Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Заповедник Великих Писателей » Внизу наш дом


Внизу наш дом

Сообщений 21 страница 30 из 407

21

Cherdak13 написал(а):

когда же он на самопальном планере-то полетит?

До этого эпизода посстараюсь добраться поскорее.  http://read.amahrov.ru/smile/camomile.gif

+1

22

***

- Шурик! Что это ты такое плетёшь? – Шурочка теперь официально оформлена инструктором и частенько днюет и ночует здесь, на аэродроме, выжидая просветов в непрерывной череде осенних дождей. Разумеется, она подолгу скучает, глядя на сплошную свинцовую пелену, нависшую над лётной полосой – синоптическая служба пока налажена… пропущу несколько рвущихся из души слов. Плохо налажена. Над недалёким Чёрным морем бушует шторм, после завершения которого ожидают несколько ясных дней.
Казармы заполнены ждущими лётной погоды учлётами, а мы, технари, зачехлили подготовленные машины и совершенно свободны.
- Ты ведь уже узнала, - отвечаю я на заданный вопрос констатацией очевидного факта.
- Лонжерон из проволоки, - смешно морщит девушка свой восхитительный носик. – Или это ты делаешь просто макет, чтобы проверить, какие силы в каком месте возникают?
Я смущённо киваю, потому что начинать лекцию о достоинствах композитных материалов с моей стороны было бы опрометчиво. Тем более – не вполне уверен в правильности выбранного пути. Дело с том, что имеющиеся в это время пластмассы не слишком хороши. Скажем, целлулоид является одной из форм пироксилина, то есть горит он так, что дух захватывает, и даже если сбить пламя, тление может продолжиться. Самым доступным из не столь охотно горючих полимеров в это время является бакелит – вариант, известный в наше время как фенолформальдегидная смола. В авиации сейчас применяют бакелитовый лак. Пропитывают им ткань, которой обтягивают фюзеляжи и крылья самолётов. Не все догадываются, что высыхание этого лака – на самом деле – полимеризация. От этого проистекает и довольно высокая прочность ткани и стойкость её к морозу, солнцу и дождям.
В результате сочетания прочных, но гибких, волокон с обычно хрупким, но очень крепким полимером получается интересная во многих отношениях композиция. Отсюда и появилась у меня мысль «поручить» работу на растяжение проволочкам из жил стальных тросов, а на сжатие – тем же проволочкам, обволочённым «футлярами» из бакелита, связанного волокнами.
Для серийной постройки летательных аппаратов подобная технология непригодна совершенно, но для одинокого кустаря – вполне приемлема. Сначала я согнул длинные верхнюю и нижнюю дуги, работающие на растяжение, потом связал их многочисленными косыми соединениями на манер железнодорожных ферменных мостов, скрепив это всё точечной сваркой, и получил весьма лёгкий, но очень неслабый каркас лонжерона сразу на два крыла. Впрочем, всё это предстояло ещё оклеить тканью и волокнами обычной верёвки, пропитывая их послойно бакелитовым лаком.
То есть настоящую прочность конструкция должна обрести лишь после надёжной пространственной фиксации элементов, работающих на сжатие. Тем более что связанные полимером волокна тоже весьма крепки. И вот, теперь я размышлял над тем, как бы не отравиться этой фенолформальдегидной дрянью – я-то знаю, чем чреват контакт с нею. А здоровье мне очень даже пригодиться для того, чтобы летать. Если честно, то в качестве средства защиты подошёл бы изолирующий противогаз, да вот не ведаю, есть ли они в это время – невозможно знать всего на свете.
Про это я и рассказал Шурочке – она призадумалась и долго разглядывала закреплённую на стене семиметровую ажурную конструкцию.
- Поспрашиваю у знакомых, - наконец улыбнулась она своим мыслям и принялась помогать мне с шаблоном второго лонжерона - ещё тоньше первого. Ей не надо объяснять, какой выигрыш даёт тонкое крыло. В прошлый раз сама об этом мечтала в моём присутствии. Года через два, если по-нынешнему считать.
Мы прямо по нанесённой мною разметке набивали на ровную дощатую стену деревянные баклашки, намечая пути прокладки проволоки. Хитрые такие чурбачки с пазами, через которые будут поданы к местам будущих связей губки сварочного аппарата. А потом я долго гнул неподатливую сталистую жилу троса по тщательно выбранному радиусу – тут ведь и прочность нельзя потерять, и поломать не хочется, и нагревать нежелательно – боюсь «отпустить» закалку. Нет, я не материаловед в данной области – это работает обычная конструкторская паранойя.  Следствие незнания.
«Изолирующий противогаз» Шурочка доставила вместе с молодым и статным военным моряком. Вернее, она вела за руку этого человека, а уж за ним следовала группа матросов, несущих водолазный скафандр, круглый медный шлем с окошком, шланги и ручную помпу для нагнетания воздуха. Несли они это от грузовика, на котором доставили. Парни облачили меня в сей нелёгкий доспех, проинструктировали и принялись качать. А я вошел в сарай и попытался приступить к работе. Увы, мои мышцы – мышцы мальчика – выдерживали сие испытание недолго. «Спёкся» я сразу, пытаясь всего-навсего откупорить банку с лаком – водолазные рукавицы не позволили добиться успеха. К тому же, костюм надулся и стал сковывать движения, а достать макушкой до клапана, чтобы стравить лишнее давление, я не смог.
Жаль. Ребята искренне хотели помочь. Но не по Сеньке пришлась эта шапка. Я потом скрутил последовательно хоботы нескольких противогазов, чтобы обеспечить шланг нужной длины, а воздух подавал в него от электромоторчика с вентилятором. Знаете – при работе с постоянной подкачкой снаружи пары фенола (или формальдегида – не знаю что правильно) ни разу не коснулись моих ноздрей. А противоипритная накидка защитила тело. Ну и перчатки я выбрал не такие жёсткие. После изготовления подходящей экипировки всё у меня стало вполне пристойно получаться.

+15

23

***

Что же – достигнутая прочность лонжерона оказалась даже больше расчётной. А в весе я, несомненно, выиграл. Имеется в виду, выиграл, по сравнению со случаем, если бы применил другие материалы, рассчитывая  на планируемую толщину плоскости. Во всяком случае, для статических нагрузок утверждать это можно вполне уверенно – испытал выклееную балку, подвешивая к ней грузы. Проверять же прочность при динамических воздействиях мне было решительно не на чем. Потом по такой же методе изготовил нервюры – своеобразные рёбра крыльев, а уж затем и обшивку выклеил большими скорлупами. Две тонких длинных плоскости, выполненных как единое целое с центропланом, были узкими и лишь немного «сбегались» к концам. На них я и «нахлобучил» торопливо собранный фюзеляж – переделанное немного под требующийся размер туловище ветерана У-1. К этому моменту я уже сильно торопился, потому что за делами подкатила весна – зиму и осень меня особо не отвлекали - летали редко из-за неустойчивой слякотной погоды. В то же время опробовать в полёте сооружённый моими трудами свободнонесущий моноплан хотелось просто до трясучки.
Что рассказать о результате? Да ничего особенного – средненький получился самолётик. С разваливающимся на ходу движком, неизвестно который раз перебранным от рождения, он оказался заметно быстрее, чем У-2, но и посадочная скорость у него тоже была о-го-го. Сам же малыш хорошо слушался и никаких неожиданных коленец не выкидывал. Я ведь ещё не упоминал, что после войны несколько лет работал заводским лётчиком-испытателем и, заодно, учился в авиационном институте по специальности «планер». А потом довольно долго трудился в КБ простым расчётчиком. Так что данный аппарат для меня в какой-то мере хрестоматиен, тем более – схема классическая.
И, по всем законам аэродинамики, с двигателем подобного рода ничего более толкового мне не создать. Не выходит из этого ни шедевр, ни даже конфетка. А как раз наступил тридцать пятый год и пошел слушок о закупке за границей двигателей специально для легкомоторных и спортивных самолётов. Но кто же мне их даст?! Тем более - приближалось лето, и работы на нас, техников, навалилось невпроворот. Начались интенсивные учебные полёты.
Признаться, не один я занимался любительским самолётостроением - в старом сарае на смежном краю лётного поля группа товарищей сооружала мотопланер – назвать их задумку самолётом ни у кого язык бы не повернулся. Тем более что двигатель они для своего детища собирались применить мотоциклетный. Он тяжелее авиационного, если считать на каждую лошадиную силу, но менее требователен к горючему – авиационный бензин – штука дефицитная.
Почему я про это знаю? Так обратились ко мне ребята, попросили помочь с наладкой. Как-никак я моторист, причем далеко не худший. Вот они и поделились со мной одним из моторов, всё равно он у них неважно вставал, да и с пропеллером к нему они никак не могли угадать. То есть, всё как бы в порядке, а тянет слабо. Тут дело упиралось в недостаточную скорость вращения вала и сложности с выбором подходящего редуктора.
Если сравнивать моё новое приобретение с «Роном», то в мощности мотоциклетный мотор проигрывал примерно в восемь раз, зато, после приведения в порядок, работала эта машинка надёжно. Причём, по расчётам, была вполне в состоянии поднять в воздух сделанное мною композитное крыло тонкого профиля вместе с пилотом и небольшим бензобаком.
Сейчас, через год после возникновения в моей голове памяти  о будущем, когда  я убедился в том, что могу сделать почти всё то же самое, что умел в начале двадцать первого века, пришла пора подумать о ближайших планах.

+15

24

***

Для окружающих я – двенадцатилетний мальчик. Отрок. Тот, кто молчит, если его не спрашивают. Мне не дозволено лезть к кому бы то ни было с непрошеными советами – дядьки авиамеханики, хотя и знают, что в деле я разбираюсь не хуже них, продолжают держать меня на побегушках – подай, принеси, подержи. Подшучивают, правда, беззлобно. Для порядку. Если честно, мне и поговорить-то не с кем. Пацаны-сверстники редко появляются тут, да и крутятся они, в основном, вокруг лётчиков – промасленные железяки их мало интересуют.
Шурочка заглядывает иной раз. Бывает, поможет в работе или пуговицу пришьёт. Она хорошая и чуткая, от неё так и веет женским теплом. Только вот женственность её до меня никакого касательства не имеет – я пока вообще сопляк. А просто по-человечески дружить – это у нас как-то не складывается. Приятельствуем.
Между тем в голове с каждым днём всё настойчивей колотится мысль о войне, что случится через шесть лет. Нет, рисовать на картах стратегические стрелочки я не способен, да и по части чёткой хронологии и направлениям наносимых немцами ударов спрашивать меня бесполезно. Зато я точно знаю, какие в этой войне потребуются самолёты, кому и какие технические задания необходимо выдать, что за проблемы возникнут при испытаниях и даже могу подсказать способы их решения. Словом, поручи мне оснащение ВВС новой техникой, и не видать фрицам господства в воздухе.
Потому что известна мне и тактика использования авиации, и важные моменты в подготовке лётного состава и наземных служб – всё это пройдено на собственном опыте, изучено по книгам и даже в Интернете я многое находил, потому что всю жизнь интересовался покорением пятого океана.
И куда, скажите на милость, обратится с этими знаниями подростку, учащемуся на моториста в одном из аэроклубов в Причерноморских степях, живущему на бескрайних просторах Украины? Написать письмо товарищу Сталину? Объяснить ему всю глубину его заблуждений и ласково попенять за то, что профукал нападение Гитлера? И жизнь моя после этого станет ужасно познавательной, зато недолгой.
Ну и признаюсь, личные качества этого вождя мне чисто по-человечески не нравятся. Не люблю я того, чего побаиваюсь. Впрочем, сколь плох или хорош этот человек – не важно. Важна высота административной пирамиды, в которой он на вершине, а я – у подножия. Чтобы достучаться, мне придётся пройти длинную череду встреч с разного рода людьми, занятыми, кроме всего прочего, заботами о своём продвижении по карьерной лестнице или борьбой за сохранение места… а то и жизни. Времена-то нынче суровые, внутри партии проходят процессы, непонятные человеку, неискушённому в политике.
На любом этапе можно упереться лбом в элементарное недоверие, поскольку дара убеждения у меня отродясь не было и, даже к концу жизни толком не появилось. Разве что преклонный возраст вызывал у людей доверие. Так этого «аргумента» я нынче начисто лишён.
Что мне реально под силу – это построить самолёт, способный противостоять мессерам и сбивать юнкерсы. А потом, частным порядком, рубить их пока меня не завалят. Не знаю, одного я успею уничтожить, десяток или сотню, но разум шепчет всё-таки о десятке. Так примерно оцениваю я свои возможности. Опыт и знания у меня есть, дело за послушным летательным аппаратом, способным и догнать, и удрать, и увернуться. И обязательно с пушкой. Хоть бы и дульнозарядной на один полновесный выстрел. Уж прицелиться-то я сумею, и выдержки мне хватит, чтобы не пальнуть раньше времени.
Только – вот беда. Негде мне взять для этой затеи ресурсы. Даже просто добыть хороший двигатель – и то проблема. А ведь хотелось бы оборудовать кабину более-менее приличными приборами. Вообще, в самолёте довольно много внешне незаметных вещей, без которых он делается крайне неудобным в эксплуатации. Изготавливают их на десятках предприятий, ни с одним из которых у меня нет ни малейшего шанса договориться, потому что у всех имеется план, за выполнением которого ведётся неусыпный контроль. Спалюь в два счёта, едва хоть кто-то проявит интерес к «запросам» простого паренька с юга Украины.

+19

25

Пост 23

Сергей_Калашников написал(а):

А здоровье мне очень даже пригодиться для того, чтобы летать.

без ь

+1

26

Пост 25

Сергей_Калашников написал(а):

И куда, скажите на милость, обратится с этими знаниями подростку, учащемуся на моториста в одном из аэроклубов в Причерноморских степях.

с ь

Сергей_Калашников написал(а):

Спалюь в два счёта, едва хоть кто-то проявит интерес к «запросам» простого паренька с юга Украины.

Спалюсь

0

27

Сталину писать незачем, а вот допустим Туполев, уже величина, не забронзовел. летающий образец с необычным для 34го года крылом как минимум будет интересен. Он толстыми профилями увлекался скорее вынужденно, заради большого удлинения крыла и грузоподъёмности. в ГК не пролезть :) , но можно поработать на фирме(пацан, экстерном сдавший школу!), пусть даже падаваном йуным, а там и доступ к новейшей информации(шоб не удивлялись, в кого он такой умный), и к мозгам нужных людей, в рассуждении на мозги покапать. Например задавая вопросы, правильный вопрос - половина ответа :)
Ну а лётчики-испытатели очень даже воевали, Галлай итд

+1

28

Котозавр, с мыслями согласен, но у ГГ иные планы. (Просто - книжка иначе задумана.)

0

29

Хотелось бы задать вопрос  насчет будущего. Изменится оно, или это параллельное время?

Стоит ли давить бабочку Брэдбери?

0

30

VICTOR написал(а):

Стоит ли давить бабочку Брэдбери?

Шурик уже занялся этим делом. Пока немного натворил, но планы у него неслабые.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Заповедник Великих Писателей » Внизу наш дом