Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Наследник

Сообщений 11 страница 20 из 942

11

Ватару написал(а):

Пока непонятно какая цель у "фирмы" заменять Петра Второй, если деньги то как они их получат.

Вообще-то многие читатели, в том числе и я, не любят, когда все становится ясно с первой главы. Но у меня намек уже дан:

Avel написал(а):

Главной задачей Сергея же было смонтировать и запустить маяк, сигнал которого поможет значительно расширить временной диапазон.

Аппаратура может смотреть в прошлое, только пока в узкий дипазон. Вот его и надо расширить, тогда она мгновенно окупится.
Ведь что значит "значительно"? Да, кадры из жизни Петра Втрого за сколько-нибудь приличные деньги не продашь. А, скажем, Рузвельта? Или сцены убийства Кеннеди? Или совещания верхушки ФРС, на котором решается, когда и как начинать очередной кризис? Да и вообще, микросекунду назад - это уже прошлое.
Про все это еще будет, но, как я уже сказал, необходимая пища для размышлений есть и в написанном.

Ватару написал(а):

Нужно для читателя краткое описание того времени (можно в лицах), а то не все хорошо знают историю.

Книга пишется от третьего лица именно поэтому -  чтобы можно было легко вставлять характеристики исторического момента. В частности, вторая глава с этого и начнется. С точки зрения обитателей Лефортовского дворца, где умер Петр II.

Кстати, если у кого есть интересные факты из того времени, буду благодарен за их предоставление.

Отредактировано Avel (15-12-2012 20:58:30)

+1

12

Продолжение:





                                                             Глава 2

  Январь 1730 года выдался холодным, а к Крещению, как и положено, мороз еще усилился. Может, это и стало бы темой для пересудов в высшем свете Москвы, если бы не иные новости, занимавшие умы гораздо более, нежели капризы погоды. Ведь на восемнадцатое января была назначена царская свадьба! Съехались гости, но царь внезапно заболел, и теперь народ прикидывал – то ли разъезжаться по домам и поместьям, то ли подождать. Потому как царские похороны - зрелище ничуть не менее впечатляющее, чем свадьба. В какой-то мере даже более – ведь в отличие от свадьбы похороны одного монарха могут происходить только один раз без всяких исключений. 
  Поэтому в Лефортовском дворце, гордо стоящем на правом берегу Яузы, царило нездоровое оживление. В самом буквальном смысле это слова, ибо молодой император умирал, это уже знали все вплоть до последнего истопника, и вопрос был только в том, когда свершится это событие и что начнет происходить после него. Ну, а пока каждый обитатель дворца в меру сил участвовал в поддержании и расширении ажиотажа.
  На третьем этаже главного здания, прямо над покоями умирающего Петра Второго, увлеченно собачились лейб-медики. 
  - Только такой неуч, как вы, мог предполагать лихорадку на почве кишечной меланхолии после жалоб пациента на боли в крестце, - вещал академик Лаврентий Лаврентьевич Блюменпост. – Ведь оный симптом однозначно указывает на оспу! Которая могла бы и не перейти в смертельную «черную» стадию, если бы вы не ослабили больного своими дурацкими настойками травы бодяги, от коих его рвало желчью. Ваши микстуры годны только на то, чтобы травить ими тараканов – это единственное, что у вас получается!
  - От кого я это слышу? – не остался в долгу профессор Николас ван Бидлоо. – От человека, на руках которого только за последние пять лет умерли Петр Великий, императрица Екатерина и царевна Наталья. Теперь вами загублен последний Рюрик. Не слишком ли много для одного поганого Блюменпоста?!
  - Говорят же, что глас народа – глас Божий, - вздохнул Лаврентий Лаврентьевич. – А знаете, как произносят вашу фамилию в том самом народе? «Быдло»! Так оно и есть - господи, прости меня грешного. Быдло вы необразованное, милостивый государь, и ничего более! 
  Впрочем, внимательный наблюдатель мог бы заметить, что ученые мужи обличали друг друга без особого энтузиазма. Потому что каждый из них в глубине души был доволен тем, что последний вздох императора примет не он. У постели больного уже почти сутки священнодействовал некий астральный целитель, потомственный кудесник Шенда Кристодемус, спешно вызванный Остерманом из Риги. На него и ляжет ответственность за смерть молодого императора, которую медики, несмотря на различие в диагнозах, единодушно ожидали в ближайшие сутки.
  Обер-камергер Иван Долгоруков в начале болезни неотлучно находился у постели царя, но, услышав от Блюменпоста, что надежды больше нет, еще днем шестнадцатого января ускакал в свое имение Горенки, и чем он там сейчас занимался, не знал почти никто. А те немногие, кто знали – помалкивали, потому как Иван, умевший подделывать почерк молодого императора,  старательно писал поддельное завещание, согласно которому престол переходил невесте Петра, сестре обер-камергера Екатерине Долгоруковой.
  Последние двое суток рядом с царем пребывал его учитель, вице-канцлер Андрей Иванович Остерман. Но вечером восемнадцатого января он, почувствовав упадок сил после двухсуточного бдения, удалился в свои покои, наказав протопопу Василию Пряхину немедля будить его в случае любого изменения в самочувствии больного. Этот протопоп остался около Петра – читать псалмы и присматривать, чтобы еретический Кристодемус не совершил над больным чего-либо богопротивного.
  Остерману удалось поспать всего четыре часа, когда к нему, преодолев сопротивление камердинера, ворвался протопоп. Был он с перекошенной мордой и явно в расстроенных чувствах, связно не говорил, а только сумбурно восклицал:
  - Там!.. Господи Иисусе Христе, помилуй раба твоего грешного! Ваша светлость, скорее!
  И при этом непрерывно крестился.

Отредактировано Avel (01-01-2013 18:15:09)

+22

13

Avel написал(а):

Теперь вами загублен последний Рюрик.

Наверное всё же Романов...

0

14

Dimitriy написал(а):

Наверное всё же Романов...


Разумеется, Романов, причем не последний. Просто Бидлоо совершенно не знал истории России. Я собирался вернуться к этому чуть позже, но, пожалуй, надо подумать, как уточнить ситуацию прямо здесь.

+2

15

Avel написал(а):

Разумеется, Романов, причем не последний.

По мужской линии последний.

0

16

Avel написал(а):

спешно вызванный из Остерманом из Риги.


лишнее

0

17

Продолжение:



  Наскоро одевшись, Остерман пошел или, точнее, почти побежал за попом, по дороге вслушиваясь в его не очень членораздельные выкрики. В общем, понять удалось немного, да и то оно вызывало серьезные сомнения. Якобы над больным сверкнула ярчайшая вспышка, а потом сверху образовался ангел небесный, возложивший длань на чело Петра. Видя такое, Пряхин попытался перекреститься, но вместо этого лишился сознания, а придя в себя, обнаружил, что лежит рядом с богомерзким кудесником Шендой, тоже пребывающим в бесчувствии. Протопоп встал, наконец-то осенил себя крестным знамением и, натыкаясь на стены, бросился сообщать о сногсшибательной новости вице-канцлеру.
  - Что с государем? – пропыхтел Андрей Иванович.
  Но в ответ было еще раз повторено про ангела, и все.
  Первое, что увидел Остерман в покоях императора, было неподвижное тело Кристодемуса, развалившееся у самого ложа больного. Перешагнув через него, вице-канцлер схватил лежащую поверх одеяла руку Петра, страшась ощутить могильный холод. Но рука была теплая. И вдруг она слегка сжала пальцы, а потом – о чудо! – Петр открыл глаза.
  - Что, Андрей Иванович, испугался? – спросил император еле слышным шепотом. – Я, честно говоря, тоже подумал, что мой земной путь окончен, и совсем было собрался последовать за сестрой Натальей. Но Господь в милости своей безграничной решил, что мне еще рано, поэтому не бойся, эта хворь меня не убьет.
  Сзади икнул, а потом всхрапнул кудесник-целитель. Петр чуть повернул голову, с интересом посмотрел вниз и предложил:
  - Распорядись, чтобы его убрали, он свое дело сделал, а мне надо сказать кое-что важное.
  Пока два дюжих лакея вытаскивали бесчувственное тело Кристодемуса, Остерман немного пришел в себя.
  - Где Иван Долгоруков? – спросил тем временем император.
  - Отбыл в Горенки.
  - Та-ак… - было видно, насколько трудно Петру говорить, но он продолжил:
  - Перед тем, как мне впасть в забытье, Ванька подсовывал на подпись завещание, где наследницей признавалась Катерина. Я не подписал, а он, вор, так при этом ухмыльнулся… ох, подоткни подушку, чтобы голова легла повыше. Да, хорошо. Знаешь, когда одной ногой стоишь в могиле, понимаешь то, о чем здоровым бы никогда не догадался. Не так уж нужна была ему моя подпись! Небось и сам прекрасно ее нарисовал на поддельной бумаге. Воровство сие надо прекратить, пока оно не дало ядовитых плодов!
  Император в изнеможении прикрыл глаза.
  - Ваше величество, я немедленно распоряжусь… - начал было потрясенный Остерман, но Петр не дал ему договорить. Открыл глаза, пристально посмотрел на вице- канцлера и чуть дернул щекой, при этом сделавшись чем-то неуловимым настолько похож на своего грозного деда, что по спине Андрея Ивановича побежали мурашки.
  - Нет, - тихо сказал больной. – Ты не распорядишься, а сам все исполнишь, причем немедля. Иначе и это будет поручено Миниху.
  Остерман непроизвольно сглотнул. Да уж, сей мужлан, не боящийся ни своей, ни чужой крови, колебаться не станет, а потом, не приведи Господь, войдет в такую силу… С чего это государь о нем вспомнил? Но что значит «и это»?
  - Слишком многие, рядом со мной стоящие, на самом деле только и ждали моей смерти, - негромко продолжил Петр. – Мало у меня, оказывается, верных людей, только ты… я же, хоть и бесчувствии был, но знаю, что ты не отходил от ложа. Да еще Бурхард Христофор Миних, и все. Но ежели ваша светлость будет мешкать, то верный человек останется всего один. Иди, Андрей Иванович, только перед этим распорядись, чтобы сюда побыстрее вызвали Миниха.

Отредактировано Avel (02-01-2013 16:13:39)

+31

18

Avel написал(а):

- Слишком многие, рядом со мной стоящие, на самом деле только и ждали моей смерти, - негромко продолжил Петр. – Мало у меня, оказывается, верных людей, только ты… я же, хоть и бесчувствии был, но знаю, что ты не отходил от ложа. Да еще Бурхард Христофор Миних, и все. Но ежели ваша светлость будет мешкать, то верный человек останется всего один. Иди, Андрей Иванович, только перед этим распорядись, чтобы сюда побыстрее вызвали Миниха.

Может заменить на "пусть его вызовут сюда побыстрее"? Как-то, только что ведь о нем говорили, зачем повторять его имя?

0

19

Avel написал(а):

- Только такой неуч, как вы, мог предполагать лихорадку на почве кишечной меланхолии после жалоб пациента на боли в крестце, - вещал академик Лаврентий Лаврентьевич Блюменпост

Очень понравилось.

+1

20

Avel написал(а):

– Я, честно говоря, тоже подумал, что мой земной путь окончен, и совсем было собрался идти за сестрой Натальей.

"последовать" как вариант - более точное слово, имхо, однозначнее как-то, уважаемый Андрей Феликсович.

+1