Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » Ее последние солдаты (Рабочее название) жанр НФ с элементами боевика.


Ее последние солдаты (Рабочее название) жанр НФ с элементами боевика.

Сообщений 1 страница 10 из 19

1

2150 год.
Человечество долгим и трудным путем шло к объединению, единственному шансу на дальнейшее выживание цивилизации. Но в 2100 году это произошло и вот уже пятьдесят лет нет ни войн, ни армий, даже полицейские функции были, со временем, упразднены. Зона внутренних планет хорошо и давно освоена, заводы на Луне, города на Марсе, идет активная экспансия во внешние планеты, базы на спутниках Юпитера и Сатурна, орбитальная станция у двойной планетоидной системы Плутон-Харон. Новый мир, о каком мечтали многие фантасты, наступил… (Указанные года - взяты условно. Особой роли не играют)

Пролог- не пролог, но что-то, как-то.

Ухнуло, взметнулась столбом толстая струя перегретого пара, пробив ледяной панцирь. Дымка сгустилась, быстро заиндевела, при температуре ниже -130 градусов Цельсия, пар  мгновенно конденсировался и застывал ледяными снежинками. Сквозь туман мелькнул проблесковый маячок снижающегося «Вангварда», тяжелого десантного дропшипа, прозванного в народе «Кенгуру». Через несколько секунд, массивное тело дропшипа пробило заиндевелое облако, и, перейдя на гравимагнитную тягу, грузно село на краю взлетной площадки.
В проеме десантного отделения показалась, закованная в тяжелый летный скафандр, фигура пилота:
- Товарищи офицеры. – Архаично, как уже, наверное, лет двадцать никто не обращался, начал он:
- Сейчас с базы подгонят транспорт и вас встретят, а я перезаряжу топливные ячейки, и, пожалуй, на геостационарную выйду, могут дернуть на орбитальную к Юпитеру.
Мы промолчали, мы - это пять спецов 7-й юпитерианской и я – старший риск-команды, иначе группы планетарной разведки. Лет двадцать с копейками зона внешних планет мой холодный и чуждый всему живому дом. И все это время, в риск-команде, всегда там, где еще не ступала нога человека. Звучит, конечно, пафосно, но чистая правда.
Поднявшись, приноравливаясь к пониженной силе тяжести, повел неуклюже литыми плечами скафандра. Поначалу несколько дергано, но потом, все же, более ровно, сказалось долгое сидение на месте, пошел к выходу. Остальные спецы неуклюже двинулись следом, это был конечный пункт прибытия, других баз на спутнике не было.
Спутник Юпитера, Европа… Я задержался, на секунду, в проеме, здесь я был впервые. Грузно спрыгнув в плотный снег, увидел фары подъезжавшего вездехода, на борту машины затормозившей в десятке метров от нас, с удивлением различил эмблему еще 1-й юпитерианской экспедиции, вездеход похоже верой и правдой служил больше полста лет. Рывком ввинтившись в открытый люк, я понял, что был почти прав, машина была выпуска шестидесятипятилетней давности, причем не гражданской, а военной модификации — БМД-17Д «Реактавр», видимо списанная с одного из дропшипов десантных войск, видать еще с конфликта на Титане, спутнике Сатурна, иначе как бы она еще попала к экспедиции. В чем там было дело, сейчас уже и не дознаться, меня тогда и в проекте не было, это еще до объединения Земли произошло, а родился я уже при «Едином Альянсе», да и засекречено было, дай боже, хотя слухи ходили. Еще я молодым лейтенантом, неоперившимся, был, у нас в Управлении  служил кое-кто, заставший те времена.
Машина, конечно, была подогнана под гражданские нормы. Все навесное вооружение было снято, убрана башня с автоматической турелью,  и отсутствовало место стрелка-радиста, вернее стойка связи стояла, но начисто лишенная пульта управления огнем.
В просторном отсеке, где с минимальным комфортом могли разместиться пятнадцать десантников в тяжелой броне, я различил две фигуры встречающих, одетых не в пример легче, бесформенные, не держащие давления, комбинезоны, да легкий с широким обзором шлем. Как только погрузка закончилась, треть отсека заняли кофры с оборудованием, а горячая волна прошла по отсеку, замещая внутреннюю атмосферу на пригодную для дыхания, одна из фигур, разгерметизировав скафандр, сняла маску ИДА явив молодое улыбчивое лицо, в котором, порывшись в памяти, я узнал одного из риск-команды базы, подразделения куда собственно и летел работать.
Дождавшись, когда я сниму шлем (отделяемой маски он не имел, шланг подвода стыковался сзади, проходя между лопаток), оперативник еще шире заулыбался и протянул руку, не сдержав восклицания: - Черт, «Черный странник» собственной персоной, а я не верил! Родимцев, Алексей, рад вас видеть, и чертовский рад, что вас приписали к нашей обойме.
- Взаимно, Кореев, Павел – Тепло ответил на приветствие, сжав на мгновение жесткую ладонь.
Крупный, улыбчивый, Родимцев сразу располагал к себе, от него так и веяло аурой «компанеистости».
- А правда, что вы были действующим офицером разведки? – Жадно спросил он, сверкая глазами, словно готовился услышать потрясающие воображение откровения. Но тут же стушевался, под моим внимательным взглядом.
-Зачем вам это, Алексей? – Хмуро спросил я. Последние лет двадцать, от этого факта своей биографии я старался абстрагироваться, что бы заново не провалиться в воспоминания полные абсолютной и беспросветной безнадеги.
Он замялся, потом поднял на меня виноватые глаза:
- Извините, совсем забыл, что эта тема может быть вам неприятна. Просто с детства интересовался, всем таким, мне ведь всего пять было, когда армию расформировали, и мне, честно сказать, все эти лозунги, ну вы знаете… Мы в школе потом проходили, мне не очень понятны были… - Парень еще больше стушевался, говоря все тише.
- Ни армию. – Поправил я его:
- Национальные вооруженные силы расформировали после объединения, в 2103 году, а это за два года до моего рождения, и лет за двадцать до вашего. В 2130 прикрыли то, что осталось от внешней разведки, Главное разведывательное управление. Когда-то это было ГРУ ГШ. После упразднения генштаба, в названии оставили просто ГРУ. И да, я там служил, чуть больше двух лет, нас прикрыли через месяц после присвоения мне звания старшего лейтенанта.
- Извините. – Снова попросил прощения Родимцев. Но с жаром вдруг продолжил:
- Просто та эпоха, все эти звания, подготовка, все эти слухи о методиках… - Тут он снова замялся.
- Убийства, вы хотите сказать? – Дернул я бровью, хмыкнул:
-А вы оригинальный молодой человек, вас родители к психологам не таскали, с такими-то увлечениями? На фоне бешенной истерии, что тогда развернулась, это было, мягко говоря, не модно.
Алексей рассмеялся:
- И не раз.
-Тогда вам повезло. – Не принял шутливого тона, я:
- Видимо попались адекватные специалисты, могли запросто на коррекцию психики отправить.
- Наверное. – Перестал улыбаться он.
А я вспомнил, как лет в тринадцать, решил пошутить, над экзальтированной дамой школьным психологом, на плановом приеме. Уже тогда начала разворачиваться компания по избавлению от «последних огрызков милитаристического прошлого», и еще пока исподволь, травля немногих оставшихся действующих офицеров, да и отставников иной раз, из тех, кто не скрывал и не боялся гордиться офицерским прошлым. Дальше было только хуже, когда прикрыли нас, беспощадная в своей бессмысленности, толпа скандировала: «Милитаристические убийцы!», неистово беснуясь от вида сносимого памятника «Железному Феликсу» Джержинскому – одновременно с нами прикрыли и остатки когда-то мощной структуры ВЧК-НКВД-НКГБ-КГБ-ФСК-ФСБ-ИСБ-НСБ.
Но это было после, а тогда, устав от идиотских вопросов, на тему, ни хотелось ли мне когда-нибудь, помучить кошку, или там поотрывать крылья стрекозам, я ответил твердое нет, но добавил, что вот пострелять из оружия… После чего сложил пальцы «пистолетиком» и прицельно «пострелял» в разом побелевшую тетку. От карательной психиатрии меня спасло только чудо, в лице капитана ГРУ. Так я в первый раз попал в поле зрения Конторы. С пятнадцати лет меня взяли в оборот, спецшкола, затем Академия. Два года службы, затем стакан со звездами старлея, а через месяц, никому не нужный молодой офицер несуществующей более службы с клеймом «Милитаристического убийцы», выкинутый на мороз.
Родимцев молчал, давая мне время на нелегкие воспоминания, растревоженные его неосмотрительным вмешательством. Двадцать лет прошло, затянулось, зарубцевалось. Но резало, резало до сих пор по сердцу, то, как к нам относились, с каким презрением орали бессвязные обвинения в спину. Нет, нападать на нас никто и не думал, пресловутое «Любовь вместо войны» однозначно победило, этакое принудительное миролюбие, внушаемое с пеленок. Да и те самые слухи о жесточайшей подготовке, на нас смотрели как на диких и опасных зверей, по какой-то причине еще не загнанных в безопасные вольеры.
Кто-то остался, пересилил себя, я не смог. Двадцать лет за орбитой Марса, сотни высадок, десятки оставшихся там, на пресловутых тропинках, людей, нет Людей, вот так, с большой буквы, с кем штурмовал подступы к тайнам планет гигантов. И тянущаяся череда прозвищ: «Черный странник», «Элон» - от англоговорящих коллег, «Руде франкайс» - французы, вернее взбалмошная француженка-планетолог, которую каким-то чертом занесло в такие дебри, что когда я до нее добрался, то уже не стеснялся в выражениях. Особенно ее поразило, то, что, вытаскивая эту мадмуазель за шкирку, я бросил все научное оборудование, а когда услышал проклятья в свой адрес, то сначала красноречиво постучал по ее датчику кислорода – давно залезшему в красную зону, а потом, не удержавшись, по твердому пластику шлема.
Остаток пути до базы мы провели в молчании.

Отредактировано А.Курзанцев (07-06-2015 18:22:47)

+4

2

Интересное начало. Хорошо погружает в мир. Но если вы любите сложные предложения, нужно почаще разбавлять запятые другими знаками препинания. Вот, смотрите:

А.Курзанцев написал(а):

Дождавшись, когда я сниму шлем, отделяемой маски он не имел, шланг подвода стыковался сзади, проходя между лопаток, оперативник еще шире заулыбался и протянул руку

Предложение читается подряд и воспринимается как несогласованное, потому что вы вставную пояснительную конструкцию выделили запятыми (а полагается тире или скобками). Сравните:
1) Дождавшись, когда я сниму шлем (отделяемой маски он не имел, шланг подвода стыковался сзади, проходя между лопаток), оперативник еще шире заулыбался и протянул руку...
2) Дождавшись, когда я сниму шлем - отделяемой маски он не имел, шланг подвода стыковался сзади, проходя между лопаток, - оперативник еще шире заулыбался и протянул руку...

Отредактировано IvFox (05-06-2015 13:59:50)

+2

3

А.Курзанцев написал(а):

Нет, нападать на нас никто и не думал, пресловутое «Любовь вместо войны» однозначно победило, этакое принудительное миролюбие, внушаемое с пеленок.

А непонятно, куда в том мире делась преступность?

0

4

IvFox
Спасибо за тапок. Не то что бы я люблю сложные предложения, просто иногда не получается выразить необходимое простыми.

Игорь К. написал(а):

А непонятно, куда в том мире делась преступность?


Я в тексте упоминал про психокоррекцию и мрачные мысли ГГ о карательной психиатрии. ГГ конечно судит со своей колокольни, резко негативно, имея печальный опыт. Однако изначально психокоррекция предполагает не подавление стремлений к антисоциальной и деструктивной деятельности, а мягкое перенаправление фокуса психики индивида на другой объект. В основе этого лежит теория, что причиной деструктивных действий индивида является, неспособность данного индивида найти удовлетворяющую его точку реализации внутренних стремлений. Как пример, что из главарей преступных банд, возможно, сложись их судьба по другому, выросли бы отличные военноначальники, повторяю, как пример. И так с любым. Но, в случае с описываем мною миром, не проводиться поиск подходящей сферы деятельности, а лишь корректируется психика под какое-то из базовых направлений, что ГГ и бесит.
Так что преступности, в нашем понимании, там нет. Конфликты того или иного уровня есть, как есть и органы регуляции со стороны государства, что-то типа арбитражей, но вот аналогов ФСИН, МВД, ФСБ и др. оперативных служб (за малым исключением нет). Небольшой спойлер - Аналог оперативно-розыскных подразделений, появился снова, года за три до описываемых событий, но ГГ пока не в курсе. Но это будет дальше в тексте вполне конкретно обозначено.

0

5

А.Курзанцев написал(а):

- Сейчас с базы подгонят транспорт и вас встретят, а я перезаряжу топливные ячейки, и, пожалуй, на геостационарную выйду, могут дернуть на орбитальную к Юпитеру.

Командир транспортника обязательно должен давать отчёт перед пассажирами?

А.Курзанцев написал(а):

это пять спецов 7-й юпитерианской

В художественном произведении числовые значения рекомендуется писать словами.

А.Курзанцев написал(а):

повел неуклюже литыми плечами скафандра.

Не смог этого представить. Фантазии не хватило.

А.Курзанцев написал(а):

других баз на спутнике не было.

А.Курзанцев написал(а):

Грузно спрыгнув в плотный метановый снег, увидел фары подъезжавшего вездехода,

То есть, несмотря на то, что база единственная, никакой инфраструктуры здесь нет? Обычная временная стоянка?!

А.Курзанцев написал(а):

Спутник Юпитера, Европа…

А.Курзанцев написал(а):

Грузно спрыгнув в плотный метановый снег

Откуда на Европе метановый снег? Это же не Титан.

А.Курзанцев написал(а):

этакое принудительное миролюбие, внушаемое с пеленок.

Станислав Лем, "Возвращение со звёзд".

+1

6

Старый Империалист написал(а):

Командир транспортника обязательно должен давать отчёт перед пассажирами?


Нет, не должен. Момент этот еще подправлю. Изначально планировалось что транспорт зарезервирован под группу ГГ, однако позднее решил что это необоснованно и отсылки к этому убрал, однако остался монолог пилота. Хотя, мог и предупредить, дальняя экспедиция, все друг друга знают, в силу неформальных, дружеских отношений, пилот мог и "к слову", обмолвиться о своих планах.

Старый Империалист написал(а):

В художественном произведении числовые значения рекомендуется писать словами.


Знаю, но вроде бы, к официальным наименованиям таким как, например: 212 МСП, 2-й Украинский фронт, XXII Съезд партии, это не относится. Но если я не прав - поправлю.

Старый Империалист написал(а):

Не смог этого представить. Фантазии не хватило.


Визуально это представлялось как гладкие полусферические наплечники, создающие впечатление литой детали. Если, однако, смущает слово "неуклюже", то... гм. Надо подумать.

Старый Империалист написал(а):

То есть, несмотря на то, что база единственная, никакой инфраструктуры здесь нет? Обычная временная стоянка?!


Визуально все это себе представлял находясь под большим впечатлением от книги В. Санина описывающей зимовку на антарктической станции "Восток". название вроде бы: "Новичок в Антарктиде". И определенная инфраструктура есть, но в пределах численности исследовательской группы в два десятка человек.

Старый Империалист написал(а):

Откуда на Европе метановый снег? Это же не Титан.


Ваша правда. Конечно же вполне себе водяной снег и лед. И подледный теплый океан с теоретическими запасами воды больше чем на Земле, при размерах меньше Луны.

Старый Империалист написал(а):

Станислав Лем, "Возвращение со звёзд".


Не помню, читал в детстве или нет, все больше рассказы про пилота Пиркса вспоминаю. Но освежу память. Однако, хочу упомянуть, что на оригинальность в вопросе внушаемого миролюбия не претендую нисколько, ибо это где только и кем не описывалось, правда на память все больше подавление хим препаратами приходит (кино "Эквилибриум" тому пример).

За тапки спасибо.

0

7

Глава 1

Чем мне нравится дальний космос, так это тем, что случайные люди здесь не задерживаются. Коллектив маленький, кто на год, а кто и больше, в зависимости от вахты, и только от тебя зависит, как ты этот год проживешь. Год не выдержит никакая маска, и не скроешься от людей, не отсидишься. Кто-то вливается в коллектив, становясь его частью, бывало, оставаясь еще на вахту - другую, лишь бы не терять той, почти ментальной, связи с напарниками, а кто-то кое-как оттянув положенное, так и не заведя, не то что друзей, даже приятелей, с первым же рейсом возвращается в обжитое пространство, никогда больше не уходя дальше орбиты Марса. Но про таких быстро забывают, даже их имена уже через неделю начисто стираются из памяти.
Ранний подъем, пять утра по времени базы. Контрастный душ, разминка, неспешная пробежка, в легком тренировочном костюме, по чуть пружинящему, под кроссовками, полу кольцевого коридора, идущего вдоль внешней стены центрального купола. Медленно, что бы собраться с мыслями.
Тычок кулаком в плечо, раздирающе зевающего Родимцева, выползающего из личного отсека. Приветы и крепкие рукопожатия, на ходу, с остальными: Павел, Родион, Артем. Крепкие, подтянутые парни, пятеро, вместе со мной. Малая группа, но такой базе как Эхо, большая и не положена, так, первый аванпост, до полноценного развернутого поселения еще ой как далеко.
Порыкивая, гоню подгогатывающих, от очередной рассказанной шутки, парней, а у самого на душе неспокойно. Первые жаворонки из исследовательского пула испуганно жмутся к стенкам в полутемном коридоре, пропуская нашу группу несущуюся, немилосердно грохоча, словно стадо слонов, на завершающем круге.
Только неделя здесь, но к ранним пробежкам я своих уже приучил. Неделя, всего неделя, но привычно все, как будто не первый год я здесь, сколько таких групп у меня было, за те пятнадцать лет, что я старшим. И вроде все по накатанной, стыкуй с научниками план разведки и перечень экспериментов, назначай очередность партии, но, если бы не одно очень большое и жирное «Но»…
Со мной вчера связался Стрельников. Капитан НСБ, не бывший, бывших там не бывает. Один из немногих моих настоящих друзей, и один из немногих кто остался, несмотря ни на что, на Земле.
Черт! После стольких лет, я даже не знал, жив ли он еще, он почти сразу пропал из поля зрения, да и я, сказать по совести, уходя, обрывал все концы, вырывал с корнем, от вселенской обиды на все человечество. А тут он объявился, как чертик из табакерки, словно и не прошло два десятка лет. Все такой же, ни на иоту ни изменившаяся гора мышц, с чуть ироничной ухмылкой и добрыми глазами, обманчивыми, прямо скажем.
«Ну здравствуй, Стрелок» - Назвал он меня по конторскому прозвищу, уголки губ чуть дрогнули обозначая улыбку, когда он смотрел в мое, я все же надеюсь, оставшееся непроницаемым, лицо. Привет из прошлого, словно обухом топора, вдарил по голове, со всего маху. Впервые, за долгое время, я молчал, не зная, что и ответить. А он посерьезнел на глазах, взгляд изменился, словно зверь выглянул наружу, на секунду, в приоткрывшуюся клетку, толкая волну страха перед собой. Я знал этот взгляд, привычно давая волне стечь по телу, в такие минуты к капитану старался никто близко не подходить:
«Батю помнишь?» - Спросил он, а я кивнул в ответ, контр-адмирал Снегов был последним начальником ГРУ, не крайним, к сожалению, именно последним. Живо вспомнились лунные верфи, прощание Бати с боевыми кораблями. Три последних, легких крейсера, которые еще держало за собой разведуправление, наши птички, на одной из которых, я, еще лейтенантом, в составе десантируемой группы ходил к Плутону, резали на металл, даже не пытаясь переоборудовать под гражданские нужды. Нет, им нужно было с корнем выдрать любое напоминание об армии, флоте, любую память о нас. А Батя стоял, в белой парадке, увешанный орденами и медалями, левой ладонью накрыв гарду кортика, а правой касаясь козырька.
«Все, нет больше Бати, похороны завтра».
Из груди рвались вопросы: «Как, что», но Стрельников одним движением остановил меня:
«Прилетай, все объясню».
Он давно уже отключил связь, а я все еще сидел и вспоминал: то жесткий, командный голос, то его отеческое: «Сынки» и персональное мое: «Крепись», когда две тройки из нашей группы не вернулось с Марса, а меня захлестывала отупляющая апатия. И дело было не в прошедшей буквально на расстоянии вытянутой руки смерти, а в том, что погибли безответно шестеро хороших парней, более опытных, более знающих и поэтому шедших впереди.
Вот поэтому парни бегут, на ходу перебрасываясь беззлобными подначками, а я переживаю давно не свойственные мне душевные метания.
Тихий ойк впереди, успеваю увидеть как опрометчиво выскочившую в коридор худенькую девушку, аккурат под ноги разогнавшейся команды, не растерявшись, ловко подхватывает Артем, смуглый, чуть восточного типа, парнишка, молодой совсем, двадцать два года, и остаток дистанции, рисуясь, добегает уже с ней. Поставил на пол, как сразу обступили, совершенно закрывая собой, куда ей, минимум на голову ниже каждого.
Расталкиваю зубоскалов. Девушка вся красная, словно маков цвет, парни веселые, за словом в карман не лезут.
«Поймал, неси домой!» - И еще кучу подобных шуточек, вываливают на, незнающую куда себя деть, красавицу.
- Так, кто тут у нас. – Порыкиваю на свою банду, разглядывая раскрасневшуюся и от этого еще более привлекательную девушку.
- И угораздило же тебя Катерина. – Узнаю помощницу начальника базы, между прочим, серьезного ученого, с кучей научных работ и внешностью школьницы лет пятнадцати. Которая обманывает даже меня, хотя я и знаю ее реальный возраст, под тридцать лет.
- Ой, Павел Константинович. – Она умоляюще взглянула на меня. А я принял решение. Еще раз рыкнул на парней:
- Так, шуточки отставили, тренировку никто не отменял, быстро в спортзал, и полный комплекс, чтоб отработали, приду проверю. – И уже девушке:
- Пойдем, ты же к Георгичу? – Она кивнула робко. Еще не веря в быстрое избавление. А я улыбнулся, хитро подмигнув:
- Вот и славно, мне к нему же, как раз провожу.
Начальника базы, тоже крупного ученого, мысленно хмыкнул, за все двадцать лет, я тут мелких и не встречал наверно, звали Каримов Джон Георгиевич. Чтож интеграция принимает, иной раз, странные формы, чему примером служило исконно английское имя с таким же исконно греческим, но давно обрусевшим отчеством. Сам ученый по этому поводу не переживал, больше он переживал, что становиться каким-то завхозом-хозяйственником, а не апологетом от науки.
Вот и сейчас он истово ругался по дальней связи с кем-то на орбитальной.
- Вы понимаете, мне нужно, нужно мне, понимаете! – Каримов со злостью отключил абонента, с шумом выдохнул. Уставился на меня.
- Не вовремя? – Задал я напрашивающийся вопрос. Тот секунд десять зло подышал, сверкая глазами, но потом, успокоившись, вяло махнул рукой:
- Че уж там, садись.

+4

8

Несколько заплаток. А.Курзанцев написал: "а кто-то(ЗПТ) кое-как оттянув положенное,"   /   "по чуть пружинящему(,-лишняя) под кроссовками(,-лишняя) полу кольцевого коридора,"    /   "но такой базе(ЗПТ) как (")Эхо("), большая и не положена,"   /   "Один из (немногих) моих настоящих друзей, и один из (немногих)(ЗПТ) кто остался,"       - Второе можно заменить на "тех".   /   "успеваю увидеть(ЗПТ) как опрометчиво выскочившую в коридор"   /   "и от этого еще более привлекательную (девушку)."     - Мб лучше "особу"?   /   "- И угораздило же тебя(ЗПТ) Катерина. –"   /   "чтоб отработали, приду(ЗПТ) проверю."   /   "Начальника базы, тоже крупного ученого, (мысленно хмыкнул, за все двадцать лет, я тут мелких и не встречал(ЗПТ) наверно,) звали Каримов"       - МБ размышления выделить скобками, а не запятыми?   /   "Чтож(ЗПТ) интеграция принимает, иной раз,".

+1

9

Интересное начало. Цепляет. Буду следить
Самое главное что виден серьезный  прогресс как автора.

+1

10

Egorenkovvitalii написал(а):

Интересное начало. Цепляет. Буду следить Самое главное что виден серьезный  прогресс как автора.


Спасибо за лестную оценку!

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Конкурса соискателей » Ее последние солдаты (Рабочее название) жанр НФ с элементами боевика.