Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Гвора » Ландскнехты ("Дети Гамельна. Зимний Виноградник 2.0)


Ландскнехты ("Дети Гамельна. Зимний Виноградник 2.0)

Сообщений 151 страница 157 из 157

151

Подкинули нам мысль... поначалу мысль была просто забавной хохмой, а потом как-то укоренилась и шутка за шуткой, шаг за шагом - начала обретать определенные черты.
В общем, возможно, что зловещий пантеон пополнится еще одним созданием. В будущем.

__________________________________________________________

- Знание – сила!
С этими словами Йожин грохнул на стол громадный талмуд, который от времени даже не почернел, а приобрел трудноописуемый оттенок, в коем смешалась вся темная палитра, цвета патины и, кажется, ржавчина.
- Все уже было описано до нас, - отец экзекутор с некоторым усилием открыл книгу, вернее откинул крышку из толстой доски, обтянутой кожей и обитой позеленевшей от времени медью (а может и бронзой). От перелистывания поднялись клубы старой пыли, которые повисли над столом, как пороховой дым после гранаты.
- Отец Даниил Гловеро собрал все описания, какие только сумел, - комментировал по ходу действия Йожин. – А поскольку он был муж разумный и прилежный, то постарался в меру сил своих отсеять наиболее бесполезное, оставив лишь истину… насколько это было возможно.
- А это как, отсеял? – полюбопытствовал Мирослав. - Вернее, по принципу какому?
- Свидетельства, в коих демон поднимался в небо на сатанинских крылах, кривлялся премерзейшим образом, пускал огонь и дым из зада, а так же ругательно и громогласно возводил хулу на Иисуса и всех святых, он опускал.
- Какой разумный человек, - пробормотал ведьмак. - Побольше бы нам таких
- Вот, - палец Йожина уперся в черные строчки, написанные быстрым угловатым почерком, какой встречается, если писец уже нетверд рукой от усталости, но старается записывать быстро.
Новый клуб пыли поднялся в воздух, Вольфрам оглушительно чихнул.
- Ни черта не понимаю, - признался Мирослав.
Йожин перекрестил его, скорчив зловещую физиономию. Следопыт виновато потупился и слегка шлепнул себя по губам – дескать, все понял.
- Итак… - монах подвигал челюстью, переводя про себя старую латынь. – Демон уравнивания.
- А почему… - начал, было, Вольфрам.
- Ибо, - отрезал Йожин. – Росту в нем семь футов или около того. А это значит… - он внимательно посмотрел на меченосца. – Что он тебя на голову выше.
- Длиннее, - поправил пунктуальный немец.
- Общими чертами схож с человеком, - продолжил экзекутор. – Однако скачет по деревьям с той же легкостью, как ходит по земле. Но летать судя по всему не может, а слухи о полетах вызваны его предивной прыгучестью.
- Интересно, - протянул Мирослав. - А не африканский ли обезьян какой? Гиен все помнят?
Присутствующие, которые отлично помнили случай с гиенами, сперва принятыми за демонов, закивали. Йожин подождал немного и продолжил:
- Жертвы свои расчленяет, однако не рвет на куски, а действует подобно мяснику. Обычно уносит с собой какие-либо части, обычно черепа и хребты, однако не всегда. Части означенные – никто после не находит.
- Мерзость какая…
- Слушай дальше. Морда либо железная, либо сокрыта маской, а по краям обрамлена щупальцами, будто у гидры озерной. Шупальца длиною в четыре-пять вершков. Шкура на вид что грязь болотная либо зеленая. Речью человеческой не владеет, но может издавать разные звуки, повторяя услышанное, как будто насмехаясь и коверкая слова. А еще он может становиться невидимым…
- А вот это плохо, - заметил Мирослав.
- … но не до конца. Здесь написано «свидетели человеческими словами сие описать не сумели, а лишь сошлись в том, что демон одновременно и не виден, и замечен может быть, хотя и с большим трудом, представляя собой как будто рябь водяную на ветру». Вот так.
- Рябь на воде… - повторил Вольфрам.
- Именно так.
- Дальше всякая ерунда, - Йожин пролистнул страницу. – И еще немного про оружие.
- О, самое интересное, - подобрался ведьмак.
- Жертвы свои чудовище полосует кинжалом или рвет двумя крючьями, что на деснице. Еще у него есть копье. Явно магическое, потому что становится то коротким, то длинным, то пикою, то алебардой о многих лезвиях. Бросается сетями из железной проволоки толщиной с волос, а так же клинками. А еще… а еще… Еще испускает из глаз спицу претончайшую, красного цвета. Спица яркая, и природой своей с лучом света весьма схожа – не имеет телесности, но дивно горяча. И куда она падает, то спустя несколько мгновений возгорается адским огнем без дыма. Однако спица сия поражает исключительно толпы честных христиан, потому тварь и называется «демон уравнивания».
- Не понял… мудрено как-то...
- Гловеро пишет, что демон не убивает детей и слабых, увечных, старых. Нападая один на один – использует дивные крючья. А спицу пускает из глаз лишь когда врагов много и вооружены они аркебузами. Вот так. Словно проклятая душа, что обрела удивительные способности, но применять их может только равновесно. Сила на силу.
- Какая-то жуткая тварь, - честно признался Вольфрам. – И странная.
- Но нам за нее заплатили, - припечатал молчавший доселе Гюнтер. – А значит, быть демону убитым. Ну… или нам. От колдовской красной спицы.

+2

152

Чекист написал(а):

Обычно уносит с собой какие-либо части, обычно черепа и хребты, однако не всегда.

Близкий повтор.

А в целом - идея перспективная...

+1

153

Договор подписан, гонорар получен. Ждем весной в магазинах)

"Ты видишь, дорогой Отец Небесный, печальную судьбу раба своего Беллинга.
Ниспошли ему милую маленькую войну, чтобы тот мог улучшить бытие своё и продолжить славить имя Твоё.
Аминь."
(Вильгельм-Себастьян фон Беллинг, командир гусарского полка "Der ganze Tod")

+1

154

Поздравляю!!!
Дальнейших творческих успехов!   http://read.amahrov.ru/smile/write.gif 
  http://read.amahrov.ru/smile/drinks.gif    http://read.amahrov.ru/smile/drinks.gif    http://read.amahrov.ru/smile/drinks.gif

+1

155

Алксей написал(а):

Дальнейших творческих успехов!

Спасибо!)

"Кордон" уже за треть перевалил)

0

156

Небольшой кусочек из второй книги

Луна показала мутный лик, испещренный темными пятнами - словно оспа поразила небесное светило. Вольфраму некстати вспомнилось, что серебряный диск часто называют "солнцем мертвых". Причем, ошибочно - всяческие призраки предпочитают полную темноту, кровососы и упыри луну недолюбливают по каким-то своим счетам. "Солнышко" она, пожалуй, лишь для оборотней, и то не всех.
Тварь, что скрывалась в лесу, оборотнем точно не являлась.
Отакар словно прочитал мысли меченосца. Поляк выбиваясь из сил тащил на себе едва переставлявшего ноги мавра, запыхался и был крайне зол.
- Вот что за паскудство такое?! Каждый раз, когда надо в кровь разбить чью-то лохматую морду, луна светит вовсю?! - шумно выдыхая, вопросил Отакар. - Лыбится, сволочь серебристая... - и потребовал. - Помогай! А то наш Абрамка совсем плохой...
Абрафо и в самом деле был совсем плох. Мавра колотило будто в лихорадке, несмотря на теплую овчинную безрукавку. Копье в его руке выписывало острием широкие петли, по лицу струился пот. Темная кожа блестела, как намазанная маслом .
- Бросай его, - мрачно прогудел Вольфрам. - Помрешь уставшим. Передохни.
- Че? - не сообразил поляк. - Кого бросать?
- Не уйти, - все так же ровно, с мертвенным спокойствием, пояснил немец. - Тварь близко.
- Курва их мать! - громко выразил отношение ко всему происходящему Отакар, но мавра выпустил. Абрафо безвольно осел на траву, копье он не выронил, но скорее из-за судороги, что свела пальцы, нежели от готовности сражаться. Оружейник тихо бормотал на непонятном языке - похоже, молился на родном наречии. Из-за пазухи Абрафо выкатился уже бесполезный компас. Сломанная безделушка легла на сыроватую землю стеклом вверх и стало видно, что стрелка встала точно напротив "N". Как приклеенная, без тени прежней дрожи.
- Хорошо, - пробормотал Вольфрам, проводя сапогом по траве, словно бык в дурной гишпанской забаве под названием "хорридус". - Роса еще не выпала, ноги скользить не будут.
Отакар ничего не ответил, решив "послушать землю" по ведьмачьему примеру. Для верности сорвал и разжевал травинку, как часто делал Мирослав. Стебель оказался горьким, вяжущим и никакой ясности уму не добавил. А вот земля, остывшая за ночь, неприятно холодила ухо.
- Вовремя из леса вышли, - продолжал негромко рассуждать меченосец. - Промеж деревьев оно бы нас схарчило в миг.
- Оставьте меня, - неожиданно прошептал Абрафо, раскачиваясь, но по-прежнему не выпуская оружие. Копье мавр держал как весло.
- Заткни хайло, - рыкнул Отакар, не поднимая голову.
Мавр послушно умолк и закачался еще сильнее. Немец сбросил плащ, затем снял перевязь. Клинок меча тихо прошелестел, скользя по дереву ножен. По своему обыкновению, Вольфрам воткнул его острием в землю, как большой молитвенный крест, и начал тщательно разминать запястья, готовя связки и мышцы к тяжелой работе.
- Цирк уродов, - пробормотал Отакар. - Можно по деревням кататься, деньги собирать. В Бремен, опять же, заехать, на ярмарку.
Он закрыл глаза и еще раз попробовал прислушаться. Как и следовало ожидать, ничего не происходило. Рядом шумел Вольфрам, тяжело притоптывая и приседая, как борец перед кулачной потехой. Шептал непонятные слова Абрафо. Еще шуршала трава на легком ветерке, скрипели беспокойные букашки, и доносился невнятный гул, словно корни глубоко внизу шумели, переплетаясь и раздвигая плоть самой земли.
В тот момент, когда поляк собрался плюнуть и признать, что ведьмака, даже самого паршивенького, из него не получилось - произошло. Как будто невидимая, но плотная завеса опустилась, скрывая гренадера от окружающего мира. Недожеванная травинка распустилась на языке медовой сладостью, наливая тело силой и готовностью к схватке. Отакар почувствовал касание Силы. Не доброй, как божье благословение, и не злой, как заемная, дьявольская мощь малефиков. Чужой силы, стоящей наособицу и от мира живых, и от мира мертвых.
Вот, значит, как слушал окружающий мир ведьмак, подумалось гренадеру. Но почему лес и равнина ответили ему, Отакару, человеку верующему в Христа и потому колдунства избегающему? Случайно ли так вышло или природе, что раскинулась вокруг, было отвратительно и чуждо создание, что пришло за их чернокожим товарищем?
Сила скользнула по коже теплой волной, обострив слух. И Отакар тоже услышал.
Стук. Стук. Стук. Стук.
Не слишком далеко, но и не рядом, что-то равномерно гремело, будто костяная погремушка, и звук этот расходился по земной толще, словно круги на воде. Стук повторялся часто и в очень знакомом ритме, причем каждый новый удар по земле складывался из короткой серии в три-четыре стука потише и помельче. Все ближе и ближе.
Стук. Стук...
Отакар оторвал порядком подзастывшее ухо от земли, поднялся на ноги, отряхивая перчатки от прилипших комочков земли. Выплюнул измочаленную травинку, которая вновь стала полынно-горькой.
- Идет. Большая тварь, с медведя, не меньше. Стучит когтями, как в барабан долбит. Не уйдем.
- А я так и говорил, - скупо и безо всякого веселья улыбнулся Вольфрам. - Здесь и будем драться. Хорошее место.
- Эй, мавра черная, вставай, - Отакар обратился к Абрафо без особой надежды, скорее для порядка. - Съедят. Или жопа отмерзнет.
- Он не боец, - тихо произнес Вольфрам, отвернулся и продолжил с необычной для себя витиеватостью речи, - демон страха и призраки прошлого захватили его душу. Биться будем вдвоем.
Отакар сплюнул, смачно и весьма искусно, выражая одновременно и критику чернокожего оружейника, который их, собственно, поставил в такое положение, и презрение к будущему противнику. Презрение, надо сказать, больше показное, потому что левая, увечная рука поляка слегка подрагивала, а по спине змеилась струйка пота. Отакар считался одним из лучших в роте оборотнебойцев, но, слушая равномерный стук чудовищных когтей, подумал, что на такую тварь надо бы выходить не меньше, чем вдесятером. И уж никак не вдвоем.
Чертов мавр, чертовы страхи и чертов компас!
Но говорить подобное вслух было как-то неловко и неудобно, можно даже сказать унизительно для репутации. И поляк лишь снова цыкнул зубом и сплюнул в траву. С некоторым трудом, надо сказать, поскольку во рту от страха пересохло.
- Уходите, уходите, пока можете, - пробормотал Абрафо, точнее выдавил сквозь лязгающие от ужаса зубы, дробя отдельные слоги на всхлипы. - Это не ваш бой, не ваше наследие. Уходите...
- Нет больше той любви, если кто душу свою положит за други своя, - назидательно сказал Вольфрам, подхватывая меч. Немец положил клинок на плечо и повернулся в сторону опушки. Вовремя.
Серая тень скользнула вдоль черной границы деревьев. Отакар уважительно присвистнул - тень была больше обычного медведя раза в полтора. Вольфрам строго поглядел на мавра - тот окончательно лишился разума. Абрафо скинул овчину, разорвал на себе рубаху и пал ниц, что-то быстро-быстро проговаривая. Ни слова было непонятно, но оружейник явно о чем-то молил. Рыдания сотрясали дородное тело чернокожего, на мокрой от пота спине белели три длинные полосы - старые шрамы от огромных когтей - лезвие таких широких и рваных следов не оставляет.
Вольфрам покачал головой, однако ничего не сказал. Лишь проверил, качнув плечом, легко ли будет вынести клинок на удар. Отакар взвесил в руке тесак, скривился и, кинув свое оружие рядом с Абрафо, подобрал копье мавра.
Серая тень сдвинулась, повернула низкий, покатый бугор, который располагался там, где у обычного существа должна быть голова. Лунный свет отразился в зрачках создания холодными зелеными отблесками. Поляк невольно вздрогнул, и даже невозмутимый Вольфрам шумно выдохнул. У тварных созданий, даже тех, что живут среди вечной тьмы, таких глаз не бывает. Этакие замогильные зенки сверкают у призраков и прочих умертвий, не принадлежащих миру живых. Но серое чудовище казалось вполне тварным и очень, прямо до отвращения, натурным. Материалистичным, как сказал бы хитромудрый Мортенсен, любящий щегольнуть красивым словцом.
Тварь припала к земле и двинулась полукругом, заходя со стороны луны. От ландскнехтов монстра теперь отделяло не больше двадцати локтей - из дамского баллестера можно достать. Не сговариваясь, люди шагнули вперед, вставая между ночным пришельцем и рыдающим в смертном ужасе оружейником. Поляк глубоко втянул воздух. Удивился - чудище оказалось с наветренной стороны, однако никакого запаха от него не происходило. Вообще ничего! А ведь должно нести как от стаи мокрых псин, вон, сволочь, здоровенная какая!
- Мавр не боец. И в самом деле будем вывозить вдвоем, - Отакар надеялся, что прозвучало уверенно, поскольку мелкая дрожь захватила и нижнюю челюсть. - На острие не пойдет, не дура.
Вольфрам молча кивнул, соглашаясь с невысказанной, но очевидной мыслью - тварь достаточно хитра, чтобы зайти со стороны мертвого светила. А значит, и по-медвежьи, встав на задние лапы, вряд ли навалится. Да и туша у нее скорее уродливого волка-переростка... Почему-то вспомнились давние гиены. Кажется, скотина и в самом деле чем-то отдаленно напоминала тех африканских собак. Только гиена зверь все-таки малый, в половину от большого волка. А этому созданию не был ровней даже большой черный волк, что водятся в самом сердце Шварцвальда.
- Принимай по фронту, ты поустойчивее, - тихо предложил Отакар, крепче сжимая древко маврова копья. - Я попробую с бочины достать.
Вольфрам снова кивнул, одним движением плеча скинул меч. Чуть присел, будто в землю врос, принял классическую стойку для "узкого боя" двуручником - левое плечо вперед, рука на пяте клинка, правая на рукояти, ближе к навершию, острие смотрит в центр фигуры противника. Рубить тварь было бесполезно - слишком большая скотина. Оставалось лишь надеяться, что удастся засадить клинок в пасть или на худой конец проломить череп. Вряд ли башка у чудища прочнее доброго рыцарского доспеха, хотя кто его знает... Так или иначе, видя когти врага, фон Эшенбах отчетливо понимал, что у него будет только один удар, больше не успеть. И если повезет, еще один у Отакара. После чего кто-из них - меченосец или колдовской гиеноволк - ляжет в траву навсегда. Немцу захотелось помолиться, чтобы как обычно в минуты страха обрести силу в обращении к Всевышнему. Но Вольфрам лишь крепче сжал рукоять меча, потому что есть время говорить, и время биться насмерть. Господь всевидящ, и если будет на то Его воля, Эшенбах переживет эту ночь, дабы восславить Его милость.
Страшилище сместилось еще немного вперед. Шелестела трава под мощными лапами, постукивали и шуршали неубираемые когти, однако потусторонний враг не издавал ни звука и даже, кажется, не дышал. Лишь странное, едва уловимое свечение, похожее на болотный огонь, обволакивало шкуру, похожую на щетку сапожника - волос короткий, но густой и жесткий. Неясно было, это призрачный свет исходящий от самой твари или так луна подсвечивает шкуру серебристыми лучами. Двинулись короткие полукруглые уши, прижимаясь к покатому черепу, похожему на гранитный валун и на вид такому же тяжелому. Лязгнули зубы в широченной пасти.
- Все немцы - козлы, - тихо сказал Отакар неожиданно для самого себя. - Но хорошо, что твой меч рядом.
Вольфрам издал странный звук - то ли поперхнулся, то ли фыркнул. Кажется, он даже хотел что-то ответить, но не успел. Серая чудовищная тень бросилась вперед, все так же в полном молчании и зеленоватом свечении, словно огромная гнилушка на болоте. Прямо к Абрафо, словно и не стояли на пути два готовых к бою ландскнехта.

+3

157

Чекист написал(а):

Причем, ошибочно

Здесь уместно добавить глагол:
Причем называют ошибочно

Чекист написал(а):

оно бы нас схарчило в миг

вмиг (слитно)

Чекист написал(а):

Стук. Стук. Стук. Стук.

Поскольку речь идёт об отдельных звуках, лучше будет "Тук. Тук. Тук. Тук."

Чекист написал(а):

назидательно сказал Вольфрам

Здесь ПМСМ лучше подошло бы "произнёс".

Чекист написал(а):

Ни слова было непонятно

не понятно (раздельно)

Чекист написал(а):

никакого запаха от него не происходило

не исходило

Чекист написал(а):

Оставалось лишь надеяться, что удастся засадить клинок в пасть

Как вариант - "вогнать клинок".

Чекист написал(а):

Двинулись короткие полукруглые уши

Может быть, "Шевельнулись"?

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Гвора » Ландскнехты ("Дети Гамельна. Зимний Виноградник 2.0)