Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Литературия. Затянувшийся полет


Литературия. Затянувшийся полет

Сообщений 681 страница 690 из 699

681

Несмотря на то, что мне явственно икалось, я продолжил ознакомление с боевым приказом на оказание помощи в организации противовоздушной обороны. Мне хотелось побольше узнать об опекаемом клиенте, но тут вышел облом. Хронос был сторонником минимализма в официальных бумагах и поэтому в приказе были обозначены лишь основные паспортные данные, краткая биография,очень четкая цветная фотография слегка пьяненького мужичка в форме командира Красной армии, внешне выглядевшего на тридцать лет, а также время и место нашей планируемой встречи.
Вслед за данными клиента, я прочитал данные о противнике. Кратко и ясно – вермахт и люфтваффе. Наши соседи слева и справа были расписаны несколько подробнее, например я узнал, что командовать нами будут Командующий войсками Западного фронта — генерал армии Д.Г. Павлов, член Военного совета фронта — корпусной комиссар А. Я. Фоминых  и начальник штаба — генерал-майор В. Е. Климовских.  Среди моего начальства, почему-то числился командующий ВВС фронта — генерал-майор И. И. Копец. Кстати были указаны даже позывные и частоты для связи со штабом ВВС.
Больше всего меня интересовало задание, которое мне предстояло. Перелистнув страницу, я прочитал о том, что мне предлагается на принадлежащем мне малом космическом корабле в режиме невидимости уничтожать самолеты противника угрожающие моему подзащитному. Предполагалось, что для этого мне хватит крупнокалиберных пулеметов БС 12,7 мм, которые в количестве четырех штук уже установлены на местах штатных средних спаренных болтеров. Это становилось еще более интересным, и я прямо обратился к своим советчикам, Швейку и поручику. Вот только почему-то они замолчали, а на поставленный вопрос ответила «Спаська» и я узнал, что это искусственный интеллект, а кратко - искин малого космического бота-спасателя БРЭМ.
Бот ремонтно-эвакуационный малый, состоял на вооружении флотов только одной расы – старшей расы аграфов. Сполоты, утверждали, что не нуждаются в таких подпорках для своих живых кораблей, а вот эльфы - аграфы свои секреты берегли и крайне отрицательно относились к попаданию своих корабликов не в те руки. Даже единичные случаи тщательно расследовались и перворожденные почти всегда добивались возврата или уничтожения попавшего в чужие руки корабля. Не обошлось без недостатков. Всем была известна высокомерность аграфов. Они слегка высокомерно относились к младшим расам, и презрительно, хотя достаточно обоснованно считали, что уж их линкоры ни одному из флотов малых рас, не по зубам. Зато небольшие корабли типа фрегатов, корветов, истребителей, штурмовиков и десантных ботов были защищены слабее и достаточно часто несли потери в бою. А поскольку у аграфов культивировалось боевое братство, то и был создан небольшой кораблик – ремонтно-эвакуационный бот, который не имел никакого вооружения, но мог оказать помощь терпящему бедствие собрату. Но, однажды, торопясь по каким-то своим паучьим делам, через один из окраинных миров содружества проследовал небольшой рой арахнидов. Совсем маленький рой, всего лишь три крупных корабля-матки совершенно случайно оказались в пространстве, где прибывшая крупная эскадра аграфов несла идеи торжества демократии местным аборигенам. Несмотря на то, что кораблей у аграфов было меньше чем во встречающем ее флоте защитников независимости системы, шансов у обороняющейся стороны не было совсем. До того момента, когда в пустоте космоса, между противоборствующими сторонами вышли из гиперпространства три громадных планетоида извечных врагов содружества.
Адмирал аграфов прекрасно умел считать и поэтому решил еще до боя запугать защитников системы, уничтожив у них на глазах космолеты пауков. Так сказать - «потренироваться на паучках». У него были все основания для такого отношения к арахноидам, новые линкоры аграфов по длине превосходили диаметр даже самого крупного планетоида. А количество линкоров превосходило встреченный рой ровно в пять раз. Вот только после окончания боя уцелело только два линкора из пятнадцати и то, только потому, что паучкам пришлось отвлекаться еще и на бой с одиноким дредноутом аборигенов. Этот единственный крупный корабль местных разумных, пользуясь тем, что его враги занялись друг другом, потихоньку дополз до места боя на своей смехотворной максимальной скорости, которая была меньше половины крейсерской скорости всей эскадры аграфов. А потом он двумя залпами своих устаревших монструозных кинетических орудий, практически в упор, уничтожил сразу два планетоида пауков. Израсходовав на каждый улей не более трех снарядов. А за все время с начала боя сорок пять тяжелых турболазеров главного калибра линкоров, так и не смогли нанести ни малейшего повреждения этим каменным монстрам, укутанным в какую-то странную защиту в виде явно рукотворного тумана.
После победы объединенной эскадры местных защитников Отечества и защитников демократии в лице аграфов над нарушителями порядка в лице гигантских инсектоидов был подписан не только лишь договор о мире и сотрудничестве, но и секретный пакт к нему, подразумевавший устранение из всех официальных документов причин встречи двух военных эскадр в той части пространства, которая стала ареной смертельного боя с арахнидами, но все же, главный итог этого боя заключался в том, что адмирал аграфов не забыл своей беспомощности и невозможности в бою оказания помощи, гибнущим линейным кораблям и добился создания в своей эскадре целого отделения поисково-спасательной службы. В этом маленьком отделении был целый корабль радиоэлектронной разведки, госпитальное судно, два тяжелых космических буксира и два десятка ботов ремонтно-эвакуационных с добавлением для благозвучности общего звучания уточняющего термина средний и малый. Так и появился в космическом флоте аграфов термин БРЭМ.
По сравнению с иными кораблями, таких ботов было выпущено совсем немного, всего несколько тысяч, а осталось в рабочем состоянии из пятиста машин первого выпуска всего три экземпляра, один из которых находился в стазис-камере императорского музея военной техники. И вот теперь в далеком от Содружества космическом пространстве появился четвертый экземпляр этой техники, который теперь принадлежал частному лицу, не относящемуся к семье эльфийских народов. Пришлось поневоле задуматься над своим будущим, но мне помешала возобновившаяся икота. Видимо мой будущий клиент начал вспоминать своего задержавшегося защитника.
Я уточнил местное планетарное время и Швейк радостно проинформировал меня о том, что сегодня уже шесть часов утра 22 июня 1941 года, до нашей встречи с второй договаривающейся стороной осталось ровно двадцать шесть часов и до места встречи, расстояние по прямой составит около 160-200 километров, которые мы с текущей скоростью нашего бота преодолеем за … минут.
Вы тоже не верите, что все будет так просто?

Отредактировано Osa Александр (08-06-2018 16:03:40)

+1

682

Osa Александр написал(а):

например(ЗПТ) я узнал, что командовать нами будут Командующий войсками Западного фронта

Например - вводное слово.

Osa Александр написал(а):

Видимо(ЗПТ) мой будущий клиент начал вспоминать своего задержавшегося защитника.
Я уточнил местное планетарное время(ЗПТ) и Швейк радостно проинформировал меня о том, что сегодня уже шесть часов утра 22 июня 1941 года,

Видимо - вводное слово.

0

683

Вездеходчик
Спасибо, правил, правил,  и не все выправил. Но теперь исправлюсь.

+1

684

Исправленный вариант:

Несмотря на то, что мне явственно икалось, я продолжил ознакомление с боевым приказом на оказание помощи в организации противовоздушной обороны. Мне хотелось бы побольше узнать об опекаемом клиенте, вот только с этим вышел облом. Хронос был сторонником минимализма в официальных бумагах и поэтому в приказе были обозначены лишь основные паспортные данные, краткая биография, очень четкая цветная фотография слегка пьяненького мужичка в форме командира Красной армии, внешне выглядевшего на тридцать лет, а также время и место нашей планируемой встречи.
Вслед за данными клиента, я прочитал и данные о противнике. Кратко и ясно – вермахт и люфтваффе. Наши соседи слева и справа были расписаны несколько подробнее. Так, например, я узнал, что командовать нами будет Командующий войсками Западного фронта генерал армии Павлов Дмитрий Григорьевич. Что членом Военного совета фронта является корпусной комиссар А. Я. Фоминых. а начальником штаба — генерал-майор В. Е. Климовских. Среди моего начальства, почему-то числился командующий ВВС фронта — генерал-майор И. И. Копец. Кстати, там были указаны даже мои позывные и частоты для связи со штабом ВВС.
Больше всего меня интересовало задание, которое мне предстояло. Перелистнув страницу, я прочитал о том, что мне предлагается на принадлежащем мне малом космическом корабле в режиме невидимости уничтожать самолеты противника угрожающие моему подзащитному. Предполагалось, что для этого мне хватит пулеметов Березина, калибром 12,7 мм, которые в количестве четырех штук уже установлены на местах штатных средних спаренных болтеров. А для того, чтобы избежать засвета новых технологий, к корпусу бота были прикреплены крылья от какого-то подходящего этому времени самолета. Это становилось еще более интересным, и я прямо обратился к своим советчикам, Швейку и поручику. Вот только почему-то они замолчали, а на поставленный вопрос ответила «Спаська» и я узнал, что это искусственный интеллект, а кратко - искин малого космического бота-спасателя БРЭМ.
Бот ремонтно-эвакуационный малый, состоял на вооружении флотов только одной расы – старшей расы аграфов. Сполоты, утверждали, что не нуждаются в таких подпорках для своих живых кораблей, а вот эльфы - аграфы свои секреты берегли и крайне отрицательно относились к попаданию своих корабликов не в те руки. Даже единичные случаи тщательно расследовались и перворожденные почти всегда добивались возврата или уничтожения попавшего в чужие руки корабля. Не обошлось без недостатков. Всем была известна высокомерность аграфов. Они слегка высокомерно относились к младшим расам, и презрительно, хотя достаточно обоснованно считали, что уж их линкоры ни одному из флотов малых рас, не по зубам. Зато небольшие корабли типа фрегатов, корветов, истребителей, штурмовиков и десантных ботов были защищены слабее и достаточно часто несли потери в бою. А поскольку у аграфов культивировалось боевое братство, то и был создан небольшой кораблик – ремонтно-эвакуационный бот, который не имел никакого вооружения, но мог оказать помощь терпящему бедствие собрату. Но, однажды, торопясь по каким-то своим паучьим делам, через один из окраинных миров содружества проследовал небольшой рой арахнидов. Совсем маленький рой, всего лишь три крупных корабля-матки совершенно случайно оказались в пространстве, где прибывшая крупная эскадра аграфов несла идеи торжества демократии местным аборигенам. Несмотря на то, что кораблей у аграфов было меньше чем во встречающем ее флоте защитников независимости системы, шансов у обороняющейся стороны не было совсем. До того момента, когда в пустоте космоса, между противоборствующими сторонами вышли из гиперпространства три громадных планетоида извечных врагов содружества.
Адмирал аграфов прекрасно умел считать и поэтому решил еще до боя запугать защитников системы, уничтожив у них на глазах космолеты пауков. Так сказать - «потренироваться на паучках». У него были все основания для такого отношения к арахноидам, новые линкоры аграфов по длине превосходили диаметр даже самого крупного планетоида. А количество линкоров превосходило встреченный рой ровно в пять раз. Вот только после окончания боя уцелело только два линкора из пятнадцати и то, только потому, что паучкам пришлось отвлекаться еще и на бой с одиноким дредноутом аборигенов. Этот единственный крупный корабль местных разумных, пользуясь тем, что его враги занялись друг другом, потихоньку дополз до места боя на своей смехотворной максимальной скорости, которая была меньше половины крейсерской скорости всей эскадры аграфов. А потом он двумя залпами своих устаревших монструозных кинетических орудий, практически в упор, уничтожил сразу два планетоида пауков. Израсходовав на каждый улей не более трех снарядов. А за все время с начала боя сорок пять тяжелых турболазеров главного калибра линкоров, так и не смогли нанести ни малейшего повреждения этим каменным монстрам, укутанным в какую-то странную защиту в виде явно рукотворного тумана.
После победы объединенной эскадры местных защитников Отечества и защитников демократии в лице аграфов над нарушителями порядка в лице гигантских инсектоидов был подписан не только лишь договор о мире и сотрудничестве, но и секретный пакт к нему, подразумевавший устранение из всех официальных документов причин встречи двух военных эскадр в той части пространства, которая стала ареной смертельного боя с арахнидами, но все же, главный итог этого боя заключался в том, что адмирал аграфов не забыл своей беспомощности и невозможности в бою оказания помощи, гибнущим линейным кораблям и добился создания в своей эскадре целого отделения поисково-спасательной службы. В этом маленьком отделении был целый корабль радиоэлектронной разведки, госпитальное судно, два тяжелых космических буксира и два десятка ботов ремонтно-эвакуационных с добавлением для благозвучности общего звучания уточняющего термина средний и малый. Так и появился в космическом флоте аграфов термин БРЭМ.
По сравнению с иными кораблями, таких ботов, как у меня, было выпущено совсем немного, всего несколько тысяч, а осталось в рабочем состоянии из пятиста машин первого выпуска всего три экземпляра, один из которых находился в стазис-камере императорского музея военной техники. И вот теперь в далеком от Содружества космическом пространстве появился четвертый экземпляр этой техники, который принадлежал частному лицу, не относящемуся к семье эльфийских народов. Пришлось поневоле задуматься над своим будущим, но мне помешала возобновившаяся икота. Видимо, мой будущий клиент начал вспоминать своего задержавшегося защитника.
Я уточнил местное планетарное время и Швейк радостно проинформировал меня о том, что сегодня уже шесть часов утра 22 июня 1941 года, до нашей встречи с второй договаривающейся стороной осталось ровно двадцать шесть часов и до места встречи, расстояние по прямой составит около 120 километров, которые мы с текущей скоростью нашего бота преодолеем за … минут.
Вы тоже не верите, что все будет так просто?

0

685

Искусственный интеллект «Спаська» подробно рассказал мне о доставшемся мне малом космическом корабле, с показом слайдов и сравнением имеющегося у нас оборудования с оборудованием десантно-штурмового бота. Наиболее известного в этой вселенной десантного бота. Я узнал, что «Громовой Ястреб» по своему классу относится к многоцелевым транспортным челнокам.
Функции: штурмовик – десантный бот
Линейный размер ШхВхД: 26х10х20 м.
Автономность полета: до 2х месяцев
Экипаж, минимальный:1
Экипаж, полный: 6
Тип генератора: плазменный реактор
Двигатель:
Атмосферный полёт: турбореактивный максимальная скорость до 2400 км\час
Гипердвигатель: нет
Защита
Генератор поля: нет
Броня: 300 мм.
Системы обнаружения:
Радары, сканеры.
Вооружение:
4 средних спаренных болтера (два спереди, два сзади)
1 среднее плазменное орудие (до 20 КТ)
Полная масса снаряженного бота: с экипажем и десантом до 150 тонн.
Возможность навесить до 40 т. всевозможных средств уничтожения. 
Вместимость десантного отсека: 100 космодесантников и средний колесный бронетранспортер.
История корабля: Громовой Ястреб служит главным транспортом Космодесанта уже почти 10.000 лет. История этого корабля неразрывно связана с историей Космодесанта. За это время он перетерпел минимум усовершенствований с максимумом пользы от них.
Броня "Громового Ястреба" изготовлена с применением тех же технологий, что используются для производства "Лэндрейдеров". Она представляет собой слоистый композит, состоящий из слоя абляционного керамита, расположенного поверх ещё одного керамитового слоя, с функцией поглощения и рассеивания энергии, после которого идёт слой термопластовых микроармирующих волокон, поверх прокатанных титановых листов, закреплённых на адамантиевом внутреннем корпусе корабля. Всё это обеспечивает превосходную защиту от вражеских атак. С целью обеспечения дополнительной теплозащиты при входе в атмосферу планеты, толщина термопластового, а также обоих керамитовых слоёв брони "Громового Ястреба" увеличена. Корабль должен выдерживать многократные вхождения в атмосферу, поэтому керамитовые слои его брони толще, чем у "Лэндрейдера". Полезным побочным эффектом этого является дополнительная защита корпуса от атак оружия, основанного на поражении высокими температурами, такого как мелтганы или фузионные ружья эльдар. Для того, чтобы скомпенсировать вес добавленного керамита, внутренние титановый и адамантиевый слои были сделаны тоньше.
Благодаря такой броне "Громовой Ястреб" имеет репутацию очень надёжной машины, сконструированной настолько прочно, чтобы выдерживать огонь врага и самые худшие атмосферные условия. Корабль может понести серьёзнейший урон и всё же остаться в воздухе, что позволяет "Громовому Ястребу" буквально продираться через ряды истребителей и огонь зенитной артиллерии противника, чтобы благополучно доставить свой груз прямо в центр любого района военных действий. Не смотря на обилие сложного оборудования, эти корабли имеют вполне заслуженную репутацию простых и надёжных машин.

Потом мне довели уже характеристики БРЭМ, титрами на фоне клипа, в котором я находился в рубке управления. Клип был выполнен замечательно, наложена звуковая дорожка с аккордами Советского марша исполнителя Red Alert. Под эту музыку, я увидел вполне узнаваемую, но не совсем трезвую личность за пультом управления, мелькание звезд за бортом, сидящего на месте второго пилота сполота с неудобозапоминающимся имечком, который чокался бокалами с таким же пьяным Хроносом.
Название: «БРЭМ»
Класс: бот ремонтно-эвакуационный малый.
Функции: ремонтно-эвакуационная техника, мед. эвакуатор
Линейный размер ШхВхД: 4х5х16
Автономность полета: до 2х месяцев
Экипаж, минимальный:1
Экипаж, полный: 3
Тип генератора: плазменный реактор 2 штуки.
Двигатель:
Атмосферный полёт: гравитационный, максимальная скорость до 900 км\час.
Гипердвигатель: нет
Защита
Генератор поля: эмиттеры поля с круговой защитой уровня тяжелого крейсера-рейдера.
Броня: 300 мм. Броня БРЭМ изготовлена с применением тех же технологий, что используются для производства "Громового Ястреба".
Системы обнаружения:
Радары, сканеры.
Вооружение, оснащение:
2  средних спаренных болтера (один спереди, один сзади)
Лазерный резак.
Два захвата-манипулятора грузоподъемностью до 150 т.
Полная масса со снаряжением и экипажем 400 тонн.
Возможность навесить груз на внешней подвеске до 400 т.
Вместимость эвакуационного отсека: 6 человек, в том числе позволяет эвакуировать 3 раненых в медкапсулах медотсека.
Просмотрев клип, я вдумчиво изучил характеристики и совсем уже вознамерился выглянуть на улицу, чтобы осмотреть снаружи то, что мне досталось, как уперся в маленькое недопонимание со стороны Искина.
Когда-то после вывода ограниченного контингента советских войск из Республики Афганистан, кадровик в беседе со мной высказал крамольную мысль, что после Афгана, все военные становились либо разгильдяями, либо службистами до мозга костей, почитавшими каждую закорючку параграфов служебных инструкций. Правда, со слов того же кадровика, я относился к категории легкомысленных развиздяев, уважающих военные уставы и прочие акты государственного законодательства. Наверное, потому, что воочию наблюдал последствия нарушений этих инструкций и наставлений. Я не знал, где воевал искин ремонтно-эвакуационного бота, но тот кадровик наверняка отнес бы его к категории службистов.
Представьте себе, что вы сели в свою машину и вдруг замки дверей щелкнули, и центральный замок перестал их открывать. А вам категорически, срочно, надо покинуть автомобиль.
Опустить стекла?
А там также стоят электрические подъемники, которые вас также отказываются выпускать…
Нет, я понимаю, что автомобиль достался вам «на халяву», от вашего лучшего друга, который мечтает увидеть вас в гробу, а вы, чтобы видели его только одним глазом. Кстати, вы не имеете права заводить автомобиль, потому что несмотря на заверенный нотариусом договор дарения, у вас отсутствуют права необходимой категории, а транспортное средство еще не прошло перерегистрацию в ГИБДД и на нем отсутствуют государственные регистрационные номера …
И …
Когда, я сослался на то, что мне надо осмотреть принадлежащее мне транспортное средство снаружи, то оказалось, что покинуть это транспортное средство я не могу, искин указал, что на борту отсутствует защитная одежда, позволяющая особям моего вида выжить в безвоздушной атмосфере открытого космоса.
На глупый вопрос о том, как же «Спаська» рассчитал время прибытия к клиенту, я получил от искина прямой и такой же глупый ответ, что: «…низкая околоземная орбита, на которой мы находимся на высоте около 160 – 200 километров от поверхности Земли в режиме оптической маскировки, которая вполне достаточна с учетом отсутствия средств радиолокации позволяющих обнаруживать на таком расстоянии от Земли искусственные космические объекты…
При движении с максимально допустимой для нашего челнока в атмосфере скорости 900 километров в час, мы будем около клиента через 23 минуты, поскольку оптимальный курс движения значительно отклоняется от прямой линии, соединяющей точку нашего нахождения от места нахождения клиента, а, следовательно…»
Я попытался управлять ботом с пульта управления первого пилота, но то, что столь легко получалось у меня на кадрах продемонстрированного мне искином клипа в реальности не прошло, потому что мне был запрещен допуск к управлению, из-за отсутствия у меня аттестации на право управления маломерными судами.
Просто разобрать кожух рулевой колонки и замкнуть провода минуя замок зажигания мне не дал целый десяток астродроидов типа R2D2 которые задвинули меня в угол рубки бота, под бодрую речь искина, повествующего о том, что я: « …не прошел аттестацию на право самостоятельного проведения работ по ремонту маломерной космической техники…»
Акцент на прилагательное женского рода, единственного числа, находящегося в родительном падеже слова, определяющего принадлежащую мне технику «космической», был сделан «Спаськой» потому, что где-то на Земле, в двадцатом веке у меня имелось удостоверение на право управления маломерными судами речного флота. Так что не прошло.
Кстати, несмотря на то, что любимый астродроид нашего полиглота Ринко2610 не участвовал в моей фиксации в углу рубки, то, что он пробибикал мне на своем языке, явно не было ободряющим. Так что пришлось соглашаться на то, что «Спаська» всего лишь страхует меня от излишних телодвижений, которые могут плохо повлиять на мое здоровье, поскольку нарушают правила эксплуатации маломерных космических судов. После того как я пообещал не пытаться причинить повреждения принадлежащему мне имуществу, я смог снова занять свое законное место владельца корабля и начать задавать вопросы и все началось сначала.
- Могу ли я управлять ботом?
- Не можешь.
- Почему?
- Отсутствует аттестация на право управления данным типом судов.
- Почему тогда я управлял этим судном на кадрах в клипе?
- За вторым пультом управления находился разумный, имеющий аттестацию на право управления данным судном, который исполнял обязанности инструктора во время учебных полетов.
- Можно ли в таком случае трактовать его разрешение мне управлять ботом, как проведение аттестации?
- Нельзя, потому что данный разумный являлся военным пилотом, не имеющим права аттестовать пилотов маломерных судов. Аттестация пилотов должна производиться руководителем учебного заведения, имеющего государственное разрешение на право производства подобной аттестации.
На глупый вопрос о том, как же мне вести боевые действия в атмосфере Земли, предписанные мне приказом руководителя операции, мне было заявлено, что: «… искин ремонтно-спасательного бота не имеет программ для ведения боевых действий, поскольку для них не предназначен. Но вот если я каким-то образом такую программу сочиню и инсталлирую в память искусственного интеллекта, а главное - если эта программа заработает, то вполне может быть…»

+2

686

Сделаю небольшое лирическое отступление. Если верить всем авторам книг в стиле космических попаданцев, то в этом месте у меня уже должна быть крутая нейросеть с объемом памяти, как у какого-нибудь супер-пупер стационарного вычислительного центра или серверного оборудования, позволяющее хранить программы на все случаи жизни. Или я сам должен быть крутым хакером, способным перепрограммировать даже банкомат с помощью зубочистки.
Вынужден признать, в реальной жизни подобный исход маловероятен. Быть специалистом во всех областях науки и техники мало шансов. Вот и я не хакер, но, по крайней мере, включать и выключать компьютер умею. И не только.
Поймать оговорку подчиненного мне искусственного интеллекта смог бы даже обычный пользователь персонального компьютера. Именно поэтому я сделал «Спаське» запрос на ознакомление с уже имеющимися программами, предназначенными для перемещения в пространстве между двумя точками, исходной и конечной.
Было и еще одно требование-маркер, которое касалось отсутствия подготовленного пилота на борту. Уже одно это позволило уменьшить список представленных мне возможностей до двух.
Причем каких!
Даже первая возможность позволяла в очень маловероятном случае гибели подготовленного пилота, самому тупому пехотинцу из состава экипажа бота, потребовать от искина БРЭМ исполнения своих функций по спасению жизни и здоровья экипажам кораблей своих и союзных эскадр, а также для ремонта и восстановления своей и союзной техники. Причем это можно было делать как в межпланетном пространстве, так и осуществить для этого посадку на поверхность планет имеющих силу притяжения не более чем трехкратно превышающей образец материнской планеты аграфов. Расчет траекторий, посадочных глиссад и управление челноком осуществлялись самим искином с характеристиками, соответствующим пилоту третьего класса на бережном режиме эксплуатации. То есть опять же ускорения не более 2g, ограничение нагрузки не более трех четвертых от полной массы груженого бота и так далее.
Ограничений было много, если приводить все ограничения то это займет несколько страниц информативного,  но крайне скучного текста, поэтому я приведу только еще одно из ключевых требований инструкции – обязательное наличие в рубке управления разумного, являющегося одним из членов экипажа, или разумного, относящегося к своей эскадре. И лишь в случае их отсутствия допускалось присутствие в рубке разумного, принадлежащего эскадре союзников империи. Если они могли представить коды допуска или иным образом идентифицировать свою личность и принадлежность. А вот при появлении в рубке разумных, относящихся к вооруженным силам противника, или при отсутствии кодов подтверждения или невозможности идентифицировать личность данного разумного были предусмотрены меры принудительного ненасильственного ограничения подвижности этих разумных с последующей фиксацией тел в специальных креплениях коек небольшого карцера на двух разумных.
- «Ненасильственное ограничение…»
Я покатал на языке это словосочетание и, неожиданно получил пояснение от «Спаськи»
- Дело в том, что если чужие попали на борт корабля аграфов, то согласно параграфу №78 устава военно-космических сил империи, необходимо организовать проведение расследования при котором убедиться в отсутствии утечки секретных составляющих, а именно кодов допуска и иных способов обмана устройства контроля доступа посторонних.
После получения такой информации, я сглотнул слюну и ненавязчиво поинтересовался, все ли в порядке с моими кодами допуска и моей идентификации, как хозяина этого пепелаца. Потому как помнил, что кроме параграфа 78, была еще директива за номером 227 «О мерах по укреплению дисциплины и порядка в военно-космических силах империи». Правда, в этом документе не было столь любимых нашими либералами слов о заградительных отрядах позади ненадежных частей и соединений, поскольку таких соединений априори не было среди военных старшей расы. Просто в случае захвата посторонними контроля над принадлежащим «ушастым» космонавтам судном, искин имел все возможности для запуска механизма самоуничтожения. А прочитал я эту директиву именно из-за сходства ее номера с одним интересным документом из нашего прошлого.
Слава Богу-Защитнику, мои коды оказались рабочими, и я отдал «Спаське» распоряжение оказать помощь нашим союзникам. А пока происходил наш полет до поверхности Земли, быстро пролистал приказ до конца. Как я и думал, основная информация оказалась именно там. На чистом пространстве было от руки написано, ч то мне надо продержаться всего лишь пару дней, а потом моему клиенту прилетит что-то тяжелое, калибром примерно 15 сантиметров. А такое даже КВ не держит. Вот после гибели моего подзащитного меня и заберут.

Отредактировано Osa Александр (17-06-2018 14:46:48)

0

687

Хорошо, что я решил поторопиться с перелетом. Вместо нескольких десятков минут полет продлился  около двух часов. Движение осуществлялось почти со скоростью блондинки, едущей на автомобиле с восклицательным знаком на заднем стекле. Поскольку «Спаська» отвечала на мои вопросы мужским голосом, это было странно и непонятно. Предположение у меня имелось только одно. На ее поведение как-то повлияло присутствие одного нехорошего, злого гения - сполота Лувсандэнзэнпилжинжигмэда Жугдэрдэмиди́йна. Ведь сам искин прямо указал на то, что мои права на владение ботом прописывал именно он. И вот результат, права вроде есть, а владеть, никак не получается. Нет, если вспомнить нашу реальность, то и у нас за отсутствие водительского удостоверения водителей штрафовали, и даже машину на штрафную стоянку могли забрать, но тут-то, ведь само транспортное средство решает – управлять мне ботом или он сам полетит. Низенько и тихенько. То есть медленно, а не бесшумно. А вот по поводу низенько, есть у меня небольшие предположения.

***

Логинов Александр Анатольевич был во всем середнячком. Он не выделялся из массы иных офицеров наземных бронесил, не разрабатывал революционных теорий военного дела, но служил честно и направление в академию получил. Просто однажды его танковый взвод, в полном составе уцелел на поверхности одной из мятежных планет. Уцелел, несмотря на то, что из остальных двух взводов танковой роты осталось в строю всего лишь две с половиной машины. Получил направление даже, несмотря на то, что командир батальона охарактеризовал своего офицера как безинициативного человека, склонного к тому же к излишнему риску. И даже обосновал это утверждение тем, что машины его подразделения двигаются излишне медленно, поскольку в нарушение всех правил, командир частенько двигается впереди пешком. А ведь в городах, при отрыве техники от пехотных подразделений – это явно неоправданный риск.
Тем не менее, даже он был вынужден признать, что техника и экипажи в подразделении Александра практически всегда находятся в боеготовом состоянии. А уровень подготовки личного состава в целом имеет удовлетворительную оценку, несмотря на некоторые провалы в строевой подготовке.
А вот в самой Академии ему неожиданно «повезло». Несмотря на то, что на его курсе были даже более перспективные кандидаты, ему после внеочередной медицинской комиссии предложили принять участие в известном всей академии проекте. Конечно же, Александр согласился. Такие предложения дважды не делали и, не смотря на определенный риск, а может быть и благодаря этому обстоятельству большинство курсантов соглашались на участие в «Тренажере».
Не повезло ему с подходящим «реципиентом». Выбранный для вселения командир совершенно не имел значительных перспектив в предстоящих сражениях. После того как во время боя в Испании ему пришлось отбиваться от противника, сидя в горящей подбитой машине, его определили в госпиталь, который находился в Мадриде. В Испании очень гостеприимный народ. Вначале геройского танкиста угощали местным вином, для того чтобы снизить боль от небольших, но достаточно болезненных ожогов. Потом просто угощали легким вином, и, понемногу, это вошло в привычку. Как у окружающих его испанских товарищей, так и у него самого. Нет, что вы, он не стал алкоголиком и не осуждался командованием. За что? В 1941 году за это не наказывали и вообще, в СССР до середины пятидесятых годов водителей, совершивших аварию в состоянии алкогольного опьянения, наказывали на общих основаниях с трезвыми водителями. Только 24 мая 1956 года постановлением Совета министров РСФСР "О мерах борьбы с авариями на автомобильном транспорте и городском электротранспорте" впервые была введена административная ответственность за управление в нетрезвом состоянии автомобильным, мотоциклетным и городским электротранспортом в виде лишения водительского удостоверения на один год.
Все было просто, капитан Иванов Сергей Николаевич 22 июня 1941 года должен был погибнуть при бомбежке пассажирского поезда, в котором он следовал к новому месту службы. Жена пережила его ненамного только оттого, что, будучи беременна, ожидала новое назначение мужа у своих родителей в Ленинграде. Вот только в нашей истории важно лишь то, что для выполнения поставленной ему задачи курсант Логинов Александр Анатольевич был вселен в тело своего «реципиента» в ночь на 21 июня 1941 года. Те, кому уже посчастливилось прочитать книгу автора Олега Таругина под названием: «Комбат. Вырваться из «котла» вряд ли удивятся, узнав, что капитан Иванов Сергей Иванович также как и его пехотный коллега, должен был со своим подразделением предотвратить полное окружение советских войск в Белостокском выступе. Вот только маленькая богиня случая Тюхе уже нашла себе новую мишень.
Как мы уже и говорили, внедрение сознания Логинова в тело капитана Иванова произошло в ночь на 21 июня 1941 года. Надо ли говорить, что вечером в предшествующую этому дню пятницу «реципиент» попрощался со своими бывшими сослуживцами, потому что еще требовалось добираться до Минска, чтобы выехать в Москву. И только познакомившись с доставшимися от «реципиента» знаниями Александр понял всю глубину своего «попадения» в его предписании было написано прибыть в город Ленинград, в Военно-медицинскую академию Красной Армии им. С. М. Кирова.
По воспоминаниям хозяина тела выходило, что только за последнюю зиму у него неоднократно горела одежда во время занятий и при обслуживании техники. Пытаясь согреться у печи, в комнате дежурного по парку, Сергей иногда засыпал. Причем, несмотря на то, что рукав комбинезона при контакте с печью прогорал насквозь, а на коже оставались следы ожогов, просыпался боевой командир, только тогда, когда дневальный обращал внимание на дым и едкий запах и будил его. А самостоятельно проснуться он не мог, потому что не чувствовал боли от ожогов. То есть, совсем не чувствовал. После того как он третий раз попал в госпиталь было много шума. Приезжал особист, для исследования аномалии приглашали даже из Ленинграда академика, светило советской медицины Петрова Иоакима Романовича. Да-да, в Советском Союзе и такое было возможным. Почему-то, вместо виновника пожаров был наказан командир батальона, что совершенно не помешало ему вчера придти к виновнику наказания на проводы. Правда, Александр цинично подумал, что радость комбата была вызвана как раз тем, что он избавился от своего проблемного подчиненного, а еще ему пришлось задуматься о том, как же ему выполнить свое задание в таких условиях, вот только виртуальная реальность «тренажера» преподнесла свои сюрпризы.
Стандартная процедура гипнообучения обогатила его навыками проживания в эпоху отсутствия электрических бритв и зубной пасты, так что через часок, благоухающий одеколоном «Шипр» и немного уставший от гигиенических процедур командир сдал ключ хозяйке и вышел во двор перекурить перед дальней дорогой. Фанерный чемодан был поставлен на скамейку перед забором, а Александр облокотился на забор на привычном «реципиенту» месте около калитки и протянул руку почесать голову ошивавшемуся тут же коту своей квартирохозяйки. Вот только тотчас же его руку пронзило болью, и непонимающий Александр увидел, как кот, шипя и выгнув спину, боком убегает от него по дорожке, напоследок обругав его каким-то своим протяжным мявом.
Это было странно. По воспоминаниям Сергея кот никогда не противился несложным ласкам. Еще более странным было то, что вернулись болевые ощущения от царапин, нанесенных острыми когтями.
Логинов направился к стоявшей на углу дома бочке, чтобы смыть кровь, но не успел сделать и пару шагов, как был атакован собакой, тем самым местным лохматым «кабыздохом», которого неоднократно подкармливали и Сергей Иванов, и его жена. Этот небольшой песик был настолько привычным «реципиенту», что подобное преображение в злобного, дикого зверя ненадолго затормозило ответную реакцию командира и позволило собачке серьезно вцепиться в брюки над сапогом.
Поднялась суматоха, через некоторое время как будто по тревоге появился командир батальона с незнакомым Сергею политруком. Несмотря на то, что «кабыздох», выполнив свою миссию по приведению в небоеспособное состояние постояльца, и испуганный шумом спрятался в свою будку, политрук выманил, и застрелил собачку. Потом по распоряжению комбата знакомые танкисты из экипажа командирского танка принесли носилки и около полудня боевой красный командир, орденоносец Иванов Сергей Николаевич уже сидел в трясущемся и подпрыгивающем кузове старенького грузовика, направляясь в Минский госпиталь, и морщился на особо высоких кочках. Несмотря на наличие в дивизии своих врачей, которые обработали и перевязали полученные раны, комбат настоял на том, чтобы его направили именно туда. Кстати тот неизвестный политрук, занял место в кабине «полуторки».
Возможно, что Александру повезло в том, что машина, на которую его поместили, была старой. Водитель ехал медленно и несколько раз останавливался, чтобы долить в радиатор воды из придорожных колодцев. Тем не менее трясло сильно и он даже обрадовался когда добрались до Минска.
Политрук помог допрыгать до приемного покоя. Пришедший врач осмотрел полученные травмы, посетовал на то, что суббота, вечер, ужин уже закончился, но пациента принял. Заселяясь в госпиталь Александр, памятуя о завтрашнем налете бомбардировщиков, не поленился задать вопрос о наличии в госпитале бомбоубежища и первичных средств пожаротушения, после чего увидел широко распахнутые от удивления глаза доктора и уловил внимательный взгляд политрука. Уже понимая, что сделал что-то не то он повторил вопрос и уточнил, что после того как столько раз горел и в танке и около обычной печи, он теперь старается заранее узнавать о подобных вещах.
Когда Александр наклонился за своим чемоданчиком перед тем, как идти в палату, он увидел, как доктор, глядя на политрука, повертел у виска пальцем. В принципе значение этого жеста не изменилось даже в будущем, вот только, к сожалению, не удалось увидеть, что ответил на этот вопрос его сопровождающий. Или может конвоир?

Отредактировано Osa Александр (23-06-2018 16:15:14)

0

688

***

В то время, как я страдал и мучился с вредным искином, а мой клиент не мог заснуть в палате №6 Минского госпиталя, закончилась перезагрузка мозга одной симпатичной девушки в мире Анкалимы. Пришедшая в себя «кошка», была очень разочарована тем, что лишилась своего ветерана - астромеха и, уж тем более тем, что настоящий космический корабль помахал ей крылом, улетая. Только привычка к ответственности за собственные поступки не позволил Минерве отказать в помощи своим товарищам по несчастью. Так что вскоре орки получили жутко пахучее, но очень полезное блюдо, которое, правда, приходилось кушать, исключительно зажав нос. Зато этой пищи было вполне достаточно, чтобы орда могла забыть о голоде. Больше всего страдали остатки подразделения земляков нашего молодого лейтенанта Эриха. Те блюда, которые были приятны вкусу местных аграфов- эльфов были малопитательны, а то, что ели орки, немцы не могли проглотить даже в противогазе. Хотя, после того как Эрих поговорил с Минервой, та подогнала ему коды доступа и показала гнездо для скачивания перебродивших отходов жизнедеятельности дерева-синтезатора. После очистки в самодельном фильтре получалась «огненная вода», которую предприимчивые германские солдаты бартером меняли на охотничьи трофеи орков. Это позволило слегка облагородить эльфийское меню до вполне достаточного комплекса белков, жиров и углеводов. Ну и самим солдатам хватало. Так что скоро морды местных охранников приобрели приятную округлость.
А вот лицу незнакомого Сергею Николаевичу политрука такое распухание не светило. К сожалению, сержанту не удалось пообедать в дивизии, и к тому же они не успели добраться в госпиталь до ужина. Несмотря на то, что начальник особого отдела дивизии потребовал от своего сотрудника после оказания квалифицированной помощи дождаться отправки наблюдаемого, у него это не получилось. Более того, доктор по настойчивой просьбе рассказал неугомонному особисту, чего он добился, пристрелив укусившую командира собаку.
Политрук узнал, что инкубационный период болезни – в среднем 30–50 дней. Что первая стадия бешенства начинается с общего недомогания, головной боли, небольшого повышения температуры тела. Что через несколько дней у больного наступает вторая стадия – возбуждение. Появляются беспокойство, тревога и характерные для этой стадии приступы водобоязни, проявляющиеся нестерпимым отвращением к приближающемуся к губам больного стакану с водой. При виде стакана у больного возникает рефлекторный, резко болезненный спазм мышц гортани и глотки. Не менее показательны и симптомы аэрофобии – гортанно-глоточный спазм от струи холодного воздуха, направленной в лицо больного. Почти всегда наблюдается усиленное слюноотделение. Этот период обычно длится 2–3 дня. Затем наступает третья стадия заболевания, для начала которой характерно успокоение – исчезают страх, приступы водобоязни. После мнимого улучшения резко повышается температура тела до 40–42°С, наступает паралич конечностей, нарушение сознания и судороги. Смерть наступает от паралича дыхательной мускулатуры или остановки сердца. Таким образом, общая длительность клинических проявлений длится от 3 до 7 дней. В некоторых случаях всего этого может и не быть, а болезнь очень быстро прогрессирует до стадии паралича (смерть наступает в течение суток после первых проявлений).
После этой лекции, врач добил своего слушателя тем, что всего этого можно было избежать, если бы укусившая человека собака осталась жива в течение десяти дней после того как покусала красного командира, а так, поскольку кое-кто не позаботился о ее здоровье, то придется наблюдать пациента и даже сделать ему курс уколов. Благо лекарство было известно еще с июля 1885 года, когда Луи Пастер успешно разработал столь востребованную вакцину.

0

689

***

Если раньше я думал, что это я серьезно мучился, то пришлось бы серьезно разочароваться, ознакомившись с тем, как пережили свой первый день войны наш попаданец и его спутник. 
Вначале посреди ночи сознание будущей надежды танковых войск выдернули на родную планету для профилактического собеседования. Офицера может понять только тот, кто сам выворачивал мозги, пытаясь обосновать в форме письменного рапорта, сотруднику особого отдела по каким же приметам он определил встретившегося ему кота в категорию «хозяйского» и особенно, почему ему все-таки захотелось его погладить и как это соотносилось с выполняемым им собственно заданием. А потом письменно оценить состояние тушки «реципиента» в смысле пригодности ее к выполнению полученного задания, а потом…
В общем-то, такое количество оформленных бумаг специалисты поймут. По крайней мере, Логинов понял, так как был именно специалистом. А одно только заполнение формуляров на технику взвода после выполнения заданий всегда занимало львиную долю времени молодого комвзвода. Если не учитывать подбор формулировок для списания очередного комплекта ЗИП, неведомо куда улетучившегося из закрытого и опечатанного бронекорпуса.
А после этого потребовалось запомнить адреса целой кучи станций, уже неподалеку от Минска, на которых вермахтом были захвачены прямо на железнодорожных платформах новейшие на тот момент танки Т-34 и КВ.
Так что откровенным шоком для него явилась беседа, на которой очередной сотрудник особого отдела настоятельно порекомендовал отказаться от выполнения задания по независящим от него обстоятельствам. Это был единственный момент, которого не выдержали нервы Александра. Правда, как-то очень уж своевременно зашел куратор от научного отдела с напоминанием о том, что пора бы занять свое место в оборудовании для переноса. А сразу же после того как Александр оказался в спящем теле своего донора, за окнами палаты прозвучали первые взрывы начинающейся войны.
А вот сопровождавший Сергея Николаевича Иванова сотрудник, в своих проблемах был виновен сам. Где-то через три или четыре часа после начала бомбежки Минска у него получилось дозвониться до начальника с информацией о том, что сопровождаемый предсказал начало бомбардировки и вообще является непонятно кем. Правда, попытка обвинить сопровождаемого им командира в шпионаже не удалась. Начальство, оно такое начальство, что слышит только то, что ему  нужно. Особенно, если требуется срочно что-то сделать помимо того, что было запланировано. После того как начальник уяснил, что его сотрудник все еще находится в Минском госпитале со своим спутником, он распорядился отправить автомобиль обратно, поскольку транспорт нужнее в пункте постоянной дислокации. А танкист с его предсказанием бомбежки никуда из госпиталя не денется. Надо ли говорить какой шок ожидал молодого сотрудника, когда после того как он положил трубку телефона, в кабинет зашел водитель полуторки и доложил, что в результате бомбежки автомобиль сгорел и ехать ему уже не на чем.

***

А в это время космический корабль, наконец-то преодолел заключительные километры своего пути и мягко приземлился на поверхность варварской планеты, на которой мозг разумных до сих пор додумался только до химической инициации выстрела кинетических орудий для убийства себе подобных. Мало того, некоторые из этих разумных еще и острыми железками ковырялись в плоти своего противника вместо того, чтобы гуманно сжечь его раскаленной плазмой. После полной остановки транспорта, опустилась аппарель, и я выбежал на улицу подышать свежим утренним воздухом.
Заодно удалось наконец-то увидеть то чудо, которое так легко мне досталось и так серьезно меня уже достало. Что сказать, корпус этого маленького бота был огромен даже по сравнению с самолетами времен распада СССР. Хотя, если сравнить с Ан-124 «Руслан» то где-то даже и близко по размеру. Но «Руслан» все-таки тяжёлый дальний транспортный военный самолёт, а «бот» - с нидерландского языка вообще переводится как лодка.
Кто-то типа великомудрого Хроноса позаботился об исторической достоверности внешнего вида моего имущества. Ничем иным нельзя было объяснить широкие крылья от тяжелого бомбардировщика ТБ-3 с парой моторов на каждом крыле. А хвост на корме бота и подавно напоминал парус от не самой маленькой яхты. Вот только для полного сходства с самолетом Туполева не хватало самой малости велосипедного шасси. Было непривычно видеть большой самолет, неподвижно зависший на высоте около метра над взлетным полем аэродрома.
Естественно, что на ТБ-3 это чудо техники не походило даже отдаленно. Только корпус представлял собой кирпич размером четыре на пять метров и протяженностью шестнадцать метров. Да еще размах крыльев, это никак нельзя было спутать с фюзеляжем одного из крупнейших на данный момент времени самолетов. Кроме всего прочего, немного не гармонировал черный цвет покрытия корпуса. Я задал вопрос своим консультантам и получил ответ от «Спаськи» ответ о том, что все нормально, просто любая маскировка имеет свои пределы. Для оптической оптимальное расстояние составляло около сотни метров. Действительно, когда я отошел на указанное мне расстояние, то я увидел, как массивный силуэт начинает размываться и постепенно пропадает из поля зрения. Зато вместо своего бота, я увидел забор из колючей проволоки и сразу два танка Т-28 за этим забором. Как оказалось это был совсем не аэродром, а скорее летний лагерь танкистов. Правда моя паранойя сразу же была обсмеяна тем же «Спаськой». Согласно данным сканеров, ближайший биологический объект типоразмера человека, находился на удалении нескольких  километров. Тем не менее, прислоненная к броне танка 7,62-мм винтовка системы Мосина обр. 1891 г. (1891/30 гг.), как бы намекала, что совсем без наблюдения этот объект не был оставлен, но вот где сейчас находился часовой, если ближайший биологический объект…
Это было неожиданно. Я бы даже сказал:  - неожиданно!!! Прямо перед моими глазами появилась карта со всеми живыми объектами, находящимися в пределах возможностей штатных сканеров бота. Например, объекты с размером мышек фиксировались им не далее пятидесяти метров, если находились в своих норах и не далее ста метров, если перебегали в густой траве. Если судить по периодически исчезавшим меткам, то мышки или прятались под землю, или исчезали в чьем-то желудке. По крайней мере, именно так выглядело совмещение двух биологических объектов на карте, после которого более крупный объект начал неторопливо набирать высоту, в то время как маленькая метка после встречи пропала. А вот более крупные метки имели достаточно плотное расположение именно там, где согласно показанной мне карты находился ближайший населенный пункт. Населенный пункт названия на интерактивной карте не имел. Поскольку в навигационную базу «Спаськи» земные карты 1941 года загружены не были, мне демонстрировались данные аэрофотосъемки, проведенной во время нашего неторопливого спуска с орбиты. Но даже так было уже неплохо, к боевому приказу Хронос приложил карту местности в радиусе 50 километров от точки нашего рандеву с клиентом, так что как-нибудь сориентируюсь. Главное, что отсутствие в прямой видимости людей позволило мне поймать за хвост одну интересную мысль по поводу двух способов перемещения бота и возможности придумать свой собственный - третий.
Когда мысль окончательно сформировалась, я задал «Спаське» несколько вопросов и едва не был сбит с ног огромным количеством дроидов покинувших бот через технические шлюзы. Несколько летающих дронов поднялось в воздух для патрулирования, а целая стая астромехов во главе с Ринкиным R2D2 накинулась на корпуса, стоящих на приколе бронированных машин.
Уже через несколько минут я узнал, что бот не зря назывался  ремонтно-эвакуационной машиной. На первое место аграфы поставили возможность достаточно быстро ликвидировать небольшие поломки обнаруженной техники. А, следовательно, бот был просто нафарширован разведывательной и ремонтной техникой и оборудованием. Через пару минут я получил полный обзор огороженной территории и узнал, что на ней остался не один такой неподвижный бронеобъект. Воздушная разведка засекла как минимум еще несколько маленьких «Т-двадцать шестых», два автомобиля различной степени разобранности, а около какого то дощатого строения вкривь и вкось стояли два зенитных орудия 61-К у которых были сняты колеса с лафетов и имелись иные дефекты. Самое главное для меня заключалось в том, что были целы стволы этих орудий, пусть там кое-где не было затвора, и орудия были совсем без оптики, но эта находка была для меня бесценна. Тем более что пара десятков ящиков с 37 мм снарядами от этой пушки лежали прямо там же между орудий. Выяснилась и причина, по которой эта могучая техника осталась не выведенной из полевого лагеря – моторы обоих средних танков были частично разобраны, отсутствовали некоторые нужные детали типа головки блока, карбюратора и распределителя зажигания. На втором танке была к тому же демонтирована и коробка передач. Правда она лежала рядом с гусеницей танка, но также наполовину была разобрана.
Все-таки космические технологии имеют большое преимущество перед ручным трудом. Несмотря на то, что искин «Спаськи» все время матерился на отсутствие баз данных по конструированию гусеничной техники, пока я осматривал окрестности через оптику летающих дронов, астродроиды полностью разобрали оба «двадцать восьмых» и перекроили их в один большой корпус четырехметровой ширины и двенадцатиметровой длины, полностью открытый сверху. Так была срезана крыша отделения управления и подбашенная коробка, удалены бронедетали крыши моторно-трансмиссионного отделения. В ходовой части добавили еще две опорные каретки и дополнительные поддерживающие катки, лишь немного не достигнув параметров сверхтяжелого советского танка немецкого конструктора Гротте. Гусеничные цепи разобрали, восстановили изношенные траки и пальцы напылением более качественных металлов с последующей поверхностной закалкой, что должно было увеличить пробег до двух-трех тысяч километров, после чего переплавили и изготовили полностью новые, усиленные с большей шириной трака.
Сложнее всего пришлось с двигателем. Чтобы не переусердствовать с общей высотой корпуса пришлось отказаться от мысли поставить восстановленный родной для танка Т-28 двигатель М17Т и напрягаться с изготовлением оппозитного многотопливного танкового дизеля, который применялся для установки на танки Т-64. Изменение мощности двигателя привело к необходимости пересчитывать характеристики коробки передач. Правда, тут удалось благодаря использованию новейших конструкционных материалов, хотя бы внешний вид оставить как у родной коробки. А вот для передачи крутящего момента на бортовые передачи пришлось сочинять карданные валы, все же разница в ширине корпуса была большой.
Через два часа плодотворной работы, искин «Спаськи» аккуратно опустил все свои нелегкие 400 тонн полной массы бота на получившееся гусеничное шасси. Шасси не сломалось только из-за того, что большую часть веса пришлось уравновешивать гравитационными двигателями самого бота. Тем не менее, если не знать этого, то внешний вид получившегося гусеничного объекта был довольно внушительным.
http://s3.uploads.ru/2iRMp.jpg

Внешне он напоминал гусеничный транспортер из кинофильма «Туманность Андромеды», только слегка увеличенный в размерах. Несмотря на значительное увеличение длины шасси, искину не удалось растянуть гусеницы на всю длину корпуса и выступающие нос и корма явно указывали на низкую проходимость получившегося транспорта по ямам и косогорам.
Удалось пристроить оба обнаруженных зенитных орудия. Как я уже упоминал, в носовой части бота имелись два захвата-манипулятора для погрузочно-эвакуационных работ. В ходе предыдущей эксплуатации они получили серьезные повреждения. Дроиды слегка помудрили над этими повреждениями и укоротили обломленные конструкции, до одинакового размера балок стрелы. После ремонта к этим балкам приварили кронштейны для установки небольшого контейнера, а уже внутри этого контейнера крепился ствол зенитного орудия с прогрессивной для этого времени шнековой подачей боеприпасов которая в начале сороковых годов еще только начала исследоваться. У нас на три года раньше был применен привод шнека за счет энергии отдачи ствола орудия при выстреле, хотя для первого выстрела и перезарядки орудия при осечке пришлось установить еще и пневмосистему перезарядки. С учетом того, что механизмы манипуляторов были рассчитаны на работу с предметами массой около 150 тонн, смогли поставить на орудие шнек емкостью около 200-300 унитарных выстрелов.
Такая установка пушек имела лишь один маленький недостаток, каждое орудие можно было применять лишь вперед и в сторону того борта на котором была закреплена стрела манипулятора. Из-за конструктивных особенностей привода стрелы манипуляторов, имелась слепая зона в сторону кормы бота, куда стрельба была невозможна совсем. Для защиты этого сектора оставалась только  спарка 12, 7 мм пулеметов на базе турели средних бластеров.
Выявилась и еще одна проблема. Искин, который отвечал за работу захватов-манипуляторов, не имел программного обеспечения для расчета параметров стрельбы, и ни на одном из иных искинов бота не нашлось баз данных с таблицами стрельб из орудия 61-К, а адаптирование уже имеющихся баз других кинетических орудий требовало некоторого расхода боеприпасов. К моему сожалению, наличных ящиков со снарядами хватило только для того чтобы забить шнеки лишь на половину их емкости, а я помнил, что на 22 июня 1941 года в Красной Армии имелось всего лишь или 1214, или 1370 этих автоматических зенитных пушек. При этом, совершенно недостаточными были запасы боеприпасов к ним - в наличии имелось лишь 534 тысячи выстрелов при потребности в 3 миллиона 205 тысяч выстрелов. Таким образом, обеспеченность орудий боеприпасами составляла лишь 17 % от необходимого. В результате, с первых же дней войны из войск поступали жалобы на отсутствие боеприпасов для 37-мм пушек. После того как я сообщил об этом «Спаське» дроиды дополнительно соорудили в каждый контейнер еще и приемник для стреляных гильз, чтобы иметь возможность их переснаряжать.
Долго ли сказка сказывается да дело скоро делается. Всего лишь через шесть часов после моего приземления, я уже смог занять место механика-водителя-наводчика-оператора всего этого оборудования. Именно для этого на крыше бота над шлюзовым люком была смонтирована небольшая по размеру стеклянная башенка с имитаторами органов управления боевой машины. Количеству рычагов, штурвалов и приборов, мог бы позавидовать средний боевой реактивный самолет пятого поколения, вот только все панели приборов были изготовлены по тем же стандартам, которые использовались для контроля состояния танка Т-28. Более того, многие из них как раз и являлись оригинальными приборами, ранее стоявшими на разукомплектованных танках. Стрелки приборов двигались в пределах установленных значений для исправной бронетанковой техники, но совершенно не показывали реальной картины. На эту демонстрацию отвлекались ничтожные проценты от рабочей производительности одного из второстепенных искинов, а вот реальная информация пересылалась мне на прозрачный щиток танкового шлема. Правда «Спаська» ворчал, что он может транслировать информацию непосредственно на сетчатку глаза, но мне показалось более спокойным для моей психики использование такого импровизированного монитора перед глазами.
Напоследок перед началом движения я последний раз проверил окружающую нас местность сканерами биологической активности и удивился тому что за шесть часов никто так и не поинтересовался обстановкой на территории этого военного объекта.

+3

690

***

Уже к обеду, Сергей Иванович Зимин, отчество которого чаще всего употреблялось в личном деле и иных официальных документах, потому что он был слишком молод для Ивановича, перестал думать о красном командире, которого был вынужден сопровождать, как о германском шпионе. И, кстати, испанским шпионом он также перестал его считать.
Ну как можно считать шпионом человека, который настолько засветился перед сотрудниками госбезопасности, осуществлявшими надзор в частях и соединениях РККА. Несмотря на то, что его комбат характеризовал тезку молодого сотрудника особого отдела, как грамотного танкиста, он тут же предупреждал, что как командир он ничего собой не представляет. А тут еще и странное происшествие с животными. По делам службы Сережа знал, что Иванов уже длительное время проживал у тетки Лукерьи, но даже, несмотря на то, что Сергей Николаевич частенько после выпивки приставал к ее «кабыздоху», тот никогда не нападал на жильца. А тут прибежавший мальчишка поднял в части панику, рассказав, что взбесившийся дворовый пес порвал покидавшего двор красного командира.
К обеду, Сережа просто устал. Устал потому, что больше часа пытался дозвониться до телефонов части, но доложить о потере машины так и не смог, да еще этот непонятный Иванов, из-за которого Сережа не справился с таким пустяковым поручением. А тут еще «Гранит» не мог связаться с «Отвалом» из-за повреждений на линии, а «Базальт» просто отказался соединять его с дивизией, потому, что единственная линия по поручению командующего уже была занята. Может быть, если бы Сережа имел больше опыта, он бы не стал бы так переживать из-за такого недоразумения, но когда тебе еще нет двадцати пяти лет, ты очень нуждаешься в мудром руководстве старшего товарища. А водитель был еще моложе и на советчика, честно говоря, не тянул. А потом зашедший после процедур укушенный командир спросил доктора, но все замерли, потому что именно в этот момент динамик, голосом Вячеслава Михайловича Молотова сообщил всем присутствующим, что…
«…Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбёжке со своих самолётов наши города — Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие, причём убито и ранено более двухсот человек. Налёты вражеских самолётов и артиллерийский обстрел были совершены также с румынской и финляндской территории…»
И еще о том, что: «…Правительство призывает вас, граждане и гражданки Советского Союза, ещё теснее сплотить свои ряды вокруг нашей славной большевистской партии, вокруг нашего Советского правительства, вокруг нашего великого вождя товарища Сталина.
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!»
Сергей Николаевич задумчиво повторил последнюю фразу сообщения и, вскинувшись, направился к двери, но в последний момент передумал и задал простой и житейский вопрос: - и чего же вы так нахохлились? Вы же слышали – победа будет за нами!
Вот тут возраст вопрошавшего и оценка комбатом красного командира, как неплохого специалиста, который, в принципе, может посоветовать что-нибудь дельное и стало причиной того, что Сережа выложил перед случайным попутчиком все свои проблемы и размышления, естественно скрыв, что подозревал товарища Иванова в контрреволюционной деятельности.
Конечно же, можно было ожидать и того, что получивший не самое приятное ранение человек отмахнется от столь мелких проблем незнакомого, в общем-то, собеседника, но на удивление Сереже повезло. С минуту подумав над сложившимися обстоятельствами, старший товарищ попросил его предупредить доктора, что на некоторое время им придется отлучиться по служебной надобности, и быстро переодевшись в нашедшийся в бездонных закромах его чемодана танковый комбинезон, похромал на выход.
Гараж, во дворе которого стояла многострадальная полуторка, находился относительно недалеко, но все равно Сережа сильно удивился тому обстоятельству, что уже около шестнадцати часов, полуотремонтированная полуторка уже выгружала их на площади Свободы недалеко от Минской военной комендатуры. Фыркнув напоследок выхлопом, «Газик» бодро побежал в направлении части, а два военных устало пошли заниматься вечной военной бюрократией по официальной регистрации своего нахождения в городе.
Больше всего Александр Логинов переживал из-за того, что ему пришлось выпить немного местной самогоночки, недоступной ему из-за запрета врача. И никуда не денешься, пришлось договариваться насчет ремонта поврежденной полуторки. К счастью лишь слегка поврежденной. Боец показывал разлохмаченную осколками кабину, пробитый кузов и разбитый карбюратор и уверял, что автомобиль отремонтировать невозможно – надо снимать мотор. Правда он сник, когда целый старший лейтенант быстро проверил наличие масла и воды, а потом еще и провернул рукоятку «кривого стартера». Нет, Александр не надеялся на то, что двигатель сразу же заведется, но поменять мотор или поменять карбюратор, это две разные вещи. Далее кабина. Понятное дело, что ехать с разбитым лобовым стеклом неприятно, но в летнее время это все-таки возможно, а вот для решения тех неприятностей, что на скорость влияют, ему пришлось слазить в чемодан.
Через несколько минут местный солдатик показал ему нужного для дела специалиста, с которым они слегка попробовали «жидкую валюту», неизменную во все времена. После этого прямо к машине принесли карбюратор, снятый с автомобиля, видимо еще более пострадавшего от налета, а поскольку их водитель явно был «особо опытный», то принесший карбюратор пожилой шофер не только сам его поставил на место, но и отрегулировал, унеся обратно снятые поврежденные детали. Помогли им заклеить и два колеса поймавшие осколки, но это было все, на что хватило доброты царя местного гаража. Тем не менее, даже после такого «мелкого капитального ремонта» автомобиль завелся легче, чем вчера, когда они выезжали из части. А сделать «старушке» еще и «макияж» на кабину Александр посчитал излишне дорогим удовольствием, поскольку итак его чемодан облегчился на целую большую бутыль местного нектара, а уложенную отдельно хорошую водку в бутылках с сургучными пробками стоило попридержать, еще неизвестно как сложится обстановка завтра.
Предвижу возражения знатоков воинских уставов и иных нормативных документов о том, что ни сержанту госбезопасности Зимину С.И., ни старшему лейтенанту Иванову С.Н. совершенно не обязательно было посещать военную комендатуру, поскольку один относился к иному ведомству, а второй уже числился в госпитале. Да, это было так, вот только это посещение было необходимо Александру Анатольевичу Логинову для претворения в жизнь мудрого плана по созданию танкового кулака, который бы помог ему ни много ни мало в организации обороны Минска. 
Можно много рассуждать про совершенно исправные боевые машины в складах и на платформах воинских эшелонов, что везде был бардак и вооружение оставлялось врагу совершенно исправным, но на самом деле во многом виной были две фундаментальные вещи – психология и бюрократия.
Фактически война началась еще 22 июня 1941 года, но еще очень долго вся страна жила воодушевленная довоенной пропагандой. «…Чужой земли не надо нам и пяди, но и своей – вершка не отдадим…». Эта чеканная фраза были краеугольным камнем всей тогдашней советской пропаганды. Задумайтесь об этом и вы поймете, как и где солгал иудушка Резун –Суворов в своем творчестве. «…Малой кровью – могучим ударом…», и вся страна жила воодушевленная идеей о том, что наша армия в состоянии практически с первых же часов войны с любым противником защитить свою Родину от любого агрессора. Именно поэтому, в первое время, у народа не возникало практически никаких сомнений в том, что наша армия не допустит врага до Минска, до Ленинграда, до Москвы. А человека, сказавшего, что противник может захватить огромную часть территории Советского Союза за какие-то несколько месяцев могли и прибить, нечаянно, не приглашая к этому занятию работников правоохранительных органов.
Но если пропагандистские мотивы зачастую не переживали своего знакомства с реальностью, то второй главной проблемой армии, как ни странно, являлся интернациональный спрут бюрократии. Вот уж эта проблема объединяла все страны и народы гораздо надежнее всех номерных Коминтернов. Поднимается часть по тревоге, а боеприпасов максимум по обойме на красноармейца. Надо бы идти на склад и получить, но ведь для этого надо заполнить целую кучу бумажек, собрать кучу подписей, и, в конце концов, придя на склад получить вполне уставной посыл от часового, поскольку того, кто отвечает за конкретное хранилище с боеприпасами еще нет на рабочем месте. У него, знаете ли, в воскресенье выходной день и вообще – завтра приходите. Вот потому многие склады попали в руки немцев в закрытом и опечатанном состоянии, со всей складской документацией и прочими организационными моментами.
То же самое касалось и техники, прибывавшей для пополнения конкретной воинской части. Работники железной дороги потребуют от получателя бумагу установленного образца с конкретными подписями и печатями, а филькина грамота их не устроит. А то, что часть уже с пяти часов ведет бой с противником и соответственно в расположении нет ни командира, ни другого ответственного лица, имеющего право подписи – железнодорожников не волнует. Да и кто в выходной день из руководителей железной дороги поедет решать служебные вопросы? Какая война? Воскресенье – выходной день.
А в понедельник для многих уже было поздно.
Вот только с изобретением такого великолепного прибора как телефон, человечество изобрело, и оружие борьбы с бюрократией – так называемое «телефонное право».  При знании некоторых технических моментов это оружие можно было сделать даже главным калибром. Не зря же в реальной истории несколько мошенников организовали во время Великой отечественной войны, целую «липовую» воинскую часть, в которой отсиживались от фронта многие вполне годные к несению воинской службы граждане «…тунеядцы, дезертиры и прочие особо мудрые личности…».
Саша Логинов эти моменты знал.
Не зря в ту ночь, когда его сознание выдернули из тела донора обратно в будущее, будущий танковый ас истязал свой мозг, запоминая необходимые адреса, пароли, явки и прочие несложные атрибуты шпионской жизни. Вот порядок организации военной связи в предвоенные и военные годы и помог ему в организации маленькой, просто крошечной аферы. Со служебного телефона гаража, он по цепочке коммутаторов добился связи с Минской комендатурой и передал маленькую телефонограмму от имени товарища Иванова. Нет, он не имел в виду того товарища Иванова, чьи звонки по засекреченной аппаратуре связи в годы Великой Отечественной войны могли привести к конфузу даже армейское и фронтовое руководство. Звонок был исполнен от лица простого исполнителя из учебного отдела капитана Иванова, который попросил оказать содействие в организации Минском гарнизоне учебной команды по переподготовке призванных из запаса бойцов и командиров танковых войск. Естественно, что местонахождение и принадлежность этого штаба он произносил неразборчивой скороговоркой, но дежурный по комендатуре был не робкого десятка и после получения сообщения не поленился проверить, откуда был совершен звонок. Правда, он не стал распутывать всю цепочку коммутаторов, и его удовлетворило то, что звонок был сделан с телефона принадлежащего штабу округа, так что для всех осталось тайной то обстоятельство, что звонок был произведен, в сущности, из гаража этого штаба. Извиняет дежурного только то обстоятельство, что в комендатуре пока еще не знали, что такое батальон особого назначения Бранденбург и не были готовы к волне «телефонного террора».
Главным калибром в борьбе с бюрократией была назначена сама бюрократия. Вот только военная комендатура не занимается созданием новых воинских частей и учебных команд, хотя и в военной комендатуре имеется свой бюрократический аппарат, который занимается фиксированием всех событий, происходящих в гарнизоне расположенном на территории, которую эта комендатура контролирует. Поэтому поступившая телефонограмма была записана, доведена до начальства и принята к исполнению, то есть где-то в недрах зловещего спрута бюрократии появилась первая бумажка фиксировавшая необходимость создания нового военного образования. К моменту прихода наших героев в комендатуре уже закончился спор о том, как нужно поступать в данной ситуации и дежурный получил ценное указание принять указанных в телефонограмме посетителей и выписать им направление куда-нибудь подальше от комендатуры. Хотя бы в военный комиссариат города Минска, поскольку вроде бы именно они должны заниматься призывом военнослужащих запаса. А военная комендатура обязана следить за соблюдением воинской дисциплины. Вот если указанные лица ее нарушат, тогда комендант лично определит им место для их дальнейшего пребывания.
Видимо ради особого удовлетворения садистских наклонностей дежурного помощника военного коменданта, неизвестный Сергею Иванову капитан при личной встрече установил у него мелкое нарушение правил ношения формы одежды. Он вдумчиво пояснил провинившемуся, что почти все задержанные нарушители, сейчас объясняют свои огрехи войной, бомбардировкой, нападением бродячих животных и прочими уловками неудачливых военных, попавшихся воинскому патрулю. Только из-за нескольких пятен масла на рабочем комбинезоне, большую часть пребывания в комендатуре, оба неудачливых командира выслушивали мудрые замечания въедливого капитана. И лишь несколько минут тот затратил, на то, чтобы выполнить наконец-то обещание своего руководства и позвонить в городской военный комиссариат. Все-таки первое правило бюрократов гласило, что нужно категорически отказываться от выполнения работы, не предусмотренной штатно-должностными обязанностями и иными нормативными документами. А ругался капитан, судя по всему для профилактики рецидива, чтобы они во второй раз не приперлись в комендатуру со своей идеей учебной команды. Хорошо еще, что наказание виновного в нарушении он возложил на сопровождавшего Сергея сержанта госбезопасности, тот как на входе прикинулся сторонним попутчиком, так до самого выхода и изображал святую невинность.

Отредактировано Osa Александр (27-07-2018 09:05:36)

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Литературия. Затянувшийся полет