Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Поэзия » Рифмоплетная графомань


Рифмоплетная графомань

Сообщений 1 страница 10 из 59

1

ВОЕННО-МОРСКОЙ ЦИКЛ
(XVIII век, альтернативная история)

1. Оборона форта

Казался мирным океан – куда ни кинешь взор
Барашки волн, от ветра рябь да и вообще простор.
Над фортом реет русский флаг, корабль в порту застыл
А кок зовет всех на обед, пока тот не остыл.

Но вдруг раздался горна звук – тревога, виден враг!
И на флагштоке взвился гюйс – военный славный стяг.
Дымком курились фитили, ядро входило в ствол,
Мушкетов щелкали курки, хирург готовил стол.

Сбив треуголку, комендор к орудию приник,
А от норд-оста заходил на форт пиратский бриг.
За ним шебека следом шла, на полных парусах,
На флаге череп скалил пасть, внушить пытаясь страх.

«Похоже, высадят десант», подумал адмирал,
И тут пиратский рулевой переложил штурвал.
Огнем и дымом борт расцвел, ворота залп сотряс,
Лишь усмехнулся адмирал – что ж, чай, не в первый раз.

Каплей скомандовал «Огонь!», и грохот батарей
Ответом был, и рухнул вниз на бриге средний рей.
Шебека круто привелась, подставив левый борт
И сотни фунтов чугуна обрушились на форт.

И под прикрытием огня, на лодках и плотах,
На бочках, досках, просто вплавь, с кинжалами в зубах,
Пираты бросили десант с восточной стороны –
Ну что ж, настал и наш черед сыграть за честь страны.

Вот чей-то хлопнул пистолет, ему мушкет подпел –
И с диким воплем со стены пират вниз улетел.
Но страх не ведом молодцам, презревшим суд и смерть - 
И меж зубцами понеслась стальная круговерть.

Звенели яростно клинки, свинца валился град,
Сплелись английский диалект и бодрый русский мат.
Шебека рявкнула опять, разбиты ворота –
И по обломкам пронеслась пиратская орда.

Но мало кто в таком бою смог выиграть бы спор
У тех, над кем полощет бриз российский триколор.
Плечом к плечу, рука к руке рубились моряки,
Пиратской кровью напоив булатные клинки.

И вот он! Переломный миг, когда повержен враг –
На землю рухнул и застыл пиратский черный стяг.
На рейде тихо дотлевал пиратский бриг в золе
и неподвижные тела лежали на земле.

«Отбой», промолвил адмирал, «Трубите общий сбор»
И выплеснулся горна звук из форта на простор.
И троекратное «ура» над морем пронеслось –
И где-то с солнечным лучом узлом тугим сплелось.

2. Встречный бой

Буруны катят за кормой, на мачте реет гюйс,
Склонился штурман над столом, прокладывая курс.
Шебека ходко мчит бакштаг на полных парусах,
На шканцах замерли стрелки с мушкетами в руках.

Готовы к бою пушкари, раздуты фитили,
И четко держатся в строю другие корабли.
Команды боцман отдает – соленый тертый волк,
Идет эскадра выполнять союзнический долг.

«По курсу слева вымпела!», последовал доклад,
«Там бой идет, клубится дым, и нет пути назад».
«Эскадре – поворот «все вдруг!», пролаял адмирал,
«Есть!», отозвался рулевой и повернул штурвал.

Форштевень взрезал волн гряду, корабль застыл на миг,
А из-под ветра заходил навстречу черный бриг.
Приказ – и правый борт расцвел неистовым огнем,
Сейчас мы черному бушприт на «скулу» навернем.

Пират, теряя такелаж, не дрогнув, принял бой,
Ответный залп - и ядер всплеск поднялся над водой.
Провыли глухо книппеля, срывая паруса,
И щедро окропила дек кровавая роса.

Схлестнулись в сватке корабли, кто где – не разберешь,
Ты вроде метишь во врага, а в друга попадешь.
Но гордо вьется в вышине пробитый триколор -
Россия вышла покорять морской волны простор.

И звездно-полосатый флаг континентальных сил
Союзников в лихом бою вокруг себя сплотил.
Кружатся черные суда, пираты входят в раж,
Настало время показать российский абордаж.

Столкнулись с грохотом борта – аж содрогнулся мир,
А удалые моряки неслись через планшир,
Пираты приняли удар, клинки пустились в пляс,
И обагрился кровью дек – чужой на этот раз.

Атака яростной была, и был повержен враг.
С верхушки мачты соскользнул пиратский черный флаг,
Исчезли черные суда, растаяли вдали,
Со стуком заперлись порты, погасли фитили.

Эскадры двинулись вперед, держа походный строй,
И споро покатились вновь буруны за кормой,
Набита трубка табаком у боцмана в руке,
И льется песня над волной на русском языке.

Отредактировано Rockwell (18-11-2012 22:09:42)

+2

2

Марш Мертвых демонов
(навеяно "Тайным Городом" Вадима Панова

В черной мертвой пыли
Мы с тобою росли
Мертвый демон, мой брат ненавистный.
Ярость черных клинков,
Звон железных оков
Нас взрастили в ущельях скалистых.

Был отцом нашим гнев.
Погребальный напев
Нас баюкал, мой брат по отряду.
Поле боя не раз
Становилось для нас
Отчим домом и высшей наградой.

Мы печатаем шаг.
На пути нашем – враг
Мертвый демон, клинок Азаг-Тота.
На пути нашем враг,
Позади только мрак.
Ненавистная наша работа.

Череп выжжен дотла.
В наших жилах – смола.
Мертвый демон, ты проклят навеки.
По истлевшей земле,
Извиваясь в золе
Протянулись кровавые реки.

Ремесло наше – смерть
И небесная твердь
Нас не примет – в аду посвободней.
Только ненависть нас
Раздирает сейчас…
Мертвый демон, солдат преисподней.

0

3

БыДлина о ТГ
(опять-таки, навеяно "Тайным Городом" Панова

Над Москвой-рекой, за излучиной,
Тайный Град лежит, неизученный.
Ну, а в Граде том, бают, дом стоит
То ли мраморный, то ли сам-гранит.
Обитают там навы страшные,
Прожигают жизнь бесшабашную.
Рядом в зелени моховых лесов
Люды шастают, аки стая псов.
По соседству же чуды дюжие,
Даже спать ложатся оружные,
В рыло б въехать да позабавиться -
С бодуна, видать, не оправятся.
А еще глаголил мне кум вчерась,
Что в том городе хуже всех напасть
Та, что осами прозывается,
И не теми, что в зад кусаются,
Не крылатые, пчелок родичи,
А крысятые смерть-погоничи.
Вот те крест даю – все, что движется
Сразу «хрясь» и «ам», А налижутся –
Тут же песни выть страшным голосом,
Да тоскливо так… Дыбом волосы
Даж у лысого поднимаются,
Кады волком ос заливается.
Так что, мил-дружок, не ходи туда,
В этот Тайный Град, а не то беда
Приключится враз – и пойдешь под нож.
Говорят, эрлийцам все невтерпеж
Поглядеть, что там, под печенкою,
Поиграть с чужой селезенкою...
Наливай-ка ты лучше стопочку,
Не ищи adventure на попочку.
Не послушал я кума доводы,
Что вещал про Град и про оводов
(аль про всяких ос иль крылатых пчел –
С бодуна чегой-то я не учел).
Просто триста взял прямиком на грудь,
Огурец сжевал – и скорее в путь.
Любопытство, чай, вовсе не порок –
Истоптал я – верите? – сто дорог,
Но в конце-концов я пришел туда,
Где, глаголил кум, вспять течет вода
(или это он не про Тайный Град?...
Блин, опять чевой-то я невпопад)
Словом, прибыл я в место дивное,
Где энергия негативная
(во загнул, как ученый, блин!
Ну, дык грамотный я… ентот… гражданин)
Пасть раззявил и зенки выпучил,
Словно бес предо мною выскочил:
Отродясь такого не видывал,
Да и звуков подобных не слыхивал:
По дороге, в асфальт затянутой,
Иномарки гремят костями-то,
Токмо кости те полимерные,
Аль железные – словом, скверные…
По тротАру народ разный носится,
Да так шустро, что к переносице
То и дело глаза съезжаются,
Когда кто-нибудь приближается…
Шустро-шустро, а все ж таки углядел
Я в толпе этих самых тел
Чудо-барышню – вот те крест даю,
Да не пить мне более…э-э-э.. кофею.
Прям плывет, лебедушкой движется,
Только юбочка знай колышется…
Плечи смуглые и точеные,
И по самую…бюст обнаженные.
Ну, а бюст такой, доложу я вам,
Что, увидь его эта… АндЭрссон Пам,
Враз в истерике б злой забилася
И от зависти б удавилася.
Вот идет она, на меня глядит,
И глазами ясно так говорит,
Что, мол, парень, тебя я давно ищу,
Познакомиться, значит, с тобой хочу.
Я за ней пошел, как дурной бычок,
Знать, попался вмиг на красы крючок.
Вот плетусь я, ушами подрыгиваю,
А она мне так страстно подмигивает,
Да поводит плечами смуглыми,
Да покачивает…э-э-э… в общем, круглыми…
И зашли мы с ней в чащу дикую,
Полутемную и безликую…
Тут девица мне и представилась –
Мол, коль скоро она мне понравилась,
То пора, говорит, познакомиться,
И поближе – чего-ж соромиться.
Токмо имя мое ты знать должон,
Прежде чем займемся…э-э-э… куражом.
Мол, чтоб ясность была уж полною,
Прозываюсь я Моряной Черною…

(запись здесь отчего-то кончается,
И до лучших времен прерывается).

0

4

Молчу, томлюсь – и отступают стены.
Вот океан весь в клочьях белой пены
Закатным солнцем залитый гранит.
И город с голубыми куполами
С цветущими жасминными садами,
Мы дрались там… Ах, да! Я был убит…

(Николай Гумилев)

Подражание

И вновь томлюсь. А горизонт все ближе,
Свинцовый ливень стены рвет и крыши,
Подбитый танк на площади чадит.
Гранит покрылся копотью и пеплом,
И купола дымят под солнцем блеклым
Я снова дрался там – и был убит.

Опять молчу. А небо надо мною
Слепит глаза безумной синевою,
Лишь тень за нами по воде скользит.
По курсу цель. Срываются ракеты,
Теряются за горизонтом где-то.
Вдруг взрыв, удар – и снова я убит.

Вселенная раскрыла мне объятья.
Мерцают звезды в подвенечном платье,
Планетный хоровод в плену орбит.
И в рубке боевого звездолета
Я в роли бесшабашного пилота
Вновь принял бой… Ах, да – и был убит.

Вдруг яркий свет… И расступились стены.
На гребнях волн резвятся клочья пены,
Под жарким солнцем нежится залив.
И город с куполами и садами,
С цветочными и книжными рядами,
Я там стоял… Ах, да – и я был жив…

0

5

Сталкерская походная
Рекомендуется исполнять на мотив песни «Дан приказ ему на запад..»

Нам опять горилки с салом
Явно стало не хватать -
Отправляются нейтралы
В Зону хАбар собирать

Автомат – один на пару
И на рыло полрожка
Но для всякого товара
За спиной по два мешка

К блок-посту, где шавки лают,
Мы с тобою не пойдем.
Там вояки обшмонают -
Лучше полем обойдем

На «Свободу», «Долг» и «Небо»
Нам нарваться не с руки
Если в Зоне, парень, не был –
Мигом выжгут все мозги.

Если снорка в Зоне встретишь -
То беги, пока бежишь
Ну, а хАбар вдруг засветишь –
В Янтаре получишь шиш.

С «Монолитом» шутки плохи,
И мутантов полон рот,
Ну да мы с тобой не лохи –
Тертый сталкерский народ

Проскочив всю Зону мигом
Тащим хАбар на себе
И показываем фигу
Злой и мстительной Судьбе

+2

6

Как-то когда-то где-то наткнулся на такие вот стихи:

Зеркальные стены,
В них можно увидеть себя,
Расстаться с иллюзией,
Пить свою чашу с цикутой,
И гнаться за истиной.
Поздно,
Конец октября,
И ты все-могущ,
Правда толку..
Ты нужен кому-то ?

Почему-то появилось желание наваять на них пародию))

"С бодуна"

В зеркальной стене
Раз увидев себя поутру -
Упал на паркет
и забился в истерике стойкой.
И выронил чашу.
Прости, дорогая – протру
я все, что разлил,
и осколки снесу на помойку.
Конец октября…
Или августа? Точно не знаю.
И я всемогущ,
И всесилен в зеркальной тиши.
Творить не могу,
В облаках высоко не витаю,
Но мир вырываю
Из бездны пропащей души.
Быть честным пытаюсь,
Но только непросто все это –
Прочней адаманта
Присущий поэту порок:
Как только хлебну –
Так качается сразу планета,
И валится стих,
Что настоян на горечи строк.
И грань – не граница,
И нервы уже на пределе,
Волнуется твердь,
И, как прежде, зовут облака…
Ах, как грациозно
Тарелки по кухне летели,
А ложки, как пули
Свистят и свистят у виска.

0

7

Тем, кого уже никода не будет рядом... Ребята, вы всегда со мной...

БОЙ

Солнце тускло светило сквозь рассветный туман,
По холмистой равнине еле брел караван.
Уходили поспешно, прихватив лишь детей,
Да стегали скотину, не жалея плетей.

Справа – пустошь седая, а слева – скала,
Только что-то негромко бормочет мулла.
Всех больных и немощных волокут на себе
Вверив жизнь и свободу неизвестной судьбе.

Рвется к небу безмолвно-оглушительный крик.
Вот упал и забился на дороге старик,
Вот корова застыла, не желая идти –
А ведь пройдена только половина пути.

Всюду - женщины, дети, малыши, старики,
И Аллах им, похоже, не протянет руки.
А погоня все ближе – от нее не уйти.
Только боль, только слезы, только смерть впереди…

… Мы наткнулись случайно на этих людей –
Возвращались на базу без потерь и смертей.
Нам бы мимо пройти, как бывало не раз
И другой бы расклад получился для нас.

Но двенадцать парней в камуфляжной броне
Что цепочкой застыли на дальнем холме,
Прикрывая людей, что лежали без сил
Нить Судьбы изменили – видно, Бог попросил.

Штаб упорно молчал, и Сашка-радист
Сквозь наушники слушал шипенье и свист.
Чернокожий сержант монументом застыл –
Что ж ты, янкес-бродяга, нас так пригрузил?

Связи нет и у них. Да и времени нет.
Что ж, похоже, сегодня нам не светит обед.
Покрутил головой, чтоб пейзаж срисовать,
Повернулся к своим – ну, айда воевать.

А потом началось… Зачастил пулемет,
И подствольник отправил гранату в полет.
Штурмовые винтовки плевались огнем,
Черно-серо-багровым расцвел окоем.

Наступали они, в нас азартно паля,
От разрывов гранат содрогалась земля.
Рядом снайпер Володя к прицелу припал,
Слышу – «минус один», - значит, снова попал.

«Первый, пятый двухсотый», второй доложил.
Только горло сдавило и палец застыл…
Но скорбеть будем после – а нынче у нас
Тарантелла со Смертью, пустившейся в пляс.

«Отзовись, кто живой!» «Здесь второй и седьмой»
«Где четвертый?» «С девятым и рядом со мной».
Сашка, связь нам давай, не продержимся ведь –
Снайпер Сашку заставил навек замереть.

«Сардж, где чопперы, ну?» «Связь пропала, майор».
А чужие винтовки уж грохочут в упор.
Колька в землю уткнулся - принял пулю в висок,
Рядом с ним обагрился ковыля колосок.

«Первый, третий двухсотый. Я остался один!».
Значит, Толик-рижанин не дожил до седин.
Чтоб вам, тварям, покоя – ни в земле, ни в воде.
Ведь мерзавцам спокойно не лежится нигде.

«Сардж, давай вертолеты! Ты живой или нет?!!»
Только сдавленный хрип докатился в ответ.
Где ж вы, сукины дети, нам поддержка нужна!
А в ответ – только ветер, а в ответ – тишина.

Нужно Вовку налево, чтобы Рона прикрыл.
Только дернулся Вовка – и мертво застыл.
«Первый, я умираю…» Нет, братишка, постой!
Ведь еще не закончен этот дьявольский бой…

Все, что было потом – как в угарном дыму.
Словно я был не я, и никак не пойму,
Как под ливнем свинцовым, под плеском огня
Ни осколок, ни пуля не коснулись меня.

Как неслись над землей целых три «помела»,
Как наемников вьюга стальная смела,
Как таскал я потом мертвых хлопцев тела
В вертолеты, откуда мне помощь пришла.

Как смотрел я на них, что ушли навсегда –
Волком выл, проклинал и грозил в никуда.
Как гробы загружали в большой самолет,
И как парни мои отправлялись в полет…

… Это было недавно. Это было давно.
Это было как в книге, как в паршивом кино.
После этого долго не мог я заснуть
Проводив их туда, где кончается путь.

И ребята, которых потерял в том бою,
Ночью часто приходят в обитель мою.
Посидели тихонько – и тихонько ушли,
И, как призраки, молча растворились вдали…

Я не верю в Валгаллу, и не верю я в Хелль.
Только горечь потери, только памяти хмель.
Только рваный ложится эпитафии слог –
Вы простите, ребята, что сберечь вас не смог…

Отредактировано Rockwell (07-11-2012 22:24:23)

+2

8

Скифская элегия
(совместно с Александром Тимофеевым)

Курган – покой уснувшего вождя,
Его коней, рабов, любимых женщин.
Курган укрыл от снега и дождя
Но не от рук, проворных и зловещих.
Как безопасно грабить мертвеца –
Когда-то пальцы цепкие сорвали
Браслет с запястья спящего бойца
И золото эллинской пекторали.
А он лежал, холодный и немой,
Лишенный жизни, золота и воли.
Лишь ветер – вечный брат его степной
Выл волком от бессилия и боли.

Что ж осталось – лишь древний напев
О полях окровавленных мака.
Жизнь – объятья возлюбленных дев,
Смерть – короткий удар акинака.

Беззащитность чужих городов,
Горький дым опаленного злака.
Жизнь – полет боевых скакунов,
Смерть – короткий удар акинака.

Чьи-то тени исчезли во мгле,
Спят поля пожелтевшего мака.
Лишь ржавеет в холодной земле
Благородная сталь акинака…

+1

9

Королева Луны

Королева Луны. Звездопад
В эту ночь не дает нам уснуть.
Не старайся вернуться назад,
Не пытайся продолжить свой путь.

Ты на миг оторвись от всего,
Что мешает нам в жизни порой.
Ты взлети высоко-высоко
И узнай, где живет твой герой.

Он придет - и закружит метель,
В белый сумрак окрасятся сны.
Колыбельную тихо свирель
Напоет Королеве Луны.

Королева Луны. Над тобой
Чуть колышется звездный шатер.
Бьет о скалы вечерний прибой,
И уютно вздыхает костер.

А под утро бродяга-туман
Прикорнет на траве луговой.
И печальных гусей караван
Проплывет над твоей головой.

Изойдет позолотой восток,
И по гребню лазурной волны
Соскользнет гроздь жемчужин в песок
Для тебя, Королева Луны.

Мутаннаби

«Подобен сверканью моей души
Блеск  моего клинка»
Рождались строки эти в тиши
Походного бивака.

Их автор, арабский воин-поэт,
Проведший всю жизнь в седле
И думать не мог, что великий след
Оставит на этой земле.

Он явно был асурских кровей,
Разверзший небесные хляби,
Потрясший горы до самых корней –
Абу-ль Таиб Мутаннаби.

Он взмахом меча направлял войска
На штурм неприступных твердынь.
И нежно ласкала его рука
Тела покоренных рабынь.

И лишь одного он сделать не смог,
В бою не сумел одолеть
Того, кто приходит к каждому в срок –
Бойца по имени Смерть.

И на холме, на крутом берегу,
Неспешно текущей реки
Последнюю дань отдавая врагу
Навы взметнули клинки.

0

10

Видение

Я шел по земле, где сверкали зарницы,
Где пеной кровавой кипел небосвод.
Какие-то бледные, мертвые лица
Свой призрачный, вечный вели хоровод.

Я шел, крепко сжав рукоять ассегая,
Клинком отражая дыханье огня.
И чувствовал: снова пружина стальная
Змеею свернулась в груди у меня.

Асуры и ракшасы, дьявола дети
Когтистые лапы тянули ко мне.
Тугие, тягучие, липкие сети
Плясали в клокочущем, буйном огне.

И вырвалось адово племя наружу,
И встало стеной у меня на пути.
Пружина сжималась все туже и туже,
Я понял отчетливо: мне не пройти.

И вдруг… Над стихией, могучей и грозной,
Над залитой кровью и страхом землей
Походкой танцующей и грациозной
Апсара прошла, подарив мне покой.

И вмиг разбежались все демоны Ада,
В горячую землю воткнулся клинок.
А взгляд ее был для меня, как награда –
Мечтать я об этой награде не мог.

Скользнул по губам терпкий привкус амриты,
Со звоном пружина ушла из груди.
Прекрасней Лакшми и самой Афродиты
Апрсара, которую встретил в пути.

Готов был отдать я ей все, что имею –
Созданью, вернувшему сердцу покой.
Она же с улыбкой, рукою своею
Мою взяв ладонь, повела за собой…

Сверкнул луч виденья во мгле – и растаял,
Заветной мечты эфемерный налет…
Я шел, крепко сжав рукоять ассегая,
И пеной кровавой кипел небосвод.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Поэзия » Рифмоплетная графомань