Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » Человек Луны


Человек Луны

Сообщений 211 страница 220 из 220

211

Тария всю дорогу молчала. Маленькое сражение в заброшенном доме  произвело на нее неизгладимое впечатление. Она совсем другим увидела своего спутника.
У обочины дороги Гэнн заметил оборванную нищенку. Что-то показалось в ее облике  знакомым. Это была бывшая королева Айа, свергнутая, униженная, опозоренная.
-  Подайте на пропитание, - услышал он тихий голос. От прежней упитанной самодовольной толстушки осталась одна тень. Растрепанные седые волосы, старческое лицо в морщинах, в чем только душа держится!
В город они не пошли, свернув на дорогу, ведущую к овощной плантации, где работали рабы и расхаживали надсмотрщики с  плетьми. С тех пор, как Гэнн впервые высадился на планете, здесь ничего не изменилось. Даже нашествие завоевателей  не могло поломать налаженный порядок.
      -         Что делают эти люди? - поинтересовалась Тария.
      -          Выращивают овощи, - ответил он.
На краю поля он заметил большой отряд воинов, окруживших маленький помост. На помосте землянин увидел могучего вождя  бунтовщиков Жакара, рядом  королевского палача с топором в руках,  в красном балахоне, скрывающем лицо. И, наконец, несостоявшегося короля и временного Величайшего Столпа Вселенной бывшего десятника «невидимых» Аркатта. Со связанными за спиной руками, босого, в синяках, избитого  и грязного, в жалком рубище на голое тело, но не сломленного. Взгляд его был  тверд, как острие меча, с гордым презрением он взирал на окружившую помост толпу.  Жакар поднял  мускулистую руку.
-  Братья, соплеменники! – возгласил он. -  Все вы знаете этого человека. Сбежавший самозванец  собирался поставить его нашим вождем. Отвечайте, что заслужил этот человек?
-  Смерти!  - взревела толпа.
-  Отрубить ему башку!
-   Посадить на кол!
Жакар сделал знак палачу. Палач подтолкнул десятника «невидимых» к плахе, установленной здесь же. Тот дернул плечом.
-  Обойдусь без твоей помощи!
«Вот это гордость! – восхитился Гэнн. – Я не ошибся, хороший из него получится  король!».
-  Оставайся здесь, - сказал он девушке, скинул лохмотья, растолкал воинов  и буквально взлетел на помост.
-  Казнь отменяется! – крикнул громко.
-  Это еще кто? – взгляд Жакара уперся в землянина, в глазах мелькнуло узнавание.
-  Сам явился! – расплылся он в недоброй улыбке. Однако улыбался он  не долго. Гэнн стремительно  сблизился, весь гнев, все неприятности последних дней, все, что накопилось в душе, выплеснулось в яростном порыве. Он схватил противника за голову и, не успел тот взяться за меч, с громким хрустом ее свернул.   Жакар медленно повалился на помост, на мертвом лице  застыло  удивление.
-  Развяжите ему руки! – приказал Гэнн, обращаясь к палачу. Тот не посмел ослушаться.
-  Я думал, ты не придешь, - сказал Аркатт, растирая онемевшие запястья.
-  Почему нарушили мой приказ? – обратился землянин к воинам. -  Или  забыли законы степи?  Я приказываю всем  отправиться по домам,  а этого человека отныне считать королем Араны!
Мрачные воины стояли, молча, возразить никто не решился. Слишком  неожиданной для всех стала гибель  Жакара. Потихоньку зашевелились,  стали расходиться.
-  Теперь ты король, и пусть кто-нибудь попробует сказать слово против, - обратился землянин к десятнику.
Они спустились с помоста, Гэнн подошел к девушке.
-  Снимай  лохмотья, - сказал он. Тария сорвала капюшон и швырнула  на землю.
-  Опасность! – крикнул Аркатт. Гэнн  повернулся, чтобы схватить летевший в него нож. Рядом раздался сдавленный стон. Он оглянулся,  из груди Тарии торчала рукоятка.
Впереди мелькал убегавший воин. Позже Гэнн узнал, что это был младший брат  Жакара. Он метнул нож в широкую спину, тот упал и больше не поднялся.
-  Готов, - резюмировал Аркатт и добавил, - боюсь,  женщина, вряд ли выживет.
Гэнн расстелил куртку и осторожно уложил на нее Тарию.
-  Похорони меня в Суаране, - едва слышно прошептала она и потеряла сознание.
«Ну, уж нет! – яростно подумал он. – Сколько можно терять друзей и женщин? Будь проклята эта жестокая планета!»

+1

212

Он разорвал платье, обнажив место, куда вошел нож. Приложил ухо к груди. Сердце слабо и неровно, но билось. Он вздохнул.
-  У тебя есть вино? – спросил Аркатта, тот протянул  флягу.
-  Проследи, чтобы никто мне не мешал, - землянин вновь пожалел, что при нем нет аптечки. С другой стороны, удалось бы хрупкий прибор сохранить после всего, что с ним произошло?
Десятник кивнул.
У Тарии в сумке оказались иголки и нитки. Каждая горожанка  считала, что  эти вещи необходимо иметь при себе. Вино годилось для обеззараживания.  Гэнн  не разбирался ни в анатомии, ни в хирургии. Однако в этом прекрасно разбирался биологический компьютер у него в голове, лишь бы никто ему не помешал. Он еще раз посмотрел на десятника, искренне надеясь, что тот не подведет.  Воины разошлись, они были одни у помоста.
Землянин глубоко вздохнул. Переподчинив управление телом компьютеру, он превращался в опытнейшего и безошибочного хирурга, однако при этом оставался,   совершенно  беззащитен.
Все, что происходило дальше, он наблюдал как бы со стороны. Аркатт  смотрел и не верил глазам. Гэнн вооружился маленьким кинжалом, принадлежавшим Тарии, предварительно  обработав острое лезвие вином из фляжки.   Сделав большой надрез, он принялся орудовать в ее теле с такой скоростью, что невозможно было уследить за мелькающими руками.  Миг, и извлечен из раны поразивший ее нож. Пальцы с зажатой в них иглой работали, словно  швейная машинка. Компьютеру пришлось предусмотреть возможность последующего извлечения из шва грубых нитей. Крови почти не было, настолько быстро оказалась зашита рана. Еще  минута, и операция в полевых условиях  закончилась.  Гэнн щедро полил рану вином и с облегчением выпрямился, вновь обретя власть над телом.
-  Как у Вас это получилось, господин? – десятник смотрел на него круглыми глазами. -  То, что я видел, похоже на чудо!
-  Пустяки, - отмахнулся землянин, - просто в меня ненадолго вселился дух Творца.
Бедняга Аркатт, казалось, готов был на кока молиться.
-  Ступай во дворец и пришли кого-нибудь, - сказал Гэнн, - пусть отнесут госпожу в  комнату,  в течение нескольких дней ей понадобится покой. Заодно пусть похоронят Жакара и его брата, вождь, все-таки!
-  Все сделаю, как прикажете господин! – воскликнул Аркатт и поспешил уйти.
Тария очнулась и слабо застонала.
-    Что со мной? – спросила она.
-  Ничего особенного, любимая, - ответил Гэнн  (внутреннее кровотечение, несколько минут, и было бы поздно) – сейчас тебя отнесут во дворец,  пока побудешь там.
-  Ты уйдешь?
-  Я вернусь, Тария.
Явились гвардейцы, он проводил  их до  покоев. Отыскался местный эскулап, которому Гэнн поручил смотреть за девушкой. Тот охал и ахал, неверяще разглядывая  шов. Здесь полостные операции никто не делал. За тысячу лет багаж знаний, которым обладали переселенцы, оказался безнадежно утерян.
Землянину пришлось задержаться во дворце на несколько дней. Нужно было отправить  по домам  остатки Орды, которые, чем демоны не шутят,  могли устроить новую  смуту. Следовало также на первых порах  поддержать короля Аркатта, вложив в его упрямую голову основы внутренней политики, необходимой для восстановления  и нормального функционирования государства. Он решил, что на трон уже не вернется, не его это. Разве только, в качестве вице-короля? Кстати, отличная идея. Пропадет смысл в бесконечной череде покушений. Ведь не убийца сядет на трон, а вице-король.
Компьютер не подвел, и вино оказалось отличным дезинфицирующим средством. Девушка быстро шла на поправку. Несколько дней спустя Гэнн Талал убрал нити из ее тела и был готов к своей главной миссии на этой планете.

+1

213

Глава сороковая. Не все так просто

Курат, молодой воин сидел у костра, задумчиво вглядываясь в языки огня. Вспоминалось родное племя, рыбалка с братьями на озере Карай-чох, и прекрасноликая Огдей, дочь купца. Перед расставанием девушка сказала, глядя на него своими загадочными черными глазами: «Вернешься из великого похода богатым и сильным, сыграем свадьбу. Отец не сможет тебе отказать». Курат печально вздохнул. Удача от него отвернулась. Где оно,  богатство? Кое-что у него было, в покоренной и разграбленной империи Кено войско неплохо поживилось. Но до настоящего богатства было, как до Луны. Воин взглянул на  тусклое небо, где рядом с  уродливым солнцем неподвижно висел серебристый эллипс. Когда в небе появилась Луна, старики  сказали: «Это не к добру, поход закончится неудачей!». Кто их тогда слушал? Великий Саркоджан призвал племена к набегу, обещав несметные богатства. Все было готово, войско отправилось. Империя Кено пала, города ее были выжжены, жители деревень бежали в леса и горы. Затем  тайными тропами Орда проникла в Арану. Казалось, ничто не может ее остановить. Он не забывал Огдей, но во встречных поселках и деревнях встречалось много красивых женщин. Курат стал мужчиной. Как и другие, насиловал и убивал. Ему нравилась такая жизнь. Будь его воля, до самой старости провел бы в походах. Здесь было весело, всегда хватало вина и женщин. Женщин он перепробовал, наверное, больше, чем было в степном гареме у  Величайшего Саркоджана. Успехи пьянили, не смотря на то, что иной раз в стычках с местными погибал кто-то из его отряда. Ничтожная плата за сладкую жизнь!
Неожиданно все изменилось. Нелепо погиб Саркоджан. Продвижение войска остановилось. Захваченная столица Араны  осталась, вопреки здравому смыслу, нетронутой. Орду возглавил самозванец, который вскоре все поставил с ног на голову. Велел возвращаться к родным очагам. Разве может он вернуться с тремястами золотыми монетами? Как посмотрит он в глаза Огдей? Что скажет ее отцу? Надо иметь, по крайней мере, две тысячи монет, чтобы начать разговор о свадьбе. Отец девушки серьезный купец, и всякая голь перекатная ему не нужна. Он уже посматривает на соседнюю деревню, где у местного богатея подрастает сынок. Никчемный, по мнению Курата. Слабый, безвольный, некрасивый, если не сказать уродливый, но богатый. Кулаки юноши невольно сжались.
Он, было, вздохнул  облегченно, когда Жакар с братом подняли бунт, а самозванец сбежал. Жакар, по его мнению, вполне мог стать Величайшим. Сильный, как индул, решительный и смелый, он собирался отыскать самозванца, чтобы  убить и занять его место. До сегодняшнего дня Курат надеялся, что все именно так и получится. Увы, сегодня плохой день, темные духи вступились за самозванца. Жакар с братом погибли, оставив отряд без вождя. Надежда на продолжение великого похода рассеялась, как дым.
К костру подсел Плакт, вождь разведчиков. Он часто брал Курата с собой в разведку. Они вместе рисковали жизнью и хорошо знали друг друга.
-  Грустишь? – сказал Плакт. -  О невесте думаешь?
Молодой воин в ответ только вздохнул.
-  Самозванец ушел и оставил королем Араны вместо себя этого  худородного Аркатта.
-  Собираешься его убить? – вскинулся Курат.
-  Это было бы не трудно, но зачем? – пожал плечами разведчик. – Короли здесь меняются по нескольку раз за год. Его без нас скоро уберут. На трон взойдет очередной чудак, который будет  думать, что просидит до глубокой старости. Речь не о нем, а о самозванце.
-  Говори! Я готов следовать за тобой! – вскричал воин.
-   Я пойду следом  за Гэнном и покончу с ним раз, и навсегда.  Для тебя есть другая задача.  Женщина самозванца ранена и находится во дворце. Ее необходимо прикончить. Все, связанное с этим подлым вурлом, убившим  Величайшего Саркоджана, Жакара с братом, самых лучших и достойных воинов, должно быть уничтожено. Я верю, ты справишься.
-  Я отправлюсь немедленно! – пылко воскликнул юноша.
-  Тебе придется переодеться гвардейцем, - сказал Плакт, доставая из походной сумки комплект формы. -  Во дворце не осталось степных воинов, а ты не должен привлекать  внимания. И вот еще что. Ходят слухи, самозванец ни  кто иной, как «Человек Луны» и ему помогает сам Творец. Поэтому ему так удивительно везет. Не верь в эти бабушкины сказки.
Курат смущенно опустил глаза. Бабушку свою он очень любил. Она так интересно рассказывала внуку перед сном истории о давних временах. О том, как люди спустились на землю со звезд, обладая могуществом богов. В те далекие времена солнце было другим, круглым и ярким. Потом люди перессорились, разгневанные боги это могущество у них отняли. Даже солнце на людей обиделось, сделавшись, таким как сейчас.
-  Я понял тебя, вождь, - сказал он и поклонился.

+1

214

Дворец, казалось, вымер. Возле дверей застыли в карауле гвардейцы. «Невидимые», тайная элитная охрана,  давно разбежались.
Курату не сложно было выяснить, что женщина  самозванца находится в западном крыле, на первом этаже. У двери со скучающим видом стоял рослый гвардеец. Грудь была защищена кирасой, в руках обнаженный меч. Дальше по коридору располагались кабинеты советников, где в прежние времена они трудились в поте лица.
-  Не подскажешь, друг, как мне найти королевского помощника по делам недвижимости, собираюсь в Эрмте прикупить дом, – обратился к гвардейцу  молодой человек. Он прекрасно знал, что  этот чиновник один из немногих, кто по-прежнему занимал свой кабинет. Стражник  указал вглубь коридора.
-  Предпоследняя дверь направо, - сказал он, после чего издал негромкий "бульк" и повалился на пол. Курат вытер окровавленный кинжал о его куртку и открыл дверь. В помещении было светло. Свет падал через большое окно, наполовину скрытое плотной шторой. Окно занимало почти всю противоположную стену. Рядом стояла просторная кровать, на которой спала молодая женщина. У изголовья  располагался столик с  чашкой. На тарелке лежали хлеб и вяленое мясо.  Курат подумал, что убить девушку можно было бы многими способами, отравить, например, добавив в чашку смертельный яд. Он  подошел к кровати,  всмотрелся в  лицо спящей, и невольно вздрогнул. Женщина была  удивительно похожа на  Огдей. Такой же разрез глаз, маленький прямой  нос,  цвет волос. Он на мгновение замер. Задержка его погубила. Аркатт  был человеком слова и долга. Когда Гэнн попросил его обеспечить защиту женщины, он перестраховался, спрятав в ее комнате арбалетчика.   Курат занес кинжал, целясь в открытую шею. Штора дрогнула, пропустив стальной болт из маленького походного арбалета.  Курат успел удивиться, что такое могло ему помешать, вызвав болезненные и крайне неприятные ощущения в горле? Он поднес руку к лицу,  нащупал хвостовик болта и все понял, но сделать  уже ничего не мог. Душа  его отделилась от грешного тела, чтобы отправиться в далекое путешествие к счастливым полям небесного изобилия.

                                                           * * *

Гэнн направился к городу богов. Ему не терпелось узнать ответы на все вопросы. Или вообще ничего не узнать. Он шагал через город богов, вспоминая, как встретил здесь Данну. Вот и здание, где она победила ужасного змея. Незаметно пришла душевная боль, тяжесть сдавила сердце. Землянин решительно задвинул  тревожащие воспоминания в дальний уголок памяти.  «Грустить будем потом!» - решил он.  За городом ему открылась цветущая долина с холмами.  Растения, повсюду обделенные теплом и светом, здесь бурно разрастались, словно бы получая все, чего им не хватало. Горизонт был погружен в ночь. В воздухе повеяло прохладой.
«Все я предусмотрел, даже пароль узнал, а теплую одежду не взял!» - с досадой подумал Гэнн. Впрочем, его модифицированное тело способно было выдержать довольно длительное охлаждение. Путь до казармы Гэнн преодолел довольно быстро и даже не замерз. Внутри ничего не изменилось с тех пор, как здесь побывали отправленные им разведчики. В стенах торчали наготове факелы. Можно было  растопить печь, все же в помещении было холодновато. Что Гэнн и сделал. Топлива в виде дров также было достаточно. Кроме изрядного количества муки, сохранился  небольшой запас  сухарей и вяленого мяса. Бак был полон замерзшей воды. В оружейной пирамидками стояли арбалеты, здесь же хранились пачки болтов.   В казарме можно было выдержать довольно долгую осаду. Хотя Гэнн был уверен, что сюда к нему не сунется ни один враг, все же, прежде чем  лечь спать, закрыл дверь на прочную задвижку и проверил окна, все ли ставни заперты. Помнил старинное  выражение, о том, что «береженого бог бережет, а не береженого старуха с косой ждет».

Отредактировано VICTOR (07-09-2014 07:53:54)

+1

215

VICTOR написал(а):

Помнил старинное  выражение, о том, что «береженого бог бережет, а  не береженого караул стережет».

Как-то не к месту. м.б так:
"...а не бережёного..." ну, тут возможны варианты.

0

216

Barro написал(а):

Как-то не к месту. м.б так:
"...а не бережёного..." ну, тут возможны варианты.


Пожалуй, Вы правы. Исправил. Спасибо!

Отредактировано VICTOR (06-09-2014 19:37:16)

0

217

Только после этого позволил себе расслабиться. Обдумывая недавние события, он  пришел к выводу, что все сделал правильно. Тария под надежной охраной. Аркатт заносчив и самолюбив, но какое-то понятие о чести у него есть. К тому же до него, похоже, дошло, случись что-то с девушкой по его вине,  за жизнь нового короля никто не даст медного шенге. Хотя и так не дадут, усмехнулся Гэнн своим мыслям. Все слишком привыкли к насильственной ротации коронованных особ.  Необходимо добиться хотя бы минимальной стабильности. Он прочитал десятнику целую лекцию о тех шагах, которые нужно предпринять. Не так уж сложно организовать грамотную охрану во дворце, вычислить  потенциальных заговорщиков. Достаточно  запустить  в придворную среду подстрекателя, дать немного денег, и сразу станет ясно, кто по эту сторону баррикад,  кто по другую. Гэнн пояснил новоиспеченному королю, какой должна быть эффективная государственная система и каким образом она должна функционировать. Тот слегка обалдел. «Вы это серьезно?». Куда серьезней! Дешевизна человеческой жизни при этом должна сыграть на руку.  Схватили взяточников? Палач тут, как тут! Как это делалось в древнем Китае на площади Тяньаньмэнь. Извести коррупцию, с которой  когда-то безнадежно боролись во многих странах, вполне реально. Несколько показательных казней вне зависимости от положения преступников, и взяточники переведутся. Вымрут, как класс. «Не совсем, - вынужден был признать Гэнн, порывшись в архивах компьютера, - это семя в принципе неуничтожимо. Но его станет на два порядка меньше. Как говорится, и то хлеб!». Так за размышлениями он, наконец, заснул.
Проснулся оттого, что кто-то сосредоточенно ковырял снаружи ставни.
«Зверь, или человек?» - пришла мысль. Версию со зверем сразу отбросил. Звери эти места старательно обходили. Значит, человек, враг. Осталось выяснить, кто, и сколько.
Прихватив арбалет и пачку болтов, перевязанных тонкой бечевой, Гэнн поднялся  в светелку, где был оборудован наблюдательный  пост.  Заглянув в узкую бойницу, он все понял. Казарму окружили несколько десятков степных воинов. Многовато!  Двое уже подтаскивали к дверям тяжелое бревно.
«Они его что,  с собой принесли?» - мелькнула мысль. Землянин тряхнул головой, окончательно отгоняя сон, зарядил арбалет и одного за другим положил  обоих трудяг. Бревно упало и откатилось в сторону.
-  Сдавайся, самозванец! – раздался громкий голос снизу, из «мертвой зоны».
-  Выходи, я на тебя посмотрю! – ответил Гэнн.
-  Открой дверь, и смерть твоя будет легкой!
-  Что вам надо?
-  Ты убил Величайшего Саркоджана и спрашиваешь?
«Значит, месть», - подумал Гэнн.
-  По законам степи  Величайший теперь я, - ответил он, в ответ услышал смех.
-  Ты покойник, как и твоя женщина, к которой я отправил убийцу!
Тария умерла? Гэнн почувствовал, как где-то глубоко внутри на мгновение образовалась пустота. Ее он им не простит!  Никто из этих воинов домой не вернется.
Он спустился в оружейную комнату и принес еще четыре арбалета. Ему бы что-нибудь более современное, шаровый плазмер, или, хотя бы, древний пулемет. Чтобы сразу уполовинить вражеский отряд. Ни плазмера, ни пулемета не было, поэтому Гэнн зарядил все пять арбалетов и приготовил для каждого  еще по три болта. Воины бродили вокруг казармы, стараясь не покидать мертвую зону. Землянин  открыл ставни, выложил арбалеты на  крышу, благо она была устроена без ската, горизонтально, и, стараясь соблюдать тишину,  выбрался наружу.
-  Выходи, или мы подожжем казарму! – крикнули снизу. Гэнн устроился удобнее.  Стены казармы были сложены из твердого дерева бро, которое очень плохо горело. Но затягивать начало боя не стоило. Дверь, в конце концов, высадят. Враг вооружен луками и метательными кинжалами. Их слишком много, массой задавят. Сокращением количества вражеских воинов он и занялся.  Так быстро Гэнн еще не стрелял. С пулеметом, конечно, не сравнить, но все равно получилось неплохо. Двенадцать человек упали замертво, двое оказались тяжело ранены. Пользуясь замешательством, Гэнн выхватил меч и спрыгнул вниз.  Завалив еще двоих, он развил максимальную скорость, на какую был способен. Хорошо, что враги были пешими! Видимо, оставили где-то хнагов. Верхом они, без сомнения, его бы догнали.
Следом прилетело несколько стрел, от которых Гэнн успешно увернулся. Это  задержало его на несколько секунд. Задержку он тут же с лихвой компенсировал. Вероятно, на Олимпиаде  на этот раз он обогнал бы самых знаменитых бегунов.
Враги кинулись следом, с воплями и проклятиями. Лучники уже не стреляли, на бегу это делать было слишком неудобно.
По мере продвижения становилось темнее. Гэнн бежал, не обращая внимания на пронизывающий холод и не испытывая ни малейшей усталости. Он думал о том, каким образом  зеркальные призраки, появляющиеся из ловушки, могли растаять на таком морозе? Или разведчики ошиблись? Это была еще одна загадка, ответ на которую он вряд ли получит. Цивилизация, оставившая после себя  невероятные, сказочные артефакты,  слишком далеко ушла по дороге знаний.
Воины не отставали, хотя вскоре в душе каждого поселился смертельный страх. Они не могли ослушаться приказа. Даже если бы Гэнн убил их вождя, Плакта, разведчики все равно продолжали бы следовать навстречу судьбе. Ни у кого не возникло предательской мысли. Они упрямо бежали вслед за мощной фигурой человека, который, во что бы то ни стало, должен умереть.

+1

218

Глава сорок первая. Лабиринт

Когда вдалеке показалось черная точка входа, в морозном воздухе  кристаллизовалось  ледяное зеркало. Гэнн остановился, терпеливо ожидая продолжения. Стоило ему  сделать шаг, зеркало следовало за ним, словно живое. Он оглянулся. Преследователи были далеко, по-прежнему  кричали, угрожали  и бранились.
Из ледяного зеркала вышел  двойник и обнажил меч.
-  Что за планета, - пробормотал Гэнн, -  все хотят меня убить, даже собственное отражение!
Не дожидаясь, пока на него набросятся, он произнес  трудно выговариваемый пароль. Двойник опустил меч.

    * * *

Плакт вел людей все дальше во тьму, отчетливо понимая, что вернуться им, скорее всего, не придется. Потому что впереди ждет черная смерть. Доводилось ему еще  в родных степях, за горными хребтами, недалеко от озера Карай-чох, встречать людей, которые уверяли, что побывали в подобных местах. Никому он не поверил, кроме одного, густо покрытого шрамами, крепко запомнив,  о чем тот говорил. Как на маленькой речке, скорее ручье, с двумя товарищами отыскал россыпи золотого песка. Жадность заставила их много дней собирать этот песок. Постепенно они поднимались вверх по течению, забираясь в темную область. Здесь было холодно и страшно, но в покрытой ледяной коркой  воде  попадалось все больше золотых самородков. Вскоре, спрятав то, что собрали, в потайном месте, они направились дальше. Найденного золота хватило бы им до конца жизни, однако неуемная жадность заставляла идти вперед. Самородки  попадались реже, зато были большие, некоторые величиной с кулак.
Передвигаясь вверх по ручью, они вдруг увидели, что воздух стал, как вода, и из  этой воды вышли живые отражения. Вооруженные мечами и кинжалами, они напали на  золотоискателей. Оба его товарища сразу погибли, он же, отбиваясь от двойников, сумел убежать. Истекая кровью, весь в порезах и глубоких ранах, он не помнил, как добрался до родного стойбища.
-  А спрятанное золото? – спросил его тогда  Плакт. Человек в шрамах сплюнул.
-  Знаешь, как называются те места? - ответил он.  - «Пойдешь, не вернешься». Я с тех пор  туда больше ни ногой. Золото надо добывать в походах и честных битвах. Шаман  сказал, что Творец меня пожалел, не позволив добить, потому что  никто не возвращался из тех мест.
Увидев, как далеко впереди, рядом с  человеком, за которым они гнались, появился прямо из воздуха  двойник, Плакт поначалу решил, что им  не придется его догонять, потому, что демоны убьют самозванца.
Но случилось непредвиденное. Самозванец отправился дальше, двойник   растаял, превратившись в замерзающую лужу. 
Чтобы попытвться избежать смертельной опасности, разведчик решил обойти это место,  сделать крюк хотя бы в треть лиги.
Воины, не отставая, следовали за ним. Они брели в сумерках, и вскоре наткнулись на россыпь человеческих костей, посреди которой зубастой ухмылкой щерился  череп с большой дырой во  лбу.
«Здесь повсюду смерть, - подумал Плакт, чувствуя леденящую тоску и отчаяние,  -  есть ли смысл в том, чтобы сгинуть в этих неприветливых краях, где даже зверье не живет? Наверное, этот Гэнн  злой дух!».
Засеребрился, заискрился воздух, появился двойник, затем принялись  выпрыгивать на землю  близнецы-братья  воинов, числом ровно тридцать шесть.
Молча, подняли мечи и луки. И началась безнадежная сеча.

* * *

Гэнн, тем временем, уже не бежал, а брел по каменистой безжизненной равнине, направляясь к далекой темной точке.   Подняв голову, землянин  заметил на  черном небе тусклые, едва заметные немигающие светлячки звезд. Темнота сгустилась, хоть глаз выколи. Он уже не мерз так, может быть, привык?  Гэнн не мог бы сказать, сколько времени  он добирался до темнеющего впереди размытого пятна. Он отдавал себе отчет, что, забравшись далеко в  зону смерти, может не вернуться назад. Тем не менее,  упрямо шагал, стараясь не потерять вход из виду. Постепенно, кромешную тьму сменил мягкий полумрак. Он прошел  сто метров, двести, триста. Неожиданно пятно исчезло. Гэнн остановился,  пытаясь понять, куда оно делось. Он обнаружил, что находится в гигантском цирке, пол которого был покрыт  серым плотным веществом, напоминающим резину.  Цирк представлял собой пологую воронку, по центру которой, переливаясь всеми цветами радуги, медленно поворачивалось  нечто, описать которое словами не смог бы даже  профессиональный художник. Гэнн не был профессионалом. Подождав некоторое время, он присел на пружинящую поверхность,  и принялся заворожено наблюдать  цветастое круженье. Края цирка уходили вверх, превращаясь в  вертикальную стену и теряясь в вышине. Над головой по-прежнему светили тусклые звезды, но землянин почему-то был уверен, что цирк накрыт прозрачным куполом. 
Так продолжалось довольно долго, Гэнн терялся в догадках, что  это такое, и  куда он попал?  Почему это колоссальное круглое помещение маг Анериус назвал лабиринтом? Или это ошибка, и лабиринт находится дальше?

Отредактировано VICTOR (07-09-2014 07:57:29)

+1

219

Неожиданно рядом замерцал воздух. Опять?! Гэнн вскочил, собираясь дорого продать жизнь. Подойдет ли пароль на этот раз?  В зеркале возник рептилоид,  заколебался, словно почувствовав его неприязнь.  Зеркало исчезло, чтобы появиться в другом месте. На этот раз оно показало  высокую фигуру в обтягивающем черном костюме.  Землянина поразили оргомные глаза на сером лице, и отверстия ноздрей вместо носа. Рта он вообще не разглядел.  Видение, словно примериваясь к его эмоциям, растаяло без следа. Гэнн ждал, готовый ко всему. Зеркала больше не появлялись, вместо этого из радужных сполохов в центре,  вышел человек в старинном легком скафандре для атмосферных планет, сделал первый неуверенный шаг и вдруг направился  в его сторону. Гэнн увидел, что это женщина, и довольно симпатичная. Женщина приблизилась, подняла прозрачное забрало шлема. Послышался  приятный мелодичный голос: - Рада приветствовать тебя, незнакомец. Кто ты, и зачем  пришел?
Фраза была произнесена на языке древней Руссии.
Сказать, что он был удивлен, значило не сказать ничего. Откуда она взялась? Гэнн с мимолетным испугом даже подумал, что у него начались галлюцинации. Что было бы не удивительно в этом странном месте.
-  Может быть, хозяйка сначала представится? – предложил он, опасаясь, что незнакомка растает, как предыдущие видения в зеркалах.
В ответ он получил добрую улыбку.
-  Судовой врач Инна Борей, корабль «Атлант», сто первый год  Эры Близких Звезд.
Тысяча лет назад! Она  все это время провела в анабиозе?
-  Это «лабиринт»? – Гэнн обвел рукой окружающее пространство.
Похоже, от него ничего не собирались скрывать.
-  Это звездный корабль нургов «Лабиринт Вселенной».
-  Я себе звездолет представлял иначе, - озадаченно произнес он, - где пульты, каюты экипажа, системы жизнеобеспечения? «Камбуз, в конце концов!» - едва не вырвалось у кока-профессионала.
Женщина снова улыбнулась, у нее была потрясающая улыбка!
-  А каким Вы его представляли, с парусами, веревочным такелажем и командой в тельняжках и банданах? В этом нет никакого смысла. Нурги  опередили землян на миллион лет. Впрочем, оставлять гостя на ногах не вежливо.
Ни движения, ни команды с ее стороны.
Окружающее пространство коренным образом изменилось. Появился столик, уставленный тарелками с фруктами и печеньем, стеклянный кувшин с  темным напитком и пара фужеров. Словно из воздуха соткались два удобных кресла, стены, старинные  плазменные светильники.  Гэнн оказался в рубке древнего звездолета, увидел  кресла  экипажа, пульты и экраны. Он был поражен, хотя чего еще ждать от продвинутой цивилизации?
Они уселись за столик.
-  Теперь, если не трудно, удовлетворите мое любопытство. В двух словах расскажите о себе, - попросила женщина. Гэнн рассказал, ничего не скрывая. Некоторое время  собеседница молчала.
-  Грустно услышать, что пока меня не было,  минуло целое тысячелетие. Последний раз сюда приходил  человек по имени Анериус.  Мне кажется, что со времени нашего с ним  разговора  прошло не более нескольких минут.  Нурги овладели тайнами времени, я  открыла ему кое-какую информацию из будущего.
-  Они погибли?
-  Они бежали от гравитационного вихря, погубившего планету. На корабле были  две расы,  между ними вспыхнула старая вражда и война. Никто не выжил. Не помогли ни убежища, ни темпоральные ловушки.
Гораздо больше пришельцев Гэнна интересовала гостеприимная хозяйка. Живой она человек, или голограмма? Об этом он ее и спросил, она рассмеялась в ответ.
-  Я не призрак. Ни Нургов, ни  Радшей  ко времени нашего прибытия на планету уже не было. После приземления я  отправилась в первую научную экспедицию и, сама того не подозревая,  оказалась рядом с кораблем. Управляющий мозг  отсканировал и снял копию. Впервые он воссоздал меня для общения с  Анериусом. Очнувшись, я еще не знала, что  с момента приземления минуло больше пятисот лет.  После разговора с Анериусом,  меня развоплотили до сего момента. Надо сказать, процедура абсолютно безболезненная и не заметная. Отвечая  на вопрс, скажу, я абсолютно точная атомно-молекулярная копия судового врача корабля «Атлант».
Взгляд ее на мгновение затуманился, в голосе прозвучала грусть.
-   Мы все, и я в том числе,  были готовы к любым неожиданностям. Но чтобы вот так, сразу перешагнуть через тысячелетие, оставив в далеком прошлом  друзей, соратников! Они  и сейчас у меня перед глазами, как живые.
-  Ты общаешься с мозгом этого корабля? -  спросил Гэнн, чтобы отвлечь ее от грустных мыслей. – Кстати, не перейти ли на «ты»?
Грусть ушла, женщина улыбнулась.
-  Я не против. Что касается твоего вопроса, мне доступна любая информация, хранящаяся в базе корабля.
-       Можно ли  спастись от сверхновой и спасти мой корабль?
-  Когда звезда взорвалась, автоматика «Лабиринта Вселенной», повинуясь программам самосохранения, активировала генераторы. Это позволило окружить планету защитным  полем инверсного времени. Генераторы могли бы работать миллионы лет, однако запас  энергии в них не вечен, ее осталось не так много. Спастись можно, этот корабль  способен перенестись в любую точку галактики. Можно даже пренести всю планету. Энергии для такой операции пока еще  должно хватить.
«Планету перетащить? Ничего себе!» - мысленно восхитился Гэнн. Для землян подобная задача была из области фантастики.
-  Второй вариант мне нравится больше, - сказал он, и сразу взял «быка за рога», - что для этого нужно?
-   Ты можешь погибнуть, - с беспокойством сказала она.
-  У меня нет выбора!
-  Тогда действуй!
И снова перед ним появилось зеркало. В тусклой мерцающей поверхности  отражаются далекие звезды. Что там, внутри?
-  Что я должен делать?
-  Ступай внутрь и пообщайся с кораблем.
Он нырнул, словно в омут. Что можно увидеть в зазеркалье? Он ожидал чего угодно, только не того, что случилось. Тело исчезло, сознание повисло во мраке, без опоры и ориентации. Пристальный взгляд уперся в него, не дружественный, но и не злой. Взгляд безмерно могущественного существа. Служители церкви сказали бы: «Взгляд бога». Некоторое время он чувствовал давящее изучающее внимание. Отраженные следы мыслей доносились до него. Сначала это было пренебрежение, затем сосредоточенность, потом промелькнуло удивление и понимание.
«Сколько я еще буду висеть в темноте?» - раздраженно подумал он и получил в ответ усмешку. Кривая усмешка четко прописалась в воображении, словно улыбка Чеширского кота. Показалось, или, в самом деле, его вертели направо, налево, изучая, как инфузорию-туфельку под микроскопом. Сколько это продолжалось, он не знал.  Неожиданно все кончилось, он вывалился из зеркала, измученный донельзя. Никогда он не чувствовал себя таким выжатым.
-  Долго меня не было? – спросил, поднимаясь с пола.
-  Секунду, - сказала женщина и спросила сочувственно: «Нелегко пришлось?».
Гэнн пожал плечами.
-  Бывало тяжелее. Что  теперь?
-  Просто прикажи.  ОН подчинится.
Землянин не мог и не хотел ждать.
-  Приказываю переместить  планету и мой корабль «Саламандру» к желтой звезде класса G в любом секторе галактики,  на орбиту,  отвечающую комфортному существованию  биологической жизни.
«Правильно ли я сформулировал задачу?» – с беспокойством подумал он. К собственному стыду, галактических координат Земли он не знал. Как говорится, всегда под рукой были  «извозчики», которые готовы были довезти до места. В базе его компьютера координат также не, оказалось, может,  к лучшему? Возможно, ли  было,  без потрясений, всунуть планету в солнечную систему? Не нарушится ли баланс, не потеряет ли система устойчивость, не случится ли катастрофа?  Этого он не знал. Лучше не рисковать и  прибиться  к  какой-нибудь другой  звезде!
-  Ты должен уйти, - сказала вдруг Инна, - процесс запущен,  перемещение произойдет  завтра. Плотность выброса энергии будет слишком велика, «Лабиринт Вселенной», скорее всего,  перестанет существовать.
-   Ты пойдешь со мной?
-  Я  всего лишь копия,  статус не позволяет мне уйти самой. Тебе придется приказать.
-  Эй, сверхмозг! – громко сказал Гэнн, оглядывая  помещение. – Я забираю  женщину с собой!
Ответом ему была тишина.
«Пусть только откажет! – зло подумал он. – Разнесу здесь все к  чертовой бабушке!».
-  Он меня услышал? – спросил Гэнн. Трудно общаться с машиной, которой нельзя даже посмотреть в глаза!
Инна живо вскочила с кресла.
-  Я свободна, мы можем идти!
Вскоре черная точка входа в чужой корабль осталась  позади.

+1

220

-  Что сейчас происходит на планете? – спросила она, когда они вышли к мрачным холмам. Похолодало. Гэнн к холоду был привычен, женщина в скафандре холода не чувствовала.
-  То же, что при Анериусе, мир застрял в средневековье. Мне довелось быть рабом на галере, королем большой страны, затем  владыкой огромной Орды. И всюду я кому-то мешал,   меня все время  хотели убить. Все  мои друзья погибли, как я от этого устал! 
Дальше они шли, молча, каждый думал о своем.
-  Что это? – спросила женщина, когда им стали попадаться  кости.
-   Здесь погибли люди,  угодившие в ловушку.
Вскоре они добрались до казармы, возле которой Гэнн устроил побоище.
-  Какой ужас!   Почему воинов никто не похоронил?
-  Здесь некому хоронить, - мрачно ответил Гэнн.
-  Как могли люди эпохи межзвездных полетов превратиться в средневековых варваров?! – воскликнула она.
-  Точно так, как высокомудрые пришельцы устроили  братоубийственную войну. Высокие технологии не гарантируют высокого уровня  социальной культуры. Что касается нынешнего состояния общества, подозреваю, оно происходит  из-за отсутствия нормальной законодательной базы и, главное, недостатка продовольствия,  результат  бледного солнца и плохого освещения. Отсюда лишние едоки, от которых общество не прочь избавиться. Надеюсь,  в будущем мы с этим справимся.
Инна вынуждена была  с ним согласиться.
Гэнн не стал ломиться в казарму, а отправился дальше. Добравшись до города богов, они решили остановиться на отдых в одном из пустых  зданий. Ввиду отсутствия удобств  спать легли на полу.
  Разбудил их  подземный толчок. Поспешив на улицу, они увидели, как в  той стороне, где находился лабиринт, ярчайше полыхнуло, холмы затрясло, словно в лихорадке. Солнце, прежде желто-бледное, стало пронзительно голубым, угрожающе  вспучилось, готовясь поглотить мир, но в следующее мгновение вдруг исчезло.  В небе появились яркие незнакомые созвездия. На востоке из-за горизонта выглянул желтый краешек нового солнца.
Гэнн испытал колоссальное облегчение, получилось!
Они беспрепятственно добрались до дворца. Рабочие на полях, завидев  фигуру в отливающем металлом скафандре, в страхе разбегались. Гвардейцы у входа во дворец застыли соляными столбами, не в силах вымолвить ни слова. Бежать им по статусу было, не положено.
Король Аркатт принял их в своем кабинете. До него уже дошел слух о появлении в столице необычной пары.
-  Присаживайтесь! – сказал он, с любопытством глядя на Инну. Усталые путники с удовольствием устроились в удобных креслах.
-  И что все это значит? – спросил Аркатт.
-  Ваше Величество, - сказал Гэнн, -  опасности больше нет, пришло время налаживать в государстве нормальную жизнь.
-  Вы голодны?
Его Величество хлопнул в ладоши и приказал явившемуся слуге принести  еду и питье.
-  Тысячу лет ничего не ела, - улыбнулась женщина.  Король принял ее слова за шутку.
-  Мне предстоит сложить власть и уступить место законному правителю? – обратился он к землянину.
-  Ни в коем случае, - ответил Гэнн, - я в столице задерживаться не собираюсь и хотел бы, чтобы Ваше Величество назначило меня вице-королем в город Саян. И, по совместительству, верховным судьей.
-  Но почему? От верховной власти пока никто не отказывался.
-   Как вице-король я буду иметь большую свободу маневра, - пояснил Гэнн. Принесли сок и легкую закуску.
-  У вас необычная одежда, - заметил Аркатт, обращаясь к женщине.
-  Я не прочь переодеться в соответствие с нынешней модой, - с улыбкой ответила та.
-  Это не сложно организовать, - Его Величество вызвал слугу, который забрал Инну Борей к портному для снятия мерок.
-  Как наша больная? – поинтересовался Гэнн.
-  Вполне здорова, да вот и она!
В кабинете в шикарном сиреневом платье, достойном королевской особы, появилась Тария и сразу бросилась землянину на шею.
-  Я так ждала! Я знала, что ты вернешься!
«Что они все находят в этой глыбе мускулов?» - раздраженно подумал Аркатт. У него были определенные планы на Тарию, он собирался предложить ей руку и сердце, но сейчас понял, что ничего не выйдет. Что же, придется подыскивать королеву среди придворных.
-  По дороге сюда я встретила  странную женщину  в необычном наряде, кто это?
-  Инна, женщина из лабиринта,  портной собирается сшить ей платье, - сказал Гэнн.
-  Из лабиринта, как интересно! – в голосе Тарии прозвучала едва прикрытая ревность. – Познакомь меня с ней!
-  Поднимись на второй этаж, она там,  - сказал Аркатт.
-  Я вас ненадолго покину, - Тария одарила землянина многообещающим взглядом и упорхнула.
Гэнн заговорил о государственных делах. Ему многое нужно было сказать.
-   Не откладывая дела в долгий ящик, необходимо занялся борьбой с ворами и бандитами, а также упорядочиванием налоговой системы, находящейся в самом плачевном состоянии. Полагаю, урожайность вскоре должна  повыситься. Все это, вместе взятое, поможет становлению в королевстве нормального гражданского общества. А земли, на которых теперь можно жить? Их предстоит осваивать!
-  Наше новое солнце, -  произнес Аркатт, - и  землетрясение, Ваших рук дело?
-  О предсказании Анериуса можно забыть, - ответил землянин, - займитесь устройством государства, сейчас это первостепенная задача.
Вернувшись в свои покои, он обнаружил Инну. Она была без скафандра, оставшись в обтягивающем трико. Тария разглядывала скафандр.
-  Для чего такая тяжелая и бестолковая одежда? – с недоумением спросила она. -  В ней  неудобно  двигаться и танцевать.
-  Зато можно, например, ходить по морскому дну столько, сколько захочешь, - ответила Инна.
-  Правда? Я хочу попробовать!  -  в душе Тарии проснулся энтузиазм исследователя.
-  Когда-нибудь попробуешь, а сейчас нам надо готовиться к отъезду.
-  Далеко ты собрался? -  Тария, казалось, была удивлена. Она была уверена, что Гэнн уже сегодня сядет на трон, а она станет королевой.
-  Мы отправимся в Саян. Я в качестве вице-короля и верховного судьи.
-  А Инна, кем будет она? – в голосе девушки прозвучала не прикрытая ревность.
-  Я буду помощником, - ответила Инна, -  не беспокойся, мешать тебе не стану.   Там для меня найдется  достаточно много дел.
Два дня спустя, в сопровождении небольшого эскорта, они выехали в Саян. Народ  прятался по лесам, хотя  захватчики ушли, дороги были  безлюдны. Король Аркатт отдал им почти всех хнагов, которыми  располагал, так что они передвигались быстро, путь должен был занять всего несколько дней. Оставив женщин в карете, Гэнн  решил объездить хнага,  это оказалось не сложно. Иногда он отрывался от отряда, радуясь ощущению скорости и свободы. Конечно, это была не та скорость, к которой привыкли люди космического века. Но все  равно, верховая езда дарила незабываемые ощущения. Так было до тех пор, пока сзади из придорожных кустов не вылетел болт и не пробил ему шляпу. Гэнн подскакал к кустам и обнаружил одинокую лежку. Заметив свой промах, разбойник успел сбежать.  Пройти трудный и долгий путь, чтобы пасть от руки ничтожного воришки? Гэнн вернулся к маленькому отряду и отныне передвигался только  в карете.
-  Устал? – спросила Тария. Инна подозревала, что дело не только в усталости, но промолчала. Он кивнул. Рассказывать о нападении не хотелось, ни к чему было волновать женщин по пустякам. Больше происшествий не было.  Вскоре, отдохнув на постоялом дворе,  добрались до Саяна и остановились у дворца судьи.
Аараха Жома уже  три дня на месте не было. Слуги пожимали плечами.
-  Так долго Их Справедливость никогда не отсутствовали, - сказал Гэнну  дворецкий. Вместе с судьей исчезли палач и его помощник, который  в прошлый раз упрятал землянина в колодец смерти. Из этого Гэнн сделал вывод, что они сбежали. Возможно, их предупредил Аркатт, воспользовавшись быстрой связью. Ну, и черная дыра с ними!  Впереди оставалось немало других дел.  Разместив людей, и прихватив с собой  Инну,  он попросил дворецкого показать тайное подвальное помещение,  которое судья посещал исключительно в одиночку. Дворецкий немало удивился, взгляд его словно говорил: «А тебе, откуда это известно?». Однако, молча, повел их за собой.
Аппаратура связи оказалась еще более накрученной и сложной, чем в столице.
В одиночку он бы не скоро разобрался в этом скоплении кнопок и переключателей.
-  Это, же так просто,  - сказала Инна, усаживаясь за пульт. Гэнн стоял рядом и думал, что скажет капитан, узнав, что разговаривает с врачом  древнего корабля «Атлант» и вице-королем самого большого государства на планете?

    Конец

Отредактировано VICTOR (10-09-2014 20:02:33)

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » Человек Луны