... Денщик мой, Хоменко, после говорил, что горячий дедушкин помёт аж до конца квартала на дороге его траекторию движения пометил... и поделом!
Не гадь, где я живу!
Хе-хе... Так Вы устраивайтесь поудобнее, сейчас я корзиночку распакую, что там мне мой «лепорелло» собрал...ага.
Ну, живём- здесь есть и кызы, и суджук, и балычок, и зелень... а вот и бутылочка!
Рекомендую, тутовая.
Очень способствует в качестве профилактики от желудочных инфекций- она и крепит, и дезинфицирует... Нет, я в «монопольку» не хожу- денщик мой заготовляет!
Вот, скажите на милость, отчего так? наш брат великоросс давно бы спился, как рассукин сын... А мой Хоменко- он и домовит, и хозяйственен, и заботлив... нет, что не говори, а лучшие денщики только из малороссов выходят.
Единственно что наедине с куском сала их оставлять не рекомендуется....Что изволили заметить? А, вы про Швейха... Ну, Ося Швейх — это вообще ...уникум! Ну , на мой взгляд, штабс-капитану  его сам аллах послал... Людмила, супруга капитанова, на него не нахвалится, а детишки -  Осю прямо тятей зовут...может, и не зря...
Ну, ладно, выпили-закусили, пора нам и освежиться...
Эх! Хорошо всё-таки после ледяной водички да на раскалённый песочек....
Это Вы про что?
Да что Вы, сударь, никогда в жизни!
Чтобы я кому-то позволил себя ножом тыкать?
Как сказали- рукопашная? А зачем?
Вот раньше был Бердан, потом Мосин, сейчас изделия господ Фёдорова да Токарева...Дегтярёв тоже... Это вот - оружие. Оно убивает.
А шашка, да нож- это когда патронов нет, а жить всё одно хочется... Крайность, эксцесс исполнителя ...нет, я лично никогда...
А, картинка в краеведческом музее?
Это где цветущий сад, опрокинутый дастархан, халатники с клычами лезут, а я от них шашкою отмахиваюсь? Да это большей частью фантазия господина Фролова...Он у нас Академию художеств в Питере заканчивать изволил, приехал в Николаевск на этюды...десять лет назад...задержался на немного...
А тогда я, у Достум-шаха в гостях, под столом наган левой рукой держал, и как только застолье явно стало поворачивать не туда- прямо под столом ему в яй..гм, гм..низ живота и всадил пулю... А остальные шесть пуль - в его нукеров...пока барабан не опустел...Кто уцелел, тут на меня и бросились...что-что? Зарубили они меня там нахрен... Шутка.
Нет, тот шрам, что у меня на лбу - это не тогда ... Это меня гинекологическим зеркалом зацепило...и вовсе не там!
Я же вам не вахмистр Буденный Семён Михайлович, который в Ташкенте на жеребце в женскую баню въехал, как какой - нибудь Калигула в римский Сенат...Бедняга...Да поймали его там голые бабочки, навалились гурьбой, разложили на полу, содрали с него чекчиры  да и надругались зверски над мужиком...Теперь он их боится как огня... А ведь так - храбрейший человек!
Всё капитанова супруга Людмила виновата ...давай познакомлю да давай познакомлю...познакомила на мою голову!
С фельдшером здешним, Ириной Купидоновой (сейчас уж она в Красноводск переведена, так что ея скромность не пострадает от моей печальной повести). Милая барышня, аж двух мужей пережила...
Ну, посидели в чайхане с ней, она меня за ручку цоп- и домой ко мне  меня же и поволокла...Не успел я и рта раскрыть- чувствую, меня уж явно любят... Я-то по этой части не очень-то мастак, так как-то всё... Недосуг мне было...
Ну, отчелюпкала меня Ирина, да и на боковую- спи, мол, милый, мне завтра рано выезжать на осмотр роженицы в Акчу — за сорок вёрст... Так я ей про свои семейные обстоятельства и пояснить не успел, как она уж захрапела... Притулился я с теплого бочку...
А к утру ближе моя Машка с охоты вернулась...и юрк по привычке ко мне под одеяло...она у меня ведь страшная мерзлячка!
И ничего она не склизкая- сухая да шершавенькая-с... Обернется вокруг ноги- а мордочку к моей голове на подушку уложит, как путёвая...Утром раздвоенным язычком в ухо щекочет, шалит так-с...
Да. Утром будит меня ...крик? Хуже.
Никогда я не слышал, как страшно вопит раненый в филейную часть бизон...Наверное, так же...
Вскакиваю- о, ужас!
Маша моя, бедная, в угол зажалась, а Ирина, в одной ночнушке, над ней зависла, в руке какая-то блестящая ху ... гм,гм вещь...Это она рядом с собой свой саквояж докторский поставила, чтобы не забыть — и еле я Машу собой прикрыть от удара успел...
Маша со всех- чуть было не сказал ног (какие у кобры ноги?!)- во все лопатки скорей бежать, а у меня искры из глаз посыпались...
Ну, бинтует меня Ирина и говорит- выбирай, Семёнов, или я, или эта гадина... гадина, а? это Маша-то моя - гадина?
Ну, я Ирине и рассказал, что мою милую Машу я самолично с детства вырастил, а её, шлендру,  в первый раз вижу... и расстались мы навеки...Может, оно и к лучшему.
Нет, что у меня под левой лопаткой- это тоже не нож.
Это меня лев подрал... Кто-кто... конь в пальто... В Нижнем Новгороде, на ярмарке, в зверинце тамошнем...Ну, не в Африке же! Ну, извольте... Расскажу.
Дело было в 99-том году...сразу после того, как Петра...то есть Расула (я о нём Вам уже имел честь докладывать) осудили... да и ведь осудили-то по глупому... ведь наша казара-они такие-с, курицу сопрут-молчать будут , как рыба об лёд...
А уж тут- не могу знать, ничего не видели, ничего не слышали...да сам подхорунжий всё и испортил...рассказал как дело было.
А потому что не видел за собой никакого греха- ну зарезал и зарезал бусурмана, дело-то житейское...честно говоря, я тоже так думаю — и тогда так думал.... Подумаешь, англичанин... да какая-то фитюлька к тому же- ведь не премьер же министр! Чечил какой -то ...или Черчилль...тьфу. Впрочем, я ведь уже об этом докладывал? Вы меня останавливайте, ежели повторяюсь...
И я Вам точно говорю- ежели бы Николай Вторый подо...гм, гм...усоп бы поранее, был бы Расул и по сей день с нами...Да.
А как царь-батюшка Михаил на трон взойти соизволил- тут пошли дела повеселее. Меня, многогрешного, вторично произвели — и аж за три года отпуск предоставили...
Доехал я на баркасе из Кисловодска до Астрахани, и там на самолётовской пристани повстречал таможенника Верещагина, с которым мы Итум-кале обороняли и хазарейцев в российское подданство приводили...
Его, небогу, тогда как раз со службы в очередной раз попёрли.
За что могут у нас попереть честного таможенника? За честность...
Служил это, значит, Верещагин в Педженте — на повышение пошёл, себе на горе... И пришёл это из персидского Энзели баркас под аглицим флагом с помощью хуманитарной для наших текинцев.
А на баркасе том- была представительница Международной комиссии по правам страдающих в русской тюрьме народов Анна Мазепа.
Окормлять, значит, приехала она страдающих в неволе теке... И заодно собирать факты по зверствам русских для опубликования в «Новой еврейской газете».
Читывали такое издание? И даже редакцию видели? В Первопрестольной, на Чистых прудах? А правда, что эти Чистые пруды во времена оны Поганой лужей назывались? Ну надо же... Какое точное название!
Да. Так сия госпожа Мазепа прямо к Верещагину домой и вломилась- и пачку аглицких фунтов ему на стол шмяк! - мол, в ЭТОЙ стране все берут...
Да только Верещагин со словами: «А я мзды не беру- мне за державу обидно!»- взял да и запихал эти деньги госпоже Мазепе прямо в пиз ...гм, гм то есть нашёл, короче, куда запихать... Потом взял ея одной рукой за шиворот, другой за жо...гм,гм ...талию...и выкинул...сквозь раму, со второго этажа... Нет, там песок был...не разбилась, каналья...К сожалению.
А потом хорошенько, со всем старанием, пошерстил Верещагин аглицкий баркас, как по закону оно и следует.
Ой, какой вой подняли господа англичане, а затем и наши муда...гм,гм... господа московские либералы!
Верещагина со службы конечно, тут же долой....
Что, говорите, в том баркасе было?
Да обыкновенный хуманитарный груз, каковой страдающим под русской тиранией народам английские доброхоты обычно безвозмездно поставляют: одеяла, палатки, говядина в пресервах, мука, сахар, карамультуки одиннадцатизарядные системы Ли-Энфильд, револьверы Воблей-Скотт, динамит, яд для колодцев, огнеприпасы в ассортименте... Обычный малый  джентльменский набор...
И вот по этому поводу пробирался Верещагин в столицы, правды искать, наивный ... Ну, выпили мы с ним только ведь по единой по калишке... Но очнулся я только  в Нижнем, в Канавино.
Пойдем, брат, говорит мне Верещагин, в зоосад- очень я павлинов хочу поглядеть!
Да ведь ночь, говорю ?-Тем лучше, он мне  отвечает, никто нам не помешает...
И как мы вместо павлинов в клетку со львом попали- сам не ведаю! и заел бы меня этот подлый зверюга, ежели бы Верещагин ему пасть  не порвал!...как-как, вот так буквально и порвал!
Как Самсон на Большом Каскаде в Петергофе... голыми руками.
Да. Погорели бы мы из-за этого льва... Да попались мы на счастье  квартальному надзирателю Иосифу Виссарионовичу Джугашвили... Ничего не скажу, приличный человек, хоть бы и из полиции.
Очень Джугашвили смеялся, про Мазепу слушая, однако обращения такового с дамою никак не одобрил.
Говорит — и что бы нам стоило тихо, культурно отвести её в подвал и там интеллигентно, без пошлых грубостей — её придушить? Есть человек- есть проблема, нет человека- нет и проблемы.
А купчишке, владельцу зоосада- квартальный так и сказал: не обеспечил ты безопасности государевых подданных — это что такое, любой пьяница в клетку со львом у тебя свободно лазает?
Сразу видно, что культурный человек. Говорят, он сам из послушников Макарьевского монастыря  - кавказские абреки у него названого  брата, Камо,  убили,  вот он в полицию и пошёл. Говорят тоже, хорошо он за брата разбойникам отомстил...
Да. Вот так меня лев и драл, и не в Африке, а в самой что ни на есть России...
А в Африке меня крокодил за ногу кусал... Где-где..в Караганде...на реке Оранжевой!
Ну, давайте ещё по рюмочке...хорошо пошла!
Да.
Расстались мы с Верещагиным в Москве-матушке. Он на Николаевский вокзал побрел, а мне надо было на Савёловский... Да, видно, не судьба мне была дома побывать! Зашёл это я по дороге с Каланчевской площади на Бутырский вал , на Тверской в булошную к Филиппову, крендель с кофейком потребить, да разговорился на беду с неким господином, вот как с Вами... Оказался это Влас Дорошевич.
И задал он, король российского репортажа, мне такой вопрос- отпуск мол, у меня длинный, так не хотел бы я за счёт редакции «Нивы» мир посмотреть? Ага, говорю... И не успел я оглянуться, как оказался в Виндаве, а потом в Ист-Лондоне, а потом и на маленьком железнодорожном разъезде под Кимберли...
Шёл первый месяц нового века.
Наши (буры то есть) осадили этот самый Кимберли, а англичане засели в нём и с чисто бульдожьим упорством оборонялись.
И достигли бы своего, наверное, потому что в тот день, когда я приехал на позиции, применили они, красномундирники (тогда еще красномундирники, хаки они уж под самый конец одели), новое, секретное оружие...
Дело было так.
Сидим мы с нашим коммандо в окопчике...
Народ рядом - всё сплошь чистокровные буры: Вася Крекшин из Архангельска, Федя Баландин из Рыбинска, Филькинштейн Додик из Кишинёва... Всё чистокровные немцы, короче.
Вообще, я против немцев ничего не имею.
Например, лучшего в нашей армии интенданта, которого я знавал, именовали фон Шельма...и ничего смешного! Честный был до идиотизма. Например, положено тебе на день два грамма чая- он тебе на месяц 62 грамма и отвесит, ага. На аптекарских весах. Когда наших в Джелалабаде Насралла-хан осадил, фон Шельма, всеми припасами ведая, от голода в обморок на военном совете упал...а Вы говорите...
Но. Уж больно немец по натуре своей нудный и медлительный! И всё из-за своего народного обычая- на всё у него орднунг да бефель. Таким макаром чуть Кимберли и не уступили...
Значит, сидим мы в окопчике... Вдруг видим - дым! Наверное, думаем, англичанка пополнение подвозит...оказалось, куда хуже!
Показался со стороны Мафекинга — поезд- не поезд... А стальная коробка на рельсах... Паровоз в середине- только труба торчит, а на вагонах- пушки-скорострелки, пулемёты Максима.... Как начали садить!...мы в ответ стрелять- да куда!- этому монстру наши пули как горох об стену...Бесполезно.
Я мигом на конь да на разъезд- там артиллерия должна была разгружаться... Прискакал и вижу - идиллическая картина!
На открытой платформе стоит наша полевая шестидюймовка в 190 пудов (то есть, конечно, не наша русская, а крупповская- так ведь наши пушечки, как великого князя Сергея согнали по пизд...гм, гм, мешалкой- с тех пор все родом из Рура будут!) и рядом с пушкой нет ни одного человека!
Потому — война-войной, а обед — строго по расписанию.
Я давай орать... А мне так неторопливо, с расстановкой отвечают ...мол, мин херрр, фи не есть вольнофаться, сейчас у англишан бутет  тоже опетт, потом путетт тихий шасс, потом файф о клок, а как они сфой тчай попить, снофа фоефатть путем...Да.
И вообще на пушку надо шесть пар волов, а их пока нет.... И снарядов только два. Не завезли-с!
Потому как обстрел Кимберли планируется только завтра. Тогда и снаряды будут, завтра непременно к 14-00... Короче, фюнф колонне марширет..
Ну что же делать?...пока обед- ладно, да только англичане, отобедав, на нас опять наедут (в буквальном смысле слова)....что, если в ручную пушку выкатить?
Так они из своих двухфунтовок весь расчёт выкосят за четверть минуты...а нам-то ведь и надо сделать хоть один прицельный выстрел!
Эх, если бы паровоз у нас был, я пустил бы его брандером... Или бы пушку бы нашу забронировать...Но только вот чем?
Разве что...
Подкатился я к местному командиру, нарисовал эпюр прутиком на песке...
У них поезд бронированный, а у нас будет вагон- блиндированный!
Кликнул тот командир черножопых кафров, поставил им боевую задачу...
Притащили негры шпалы да рельсы запасные, костылями железнодорожными сбили клетку- со всех сторон орудие ими закрыли. Получилось вроде деревянного ящика на колёсах...
Как раз к файф о клоку и управились...А потом впряглись негры в постромки, как бурлаки на нашей матушке Волге- и «Вывел нас Моисей из Египта! Летс май пипл ГОУ!!» Там-пам -пам, парабра-пам...
Англичане, как мы за выходные  стрелки выкатились- от смеха прямо попадали, свистят, пальцами тычут- и так оне смеялись, пока передняя стенка ящика не опустилась...
Никогда не думал, что шестидюймовый снаряд с четырёхсот саженей может сделать такое.
Вошел это наш двухсполовинойпудовый гостинчик в переднюю стенку броневагона английского, прошёл вагон насквозь, влепил в паровоз и в котле паровоза ахнул....
Как англичане ломанулись... во все стороны...особенно когда в первом вагоне патроны для пушки двухфунтовой рванули... никогда я не видел сваренного живьем человека... довелось вот тогда впервые ...
Спустился я к реке, сел, потрясенный,  на песчаный берег...
Вот тут меня крокодайл за ботфорт и цапнул- чуть последнюю левую ногу не отхватил!
Хватило мне потрясений для одного дня- первого моего дня на фронте...
А англичане больше бронепоездов не пускали- боялись шибко рашен биг хаммер... Русской Кувалды, то есть... Конечно, скорострелки, пулемёты- это хорошо... Но когда выезжает тебе на встречу вот такой Илюша Муромский на битюге с оглоблей в руках...
Короче, взяли мы Кимберли.
И началась великая железнодорожная война, которая закончилась- известно где, в Капштадте, который тогда еще Кейптауном обзывался...
Да. Так вы, голубчик, наливайте, наливайте смелее... И давайте выпьем за нас, за Россию-матушку, за непобедимую русскую армию! А крокодил...Что такое крокодил...да еба...гм,гм..едали мы этих крокодилов... Ничего особенного-с.

(Пы-Сы от автора. Бронепоезда впервые в мире были применены англичанами при прорыве у Мафекинга в феврале 1900 года. Противопоставить этому чуду враждебной техники бурам было нечего...См. Артур Конан-Дойль, Англо-Бурская война., а также Дороговоз. Крепости на колёсах.
В действительности лев в Нижегородском зоосаду не пострадал. Верещагин порвал пасть частному приставу  Абашидзеву, взяточнику и негодяю...
Убить гинекологическим зеркалом никого не возможно- это чистая фэнтези...
А у крокодилов вообще едят только хвост...так что Семёнов несколько преувеличивает...)

+3

9

4.Из жизни насекомых....
Станция Николаевск Ю.-Турк. ЖД, 15 мая 1923 года.

Что может быть приятнее — выйти поздним вечером, когда в зелёном азиатском небе повисает острыми рогами вверх белый серпик месяца, а вдали розово светятся снегами вершины гор  из душного, пыльного вагона...
Ощутить вмиг тот особый запах дальних дорог- смолы, мазута, креозота  от остывающих от дневного зноя шпал...
Пройти под шелест серебристых чинар, мимо отдувающегося городового в с трудом застёгнутом на солидном пузе потном мундире, мимо красно-кирпичного приземистого вокзальчика на маленькую площадь, окружённую желтыми двухэтажными домиками русского пристанционного посёлка — а потом выйти  на прямое, как стрела, обсаженное пирамидальными тополями шоссе, ведущее в город ...и прислушаться... вы слышите?
- И-ии- РАСС! РАСС! РАС, ДА, ТРИ! ЛЕУ!ЛЕУ! РАСС, РАСС, РАСС, ДА, ТРИИ!!
Честь имею, милостивый государь!
ПРРРАПОРЩИК РОМАШОВВ!!
Что вы орёте, сударь, как во степу,  от вашего «ИЙЙЯЯЯ!!» все ишаки в округе заревели-  я же вас прекрасно слышу.
Я Не глухой. Во всяком случае был таковым  до вашего громкого рапОрта.
Ну мало ли что я вам говорил про командный голос... Причём я вам не говорил, а токмо Александра Васильевича Суворова цитировал из «Науки побеждать», мол, как команду подашь, так её и исполнят... А здесь всё-таки город... Надо же и меру знать.
Ведите роту в казарму!
Да браво-весело-хорошо! С песней!
ФЕЛЬДФЕБЕЛЬ ТИМОШЕНКО!  Вольно!
Присмотри-ка мне, братец, за прапором- чтобы всё штатно было... Ноги у солдат проверь на предмет мозолей... Ну да не тебя мне учить... Выполняй!
Эх! Золото, а не унтер!
И почему именно из малороссов лучшие унтера выходят? И ведь лизнёт, и гавкнет где надо...
Наш же брат, великоросс, напротив! как лычки оденет- так либо с личным составом запанибрата, что ведёт к упадку в дисциплине, либо лупит без спросу правого и виноватого по сусалам, как в бубен... Был у меня в роте такой герой, унтер-цер Жуков - Георгий Бедоносец... Любитель рукосуить... Дня не было, чтобы скулу кому не свернул- прямо дантист какой-то...
Насилу сплавил его в Туркестанскую пехотную школу, на прапорщика учиться... Теперь с ужасом жду его возвращения взводным.
И - йехх! «Взвейтесь, соколы орлами, полно горе горевать...»
Хорошо-с!
Так и надо в города входить на страх неприятелю.
И ведь не скажешь, что с утречка ребятки отмахали двадцать вёрст до Сухого колодца и обратно столько же, причём туда- они выдвигались бегом-с...
А мы, с Вашего позволения, сейчас свернём в скверик посидеть...Боюсь, до дому мне не дойти, сердчишко прихватывает... Эх. Укатали Сивку крутые горки... Ведь полтинник уже на носу... Причём нос у меня тверской, курносый...
Как вы сказали?  На покой?
Мда-с... Это на 350 годовых рубликов пенсии?
Ну, скажем, столоваться в офицерском собрании я ещё смогу- там взнос всего 25 рублей в месяц... А жить на что?
Положим, за квартиру отдай двенадцать рублей и отдай ежемесячно, сапоги надо? - на год кладём червонец, шинель на тот же срок уже будет сорок рубликов ...а дрова?
Зря Вы сударь, иронизируете- зимы здесь вовсе не теплы, а из дров- есть один саксаул, на базаре стоит три рубля воз...
Вот и служишь из последних сил.
Верно, жалование моё капитанское и вправду- невелико... Да ведь ещё 150 рублей в год туркестанской надбавки, да бесплатная казённая квартира, да денщик, да дрова опять же казённые... сырые, черт бы их побрал.
Из солдатского котла кашицу в походе похлебаешь, вот тебе и экономия на обеде...
Конечно, в офицерском собрании пищу принимать куда приятнее- особенно если содержатель пристойный!...вот, давеча, согрешил- надоели мне, честно говоря, щи да каша, которыми меня Хоменко ежедён питает, я и оскоромился...
Меню было- я Вас умоляю!
Три салата- дунганский из моркови, Оливье с соусом Майонез и Вине - Грет с винным уксусом, на первое суп-пюре из артишоков, на второе - седло дикой козы под соусом Бешамель, картофель по- министерски с белыми грибами, закуски миноги ревельские, анчоусы португальские (похоже, однако, что всё же это была  каспийская килька, зверски умершвленная путём натыкания всякой всячины в ея распоротое пузо где-нибудь в селе Караванное Лиманского уезда Астраханской губернии), масло коровье вологодское, сыр со слезой костромской, ветчина остзейская, колбаса егорьевская по - докторски, икра белужья, икра осетровая продельная, икра осетровая паюсная- всё в этаких баклагах, просто черпай ложкою! Волжский залом с дунганским луком, молоки с хреном, на десерт трубочки вафельные с крем-брюле, марципаны латгальские, морс клюквенный со льда... Так ведь и стоило это великолепие аж два рубля сорок три копеечки! Как я счёт увидел, трубочка с кремом у меня поперёк горла встала...
Нет, конечно, если взнос платишь ежемесячно, то выходит гораздо, гораздо  дешевле- да только, к примеру, заплатил я вперёд за прошлый месяц- ан, меня в пески и услали!
Три недели я казенными пресервами питался, «Корнет-биф» прозываемыми,  ну, Corn-beaf которые...Что на самом деле не из юного корнета сделаны, а являются заслуженными мощами почтенного бригадира, павшего на девяностом году жизни от почечуйной болезни... Почечуй - это геморрой по латынски...
Да. А деньги -то за обеды уж были плочены- да вот так и пропали!
Абыдно, да?
В собрании столоваться- это только штабным хорошо... А у нас, в линейном батальоне, даже и в обычный день- вот сегодня мы ушли в пески затемно, а возвращаемся только к ужину... Какой уж тут к шайтану  комплексный обед...
Нет, у Ахметки в духане тоже есть обед с харчо, лобио и шашлыком, который  больше полтины не стоит... Знать бы только, из чего сей шашлык делается... А лучше и не знать! Как-то спрашиваю: Ахметка, этот шашлык раньше мяукал или гавкал? Отвечает мне, гололобый: «Этот шашылык гилюпий вопрос задавало!!!» Одно хорошо, что шибко горячий...и перцу не пожалеют...пожар во рту вином приходиться заливать...а печень-то уж и не новенькая-с...
В чайхане? Ну, там, конечно, лагман, шурпа, пилав по бухарски, всякие восточные сладости от шербета до кайсы... Вот приятель мой, поручик Лебедев, как-то раз и отобедал со вкусом, и совсем не дорого...царствие ему небесное... На Востоке такие яды есть, что через неделю только и аукнется...понятно — Восток, дело тонкое..
В кухмистерскую к Карлу Иванычу? Это где в вассер-супе крупинка за крупинкой гоняется с дубинкой? Увольте, сие лакомство оставляю исключительно для господ коллежских регистраторов по ведомству народного просвещения...
ЖЕНИТЬСЯ???
Да Вы что?!! Ну Вы скажете, сударь.. Весь аппетит пропал...Лучше я сухую корку сырой водой запивать буду.
А потом — жениться надо было раньше... Правда, раньше, где реверсу было семь тысяч рублей взять армейскому прапорщику? То-то и оно... Ну и женившись... Песенку слыхали?
«Нет ни сахару, ни чаю,
Нет ни пива, ни вина!
Вот теперь я замечаю-
Что я прапора жена...»

Нет, все же в казённой кухне есть свои прелести, что не говорите...и главная её прелесть, именно в том. что она казённая...
«Наша Маша громко плачет- уронила в речку мячик! Тише, Машенька, не плачь- это был казённый мяч!»
Так что, чтобы довольствие казённое получить, иные-прочие на такие штуки идут... Да вот, Вы про «Чаккишляр» слыхали?
Нет, это не город, и даже не кишлак- а целый пароход нашей Аральской флотилии. Причём именно нашей, военведомской- так как если бы это был флотский пароход, про эту аферу мы бы по сей день так и не узнали... Одно слово-флотские. Они же простые, как лапти. Таких и обманывать грех...убогих...
Да. А пароход этот плавал по Аралу, по Аму-Дарье- да и встал как-то вечерком на якорь под берегом... А ночью река русло возьми да и смени! и остался он на сухом бреге- благо, днище плоское, не опрокинулся ...что делать? А ничего.
Продолжали речники нести положенную уставом службу. Воду для котлов и дрова — на верблюдах доставляли, ученья проводили — например, по спуску лодок- чуть было не сказал — на воду... Целых два года стояли на якоре!
А потому как находясь в компании, жалование повышенное идёт...И что? По суду командира оправдали- так как он доказал, что ежели бы река опять вернулась в прежнее русло, так и пароход к походу и бою был бы немедленно готов...
Ой, а нут-ка, сударь, чуть в сторону примите...
ШТАБС-КАПИТАН СЕМЁНОВ-ТРИНАДЦАТЫЙ!! ТРРРЕТЬЯ РОТА ЧЕТЫРНАДЦАТОГО ТУРЕКСТАНСКОГО ОТДЕЛЬНОГО СТРЕЛКОВОГО БАТАЛЬОНА!!!
ТА-А-АК ТОЧНА! 
ДЕЙСТВУЮ ПО РРРРАСПОРЯДКУ ДНЯ!
И-ЕСТЬ!!
И-ЕСТЬ!!
И-РРРАД СТАРАТЬСЯ!!! Чтоб ты сдох.
Это наш гарнизонный, отец-командир, генерал-лейтенант барон Карл Густавович фон Маннергейм....

«Пусть на плацу- снегов заносы,
Иль громоздят пески валы-
Красноречив он на разносы!
Косноязык- на похвалы...»

...И чёрт его из Привисленского края принёс... Да он в 18-том году, когда в Германии  смута только началась, в Новоминске — тогдашнем Царстве Польском, нынешнем генерал-губернаторстве, гусарским полком командовал. Ну, буйные паны — как всегда, как буча начинается, тоже понапрасну решили, что есчо полска не сгинэла, хоть душок уже дала... И собрались было русских по привычке резать. Натурально, барон этих шуток не понимал, да и выпустил по вверенному его надзору уезду манифест, мол, мёртвым свобода- живых под арест, хе-хе...Понятно, немец!
Швед он, говорите? А какая разница? Один хрен.  Орднунг да бефель.
Какая такая революция? Кто приказал? Где Высочайше утверждённая инструкция по проведению?
Паны в серьёзность бароновых намерений не поверили- привыкли, что суровость русских приказов смягчает их всеобщее не исполнение... И крупно на этот раз ошиблись.
При первых же попытках напасть на русские переселенческие деревни барон провёл показательную децимацию. То есть десятую часть панов по жребию перевешал, а остальных всех поголовно перепорол... Его гусары аж три раза устали.
Понятно, тут просвещенная Европа и взвыла... Но на бароново счастье, Государь на мнение европ плевал с Ивана Великого - однако от греха перевёл его в наши палестины.
Да в общем-то, барон и ничего... Глупостей только много творит — но это имманентное свойство любого начальства. Какие, говорите, глупости?
А вот, например, вдоль железной дороги, для сбережения от набегов ахальских текинцев, приказал он выстроить цепь блокгаузов — как во времена кавказских войн линии из пикетов и ведетов строили... Наши острословы эти сооружения так и прозвали: Линия Маннергейма.
Глупость, конечно... Мало того, что попробуй той же водой каждую точку снабди — так те же теке, ежели задумают чего, так подползут ночью да и гранатами английскими блокгауз и забросают... Спасибо, собачки, алабаи местные, выручают... Нет, они не гавкают...просто чужого молча рвут на части.
Или вот — перед Высочайшим приездом велел траву перед штабом в ярко изумрудный цвет красить... Для единообразия, ага.
А всё равно наш барон нагоняй получил — аглицкий военный атташе, Государя сопровождавший, замечание сделать изволил: мол, туркестанские войска не боеспособны совершенно, так как от Ташкента до Николаевска-Восточного ни в одном гарнизоне нет ни единого теннисного корта!
И что? Ну... да говно вопрос!
Построили мы этот корт для лаун-тенниса, хозспособом... и всей нам от него радости, что Машка Шарапова, капитанская дочка, каждый день на нём теперь упражняется... Только и слышишь: «А-ааххх, а-ааххх...» -  будто там она и рожает, прости её Господи...
Да я ничего...Устал я просто блажь чужую бегом исполнять.
Знаете, иной раз чувствуешь себя таким мелким муравьём...суетишься, бегаешь...таскаешь на горбу свои соломинки, а над тобой такая громадная пирамида...давит... И никому ты не нужен и не интересен.
Вам? Да что я вам, сударь, интересного могу рассказать... Книжки читайте, словарь Броггауза и Ефрона, там всё написано...
Не всё написано? А что, например, не написано ?
Хе-хе.
Да, про это вряд ли напишут... Отчего, спрашиваете, бурские бронепоезда «Хьюи» называли?... ну, ладно, просвещу.
Вот, как первый раз, площадку с пушкой мы заблиндировали, я и думаю себе- на смерть, может, идём? не должен боевой корабль без имени воевать.
И поручаю Додику Филькенштейну, как самому интеллигентному человеку, чего нибудь геройское на борту изобразить, несгибаемое, гордое, прямое, славное... Нашёл кому поручить! потому как представьте себе: по бескрайней саванне куча голых негров на пердячем пару катит блиндивагон, на борту которого огромными русскими буквами написано... Именно то слово, что Вы подумали!
Из трёх всем известных букв.
А после боя, на бурский вопрос: «Вас ис дас хьюи?» - пришлось на чистом англицком отвечать, что : «Хьюи ис э рашен греат инфлексибал штукас »...
Так и пошло...Только потом стыдно было, как бурские барышни, с букетами нас на перроне поджидающие, мило так щебечут- «хьюи, хьюи»...
Вообще, что за мода у господ интеллигентных людей?
Вот, прислали мне «двухгодичников», после университета воинскую повинность офицерами отбывать... Так они на дувале у общежития такое написали...Что? а именно:«Место для еб...» ...гм-гм... гляжу- идёт мимо забора честная купеческая вдова Семибрюхова.
Надпись на дувале увидала- сперва покраснела как рак ...потом, воровато оглянулась — да на цыпочках к забору! заглянула, плюнула и дальше себе пошла, так как вместо обещанного они там мне зачёт по строевой подготовке сдавали!
Да...а, про то рассказать, как Али Шаха завалили... Да вышло, в общем-то, случайно!
Он, Али Шах, повадился на железную дорогу промышлять ...То блокгауз на Линии Маннергейма вырежет, то пути завалит, то остановит поезд — и грабит себе помаленьку, каналья... От туннеля Саланга до самой Баграмской- Сортировочной орудовал...
Ну и поручили власти подержащие нашему батальонному командиру сформировать летучий отряд (а он, естественно, перепоручил это мне) - мол, как супостат налетит- так и прямо туда и приехать, да и с колёс — в бой... Всё хорошо!
Одно только плохо -  знать надо, куда ехать и когда.
Однако, сформировали в депо на базе пожарного поезда состав, дежурный тепловоз прикрепили...
Сидим, ждём-с... И вот приходит с разъезда Ак-чай срочная телеграмма: «Внимание! Немедленно прекратить движение на дистанции! Разъезд подвергся нападению...» и связь на этом прервалась... Видно, подпилил Али Шах телеграфные столбы...
Выехали срочно.
Версты три не доезжая- видим, семафор горит красный... И так мне стало в груди тесно... Вот, лежат на разъезде товарищи наши, азиятами замученные, а перед смертью долг свой выполнившие!
Послал урядника Сухова на разъезд в разведку, может, следы найдёт какие. Он, по своему обычаю, пешим ушёл. Сколько раз ему говорил: Сухов, ты же ведь астраханский казак- возьми коня! Ну его, говорит- коня кормить надо...пластун, одно слово...а сами тихо поехали на станцию.
Печальный долг исполнять, павших, изрубленных хоронить...Он ведь, Али Шах, сволочь, никого не жалел, ни женщин, ни детишек... К разъезду приближаемся- огонёчки горят... Точно все живые, чай пьют... В домик входим на цыпочках, заранее готовим себя к тому, что увидим... Оказались, к зрелищу не готовы.
Потому как начальник дистанции сидит у самовара, чай со своей  семьей мирно пьёт...
Ну тут уж я не сдержался....Осторожно, чтобы деток не напугать,  вывел железнодорожника за дверь, взял его за манишку... А он мне говорит: помилуйте, какой ещё Али Шах?
И к рельсам ... Берётся за шпалу — а она в ладони трухой рассыпается...
Разъезд действительно подвергся нападению, но только полчища термитов!
Тут у меня и камень с души свалился. Стою и хохочу как ненормальный...прямо чуть не описался....
Тут и Сухов подошёл, доложил как положено.
Мол, наш Али Шах тихо себе сидит в ближайшем сайке со всей своей шайкой. Термезского поезда ждет...
Тут стало нам не до смеха.
Положил я немедленно  роту в цепь, пулемёт поднял на водокачку... И как только тепловоз с севера гукнул- так супостат и завизжал, вылетел намётом... прямо под хороший залп в упор ... А Али Шаха лично урядник Сухов застрелил... И было за что.
Вот Вам и насекомые термиты...
А муравей... Ну да, не велик. Да зато  без муравья и муравейник не живет... А без нас — Великая Империя.
Так что пойдемте , поручик, я вас дунганской лапшой попотчую, «До Ши Рак» именуемой... В душу раком, по нашему, хе-хе...а что? есть можно! надо глаза только закрыть и не принюхиваться особо ... Да зато дёшево...

+1

10

5. Честь мундира и немного про любовь...
Старый город, крепость Мазари-Шериф. 18 мая 1923 года

Афганец- это такой сухой, секущий ветер, который дует ранней весной. Дует он от нескольких суток до многих недель... Когда он усиливается, то его называют просто- кара-буран!
Но и сейчас, еще только начавшись... Радости от него мало! По покрасневшему небу мчатся охристые тучи, по лицу больно сечет, выбивая слёзы, песчаная крупа...
И отчего-то так тревожно и муторно становиться на душе!
Я поднимался вверх, по серпантинной дороге, к старинной средневековой крепости, краснеющим четырёхугольником нависавшей над старым охряным городом. Было, знаете, у меня неотложное дело в канцелярии.
Отвернувшись от ветра, я остановился недалеко от маячившего часового в белой туркестанской гимнастёрке, как вдруг слышал откуда-то снизу знакомый голос:
...- И напрасно, вы, сударь, своими сапожками пренебрегаете- мало ли что у нас тротуаров нет?...а вот барышни, и начальство- они в первую очередь на сапожки смотрят- чищены ли?
Да здесь я, здесь... Вы головку-то свою наклоните, а лучше на корточки присядьте... Ой, какие вы слова говорите ужасные - ну какой же это зиндан?
Это вы, батенька, просто настоящих зинданов не видывали... а здесь — всего лишь Николаевская гарнизонная гаупвахта.
И ничего, что она в земле- зато прохладно.
Наш доктор Борменталь утверждал, что по всем нормам соответствует- и влажности, и инсоляции.
Вот зимой — да, тогда плохо, дождевая вода затекает... Ну, до зимы, думаю, не досижу- успеют уже меня расстрелять. Шутка.
Как, за что я тут сижу?
Вестимо,  за зверства.
Вот, сударь, как вы изволите обо мне думать?
И кого же я, по Вашему, отгеноцидил?
Теки-и-и-инцев?
Размечтались.
Да ахальских текинцев можно смело порошком «Дуст» посыпать, который доктор Габер на «Берсоли» от манда...гм-гм...нежелательных насекомых производит. И то, изготовитель вряд ли за результат поручится. Упорный народец ! Уж мы их в своё время душили-душили...ну, ладно.
И потом! я вовсе не считаю, что все текинцы поголовно- кровавые собаки, бандиты и убийцы... Просто большинство их самодеятельного населения таким образом себе на жизнь зарабатывают... Ну вот дунгане редьку и морковь выращивают, узбеки халаты шьют, туркмены- ковры ткут... А что, жиды бухарские- все такие из себя белые да пушистые?
К примеру. Наш прапор Ромашов от большого ума занял у местного ростовщика Паниковского десять рублей- так тот теперь за ним ходит как привязанный, и на стрельбище, и на плац, и в нужнике за дверью стоит- и всё канючит: «Ну когда же ви будете отдавать мои дэньги?»
Просто затравил юношу.... и поделом. Не связывайся с жидами. Себе дороже!
Ну нет, вы будто не в Николаевске живёте... как это вы не слыхали?
Да у нас ведь, голубчик, гарнизон.
Повторяю для некоторых мало понятливых бывших штатских по буквам: Г-А-Р-Н-И-З-О-Н.
Здесь все про всех знают.
Вот, например, я, даже в гаупвахте сидя, знаю, что Вы скоро нашу библиотекаршу... того-с...
Как это не того-с? А за каким ху...гм-гм...делом Вы тогда в библиотеку ходите?
КНИГИ ЧИТАТЬ?
Ну, вы, пожалуйста, об этом больше никому не говорите.
Мне можно. Я всякого рода иди...гм-гм...чудаков повидал...
А барышню вы своей странной причудой тогда просто в неудобное положение поставили...хе-хе...вернее, как раз и не поставили...А ведь, она,бедная, на своё тридцатирублевое жалование у мадам Анжу купила намедни специально под вас такую красную атласную штучку, с чёрными кружевами, с ленточками...здесь и здесь...как я об этом знаю?
Да мой Хоменко регулярно тра...гм-гм...ублажает трёх здешних горничных, двух кухарок, двух нянь и одну учительницу из земской школы... Нет, для малоросса в самый раз....Вот скажите, от чего наш брат великоросс и одну свою благоверную — раз в год на Пасху, а малоросс кроет и катучую, и летучую?
Может, от того, что у моего Хоменко соответствующий прибор размером как у ишака?
Хотя...И у великороссов встречаются уникумы.
Проезжал тут с гастролями народный целитель, Новых Григорий Ефимович, сценический псевдоним Распутин....Барышень лечил от истерий, снимал венец безбрачия...очень, говорят, и даже многим,  помогало...
Погиб, бедняга... Да пригласил его эмир Бухарский харам свой подлечить... мёртвого вынесли на утро... Звери, погубили великий русский народный талантище...
А прибор распутинский эмир по слухам, приказал отсечь и в спирту сохранить- как уникальную по размерам диковину... Азия-с!
Да, о чём это я? А.
Так вот, вы это бросайте книжки читать, не вводите барышню в напрасную ажидацию. А то за маньяка, чего доброго, примут- за библиофила...
А как же!
Как не быть у нас маньякам? Бывали-с...
Да вот... Вы не торопитесь? Ну и ладно. И мне веселее...
Выводной здесь человечный, сейчас он вам табуреточку принесёт, да? Спасибо, братец...
Здесь не то, что в России... Сидел я как -то на Вологодской гаупвахте... Вот там- конвой, так уж конвой! Вологодский! Век не забудешь...
Так вам про маньяков рассказать?
А вот был у нас в ремесленном преподаватель- Чикатило Андрей Владимирович... Тишайший, милейший господин...да со временем стали вдруг происходить у нас загадочные, ужасные вещи- в окрестностях Николаевска, вдоль железной дороги, стали пропадать....
Здравствуйте, Лаврентий Павлович!
У гаупвахты остановился симпатичный интеллигентный юноша в простом металлическом пенсне, с круглой дыней под мышкой.
- Ну что это вы, в самом деле... Да зачем... да ничего мне не нужно...ну, хорошо, Лаврентий Павлович, дыню возьму, спасибо... Заходите, в нарды сыграем! До вечера!
Не изволите его знать? Ну как же, это наш техник Берия ... молодой, но многообещающий строитель...как он нам водопровод в Красные казармы провел- сказка, мечта-с!
Вот тоже, попал он к нам- не было бы счастья.... Он, изволите ли видеть, из Баку к нам прибежал...
Там у него трогательная история вышла- спас он на пляже барышню от утопления, гимназистку шестого класса... Дело молодое, слово за слово...как у неё живот на нос пополз — так Берия сразу к ея родителям, как честный человек, свататься ...а те- ну ни в какую!
И не в возрасте гимназистки беда- на Кавказе в её годы многие замуж выходят— обыкновенное дело. А только был гол жених, как сокол, а они, родители - из захудалого, да княжеского рода.
Молодец поступил как настоящий джигит: выкрал возлюбленную, на паром- да в Красноводск...
Упали молодые в ноги к Кауфману- рыдают, молят о защите...старик расчувствовался, отослал их к нам... Ничего, живут счастливо, двое детей у них бегают.
Вот только когда надо было женский пансион отремонтировать, Берию все же не пригласили- кто же его, детолюба, знает... Вдруг опять да взыграет ретивое — хе-хе...
Да. Про что я рассказывал- про Чикатило? Ага. Было дело...
Стали вдоль железной дороги пропадать стёкла цветные с семафоров...чего вы хихикаете? Дело страшное. Ночи у нас- темные, как в погребе...горит огонёк- а какой? Красный? Зелёный? Чуть ведь крушение не случилось...искали полгода. Нашли же в подсобке у Чикатило полную коробку этих стёклышек. Цветомузыкальную установку, говорит, собираю- электролампочки, связанные с электро-патефоном... ну, маньяк натуральный!
Что сделали, что сделали...в больничку нашу отправили...вылечат! У нас ведь не так, как в России...Там привяжут бедного безумца, и ждут, пока дурь сама сойдёт...у нас методы прогрессивные!
Вот выбреют голову, зафиксируют стальным ошейником- и капают по капле холодной воды- гидротерапия называется...а потом током электрическим- шарах!
Электрошок, по научному...У нас врач по дуракам учёнейший- доктор Йозеф Менгеле...К нам из бывшей Польши переехал, из Аушвица. Там у него какие-то проблемы были с местной жидовской общиной... Ну, понятно, конкуренция! умному человеку нигде не легко...
У него, кстати,  ещё медсестра есть, Лиза Кох, этакая субтильная блондиночка! Примечательная особа. Очень любит мужиков с большими... и совсем не с ними!
Вы, голубчик, в кавалерии случайно не изволили служить?
А то шутки у Вас, как у незабвенного поручика Ржевского, что из павлоградских гусар ... Нет, любит она мужиков с большими татуировками... как увидит картинку на теле - прямо трясётся... пунктик у неё такой!
У Вас татуировки нет? Ну и хорошо... а то наша Лизка, говорят, в последнее время на свидания со скальпелем стала ходить...
Ну а я...что я...да ничего...вообще, сам виноват.
Вот сколько раз говорил себе- не ходи в железнодорожный посёлок иначе как по делам! ясно же, что там явно историческое место- постоянно в истории влипаю... И всё из-за чести мундира...а что делать?
Воленс не воленс...
Вот, в прошлом году, решил было я — схожу, что ли,на вокзал к термезскому поезду, развеюсь, на вольных людей посмотрю, в вагоне-ресторане пива мартовского куплю...
Только я на привокзальную площадь вступил — там трактир для мастеровых «Разгуляй» и чайная « Всероссийского Общества трезвости» дверь в дверь стоят, как, скажите, Сцилла и Харибда, как раз по дороге в депо, пролетариев подстерегая ... Ещё думаю, надо бы для безопасности поближе к трактиру держаться, это заведение будет всё-таки поприличнее — как из двери чайной выпадает прямо на меня мастеровой (как оказалось, сапожник) — ну, пьяный, как...как сапожник!
Падает, да и хватает меня за левый погон- а он у меня на пуговице, под портупею- и отрывает его нах...гм-гм, совсем напрочь...и так с моим  погоном в руке мирно засыпает прямо на лету.
Эх, что делать?
Да с одним погоном я — просто поношение всему славному русскому офицерству! Выхватил я шашку, пока никто не видит, срежу мол, поскорее второй погон- вроде, я не в форме, а просто так погулять вышел.
И тут вылетает из чайной баба (оказалась, супруга сапожника), с воем хватает меня за руку- ой, вопит, барин, не губите!!!
Я ей пытаюсь объяснить- дура, от того, что я себе погон срежу, какая тебе беда? А она заходится, рыдает... И тут поезд подходит...
Публика повалила- и что же они видят: стоит красный как рак офицер с шашкою в руке, у его ног пластом лежит пролетарий, а баба с истошным криком просит не губить!...ясно дело, глумится царский опричник над тёмным народом...
Подскочили ко мне, уговаривают этого не делать... А я никак понять не могу, отчего я с одним погоном оставаться должен?
Потом уж до меня дошло... Мол, по их просвещенному мнению, для защиты чести мундира я хотел сапожника порубать!
Дикость какая! И как это им в голову могло придти?
Ведь сапожник кто? Русский народ.
Мы воюем за кого ? За Веру, Царя и Отечество...а Отечество это кто?
Правильно, русский народ и есть!....и как я его рубать буду?
Что, это было в реальности?
Офицер мастерового зарубил?
И где?
В России? Ужоснах.
Как хорошо, что здесь Туркестан, а не Россия.
Ну что, что... Погон я все же срезал, ушёл домой... на утро сапожник заявился и в качестве презента мне сапоги со скрипом построил за недорого...в общем, тогда обошлось...
Да. А вот позавчера решил я с глупа сходить на вокзал- там в зале ожидания первого класса буфет открылся. Говорят, на рубль наешься — от пуза...и вправду, подали мне бифштекс на пол - тарелки и картошки жареной гору!
Только я к приёму пищи приступил- гляжу, подсаживается ко мне один господинчик, Красин Леонид Борисович...из деповских инженеров...щёголь, а что ему... две тысячи в год жалование, да премиальные, да за отдалённость, да за безводность... у него денег — не нам чета...
Его к нам из Батума перевели, была у него там какая-то тёмная история с политикой.
Да и у нас успел уже прославиться...приезжала тут к нам на гастроли актриса Вера Голодная (в девичестве Сердючка)...на вокзале выступала...а все ея ганорарии господин Красин лично прибрал- на нужды дэмократии... только золотая заколка с солитером появилась на другой день у Красина, а никак не у дэмократии.
Да. Подсел без спроса к столику , да и давай меня подъелдыкивать.
Ну, это дело, например, господа путейские инженеры любят... обычно, скажешь им что-нибудь мудрое, вроде: «Раз вы , господа, такие умные, почему тогда строем не ходите?»- они и отвянут... а этот всё дражнится и дражнится...
Может, от того, что коньячку в жару принял, либо от того, что две казашки из Верненского Женского педагогического института рядышком пребывали...ну, задел он меня...мол, не устал ли я к седым волосам царю услужать?
А я и говорю- мол, лучше быть царёвым слугой, чем сутенером у дэмократии... он мне в лицо сельтерской стакан и выбрызнул.
Встал я, утерся салфеткой, сходил в лавку Экономического офицерского общества здесь же, на вокзале, купил там пару лайковых перчаток за 1 рубль 27 копеек... И надавал ему от всей души по морде... после чего выкинул перчатки. Я господами дэмократами- брезгаю.
Вызвал он меня:  пистолеты, в двадцати шагах...
Думаю, ладно- прострелю ему ляжку... Живой ведь человек. Жалко.
И ведь целил-то ему аккуратно, чтобы только тушку чуть-чуть поцарапать...коли бы он дрался по-честному, так был бы сейчас жив — а  он еще до того, как платок упал, рухнул на одно колено, ушёл было влево-вниз... и поймал мою пулю прямо своим лбом.
Уж меня за это Маннергейм ругал-ругал...и по матушке, и по всякому...говорит, в батальоне ротных трое, а энергетиков в депо- один - единственный, причем- уже был.
И что я барону должен был сказать- что он, покойник, первый начал?
Это прямо какой-то киндергартен вальфсдорфский получается... Старшая группа, для особо одарённых...
Да ладно, что там Маннергейм...проорался бы барон, да и успокоился бы.
Да кто-то из николаевских интеллигэнтов дал телеграмму в «Новую еврейскую газету», что царский сатрап замучал узника царизма...тот, де, книгой Мраксовой заслоняясь, бегал, крича- не надо, не надо, а я со зверской улыбкой его прямо через политэкономию — того-с...
Вот ещё- стану я книги портить!
Хотя... это смотря какая книга. Мне тут прапор Ромашов перевёл кусочек сочинений некоего Аль-Ваххаба, которые наши дэмократы текинцам посылают для духовного питания... Так я  этих авторов сам перевел бы на это духовное питание- свернул их книгу в трубочку да и накормил бы авторов ректальным способом.
Ну ладно. Скандал вышел...
Генеральный прокурор депешу каблограммой прислал, меня до суда — на губу.... Ой, сударь, примите в сторонку, наш барон сюда идёт, и что-то очень быстро...
ВАШЕ ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО!
АРЕСТОВАННЫЙ ШТАБС-КАПИТАН СЕМЁНОВ....Виноват, я не понял, что значит :«Нашёл время отдыхать?»
Ага-хан?
Где?
Сколько?
Когда?
Есть. Понял, выполняю.
ХОМЕНКО, ЗБРОЮ!!! Молодец, ни капельки не сомневался, братец, что ты где-то поблизости...
Извините, сударь, неотложные дела, спешу-с ...а в библиотеку вы лучше в одиночку не ходите, поберегите себя... ссильничает ведь барышня, хе-хе...
КАРАУЛ!
СЛУШАЙ МОЮ КОМАНДУ!
В РУЖЬЁ!
К БОЮ!
ЗА МНОЙ!
БЕГОМ, МАРШ-МАРШ!!!

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Сборник "На перекрестках времени" » "Там, вдали, за бурной рекой..." Туркестанская повесть.