Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Сергея Кима » Харальд Поттер. Огнём и сталью (фанфик по Гарри Поттеру)


Харальд Поттер. Огнём и сталью (фанфик по Гарри Поттеру)

Сообщений 1 страница 10 из 659

1

Вначале было... хулиганство и вопрос "А что если?"
Отправить Виктора Северова в мир мадам Роулинг? Да запросто. Но с вселением в тело самого ГП вышел бы просто перепев ЧЖ на новый лад. Поэтому пришла новая мысля - а что если бы Виктор воспитал бы Гаррика?
Поэтому вооружился я электронным текстом первой части Поттерианы и методом жесточайшего копитыздинга наваял дня за четыре ажно восемь глав.

+1

2

Глава 1. Начало пути.

Конец июля на юго-западе Англии в этом году выдался на редкость жарким и засушливым. Оттого сейчас эта старая деревенька, спрятавшаяся между двумя грядами холмов, казалась абсолютно пустынной и безжизненной...
Впрочем, это было не так уж далеко от истины.
В последнюю войну она стала целью многочисленных рейдов тёмных магов, а в ставший легендарным Хэллоуин 1981-го так и вовсе - полем битвы для одного из самых знаменитых сражений в истории современной магической Великобритании.
Ведь именно здесь почти десять лет назад окончил свой земной путь величайший тёмный волшебник столетия - Волдеморт.
И до того не слишком густонаселённая деревня практически полностью вымерла после этого события... Нет, в ту ночь погибли лишь трое человек, считая самого Тёмного Лорда (а впрочем, можно ли его было называть человеком?..), а большая часть населения разъехалась уже позже.
Но кое-кто всё-таки остался в этой деревушке-мемориале, состоявшей как будто бы только из кладбища, небольшой часовни и старых ветхих домов.
Невысокий коротко стриженный чёрноволосый мальчишка с живым и любознательным взглядом ярко-зелёных глаз сейчас занимался достаточно странным, на первый взгляд, действием - расставлял на старом деревянном столе стеклянные бутылки. Закончив с ними, он круто развернулся на сто восемьдесят градусов и чётким шагом зашагал прочь, звонко считая вслух.
- Раз. Два. Три...
Одет он был, кстати, несколько необычно - болотного цвета лёгкая куртка и брюки с широкими накладными карманами, крепкие туристические ботинки и камуфляжной расцветки кепи. Через плечо была переброшена лямка небольшой сумки, а на поясе покачивалась тяжёлая потёртая фляга.
- Одиннадцать. Двенадцать. Тринадцать...
А вот мальчик как раз-таки находил этот наряд не странным, а на редкость удобным и для пробежек, и для рейдов по местным лесам и сопкам, и для рыбалки с охотой. Несмотря на то, что ему только сегодня исполнилось одиннадцать лет выглядел он немного постарше - подтянутый, загорелый, с чёткими и уверенными движениями.
- Восемнадцать. Девятнадцать. Двадцать!
Паренёк резко наклонился, подхватывая лежащую на земле пневматическую винтовку, вскидывая её к плечо и быстро поворачиваясь назад.
Щелчок, и одна из бутылок разлетается на части. Мальчик уверенным движением переломил ствол спортивного оружия, заряжая извлечённой из кармана пулькой, возвратил ствол на место. Прицелиться - и ещё одна мишень поражена.
Наверное, всё-таки свой день рождения справлять было положено несколько иначе... Но юный Харальд предпочитал именно такие развлечения.
Да, это был тот самый знаменитый на всю Европу Мальчик-Который-Выжил - Гарри Поттер. Или как он сам предпочитал себя называть - Харальд. В честь последнего короля викингов, о котором ему иногда рассказывал отец.
Разумеется, приёмный. Потому как настоящие родители Поттера погибли десять лет назад, пытаясь защитить своего ребёнка от Тёмного Лорда.
Естественно, безуспешно. Куда было двадцатилетним чародеям совладать с самым сильным магом Британии, не считая легендарного Дамблдора?
Впрочем, что не удалось сделать им, как и всем боевикам Министерства Магии, то получилось у первым прибывшего на место ужасной трагедии молодому наёмнику из Аврората. Да, великий и ужасный лорд Волдеморт оказался повержен совсем ещё юным парнем, который впоследствии взял на себя заботу о воспитании маленького Гарри. И что самое удивительное - приёмный отец Поттера не был магом...
Расправившись со всеми стеклянными жертвами, Харальд радостно ухмыльнулся и, небрежно закинув винтовку за плечо, бодро зашагал к стоящему неподалеку дому - скоро должен был уже вернуться отец.
Нет, Поттер прекрасно знал, что Виктор - не его родной отец, как и то, что стало с его родителями, но... Настоящий отец как-то не вызывал у него особого трепета, в отличие от той же матери, погибшей ради него и даровавшей Гарри особую магическую защиту, которая и спасла его от непростительного заклятья.
Другое дело - Виктор.
Его Харальд искренне уважал и любил, и отлично понимал, что не будь его вряд ли бы он стал тем, кто он есть. Отец не был магом, но вот уже десять лет состоял на службе в Аврорате и считался одним из лучших истребителей тёмных волшебников. Вообще-то то, чем владел Виктор на магию как раз очень походило, причём не иначе как на боевую магию высших порядков... Но вот в остальном он явно был даже хуже, чем сквиб - кое-какое волшебство у Виктора получалось только лишь с помощью его монструозной волшебной палочки, сделанную в виде трости. Увы, но тот приснопамятный бой с Волдемортом дорого обошёлся молодому наёмнику - в бою он повредил правую ногу и гортань, а также лишился правого глаза  и левой руки. Не говоря уже о более мелких шрамах и ожогах.
Виктор иногда со смехом рассказывал, что из-за всего этого его часто сравнивали с другим знаменитым аврором - Аластором Грюмом. У того тоже была куча шрамов, не хватало глаза и ноги, которые заменяли магомеханические протезы. Точно такими же пользовался и Виктор,  и поэтому мало уступал в бою другим волшебникам...
Но не это было главным для Харальда.
А главным для юного волшебника было то, что жутковато выглядящий аврор его искренне любил и заботился словно о родном сыне. Виктор не мог научить Поттера магии, но зато этим занимались регулярно приглашаемые в дом друзья и знакомые опекуна. Так что уже в свои одиннадцать лет Харальд знал намного больше, чем обычный первокурсник Хогвартса - единственной магической школы Великобритании.
Виктор, кстати, был крайне невысокого мнения об этой школе, и по его собственным же словам охотнее отправил Харальда в немецкий Визенберг, болгарский Дурмстранг или русский Китеж, но увы...
Особенно раздражало опекуна система образования, начисто игнорирующая все науки обычных людей, которых в Англии презрительно именовали маглами. Это прозвище, Виктор, кстати люто ненавидел и внушил то же отвращение и у своего приёмного сына. И это несмотря на то, что Харальд получал великолепное домашнее образование, включая и уроки этикета и аристократизма.
Сам Виктор был большим знатоком магловских наук, имел поистине энциклопедические знания, разбирался в механике и технике, и свободно разговаривал на четырёх языках. Всему этому он старался обучить и Гарри...
"Не Гарри, а Харальд", - мысленно поправил сам себя мальчик. Имя, которым его называли в детстве ему категорически не нравилось, зато его скандинавский вариант Поттеру очень даже нравился. Историей он интересовался с самых ранних лет, а его самыми верными и, к сожалению, единственными друзьями стали книги из обширной отцовской библиотеки. Нет, Поттер не был необщительным или нелюдимым ребёнком, но просто в округе не было других детей, с кем он мог бы дружить.
Поэтому приходилось учиться вести себя как взрослый и общаться исключительно со взрослыми - сослуживцами и немногочисленными друзьями отца. Впрочем,  такие друзья были даже интереснее обычный детей, как считал юный волшебник. С ними можно было ездить на отцовском джипе на рыбалку и охоту, беседовать и спорить о заклятьях, артефактах и эликсирах... И даже стрелять из настоящих винтовок и пистолетов!
Как и свой отец, Харальд искренне не понимал презрения чародеев ко всему неволшебному. И даже то, скольких приспешников Тёмного Лорда Виктор за эти годы отправил на тот свет с помощью своего меча и пары пистолетов дела не меняло.
Зато Поттера его опекун обучил почти как самого настоящего юного солдата. Отец не любил говорить о своём прошлом, но он явно был когда-то солдатом человеческой армии.  Причём, чуть ли не спецназовцем - столько он знал и умел всего. Рукопашный бой и фехтование, стрельба, тактика и даже некоторые познания в минно-взрывном деле... Впрочем, совсем уж суперкрутым бойцом он не был, а уж вырастить такового из Харальда тоже пока что не вышло...
Хотя порой обучение было очень и очень тяжёлым, а Виктор начинал проявлять чуть ли не садистские наклонности... Но Поттер никогда не жаловался и тем паче не плакал, оставив слёзы где-то в детстве. Чтобы встать даже после изнуряющего марш-броска или учебного спарринга с отцом, обычно требовалось лишь вспомнить своё Предназначение.
Виктор никогда не скрывал от сына, что в стране его считают чуть ли не Избранным, победившим самого ужасного террориста в истории современной магической Британии, на счету банды которого были сотни жизней магов и тысячи обычных людей.
Харальд не знал, откуда его отец знает столько всего, поэтому уже давно вынес для себя вердикт, что Виктор - пророк. Иначе все его слова объяснить было попросту трудно, а вариант с сумасшествием категорически не подходил.
А словам отца Харальд верил, хотя от его рассказов и вставали дыбом волосы...
Да, Волдеморт повержен... Но не убит. И он вернётся, очень скоро вернётся. Развяжет новую гражданскую войну, но главной целью  изберёт некоего Гарольда Поттера, как повинного, по его мнению, во всех бедах тёмного чародея.
Мальчику ещё не было и десяти лет, когда отец с совершенно равнодушным видом рассказывал ему события будущего... Не ярко и в красках, как было бы при бреде психа, а  скучно и серо, будто зачитывал хронику уже произошедших событиях.
"Твой крёстный отец - Сириус Блэк. Его обвинили в том, что он выдал место укрытия твоей семьи Волдеморту, тем самым предав их. А затем убил своего друга и одновременно друга Джеймса - Питера Петтигрю. Ну и дюжину обычных людей заодно. За все эти прегрешения был пожизненно помещён в Азкабан, где и пребывает поныне. Через два года совершит оттуда побег и будет искать тебя, сын. Можешь не пугаться - Сириус был оклеветан и полностью невиновен, а истинный предатель - этот недоделанный крысомаг ублюдок Пидер... Веришь мне, сын, или считаешь, что твой батя спятил?"
Харальд верил. Каким-то шестым чувством он знал, Виктор ему не врёт.
И поэтому когда речь заходила о том, как можно будет уничтожить вроде бы бессмертного Волдеморта, особого отчаянья не было. Да, хоркруксы собрать будет непросто,  а уничтожить их  и того труднее, но если знаешь что они из себя представляют и где находятся миссия переходила из разряда "невыполнимых" в категорию "трудных".
"Но  всё это не сейчас, сын," - говорил Виктор. - "Да, на первом курсе ты столкнёшься с одной из частиц души Волдеморта, но убить его будет под силу даже одиннадцатилетнему ребёнку. Если он, конечно, Харальд сын Виктора."
Это одновременно пугало и жутко льстило, но отец никогда не относился к Поттеру как к ребёнку. Уже с самого детства Харальд знал, что совсем скоро его ожидает битва не на жизнь, а на смерть. Из которой он при должном усердии и старании может выйти победителем, героем и просто сильным магом.
"Война - двигатель прогресса...", - иногда задумчиво ронял Виктор, сидя вечером перед зажжённым камином с сигаретой в зубах. - "Там, где в обычной жизни тебе требовались бы годы, чтобы стать настоящим бойцом, здесь будет достаточно просто уцелеть в нескольких битвах..."
После этого отец обычно любил приводить в пример снайперов Второй Мировой. Немцы готовили каждого бойца долго и тщательно, выпуская на фронт только уже хорошо подготовленного охотника на людей. Русские же обычно собирали сотню лучших стрелков в подразделении и учили их прямо в боях. Отсев был, конечно же, жесточайший, но зато в итоге появлялся натуральный крысиный тигр - безжалостный и смертельно опасный боец, который жрал врагов на обед десятками и сотнями.
О своей собственной смерти Харальд пока что задумывался очень мало, живя по тому же принципу, что и отец - "ты уже мёртв, поэтому смерти можешь не бояться, хотя и рисковать напрасно тоже не надо". Слава, награды и геройские почести его тоже не прельщали - несмотря на то, что в Англии Харальду пели исключительно дифирамбы, юный Поттер относился к этому крайне скептически. Ничего это его не интересовало... Или даже если и интересовало, то крайне слабо.
Самой его главной мечтой было стать великим воином - сильным, умным и храбрым. Таким, чтобы им мог гордиться его отец...
Победить Волдеморта и шайку его жополизов?
Трудно. Но не фатально.
Зато итогом победы будет спокойствие целой страны, а ведь это сама по себе немалая награда...
Но самым главным, по словам отца, чего можно было достигнуть на этой войне - обрести верных друзей и свою любовь. Тех, кто будет готов умереть за тебя. Тех, за кого ты сам без колебания отдашь свою жизнь...
Харальд Поттер шагал в сторону дома, проводив взглядом большую серую сову. Сегодня ему исполнилось одиннадцать лет, и несмотря на все свои знания оставался мальчишкой, чьими любимыми книгами были приключенческие и рыцарские романы...

+19

3

- Я дома! - жизнерадостно оповестил Харальд, заходя внутрь особняка Поттеров, восстановленного руками его приёмного отца. То, что Виктор уже вернулся из города, мальчик уже понял по стоящему перед гаражом чёрному отцовскому "лэнд роверу".
Заметив какое-то движение слева, Харальд шустро отпрыгнул в сторону, уворачиваясь от чьей-то руки, а затем попытался оперативно выйти из зоны поражения.
"В бегстве нет ничего постыдного, сын, если тебе не нужно стоять в бою насмерть.  Если есть возможность, то действуй по тактике "бей-беги"".
Впрочем, далеко Харальду уйти не удалось, потому как его с хриплым смехом сграбастали за шиворот и заключили в крепкие объятья.
- Ну, отец! - тут же запротестовал Поттер.
- Да брось, Викинг! - Виктор со смехом взъерошил короткие волосы сына. - Дай хоть немного с тобой понянчиться, а то же ты у меня сегодня совсем взрослый стал!
Викингом Поттера он называл вначале исключительно в насмешку, когда тот упрямо начинал твердить, что Гарри - лошарское имя, а Харальд - это почти то же самое, но круче.
"Какой же из тебя викинг? - необидно хохотал Виктор. - Маленький и чёрненький, а они были высокие и светлые. Тоже мне викинг!"
- Отец!
- Ладно, ладно... - добродушно усмехаясь, аврор выпустил сына из объятий. - Чем без меня занимался?
- Пробежался, потренировался, пострелял по бутылкам, а теперь собираюсь принять душ и почитать! - бодро отрапортовал Харальд.
- Молодец, - слегка устало улыбнулся опекун, откидывая с лица длинную прядь волос.
Поттер в который раз поразился, насколько ведь, по сути, молод его приёмный отец - ему, по его собственным словам, едва минуло тридцать лет... Но столько ему никто и никогда не давал, глядя на длинные седые волосы и неподвижную правую половину лица, с широкой чёрной повязкой на глазу. Когда-то туда прилетело одно из страшных проклятий Волдеморта, из-за чего Виктор навсегда стал калекой.
Но для мальчика отец всё равно был самым лучшим на свете.
Виктор с извечной кривой ухмылкой засунул руку в широкий карман длинного чёрного плаща, который он предпочитал традиционным мантиям.
- Угадай, что у меня там?
- Подарок на мой день рождения, - моментально выдал Харальд.
- Почти. Лови!
Мальчик ловко поймал  брошенный в него тяжёлый конверт, перевернул его и прочитал:
«Мистеру Г. Поттеру, графство Дорсет, деревня Годрикс Холоу, улица Серебряная, дом четыре»
Пергамент. Изумрудные чернила. Каллиграфический почерк.
- Оно самое? - спокойно произнёс Харальд.
- Да, сын. Твой путь начинается.
Поттер неторопливо вскрыл конверт и так прекрасно зная, что будет внутри - всё это отец уже рассказывал ему и не раз.

ШКОЛА ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА «ХОГВАРТС»

Директор: Альбус Дамблдор
(Кавалер ордена Мерлина I степени,
Великий волш., Верх. чародей, Президент
Международной конфед. магов)

Дорогой мистер Поттер!
Мы рады проинформировать Вас, что Вам предоставлено место в Школе чародейства и волшебства «Хогвартс». Пожалуйста, ознакомьтесь с приложенным к данному письму списком необходимых книг и предметов.
Занятия начинаются 1 сентября. Ждем вашу сову не позднее 31 июля.

Искренне Ваша,
Минерва МакГонагалл,
заместитель директора

Всё это Харальд прочитал вслух Виктору, который к этому времени уже скинул плащ, расстегнул чёрную с золотым шитьём рубашку, снял с себя перевязь с двумя пистолетами и с видимым удовольствием растянулся в любимом кресле. Поттер по окончанию чтения вводной части, оперативно переместился поближе к отцу, усевшись на подоконник.
- Вот и первые фигуранты. Дамблдор и МакГонагалл. Что можешь о них сказать?
- Альбус Дамблдор. Директор чародейской школы "Хогвартс", верховный чародей Великобритании et cetera. Носит маску доброго и простодушного светлого волшебника. но на самом деле расчётливый и циничный политик. Без промедления пожертвует даже детскими жизнями ради эфемерного "общего блага", как он его понимает. По некоторым данным - сильнейший маг этого столетия во всём Старом Свете. Крайне сильный легимент - поэтому в его присутствии нельзя думать чересчур "вольно". При попадании в его кабинет для каких-либо бесед категорически не рекомендуется есть или пить что-либо из предложенного директором.
- Жаль, что я так и не смог найти кого-нибудь, кто смог бы тебя научить окклюменции... - вздохнул Виктор. - Впрочем, в твои годы это всё равно практически невозможно... Ладно, продолжай.
- Минерва МакГонагалл. Декан факультета Грифиндор, преподаватель трансфигурации. Честная и сильная волшебница. Анимаг, звероформа - полосатая кошка. Условно союзна.
Всё это Харальд отбарабанил будто бы какой-нибудь урок. Впрочем,  в некоторой степени это было правдой, ибо примерно с год назад Виктор начал заочно знакомиться сына с теми, кто в будущем может повлиять на его судьбу.
- Gutt. Что там дальше в письме?

+17

4

ШКОЛА ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА «ХОГВАРТС»

Студентам-первокурсникам требуется:

Три простых рабочих мантии (черных).
Одна пара защитных перчаток (из кожи дракона или аналогичного по свойствам материала).
Один зимний плащ (черный, застежки серебряные).
Пожалуйста, не забудьте, что на одежду должны быть нашиты бирки с именем и фамилией студента.

- Бирочки, мать их так... - проворчал аврор. - Бирочки, клеймения и по-любому строевые смотры будут устраивать - всё прямо как в нашей доблестной и легендарной...
- Ненавижу мантии, - заявил Харальд.
- Ничего, это же всего лишь верхняя одежда... Обычную на всякий случай тоже возьмёшь. Плюс бельё, носков несколько пар...
- Отец, да знаю я, что брать! Не маленький уже!
- Конечно, конечно, - улыбнулся Виктор. - Дальше, если мне не изменяет память, должен быть список литературы...
- Так точно, сэр!

Книги
Каждому студенту полагается иметь следующие книги:
«Курсическая книга заговоров и заклинаний» (первый курс). Миранда Гуссокл
«История магии». Батильда Бэгшот
«Теория магии». Адальберт Уоффлинг
«Пособие по трансфигурации для начинающих». Эмерик Свитч
«Тысяча магических растений и грибов». Филлида Спора
«Магические отвары и зелья». Жиг Мышьякофф
«Фантастические звери: места обитания». Ньют Саламандер
«Темные силы: пособие по самозащите». Квентин Тримбл

- Я это всё в прошлом году прочитал, - с некоторой обидой произнёс Харальд.
- Ничего, перечитаешь, освежишь память... Ты со вторым курсом уже покончил или ещё нет?
- На трансфигурации застрял - уж больно сложная... Но к концу лета обязательно разберусь, отец!
- Естественно, - шелестяще рассмеялся аврор. - Это ведь не алгебра и физика, эти знания реально пригодятся при выживании. Так что никогда не ленись изучать колдовские науки. Только историю магии отправь по маршруту сидов - лесом, полем да торфяником. На первом курсе - самый тупой предмет.

Также полагается иметь:
1 волшебную палочку,
1 котел (оловянный, стандартный размер № 2),
1 комплект стеклянных или хрустальных флаконов,
1 телескоп,
1 медные весы.

Всё это у Харальда уже было давно заготовлено, даже палочка с которой он упражнялся: редкий и мощный экземпляр - ливанский кедр и зубы песчаного дракона. Но он знал, что отец уже давно хотел приобрести для него ещё одну палочку. И почему-то непременно перед школой и у знаменитого на всю Британию мастера Олливандера.
Но отцу, разумеется, было виднее.

Студенты также могут привезти с собой сову, или кошку, или жабу.

Жаб или крыс в качестве своих питомцев Поттер даже и в кошмарах не рассматривал. Никого из троицы домашних котов тоже уже давно было решено не брать, потому как Амадей, Людвиг и Антонио дальние переезды не любили, да и мороки со своенравными котярами было бы преизрядно. Несмотря на суровый характер и вид солдата до мозга костей Виктор был ярым кошатником, обожающим этих представителей усато-полосатой породы. Привил он эту любовь и сыну, поэтому домашних любимцев с собой брать было просто жалко - мало ли что в школе могло приключиться...
Первоначально по планам отца и сына, Харальд должен был взять с собой сову для оперативной связи в условиях плотных наведённых магических помех в районе укрепрайона "Хогвартс", но затем было решено поддаться на последнюю моду колдунов из министерского Отдела Тайн - использовать почтовых воронов.

НАПОМИНАЕМ РОДИТЕЛЯМ, ЧТО ПЕРВОКУРСНИКАМ НЕ ПОЛОЖЕНО ИМЕТЬ СОБСТВЕННЫЕ МЕТЛЫ.

- Твой отец был ловцом гриффиндорской сборной по квиддичу и летал просто отлично, - заметил Виктор.
- Тупой спорт, - поморщился Харальд. - Никогда мне не нравился. А ведь ещё и биатлон на Олимпиаде этой зимой не посмотрю - в этом Хогвартсе электроника ведь не работает...
- Ничего, я запишу на видео - посмотришь, как летом на каникулы приедешь. Но метла тебе, кстати, пригодится...
- Да я помню... Вот только как получить разрешение на её пользование?
Виктор ухмыльнулся.
- Поверь, сын, есть способы... Заметил, кстати, что списка запрещённых предметов не прилагается?
- Ага, - ухмыльнулся в ответ Харальд. - А значит многие милые моему сердцу штучки можно будет взять беспрепятственно...
- Кстати, - аврор поднялся из кресла, прошёл к столу на котором лежал небольшой ящик, взял его и торжественно вручил сыну. - Поздравляю с одиннадцатилетием Гарольд Джеймс Поттер!
Мальчик нетерпеливо рванул обёрточную бумагу, чувствуя как сердце начинает биться чаще... Неужели?..
- Отец,  ты самый лучший! - радостно воскликнул Харальд, повисая у Виктора на шее.
- Да ладно, ладно... - добродушно прогудел аврор. - Просто я чокнутый психопат и маньяк, заботящийся о безопасности своего сына...
В небольшой коробке до поры до времени мирно лежал боевой пистолет "Вальтер ППК" и две упаковки патронов.

+18

5

Глава 2. Шопинг как таковой.

Всё оставшееся время отец усиленно подготавливал Харальда к учёбе в Хогвартсе. Правда, странная это была учёба... Ни тебе заклинаний, ни рецептов, ни уравнений...
Зато Виктор с немыслимой осведомлённостью выдавал данные на многих и многих людей, находящихся в школе. Всё о преподавателях. Всё о студентах. Кто может стать другом, кто - врагом. Кто робок, кто труслив, кто храбр без меры, кто может предать. Как с кем себя вести - с кем делать упор, что Харальд является наследником древнего и богатого аристократического рода Поттеров. Или с кем наоборот не прикрываться никакими масками и вести себя как можно более естественно. У кого какие сильные стороны и какие слабые, от кого какую пользу можно извлечь, а с кем просто повеселиться... И даже об особенностях тараканов в некоторых головах аврор был прекрасно осведомлён.
Главным же стало то, что в этом году одна из частей души Волдеморта, вселившаяся в некоего профессора Квирелла начнёт охоту за легендарным философским камнем.
- Я бы с превеликой радостью удавил этого ущербного заику собственными руками, но я не маг, поэтому частичку души Волди уничтожить не смогу, - заявил как-то Виктор. - Раскрываться ни перед кем мне нельзя, я и так в Аврорате держусь на честном матерном слове и кое-каких связях... Плюс к этому фиолетовая свинья под названием Квирелл почти не вылезает из Школы, а я туда попасть так просто не могу.
Впервые выбрался Харальд и в Лондон - в знаменитый Косой переулок  о котором так много читал. В городах  обычных людей он бывал и раньше, а вот от магического мира отец его старался всячески изолировать... В  разумных пределах. И уже сейчас Харальд вынужден был признать, что это, вероятнее всего, было самым правильным решением.
...Вход в переулок находился в известном, в узких кругах, баре "Дырявый котёл".
Видимо, эти круги были ну просто очень узкими, потому как рекомый бар выглядел как нереально дешёвая забегаловка для лондонских бомжей. Если бы отец не указал на него, Харальд бы его даже не заметил. Проходящие мимо люди на бар тоже не смотрели. Их взгляды скользили с большого книжного на магазин компакт-дисков, а бар, находившийся между этими магазинами, они, похоже, вовсе не замечали. У мальчика возникло стойкое чувство, что так оно и было,  и повинны были в этом какие-то мощные маскирующие чары...
Изнутри бар тоже был не в лучшем состоянии - очень тёмный и обшарпанный, а в воздухе висел запах каких-то диковинных благовоний...
- Эй, чупакабры дискретные! - ласково обратился Виктор к сидящим прямо около входа двум мужчинам затрапезной наружности, курящих кальян. - Я вам, дятлам, сколько раз говорил - опять увижу, что шмаль долбите здесь - руки вырву, в жопу вставлю и скажу, что так и было?
- Гляди, гляди, Джонни! Мерлин... - глупо хихикнув, выдал один из курильщиков, тыкая пальцем в широко ухмыляющегося аврора.
- Да где же Мерлин, если это Парацельс? - не согласился его собеседник.
Уже через минут несогласный покинул помещения, выдернутый сильной авроровской рукой из-за столика. Следом за ним последовал и его товарищ, от испуга грохнувшийся под стол и попытавшийся уползти из бара на четвереньках. Ускорение ему придала нога, обутая в тяжёлый армейский ботинок.
Несколько пожилых женщин, сидевших в углу и пивших вино из маленьких стаканчиков, дружно со смехом отсалютовали Виктору. Тот фиглярски поклонился и подошёл к стойке, где маленький человечек в цилиндре разговаривал со старым лысым барменом, похожим на нахмурившийся грецкий орех.
- Том, когда ты уже этих двух корнеплодов перестанешь сюда пускать? - ухмыльнувшись, поздоровался за руку с барменом аврор.
- А я и не пускаю, - казалось, что этот "орех" не может сморщиться больше... Но после его ухмылки Харальд понял, что казалось. - Просто сова на хвосте новость принесла, что ты к нам сегодня заявишься - вот я и решил устроить себе маленькое развлечение.
- Что за сова? - моментально навострил уши Виктор. - И какого филина она суёт свой клюв туда, куда не надо?
- Да брось ты, Норд! А то я не знаю, что твоему сыну этим летом одиннадцать исполнилось, а сегодня начало недели скидок на учебные товары? Харальд, да?
- Так точно, сэр! - браво отрапортовал мальчик, вытягиваясь по струнке. - Рад знакомству, сэр!
- Ох ты ж, борода Мерлина, два Норда - это уже батальон! - рассмеялся бармен.
- Ладно, бывай, Том, - ещё раз пожал ему руку аврор. - Ещё заглянем!
Отец и сын вышли из заднего выхода бара в маленький двор, со всех сторон окруженный стенами. Здесь не было ничего, кроме мусорной урны и нескольких сорняков.
- Норд? - выразительно поднял бровь юный волшебник.
- Мало кто знает, что мой сын Харальд Норд - на самом деле знаменитый Гарри Поттер.
- Обожаю сюрпризы, - хихикнул мальчик.
- Ага, просто офигенный сюрприз мы этим магикам зловредным приготовили... Так, три вверх… Два в сторону... Оп!
Виктор трижды стукнул по выбранному кирпичу набалдашником своей трости. Кирпич, до которого он дотронулся, задрожал, потом задергался, в середине у него появилась маленькая дырка, которая быстро начала расти. Через секунду перед ними была арка, достаточно большая, чтобы сквозь нее мог пройти Хагрид. За аркой начиналась мощенная булыжником извилистая улица.
- Добро пожаловать в Косой переулок, - произнёс аврор.
Харальд пожалел, что у него не десять глаз. Пока они шли вверх по улице, он вертел головой, пытаясь увидеть все сразу: магазины, выставленные перед ними товары, людей, делающих покупки...
Ярко светило солнце, отражаясь в котлах, выставленных перед ближайшим к ним магазином. «Котлы. Все размеры. Медь, бронза, олово, серебро. Самопомешивающиеся и разборные» — гласила висевшая над ними табличка.
- Готов прозакладывать собственное  посмертие, если я как-то не видел в этом пункте приёма металлолома настоящий советский армейский котелок... - хмыкнул Виктор. - Чёрт, надо было купить на память...
Из мрачного на вид магазина доносилось тихое уханье. «Торговый центр «Совы». Неясыти обыкновенные, сипухи, ушастые и полярные совы».
- С Леонардом поговорил - завтра он мне даст двух воронов. Один будет твой.
- Отец, а разве почтовые вороны - это не исключительная привилегия тайнознатцев?
- Это не привилегия, а банальная экономия, - хмыкнул Виктор. - Ворон - не сова, прокормить его дешевле и проще, чем мышеедную птичку.
Несколько мальчишек примерно возраста Харальда прижались носами к другой витрине, разглядывая выставленные в ней метлы.
- ...Смотри, смотри! Новая модель - «Нимбус-2000»! Самая быстрая...
Поттер скептически хмыкнул. Видимо, эта пацанва ничего не знает о новейших советских истребителях МиГ-31,  развивающих скорость до трёх махов, о которых рассказывал отец... Он вообще был величайшим знатоком человеческой боевой техники и оружия, поэтому после его рассказов истории о заклинаниях массового поражения как-то блекли на фоне даже самой простенькой системы залпового огня...
- Дааа... Косой переулок - это почти что английский Арбат... - задумчиво уронил странную фразу Виктор.
Харальду всё-таки приходилось признавать, что временами он не понимает о чём говорит отец. И дело было вовсе не в том, что он частенько перемежал свою речь словами из разных языков, не говоря уже о виртуозной ругани. Просто чувствовалось, что в своей жизни Виктор Норд побывал в самых разных местах... Судя по его виду, у него в жилах текла изрядная доля азиатской крови, немало времени он прожил в СССР и Германии (какой-то из двух), а осел вот в Великобритании...
Интересно, кстати, а что такое Арбат? Спросить? Да нет, тут, пожалуй, и самому догадаться можно - наверняка такая же улица с магическими товарами в какой-нибудь другой стране...

+18

6

Вообще Косой переулок оказался на редкость оживлённым местом, что было неудивительно, ведь он являлся настоящей торговой Меккой всей магической Англии... А сейчас ещё и вдобавок началась последняя неделя августа с традиционными распродажами для школьников. И никогда ещё Харальд не видел одновременно столько своих сверстников - как мальчишек, так и девчонок... Последние его вполне ожидаемо заинтересовали, потому как о взаимоотношениях с противоположным полом он с отцом всё прояснил уже давно...
Несколько удивило Харальда только то, все его сверстники вели себя... Ну, как несерьёзно что ли... Впрочем, как раз-таки его неестественное спокойствие и показное равнодушие ко всему происходящему были более странной вещью. Но Поттер как-то с самого детства принял то, что он - будущий солдат, а значит и вести себя должен соответственно...
- В банк сегодня не пойдём, - объявил Виктор. - "Гринготс" - это конечно не проклятый "Сбербанк", но очередей сегодня явно будет хватать... А на карманные расходы я тебе денег в дорогу дам. Только смотри,  не просади всё сразу!
- Отец, как можно! - оскорбился Харальд.
Вообще-то мальчик знал, что его настоящие родители оставили ему неплохое состояние, так что, по идее, он мог расти в роскоши... А вот Виктор был категорически иного мнения - и сам старался лишний раз деньги сына не тратить, и ему соответственно не позволял... Правда как-то отец всё-таки, по его же признанию, изрядно потратился, вложившись в какие-то американские компании... Какие - он из вредности не говорил, а только хихикал, брал из вазы с фруктами яблоко, надкусывал его и вставал около окна.
- Значит так, Викинг, сейчас я на какое-то время смотаю в Лютный переулок - кое-чем закуплюсь, а ты пока иди пока вооон в ту лавку и подбери мантий на свой вкус. Только не спрашивай у них камуфляжные! Я спрашивал - у  них нет.
Харальд посмеялся над штукой, выдержанной в традиционном стиле отца и направился в сторону магазина с вывеской «Мадам Малкин. Одежда на все случаи жизни». Про прогулку вместе с отцом в Лютный переулок он даже и не заикался, прекрасно представляя, что это за место. Натуральный кусочек чёрного рынка, сдобренного самой тёмной магией в сердце Лондона. Даже самым подготовленным первокурсникам туда заходить не рекомендовалось, ибо было чревато... В таких вещах Харальд предпочитал отцу доверять, потому как никогда по пустякам он его не предостерегал.
Всё ещё слегка посмеиваясь Поттер зашёл в лавку и практически сразу же наткнулся на его хозяйку. Мадам Малкин оказалась приземистой улыбающейся волшебницей, одетой в розовато-лиловые одежды.
- Едем учиться в Хогвартс? - спросила она прежде, чем Харальд успел объяснить ей цель своего визита. - Ты пришел как раз по адресу! У меня тут как раз еще один клиент тоже к школе готовится...
В глубине магазина на высоком табурете стоял бледный мальчик с тонкими чертами лица и платинового цвета волосами, а вторая волшебница крутилась вокруг него, подгоняя по росту длинные черные одежды. Мадам Малкин поставила рядом с ним ещё один табурет и пригласила Поттера встать на него.
В голове Харальда при взгляде на белоголового тут же промелькнули слова отца:
"Мелкий, бледный, худосочный. Натурально хорёк. Увидишь, знай - это Драко Малфой, та ещё гнида... В будущем. Сейчас его, возможно, ещё есть шанс перевоспитать. Потенциальный кандидат в Упивающиеся смертью. Главный загон - на чистоте крови и аристократизме. Будешь с ним общаться, тоже дави на аристократизм. Ты хоть и полукровка, но зато наследник рода Поттеров. А значит более знатный, чем это кунье недоразумение"
- Стандартный набор, юноша? - обратилась к Поттеру мадам Малкин.
- Да, три повседневные мантии... Ну, и давайте ещё одну парадную.
- Цвет, фасон, материал?
- Давайте классику. Шёлковую... В чёрно-серебристой гамме.
- Вас поняла, юный сэр, сейчас предоставим.
- Привет! - обратился к Харальду бледный мальчик. - Тоже в Хогвартс?
- Разумеется, - хмыкнул Поттер. - Куда ж ещё?
Драко в ответ тоже хмыкнул.
- И то верно. Мой отец сейчас покупает мне учебники, а мать смотрит волшебные палочки, - сообщил беловолосый. Он говорил как-то очень устало, специально растягивая слова. - А потом потащу их посмотреть гоночные метлы. Не могу понять, почему первокурсникам нельзя их иметь. Думаю, мне удастся убедить отца, чтобы он купил мне такую… А потом как-нибудь тайком пронесу ее в школу... А у тебя, кстати, есть своя собственная метла?
- Пока нет, но думаю прикупить для статуса, - небрежно бросил Харальд, лихорадочно соображая как же всё-таки строить свою модель поведения с Малфоем. - Хотя мы с отцом не особо любим квиддич... Но порядок превыше всего.
- Хорошо сказано, - прицокнул языком Драко. - А мне нравится играть, да и получается это у меня здорово... Отец говорит, что будет преступлением, если меня не возьмут в сборную факультета, и я тебе скажу - я с ним согласен. Ты уже знаешь, на каком будешь факультете?
- Думаю, что это будет, скорее всего, Гриффиндор. Большая часть моих предков училась именно там.
- Понятно, - приязни в голосе Малфоя тут же значительно поубавилось. - Факультет безмозглых отморозков, пляшущих под дудку Дамблдора... Хотя, вообще-то никто заранее не знает где окажется - это уже там решат, но я знаю, что я буду в Слизерине, вся моя семья там была. Впрочем, даже Гриффиндор - всё равно лучше чем Хаффлпафф...
- Большое заблуждение, сэр, - подражаю говору Драко, ехидно возразил Харальд. - Какая разница на каком факультете будет человек? Иногда соратник в чужом стане - это даже лучше, чем рядом с тобой.
Малфои. Слизерин. Потомственные Упивающиеся. Взывать к чувствам дружбы и любви - бесполезно, придётся заставить взглянуть с прагматичной стороны.
- Хм, возможно ты и прав... - задумчиво протянул беловолосый. - Кстати, я тебя что-то не знаю. Судя  по речи - ты потомок какого-то аристократического рода, но я что-то не припомню тебя ни на одном из наших званных вечеров...
- Гарольд Джеймс Виктор Поттер, - подпустив в голос льда, чопорно представил Харальд. - Единственный наследник рода Поттеров.
- Ты - Поттер? - самым натуральным образом выпучил глаза Драко. - Не может быть!
- Да, на лбу это у меня не написано, и... - мальчик почт жалостливо посмотрел на собеседника. - Не нарушайте вы уже настолько этикет, сэр - представьтесь... В конце-концов я же представился, так что теперь твоя очередь.
Лицо Малфлоя стремительно пошло красными пятнами. Увы, но Харальд был прав на сто двадцать процентов - Драко за минувший разговор нарушил уйму норм классического этикета магической аристократии, начиная даже с элементарно "с кем имею честь?", с которого надлежало начинать все беседы между дворянами...
- Драко Люциус Малфой, - отрывисто произнёс беловолосый, в пику своей недавней манере речи, резко кивнул и протянул руку.
Харальд с некоторой мстительностью сжал её так, что мальчик аж скривился.
- А вот когда с любезностями покончено, можно и поговорить как два обычных однокурсника, - ухмыльнулся Поттер. - Признаться, я думал, что уж у тебя-то, Драко, подобные манеры будут вплавлены в мозги,  не то что у меня...
- Никогда не думал, что Гарри Поттер - это кто-то вроде тебя, - мрачно произнёс Малфлой, сверля взглядом собеседника и украдкой растирая руку.
- То есть?
- Отец всегда говорил, что Гарри Поттер - это паршивый ублюдок с грязной кровью...
- Знаешь, что за такие слова можно получить вызов на дуэль до смерти? - максимально ледяным тоном произнёс Харальд.
- Знаю, - неожиданно огрызнулся Драко. - И что? Вызовешь на дуэль меня или моего отца? Так он любого в порошок сотрёт...
- Я бы посмотрел, как он пытается стереть в порошок моего отца, - искренне произнёс Поттер. - Это было бы очень познавательно...
Поймав непонимающий взгляд беловолосого, он уточнил:
- Приёмного отца,  разумеется.
- Разумеется, это какой-нибудь магл?
- Сколько желчи, Малфой... - слегка поморщился Харальд. - С такими манерами ты точно когда-нибудь допрыгаешься до дуэли насмерть... А мой приёмный отец - аврор четвёртого ранга Виктор Норд.
Беловолосый поперхнулся.

+18

7

- Безумец Данте?
Отец действительно любил напевать строчку из какой-то песни, а потом пояснял, что это "Божественная комедия" Данте Алигьери. Хотя Харальду он со смехом объяснял, что на самом деле всё из-за седых волос, длинного плаща, меча и пары пистолетов. Правда, как это было связанно Поттер искренне не понимал, списывая всё на странноватый даже по меркам Британии юмор Норда.
- Ну...  Так лучшего палача Аврората тоже называют.
Малфой дёрнулся.
- Разве авроры - палачи?
- Мне больше нравится определение "истребители зла", - тактично заметил Харальд. - Я бы хотел стать таким же бойцом, что и он...
- Для главной надежды светлых сил ты говоришь очень странно, - хмыкнул Драко.
- Деление магов на светлых и тёмных - чушь, - повторил слова отца Харальд. - Есть только сила и те, кто этой силы лишён.
После этого Малфой как-то шибко сильно задумался и разговор сам собой угас. Поттер забрал покупки и вышел из магазина, где его уже дожидался отец, с задумчивым видом провожающий взглядом какую-то группу волшебников.
- Всё купил? - поинтересовался Виктор.
Харальд похлопал по объёмистым бумажным пакетам, перевязанным бечёвкой, у себя под мышкой.
- Добро. Пошли к Олливандеру теперь.
Магазин по продаже волшебных палочек находился в маленьком обшарпанном здании. С некогда золотых букв «Семейство Олливандер - производители волшебных палочек с 382-го года до нашей эры» давно уже облетела позолота. В пыльной витрине на выцветшей фиолетовой подушке лежала одна-единственная палочка.
Когда они вошли внутрь, где-то в глубине магазина зазвенел колокольчик. Помещение было крошечным и абсолютно пустым, если не считать одного длинного тонконогого стула, на который уселся Виктор в ожидании хозяина. Харальд почувствовал себя немного странно - словно он попал в библиотеку, в которой были очень строгие правила. Мальчик рассматривал тысячи узеньких коробочек, выстроившихся вдоль стен от пола до потолка. Правда кое-где виднелись и более объёмистые упаковки, в которых, похоже, находились самые настоящие посохи..
- Добрый день, - послышался тихий голос.
Харальда слегка вздрогнул от неожиданности и мысленно обругал себя за потерю бдительности.
Перед мальчиком стоял пожилой человек, появившийся откуда-то из-за стеллажа. От его больших, почти бесцветных глаз исходило странное, прямо-таки лунное свечение, прорезавшее магазинный полумрак.
- День добрый, сэр, - вежливо поприветствовал хозяина Поттер.
- О, да, - старичок покивал головой. - Да, да... Я так и думал, что скоро увижу вас, мистер Поттер... У вас глаза, как у вашей матери. Кажется, только вчера она была у меня, покупала свою первую палочку. Десять дюймов с четвертью, элегантная, гибкая, сделанная из ивы, сердцевина - волосы единорога. Прекрасная палочка для волшебницы.
Мистер Олливандер приблизился к Харальду почти вплотную. Мальчик подавил непроизвольное желание отвернуться или просто моргнуть - от взгляда этих серебристых глаз ему стало не по себе.
- А вот твой отец предпочел палочку из красного дерева. Одиннадцать дюймов. Тоже очень гибкая. Чуть более мощная, чем у твоей матери, и великолепно подходящая для превращений. Да, я сказал, что твой отец предпочел эту палочку, но это не совсем так. Разумеется, не волшебник выбирает палочку, а палочка волшебника...
Мистер Олливандер слегка улыбнулся и перевёл на сидящего со скучающим видом Виктора. Его улыбка сразу же  стало более  широкой.
-  О! Эксклюзивный клиент! Мистер Норд, немодный нынче волшебный жезл, сделан в виде трости, сорок дюймов, дуб, сухожилие дракона.
- Да, ещё раз спасибо за работу, герр Олливандер, - кивнул аврор. - Даже такой сквиб как я смог с её помощью выдать хотя бы простенький "люмос".
- Так, теперь вы, мистер Поттер, - задумчиво протянул мистер Олливандер, переводя взгляд на Харальда. - Дайте-ка мне подумать...
Он вытащил из кармана длинную металлическую линейку.
- Какой рукой вы держите палочку?
- Я правша.
- Вытяните руку. Вот так.
Старичок начал измерять правую руку Харальда. Сначала расстояние от плеча до пальцев, затем расстояние от запястья до локтя, затем от плеча до пола, от колена до подмышки, и еще зачем-то измерил окружность головы. Мистер Олливандер отошел к полкам и снимает с них одну коробочку за другой, а линейка тем времен сама собой продолжала измерения.
- Достаточно, - произнёс Олливандер, и линейка упала на пол. - Что ж, мистер Поттер, для начала попробуем эту. Бук и сердце дракона. Девять дюймов. Очень красивая и удобная. Возьмите ее и взмахните.
Харальд взял палочку в правую руку и несколько раз махнул ей, будто бы проверяя баланс у кинжала, но мистер Олливандер практически тут же вырвал ее из его руки.
- Эта не подходит, возьмем следующую. Клен и перо феникса. Семь дюймов. Очень хлесткая. Пробуйте.
Поттер едва успел поднять палочку, как она вновь оказалась в руках мистера Олливандера.
- Нет, нет, берите эту - эбонит и шерсть единорога, восемь с половиной дюймов, очень пружинистая. Давайте, давайте, попробуйте ее.
Харальд пробовал. И снова пробовал. И еще раз попробовал. Он никак не мог понять, чего ждет мистер Олливандер. Гора опробованных палочек, складываемых мастер-артефактором на стул, становилась все выше и выше. Но мистера Олливандера это почему-то вовсе не утомляло, а, наоборот, ужасно радовало. Чем больше коробочек он снимал с полок, тем счастливее выглядел.
- А вы необычный клиент, мистер Поттер, не так ли? Прямо как ваш опекун - ему я тоже не сразу смог подобрать нужное сочетание... Не волнуйтесь, где-то здесь у меня лежит то, что вам нужно… А кстати… Действительно, почему бы и нет? Конечно, сочетание очень необычное - остролист и перо феникса, одиннадцать дюймов, очень гибкая прекрасная палочка.
Харальд взял палочку, которую протягивал ему мистер Олливандер. И внезапно пальцы его потеплели. Он поднял палочку над головой, со свистом опустил ее вниз, разрезая пыльный воздух, и из палочки вырвались красные и золотые искры, яркие, как фейерверк, и их отсветы заплясали на стенах. Что-то подобное он испытал когда-то, когда впервые взял в руки свою старую палочку, но не так ярко.
- О, великолепно!  Хмм... А ведь это крайне любопытно... Да, это действительно то, что надо, это просто прекрасно. Очень любопытно… Чрезвычайно любопытно…
Мистер Олливандер уложил палочку обратно в коробку и начал упаковывать ее в коричневую бумагу, продолжая бормотать:
- Любопытно… очень любопытно…
- Простите, сэр, - поинтересовался Харальд. - Что именно кажется вам любопытным?
Мистер Олливандер уставился на Поттера своими выцветшими глазами.
- Видите ли, мистер Поттер, я помню каждую палочку, которую продал. Все до единой. Внутри вашей палочки — перо феникса, я вам уже сказал. Так вот, обычно феникс отдает только одно перо из своего хвоста, но в вашем случае он дал сразу два. Поэтому мне представляется весьма любопытным, что эта палочка выбрала вас, потому что ее сестра, которой досталось второе перо того феникса… Что ж, зачем от вас скрывать - ее сестра принадлежала Тёмному Лорду... Да, тринадцать с половиной дюймов, тис... Странная вещь - судьба. Я ведь вам говорил, что палочка выбирает волшебника, а не наоборот? Так что думаю, что мы должны ждать от вас больших свершений, мистер Поттер. Тот-Чье-Имя-Нельзя-Называть сотворил много великих дел - да, ужасных, но все же великих...
- Отец, - после долго молчания произнёс Харальд, когда они вышли из магазина и отдалились на приличное расстояние. - Все эти палочки, то, что я умею говорить на парселтанге... Не означает ли это, что я могу стать таким же, как Волдеморт?
- Не думаю, сын, - спокойно ответил Норд. - Волдеморт был отличным тактиком, но никудышным стратегом. Он не понимал, что силой можно захватить власть, но не получится её удержать...
- Отец, но я ведь  совсем не о том!
- Я тебя отлично понял, Гарри. Да, в каждом из нас таится что-то... что-то тёмное. Не просто способность плести самые чёрные и страшные заклинания. А готовность применять их на невинных. Я палач, сын. Палач, но не убийца. Я уничтожаю погань и мразь магического мира, но никогда и пальцем не тронул детей или родственников врагов, если они мне не угрожали. Это кодекс чести... клана Норд. Все эти Упиванцы... Они творили однозначное зло. Чистое и незамутнённое. Просто потому что им это нравилось, как нравилась власть над более слабыми. А я тебе говорю - это они были самыми настоящими слабаками. Истинно сильный всегда может позволить себе доброту, потому что быть добрым - гораздо сложнее,  чем злым. Гораздо, сын. Постарайся запомнить это и понять.
Харальд накрепко запомнил тогда слова отца. И потом часто размышлял о них.

+17

8

Глава 3. Мы поедем, мы помчимся...

Тридцать первого августа Харальд проснулся в пять часов и уже не смог заснуть - слишком уж он был взволнован в предвкушении поездки в Хогвартс. Несмотря на ранний час отца уже не было - он уже где-то мотался по Лондону по своим аврорским делам. Комнату на втором этаже "Дырявого котла" они сняли два дня назад, чтобы без проблем добраться до вокзала Кингс-Кросс. Увы, но из Годрикс Холлоу путь до Лондона был неблизкий, так что приехать пораньше и немного поить в гостинице - было наилучшим вариантом.
Харальд встал и вкинулся в своё неизменный костюм защитного цвета, в котором всегда лазал по лесам и сопкам вокруг родного рода. Как ему рассказывал отец, в мантию переодеваться придётся в поезде, а прибывать на вокзал придётся в обычной человеческой одежде.
За истекший месяц Поттер основательно изучил личности людей с которыми ему придётся вскоре встретиться и внимательно проштудировал весь курс школьной литературы. В принципе, ничего нового он для себя там не нашёл, поэтому вместе с комплектом учебников в одну из спортивных сумок был упакован и личный книжный запас Харальда. Среди книг по зельеварению, заклинаниям и трансфигурации затесалось и несколько художественных произведений - "Властелин Колец", "Одиссея капитана Блада", "Таинственный остров", "Затерянный мир", "Хроники Хокмуна" и ещё кое-что по мелочам.
В другие сумки были упакована одежда - мантии и обычная человеческая, обувь,  смены белья. Где-то внутри этого вороха был надёжно запрятан небольшой ящик с "вальтером", который отец наказал применять только в случае исключительной угрозы для жизни - своей или чьей-либо. Да и Харальд сам прекрасно понимал, что боевое оружие - это вовсе не игрушки и им баловаться не стоит.
Где-то там же лежала запасная волшебная палочка к которой Поттер привык ещё с детства и набор метательных ножей, который отец подарил ему на десятилетие. Изменив своим традициям мальчик оставил при себе лишь пару клинков - чисто для хозяйственных нужд. В другой сумке было аккуратно упаковано нечто, гордо именуемое Харальдом "набором юного диверсанта" - ингредиенты для простеньких взрывчатых зелий,  ёмкости для импровизированных гранат, плотно закрытая бутылка с самопальным напалмом, инструменты, проволока, скотчи, гвозди и прочее по мелочи.
Честно говоря, Харальд не думал, что извечная тяга что-нибудь взорвать или поджечь будет уместна в школе, где будут возможны человеческие жертвы, но отец давно приучил Поттера жить по принципу "мало ли что?".
Сонно каркнув на левое плечо мальчика уселся огромный ворон, заставив Харальда слегка покачнуться. Мальчик немедленно потянулся к висящему на поясе мешочку с наложенными чарами холода, где лежали небольшие кусочки мяса, и протянул угощение Хугину.
Отец действительно привёз пару огромных умных воронов, которых Харальд немедленно окрестил Хугином и Мунином в честь птиц скандинавского бога Одина. Насколько понял мальчик эта парочка не пришлась ко двору в Отделе Тайн из-за своих размером - они элементарно не везде пролезали.
Поттеровский Хугин сразу же облюбовал плечо мальчика в качестве насеста, что в первый раз кончилась несколько плачевно, когда острые когти ворона с лёгкостью пропороли и одежду,  и кожу Харальда. Впрочем, он не обиделся, а немного залечив раны, просто приладил к своей куртке на плечо толстую кожаную нашлёпку. Также ворон получил на одну из лап металлическое кольцо со стилизованными под рунический шрифт буквами HP. Точно такое же кольцо украшало и руку хозяина. Все подобные вещи Харальд делал сам из первых попавшихся железок, не слишком понимая тяги людей к драгоценным металлам. Отец всегда ехидно высказывался по поводу подобных  вещей, что "металл - это брутально" и почему-то хохотал над сочетанием букв НР и называл Поттера печатальщиком.
Мальчик списывал всё на своеобразный юмор аврора у которого явно было не всё в порядке с головой. Хотя это было даже круто, ибо какой ещё отец, кроме чокнутого параноика и убийцы на службе Министерства Магии стал бы дарить своему ребёнку боевое оружие?!

        * * *

На вокзале «Кингс Кросс» Норд  и Поттер были ровно в десять тридцать. Перегрузив вещи из багажника джипа на тележку, они двинулись к барьеру-проходу на платформу 9 и 3/4. Отец уверенно прошёл прямо сквозь него, будто бы через пустое место. Немного помешкав и собравшись с духом, за ним последовал и Харальд.
Он находился на забитой людьми платформе, у которой стоял паровоз алого цвета - не просто электровоз, а самый настоящий паровоз. Надпись на табло гласила: «Хогвартс-экспресс: 11.00». Харальд оглянулся назад и увидел, что билетная касса исчезла, а на ее месте находится арка с коваными железными воротами и табличкой: «Платформа номер девять и три четверти».
Над головами собравшихся на платформе людей плыли извергаемые паровозом клубы дыма, а под ногами шмыгали разноцветные кошки. До Гарри доносились голоса, скрип тяжелых чемоданов и недовольное уханье переговаривавшихся друг с другом сов.
Первые несколько вагонов уже были битком набиты школьниками. Они высовывались из окон, чтобы поговорить напоследок с родителями, или сражались за свободные места. Поттер с отцом двинулся дальше, заглядывая в окна вагонов в поисках свободного местечка.
- Бабушка, я снова потерял жабу, - растерянно произнёс круглолицый мальчик, мимо которого прошёл Харальд.
- О, Невилл... - тяжело вздохнула пожилая женщина с царственной осанкой и в хоть и скромном, но элегантном наряде.
"Лонгботтом," - мелькнуло в голове Поттера. - "Сын авроров, доведённых до безумия пытками. Воспитывается бабушкой. Нерешителен и застенчив. На уроках зельеварения КАТЕГОРИЧЕСКИ запрещается приближаться к нему во время варки эликсиров во избежание увечий и травм. Запоминать рецепты зелий, демонстрирующих наибольший поражающий эффект. Потенциальный гриффиндорец и извечная мишень для насмешек профессора Снейпа."
Через несколько метров дорогу Харальду и Виктору преградила толпа, сгрудившаяся вокруг кудрявого мальчика.
- Ну покажи, Ли, - громко просили несколько голосов. - Ну давай, чего ты…
Кудрявый приподнял крышку коробки, которую держал в руках, и все стоявшие вокруг него отпрянули с криками ужаса. Поттер успел заметить, что из коробки высунулась длинная волосатая лапа, похожая на паучью.
Харальд продолжал протискиваться сквозь толпу и наконец нашел пустое купе. Совместными усилиями они с Виктором загрузили все вещи мальчика внутрь.
- Ну, что, сын, приключения начинаются? - улыбнулся Норд, правда, из-за неподвижной правой стороны лица, скрытой длинной и широкой прядью волос серебристого цвета, это было больше похоже на зловещую ухмылку.
- Так точно, сэр! - бодро отрапортовал Харальд.
- Что ж... Тогда вперёд, сын, и не подведи честь Поттеров, Нордов и Британской короны! - наигранно-патетически воскликнул Виктор.
Аврор крепко обнял Харальда, и у мальчика на мгновение кольнуло сердце - впервые он расстаётся с отцом так надолго, уезжая в совершенно непонятное и местами даже опасное место...
- Ничего не бойся, у тебя всё получится - я верю, - тихонько произнёс Норд, выпуская сына из  объятий.
- Конечно, отец, - совершенно несолидно для самого себя же шмыгнул носом мальчик.
- Выше нос, боец! В крайнем случае вызывай артиллерийский огонь дивизиона "Виктор Норд" - приеду и вместе намотаем всех на гусеницы!
- Конечно... папа.
Аврор на прощанье крепко пожал сыну руку и закуривая на ходу излюбленный "лаки страйк" побрёл к выходу. Харальд печально вздохнул вслед уходящему отцу, и вновь принял свой извечный невозмутимый вид. Хрипло каркнув на плечо мальчика приземлился, спикировал свалившийся откуда-то сверху Хугин. На Поттера заоборачивались, косясь на его птицу, и он поспешил скрыться в своём купе, дабы не привлекать к себе лишнего внимания.
Приземлившись на сиденье и сгрузив ворона на стол, по которому он с важным видом начал прохаживаться, Харальд задумался, бросив короткий взгляд на циферблат наручных часов.
До отбытия ещё минут двадцать... Чем бы занять себя в это время? Читать не хотелось совершенно, можно было послушать музыку... Можно было, если бы Харальд взял с собой плеер, но он этого делать не стал - всё равно в Хогвартсе электроника не работала, так что следовало отвыкать...
Пришлось остановиться на варианте - просто высунуться в окно и глазеть на штурмующих поезд школяров.  Рядом пристроился Хугин и, косясь умным глазом на проходящих мимо бескрылых двуногих, что-то ехидно ворчал на своём вороньем языке.

+16

9

- Шикарная зверюга.
- А почему не сова?
Двое долговязых близнецов в мятой поношенной одежде, с огненно-рыжими шевелюрами и взглядами "чего бы  ещё такого сотворить?"  появились перед купе словно бы из ниоткуда.
"Рыжие близнецы. Фред и Джордж Уизли. Подрастающая надежда международного терроризма и величайшие знатоки по части волшебных приколов. Первое правило при общении с ними - НИКОГДА ни есть ничего из их рук, если не хочешь превратиться в канарейку или покрыться щупальцами. Второе правило - НИКОГДА не забывать первое правило."
- Сова - это не стильно, - задумчиво ответил Харальд.
Близнецы переглянулись.
- Парень знает, что есть стиль.
- Это стильно.
- Новобранцы Хогвартса не так просты...
- ...какими кажутся на первый взгляд.
- Это радует.
- Это радует!
- Может быть...
- ...мы сможем...
- ...передать наши знания молодёжи! - пафосно воскликнули рыжие в один голос.
Рассмеявшись,  Харальд выше из купе,  решив познакомиться с близнецами Уизли поближе. На плечо мальчика моментально взгромоздился Хугин, с любопытством взирая на парней.
- А вы прикольные. Как догадались, что я в первый раз в Хогвартсе? - поинтересовался Поттер.
- Юный чародей... - снисходительно начал один из рыжих.
- ...Хогвартс не так уж и велик.
-  А у нас отличная память.
- А тебя мы там ещё не видели.
- А мы бы тебя запомнили.
- А уж твою зверюгу и подавно.
- Это ведь не сова.
- Если на тебя спикирует ворон - это страшнее.
- И прикольнее.
- Стиль.
- Стиль!
- Фред Уизли, - представился первый близнец, протягивая руку.
- Джордж Уизли, - представился второй.
- А, может быть, наоборот! - хором заявили парни.
- Мы сегодня ещё не решили...
- Точнее, уже и сами не помним...
- Гарольд Поттер, но лучше - просто Харальд, - в свою очередь представился мальчик.
- Ух ты!
- Вау!
Глаза Уизли аж заблестели.
- Ты правда Гарри Поттер?
- Настоящий Гарри Поттер?
- Да, что-то вроде того, - отмахнулся Харальд. - А что, меня действительно считают знаменитостью?
- Очешуеть! Парень,  ты из какого леса выполз?
- Ты же самый известный человек среди магов Британии!
- И не только Британии.
- Мда... - почесал затылок мальчик. - Похоже, это будет непросто...
Хугин сочувственно каркнул.
- Етить, мы познакомились с самим Гарри Поттером... Это стиль, брат Фред.
- Стиль, брат Джордж. Отметим?
- Так у нас с собой только конфеты...
- Ну, давай хотя бы по конфетке... Харальд, будешь?
- Неа, спасибо, - ухмыльнулся Поттер. - Не обижайтесь, парни, но я не хочу, чтобы у меня отросли слоновьи уши или ослиный хвост.
Близнецы слегка погрустнели.
- Тебе Джордан уже проболтался, да?
- Кстати, слоновьи уши - это концептуально...
- Но будет непросто...
- В любом случае - спасибо, Харальд!
- Приятно было познакомиться! Извини, нам уже надо бежать!
- Ага...
Ещё немного побродив снаружи, Харальд вернулся в купе. Кроме близнецов Уизли никто не проявил особого интереса к Поттеру... Хотя, может быть, всё дело было в том, что одинокий хмурый парень в полувоенной одежде и огромным вороном на плече не слишком настраивал на диалог...
Поезд двинулся с места и начал набирать скорость. Резкий поворот и платформа пропадает из вида. За окном замелькали дома. Харальд ощутил прилив волнения. Он знал, что его жизнь сейчас круто меняется и впереди предстоит множество испытаний, но Поттер был не из  тех, кто всё время оглядывается назад. Отец с самого рождения готовил его к магической войне, так что подводить его было категорически нельзя.
Мальчик вздохнув, погладил ворона и достал из широко кармана куртки небольшой чёрный томик с золотистым крестом на обложке. Харальда в минуты волнения всегда  успокаивало чтение Откровений Иоанна Богослова и картины Апокалипсиса...
Дверь в купе приоткрылась и внутрь заглянул один рыжий пацан.
Мельком брошенного взгляда хватило Поттеру, чтобы идентифицировать личность прибывшего.
"На первом курсе с тобой на факультете будут учиться четверо братьев Уизли. Самый старший - Персиваль, староста и зануда. Двое средних - близнец Фред и Джордж. Младший - Рональд, твой однокурсник... В целом дружелюбен, спокоен и надёжен, но туповат. Любит бездельничать и квиддичать - вот и весь его спектр интересов. Статья за тунеядство по нему так и плачет. Никаким талантами кроме игры в шахматы вроде бы не обладает... Так что готовься заранее - будет много тебе завидовать по любому поводу. Самое главное - его крыса Короста. Это предатель Питер Петтигрю. Его необходимо захватить в плен, при невозможности - уничтожить".
- Здесь свободно? - спросил Рон, указывая на сиденье напротив. - В других вообще сесть некуда.
Харальд в словах рыжего засомневался,  но всё-таки кивнул, и Уизли быстро уселся. Он украдкой покосился на Поттера, но тут же перевел взгляд, делая вид, что его очень интересует пейзаж за окном. Аккуратист Харальд заметил, что лицо Рона отличается изрядной чумазостью, но решил тактично промолчать.

+17

10

- Эй, Рон! - окликнули его заглянувшие в купе близнецы. - Мы пойдем. Там Ли Джордан едет в двух вагонах от нас, он с собой гигантского тарантула везет.
Уизли-младший ощутимо вздрогнули кое-как выдавил:
- Да, идите, конечно.
"Патологически боится пауков."
- Ещё раз привет, Харальд, - синхронно улыбнулись близнецы. - До встречи в школе!
- До встречи, - почти одновременно произнесли Рон и Поттер.
- А ты действительно Гарри Поттер? - выпалил вдруг Уизли, и сразу стало понятно, что его распирало от желания задать этот вопрос. Вероятнее всего, он ради этого и подсел в купе Харальда, хотя в вагоне была куча свободных мест.
Поттер кивнул и, не отрываясь от Нового Завета, произнёс:
- Я предпочитаю, чтобы меня называли Харальдом, а не Гарри.
- Ух ты, а я уж подумал, что это очередная шутка Фреда и Джорджа... - выдохнул Рон.
Мальчик захлопнул книгу и убрал её в карман - читать больше не хотелось, а вот просто поболтать было бы занятно...
- Слушай... - протянул Уизли. - А у тебя не осталось там... Ну, шрама, может быть...
- Неа. Непростительное заклятье типа "Авада Кедавра" не оставляет внешних повреждений... Кажется, именно этим меня и пытались ликвидировать.
- Ааа... ты это помнишь?
- Конечно нет, мне же всего год был с небольшим.
- Совсем ничего не помнишь? - судя по голосу, Рон надеялся на обратное. - Ну вообще ничего?
- Я помню лишь много зеленого света, и все.
- Ух ты, - Рон зачарованно уставился на Харальда.
Поттер с тоской подумал, что отец был кругом прав и излишнее внимание действительно крайне раздражает. Припомнив подходящую фразу из богатого лексикона Виктора, он решил, что сейчас она будет более чем уместна:
- Ну, вот что ты так на меня смотришь? На мне узоров нет и цветы не растут.
Уизли густо покраснел и поспешно отвернулся. Это показалось Харальду забавным, но в то же время он ощутил некоторый стыд за своё поведение. В конце-концов отец всегда говорил, что корчить сноба-аристократа стоит исключительно перед слизеринцами...
-  Эй, Рон! Не обижайся - я просто пошутил, - примирительно произнёс Поттер. - Просто мне неловко от такого внимания - я такому не привык.
- А ты что жил где-то за  границей? Хотя нет, там про тебя тоже слышали...
- Нет, я жил там же где вырос и где мой отец победил Волдеморта.
Рон отпрянул от него, вцепившись в сиденье.
- Ты чего? - удивился Харальд.
- Ты назвал по имени Ты-Знаешь-Кого! - в голосе Уизли звучали испуг и уважение. - Я-то думал, что кто-кто, но ты…
- Я вовсе не пытался казаться храбрецом, - пояснил Поттер. - Просто отец говорил, что бояться всего лишь имени Тёмного Лорда - глупо. Поверь, это звучало очень убедительно от того, кто победил Волдеморта.
- Подожди-подожди! - замахал руками Рон. - Но разве Сам-Знаешь-Кто не умер, когда  в него попало его заклинание, отразившееся от тебя? А твои родители не погибли ещё до этого?
- Заклинания от меня отразилось, но Волдеморта это не убило. Его добил аврор, прибывший на место битвы и потом воспитывавший меня.
- Круто...
- В этом всём мало крутого, - недобро сощурился Харальд. - Этот ублюдок убил моих родителей и тяжело искалечил приёмного отца. А ещё меня всегда  бесило,  что первым и ЕДИНСТВЕННЫМ, решившимся тогда вступить в бой оказался не какой-нибудь Дамблдор, а молодой наёмник, которому я был вообще никто.
- И-извини... - ошаршенный подобной тирадой, отпрянул от Поттера Рон.
Мальчик на минуту прикрыл глаза, а потом вновь открыл их, но теперь в них уже не плескалась ледяная ярость.
- Тебе не за что извиняться, Рональд... Я ведь не ошибся, ты - Рональд Уизли?
- Да, точно. А как ты догадался?
- Ну, я просто увидел тебя на вокзале с тремя своими братьями и родителями... - слукавил Харальд. - И я узнал мистера Артура, который иногда бывал у нас дома.
- На самом деле у меня не трое, а пятеро братьев, - невесело произнёс Рон. - Я шестой. И мне теперь придется сделать все, чтобы оказаться лучше, чем они. Билл был лучшим учеником школы, Чарли играл в квиддич и был капитаном команды... А Перси вот стал старостой. Фред и Джордж, конечно, занимаются всякой ерундой, но у них хорошие отметки, и их все любят. А теперь все ждут от меня, что я буду учиться не хуже братьев. Но даже если так и будет, это ничего не даст, ведь я самый младший. Значит, мне надо стать лучше, чем они, а я не думаю, что у меня это получится. К тому же когда у тебя пять братьев, тебе никогда не достается ничего нового. Вот я и еду в школу со всем старым — форма мне досталась от Билла, волшебная палочка от Чарли, а крыса от Перси.
Рон запустил руку во внутренний карман куртки и вытащил оттуда жирную серую крысу, которая безмятежно спала. Харальд чуть было непроизвольно не дёрнулся за волшебной палочкой и ножом, но в последний момент всё-таки смог остановиться и успокоиться.
- Ее зовут Короста, и она абсолютно бесполезная - спит целыми днями. Отец подарил Перси сову, когда узнал, что тот будет старостой, и я тоже хотел сову, но у них нет де… я хотел сказать, что вместо этого получил крысу.
У Рона покраснели уши. Казалось, он решил, что сказал много лишнего, поэтому замолчал и стал смотреть в окно.
Харальд же в это время изо всех сил старался не буравить взглядом карман, где спал анимаг-предатель. Поттер с детства считал предательство самым страшным из грехов, как и свой отец, поэтому только чудом сдерживался, чтобы не схватить мерзкую тварь и прямо в купе устроить ему допрос второй степени...
"Тебе придётся сдерживать себя, Викинг. Петтигрю должен находиться на свободе до того момента, пока из тюрьмы не сбежит Сириус Блэк. После этого может с чистой совестью брать в плен предателя и устраивать ему застенки Святой Инквизиции".
"Два года", - мысленно произнёс Харальд.- "Два года и тогда ты потанцуешь, урод. Не пойму зачем ждать столько времени, но отец знает, что делать - он уже давно составил план, как уничтожить всех моих врагов и обелить имена друзей..."
Взяв себя в руки, Поттер смог продолжить разговор, расспрашивая Уизли о его жизни и рассказывая о своей.
С некоторым удивлением Харальд понял, что его жизнь действительно немного ненормально по меркам обычного ребёнка. Пускай даже и волшебника. несмотря ни на что, Поттер искренне считал, что все дети так и развлекаются - учатся драться, стрелять и взрывать. Ходят в недельные походы в лес с одним только ножом, охотятся и рыбачат без применения магии, и вообще чуть ли не голыми руками...
Отец иногда шутил, что воспитывает практически магического Джона Коннора.  Харальду это имя казалось знакомым, но вот где он мог его слышать - что-то не вспоминалось...
Пока Уизли и Поттер болтали, поезд выехал из Лондона и сейчас несся мимо полей и лугов, на которых паслись коровы и овцы. Примерно в половине первого из тамбура донесся стук, а затем в купе заглянула улыбающаяся женщина с ямочкой на подбородке.
- Хотите чем-нибудь перекусить, ребята?
У Рона покраснели уши, и он пробормотал что-то насчет того, что прихватил с собой сэндвичи. Харальд  также не проявил особого интереса к товарам, потому как там был преимущественно сладости.

+16


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Сергея Кима » Харальд Поттер. Огнём и сталью (фанфик по Гарри Поттеру)