Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » "Сбой!" Фантастика/приключения/боевик


"Сбой!" Фантастика/приключения/боевик

Сообщений 101 страница 109 из 109

101

Toron написал(а):

боевые машины напролом не полезли, а вежливо стали на

встали.

Toron написал(а):

отвела в сторону замаскированные ворота, укрытые впрочем тяжёлой плетёной завесой, в

дополнительно снаружи прикрытые( ну или укрытые)

Toron написал(а):

сказывалась нехватка электроэнергии

экономия

Toron написал(а):

Достав из подсумка направленный микрофон

как-то так он называется....

+1

102

Опустевший автобус стоял, остывая от сумасшедшей поездки. Водитель-бот смирненько сидел, глядя невидящим взором куда-то в нарисованный горизонт. А рядом с ним сидели, стояли и даже лежали будущие освободители небольшого холмика у оврага, захваченного коварными силами Зла.
Некоторые курили, задумчиво глядя в сторону врага, кто-то краем уха слушал инструктора, по второму разу разъясняющего, что и как надо сделать, чтобы и уцелеть и заработать очки, читай деньги. Кто-то лежал на земле, нежно обнимая своё оружие, и любовался небесами. Идиллия словом. Отряд на привале.
Виктор бродил по другую сторону автобуса, и терпеливо ждал, когда они все уйдут. Лезть в драку совершенно не хотелось. Ещё подстрелят, потом снова идти по городку, набитому шпиками. Лучше уж перекантоваться тут. Хотя бы до того времени, пока ему не дадут задание или пока он сам его себе не найдёт. Присоединившись к парням, бесцельно прогуливающимся в ожидании остальных, Виктор тоже какое-то время изображал броуновское движение молекул, пока, наконец, не прозвучала команда «сбор».
Наконец, послышались приказы, все повернулись к своему новоиспечённому командиру, а Виктор, улучив момент, быстро и аккуратно прилёг за высоким кустиком.
Парни неспешно докурили, встали, поправили оружие, и пошли в сторону своих  окопов, где уже лежали готовые к атаке люди и боты. Там они смешались с толпой и целиком растворились в ней.
Стало ясно, что сейчас начнётся атака. В сотне-другой метров по обе стороны от залёгшего подразделения была видна такая же резко обрывающаяся суета. Там тоже за земляным валом лежали жёлтые пятна с оружием у головы.
На какой-то миг наступила полная тишина. Такая бывает исключительно перед бурей – она всегда отличается особой пронзительностью её невозможно спутать ни с чем. Виктор, лежа в кустах, невольно подобрался, осматриваясь. Он ощущал её всем своим существом. Мышцы тела, лежащего в далеком гробу камеры, рефлекторно подрагивали, сосредотачиваясь, собираясь. Старая привычка…
Вдруг тишина взорвалась диким грохотом. Жахнули не то пушки, не то ракетные установки – не видно – пространство между холмом и окопами покрылось густым серым дымом, освещаемым то тут, то там алыми вспышками разрывов. Желты фигурки, издалека так мучительно похожие на подземников, с криком «ура» быстро выскакивали из окопов и растворялись в дыму. Оттуда шла весёлая трескотня выстрелов.
– Началось… – безо всякого выражения подумал Виктор, слушая шум и грохот разворачивающейся баталии. Нахлынувшее напряжение спало, он расслабился. В отличие от той звенящей тишины, эта суета и кипиш уже мало походили на всё то, что он, в своё время, успел ощутить в полной мере.
***
А потом он бродил, вслушиваясь в звуки боя и настораживаясь при виде каждого солдата в форме республиканцев, который вместо героических боев с врагом, ошивался по тылам. Но их тут было столько, что Виктор вскоре перестал обращать внимание. Свежевоскресшие, вернувшиеся из Распределителя, или те, кто решил отдохнуть от постоянной пальбы, а может просто не в настроении бегать и прыгать. Не армия чай, и дисциплина тут соответствующая…
Виктор уже понял, что линия фронта протяженная, людей тут много и далеко не всегда идут бои, затягивающие в себя сразу всех. Это успокаивало. Всегда можно оказаться там, где ничего не происходит.
– Привет!
– О! Контроль? Ты снова с нами?
– Да! Я соскучился по спецэффектам, поэтому вернулся к тебе.
– Прогадал. Я не собираюсь больше устраивать погонь с взрывами.
– Да куда ты денешься! На ближайшее здание взгляни.

Виктор активизировал зрительный органы, разместив их в плечах, и всмотрелся. Трое парней в той же что и у него форме, вышли из маленькой неказистой кафешки, да так удачно, что сразу оказались позади него. Он бы их вообще не увидел, если бы мог смотреть только через глаза. Старый охотничий нюх моментально дал сигнал об опасности.
Но внешне Виктор никак не отреагировал, продолжая двигаться куда-то вдоль улицы, глазея по сторонам. Троица меж тем распалась. Один скользнул в сторону, второй тоже ушёл куда-то вбок, видимо перешли на параллельную улицу. И зачем такие сложности, почему бы им просто не пристрелить его? Он всё ждал, когда кто-нибудь схватится за оружие. Но оставшийся невысокий широкоплечий товарищ неспешно двигался за ним, не проявляя не малейшей агрессивности. Стало быть, одно из двух. Или Контроль ошибся и это просто гуляющие солдаты, или у них есть желание взять его «живым». Резон в этом есть, можно получить много сведений о путях преодолении сигналом систем безопасности. Но у Виктора ни малейшего желания попадаться им не было.
– Можешь просмотреть путь впереди?
– Уже. Иди вперёд, до гаражей. Там машины стоят. Другой вариант, беги в тыл, прячься в посёлке.
– Толку прятаться? Они ещё десятка три бойцов сюда притащат и прочешут весь посёлок самое малое за полчаса.
– Тогда к машинам…

Скорость Виктор увеличивать не стал, шёл, как шёл. Большие и красивые здания уже закончились, пошли какие-то бараки. Надо полагать, что скоро этот небольшой поселок и вовсе закончится и начнётся пустырь. Но ему туда не надо… Ага, вон неплохое здание, одно из последних на это окраине. Отлично... Виктор сейчас старался, чтобы его походка никак не менялась. Идёт себе человек к краю посёлка и ничего в упор не видит. Простой обычный человек, игрок…
Надо проверить, куда подевались те двое. Виктор сосредоточился и посмотрел сквозь здание. Картинку, конечно, не увидел, виден только векторный скелет идущего человека, на фоне векторного каркаса здания. Идёт хлопец параллельным курсом с той же скоростью, что и он. Стало быть, взяли его в полукольцо. И чего нужно? Хотят понять, куда он идёт? Или просто подбирают удобную обстановочку для захвата.
Ну-ну…
Он не зря всё это время шёл с одной скоростью и одним стилем. За эти пару минут, преследователи не то чтобы расслабились, но прониклись монотонностью хода. Переключились так сказать с форсированного режима на крейсерский. Поэтому когда Виктор молнией метнулся к зданию и очень быстро взобрался по стене, идущий позади преследователь только и успел, что вздрогнуть и лишь потом схватился за оружие. Но Виктор уже был на крыше, выхватывая из сумки бутылку с лимонадом, стащенную в кафе. Преследователя, идущего параллельной улицей, он увидел сквозь крышу, тот видимо уже знал о смене обстановки и, насторожившись, вертел поднятый ствол, пытаясь понять, где беглец.
Внимание! Проверка нервов!
– Н-на! – в него полетел продолговатый предмет. Реакция у человека оказалась хорошей, он пулей ушёл в сторону и, перекатившись, на другую сторону улицы залёг. В этот же момент Виктор, разогнавшись, прыгнул, перескакивая через узкую улочку на крышу соседнего дома. Отменять силу тяжести, к сожалению, не умел - для этого нужно было ломать и переделывать установки всего виртуального мира программы. Сие пока взломщикам не по зубам.
Пока преследователь вскакивал, соображая, что к чему, пока вторые два, подтягивались в эту сторону, Виктор уже спрыгнул вниз на улицу и мчался впёред со всей дури. Слух, настроенный на расстояние нескольких десятков метров, фиксировал, что за спиной бежали, пыхтели, сопели и ужасно громко топали сапожищами. Если их только трое, уже не догонят. Физически он куда быстрее и сильнее их, да и фора у него приличная.
При подключении Киберион рассчитал реальные физические параметры тела и вогнал их в виртуальный образ. Если бы у преследователей были какие-то способы усиливать себя, они бы давно как-нибудь это проявили. Стало быть, их нет, и бегущие за ним образы точно отображают истинную физическую форму своих хозяев. Так что парни, хотели они того или нет, играли даже более честно, чем он сам. Что вряд ли им нравилось.
Это и неудивительно, учитывая, что бестелесные друг друга боятся больше, чем своих бывших «порченых» студентов и их учеников.
Вжик, вжик. Рядом просвистели пули. Ага, стало быть, решили уравнять шансы. Фьють… А это уже спереди! Стрелял какой-то тип невидимый отсюда. Да сколько же их?!
– Пятеро! Быстрее давай!!!
Виктор резко ушел с линии огня, свернул направо и, набрав ходу, помчался вдоль окраины поселка прямо к линии фронта. Фиг вам, дорогие товарищи!
Ах, ты ж гадина! Прямо перед ним нарисовался ещё один, вскидывающий винтовку.
Щёлк! Сработал дымовой заряд. Рефлекс воина Пустоши, вбитый в голову с детства – если засекли тебя на открытой местности, пускай дым, резко меняй курс и прячься! Правда прятаться тут негде, и Виктор перешёл в наступление.
Густую пелену дыма пробили несколько коротких очередей. Надо же и не боятся по своим попасть. Хотя да, чего тут бояться, риска для жизни никакого. Световую гранату Виктор кинул несколько в сторону. В стрелка кидать не стал, он мог бы слинять или отвернуться. Они учёные уже, сам же учил прошлым вечером! Но предмет, улетевший куда-то в сторону, не ассоциировался сразу с опасностью, зато привлек внимание.
Ох уж это любопытство, сколько кошек оно погубило. Чисто рефлекторно взглянув, что там такое красивое гулко упало возле мусорки, тип словил вспышку. Сразу с двух сторон началась яростная ругань и пальба в пространство.
Бесшумно подбежав к стрелку, Виктор одним махом выбил у него ствол, а его самого сокрушительным ударом в челюсть направил в свободный полёт. Пробегая мимо мусорки, со словами – пушки детям не игрушки – выкинул ствол в кучу каких-то консервных банок, очисток и прочей дурнопахнущей массы.
Хорошо сработано, но что дальше? Даже если добраться до машин, всё равно бежать некуда. Линия фронта – чтобы ей пусто было! – шла как раз на ближайших подступах к городу. Впереди слышалась вялая перестрелка. Атака надо полагать уже захлебнулась, но признаваться себе в этом силы Добра и Света упорно не хотят, вот и пуляют в белый свет как в копеечку. Туда что ли кинуться? Тогда придётся бегать под пулями с двух сторон. А главное, куда от преследователей там деться? Окопы узкие, всё простреливается. Зайдут с двух сторон и привет.
Но думать ему много не дали. Всё ж игра это не жизнь. В жизни охотнички после этой гранаты вышли бы из строя минимум на день, а то и побольше. Тут же и минуты не прошло бестолковая трескотня прекратилась, и позади снова замелькали фигуры. Теперь уже на отдалении, но всё ещё на расстоянии выстрела. Имеет смысл всё же нырнуть в окопы и там уже посмотреть, где можно затеряться. Так. Стоп! А что это ещё за здание такое на отшибе стоит? Он сосредоточил зрение одним пучком и разглядел сквозь стены несколько низких машин с пулеметами над крышей. Ага это и есть гаражи! Ну что ж, за неимением хорошего решения, будем использовать самое доступное.
Шустро зигзагами сбегая с холма, Виктор успел отметить недюжинный тактический гений у тутошнего командования, поставившего ангар с машинами прямо у окопов, всего в двух-трёх сотнях метров от противника. Это же артиллерией можно накрыть на раз!
Прострелив замок, он распахнул дверь и скрылся внутри. Выигранную фору следовало использовать максимально полноценно. Через несколько секунд, на глазах у подбегающих преследователей из ангара выскочил небольшой автомобиль, похожий на те, что мотаются в «Формуле 1», только с пулеметом. Бот-пулеметчик грозно вертел своей игрушкой, но не стрелял, ибо кругом были только «свои». Ну и ладно, не в пушке счастье – счастье в колесах! Тем более все три гранаты, брошенные Виктором внутри ангара должны превратить остальные машины в хлам.
Так что, господа, дышите глубже, ногами перебирайте чаще авось и удержитесь на хвосте. Он прибавил ходу, и фигурки скрылись за очередным изгибом, из которых буквально состояла тутошняя рокада.
Однако злорадствовать пришлось недолго. Впереди его ждал тупик, в виде длинного здания, упирающегося в первую линию окопов. Единственный поворот оказался занят броневиком, двигающимся наперерез Виктору.
Повернувшись к броневику задом, а к фронту передом, Виктор увёл машину под прикрытие нескольких деревьев. Стрельбы оттуда так и не последовало, но окопы как-то очень уж быстро приблизились к колёсам. Реагировать было поздно, Виктор едва не провалился в длинную абы как вырытую яму, вовремя поддал газу, вырулил, успел услышать несколько смачных высказываний в свой адрес от шарахнувшихся в стороны братьев по оружию, снова набрал ход и вскоре оставил обе линии окопов позади себя. Теперь бы самое время поворачивать, чтобы не попасть на ту сторону, но именно это сделать и не удалось. Со стороны супротивника после секундного замешательства вызванного столь оригинальной атакой, обрушился шквальный огонь. Поворачиваться слабозащищенным боком теперь было чистым самоубийством.
Решение пришло молниеносно. Что собственно мешает прорываться дальше? Линия фронта? Да какая тут к свиньям линия фронта! Просто четыре водосточные канавы, отделенные попарно друг от друга, набитые придурками в разных балахонах. Проскочим как кусок мокрого мыла через детские ручонки! Между воюющими ведь не больше сотни метров!
Что-то загрохотало над головой. Виктор вздрогнул, но потом посмотрел через макушку и усмехнулся, это бот-пулеметчик увидел врагов и радостно замолотил из своей длинноствольной дуры, осуществляя свое единственное предназначение в этом искусственном мирке. Зелёно-бурые не особо испугались, меткость у пулемета из-за тряски и встроенной программы случайных промахов была скорей из области юмора, нежели военного дела, и потому на него обрушился швальный огонь из десятков стрелялок. Хорошо, местность холмистая, машина скакала на ней и вверх и в стороны…
А вот это уже не смешно. Прямо со стороны холмика упал незаметный глазу шалашик, и обнажилась конструкция, в которой Виктор без труда определил пушку.
– И р-раз! – седьмым, восьмым девятым, наконец, чувством он определил, когда его возьмут на прицел, и дёрнул машину в сторону. Позади, вздыбилось облачко черного дыма, слегка подкрашенное изнутри пламенем. В салоне очутился сильный толчок, машина едва не вышла из подчинения, резко вильнув в сторону.
– И два! – кусок ровной местности, полный газ и рывок вперед, на сей раз взрыв сбоку и чуть сзади. На фоне всего этого он почти не заметил, как рядом с ним прошла трассирующая очередь чего-то более убойного, нежели простая солдатская стрелялка.
Он перекладывал руль то в одно крайнее положение, то в другое. Машина вертелась как юла, рваными разными по времени рывками поворачиваясь порой почти под прямым углом. В лобовом экране мелькали то вражьи окопы, то ничейная земля, то даже клочок неба, когда машину подкидывало на кочках. Кругом что-то визжало, стонало, взрывалось, упрямо стучалось в бронированный корпус, настойчиво пытаясь проникнуть внутрь. Виктор превратился в один сплошной комок ощущений, на ходу звериным своим чутьём определяя, куда надо кинуть машину, чтобы продержаться ещё хотя бы миг…
По нему били, видимо около двух пушек и несколько пулеметов, но похоже, что пушки, поднимая фонтаны разрывов, только мешали друг другу пристреливаться, а пулеметчики стреляли не лучше его «напарника» безо всякого выражения на лице сидящего в соседнем кресле и «выщёлкивающего» одну ленту за другой.
Снова взрыв, на сей раз прямо, метрах в двадцати. Промазали! Может, и впрямь прорвёмся?! Тут осталось то…
Прямо по борту забарабанила очередь, в передней части машины раздался жуткий лязг и грохот, оттуда повалил густой чёрный дым. Двигатель заглох.
Приехали…
Машина по инерции неслась прямо к подножию холма, на котором возвышалась пушка. Потратив какой-то миг на определение ситуации, Виктор вывернул машину к небольшому овражку, после чего дернул ручку двери, надеясь, что не заклинило.
Он вылетел из машины и кубарем покатился в заросший кустарником овражек. На холме глухо бахнул выстрел. Молодцы, попали, наконец. Машина, объятая пламенем, подпрыгнула и покатилась дальше по уклон, где и провалилась в овраг, быстро занимаясь огнём. Бот наружу так и не выбрался.
Виктор, приподнял голову. Ориентироваться в пространстве пока ещё было трудновато – всё же Киберион это не реальным мир – особенно это сказывалось при резкой смене обстановки. Наконец, головокружение прошло и он убедился, что лежит пластом в каком-то углублении, не то бывший водоём, не то большая воронка…
Вздохнув поглубже, он опустил голову вниз, созерцая искусственное, но все, же красивое голубое небо. Постепенно ориентировка в пространстве полностью восстановилась. Можно вставать.
Впереди что-то зашуршало. Послышался треск раздвигаемого кустарника, вниз посыпалась земляная крошка. Виктор приподнял голову и посмотрел, кого там принесло. На окраине оврага стоял человек в зелёно-коричневой форме конфедерации. Стоял расслабленно во весь рост, оружие закинуто за спину, смотрел куда-то в бок. Горящую машину наверно рассматривал. Увидев, наконец, что пилот безумной машины жив, тип вздрогнул и напрягся.
– Слышь, Контроль. На их сторону, что ли перейти?
– Ну, попробуй…

Виктор само миролюбие, начал вставать, поднимая руки. Его васильковые глаза, отражающие небеса излучали сплошную доброту и любовь к ближнему. Солдат тоже помахал ему рукой, оскалил зубы в усмешке, после чего неспешно стянул оружие и прицелился.
А вот это ты зря…
Прогрохотал автомат, на том месте, где только что сидел миролюбивый Витя, вздыбилось несколько пыльных фонтанчиков. Быстрый словно молния, Виктор материализовался в согнутой хищной стойке, вскинув оружие. Бахнула винтовка. Приклад сильно толкнул в плечо. Буро-зеленого сбило с ног и зашвырнуло куда-то назад на краю оврага. Со стороны горящей машины раздался взрыв и ещё несколько поменьше, видимо взрывался боезапас. Алое пламя выросло и теперь охватило собой всю местность, окрасив мрачную местность в теплые тона.
Всё-таки было во всём этом что-то слишком уж яркое, в реальности не встречающееся…
В голубых, но отражающих алое мелькающее пламя глазах Виктора отразилась чёрная точка гранаты, пущенной кем-то более предусмотрительным, чем тот неудачник, что валялся в кустах, свесив ногу с края «воронки». Но бросающему это не помогло. Почти в ту же секунду граната оказалась в руках Виктора и с бешеной скоростью улетела назад. Кто-то громко и коротко выматерился, и тут же всё утонуло во взрыве. Сияя алыми от бешеного пламени глазами, Виктор метнулся наверх. Там уже лежало трое. Почти не останавливаясь, он пробежал мимо, выхватив у них пару-тройку гранат, и метнулся к пушке, закидывая гранатами всю окружающую местность.
Грохот и свист осколков известил, что местность чиста. Действительно выстрелов в упор не последовало, только издалека кто-то с боку начал пулять куда-то мимо, но Виктор уже заскочил на площадку отгороженную мешками с землей и присматривался к устройству пушечки.
Подыхать не хотелось категорически. Если его возьмут в распределителе, будет очень нехорошо. Придётся сворачивать свою деятельность, а этого ему ну очень не нужно. Поэтому надо отбиваться! Благо, противник так себе…
Запустить пушку и вывернуть в сторону приближающейся группы бойцов оказалось не так уж и сложно. Бурые рванулись было вперед, дабы порвать вражину как тузик тряпку, но увидев направленный на себя воронёный ствол, нехорошо поблескивающий в свете пылающего оврага, разом передумали, застыв в интересной раскоряченной позе, сочетающей оба противоположных намерения.
– БА-БАХ! А НУ БРЫСЬ ОТСЮДА! БАХ! БАХ! БРЫСЬ! Я СКАЗАЛ!!!
Что-то рвануло, кого-то сбило с ног, кто-то уже и не встал, но большая часть правильно оценив положение дел, метнулась назад к уютным окопчикам. Повернув пушку в другую сторону, Виктор от души шмальнул пару раз и по другой группе, нерешительно топтавшейся в нескольких десятках метров от него. Эти тоже быстро приняли правильное решение и на холм не полезли.
Виктор, впечатлённый было прущей на него толпой, облегченно вздохнул. Но тут же затявкали миномёты, послышался знакомый вой. Рядом с пушкой начали рваться мины. Тщетно пытаясь определить, откуда бьют, Виктор прыгнул за мешки с землей и замер.
Теперь оставалось только ждать, когда они там настреляются.
– Может, мёртвым прикинуться?
– Показания жизни каждого игрока можно просмотреть.
– Чего делать тогда?
– Сиди, надейся, я сейчас кое-что попробую…

Мины падали не часто, скорее редко. Но это противное ожидание, когда и куда она грохнется, раздражало и напрягало. Осколки со свистом пролетали над мешками, иногда сталкиваясь с лафетом пушки или впиваясь в мешки. Взрывы вроде бы уже совсем близко, похоже пушку они жалеть не собирались.
И тут случилась нежданная подмога. Со стороны республиканцев затрещали выстрелы, снова зашипели дымные ракеты. Рядом бахнуло несколько взрывов. Осторожно выглянув из-за мешка, Виктор с удовольствием увидел, как изрядно прореженная первой атакой толпа желто-коричневых снова пошла в бой, прорываясь именно сюда, где у противника начались изрядные проблемы.
Решив, что это, пожалуй, неплохо, Виктор переставил прицел и начал долбить поодаль, туда, где мелькало нечто похожее на пулеметы, вынуждая их прислугу отвлекаться от исполнения своих обязанностей. Миномёты переключились на наступающих, и это было ошибкой. Им надо было продолжать обрабатывать пушку, ведомую отчаянным стрелком, поскольку вся надежда обороняющихся была на пулемёты. Но миномётчики бил по наступающим, а Виктор повыбил пулёметы в считанные секунды.
Дальше всё пошло само. Люди – не боты, каждая гибель в бою автоматически отбирает очки. Потому гибнуть тут так же решительно не любят, как и в реальности, а заставить никто не может. Зеленая с бурыми пятнами толпа разом схлынула с окопов, со всех ног помчавшись назад к предыдущей линии обороны. А жёлтые, постреляв героических ботов и некоторых особо упрямых людей, заняли окопы и начали шумное празднование победы.
– Отлична работа!
– Благодарю. Ты бы лучше подсказал, что дальше делать.
– И подскажу! Для начала, найди командира этого подразделения и попросись к нему. Хоть рядовым.
– Зачем?
– Чтобы перестать быть белой вороной! Тебя нашли в основном потому, что ты вне тутошнего ритма. Приехал, а в атаку не пошёл. И в город, где жратва и игры не поехал. Так на тебя и вышли. Сейчас они тебя снова потеряли, так что куй железо пока горячо.
– Что мешает им пройтись по окопам и найти меня?
– Большое количество балбесов, приходящих в Киберион на часок другой. Пострелять. Люди в этих окопах меняются почти каждые полчаса, постоянных игроков меньше половины, и к тому многих повыбило в бою. Простым чёсом они тебя не найдут, не беспокойся.
– Понял. Надо слиться с толпой.
– Правильно! Будь как все, Витя, люди к тебе и потянутся.

Отредактировано Toron (08-07-2014 21:22:24)

0

103

Toron написал(а):

Опустевший автобус стоял, остывая от бурной поездки.


Бурной может быть попойка, а поездка скорее сумасшедшая.

+1

104

Логично... :)

0

105

Полковник, где ползком, а где и перебежками, добрался до покосившейся каркасной конструкции, спрятавшись за изогнутыми уродливо переплетёнными полосками стальных труб и уголков. На севере беспрерывно грохотал шум боя, земля вздрагивала от взрывов. Изредка слышался раскат грома – электрошторм бушевал где-то рядом.
– Третий! – импульс радиоволны пробежал от одной нервной системы к другой. – Третий!
Ответа полковник дождался не сразу. Помехи…
– Да!
– Ополченцев видишь?
– Так точно.
– Бери их на прицел!
Пауза. Потом послышалось нерешительное
– Есть… Разрешите…
– Ты видишь, сколько их?! – тихо, но очень выразительно спросил полковник, продолжая осторожно пробираться по стальным зарослям.
– Так точно! – последовал ответ, – семнадцать, плюс двое тяжелораненных.
– А было пятнадцать. Понял?
Снова пауза.
– Вас понял!
Лучше поздно, чем никак…
– Следи, – приказал Бахтияров, – ничего первым не делай. Помни, у наших оружия нет.
– Так точно!
Проблемы начались, едва полковник остался с ополченцами практически наедине. Сначала их обстреляли, причём свои и бог весть по чьей наводке, появились раненные вдобавок к тем, что уже были.
Потом в соседнем микрорайоне нарисовались подземтанки. Выбираясь из вскрытого чрева земли, они осторожно пробирались по руинам, и уходили куда-то на север. Их появление сильно напугало ополченцев, отчего один из переходов, был совершён быстро и неаккуратно.
И тут полковник заметил, что теперь их стало больше на два человека…

Отряд с неистовым лейтенантом убежал вперёд, осваивать полуразрушенную постройку, которую карта опознала как подземный гараж. Оттуда можно было попасть в подземную дорогу и постараться выбраться на кольцевую трассу, как это и делали машины до войны. И гараж, и все его выходы располагались на территории контролируемой хтонами, поэтому была надежда, что там не будет никакого блок-поста хтонов. По крайней мере, лейтенанту хотелось на это надеяться, а полковник не стал его разубеждать. Сам-то он видел спасение исключительно в удачном наступлении своих, которые судя по неутихающей пальбе, сдавать «Синий 3» не собирались, что обнадёживало.
Ополченцы устали и шли медленно, из-за плохой маскировки, им приходилось двигаться только возле стен или завалов. К тому же у них были двое раненных, которых приходилось нести. Чтобы хоть как-то прикрыть их, Бахтияров с солдатом, регулярно выдвигались, занимали удобные места для обстрела, и наблюдали за передвижением отряда, после чего снимались с места и снова бежали вперёд. Бахтияров время от времени связывался с их главным – заикой по имени Гриша, и поправлял путь движения.
Собственно уже и пришли почти. Изуродованное здание цилиндрической формы, со снесённой крышей, находилось в сотне метрах от полковника. Осталось дождаться ополченцев. Казалось бы. Но теперь планы пришлось резко менять.
Пробравшись ужом, из пролома к длинному огрызку стены, у которого лежали ополченцы, полковник внимательно всмотрелся, пытаясь понять, кто из этих отдыхающих людей одетых в серые почти одинаковые балахоны – чужак. Осторожно двигаясь мимо них, он осторожно вглядывался в каждого. Уж кто-кто, а полковник Стражей не одну собачью стаю скушал в деле отлова пустынников.
Но чужаки всё поняли быстро. Бахтияров обнаружил, что их теперь на три меньше. Кого-то прихватили… «Прикрывальщик» с позывным «Третий» похоже ничего не заметил …
Над головой, выше лопнувшего купола, прошло что-то чёрное и очень быстрое. Рёв подавил все звуки вокруг. Где-то ахнула земля и упругая волна, разошлась по несчастному посёлку. Соседнее здание вздрогнуло и с ужасным грохотом завалилось набок, подняв тучи пыли.
– Бежим! – запаниковал кто-то, забыв про усталость и упершись в соседа замер.
– Что-то не так, – пробормотал он, осматривая фигуру в чешуйчатом скафандре.
– Всё здесь так! – сказал тихий отчётливый голос.
Время схлопнулось в один бесконечный миг. Бахтияров не заметил, но ощутил волну агрессии и ярости, сконцентрированной в серой, невзрачной фигуре. Праща рефлекторно прыгнула в руку ствол уже смотрел в первого «подозреваемого» возле которого сползали по стене двое мёртвых ополченцев.
Тихо хлопнула дымовая шашка, совсем испортив видимость, В полковника полетела граната. Бахтияров выстрелил наугад и рывком скатился по гладкой полопанной плите. Взрыв бахнул, казалось, прямо под ухом, волна вдарила так, что тело забыло как надо дышать. Рядом цокнуло несколько пуль, врезавшихся в бетон. От боли померк свет. Слезящиеся глаза, смотрящие через открытое забрало шлема, с трудом различили мрачный силуэт, с развевающейся на ветру накидкой…
Но и подземнику понадобилась почти две секунды, чтобы разобраться какая из бетонных глыб, в мареве дыма и пыли, является полковником Бахтияровым. В следующий миг полковник уже был в прицеле, и электромагнитный автомат выплюнул короткую очередь. Но в этот, же миг хтона с силой толкнуло в бок – «Третий», наконец определился в кого стрелять.
Пуля, выпущенная дрогнувшей рукой, цвиркнула вскользь по шлему Бахтиярова, остальные прошли рядом, глухо стукнув по бетонной плите. Рывком перекатившись, полковник нажал на спуск и, не целясь, всадил в шатающегося врага всю очередь. Судорожно выгнувшись назад, хтон рухнул замертво.
Несколько ответных пуль, словно вестники возмездия, впились туда, где только что валялся Бахтияров. Сам он, уже не разбирая дороги, бешено полз и перекатывался среди торчащих валунов бетона и причудливых букетов арматуры.
– Отходите, – наконец сказал «Третий», – я прикрою.
Позади рухнувшего здания послышался рык двигателя и лязг траков. Бахтияров похолодел, этот звук он помнил ещё с той войны. Прикрывать больше было некого, все кто успел, стремительным стадом ломанулись через открытую местность к гаражу. Сколько их добежало? Куда делись раненные? Полковник всего этого не знал, и сейчас не имел никакой возможности даже думать о том. Лязг усилился, неизвестная машина, двигалась прямо по свежеобразованым руинам, ему наперерез…
Вскочив на ноги, Бахтияров молнией рванулся через пока ещё плотное пылевое облако.
***
Четырёхугольный периметр, обещавший быть укрытием, прямо на глазах превращался в ловушку. Завизжала и бахнула мина, лишь едва не попавшая внутрь здания без крыши. Следом ухнула ещё одна. Подгоняя пинками семерых уцелевших ополченцев, полковник со спасшим его солдатом, загнали их в угол. В середине комнаты высилась большая груда битого кирпича. Мины если и попадут внутрь здания, то, скорее всего в неё. Так что сидеть внизу по углам было безопаснее в плане осколков.
Богатырёв со своими бойцами держал оборону тут, дожидаясь сержанта, исследующего подземку. В гараж они не попали, он оказался полностью обвален изнутри, зато нащупали проход в подвал в соседнем здании и теперь сержант ползал там в поисках подземных путей-дорожек к отступлению. Наземных дорожек больше не осталось.
Загрохотала автоматическая пушка, стена – кусок за куском – с брызгами и пылью на глазах превратилась в диковинную конструкцию из битого камня. Детектор движения определил цель – несколько хтонов заскочили на стены, лишённые крыши. Не раздумывая, огнемётчик повернулся на показания прибора и шваркнул струёй шипящего пламени. Хтонов как ветром сдуло. Разве что бахнула граната, упавшая практически там же откуда и бросали.
Детектор с ума сошёл от постоянных целей. Хтоны мелькали, появляясь то тут, то там, стреляя удивительно точно, несмотря на ужасную видимость, пули постоянно свистели рядом с солдатами. Будь видимость получше, их, скорее всего, перестреляли бы в считанные минуты. А для того чтобы видимость лучше не стала, лейтенант старательно расходовал собранные в кучу дымовые шашки. Благо ветра внутри нет, четыре стены, пусть и без крыши…
Снова наверху появились хтоны, но под выстрелами, вынуждены были спрыгнуть. Автоматическая пушка, методично расстреливала один угол за другим. Обстановка становилась критической.
Бахтияров уже расстрелял половину боезапаса, у остальных дела шли не лучше. За спиной вовсю рычал двигатель, слышен был треск разламываемой стены. Определённо ждать возвращения сержанта не стоило, и полковник ещё минуту назад приказал ополченцам упихиваться в подземную щель…
***
Ну, судьба! – сержант, высунувшись из щели, удивлённо смотрел, как прямо на него прёт та самая «зенитка», которую ему хотелось взорвать. Рядом взвизгнула пуля. Заметив стрелка, сержант дал по нему очередь из пращи. Башня зенитки тут же повернулась к нему. Яростно работая локтями, сержант пополз назад. И тут бетон с кирпичом взлетел на воздух, перемешиваясь с горьким дымом. Оглушенный сержант выпал обратно в подвал, стукнувшись об усыпанный кирпичами пол. Левая рука онемела, скаф сообщал о пробитии. Над головой в тусклом свете трещины всё так же бесстрастно чернела боеголовка бомбы.
Отлежавшись секунды четыре, убедившись, что ранение лёгкое, по сути, царапина, сержант встал на ноги и начал обрабатывать рану. Завершив это дело, сосредоточившись, он снова подпрыгнул к потолку. Подтянулся на руках, сделал выход силой и упрямо залез в ту же щель, откуда лишь чудом сумел выбраться. Щель стала шире, проход короче, ибо теперь в нём была немалых размеров выбоина. Упираясь ногами в стены, он быстро добрался до верха. Высунул камеру, на гибкой трубке, поводил туда-сюда, улыбнулся. Обстановка за эту минуту сильно не поменялась, но хтонам уже было не до него. Самоходная зенитка, грозно щёлкая пушкой, разносила здание. Рядом с ней – кто сидя, кто лёжа располагалась пара десятков хтонов. По ним иногда кто-то стрелял, поэтому они прятались за стальным корпусом машины. Двое спрятались за башней, всматриваясь в серое облако, окутавшее поле боя. Неподалёку взвизгнули пули и эти двое попрыгали с брони, откатившись от гусениц. Зенитка резко повернула башню, в направлении выстрелов, начав стрелять ещё при повороте.
Сержант решился. Граната снова оказалась у него в руке, магнитный захват активирован. Главное, под днище попасть. Сержант сосредоточился.
– Н-на! – швырнув гранату, насколько удалось и, оттолкнувшись руками, он полетел вниз, сопровождаемый грохотом взрыва.
***
Капала вода, пропитывая лежащую у ног пыль, превращая её в маленькие пятна грязи. Подземный сквозняк лихо обдувал разгорячённые головы, и приносил многочисленные звуки с поверхности – взрывы, грохот, лязг…
Тут было темно и относительно тихо. Вернулся флегматичный сапёр, доложил об установке ловушек.
Примчался сержант, долго восстанавливал дыхание, потом сообщил о подрыве «единицы бронетехники противника».
Полковник в уничтожение «единицы» не поверил, но сердечно поблагодарил за службу. Ему не жалко.
Лейтенант распределил дежурства, сам сходил посмотрел места потенциального появления противника и то, как сапёр их заминировал. После чего вернулся на военный совет.
Отрыв от хтонов произошёл на удивление легко. Едва они забрались под землю, и, заминировав пути отхода, уползли куда-то вниз, в подвалы, как всё и кончилось. Их не преследовали. Бахтияров предположил, что какой-то отряд хтонов просто спешил к месту боя, а на них напоролись случайно, и не желая тратить время, оставили их своим тыловым подразделениям. О взрыве гранаты, оглушившем экипаж самоходки и сбившем с толку пехоту, он не подумал. Впрочем, факторов влияния всегда больше чем один.
Оставался вопрос, что дальше делать? С одной стороны, можно было радоваться, что всё же пережили этот бой, а с другой, ждать гостей, куда лучше соображающих в деле зачистки тыла от «недобитков», чем эти – как их назвал Богатырёв – хуястребы.
Полковнику встречаться с «чистильщиками» не хотелось настолько, что он был готов идти даже на прорыв поверху. Его настроение передавалось и остальным. Тем более, что горожане испытывали традиционный страх перед «дикой» подземкой, без метро и фонарей,
Наладилась связь. Бахтияров, каким-то образом ухитрился подключиться к особому каналу, снимающему данные с передовой. Нащупав район в котором они сейчас находились, он бегло просмотрел мелькающие картинки. Впереди центр «Синего-3». За ним зверствуют ВОСГОРовцы, штурмуя руины. Именно в ту сторону сейчас со всех ног и колес мчались жёлто-бурые фигурки в капюшонах – подкрепление. Много. Сотня, две или даже три… Бежали быстро, их накидки прямо на бегу перекрашивались под цвет стен. Судя по положению скрытых камер, хтоны бежали им по головам, что подтверждало предположение полковника о том, что охоту на них пока не ведут, и встреча была случайной. Лейтенант, глядя на бегущих хтонов, мстительно пожелал им бежать в обратную сторону так же быстро и решительно, а лучше ещё быстрее и ещё решительнее. До самой Пустоши.
– Наши наступают! – громко прошептал полковник, показав сводку приказов.
Сержант, вытирая лоб, впился глазами в сводки и, посмотрев на всех стоящих вокруг, расплылся в широкой улыбке.
– Отлично!
Солдаты и пара ополченцев одобрительно зашептались. У лейтенанта же возникла пара вопросов о законности просмотров этих сводок, но он их оставил при себе.
– Будем прорываться! – подытожил Бахтияров. – Тут торчать больше нельзя!

Отредактировано Toron (11-07-2014 11:58:13)

0

106

Toron написал(а):

Необходимость их обслуживать, привела к массовой застройке тутошних мест.

Начал читать Вашу вещь. Маленькое замечание. Уберите "тутошних мест". Не слишком красиво звучит, и кроме того, смысл ничуть не изменится.

+1

107

Да. Так пожалуй, лучше. Спасибо.

0

108

***
Тяжёлая крылатая машина, выбравшись из-под земли, помчалась по широкой бетонной дорожке, выруливая на взлётную полосу. Рёв и свист двигателей, сотрясавших округу, откровенно глушили даже рёв ветра, и хорошо слышались внутри подъезжающего микроавтобуса.
Микроавтобус трясло на утрамбованной насыпной дороге, которую так и не успели доделать. Водитель, ведомый автоматическим навигатором, послушно вёл его в указанном направлении с указанной скоростью. Самодеятельность тут была смертельно опасна, аэродром работал в авральном режиме.
Крепкий плотный штурмовик, хорошо видный в вечерней хмари, рассечённой редкими далёкими молниями, двигался параллельным курсом, в полукилометре от них. Быстро обогнав их, он свернул прямо на широкую и освещённую полосу, и замер, готовясь взлетать.
Парни, сидящие в микроавтобусе, знали, что это «Коршун-С» – штурмовик, специализирующийся на обработке подземных крепостей. Старая модель, ещё на шасси – поэтому может взлетать и садиться на любой прочной широкой и ровной поверхности. Новые модели взлетают и садятся только на электромагнитную подушку, что позволяет значительно экономить топливо, но делает их почти беззащитными в случае отказа этих систем.
Вывернув точно в центр полосы, штурмовик ускорил обороты на полную мощь, отчего свист и дребезжание заглушили тихую музыку, мурлыкавшую в салоне, а потом и вовсе забили уши всем сидящим. Свист и шипение перешли в рёв, крылатая машина, плавно стронулась и начала стремительный разбег, разгоняясь и плавно отрываясь от поверхности. Следом тут же вырулил второй «Коршун». Всего их было трое, третий как раз подъезжал к ВПП, ожидая взлёта второго номера.
– Зараза, – поморщился Филатов, –  по ушам долбит…
– Ну, ты сказал! – хмыкнул Ефремов. – Да мы на них молиться сейчас должны! Скоро сами там будем. Он закатил глаза, явно вызывая на «внутренний экран» электронные часы – Через четыре часа!
Филатов вздохнул и снова упёрся щекой в стекло, безучастно рассматривая самолёты, поднимающиеся из ангаров, и катящиеся по бетонным дорожкам. Чуть поодаль, работал электромагнитный «пускач» – большая наклоненная и полузакопанная труба, из которой с огромной скоростью вылетали чёрные едва различимые пятна, возможно «коллеги» улетевших штурмовиков.
Артур в беседу не вмешивался. Он вообще старался лишний раз не шевелиться. Тело, пылающее огнём, всё ещё не оправилось от недавних приключений. Вместо этого он лежал, открыв глаза, и смотрел в потолок. Закрывать глаза лишний раз не хотелось, он сразу начинал видеть страшные, обжигающие молнии, или тварь трёх метров размера, или Никиту…
Притормозив, машина въехала куда-то, судя по наклону, вниз, под землю и остановилась.
– Приехали, господа пассажиры! – весело сказал водитель. Двое спорщиков, продолжая обсуждать, какой самолёт круче, взяли Артура за руки, и повели на выход.
Открылась дверь, ему помогли спуститься. В лицо ударил сильный ветер, тут в подземке был нехилый сквозняк. Артур вздохнул полной грудью, чувствуя как кружится голова.
…Выжил чудом. Ведь убийственное хладнокровие это есть чудо, не так ли. Когда тело воет, будто ошпаренное кипятком (да ещё и доливают сверху) хочется визжать и кататься по земле, но Артур шёл и шёл прямо через мёртвые земли к заброшенной станции перекачки воды.
Он сначала о ней не думал. Вышел из ворот с гордо поднятой головой, дабы взглянуть смерти в костлявую рожу. Но уже после первого разряда, шаг перешёл в бег, а прогретые мозги, разом вспомнили где тут есть норка… До неё было всего два километра, но пройти их оказалось истинной пыткой. Но он шёл и шёл. И, наконец, ввалился в подземную каморку, дал сигнал тревоги и рухнул в беспамятство, пока не прибыла спасательная команда – одна из последних. Потом его почти на сутки держали в восстановительной капсуле, потом пичкали чем-то сильнодействующим. Глядя на оборудование палаты и персонал, Ароян крепко заподозрил, что это очень непростая больница. Но, на большее его не хватило, мозги думать категорически отказывались…
А всего через двое суток к нему пришёл невзрачный человек в форме Стражей и объяснил Артуру, с чего это к нему такой почёт и уважение. И сразу подумалось, что, быть может, лучше бы он и дальше валялся там, в подземке. Но человек убедил его что, другого выхода собственно и нет. На кону было спасение тысяч и тысяч жизней. Артур согласился…
Аэродром имел своё подземное сообщение. Парней уже ждал вагончик с гостеприимно открытыми дверями. Кабы не полное отсутствие сонных пассажиров, можно было и забыть, что ты не в метро какого-нибудь крупного города.
В вагоне их ждал крепкий высокий улыбающийся человек, с рыжей бородкой и хитрыми голубыми глазами. Форма военная, инженер, капитан Ларцев, больше о нём Система ничего говорить не пожелала.
– Ну что, мужики, – улыбаясь, сказал он, протягивая руку – Давайте знакомиться. Серёга.
– Вася, – сказал Филатов.
– Миша ответил Ефремов.
Поезд тронулся, Серёга, пожимая руки, качнувшись, схватился за поручни. Жестом предложил всем сесть, но сам остался стоять, предпочитая нависать над прибывшими.
– Вот и познакомились. Ну что ж, не будем тянуть кота за хвост, ввожу вас в курс дела.
Он прикрепил к горизонтальному поручню небольшое устройство, оно тут же запустилось, и над ним нарисовалась голографическая схема.
– Это Юго-Западная транспортная подземная развязка, называют его – Узел. Туда сейчас прорываются хтоны. Если они там закрепятся, находящимся вокруг войскам придётся уходить, даже убегать, чтобы не остаться без снабжения. Кроме того, захватив Узел, хтоны могут готовить наступление вглубь страны, не говоря уж о диверсионных группах. Наша армейская разведка, сообщает, что основное снабжение наступающей группировки хтонов идёт через Огнегорское подземное водохранилище.
Артур встрепенулся, Серёга кивнул и показал на него рукой.
– Вот, кстати, главный инженер этого объекта, чудом уцелевший после захвата водохранилища.
Филатов с Ефремовым одновременно посмотрели на Арояна, совсем другим взглядом, нежели ранее. Серёга, дождавшись, когда они насмотрятся, на бледного как смерть Артура, продолжил
– Прошу проникнуться ситуацией. Положение отчаянное! Армейцев слишком мало, а времени усилить их, попросту нет. Единственное, что можно сейчас сделать, чтобы снизить напор, нарушить систему снабжения хтонов.
Выждав пазу, он поменял картинку, показав продолговатый цилиндрический предмет.
– В нашем распоряжении есть три подземных «червя», с ядерными боеголовками.
– Но… – заикнулся Филатов, однако Серёга упредил его движением руки.
– Внизу, под водяными пластами, есть очень большая соляная залежь. Она прекрасно изолирует нижние пласты от верхних. Продукты взрыва, за пределы этого пласта, не проникнут.
Он снова осмотрел слушателей и спросил.
– Вопросы есть?
– Да, – сказал Ефремов. – А каким образом эти взрывы, могут навредить хтонам?
– Как показал нам Артур, всё движение в подземке сейчас идёт по ходам, залитым водой. Вероятно, у хтонов попросту не было возможности проложить железную дорогу по своим ходам. Всё-таки это было бы замечено. Поэтому они нашли простое, даже гениальное по-своему решение. Они каким-то образом, подняли уровень воды и затопили всю нижнюю часть. Перевозка осуществляется чем-то вроде подводных катеров. Вода, проникает и глубоко под землю, касаясь слоя глины, расположенного над соляным пластом. Сильный удар, легко передастся воде и через неё, пройдёт по всем каналам снабжения, уничтожая практически всё, что там есть. Сорвав снабжение, мы спасаем и наших ребят, и всех гражданских, включая беженцев, расположенных сейчас возле Огнегорска.
– Ещё вопросы?
– У меня есть вопрос, – тихо с хрипотцой сказал Артур.
Все снова посмотрели на него.
– Да? – Серега, взглянув на него, разом перестал улыбаться.
Ароян, глядя ему в глаза, показал рукой, на Филатова с Ефремовым
– Эти двое… они точно готовы стать смертниками?
***
Первая же мысль, робко постучавшаяся в гудящую от напряжения голову, была о том, что пора отсюда сваливать. И быстро. Слишком уж он наследил. Но тут, же появилась и вторая мысль – он ведь, прежде чем вляпаться сюда, успел умотать от преследователей достаточно далеко. Новости, передаются быстро, но ведь они и искажаются, процессе передачи. Зная тутошнюю дисциплину, можно предположить, что ничего кроме слухов до искателей не дойдёт. Пока те вызнают о финале гонщика. Пока уточнят имя героя…
Виктор вздохнул и, открыв шлем, вытер вспотевший лоб, и осмотрелся. В небе, затянутом рваными облаками, виднелось желтое пятно солнца. Самолётов вроде бы никаких не было. Вообще-то логично было ожидать бомбёжки, но может быть, тут вообще нет авиации? Кресло наводчика пушечки оказалось жёстким, и поскрипывало под его весом. Впрочем, сидеть на нём всё равно удобнее, чем на земле.
Кругом сновали личности в жёлто-коричневых костюмах, обчищавшие хладные трупы супротивников. Этим делом кто-то пытался управлять, но, похоже, безуспешно. Окопы заняли, похоже, только боты. Предприми сейчас «зелёнобрюхие» контратаку, она наверняка бы удалась. Но с той стороны царила атмосфера тишины и миролюбия. Солнце выглянуло из облаков, Виктор поморщился. В реальном мире такого никогда не было, облака всегда плотно затягивали небо.
Противник молчал, не исключено, ожидая «продолжения банкета», наступления, то бишь, и готовился отбиваться.
– Слышь, пушка нужна?
– Забирай, – хмыкнул Виктор, уступая бойцам место.
Боец хлопнул его по плечу и показал рукой в сторону захваченной землянки.
– Тебя командир ищет.
Виктор кивнул и двинулся по указанному направлению.
– Тим. Командир восьмой роты, – представился сидящий на складном стуле. Он внимательно всмотрелся в Виктора.
– Слушай, где я тебя видел?
– В кафешке вчера вечером, – улыбнулся Виктор.
Тим поморщился.
– А-а, этот… Виктор... да? Видел, как тот урод рванул световую гранату?
– Я как раз выходил, – помялся Виктор. – Но так и не понял, зачем ему это понадобилось?
Тим молча, пожал плечами.
– Урод потому что! – сказал за него коренастый крепыш с конопатой физиономией, как раз входившй в землянку. Он протянул Виктору руку.
– Шурик!
Виктор пожал руку и представился.
– Игрался, небось, да и доигрался, – продолжал Шурик. – Его там чуть всей толпой не отпинали, да дружки у него там нашлись. Он широко улыбнулся. – Прикинь, за оружие хватались. Пришлось в лоб дать…
Виктор понимающе кивнул, убивающее оружие там не действует. Он об этом в автобусе узнал. Стало быть, зря он вчера переживал за сыскарей. Бульдог, и его ребята славно оттянулись вчера, им было явно не до него. С другой стороны, теперь у них есть и личные причины рыть землю, дабы добыть его тушку связанную, по рукам и ногам, с кляпом во рту.
– Ну, парень, ты даёшь!
– Да то ж не я, – улыбнулся Виктор. И рассказал увлекательную историю об отморозке, на машине, который усадил его за пулемёт и поехал штурмовать укрепления силами одной бронемашины.
– Бывает. – Улыбнулся Тим. – И где он сейчас?
Виктор развел руками.
– Похоже, из машины не выбрался.
– То есть, пушку ты уже сам, захватывал. Ну что ж, тебе и медаль в денежном эквиваленте. Отморозка твоего тоже не забудем, перечислим на счёт, когда заявится. Ему теперь сюда только через сутки можно будет попасть.
Виктор удовлетворенно кивнул. Вряд ли бот будет куда-нибудь попадать. А за сутки тут много чего произойдёт.
– А чего ты вообще в машину полез? – спросил Тим.
– Ну, он приказал лезть за пулемёт, я это… и полез – растерянно сказал Виктор. Парни засмеялись.
– В армии служил? Понятно. К дисциплине привык. Отвыкай… – рассмеялся Тим. – Старшим игрокам ты не подчиняешься. Только непосредственному командиру и больше никому. В следующий раз посылай таких героев куда подальше. За каждую гибель очки отнимают. Тебе прямо повезло.
– Хорошо, учту, – коротко сказал Виктор. – Почему ангары так близко держите? Раздолбят же!
– А это не мы держим, – отмахнулся коротыш. – Ангар появляется сам, бесплатно с каждой стороны линии фронта. Подарок от наших любимых программистов. Его уничтожать бесполезно, так как новый появится через полчаса. А машины там – полная лажа. Тот отморозок первый, кто хоть чего-то на них смог сделать. И то сам видишь, чем кончилось.
– Мы их берем, когда покататься хотим! – усмехнулся Тим.
Виктор вспомнил гору техники, возле кафешки. Нечто подобное там и стояло.
– Может, разведку на них устроить? – предположил Виктор. – Скорость, я гляжу, приличная.
– Да какая тут нахрен разведка! – скривился Тим, извлекая из котомки, что-то съедобное. – Всё как на ладони! И потом конфедераты закупили себе более мощные машины, с той же скоростью, но большей бронёй и пушкой. Многие из наших пытались покататься за линию фронта, так назад не вернулся никто.
– Потом уже из распределителя возвращались, воскресшими – добавил Шурик, нарезая хлеб. – Рассказывали, как их настигали бронированные дуры и расстреливали чуть не в упор.
– Да ещё и вертолетов у них парочка есть, – грустно сказал Тим.
– Неплохо ребята экипировались, – согласился Виктор. Поковырявшись в котомке, он тоже извлёк на свет Божий термос и три-четыре бутерброда, которые купил ночью у какого-то автомата. В его случае есть бесполезно, ибо тело питается на базе. А вот ребята, пока не поедят тут в виртуалке, свою дозу пищи в реальной жизни, скорее всего не получат. Но жевать придётся и ему, чтобы не выделяться.
– Это да… – процедил Шурик, доставая из сапога складную кружку – Вооружены, гады, до зубов. А что им, денег много… Спонсоров до хрена! А у нас голимый «энтузиазизм».
– Вот за него и выпьем – усмехнулся Виктор. – Горячего чайку.
***
Общение в купе с чаепитием – одна из самых удачных придумок человечества в борьбе со скукой. Они сидели втроём, травили анекдоты, рассказывали забавные случаи из жизни и, особенно из тутошней игры. Виктор тоже выдал пару историй исказив их с реальной своей фронтовой жизни на игровую. В общем-то, прокатило.
Там мало помалу разговорились о тутошнем бытии. О правилах игры и вообще обо всем, что тут творится
Игровой фронт разбивался на батальоны, которые, впрочем, были очень условным понятием. Наиболее крупной, более-менее живой структурной единицей была рота, численностью от полусотни, до двух сотен штыков, в зависимости от удачливости командира, которых называли ведущими. Всего рот было около сорока. Отряды дробились на взводы, которые в этой армии почему-то называли звеньями. Частенько звенья были такой же условностью, как и батальоны, их создавали порой для какой-то операции. Но это только тут. У противника на порядок лучше. Заданная структура выдерживалась, и операции проводились чаще ротами, нежели собранными до кучи звеньями. Бывало, что в операции участвовала пара-тройка батальонов, действующая достаточно слажено. Отсюда и беспрерывные успехи, в нужном месте их всегда было больше – а сила солому ломит.
Рота Тима включала в себя на данный момент сто пятнадцать человек. Час назад было сто девяносто три, позавчера двести тридцать. Нехватка в людях дополняется ботами, что помогает слабо, ибо те быстро заканчиваются. К тому же боты, мягко говоря, тупорылые, отчего слишком большое их количество приводит порой к обратному результату.
– У нас людей мало! – пылил Тим. – Вот у конфедератов боевых ботов почти и нет. Люди в основном. Потому что очередь к ним! Из-за этого, они почти выиграли игру. Мы контролируем не больше четверти от исходной территории. Это и по очкам бьёт и по настрою людей.
Виктор, попивая чаёк, внимательно слушал. Тим, похоже, был мозгом не только своей роты, но и чего-то большего. По крайней мере, он легко ориентировался в обстановке, именах фамилиях, и не только своих, но и противника. В тестеры игры пошел добровольно, заработка ради. Уже, похоже, разочаровался во всём этом, и просто делает своё дело, по инерции, ожидая, когда всему, на что он положил почти три месяца придёт конец, и он сможет получить свои деньги. Собственно никакой другой жизни кроме виртуальной у него сейчас и не было кроме тех часов, что он проводил за гимнастикой и процедурами, дабы тело не покрылось пролежнями.
– У них и очков больше и вспомогательные силы есть, – продолжал Тим. – Те же боты. А у нас они почти всё время в окопах торчат. Водителей и тех приходится иногда в бой пускать, у них коэффициент точности самый низкий. И работать некому.
– А причём тут настрой? – удивился Виктор. – Это же просто игра.
– Притом, – процедил Шурик, задумчиво ковыряя стол кончиком ножа, – что если они нас прихлопнут, им там всем выпишут премии, таковы правила. А нас наоборот штрафанут. Всех! Вот они и прут как наскипидаренные, а к нам сейчас люди идти не хотят. Опытные игроки особенно. Только новички, ещё не врубившиеся что к чему. Короче дело идёт к финалу. Игроки, в основном, зависают в клубах, подключаясь к игре непосредственно, но это не то, что нужно. Чтобы нормально играть, тут надо быть всё время.
– Тут же лишь те, кто всё же решил идти за нас до конца – ответил Тим. Вон, Шурик, например. Кстати забыл сказать, Шурик, тебя записали в тестеры. Продолбил-таки я их. Так что можешь перевозить шмотки в Центр, на два месяца поселишься в капсуле. Оплата, как и договаривались.
Шурик посветлел лицом и подмигнул Виктору. Шустрый и энергичный, у Тима он играл роль зама по дисциплине. Попутно рулил своим звеном, причём делал это видимо неплохо. Всего в отряде звеньевых было четверо, но надёжным Тим считал только Шурика. Паренёк в случае чего спокойно мог дать по роже подчинённым, а то пристрелить, наплевав на штрафы. Остальные трое звеньевых, были больше для галочки и постоянно сменялись. Постоянных жильцов тут было относительно немного, больше тех, кто в разное время суток подключался поиграть пару тройку часов. Последнее также вносило свои корректировки в численный состав войска.
– Интересная парочка! – подумал Виктор, посматривая на собеседников. За эти полчаса он успел узнать об игре и виртуалке больше, чем за всё предыдущее время. В голове начала вызревать интересная мысль.
Впрочем, вызреть она не успела, так как ей грубо помешали.
– Так! Это он?!
Сказано было звонко и с вызовом. Причём девичьим голосом.
– Да, Зина. Это он.
– Он. Он. – Подтвердил Шурик, давя лыбу. – Накажи его! Страстно!
– Да пошёл ты!
Хлебнув чайку, Виктор не спеша перевёл взгляд на обладательницу голоса. Высокая, может быть даже слишком для девушки, но лицо вроде бы ничего, хорошенькое. По фигуре ничего не скажешь, броня не позволяет. Взгляд вздорный и совсем недружелюбный.
– Так! – сказала она, подходя к нему, словно нависая. – Ну, и откуда такой крутой появился?
– Зин, отойди, вляпаешься, – посоветовал Виктор, показав пальцем куда-то на пол. Девушка подозрительно взглянула на обшарпанный пол, но шаг назад сделала. Возникла секундная пауза.
– Ты мне всю игру испортил! – сказала она, повышая голос.
– Да, – согласился Виктор. – Я испортил тебе всю игру.
Глаза девушки сузились.
– Так ты знаешь?
– Ну, раз ты говоришь, что я её испортил, значит, так оно и есть, – сказал Виктор, улыбаясь, – зачем тебе врать?
Санёк хрюкнул и мелко затрясся.
– Так, понятно, – тихо сказала она, переведя взгляд на Тима, тоже едва сдерживающего смех. – Всё идиотов коллекционируешь, полководец?
– Зин, уймись, – примиряюще сказал Тим. – Мы выиграли! Денег куча. В кои-то веки. Садись с нами…
– Благодарю покорно, – сказала девушка, изобразив манерный поклон – «книксен».
– Я полмесяца собирала отряд из лучших стрелков во всём этом стаде, а из-за этого… - она обожгла Виктора взглядом – они попёрлись в атаку! – Она повысила голос. – За трофеями, блин! Вместе с остальными дуриками и почти все погибли. Вам только ботами воевать!
И ушла, хлопнув дверью.
– Её что, парень разлюбил? – спросил Виктор, хлебнув чаю.
– Для этого её сперва полюбить надо… – философски сказал Шурик, стряхивая со стола кусочки земли, упавшие из щелей между потолочными досками. – По мне так проще лягушку схавать.
– Да есть у неё парень… – сказал Тим, – просто характер такой… Зато она у нас один из немногих звеньевых, способных хотя бы понять, что приказано, не говоря уж о том, чтобы это выполнить.
Виктор поставил кружку на стол.
– Ну, коли так… Ребята, а вам звеньевой, случайно, не нужен?

0

109

Высокий приметный холм, поросший удивительно живучей растительностью, неплохо скрывал вырытый у его подножия большой подземный ход, тщательно спрятанный от любых сканирующих устройств.
Железнодорожная станция, располагалась наверху и, зная, что нелётная погода будет ещё трое суток, даже не маскировалась. Построена она была в кратчайшие сроки, очень дёшево и крайне сердито. Важнейшая цель операции – Узел, пока так и не был взят, а прожорливую ударную группу, рвущуюся к Узлу, нужно было снабжать и, причем, весьма интенсивно.
Поезда то и дело, выскакивали из чёрной бездны подземелья, останавливаясь точно на отмеченных линиях. Мощные краны в считанные секунды сгружали огромные – на весь вагон – контейнеры, после чего могучие локомотивы, грохоча пустыми платформами, снова исчезали во тьме.
На больших выровненных площадках, слаженно работали десятки людей – шла активная распаковка привозимых контейнеров, и погрузка содержимого в низкие гусеничные грузовики. Мимо них, к точкам сбора двумя потоками, шли бойцы. Там их ждали горы многочисленных ящиков и мешков, а также несколько десятников, занятых распределением всего этого богатства среди личного состава.
Посреди толпы, плыл невысокий человек, выскочивший из едва пришедшего и уже уходящего пассажирского поезда. Увлекаемый людским потоком, он понемногу смещался правее, пока не оказался с самого краю. Неподалеку от точки сбора, он свернул, прошёл мимо замаскированной зенитной установки и направился к отмеченному краю периметра, за которым не было никаких объектов и людей, а лишь голая сухая каменистая земля.
Пусть ему тут же преградили трое дозорных. Старший, осмотрев его с ног до головы, с любопытством взглянул на миниатюрную «алую ленту героя», «синий самоцвет, второй степени», несколько цветных пластин-наклеек за ранения и памятную повязку на предплечье с надписью «Угрюм». Было у него ещё и несколько специфических наград Ордена, но он не носил их. Не хотел, чтобы посторонние узнавали в нём техномага.
Человек кивнул дозорным и достал из подсумка «серебряный жетон». Вглядевшись в изображённые на ней символы, старший дозорный улыбнулся и кивнул, освобождая путь. Блестящая пластина с набором специфических знаков, не имеющих отношения к алфавиту подземников, являлась пропуском, а её носитель – человеком с широкими полномочиями. Двигаясь по опалённым камням, покрывающим холодную потрескавшуюся землю, человек ещё долго ощущал три любопытных взгляда, смотрящих ему вслед.
Через двадцать минут быстрой ходьбы, человек дошёл до валуна, метров пять высотой. Осторожно обошёл его и ткнул кулаком в большое пятно лишайника, покрывающего зелено-чёрным «ковром» большую часть поверхности валуна.
– Осторожнее! – проскрипел голос из каменного чрева. – Это же сенсор!
– Выкинь, – хмыкнул человек, – кнопки надёжнее.
– Не смешно…
Часть валуна легко отошла в сторону, открыв вход в тесную кабинку. Забравшись туда, человек терпеливо переждал обработку ультрафиолетом и очистку воздуха, после чего открылся второй ход, ведущий внутрь помещения.
– А я и не смеюсь, – сказал человек, снимая шлем, приглаживая смолянистые растрёпанные волосы. – Что это за сенсор такой, который сапогом пнуть нельзя?
Дежурный укоризненно взглянул в его смеющиеся чёрные словно угольки глаза.
– Совсем ты одичал, Спах!
– Да я такой… Где Ярослав? Чего гостя встречать не выходит?
– Там, – дежурный махнул в сторону двери, – молодняк обучает.
– О как! Пойду, поручкаюсь… – Спах хлопнул дежурного по плечу – А ты давай, бди! Враг не дремлет…
Дежурный отмахнулся.
– Иди… иди…
***
– От фронта отлыниваете! – рявкнул Спах, врываясь в центральный зал.
Сидящие за круглым столом курсанты вздрогнули и обернулись. Только высокий светловолосый человек, демонстрирующий изображение на голографическом проекторе, не отреагировал на гостя и, сделав замечание курсантам, довёл свою мысль до конца, завершив демонстрацию. Лишь после этого выключил «картинку».
– Знакомьтесь, товарищи, – сказал он, показав на улыбающегося визитёра, – легендарный отморозок всех времён и народов «Дениз – Сорванная Башня». Впрочем, вы знаете его под прозвищем «Спах».
– Здравствуйте, товарищи бойцы! – рявкнул Спах. Дождавшись хорового ответа, довольно кивнул.
– Синхронизация есть. Остальное приложится.
Он крепко пожал руку Ярославу.
– Ну, здорово маг-кудесник. Как оно?
– Дышит, – усмехнулся Ярослав, и повернулся к курсантам.
– Перерыв!
Молодняк уговаривать не пришлось, тем более близилось время обеда. Оставшись наедине, Ярослав разом избавился от напускной строгости, усевшись на стол, свесив ноги.
– Если ты к Наставнику, то придётся ждать.
– Уехал? – поинтересовался Спах, усаживаясь рядом
– Нет пока. Тут он, но… работает.
– Я подожду. Моя новость стоит этого.
Ярослав дошёл до стены, выдвинув оттуда полку.
– Есть свежий травяной чай, у торгашей вчера купил. Будешь?
– Буду! Торгаши что прямо тут бродят?
– Не тут… вчера мы были на линии фронта, учил их подавлять Сеть. Там они и бродят, то к нашим зайдут, то к синтетам…
– Ну, – хмыкнул Дениз – эти везде пролезут... Как молодняк? На фронт не рвётся?
– Кто как, – пожал плечами Ярослав, заваривая чай кипятком из термоса, – эта дурацкая война, все планы портит. Приходится много времени посвящать боевым элементам, вроде подавления Сети. Иначе командование нас отсюда просто уберёт. Но всё равно учим мы их лучше, чем нас в своё время.
– Это хорош… – согласился Спах, – У нас, конечно, было просто, «хочешь жить – умей вертеться». Сколько наших осталось то? Не знаешь?
Ярослав, засыпал сухую траву в заварник, и задумавшись сказал,
– Примерно… Из двухсот двадцати человек выпуска войну пережили, кажется не более сорока. Сейчас в строю едва половина.
– Печально… – Спах достал из подсумка кружку и, плеснув кипятком, промыл и вылил в мойку, после чего протянул её Ярославу. – И война идёт совсем не так, как планировали…
– Ну да, – Ярослав ехидно улыбнулся, – синтеты-то чего удумали, сопротивляются! Победить что ли хотят…
– Наше дело правое! – мрачно отрезал Спах. – Хорошие новости какие-нибудь есть?
– Конечно! Наставник теперь руководит всеми прифронтовыми службами Ордена.
– Ну, наконец-то! – улыбнулся Спах, – Совету давно уже следовало включить Бродягу в свой состав!
Ярослав разлил чай и, хитро взглянув на Дениза, добавил, – А оно ему надо? И, кстати, хорошая новость вовсе не в этом.
Спах недовольно скривился.
– Задолбал ты своими намёками!
Ярослав протянул ему чашку с чаем и, глядя в глаза, отчётливо произнес.
– Это секрет, но тебе скажу. Ведущие Мастера под руководством Бродяги, разгадали структуру Сети, которую сейчас строят бестелесные! Це-ли-ком!
Глаза Спаха расширились, он едва не облился горячим варевом.
– И нашли в ней слабое звено, – полушёпотом продолжал Ярослав, его синие глаза потемнели от пульсирующей в теле холодной ярости. – Так что, Дениз, скоро мы с ними поквитаемся. За всё…

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » "Сбой!" Фантастика/приключения/боевик