Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Литературия. Затянувшийся полет


Литературия. Затянувшийся полет

Сообщений 421 страница 430 из 661

421

Artemidy написал(а):

Из Анастасии потом явно вырос цикл "Сварог", особенно это чувствуется при прочтении "Рыцаря из ниоткуда".

Может быть, сходство и есть, но с моей точки зрения, это примерно как у Сергея Калашникова "Внизу наш дом". Первый вариант - короткий емкий рассказ. А вот сейчас он это развил в мексиканский сериал со страстями. Читаю, но первый вариант мне пока нравится больше. И с каждой новой продой он от исходного варианта отдаляется все дальше. Вот когда будет книга сверстана и вычитана, тогда посмотрим.
А рассказ "Анастасия" как отдельное произведение хорош, хорош. Там есть все постсоветское пространство. И, главное, как он угадал про лихие 90-е годы. И про Украину четко написал, про двухголовых хох и майдан. Короче, предсказатель.
Так что, с учетом наличия в рассказе аэродромной тематики видимо можно будет попробовать.

0

422

Прода.
После короткого путешествия в тумане, нас выбросило в место, которое все сквозило тоской и пустынностью, хотя пустым это место назвать было трудно. Это была наша Земля и в тоже время несколько иная, чувствовалось что-то пугающее, чужеродное нам.
Почему то вспомнилось, как в 1989 году, еще молодой лейтенант, возвращавшийся домой после Афганистана, в вокзальном киоске Волгограда купил сборник фантастических рассказов «Нашествие». В том сборнике было и произведение тогда еще молодого автора Бушкова Александра. Рассказ назывался Анастасия.
Силой магии вырванный из афганской бойни, капитан ВДВ попадает в мир далекого Будущего. Все города земли лежат в руинах после величайшей из катастроф, когда-либо обрушивавшихся на планету. Все достижения цивилизации забыты. Но не забыты Честь, Доблесть, Любовь – воплощением которых является дева-воительница по имени Анастасия...
Так вот, все совпадало. Сегодня было полнолуние. Как в моем сне и том рассказе, Луна висела над крышами, багровая, какой она бывала иногда, огромная – добрая сажень в поперечнике – вся в темных пятнах, бледно-алых кольцах и полосах. Острая крыша башни аэродрома черным наконечником копья четко рисовалась на фоне багрового диска. Несколько огромных самолетов вскинули в ночное небо свои темные кили. Везде было темно и пусто. Поневоле вспомнились строки книги:
«…Говорили, что в незапамятные времена Луна была меньше и другого цвета. Говорили, что раньше ее не было вовсе. Говорили, что на ней живут такие же люди, только выше ростом и щуплее. Говорили, что туда улетела на огненном драконе знаменитая Елена, рыцарь Бурого Ястреба, и этим объясняется ее загадочное исчезновение. Говорили, что там живут не люди, а ведьмы, колдуны и чудовища. Говорили, что есть заклятья, позволявшие увидеть Луну вовсе уж огромной. Говорили...
Дедушкины сказки, легенды, потаенные проповеди еретиков – мало, мало! Временами Анастасия готова была продать душу Гологоловому Хру – в обмен на Знания. Потому что в ее мире не было Знания – одни побасенки. Раздобыть бы что-нибудь, что существовало до Мрака! Ведь должно же было что-то существовать до Мрака...»
Над крышами показалась быстро летящая Звезда искусственного спутника. Первая. Голубая, яркая звезда, гораздо больше и красивее Неподвижных Звезд, в основном белых и маленьких. Затем вторая, следующая, всего около десятка. Орбиты всех десяти были разными и, видно, было, что спутники двигались со смещением, чтобы каждый последующий обозревал те районы Земли, которые были пропущены предыдущими. Десятки и сотни Неподвижных Звезд оставались на своих местах, перемещаясь незначительно и незаметно для глаза, а эти Десять Плывущих Звездочек в сравнении с ними прямо-таки мчались по ночному небосклону.
Поскольку в темноте было трудно разглядеть, куда мы попали, и место выглядело давно заброшенным Александр Петрович решил ждать рассвета, чтобы осмотреть аэродром на предмет захомячить чего-нибудь. Для экономии топлива Михалыч раскочегарил небольшой генератор в кузове КамАЗа, запитать внутренние сети «Сушки», а поскольку мне рекомендовалось держать руку на тумблере, и делать кроме этого было нечего, поневоле вспомнилось творение Александра Бушкова.
«…Путь близился к концу. Анастасия рассчитала все точно – и аллюр коней, и переходы, и ночлеги. Недолгий, но нешуточный опыт путешествий сказался – Лик Великого Бре еще ослепительно сиял высоко над горизонтом, и багровая Луна еще не всплыла, невесомая и загадочная, не поднялась из-за Края Земли, а черепичные крыши башен Тома уже показались впереди, и Пять Звезд на шпиле храма сверкали ясным золотом. Дорога, плавно изгибаясь вправо, скрывалась в высоких распахнутых воротах, чтобы растечься там на десятки улиц и переулочков, уйти в тупики, как уходит в песок вода. Желтые поля простирались по обе стороны дороги – Том славился своими благодатными нивами и хлеботорговлей на всю Счастливую Империю. Шесть подков Росинанта мерно ударяли оземь, клубилась пыль, вороной гигант легко нес хозяйку, ножны меча, кожаные с серебряной оковкой, позванивали о стремя, мир был безоблачен, чист и свеж, и Анастасия вопреки всем печалям последних дней вдруг окунулась в щемящую радость – оттого, что мир именно таков, что она молода и красива, что на свете есть рыцари и она по праву к ним принадлежит. Она мотнула головой, чтобы разметались волосы, рванула золотую с рубинами застежку, распахнув алую Рубаху на груди, озорно свистнула и пустила Росинанта галопом. Желто-палевые близнецы Бой. и Горн, обрадованные резкой сменой монотонного аллюра, с лаем припустили вслед, Далеко обогнали, вернулись, заметались вокруг, подпрыгивая и ловко уворачиваясь от копыт. Росинант надменно косил на них лиловым глазом, Анастасия неслась вскачь, золотые волосы бились по ветру, стелился за спиной синий плащ с бельм единорогом, щеки пылали, и не стало печалей, не было тревог, все растворялось в ритмичном гуле галопа, и Анастасии даже показалось на миг, что она счастлива, что скачка навстречу ветру будет продолжаться вечно.
Потом она натянула широкие, шитые золотой канителью повода, и Росинант взбороздил копытами землю, взмахнул в воздухе передними ногами. Анастасия оглянулась, смеясь, дунула, отбрасывая с разгоряченного лица пушистые пряди. Ольга скакала к ней, следом на чембуре поспешал заводной конь, звеня объемистым вьюком с доспехами и припасами.
Анастасия мимоходом подумала, что с Ольгой ей повезло. Оруженосец должен быть для рыцаря почти сестрой, он не просто спутник рыцаря и слуга. Бывает, и жизнь твоя зависит от оруженосца. И не так уж редко. Правда, у самой Анастасии, к счастью, не выпадало пока что случая получить тому подтверждение, но все равно, с Ольгой ей повезло (а все Ольгины странности делу не помеха, наедине с собой можно сознаться, что Анастасия тоже не без греха). Жаль будет расставаться по истечении положенного срока. В утешение можно вспомнить, что девочка получит золотые рыцарские шпоры еще не скоро. Через год самое малое.
Бой и Горн подскакивали на шести лапах, как мячики. Разрумянившаяся Ольга осадила коня.
–Ну вот мы и у цели, хвала Великому Бре,– сказала Анастасия.– И путь наш лежит к «Золотому Медведю».
–Слушай, а что такое медведь? В нашем княжестве я про него не слышала.
–Легендарное чудище,– авторитетно сказала Анастасия.– Крылатое такое, с двумя головами. Оно налетает и похищает прекрасных юношей, а рыцари их потом освобождают. Говорят, когда-то оно во множестве водилось. Потом пропало…»

Отредактировано Osa Александр (19-09-2015 15:52:44)

+2

423

Добавить проду.

Путь близился к концу. Нападавших было слишком много для ослабевших в дороге путешественников. Это понимала и княжна Мария, шестая дочь из рода первых механизаторов третьей тракторной бригады первоцелинников города Рубца и ее спутницы: воспитанница и оруженосец Олька, и алтайка Уля из Змеиного града. (Имя, правда, у девушки было более длинным вполне в традициях ее многочисленной родни, но оно как-то не прижилось из-за сложности произношения и было сокращено. А сама алтайка и не возражала, потому что истинное имя согласно верованиям ее народа не должно было объявляться каждому встречному). А ведь в начале пути их было больше.
Итак, Первый секретарь отправила в стольный город Брна малое посольство за воинами, согласными защитить родную землю, положить свои головы на пути наглых завоевателей, которые… Скажем проще, на границе произошла очередная стычка между рыцарями пяти звезд и «каракуртами» хана Синей орды.
Не в наших обязанностях дословно приводить те официальные речи, которыми накачивали при отправке двух рыцарей с оруженосцами и местным проводником. Вялотекущая война с казахскими жузами была привычна. Скажем честно, что подросшие детки казахских баев частенько ходили в поход на первоцелинников просто для того, чтобы захватить себе новых жен. Частые роды и то, что вся тяжелая работа в стойбище ложилась на женские плечи, быстро старило несчастных, а конниками баи были неплохими, что признавала даже местный «серый кардинал». Попытки строптивых жен покинуть стоянку без спроса считалось лишь достойным развлечением и собирало много желающих помочь в поиске «беглянки». После поимки многих даже не наказывали, только нагружали работой посильнее, чтобы меньше сил было для таких глупостей.
Итак, хотя и неофициально, но было признано, что конные жузы были достойными соперниками, а поскольку «серый кардинал» Рубца была одним из лучших мечников города, то после нескольких стычек с ней желающих оспорить эту точку зрения более не находилось. И только лес позволял удерживать казахских бойцов на границе, которая практически везде проходила по опушкам бора. Повсеместно считалось, что встретить «степняков» в лесу, практически невозможно. Это и подвело посольство. Засада ожидала ближе к концу дневного перехода, почти в середине знаменитого векового бора. Стрела попавшая в коня, ссадила на землю старшину посольства. Её оруженосец бросилась на помощь, а та, выхватив меч, уже рубилась с двумя «каракуртами» - отборными нукерами хана.
Последним приказом старшины было доложить о нападении на посольство и Мария, отсалютовав своему командиру, пустила лошадей в карьер. Вот только лошади у погони были свежее, и вскоре ее оруженосец получила стрелу в спину, и завалилась на шею лошади. Пришлось еще и придерживать девочку, чтобы не упала под копыта. Спасало беглецов пока лишь хорошее знание проводником местных троп. Но с каждым поворотом, Уля мрачнела, потому, что уходя по лесным тропинкам, приходилось все дальше и дальше отклоняться от цели похода. К тому же вскоре алтайка признала, что эта часть леса ей неизвестна и теперь она не может сказать точно, правильно ли они идут.
Сошлись на том, что будут двигаться так, чтобы не промахнуться мимо широкого, наезженного Змей-тракта, полотно которого было насыпано еще «Древними», а твердое покрытие дороги не заметить было трудно.
Стемнело и пришлось загнать лошадей в промоину, образованную протекающим внизу ручейком. Убедившись, что погони не было слышно, Мария наконец-то смогла осмотреть раны своих спутниц и помрачнела. Рана её подопечной была нехорошей, к тому же девочка потеряла много крови.
После этого они потеряли счет дням. Холмы и леса вокруг сливались в одну сплошную полосу. Оруженосец держалась, но все чаще приходилось делать остановки, чтобы покормить лошадей и сделать перевязку. Поэтому когда, поднявшись по крутому склону оврага, они прошли через кладбище древних с каменными надгробиями и вышли к проволочному забору то даже не сразу поверили в реальность увиденного.

+2

424

Продолжим Бушкова. Анастасию.

Что это было? Посмотрим, что об этом сказал сам Автор:
«…Ну вот, что-то определилось. Тропка, давно уже ставшая едва различимой, сейчас исчезла совсем. Впереди было дикое редколесье – но что-то там виднелось впереди, непонятное. Что-то продолговатое, и что-то блестящее вдали. Несомненно, дело рук человеческих. Анастасия обернулась, встретила взгляд оживившейся Ольги и кивнула:
–Вперед!
Она крупной рысью вылетела на опушку и остановила коня. Стремя Ольги звякнуло о ее левое стремя. Натянув луки, они всматривались. Оторопело переглянулись и снова уставились туда.
В несколько рядов стояли странные, удивительные предметы. Больше всего они походили на гигантские колбасы с аккуратными рядами дырок по бокам – и одни дыры, зиявшие, позволяли разглядеть, что колбасы внутри пустые, а другие дыры закрыты мутным... стеклом? По бокам у колбас – нечто, напоминавшее гигантские плавники, отклоненные назад, и одни плавники отвалились, лежат рядом, помаленьку рассыпаясь в пыль, а другие пока что держатся. Хвосты колбас увенчаны косыми вертикальными плавниками, и на них – еще плавники, горизонтальные, и некоторые отвалились, а другие нет. На хвостах виднеются еще округлые спаренные бочки. Одни предметы стоят на трех подпорках с колесами – две подпорки под плавниками, одна под носом. Другие лежат брюхом на земле, развалились на части – видно, что у них были свои подпорки, но подломились. Все это брошено давным-давно – повсюду запустение, тлен, земля под предметами и далеко вокруг покрыта чем-то, некогда твердым и ровным, а сейчас потрескавшимся, и в трещины буйно проросла высокая сочная трава, а кое-где поднимаются и деревца. Одно выросло прямо сквозь «колбасу». Подальше, слева – серые руины огромного здания. Невозможно уже понять, как оно выглядело, когда было новым. Вдали – ряд тускло поблескивающих круглых строений без дверей и окон, с плоскими крышами, больше похожих на перевернутые вверх дном исполинские ведра.
–Слушай, это все старое,– тихо сказала Ольга. – Ужасно старое. Гниль и ржавчина. Может, это Древние?
Вместо ответа Анастасия натянула тетиву и выстрелила. Стрела пробила бок ближайшей «колбасы», вылетела с другой стороны и упала наземь далеко позади предмета, на таком расстоянии, которое примерно и пролетит пущенная с таким усилием стрела. Взвились облачка трухи, остались дыры с кулак. Миг тишины, и предмет даже не рухнул – осел, рассыпался на крупные обломки, тут же раскрошившиеся при ударе оземь, словно подрезали невидимую становую жилу, на которой все держалось.
–Гниль, – сказала Анастасия. – Точно.
Вложила лук в саадак и затрубила. Хриплый рев боевого рога пронесся над полем и загадочными предметами, утих вдали. Треща крыльями, из серых руин взвилась ворона, унеслась прочь. Бой глухо рычал.
– Быть может, это все от Древних осталось, – сказала Анастасия. – Только что это?
– Такие дома?
– А где к ним лестницы? Где трубы?
– И все равно – ни на что больше это не похоже, только на дома. Может, лестницы они потом убирали внутрь, как залезут, – что мы знаем о Древних?
– Твоя правда,– сказала Анастасия. – Не знаем ничегошеньки. И ничего не узнаем – что тут поймешь? Одна труха.
– А вон там? Те блестящие? Это даже больше похоже на дома…»
Вот так и никак иначе. Правда, в голову Маши сравнение с колбасой не пришло. Мы ведь не в романе Звягинцева у которого показатель благоденствия народа - колбасы на витрине магазина, желательно не менее чем ста сортов. Нашей героине на стол подавались в лучшем случае охотничьи колбаски, совсем не напоминавшие тугие бока увиденных останков самолетов. Так что княжна вскользь увидала в этих обломках упавшие башни с оконцами. Совсем, правда, не напоминавшие то покосившееся сооружение из кирпича, которое в Рубце именовали водонапорной башней, хотя еще за столетие до рождения княжны вода в той башне уже не появлялась.
Тем не менее, в поисках ночлега они направились к развалинам, в конце свалки механизмов древних, на остатках стекол которых и сверкнул лучик заходящего солнца.

+2

425

Внес изменения в текстовку, поскольку предполагаю завершить проэкт. Получилось следующее:

☻☻☻
Александр Петрович сильно переживал. Несмотря на то, что мы уберегли от потери самолета при таране Виктора Васильевича Талалихина, этот мир нашел достойную замену, и мы получили таран от неизвестного нам пилота 10-й смешанной авиабригады Балтийского флота. На таком же «Ишачке», как у Талалихина. Только «Героя» ему за этот подвиг вряд ли вручат.
На это обстоятельство наложилось еще и то что, несмотря на все наши усилия, мы не смогли существенно переломить ситуацию в войне. Ну, подумаешь, германские войска на три дня позднее завершили окружение Ленинграда. А ведь на нашей стороне было и знание новейших приемов войны, и современная техника, и знание истории происходивших событий. Даже Василий Иосифович летал в Ленинград. А уж он-то внимательно прочитал все ключевые моменты Великой Отечественной войны во время пребывания у нас.
А вот, кстати, к слову пришлось, а почему это авторы многих альтернативных историй забывают, что время достаточно инерционно и способно справляться с незначительными попытками воздействия на уже случившиеся события. Вот, попадают, к примеру,  попаданцы сразу в приемную Иосифа Виссарионовича ( в худшем случае к мудрейшему менеджеру всех времен и народов Лаврентию Павловичу) и все? И Бог Хронос повержен могучим ударом созданных к 1941 году могучих орудий Ис-7, в небе летают армады И-185, вкупе с Ла-7, бомбят агрессора непременно Ил-10, ну или как у нас вот тут Су-12.
А вы думаете, что это возможно? Нет, лично я с радостью читаю эти прекраснодушные сказки, потому что в них по - Сталинскому веленью, по попаданцеву хотенью все получается просто идеально, и враги разбиты, бегут и сдаются. Но вот только что происходит у нас тут в реалиях?
А вот тут-то все собаки и порылись. Начиная с того, что имеющаяся в СССР промышленность просто не в состоянии за очень короткий промежуток времени снабдить себя современными станками, а наши войска хорошей техникой. Как всегда не хватает времени и ресурсов.
А все наши попытки изменить ход ведения боевых действий передачей в генштаб сведений реальной истории? Да что уж там, после первого же нашего вмешательства история изменится, и очень даже может быть, что не в лучшую сторону. Просто надо учесть, что в германском генеральном штабе сидели тоже не лаптем деланные генералы, которые к тому же имели козырь в виде разведывательных сведений, полученных с помощью прекрасной оптики, прекрасного радиооборудования, неплохих разведывательных самолетов и прочего оборудования. Более того, на Германию работала промышленность всех захваченных стран, что позволяло достаточно быстро устранять потери в технике, оружии и боеприпасах.
Вот поэтому и сказка. Точечное воздействие одного человека, одного самолета, корабля, танка – это не мгновенный выигрыш войны. Инерцию времени может перебороть только усилие всей страны. А наши усилия, это как один муравей пытающийся сдвинуть стоящий на нем танк. Нет, сдвинуть то конечно можно, но только всем муравейником.
Объяснив на общем собрании, эту ситуацию, Александр Петрович, сказал, что последнее время наш штурман стал гораздо точнее выводить самолет в предполагаемое место «попадания» и высказал мысль, предпринять еще одну попытку «наземной прогулки». На этот раз «на выход» брали всех, кто попал в нашу «петлю времени». Программой минимум считалось вернуть наших девочек обратно в свою эпоху, а о программе - максимум, командир решил не объявлять заранее, чтобы не насмешить  покрышки нашего шасси. И вот ранним октябрьским утром, получив доклад от техников о полной исправности нашего «аэроплана», Командир приказал цеплять его к КамАЗу на жесткую сцепку и готовиться к прогулке «за туманом».
Зевая, я поплелся помогать Михалычу, цеплять трубу. Почему зевая? Так ведь всю ночь всякая чертовщина снилась… С «Белочками»…
Нет, я конечно же не желаю, что бы вам таких увидеть во сне…
Даже по-пьяни…
Этих белочек только «геймеры» любят, которые в «Аллоды» играли. Там на них можно было навыки качать. Правда, я не помню, когда последний раз играл в эту игрушку, но такие белочки только там бегали. Вот из-за этих кошмаров я и не выспался. И к чему бы эти «Белочки»?
Да и еще у меня в одном месте, почему-то свербит.
Обычно оно у меня на всякие неприятности свербит. А вот где у Сереги свербит, что он тоже мрачный и зевает? Видимо не у меня одного плохие предчувствия на эту «прогулку». Вот только не получится «отмазаться», без нас экипаж не полный будет.
Вот интересно, куда же мы в тумане попадем?
Предчувствие не подвело, после короткого путешествия в тумане, нас выбросило в место, которое все сквозило тоской и пустынностью, хотя пустым это место назвать было трудно. Это, несомненно, был аэродром и это, несомненно, была наша Земля. В тоже время это была несколько иная Земля, чувствовалось что-то пугающее, чужеродное нам.
Почему то вспомнилось, как в 1989 году, еще молодой лейтенант, возвращавшийся домой после Афганистана, в вокзальном киоске Волгограда купил сборник фантастических рассказов «Нашествие». В том сборнике было и произведение тогда еще молодого автора Бушкова Александра. Рассказ назывался «Анастасия».
Силой магии вырванный из афганской бойни, капитан ВДВ попадает в мир далекого Будущего. Все города земли лежат в руинах после величайшей из катастроф, когда-либо обрушивавшихся на планету. Все достижения цивилизации забыты. Но не забыты Честь, Доблесть, Любовь – воплощением которых является дева-воительница по имени Анастасия...
Так вот, все совпадало. Сегодня было полнолуние. Как в моем сне и том рассказе, Луна висела над крышами, багровая, какой она бывала иногда, огромная – добрая сажень в поперечнике – вся в темных пятнах, бледно-алых кольцах и полосах. Острая крыша башни аэродрома черным наконечником копья четко рисовалась на фоне багрового диска. Несколько огромных самолетов вскинули в ночное небо свои темные кили. Везде было темно и поневоле вспомнились строки книги «…Говорили, что в незапамятные времена Луна была меньше и другого цвета. Говорили, что раньше ее не было вовсе. Говорили, что на ней живут такие же люди, только выше ростом и щуплее. Говорили, что туда улетела на огненном драконе знаменитая Елена, рыцарь Бурого Ястреба, и этим объясняется ее загадочное исчезновение. Говорили, что там живут не люди, а ведьмы, колдуны и чудовища. Говорили, что есть заклятья, позволявшие увидеть Луну вовсе уж огромной. Говорили...
Дедушкины сказки, легенды, потаенные проповеди еретиков – мало, мало! Временами Анастасия готова была продать душу Гологоловому Хру – в обмен на Знания. Потому что в ее мире не было Знания – одни побасенки. Раздобыть бы что-нибудь, что существовало до Мрака! Ведь должно же было что-то существовать до Мрака...»
Над крышами показалась быстро летящая Звезда искусственного спутника. Первая. Голубая, яркая звезда, гораздо больше и красивее Неподвижных Звезд, в основном белых и маленьких. Затем вторая, следующая, всего около десятка. Орбиты всех десяти были разными и, видно, было, что спутники двигались со смещением, чтобы каждый последующий обозревал те районы Земли, которые были пропущены предыдущими. Десятки и сотни Неподвижных Звезд оставались на своих местах, перемещаясь незначительно и незаметно для глаза, а эти Десять Плывущих Звездочек в сравнении с ними прямо-таки мчались по ночному небосклону.
Поскольку в темноте было трудно разглядеть, куда мы попали, и место выглядело давно заброшенным Александр Петрович решил ждать рассвета, чтобы осмотреть аэродром на предмет захомячивания. Чтобы сэкономить топливо Михалыч раскочегарил генератор для питания сети «Сушки», а поскольку мне рекомендовалось держать руку на тумблере, и делать кроме этого было нечего, поневоле вспомнилось творение Александра Бушкова.
«…Путь близился к концу. Анастасия рассчитала все точно – и аллюр коней, и переходы, и ночлеги. Недолгий, но нешуточный опыт путешествий сказался – Лик Великого Бре еще ослепительно сиял высоко над горизонтом, и багровая Луна еще не всплыла, невесомая и загадочная, не поднялась из-за Края Земли, а черепичные крыши башен Тома уже показались впереди, и Пять Звезд на шпиле храма сверкали ясным золотом. Дорога, плавно изгибаясь вправо, скрывалась в высоких распахнутых воротах, чтобы растечься там на десятки улиц и переулочков, уйти в тупики, как уходит в песок вода. Желтые поля простирались по обе стороны дороги – Том славился своими благодатными нивами и хлеботорговлей на всю Счастливую Империю. Шесть подков Росинанта мерно ударяли оземь, клубилась пыль, вороной гигант легко нес хозяйку, ножны меча, кожаные с серебряной оковкой, позванивали о стремя, мир был безоблачен, чист и свеж, и Анастасия вопреки всем печалям последних дней вдруг окунулась в щемящую радость – оттого, что мир именно таков, что она молода и красива, что на свете есть рыцари и она по праву к ним принадлежит. Она мотнула головой, чтобы разметались волосы, рванула золотую с рубинами застежку, распахнув алую Рубаху на груди, озорно свистнула и пустила Росинанта галопом. Желто-палевые близнецы Бой. и Горн, обрадованные резкой сменой монотонного аллюра, с лаем припустили вслед, Далеко обогнали, вернулись, заметались вокруг, подпрыгивая и ловко уворачиваясь от копыт. Росинант надменно косил на них лиловым глазом, Анастасия неслась вскачь, золотые волосы бились по ветру, стелился за спиной синий плащ с бельм единорогом, щеки пылали, и не стало печалей, не было тревог, все растворялось в ритмичном гуле галопа, и Анастасии даже показалось на миг, что она счастлива, что скачка навстречу ветру будет продолжаться вечно.
Потом она натянула широкие, шитые золотой канителью повода, и Росинант взбороздил копытами землю, взмахнул в воздухе передними ногами. Анастасия оглянулась, смеясь, дунула, отбрасывая с разгоряченного лица пушистые пряди. Ольга скакала к ней, следом на чембуре поспешал заводной конь, звеня объемистым вьюком с доспехами и припасами.
Анастасия мимоходом подумала, что с Ольгой ей повезло. Оруженосец должен быть для рыцаря почти сестрой, он не просто спутник рыцаря и слуга. Бывает, и жизнь твоя зависит от оруженосца. И не так уж редко. Правда, у самой Анастасии, к счастью, не выпадало пока что случая получить тому подтверждение, но все равно, с Ольгой ей повезло (а все Ольгины странности делу не помеха, наедине с собой можно сознаться, что Анастасия тоже не без греха). Жаль будет расставаться по истечении положенного срока. В утешение можно вспомнить, что девочка получит золотые рыцарские шпоры еще не скоро. Через год самое малое.
Бой и Горн подскакивали на шести лапах, как мячики. Разрумянившаяся Ольга осадила коня.
–Ну вот мы и у цели, хвала Великому Бре,– сказала Анастасия.– И путь наш лежит к «Золотому Медведю».
–Слушай, а что такое медведь? В нашем княжестве я про него не слышала.
–Легендарное чудище,– авторитетно сказала Анастасия.– Крылатое такое, с двумя головами. Оно налетает и похищает прекрасных юношей, а рыцари их потом освобождают. Говорят, когда-то оно во множестве водилось. Потом пропало…»
☻☻☻
Путь близился к концу. Нападавших было слишком много для ослабевших в дороге путешественников. Это понимала и княжна Мария, шестая дочь из рода первых механизаторов третьей тракторной бригады первоцелинников города Рубца и ее спутницы: воспитанница и оруженосец Олька, и алтайка Уля из Змеиного града. (Имя, правда, у девушки было более длинным вполне в традициях ее многочисленной родни, но оно как-то не прижилось из-за сложности произношения и было сокращено. А сама алтайка и не возражала, потому что истинное имя согласно верованиям ее народа не должно было объявляться каждому встречному). А ведь в начале пути их было больше.
Итак, Первый секретарь отправила в стольный город Брна малое посольство за воинами, согласными защитить родную землю, положить свои головы на пути наглых завоевателей, которые… Скажем проще, на границе произошла очередная стычка между рыцарями пяти звезд и «каракуртами» хана Синей орды.
Не в наших обязанностях дословно приводить те официальные речи, которыми накачивали при отправке двух рыцарей с оруженосцами и местным проводником. Вялотекущая война с казахскими жузами была привычна. Скажем честно, что подросшие детки казахских баев частенько ходили в поход на первоцелинников просто для того, чтобы захватить себе новых жен. Частые роды и то, что вся тяжелая работа в стойбище ложилась на женские плечи, быстро старило несчастных, а конниками баи были неплохими, что признавала даже местный «серый кардинал». Попытки строптивых жен покинуть стоянку без спроса считалось лишь достойным развлечением и собирало много желающих помочь в поиске «беглянки». После поимки многих даже не наказывали, только нагружали работой посильнее, чтобы меньше сил было для таких глупостей.
Итак, хотя и неофициально, но было признано, что конные жузы были достойными соперниками, а поскольку «серый кардинал» Рубца была одним из лучших мечников города, то после нескольких стычек с ней желающих оспорить эту точку зрения более не находилось. И только лес позволял удерживать казахских бойцов на границе, которая практически везде проходила по опушкам бора. Повсеместно считалось, что встретить «степняков» в лесу, практически невозможно. Это и подвело посольство. Засада ожидала ближе к концу дневного перехода, почти в середине знаменитого векового бора. Стрела, попавшая в коня, ссадила на землю старшину посольства. Её оруженосец бросилась на помощь, а та, выхватив меч, уже рубилась с двумя «каракуртами» - отборными нукерами хана.
Последним приказом старшины было доложить о нападении на посольство и Мария, отсалютовав своему командиру, пустила лошадей в карьер. Вот только лошади у погони были свежее, и вскоре ее оруженосец получила стрелу в спину, и завалилась на шею лошади. Пришлось еще и придерживать девочку, чтобы не упала под копыта. Спасало беглецов пока лишь хорошее знание проводником местных троп. Но с каждым поворотом, Уля мрачнела, потому, что уходя по лесным тропинкам, приходилось все дальше и дальше отклоняться от цели похода. К тому же вскоре алтайка признала, что эта часть леса ей неизвестна и теперь она не может сказать точно, правильно ли они идут.
Сошлись на том, что будут двигаться так, чтобы не промахнуться мимо широкого, наезженного Змей-тракта, полотно которого было насыпано еще «Древними», а твердое покрытие дороги не заметить было трудно.
Стемнело и пришлось загнать лошадей в промоину, образованную протекающим внизу ручейком. Убедившись, что погони не было слышно, Мария наконец-то смогла осмотреть раны своих спутниц и помрачнела. Рана её подопечной была нехорошей, к тому же девочка потеряла много крови.
После этого они потеряли счет дням. Холмы и леса вокруг сливались в одну сплошную полосу. Оруженосец держалась, но все чаще приходилось делать остановки, чтобы покормить лошадей и сделать перевязку. Поэтому когда, поднявшись по крутому склону оврага, они прошли через кладбище древних с каменными надгробиями и вышли к проволочному забору то даже не сразу поверили в реальность увиденного.
Что это было? Посмотрим, что об этом сказал сам Автор:
«…Ну вот, что-то определилось. Тропка, давно уже ставшая едва различимой, сейчас исчезла совсем. Впереди было дикое редколесье – но что-то там виднелось впереди, непонятное. Что-то продолговатое, и что-то блестящее вдали. Несомненно, дело рук человеческих. Анастасия обернулась, встретила взгляд оживившейся Ольги и кивнула:
–Вперед!
Она крупной рысью вылетела на опушку и остановила коня. Стремя Ольги звякнуло о ее левое стремя. Натянув луки, они всматривались. Оторопело переглянулись и снова уставились туда.
В несколько рядов стояли странные, удивительные предметы. Больше всего они походили на гигантские колбасы с аккуратными рядами дырок по бокам – и одни дыры, зиявшие, позволяли разглядеть, что колбасы внутри пустые, а другие дыры закрыты мутным... стеклом? По бокам у колбас – нечто, напоминавшее гигантские плавники, отклоненные назад, и одни плавники отвалились, лежат рядом, помаленьку рассыпаясь в пыль, а другие пока что держатся. Хвосты колбас увенчаны косыми вертикальными плавниками, и на них – еще плавники, горизонтальные, и некоторые отвалились, а другие нет. На хвостах виднеются еще округлые спаренные бочки. Одни предметы стоят на трех подпорках с колесами – две подпорки под плавниками, одна под носом. Другие лежат брюхом на земле, развалились на части – видно, что у них были свои подпорки, но подломились. Все это брошено давным-давно – повсюду запустение, тлен, земля под предметами и далеко вокруг покрыта чем-то, некогда твердым и ровным, а сейчас потрескавшимся, и в трещины буйно проросла высокая сочная трава, а кое-где поднимаются и деревца. Одно выросло прямо сквозь «колбасу». Подальше, слева – серые руины огромного здания. Невозможно уже понять, как оно выглядело, когда было новым. Вдали – ряд тускло поблескивающих круглых строений без дверей и окон, с плоскими крышами, больше похожих на перевернутые вверх дном исполинские ведра.
–Слушай, это все старое,– тихо сказала Ольга. – Ужасно старое. Гниль и ржавчина. Может, это Древние?
Вместо ответа Анастасия натянула тетиву и выстрелила. Стрела пробила бок ближайшей «колбасы», вылетела с другой стороны и упала наземь далеко позади предмета, на таком расстоянии, которое примерно и пролетит пущенная с таким усилием стрела. Взвились облачка трухи, остались дыры с кулак. Миг тишины, и предмет даже не рухнул – осел, рассыпался на крупные обломки, тут же раскрошившиеся при ударе оземь, словно подрезали невидимую становую жилу, на которой все держалось.
–Гниль, – сказала Анастасия. – Точно.
Вложила лук в саадак и затрубила. Хриплый рев боевого рога пронесся над полем и загадочными предметами, утих вдали. Треща крыльями, из серых руин взвилась ворона, унеслась прочь. Бой глухо рычал.
– Быть может, это все от Древних осталось, – сказала Анастасия. – Только что это?
– Такие дома?
– А где к ним лестницы? Где трубы?
– И все равно – ни на что больше это не похоже, только на дома. Может, лестницы они потом убирали внутрь, как залезут, – что мы знаем о Древних?
– Твоя правда,– сказала Анастасия. – Не знаем ничегошеньки. И ничего не узнаем – что тут поймешь? Одна труха.
– А вон там? Те блестящие? Это даже больше похоже на дома…»
Вот так и никак иначе. Правда, в голову Маши сравнение с колбасой не пришло. Мы ведь не в романе Звягинцева у которого показатель благоденствия народа - колбасы на витрине магазина, желательно не менее чем ста сортов. Нашей героине на стол подавались в лучшем случае охотничьи колбаски, совсем не напоминавшие тугие бока увиденных останков самолетов. Так что княжна вскользь увидала в этих обломках упавшие башни с оконцами. Совсем, правда, не напоминавшие то покосившееся сооружение из кирпича, которое в Рубце именовали водонапорной башней, хотя еще за столетие до рождения княжны вода в той башне уже не появлялась.
Тем не менее, в поисках ночлега они направились к тем развалинам, в конце свалки механизмов древних, на остатках стекол которых и сверкнул лучик заходящего солнца.

Отредактировано Osa Александр (31-10-2015 17:41:15)

+2

426

Osa Александр написал(а):

предполагаю завершить проэкт

Саня, а чего так? Вроде только расшалились. Такие прожекты прорабатывали, что от полёта мысли дух захватывало :)  А потом ты исчезаешь, а появившись, говоришь о свёртывании проекта.

Отредактировано Artemidy (26-10-2015 17:01:58)

0

427

Тяжело идеи пошли. Повторяться не хочется. Но конец, все равно еще не скоро. Мы еще минимум один вопрос, не обсудили:
1. Реакция рядовых пилотов и командования люфтваффе. Меры противодействия. Разведка.

0

428

☻☻☻
Как всегда самым несведущим оказался я. Сижу себе никого не трогаю, молюсь на тумблерок, который нас по туману водит, и тут Серега что-то Командиру доложил, а потом они там впереди фары включили и такой фейерверк устроили. Нет, оно конечно дудки нашего «Су-двенадцатого» не включали, потому, как впереди «Камаз» на жесткой сцепке им не давал стрелять, но даже одного «крупняка», который прапор ВДВ поставил на крышу кабины грузовика, должно было хватить на маленькую такую войнушку. А там ведь и Михалыч был с «калашом», а, похоже, что и Янис из своего люка высовывался помочь…
Один только я сижу и с тоской посматриваю назад и в стороны. Такая у меня работа – задний стрелок. Не зря же кое-кто пропел мне недавно: «…Будешь ты стрелком-радистом, а в душе пилот. Будешь ты летать со свистом задом - наперед…»
Громыхало недолго, но сильно. У «Корда» на шкворневой установке 150 патронов хватает ненадолго. Всего на несколько минут, если не жать гашетку постоянно. А ведь Серега с «Кордом» умеет управляться.
Некоторое время на мои уши давила тишина. Нет, не абсолютная тишина, иногда раздавалось легкое лязганье металла, зато потом уши отвисли от большого количества «лапши» на них. Это над моим рабочим местом присела наша Светочка. Сначала я узнал, что на нас напали ниндзя с хвостами. Что эти самые … (пи-пи-пи), … были одеты в такие… вот,… и ну, … и в общем,… и еще…
Потом я узнал, как они все испугались. Все-все-все, это, наверное, «и Сережа тоже…». Хотя для нашего прапорщика, такое поведение не характерно. Он еще мог испугаться за кого-то. Но вот так, как рассказывала Света? Навряд ли!
Еще некоторое количество лапши я оставил без внимания, просто размышляя о том, возможно ли чтобы наш десантник испугался, и что было необходимо для такого испуга.
А вот уже в самом конце она выдала главную «буржуинскую тайну»: а еще там наши, нашли трех таких девочек одна в железных доспехах, а вторая в таких вот с меховым воротником и вот с такими… и еще, такого большого, … в шубе.
Я поперхнулся.
Закрыл форточку.
Снова открыл форточку и переспросил о том, кого же нашли.
Обрадованная Светочка вновь начала рассказывать, но я уже не стал слушать. Выскользнув через люк, даже не касаясь ступенек я, как мог быстрее рванул к толпе, собравшейся около каких-то развалин. Все-таки уроки прапорщика я не забыл и Калашникова, на всякий случай, прихватил. По-моему еще с минуту девочка продолжала рассказывать пустой кабине про шубу, доспехи и прочие тряпочки.

Отредактировано Osa Александр (04-11-2015 17:55:54)

+1

429

Маленькая прода.

Обрадованная Светочка вновь начала рассказывать, но я уже не стал слушать. Выскользнув через люк, даже не касаясь ступенек я, как мог быстрее рванул к толпе, собравшейся около каких-то развалин. Все-таки уроки прапорщика я не забыл и Калашникова, на всякий случай, не опускал. По-моему еще с минуту девочка продолжала рассказывать пустой кабине про шубу, доспехи и прочие тряпочки.
Да, я понимал, что сильно рискую, но ведь очень надо было сделать фотографию в тот планшетик, который я уже давно возил с собой в кабине. Мои руки соскучились по краскам и кисточкам, а тут такой сюжет!
Не учел я только одного. В такой темноте кадр не получался. Не помогла даже подсветка прожектора с кабины КамАЗа. Командир, Янис и «металлистка» в доспехах стояли кучно и что-то обсуждали. А пока я искал возможность съемки, меня увидел Александр Петрович и очень огорчился моим поведением. Я попал.
Нет, вы не понимаете, я крупно попал! После такого косяка, даже занятия с Серегой покажутся раем. Только присутствие посторонних помешало Командиру сразу разобраться со мной. Зато, какой сюжет.
А вот Серега меня наказал сразу. От пропущенной оплеухи я покатился кубарем, выронив из рук планшет. Одной рукой он поднял меня за воротник «хебчика», а потом повернул лицом к тому месту, на котором я стоял. Вот тогда я и понял, где спрятался тот «большой в шубе».
Большая клетка из толстых металлических прутьев была украшена табличкой с эмблемой некромантов и электриков. Это той, где «Не влезай - убьет». А за дверью клетки стоял крупный мужик. Мужик некоторое время помолчал, а потом что-то буркнул себе под нос. Между прутьев, показалась рука, она дотянулась до упавшего планшета, ловко подцепила ремешок чехла здоровенным когтем и утащила в клетку.
Потом хриплый голос с чудовищным акцентом произнес:
- Балу ребенка не обидит. А с тобой, здоровила, Балу подерется с удовольствием.
И действительно, Серега был почти одного роста с этим «мерзляком». Только вот ручки… и когти… Тем не менее, выяснив, что данный субъект, вполне разговороспособен, мы стали задавать ему вопросы, чтобы прояснить в какую это местность мы вляпались.
Нет, меня от беседы Командир отстранил, не по чину, видимо. А с «металлисточкой» они уже раньше сошлись во мнениях, что и они и мы банально заблудились. Кстати доспешную амазонку звали Машей. А вот то, что рассказал нам Балу, впечатляло.
И нападавшие на нас «Ниндзя» и Балу были остатками цирковой труппы, работавшей под Киплинга. Когда небо потемнело, и вся земля задрожала от катаклизма, что-то случилось, и звери труппы остались одни в полуразрушенном аэропорту. Балу не знал, как освободились Бандерлоги. Но в отличие от «Маугли» им удалось как-то справиться с мудрым удавом Каа, шкуру пятиметрового питона намотал себе в виде чалмы глава «бандерлогов». А семью медведей они стали подкармливать, забрасывая еду через прутья клетки. Поить же медведей поручали Маугли. Да – да,  эта банда неоднократно ловила в ближайших окрестностях каких-то людишек, обзывала их Маугли и заталкивала их в медвежью клетку. Сначала папа Балу, а потом в свою очередь и сын Балу пытались воспитать из Маугли достойного члена общества, но те как-то долго не выдерживали. Увидев семью медведей, они сразу же пытались сбежать, но обезьяны заталкивали их обратно в клетку. Сегодня банда «Бандерлогов» впервые получила достойный отпор. Сначала они долго не могли справиться с попавшимися в ловушку Маугли. Потом Балу услышал гром, и макаки кончились.
К сожалению, как мы ни пытали пленника обезьян, но он не мог нам объяснить где же мы находимся.

Отредактировано Osa Александр (04-11-2015 20:21:38)

+2

430

И еще чуток, перед работой. Пол ночи не спал, вдохновение поперло. Только сегодня небольшую редакцию произвел.

К сожалению, как мы ни пытали пленника обезьян, но он не мог нам объяснить, где же мы находимся. Так что Командир пошел туда, где оказывали первую врачебную помощь пострадавшим. Я тоже сунул свой любопытный нос, но наша Варечка, обычно более благосклонная к мужчинам, сегодня окрысилась на меня и послала подальше. А где же я еще типаж найду. Ну, подумаешь, девочка застесняется. Там и смотреть то не на что. Тем более то, что там надулось после попадания стрелы…
И еще, Александра Петровича она не посылает, а меня-то за что?
Поэтому я вернулся к «мужику в шубе». Нет! Я, конечно, понимаю, что это медведь. Но называть это медведем? Да у него мозги работают лучше, чем у … Нет уж, вроде бы Ксению, с другим животным сравнивают.
Мы с ним быстро поладили. Вот только планшет он мне не отдавал. Только поглядел, как открывать папки и я еще показал ему, где лежат мультики.
Маша и медведь…
Ну, уж больно там малявка прикольная. И рисовано мастером. Там даже медведь выглядел почти как человек. Ну, по крайней мере, когда он Машу в кузовке, за плечами вез. И еще: …Не садись на пенек, не ешь пирожок… А как же ему не есть, если сам же медведь эти пирожки и готовил. Маша ведь в мультике еще маленькая.
Да, и мы с ним решили, что с Серегой он драться уже не будет. Правда, это обошлось мне в банку сгущенки, но Балу честно был согласен на большой кусок сахара размером с мой кулак. Только у меня такого куска не нашлось. А молоко в пайке было, банка еще старая советская, на 250 граммов.
И проблем было море, Даже без учета ранения девочки. Валы из земли и асфальта и деревья вокруг аэропорта явно не давали нам возможности покинуть территорию на машине с самолетом, а одна из лошадок, шестиногих, попала под пулю Корда и больше уже никого не повезет. А посольство исполнять надо. И еще неизвестно сколько идти.
Вот только Балу после молочка, наверное, был слишком уж добрым. Тут, наверное парочка обстоятельств совпала, он ведь и взаправду не дурак и сидеть в клетке надоело. Это «бандерлоги» его подкармливали, а уйдем мы, и кто ему крошку даст. А тут еще и мультик посмотрел, так что с этой проблемой он помочь согласился. Но только хотя и добрый-добрый, а планшет выторговал, наверное, правда, цыганское воспитание было. Сошлись мы с медведем на двух банках молока. Он же нам и показал где можно взять кузовок для раненной. Это у них в реквизите коляска была. С таким маленьким плетеным коробом на мотоциклетных колесах. Раньше они по арене кого-то в этой коляске катали, вот, чтобы оно не выпрыгнуло по дороге… А если колеса оторвать, привязать к кузовку широкую лямку из брезента, то мишка этот кузовок даже и не заметил бы. Вот такой он у нас сильный. И быстрый. Он от лошадок, даже с кузовком не сильно отстанет. Попробовали уже.
Так что наша Варечка, вколола болящей очередную ампулку и завернула пострадавшую девочку в мягкое одеяло из верблюжьей шерсти. Серега поместил ее в кузовок, закрепил переноску на загривке медведя и, процессия направилась к выходу.
Уже начало светать, небо посерело и нам не приходилось сильно напрягать глаза, разглядывая дорогу. Поэтому, когда рядом с нами с полуразвалившегося здания упала какая-то загогулина, все мы ясно разглядели на стене остатки написанного много лет назад названия аэропорта: Барн… И три отпечатка от оторвавшихся букв.
Первые лучи солнца осветили валявшиеся около фундамента обломки трех русских букв. Нет, не совсем тех, о которых подумали некоторые читатели, хотя буква «У» и была в середине этого слова из трех букв «аул». И вот тут меня проняло, это что мой родной город?
Попросив у Маши-«металлистки» один из ее кинжалов, я постарался как можно более правильно нарисовать на песке схему расположения аэропорта и сориентировать ее относительно места впадения в Обь речушки Барнаулки. Дать гарантии, что именно там будет расположен их град Барн, я не мог, но не зря ведь, Демидовы заложили свой завод именно там. Очаровательная рыцарь хотела меня поблагодарить, возможно даже поцелуем, но именно этот момент выбрала наша Светочка, чтобы наконец-то щелкнуть тумблером возврата. Нас всех мягко выбросило назад, на аэродром Шинданта, при этом удержались на ногах далеко не все из тех, кто на них стоял до переноса. Так мы и не успели помародерствовать, мелькнула непрошеная мысль при взгляде на кинжал в моей руке.
Как всегда после недолгих разбирательств наказали самого виноватого в провале мародерки, то есть меня. Александр Петрович определил мне сутки домашнего ареста в комнате и отобрал ремень и кинжал. Вот ведь, а на Светочку свою драгоценную, даже голос не повысил. Но ведь это не я тумблер не вовремя выключил, а наказали меня.
Несправедливо!
Немного скрасило мое настроение то паломничество, которое устроил наш экипаж в мою комнату. Никак Командир не мог закрыть меня на замок, все-таки у нас не «люксовые» номера на одного. Так что по очереди меня посетили все.
Вначале Анна Фоминична угостила меня своими форменными пирогами и моим любимым компотом. И даже не ассорти из сухофруктов, а из чистой кураги. Ну, может, там еще изюминки мелькали. Немного. Но все равно было вкусно. Я не люблю только яблоки в компоте из сухофруктов, а ненавижу, когда там попадаются груши. Так что первую половину дня я блаженствовал наедаясь впрок.
Потом ко мне зашли Серега с Михалычем. Серега не чинясь, сразу выдал мне мой планшет, подмигнул мне и сказал:
-Тебе привет от Балу, Маугли. Он просил меня вернуть тебе твою волшебную книгу с картинками, потому что там села батарейка.
Михалыч немного помялся, но после того как Серега положил ему на плечо руку, протянул мне тот кинжал. Ух ты! Уже в ножнах! Когда только сделать успел?
Варечка и Янис тоже пришли парой. С фотоаппаратом. И сбросили мне на планшет фотографию. Эх, все-таки Янис мастер не только в служебном фотографировании. Не знаю, как и когда он это успел, но, то, как Машенька тянулась губами к моей щеке на экране, меня впечатлило. Ну, еще бы, и она красивая амазонка и я не совсем задохлик с тем кинжалом в руке. Когда в комнату проникла Светочка, я прозевал, вглядываясь в экран планшета. Отрезвила меня только боль в затылке и крики убегающих девушек. Причем Варечка обещала кое-кому, кое-что выцарапать.
Янис хмыкнул и пошел догонять хулиганок. А я остался продумывать когда и как я это буду переносить на холст.

Отредактировано Osa Александр (06-11-2015 06:11:18)

+2


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Литературия. Затянувшийся полет