Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Вячеслава Коротина » Порт-Артурский гамбит. Броненосцы победы.


Порт-Артурский гамбит. Броненосцы победы.

Сообщений 21 страница 30 из 329

21

Вячеслав Юрьевич Коротин написал(а):

Стреляя по курсу из своих 57мм орудий они превосходили русских , отстреливающихся из 47мм пушек.

прописью - это же художественное произведение...

Вячеслав Юрьевич Коротин написал(а):

А ведь в какой то момент на бородинском поле мог потребоваться каждый штык,

через дефис

Вячеслав Юрьевич Коротин написал(а):

Достаточно кому то одному было подать пример, чтобы командиры русских истребителей

через дефис

Вячеслав Юрьевич Коротин написал(а):

Но ситуация была достаточно быстро взята под контроль и русские снаряды полетели в сторону тех, кто представлял сейчас наибольшую опасность. К тому же "Сердитый", достаточно повреждённый и не имеющий возможности дать подходящий ход, остался добивать японца. Достаточно быстро русскому миноносцу удалось

вместо одного - вскоре

Вячеслав Юрьевич Коротин написал(а):

у носовой пушки тоже имелся полный расчёт, но по японцам она пока стрелять не могла из за неудобного угла разворота.

через дефис

Вячеслав Юрьевич Коротин написал(а):

Повреждения "Сердитого" были пока незначительны, но скоро просто закон больших чисел был должен сыграть на стороне противника.

второе лишнее

Вячеслав Юрьевич Коротин написал(а):

юный мичман, стоявший на мостике "Сердитого", просто не верил своим глазам: Так не бывает!
   Но так было, японец переворачивался, а его товарищ вынужден был отвернуть в сторону от русских,

так, разломился пополам - такому маленькому кораблику торпеды достаточно, чтобы почти мгновенно утонуть - не крейсер же...; последнее был - лишнее

Вячеслав Юрьевич Коротин написал(а):

и на мины налететь с утра, ведь карты загараждений уничтожил всё тот же злополучный снаряд,

заграждений

Вячеслав Юрьевич Коротин написал(а):

- Живыс! Но плохи очень. Крови много потеряли.

Живы-с

Вячеслав Юрьевич Коротин написал(а):

"Я победил!", то есть мы... Но руководил то я!

через дефис

Вячеслав Юрьевич Коротин написал(а):

И как не старался Василий гнать от себя эти мысли, стыдить себя за них

ни

0

22

К. Дагестанский написал(а):

ЕМНИП, речь идёт об одиннадцатидюймовых мортирах Армстронга, производство которых было налажено в арсенале Осака в середине 1880-х итальянским военным советником майором Помпейо Грилло (Pompeio Grillo).

Просмотрел, что под рукой - модернизированные Круппа. Но категоричен не буду.

0

23

Борт "Микаса". Вечер 19 сентября.
   Получив радиограмму с "Сумы" адмирал Того серьёзно задумался.
   Уже который день, как стало известно о готовящемся прорыве русских. Никаких сомнений не было - раз уж стали разоружать "Севастополь" и устанавливать его пушки на другие корабли, то русские решились. Японские главные силы по очереди, разделённые пополам отдыхали и грузились углем на Эллиоте или крейсировали недалеко от Дальнего. Крейсера постоянно дежурили под Артуром. Адмирал Камимура был в Цусимском проливе, обеспечивая безопасность перевозок из Японии.
   Получив известия о выходе русской эскадры Того даже обрадовался: Наконец определённость, наконец бой, а не ожидание. Пусть русские корабли и утонут не на рейде крепости, а в море и не достанутся империи, но они в конце концов перестанут быть, как говорят европейцы "Дамокловым мечом". Все главные силы японского флота (кроме находившихся в Цусимском проливе) стали стягиваться к Артуру.
   Известие о подрыве на минах трёх русских броненосцев, один из которых затонул и крейсера более чем ополовинивших силы артурской эскадры адмирал воспринял невозмутимо и приказал продолжать наблюдение.
   Остатки тихоокеанской эскадры скучились у входа на внутренний рейд, но низкая вода не давала возможности войти в гавань. Повреждённые корабли были на плаву, но даже дозорные миноносцы издали отмечали имевшийся крен.
   " Первому боевому отряду отходить к Эллиоту", - приказал Того, - отряду Точиная остаться для наблюдения.
   
   Броненосцы Того уже подходили к "известному месту", когда радио с "Сумы" повергло невозмутимого командующего объединённым флотом в состояние близкое к шоку.
   "До темноты уже не успеем", - лихорадочно проносилось в его голове, - да и если успеем вступить в контакт, то точно не нанести серьёзных повреждений. (Думать о том, как вдруг "воскресли" русские корабли Того категорически себе запретил - есть факт, что они идут на тринадцати узлах, а почему - можно подумать потом).
   Что предпринять?
   Куда они идут? Где заступить им дорогу?
   Вариант первый: Владивосток.
   По агентурным сведениям, наместник приказывал прорываться именно туда. Значит через Корейский пролив. Через наши коммуникации. Охраняемые адмиралом Камимурой с его броненосными крейсерами. При нём отряд Уриу, но что это даёт? Обнаружить противника они может и смогут, но вот нанести серьёзный ущерб... Скорее сами получат большие повреждения и пропустят врага. Соединившись с владивостокским отрядом артурская эскадра... Это будет достаточно грозный противник. Пренебрегать им будет нельзя. Придётся базироваться всем или почти всем флотом на северные порты и осуществлять блокаду Владивостока. А значит ослабить блокаду Порт-Артура.
   А когда подойдёт эскадра Рожественского можно оказаться между молотом и наковальней, если русские скоординируют свои действия.
   
   Вариант второй: Русские идут на юг. Бункеруются, вероятно, в Циндао или Шанхае, потом навстречу второй эскадре. Вообще то ещё более неприятно. Если Рожественский получит четыре броненосца и два современных крейсера в дополнение к тому, что имеет...
   Двигаться ночью к Шантунгу... Обнаружить и перехватить русских там сложнее, чем в Корейском и Цусимском проливах, рядом не будет Камимуры с его крейсерами. К тому же, если я и успею туда раньше, то они минуют его ночью, за несколько часов до рассвета, а южнее уже просторы моря, которые накроют их как шапка-невидимка. А если они всё таки пойдут во Владивосток? А я уже не успеваю с юга. Пройдут броненосные крейсера, здорово побив их по дороге, и объединятся с "Россией" и "Громобоем".
   К тому же "Севастополь"... Русские взяли с собой совершенно небоеспособный корабль. "Амур" и "Ангару", которые не представляют боевой ценности в эскадренном бою. "Всадника" и "Гайдамака" - совершенно бесполезных. Но... Эти корабли своими дымами могут сымитировать направление ложного прорыва и уж явно не во Владивосток. "Севастополь" идёт интернироваться - это очевидно, русские не будут тащить во Владивосток такой корабль рискуя всей эскадрой.
   Так что правильнее: Надёжно перекрыть всеми силами путь во Владивосток и, если повезёт, совершенно уничтожить артурскую эскадру, но возможно упустив её на юг, прочь с театра военных действий. И неизвестно, сможет ли она до Рожественского, который только выходит из Балтийского моря, дойти без баз и снабжения? Или ловить в более широком проливе меньшими силами уходяшие (пусть и пока) от войны вражеские корабли, рискуя подставить под удар свои крейсера на севере? И имея в перспективе весьма сильный и боеспособный отряд противника...
  Вызвав флаг-офицера, адмирал Того отдал приказ главным силам срочно идти к Цусимскому проливу имея ход в пятнадцать узлов.
   
   
   

   
   Эскадренный броненосец "Микаса"
   ******
   
   Борт "Ретвизана" 19 сентября. 21.30.
   
   
   Адмирал Вирен принял решение о направлении прорыва давно: идти к Корейскому проливу значительно дольше, чем до Шантунга, и Того наверняка успеет туда раньше. Перехватить русскою эскадру будет легче в узких проливах между Кореей и Японией, там наверняка находится и Камимура с крейсерами - шансов практически нет. Если идти на юг, навстречу Рожественскому, то за 11-12 часов не только успеваем миновать Шантунг, но спуститься миль на 60-70 южнее, а там уже пойди-найди. Не посмеет Того поставить свои коммуникации под удар, в крайнем сучае останется у выхода из Жёлтого моря и пошлёт разведку на юг. Даже если разведчики обнаружат нас с рассветом, что крайне маловероятно, то до Того будут десятки, если не вся сотня миль. Не успеет он, имея всего два-три узла преимущества, нагнать за светлое время суток, а там снова ночь... Ловить надо будет уже чуть ли не в Зондском проливе. Ещё неизвестно, пойдём ли мы им...
   Вирен поднялся на мостик "Ретвизана" и приказал сигнальщикам : "Передайте на эскадру: "Командирам вскрыть конверт номер два".
   
   
   Даже Желтое море по-настоящему темной ночью становится черным. И, если ночь безлунная и беззвездная, то кажется, что черный бархат небес здесь, совсем рядом, достаточно только протянуть руку - и она утонет в его мягкой глубине, и только плеск волн напомнит о том, что море не кончается там же, на расстоянии вытянутой руки. Но иногда, накликанные войной, и в этой тьме появляются призраки. Вот и сейчас, изо всех сил застилая и без того черное небо шлейфом еще более черного дыма, по морю мчался призрак. Стальной призрак, закованный в тысячи тонн брони. Всему миру известно, что броненосец "Полтава" вместе с большей частью экипажа уже почти сутки как покоился на морском дне.
   Но кондуктор Николай Чухрай не чувствовал себя призраком. Стенки едва заметно дрожали от работающих на полном ходу машин, а он, отгоняя сон, пытался сосредоточиться, вглядываясь в беспросветный мрак за амбразурой каземата. Если вдруг появится японский миноносец, его шестидюймовка выстрелит сразу же - орудие уже заряжено, и рядом лежат пять заранее поднятых из погреба снарядов и зарядов к ним. Люди тоже все здесь. Двое дежурят у орудия, а остальные - спят на растянутых здесь же койках. Адмирал приказал поступить так на всей эскадре, объяснив, что бой, если и будет, то, скорее всего, утром, и артиллеристы должны быть отдохнувшими.
   Настало время, Чухрай тихо разбудил сменщика, занял его место и тут же забылся тревожным сном. А броненосец, словно сорвавшийся куда-то по своим делам железнодорожный вокзал, продолжал упрямо идти на юг.
 
  Эпилог первой части
 
  Броненосцы... в ту эпоху, когда броня разумной толщины еще могла остановить любой снаряд, а о высокоточных и ядерных боеприпасах никто и слыхом не слыхивал, самые крупные из морских орудий были настолько дороги, что для них строили огромные корабли, у которых буквально всё, кроме дымовых труб, шлюпок, и ненужных в бою помещений было заковано в броню. Десятки скорострельных орудий противоминного калибра (37...75 мм) делали попытку дневной торпедной атаки на такой корабль, если только он не был сильно поврежден, сущим самоубийством. Так что вражеские броненосцы могли остановить только другие такие же броненосцы. А еще на броненосцах обычно была дюжина орудий среднего (по тогдашним меркам) калибра. Конечно, сорокакилограммовые снаряды шестидюймовых орудий не могли сравниться по разрушительной мощи с трехсотпятидесятикилограммовыми собратьями главного калибра, но наведение орудий в основном велось путем наблюдения собственных недолетов и перелетов. Добиться в таких условиях попадания, используя только гигантские орудия, стреляющие раз в две минуты, было просто нереально. А попадания слабеньких снарядов противоминного калибра издалека не были видны. Исходя из этой логики и сформировался классический тип броненосца той эпохи: на носу и корме - по двухорудийной башне, в каждой по два двенадцатидюймовых орудия, по середине - казематы и/или двухорудийные башни с шестидюймовым средним калибром, и натыканные тут и там, - где только место найдется - от специальных казематов по бортам, до крыльев мостика и даже площадок на мачтах (боевых марсов) пушки всевозможных противоминных калибров и даже пулеметы.
  Тогда эти корабли были настолько дороги, что позволить себе иметь даже один такой могли далеко не все страны. В переводе на современные цены броненосец стоил три десятка миллиардов рублей. Или, если хотите, больше миллиарда долларов. И его надо было еще суметь построить. У Японии, кстати, ни таких денег, ни таких возможностей и не было - война шла на заграничные займы и заграничным же оружием. Так что традиция вооружать до зубов "маленьких, но гордых", чтобы испытать Россию войной началась не в 2000-х, а, как минимум, на сто лет раньше...
  В нашей истории попытки спасти эти корабли, оплаченные неустанным трудом, а, зачастую, и полуголодным существованием десятков миллионов жителей Империи из осажденного Порт-Артура успеха не принесли. Не смотря на отвагу и умение одних командиров, для слишком многих других мнение начальства и внешняя благообразность оказались важнее того дела, которое им было поручено. А в результате - разгромленный флот так и не сумел оправиться до самой Первой мировой, когда его неспособность поддержать приморский фланг фронта привела к провалам в обороне балтийского побережья. Поражения на фронте спровоцировали Февральскую революцию. А после - запертый в базах флот породил тех самых "революционных матросов", на штыках которых победила уже Октябрьская революция... и погибли многие из тех, кто еще тогда, в русско-японскую не нашел в себе сил сделать пусть не благообразный, и не одобряемый начальством, но правильный шаг.
  Но мужчина и, тем более офицер должен уметь принимать решение сам, не думая о том, что скажет начальство, а иногда даже вопреки приказу. В этой истории "гамбит" разыгран, ловушка покинута, но полученный шанс надо еще суметь реализовать...

+6

24

Вячеслав Юрьевич Коротин написал(а):

Борт "Микаса". Вечер 19 сентября.
   Получив радиограмму с "Сумы" адмирал Того серьёзно задумался.
   Уже который день, как стало известно о готовящемся прорыве русских. Никаких сомнений не было - раз уж стали разоружать "Севастополь" и устанавливать его пушки на другие корабли, то русские решились. Японские главные силы по очереди, разделённые пополам отдыхали и грузились углем на Эллиоте или крейсировали недалеко от Дальнего. Крейсера постоянно дежурили под Артуром. Адмирал Камимура был в Цусимском проливе, обеспечивая безопасность перевозок из Японии.
   Получив известия о выходе русской эскадры Того даже обрадовался: Наконец определённость, наконец бой, а не ожидание. Пусть русские корабли и утонут не на рейде крепости, а в море и не достанутся империи, но они в конце концов перестанут быть, как говорят европейцы "Дамокловым мечом". Все главные силы японского флота (кроме находившихся в Цусимском проливе) стали стягиваться к Артуру.
   Известие о подрыве на минах трёх русских броненосцев, один из которых затонул и крейсера более чем ополовинивших силы артурской эскадры адмирал воспринял невозмутимо и приказал продолжать наблюдение.
   Остатки тихоокеанской эскадры скучились у входа на внутренний рейд, но низкая вода не давала возможности войти в гавань. Повреждённые корабли были на плаву, но даже дозорные миноносцы издали отмечали имевшийся крен.
   " Первому боевому отряду отходить к Эллиоту", - приказал Того, - отряду Точиная остаться для наблюдения.

"Получив известия о выходе русской эскадры Того даже обрадовался: Наконец определённость, наконец бой, а не ожидание."
"Получив известия" лучше заменить на "Сообщению..."
Ну и вместо двоеточия после "обрадовался", запятая и продолжение с маленькой буквы.
"Сообщению о выходе русской эскадры Того даже обрадовался, наконец определённость, наконец бой, а не ожидание."

Вячеслав Юрьевич, у Вас по тексту, в нескольких местах, почему-то после двоеточия, продолжение предложения идет с большой буквы.

Вячеслав Юрьевич Коротин написал(а):

Вариант второй: Русские идут на юг.

Вячеслав Юрьевич Коротин написал(а):

Так что правильнее: Надёжно перекрыть всеми силами путь во Владивосток и, если повезёт, совершенно уничтожить артурскую эскадру, но возможно упустив её на юг, прочь с театра военных действий.

0

25

Viktor написал(а):

Вячеслав Юрьевич, у Вас по тексту, в нескольких местах, почему-то после двоеточия, продолжение предложения идет с большой буквы.

Грешен :)
Большое спасибо за помощь. Надеюсь, что не в последний раз.

0

26

Можно уже следующий кусок выкладывать или погодить пока?

0

27

Часть вторая
  ОКЕАНСКАЯ ОДИССЕЯ
 
  Глава 1
 
  Хлопнуть дверью на прощанье
 
   
   Командир вспомогательного крейсера "Ангара" кавторанг Сухомлин заранее получил задачу на крейсерство. Он знал, что не пойдёт с главными силами, он должен был максимально запутать японское командование и, по возможности, нарушать торговые коммуникации. На "Ангару вернули с береговой батареи все её 120 миллиметровые пушки и даже выделили две шестидюймовки сверх того, что было. Конечно, даже теперь нельзя было расчитывать на успех в бою с крейсером специальной постройки ввиду отсутствия броневой палубы и гиганскими, по сравнению с настоящими крейсерами, размерами, но шанс отбиться был уже неплохой. К тому же вполне приличная скорость позволяла уйти от большинства японских крейсеров.
   С наступлением темноты был взят курс на выход в океан и к утру на пятнадцати узлах крейсер оказался уже наверняка вне досягаемости японского флота. Ну разве что специально за ним отправили бы быстроходную "собачку" и она угадала бы место в котором "Ангару" застанет рассвет. Но это уже из области фантастики.
   День, как ни странно прошел спокойно, встречались дымы на горизонте, но со своим "мирным" силуэтом пассажирского парохода можно было не сильно опасаться интенсивного внимания японских боевых кораблей. А ещё через день уже совершенно внаглую "Ангара" начала пиратствовать почти у Токийского залива. И один пароход имел несчастье встретить её на своём пути.
   Капитан английского судна "Гермес" был буквально ошарашен, когда с вроде бы мирного корабля встреченного им раздался пушечный выстрел и был передан приказ застопорить ход и принять досмотровую партию. Всё это никак не вязалось с его представлениями о состоянии дел на театре военных действий. Была твёрдая уверенность, что русские боевые корабли наглухо блокированы в своих базах и только плата за риск, которую всенепременно получали и он, и его команда, должна была отличать этот рейс от обыденного плавания.
   - Капитан Тетчер. - козырнул англичанин поднявшемуся на борт русскому офицеру,- Чем обязан? Мы мирное судно и в войне не учавствуем. Везём медикаменты.
   - Лейтенант российского Императорского Флота Адрианов (ну или ещё как то). Если на вашем корабле не будет обнаруженно военной контрабанды, вы беспрепятственно продолжите свой путь. Какой груз везёте и порт назначения?
   - Осака. Медикаменты, как я уже сказал. Вот документы на груз.
   - Вы всерьёз считаете свой груз лекарствами? - иронически посмотрел на англичанина Адрианов.
   - Ну да, лекарства и удобрения. Это же ясно написанно в документах: Карболовая кислота, селитра, йод, спирт, хлопок.
   - Господин капитан, фенола, или как вы называете его "карболовая кислота", который вы везёте, хватит для дезинфекции всей Японии и прилежащих островов лет этак на 20. Я артиллерист всё таки и прекрасно могу понять для чего вашим союзникам требуется такое количество сырья для получения шимозы и пироксилина. Практически весь ваш груз является военной контрабандой и корабль ваш будет затоплен.
   - Я решительно протестую! Это просто пиратство какое то! Я..
   - Хватит! У нас мало времени. Позже можете протестовать сколько угодно. Моя родина воюет. Воюет с Японией, которой вы везёте сырьё для производства оружия. Представьте на моём месте вашего соотечественника. Вы в самом деле считаете, что он бы отпустил корабль, который везёт то же что и вы во вражеский порт? Разговор окончен. Готовьте свой экипаж к пересадке на наш корабль. Йод и спирт, мы тоже перправим на "Ангару". Вас и йод мы передадим на ближайший "чистый " корабль следующий в Японию, а вот спирт будет нашим трофеем. - улыбнулся русский лейтенант.
   "Гермес" был потоплен и "Ангара" без особых приключений, досмотрев ещё пять судов по пути во Владивосток (два из них были потоплены), зайдя для затягивания времени и уменьшения боевого азарта японцев аж в сам Петропавловск, благополучно добралась до порта назначения.
   "Амур" также пройдя вокруг Японии, потопив по дороге несколько японских джонок прибыл туда неделей раньше.
   
 
 
   Циндао, 20 сентября
   
   "Сердитый" совершенно без приключений к полудню следующего после боя дня пришёл в Циндао, германский порт в Китае.
   Пока входили в порт, на русских кораблях, интернированных здесь ещё в августе, уже узнали об их прибытии. На пирсе к которому подходил миноносец размахивала бескозырками толпа соотечественников с "Цесаревича" и миноносцев "Беспощадный", "Бесшумный" и "Бесстрашный", прорвавшихся в германский порт после боя у мыса Шантунг.Встретил Василия капитан второго ранга Максимов, который был старшим среди оставшихся в Циндао русских моряков.
  Офицеры пожали друг другу руки и Василий вкратце изложил события минувших суток. Максимов, по ходу рассказа, всё более и более благожелательно смотрел на мичмана.
- Ну во-первых мои аплодисменты вам лично, Василий Михайлович, а во-вторых - огромная благодарность за добрые вести, каковых мы давно не слышали. Что у вас с планами? Спускаете флаг и присоединяетесь к нам или...
- Или. Сейчас постараюсь поскорее отбить телеграммы в Мукден и в Петербург, загрузиться углём и скорее на юг. Если, конечно, к этому времени не появятся японцы. "Сердитый" вполне боеспособен, на ходу. Постараемся дойти хотя бы до Сайгона - а там или навстречу балтийцам, или хотя бы в союзническом* порту интернироваться, а то мало ли как еще в Европе политика повернется.
- Ещё раз браво! Полностью вас поддерживаю и завидую - вы ещё имеете право воевать. Тем более во вновь сложившихся обстоятельствах. В общем, так: поезжайте-ка скорее в консульство, отправляйте корреспонденцию, а за "Сердитого" не беспокойтесь. Командира в госпиталь отправим, уголь, воду и провиант получите непосредственно с "Цесаревича" силами моих экипажей. Пусть слегка подрастрясут жирок, а то совсем обленились. Да они, честно говоря, и сами рады помочь будут. Разве что за овощами-фруктами отправьте своих - мы запаса не держим, покупаем свежее ежедневно. Всё. Действуйте, Василий Михайлович. Удачи!
 
   В общем долго раздумывать и сомневаться времени не было. Нельзя использовать для стоянки в Циндао все двадцать четыре разрешённых часа. К утру у входа в порт будут японцы и хоть творить такое же как в Чемульпо или Чифу они не посмеют, но интернирование будет неизбежным.
   Времени катастрофически не хватало. Поэтому прибыв в консульство мичман ограничился передачей телеграммы в Адмиралтейство, наместнику в Мукден и, сославшись на неотложные дела, не стал задерживаться даже на чашку кофе.
   На "Сердитом" его ждали две проблемы: точнее первая "проблема" была, конечно, не на борту - кто бы пустил на миноносец немецкого журналиста. Тот ждал у пирса. И сразу стал умолять об интервью, суля за него сумасшедшие деньги. Отбиться от него было нелегко, он проявлял совершенно несвойственный немцам темперамент пытаясь выпросить из русского офицера хоть крупицы информации о прорыве эскадры.
   Проблема на борту была из серии "и смех и грех": команда была чуть не на грани бунта. Баталёр привёз продукты с берега. В том числе фрукты. Свежие. А команда несколько месяцев в осаждённой крепости провела. Но фельдшер просто грудью встал между матросами и ящиками. И в который раз орал, что если они сейчас наедятся этого, то миноносец превратится в сплошной гальюн.
  Отсмеявшись, мичман разрешил выдать каждому по несколько мандаринов, приказав их предварительно вымыть и сполоснуть кипячёной водой. И пообещал, что теперь матросы будут получать фрукты каждый день.
   Потом, вызвав механика Роднина и, посоветовавшись, отдал приказ готовиться к выходу в море. Тепло попрощались с экипажами интернированных кораблей - Василий даже произнес короткую речь, горячо поблагодарив их за помощь - а затем, сопровождаемый криками "Ура!", "Сердитый" отошел, наконец, от причала и направился в Шанхай, где можно было передохнуть более обстоятельно...
 
 
  *Значительную роль во всем ходе Русско-Японской войны сыграл тот факт, что и на европейских границах обстановка была весьма напряженной - в то время отношения руководства России с правителем Австро-Венгерской империи Францем-Иосифом I примерно соответствовали таковым с грузинским президентом Михаилом Саакашвили после войны в Южной Осетии. Поэтому наиболее подготовленные войска долгое время и не посылались на восток, ожидая удара в спину со стороны Австро-Венгрии при поддержке союзной ей Германии и зависимой от них Турции. Единственным же серьезным и надежным союзником на случай начала войны в Европе была Франция.
   
   ***
   Письмо мичмана Соймонова
   Дорогая Оленька, любимая!
   Я жив и здоров, миноносец наш прорвался в Циндао, но надолго здесь задерживаться нам не следует, так что прошу простить мой плохой почерк - пишу по дороге в консульство прямо в коляске извозчика, так как, исполняя обязанности капитана, не имел ни одной свободной минуты со вчерашнего дня. Про мою жизнь прочитаешь из писем, которые я все, кроме последнего, оставшегося в Артуре, постараюсь отправить нынче же.
  Живу только встречей с тобой, и очень хочу узнать как ты там, в далеке, но мы вряд ли скоро вернемся сюда, как, впрочем, и в Порт-Артур, поэтому получать твои письма мне пока негде. Обязательно напишу, как только снова буду на берегу. И береги себя,
  твой В.С.
   
   
   Ночь по пути к Шанхаю была уже не такая "ласковая", как предыдущая, свежачок изрядно повалял "Сердитого" и мичману едва удалось поспать пару часов. Причём только потому, что Роднин чуть не насильно выпроводил с мостика одуревшего от недосыпа юношу.
   
 
  Мукден. Штаб наместника
 
- Ваше высокопревосходительство! Телеграмма из Циндао.
  Алексеев недовольно посмотрел на своего флаг-офицера, посмевшего оторвать его от обеда и молча протянул руку. Адмирал давно уже отвык от хороших новостей и хмуро посмотрел на переданный ему лист бумаги. Лицо наместника Его Императорского Величества на Дальнем Востоке стало "светлеть".
  "... Эскадра прорвалась из Порт-Артура... "Севастополь" погиб на минах (Жаль, но на войне не без потерь)... "
- Чёрт побери! Да это самые приятные новости за последние несколько месяцев! - Евгений Александрович продолжил жадно читать дальше.
  Дальше был доклад мичмана, ставшего командиром миноносца, о своей "одиссее". Об отряде Вирена больше, по понятным причинам, не говорилось.
   Дальше шло описание какого-то эпического подвига. Глаза побочного сына императора Александра раскрывались всё шире.
  По ходу чтения, сами собой стали всплывать статьи статута ордена Святого Георгия для моряков:
  "Истребил корабль более сильный или равный по силе..." - Да!
  "Прорвался сквозь окружившего противника не оставив тому трофеев..." - Да!!
  "Вступил в бой с вдвое и более превосходящим противником и провёл бой с честью..." - Да, чёрт побери!!!
  "Прорвался через превосходящего противника и доставил главнокомандующему важные сведения..." - Ещё бы!
   Да ещё и заменил тяжело раненного командира корабля!
  А главное, доставил главнокомандующему новость, сильно поднявшую настроение главнокомандующего! Нееет! Этот мичман (Как его? Соймонов?) без награды не останется.
  Но дело сейчас не в нём. Куда пошёл Вирен с броненосцами? Приказ он имел на Владивосток. Неужели ослушается? Хотя, если он будет буквально выполнять приказ, то его, с большой степенью вероятности, перехватят японцы. Остаётся только ждать. Ждать информации.
   Но уже то, что корабли вырвались из Артура - уже маленькая победа. Наместник уже неоднократно получал выражение неудовольствия из Петербурга из за пассивности и неуспешности действий флота в этой войне. Теперь была в активе хоть одна, но удачная операция и адмирал был готов простить Вирену всё, лишь бы она окончилась хоть сколько-нибудь удачно.
   И что докладывать Государю? Ведь пока совершенно непонятно, куда направились броненосцы артурской эскадры. Выполняют они приказ наместника или ведут свою собственную игру?
   В общем пока нужно сообщить в столицу о самом факте прорыва из западни, а подробности потом... Но про мичманца не забыть. Стране сейчас как воздух нужны герои-моряки. Флот, чёрт побери, тоже воюет! И воюет геройски! И пусть газетчики как следует раздуют эту историю!
  - Немедленно вызвать ко мне начальника штаба! - прогудел Алексеев флаг-офицеру...

+4

28

Вячеслав Юрьевич Коротин написал(а):

- Господин капитан, фенола, или как вы называете его "карболовая кислота", который вы везёте, хватит для дезинфекции всей Японии и прилежащих островов лет этак на 20. Я артиллерист всё таки и прекрасно могу понять

одно вы убрать бы... карболовой кислоты, через дефис

Вячеслав Юрьевич Коротин написал(а):

Отбиться от него было нелегко, он проявлял совершенно несвойственный немцам темперамент пытаясь выпросить из русского офицера

первое лишнее

Вячеслав Юрьевич Коротин написал(а):

Живу только встречей с тобой, и очень хочу узнать как ты там, в далеке, но мы вряд ли скоро вернемся сюда

слитно

Вячеслав Юрьевич Коротин написал(а):

Но уже то, что корабли вырвались из Артура - уже маленькая победа.

одно лишнее

+1

29

Большое спасибо за помощь с правкой.
Можно выкладывать следующий кусок?

0

30

21.09.1904. Шанхай
   
   
   А вот при входе в порт ждал неприятный сюрприз - трёхтрубный японский крейсер похожий на "Нийтаку".
  - Теперь точно интернироваться придётся, - подумалось мичману, - недолго я кораблём прокомандовал. Хотя из под шпица, наверняка, такой приказ и пришёл. Ну да ладно...
   Как только отдали якорь, Соймонов отправился в консульство, где он действительно получил приказ от Адмиралтейства спустить флаг и разоружиться.
   - Ну хоть высплюсь, - думал он по пути на корабль, - и за угольные погрузки голова болеть не будет, и о том, как дальше действовать. И... Оленька! Мы скоро увидимся!...
   Увы. По возвращении на "Сердитый" его ждал сюрприз в виде японского офицера в вельботе под белым флагом.
  - Капитан-лейтенант крейсера императорского флота "Отова" Суга, - представился японец.
  - Чем обязан визитом? - поинтересовался мичман , представившись в ответ.
  - Имею честь предложить вам либо спустить флаг и сдать свой корабль, либо выйти в море на рыцарский бой с моим кораблём.
   - А вам не кажется, что находясь в нейтральном порту, вы не имеете прав диктовать такие условия. К тому же ваш корабль находятся здесь дольше моего и по всем нормам международного права обязаны покинуть порт раньше нас.
  - Идёт война. В праве пусть потом разбираются дипломаты. Я военный и моё дело уничтожать врагов страны Ямато. Если вы откажетесь - мы атакуем ваш корабль в порту. Кстати, ваш соотечественник Руднев был смелее вас. - не упустил случая подпустить шпильку японец.
   На губах Соймонова и стоявшего рядом Роднина заиграли улыбки.
   - Так что на нашем месте вы бы вышли на бой с противником как бы силён он не был?
   - Можете не сомневаться!
   - Ну тогда оглянитесь.
   К борту "Сердитого" подходил катер под русским флагом. Катер говорил о присутствии на рейде крупного русского корабля или даже всей эскадры.
   Этого не может быть! - пронеслось в мыслях у японца, - ещё вчера русскую эскадру видели почти сотней миль южнее и она уходила дальше на юг.
   Русские офицеры иронически поглядывали на капитан-лейтенанта.
   - Ну что, по прежнему согласны на рыцарский бой, капитан Суга? - спросил Роднин.
   - Я должен вернуться на свой корабль.- ответил тот.
   - А вот тут заминка, - усмехнулся Сойманов, - вам придётся побыть нашим гостем, пока я не выясню обстановку.
   - Вы не имеете права! Я прибыл под белым флагом. Вы обязаны... - замялся японский офицер.
   - Вы сами поняли, что хотели сказать... ненужные слова? Вы не взяты в плен, вы задержаны на некоторое время. Обещаю, что через час-два вы будете свободны. Спуститесь в каюту, вас проводят.
   
   С радостным удивлением командир "Баяна" Иванов увидел, что в порту находится русский миноносец. Обнаружение в порту "Отовы" так же вызывало интерес и тревогу. Но в любом случае Иванов похвалил себя за то, что не завёл крейсер в порт. В этом случае пришлось бы сидеть в Шанхае ещё 24 часа после ухода японца. А там бы и его "старшие братья" подоспели бы.
   "Баян" был один, он получил приказ Вирена в Шанхае связаться с Адмиралтейством, сообщить подробности прорыва эскадры, назначить точку рандеву с транспортами, которые из Петрербурга должны были обеспечить. Подробности были в конверте, который Иванов должен был лично передать русскому консулу и проследить, чтобы после передачи телеграммы письмо было уничтожено.
   Заметив "Сердитый", Иванов приказал пристать к борту миноносца и поднялся на его борт.
   Выслушав рассказ мичмана, каперанг с трудом сдержался, чтобы не расцеловать этого славного юношу, который, к тому же даже стеснялся рассказывая о своей, смело можно сказать, героической одиссее.
   - Я пока съеду на берег, но "Баян" останется на внешнем рейде, так что не выпустим, не волнуйтесь. Или разоружатся они, или милости просим... "Сердитому" придётся спустить флаг после боя с японцем, а может и нет, но не беспокойтесь, вас с Родниным и пару десятков матросов я заберу на эскадру. Если пожелаете, конечно. Но такие моряки как вы России сейчас нужны. А миноносец, в случае чего, оставите на попечение кондукторов и остатков команды. Официальной частью займётся наш местный военный представитель, я договорюсь. Возражения будут?
   
   Вернувшись на "Отова" Суга, доложил о беседе с русскими, что ,впрочем, уже не имело значения. "Баян" почти втрое превосходил японский крейсер по водоизмещению, более чем вчетверо по весу бортового залпа, не уступал в скорости, к тому же имел броневой пояс. Стоящий на внешнем рейде "Баян" надёжно перекрывал выход в открытое море. А до истечения отпущенным международным правом времени нахождения в нейтральном порту оставалось три часа.
  "Отова" хоть и был новейшим крейсером, улучшенным вариантом "Нийтаки", но улучшены были мореходность, скорость, а вот как раз вооружение было ослаблено по сравнению с прототипом. Большинство экипажа было не имеющим опыта войны. Именно поэтому Того и отправил скоростной, но слабый крейсер на юг, в качестве разведчика. И в открытом море "Отову" никто из русских бы не догнал. Надо же было так глупо попасться!
   
   Собрав офицеров крейсера командир японского корабля обрисовал ситуацию и предложил игнорировать правило 24 часов. А русские не посмеют здесь находиться долго - они прекрасно понимают, что адмиралу Того уже известно о их нахождении в Шанхае. Не раз уже в этой войне японцы грубо нарушали международное законодательство и им это сходило с рук. Причём, будь это Циндао, принадлежавшее немцам, "полусоюзникам" русских... Немцы уж точно не позволили бы творить на своей территории такой же "беспредел" как было в Чемульпо и в Чифу. Но китайцы не посмеют что-то категорически требовать со своих недавних победителей.
  - Господин капитан, катер под белым флагом! - заглянул в каюту вестовой.
   К бору подходил катер с "Баяна". По поданному трапу на борт поднялся русский офицер.
   - Лейтенант Подгурский. - козырнул он японскому командиру, - господин капитан, я уполномочен передать вам следующее: До окончания разрешённого времени стоянки в порту у вашего корабля осталось два часа. Если по истечении этого времени ваш крейсер не спустит флаг и не разоружится или не покинет порт, то наши силы атакуют вас прямо здесь, в порту. На принятие решения вам даются те самые два часа. Причём если вы всё таки решите разоружаться, то мы не поленимся проконтролировать это, простым спуском флага вы не ограничитесь. Честь имею!
   
   После убытия русского офицера в кают-кампании "Отовы" повисло тягостное молчание.
  - Ну что же, господа. Сберечь крейсер не удастся.- заговорил капитан 1го ранга Арима,- Русский "Варяг" вышел на бой при гораздо более неблагоприятных обстоятельствах. Мы не можем покрыть позором себя и нашу родину, показав, что у нас меньше мужества, чем у русских. Да и шансы у нас, хоть и небольшие, но есть. Готовить крейсер к бою!
   
   ***
   
   А ведь наше интернирование откладывается, Василий, смотри! - протянул мичману бинокль инженер-механик.
   На "Отове" разводили пары, было видно оживление на палубе, а через несколько минут крейсер начал выбирать якоря.
  - Ну и нам туда же, - усмехнулся Соймонов, - Поднять якорь! Следовать на внешний рейд! А драться постепенно надоедает, а?
  - Ну а нам драться и не придётся, хотя для чего мы жалование получали все эти годы и мундир носили, чтобы барышень охмурять? - усмехнулся Роднин. Ладно - я в машинное, зови, если что.
   Юркому миноносцу потребовалось, конечно, гораздо меньше времени, чтобы выйти на внешний рейд. И когда "Отова" показался на выходе из порта, "Сердитый" уже успел встать на якоря на внешнем рейде. Вся команда кроме машинной вывалила на палубу и с нетерпением стала ждать начала боя.

+5


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Вячеслава Коротина » Порт-Артурский гамбит. Броненосцы победы.