Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Шторм

Сообщений 21 страница 30 из 78

21

Вячик написал(а):

Размеры у экзотических плодов были довольно скромные - раза в два меньше, чем у тех, которые продаются в российских супермаркетах.

И внутри куча несъедобных косточек, которые нужно выплевывать. Иначе это культурный сорт, который размножается лишь вегетативно, т.е. откуда он возьмется на острове? Кстати, бананы вообще родом из Юго-Восточной Азии, на Карибах без людской помощи не появятся.

0

22

Вячик написал(а):

- Хотел бы, чтоб он пряпо сейчас здесь приземлился и, не дай Бог

прямо

Вячик написал(а):

Пока подобных проблем не возникала, но бережёного Бог бережёт.

возникало

+1

23

Кстати, в Африке есть река Нигер, одноимённая страна, и Нигерия до кучи. И никого это не парит – карты не переделывают. А от ваших политкорректных «афроамериканцев» скоро до «афроафриканцев» докатимся. И вообще, пусть это англосаксов и прочих просвещённых европейцев напрягает – их предки живым шоколадом торговали и на плантациях негров гнобили, а у славян нет этого чувства исторической вины. От слова совсем.
- Ладно, проехали, - буркнул Раймонд. – Главное, чтобы ты при чернокожем такого не ляпнул, он ведь твои историко-филологические изыски до конца не дослушает, может и сразу в дыню зарядить.
- А то я не понимаю. Только это пока не актуально – на острове ни чернокожих, ни краснокожих… Никого, кроме нас. Давай уже бананы собирать. Только действительно, стоит поглядывать, куда руки тянешь. Змеи-то вряд ли, а вот какой-никакой паук ядовитый запросто может в гроздьях прятаться. Не стоит проверять, появились ли у тебя способности в медицинской магии.
- Разумеется. И, на всякий случай, в рот ничего не тянуть, пока в ручье как следует не вымоем. Не хватало ещё какую-нибудь тропическую заразу подцепить.
- Эт-то понятно. А по сколько набирать будем?
- Жадничать не стоит – никуда эти бананы от нас не убегут, возьмём «на попробовать» пару-тройку гроздьев. Нам ведь, в первую очередь, дрова притаранить нужно.
- Согласен, - кивнул Валерий. – А ну-ка погоди!..
Вильчевский направился к стене тростника, что росла метрах в пятидесяти. Раймонд сначала оторопел, а потом, догадавшись в чём дело, пошёл следом за другом.
Шли не по асфальту, да и под ноги смотреть надо было,  поэтому прошло около двух-трёх минут, пока добрались до цели. Причём Романовский оказался проворнее, и первым, наклонив один из стеблей, рубанул по нему своим мачете. Поднёс место отруба к лицу, понюхал, и лизнул.
- Он? – поинтересовался подошедший Валерка.
- Сладкий. Ты молодец. Очень пригодится, если мы тут надолго застряли.
- Классно! Особенно при наличии Сёмкиных способностей. Теперь необязательно будет у Олеськи сахар выпрашивать когда ром кончится.
- Всё бы тебе бухло, - с укоризной посмотрел на друга Раймонд. – О душе бы подумал…
- Ладно, тебе не наливаем.
- Да иди ты!.. А как, кстати, сок из него выжимать будем? Сам-то ведь не течёт.
- Да не вопрос – дайте мне только достаточно железа, - Вильчевский уже представил примитивную установку, с помощью которой можно было выжимать сок из стеблей.
- А где тут железа взять? Баллон не дам, компрессор – тоже.
- Ладно, решать проблемы будем по мере их возникновения. Сруби ещё пару стеблей и пошли, а то в лагере реально костёр потухнет.

***

Нагрузились друзья дровами, бананами и тростником слишком серьёзно, мало того, что тащить пришлось много, так ещё и жутко неудобный и слишком разный груз, поэтому на подходе к месту своей дислокации пришлось кликнуть Семёна на помощь. Тот прибежал немедленно, и втроём доставили всё к палаткам уже без проблем. Для начала немедленно отправились плескаться в лагуне – всё-таки климат плюс физическая нагрузка заставили здорово пропотеть. В первую очередь хотелось не есть, а избавится от грязи и пота. Да и просто освежиться.
Уха уже была готова, групер под углями тоже доходил, но не удержались, начали с бананов – больно хотелось попробовать экзотический фрукт натурального происхождения. Оказалось – ничего особенного, магазинные были и слаще, и ароматнее. Но всё равно появление свежей растительной пищи вносило приятное разнообразие в рацион, к тому же калории есть калории.
- Кстати, - заметила Олеся, - это даже хорошо, что они несладкие – можно попробовать запечь в качестве гарнира. А то рис с гречкой уже поддостали.
- Разумно мыслишь, сестрёнка, - немедленно согласился Ковалёв. – Усугублю: лучше вообще для этого использовать зелёные. Там ведь их много, да, ребят?
- Просто завались, - немедленно отозвался Валерка. – Завтра вместе сходим – увидите. Подозреваю, что на этой «Поляне изобилия» нас ждёт ещё немало «открытий чудных».
- В смысле? – не понял Ковалёв.
- Думаю, что она специально для подобных туристов фирмой-организатором разными вкусностями засеяна. У нас с Ромкой просто времени для подробного исследования не имелось. Но сегодня идти туда уже не стоит – слишком резко здесь солнце за горизонт ныряет…
- Про сегодня и речи быть не может, - немедленно согласилась Олеся. – И вообще уже, давайте обедать. Аппетит не сбили?
- Не дождёшься! – мужчины направились к котлу, и стали наполнять полулитровые кружки свежесваренной ухой.
Бульон оказался шикарным, но на собственно уху не тянул – друзья, конечно, прихватили с собой свежие овощи, но они закончились ещё на первой неделе робинзонады. Олесе пришлось сдабривать суп сушёными луком, морковкой и петрушкой. Из свежих присутствовал только чеснок – головок пять ещё оставалось в запасах. Так что, несмотря на наваристую юшку из бородавчатки и головы групера, данную уху нельзя было сравнить с нормальной рыбацкой на берегу любой русской, да и не только русской реки – ведь там и картошечка плавает, и морковка своими оранжевыми крапинками придаёт не только вкус, но и красоту блюду. А непременная порезанная помидорка… А рубленные укроп, петрушка и кинза…
Но имеем то, что имеем…
- Очень вкусно, Олесенька! – Семён выпил из кружки последний глоток. – Думаю, что выражаю общее мнение. Из топора суп варить не пробовала? Должно получиться.
- Согласен с предыдущим оратором, - кивнул Романовский. – Я за добавкой.
Добавки себе плеснули все, бульон действительно был с очень насыщенным вкусом и ароматным. А потом пришло время и запечённой рыбки, та оказалась выше всяких похвал, Вильчевский, правда, буркнул, что один бок слегка подгорел, но ему единогласно предложили не выпендриваться, снять действительно слегка подгоревшую кожицу, и наслаждаться сочным и нежным рыбьим филе.
- А для меня хорошо зажаренная или запечённая рыбка, - сварливо огрызнулся Валерий, - это как раз золотистая корочка на кожице.
- Тогда надо было брать с собой Ольгу. И духовку, - снова вступилась за своего сегодняшнего партнёра по дежурству Олеся. – Шикарно у Семёна получилось, а тебя, способного сдохнуть от голода рядом с полным холодильником, к готовке не случайно не подпускают.
- Да я и не рвусь, - слегка оторопел от такого натиска Валерка. – Просто, Сень, а не хочешь попробовать в следующий раз запечь рыбку или что другое взглядом? Как костёр зажёг.
- Я тебе не термоизлучатель.
- То есть? Костёр-то ты зажёг.
- Ну да. Я просто ускорил процесс окисления целлюлозы кислородом воздуха. А так – древесина и так «горела», просто очень медленно.
- Не понял…
- У тебя очень старые книжки есть? Ну, или вообще, ты держал в руках старые книжки?
- Разумеется.
- Обращал внимание на то, что со стороны среза бумага достаточно побуревшая, а собственно страницы почти белые?
- Точно не помню, но вроде бы ты прав, и что?
- А то, что снаружи бумага постоянно подвергалась атаке кислорода. И «горела», обугливалась. Медленно-премедленно. Но за десятки лет это стало заметным. Кстати, ты наверное хотя бы в кино видел, что древние свитки как будто кто-то по краям опалил. Видел?
- Ну да. То есть…
- Никто их паяльной лампой не жёг, просто за века их края реально «обгорели».
- Вероятно, ты прав, но…
- Да никаких «но» - я не умею «греть» взглядом или силой мысли. Судя по всему, могу лишь ускорять реакции которые идут и так, только очень медленно идут. Так что попытайся я запечь рыбу своей «магией», она, скорее всего, просто моментально бы протухла.
- И то не факт, - вставила Олеся. – Ты ведь, если мне не изменяет память, по углеводам специализируешься?
- Ну да.
- Так пока только они тебе и подчинялись.
- Согласен, - слегка задумался Семён. – Ладно, сестрёнка, дай поужинать в кайф, потом придумаю что-нибудь «тестовое» на эту тему.
Рыбку сметали достаточно быстро, после чего вальяжно расположились переваривать сегодняшний ужин под подобие «Дайкири». Подобие, потому, что не могли себе позволить выдавливать в кружку достаточное количество сока лайма.
- Так что, Сень, ты придумал себе контрольное испытание? – подал голос слегка осоловевший Романовский.
- Не вопрос, Ром. Завтра поставим кипятиться морскую воду. Я при этом поприсутствую. И всё станет ясно.

+7

24

Вячик написал(а):

В первую очередь хотелось не есть, а избавится от грязи и пота.

с ь

+1

25

Вячик написал(а):

Завтра поставим кипятиться морскую воду. Я при этом поприсутствую. И всё станет ясно.


Будет пытаться соль взглядом отжимать?

0

26

Wild Cat написал(а):

Будет пытаться соль взглядом отжимать?

Не. Химик персонаж всётки...
Извините, коллеги - я реально обленился... Постараюсь войти в писучий режим... :)

0

27

- А чего завтра? – удивился Вильчевский. – Куда-то спешим? Я, ради такого дела готов и котелок сполоснуть, и за водичкой к лагуне сбегать. Какие проблемы?
- Эксперименты в поддатом виде производить не стоит… - Ковалёв хотел возразить, но внезапно передумал. – А давай! Тащи сюда воду, а ты, Ром, дрова поближе к костру доставь.
- А чего это ты раскомандовался, - немного набычился Раймонд. – Типа со своими магическими силами собираешься?
- Типа того. Давай, завязывай пререкаться, а то шорты твои сейчас задымятся – уж углеводами я точно управлять умею, - весело хмыкнул Семён.
- Я тебе сейчас поуправляю! – немедленно рыкнула Олеся. – В этих шортах, между прочим, находится кое-что мне весьма дорогое.
- А ну заткнулись! – взвился Романовский. – Иду уже. Но один из вас завтра в морду получит, а другая будет наказана прямо сегодня.
- Лесь, - не утерпел Ковалёв, когда Раймонд ушёл к дровяному складу, - а как он тебя наказывает?
- Тебе лучше не знать – жены-то рядом нет. Будешь сильно страдать, если расскажу. А сейчас… - женщина приподнялась и отвесила  Семёну полноценную оплеуху, - твои страдания всего лишь физические.
- Эй, ты чего? – вскочил Ковалёв.
- В самом деле, - подал голос Вильчевский, вернувшийся с котелком. – Почему драка? Я разрешения не давал…
- Сейчас и ты схлопочешь, козёл! – Олеся включила программу «псих-самовзвод», а когда такое делает женщина, да ещё умная, да ещё худо-бедно владеющая холодным оружием, которое у неё под рукой – спасти могут только броня или бетон…
- Остынь, сестрёнка! – Семён старался говорить максимально спокойно. – Ты чего так завелась, а? Мы мало друг друга подкалываем? Да, виноват, не подумавши ляпнул, прости… Но нельзя же сразу в такую агрессию впадать! Неужели нужно доказывать, что ты нам самая близкая и родная из женщин? Наравне с жёнами, матерями и дочками?..
- Какая прелесть! А драка будет? – захваченные эмоциональным общением друзья не заметили, что вернулся Раймонд с дровами. – Вас что, на пару минут оставить нельзя?
- А вот скажи, доктор, - прервал друга Валерка, - ты ведь в своём меде психиатрию тоже изучал?
- Целый семестр. Да и каждый пятый мой пациент из этих: достали суицидники и иже с ними. Сначала даже хотелось их специально инструктировать как правильно вены себе в следующий раз вскрывать, чтобы «Скорая» не справилась… А это ты к чему?
- Так вот скажи нам, медицинское светило, - вмешался Семён, - можем ли мы быть психически вменяемыми, в свете событий последних суток?
- Вменяемыми – да, - спокойно отреагировал Раймонд, - адекватными – вряд ли. Кстати, то, что мы ещё не распсиховались по-чёрному – разум держит. Но в любой момент «предохранитель» у каждого может слететь. Тем более птеродактиль этот…
- То есть тебя больше напрягает летающий ящер, чем тот факт, что Олеся животными командует, я взглядом костёр зажигаю, а Валерка пальцами сталь мнёт? И про луну напомню.
- Если бы просто дракон, - не преминула вставить Олеся. – Он с всадником был. Не помнишь уже?
- Помню, конечно. Ладно, чего воду в ступе толочь – давайте её кипятить. А я проверю, только ли сахарами «командовать» могу…
- И то верно, - кивнул Вильчевский, и водрузил котелок с морской водой над дровами, которые Раймонд предусмотрительно вывалил сразу в очаг. – Давай, Махмуд, поджигай!
Семён упёрся взглядом в сучья, и никого уже не удивило, когда они сначала задымились, а потом под котелком весело заплясали языки пламени.
- Уже колдуешь?
- Нет, Ром – сосредотачиваюсь. Пусть закипит сначала, - напряжённо буркнул Ковалёв, глядя на воду. – Не мешай, пожалуйста.
Семён, как и раньше, не пытался представлять себе атомы и молекулы в виде шариков, он управлял на формульном уровне. И сейчас требовалось заставить ионы «аш плюс» при соединении с ионами «хлор минус» быстро превращаться в газ и немедленно покидать столь ненавистную для любого газа горячую воду. В результате должна неудержимо расти концентрация гидроксида натрия. Теоретически, так можно и в реальном мире превратить солёную воду в раствор щёлочи, знай только дистиллировки подливай по мере выкипания, и имей запас времени. Солидный такой запас…
В котле, наконец, забурлило, все в ожидании уставились на посудину.
- Сень, а как мы узнаем, что получилось? – не выдержала Олеся.
- Помутнеть должно, - сквозь зубы выдавил Ковалёв не отрывая взгляда от бурлящей жидкости. – Если получится щёлочь, то она осадит из морской воды гидроксид магния…
- Ща позырим, - не выдержал Вильчевский и заглянул в котёл. – Ой, ёооо!
Стремительно выделяющийся хлороводород безжалостно шибанул по слизистым любопытствующего. Валерку просто отшвырнуло от костра. Далее последовала сложносочиненная матерная тирада по поводу химии, химиков и Семёна конкретно.
- То есть получилось, - удовлетворённо выдохнул Ковалёв. – Неорганика тоже подчиняется. А тебя, Валер, в школе учили, как нужно нюхать незнакомые вещества?
- Да пошёл ты! – пострадавший оторвал, наконец, ладони от лица и часто-часто заморгал. Нельзя сказать, что слёзы градом катились по его лицу, но щёки были мокрыми. – Хулиганы зрения, блин, лишили!
- Дай посмотрю! – тут же подскочил Раймонд.
- Да отстань! Сейчас водой промою, и всё нормально будет, - отмахнулся Вильчевский.
- То есть, - резюмировала Олеся, - ты можешь управлять реакциями и неорганическими.
- Пока выяснилось только то, что я могу управлять сдвигом равновесия. Ну и ускорять, естественно, момент его наступления. Ладно, пока хватит. Темнеет уже. Пойдёмте-ка на берег, звёздами полюбуемся.
- И то верно, - Валерка уже промыл глаза. – Посмотрим, на Земле ли мы.
- Точнее: в солнечной ли системе, - уточнил Ковалёв. – Луна на месте. Вот по звёздочкам и посмотрим…
  По чёрному бархату неба рассыпались бриллианты звёзд… Какая банальщина!..
Но ведь на самом деле взгляду человека никогда не представится более прекрасной, более величественной и более чарующей картины, чем звёздное небо.  Ковалёв «заболел» им классе в четвёртом. Перечитал тьму научно-популярных книжек по астрономии, мастерил примитивные телескопы… Пригодилось, кстати, чисто практически пригодилось – хоть уже к концу школы Семён окончательно решил, что наиглавнейшей из наук является химия, но девушки на вечерних прогулках очень ценили парня, который мог рассказывать о звёздах над головой. Со всеми вытекающими из этого последствиями ценили. В том числе и та, которая вышла за него замуж в конце концов…
Всё оказалось на месте – и Большая Медведица, и Полярная звезда светились у горизонта, прямо над головой проплывал величественный Орион, уже много тысячелетий назад замахнувшийся своей дубиной на Тельца, горел огнями «Большой зимний треугольник»: Сириус, Бетельгейзе и Процион… А вот южнее небо было незнакомым – звёзды Южного полушария Семён, до путешествия на Карибы не видел никогда. Но главный вопрос решился.
- Господа и дама, мы на Земле. Наше небо…
- Оно поможет нам, - перефразируя Высоцкого ехидно вставил Раймонд.
- Зачёт! – усмехнулась Олеся. – Мой муж научился каламбурить. Ну и что дальше?
- А дальше – спать пора, - зевнул Вильчевский. – Давайте проснёмся в нашем мире. Ни разу не пожалею об утраченной магии.
- Аналогично, - кивнул Семён. – Полностью согласен с предыдущим оратором. Айда по палаткам. Только иллюзиков по поводу возврата в нашу реальность у меня почему-то не возникает.

Глава 3

Чуда, конечно, не произошло. В смысле, всё осталось по-прежнему – голубое небо безо всяких инверсионных следов от самолётов, полная луна на нём, Семён уже привычным усилием мысли зажёг костёр, так что не осталось никаких сомнений в том, что «попадалово» не приснилось.
После завтрака, как и договаривались вчера, отправились на «Поляну изобилия». Все четверо – оставлять в лагере дежурного посчитали излишним, остров всё-таки необитаемый. Ходу было минут пятнадцать, по дороге не молчали.
- Мальчишки и девчонки, - начал Раймонд, - есть подозрение, что влипли мы всерьёз и надолго…
- Если не навсегда, - отозвалась его жена.
- Вот именно. Не пора ли подумать о земледелии?
- Согласен, - кивнул Семён. – Сам уже на этот предмет размышлял. Бананы-бананами, но кашу тоже из чего-то варить надо, да и что-нибудь хлебоподобное выпекать. У нас имеются греча, рис, фасоль и горох. Рис, разумеется, отпадает, ибо уже явно мёртвый, а вот с остальным стоит попробовать. Олесь, ты у нас биолог – тебе и зёрна в руки.
- Во-во, - немедленно поддержал Валерка. – Помните, в «Таинственном острове» Сайрас Смит из одного зёрнышка целый колхоз организовал.
- Да не вопрос, - на ходу пожала плечами Олеся. – Только не вздумайте взвалить все заботы на хрупкие женские плечи. Семена проращу, посажу, а вот готовить делянку и ухаживать за ней придётся вам. Я буду агрономом, а остальные рядовыми земледельцами. Вопросы?
- Есть, - буркнул Ковалёв. – Не к тебе. Ром, как ты живёшь с этой мегерой? Она по дому хоть что-нибудь делает или только команды отдаёт?
- Сёмочка, а почему ты у Гудвина вместо смелости мозги не попросил? – вкрадчиво поинтересовалась Романовская. – У меня ведь мачете в руке, а девочка я нервная и очень обидчивая.
- Лесенька!..
- Никакая я тебе не «лесенка». Ты наказан! Делянку найду я, а вот тебе лопатку в зубы и превратить джунгли в пашню. Всё ясно?
- Всё. Молчу, солнышко наше, молчу. А то весь остров перепахать заставишь.
Так, в дружеской пикировке, добрались до заветной поляны, где и принялись собирать всё то, что ниспослала Мать-Природа. Набрали как спелых бананов на десерт, так и несозревших на гарнир, нарубили с десяток стеблей сахарного тростника, а, кроме того, обнаружили пару небольших деревьев с незнакомыми красными плодами. Поскольку их активно клевали местные птицы, было решено, что вряд ли данные экзотические фрукты ядовиты, и тоже прихватили с десяток. Птицы, кстати, совершенно не боялись людей, ведь никто из двуногих на них пока не охотился. Одна из них, размером с городского голубя, но совершенно иссиня-чёрного цвета и с крупным горбатым клювом, вообще пренагло села на ветку дерева с которого собирали урожай в метре от Раймонда, и возмущённо издала: «Пиоонг!», вероятно, рассчитывая, что данный гигант должен понять, что вкрай обнаглел и должен немедленно удалиться.
- Олесь, чего от меня хочет эта нахальная ворона?
- Это ани. Скорее кукушка, чем ворона. А я, напомню, животных не понимаю, только приказывать им могу. Кстати, проверим, не разучилась ли…
Не разучилась – чёрная птица немедленно вспорхнула с ветки, опустилась на землю и побежала по тропинке.
- Пошли! – махнула рукой друзьям Олеся. – Я попросила её показать, где ещё какие-нибудь съедобные фрукты-ягоды растут.
- Да нам вроде хватает, - пожал плечами Киселёв. – Как продуктов, так и времени.
- Не хватает разнообразия в рационе. Особенно в плане десерта, - немедленно возразил Раймонд. – Какие-нибудь новые ягодки-фруктики не помешали бы. Да и ром хлебать поднадоело, хочется иногда и стакан винчика какого-никакого. Ты ведь организуешь в случае успеха местное «бужуле»?
Птица достаточно быстро утомилась путешествовать «пешком», и стала перепархивать с куста на куст, дожидаясь пока к ней приблизятся идущие следом люди. Наконец ани привела друзей к кусту вокруг веток которого тесно-тесно лепились ярко-жёлтые ягоды размером с некрупную виноградину. Три недовольных собрата птицы кормившиеся здесь, недовольно «пионгнули» на свою товарку и улетели, а та, что привела компанию, спокойно сидела на ветке соседнего дерева широко расставив ноги и, склонив голову, смотрела на людей. Она как бы приглашала попробовать гостей своё угощение.
- Фигасе! Мегаоблепиха! – Валерий протянул руку и сорвал одну ягодину. – Типа физалиса, только с косточкой, - сплюнул ту самую косточку он. – На вино не пойдёт. Но съедобно.
- Почему, - Раймонд тоже попробовал непонятный плод, - Если сока из тростника добавить, вполне себе бормотуха может получиться. Только стоит ли?
- Совершенно не стоит, - Семён тоже попробовал ягодку. – Явно не сырьё для нормального вина. Килограммчик наберём, и айда обратно, лады?
Так и сделали, тем более, что тащить к лагерю продуктов и так набрали немало. Плюс дровишек по дороге требовалось прихватить.
А вот по возвращении ждал сюрприз. Даже целых два…
- Приветствую вас, господа! – невысокий мужчина затянутый в зелёный кожаный костюм обозначил полупоклон. – Сержант гвардии Криус.
Говорил визитёр на слегка корявом английском, но всё было понятно. Благо, что языком Шекспира в компании владели все. Олеся, кроме того говорила по-французски, Семён знал немецкий, а Раймонд, разумеется, спокойно мог общаться на родном латышском. Не столь свободно как по-русски - всё-таки даже с родной речью могут появиться проблемы, если её не использовать… Хотя, какая разница? Знания главы семьи Романовских в этом плане были совершенно неактуальными.
- Здравствуйте, сержант! - первым сориентировался Ковалёв. – Чем обязаны вашему визиту? Мы что-то нарушили? – Семён машинально начал общаться с местным военным как с сотрудником ДПС.
- Думаю, что не в вашей воле было что-то нарушить, - усмехнулся визитёр. – Вы с ТОЙ СТОРОНЫ?
- Простите, с какой это «с той»? – поинтересовалась Олеся.
- А вы разве не заметили, что находитесь не в своём мире? – недоумённо посмотрел на женщину сержант. – Ничего необычного не заметили?
- А что мы должны были заметить? – решил слукавить Валерка, чтобы хотя бы предварительно разведать ситуацию. – Те же небо, море и остров. Забрать нас должны через неделю. И почему мы должны верить вам, совершенно непонятно как попавшему сюда, что это какой-то «иной мир»? Самое необычное пока, это ваше появление.
Остальные сразу сообразили, чего хочет Вильчевский, и не стали ему мешать. В самом деле – «неправильную» фазу луны могли и не заметить, не обратить на неё внимания, на отсутствие инверсионных следов самолётов тоже, могли не заметить дракона с всадником, не обнаружить у себя сверхспособностей…
- В самом деле считаете, что находитесь там, куда приехали? – настороженно посмотрел на «робинзонов» Криус. – Хорошо, пойдёмте на берег.
В лагуне плескался дракон. Здоровенная животина медного окраса с относительно короткой шеей и такой головой, что не оставалось никаких сомнений по поводу того, что зверюга плотоядная.
Теперь стало окончательно понятно, как попал на остров незваный гость.
- Ну что, - посмотрел на ребят всадник, - есть ещё сомнения по поводу того, что вы не в своём мире?
- Вынужден признать, что таких животных никогда не видели, и не слышали о них, - согласился Семён. – Но у меня сложилось впечатление, что вы заранее знали о нашем нахождении на этом острове, что вы прилетели на этом драконе именно к нам. Я правильно понимаю, что вы именно прилетели? И именно на драконе, так?
- Совершенно верно, - кивнул сержант. – Вчера патрульный совершавший облёт после Шторма Полнолуния сообщил, что на одном из запретных островов обнаружены люди. Поэтому я здесь.
- Ничего не понимаю, - вмешался доселе молчавший Раймонд. – Что за «шторм полнолуния»? Почему остров запретный? Мы совершенно законно купили сюда путёвку…
- Немного терпения, господа, я всё объясню. Дело в том, что уже много веков, когда совпадают эквинокс, полнолуние и шторм, на одном из трёх островов, зачастую обнаруживают людей из другого мира… - сержант вдруг прервал свой рассказ, обернулся к своему дракону, а потом пристально посмотрел на Олесю. – Госпожа, Растас подчиняется мне, и только мне. Ваши приказы выполнять не будет. Но он вас услышал. А я его. Почему вы меня обманывали? – этот вопрос был адресован уже всем.
- Не понял, - ошалел Семён и посмотрел на Олесю. Если бы не загар, то можно было бы не сомневаться, что женщина краснеет, уж больно сконфуженно она выглядела. – В чём дело, Лесь?
- Госпожа приказала моему дракону выйти на берег, - внёс ясность сержант. – Она может повелевать животными и знает это. Но только не драконами при их всадниках.
- Прошу простить, - буркнула женщина.
- Принимается, - усмехнулся Криус. – Но, повторяю: вы меня обманули. Вы поняли, что не в своём мире. Вы обрели способности, которыми не владели ранее. Как и все те, кто хоть и очень редко попадал к нам с ТОЙ СТОРОНЫ. Я не сержусь, ибо понимаю ваше состояние – действительно наивно откровенничать с первым встречным в такой ситуации. Но не беспокойтесь: король Архана Анджей Смелый ценит магов и щедро воздаёт им за услуги.
- Анджей? – переспросил Вильчевский. – Поляк?
- Я не понимаю, что значит «поляк», господин, - снова обозначил полупоклон сержант. – Но прошу не связывать непонятных слов с именем моего короля.

+8

28

- Я не понимаю, что значит «поляк», господин, - снова обозначил полупоклон сержант. – Но прошу не связывать непонятных слов с именем моего короля.


Это слово ругательное, и прошу его ко мне не применять:)) (С)

0

29

- Ни в коем случае не хотел обидеть твоего государя, воин, - тут же сообразил Валерка. – Я сам поляк по происхождению, это национальность у нас такая, и имя Анджей очень часто встречается у моего народа. Моего сына зовут так же.
- Вы королевской крови, господин? – всадник отступил на шаг и поклонился.
- Да нет же!  У нас можно давать своим детям любые имена, это никак не связано с положением человека в обществе…
- Не продолжайте, господин, - ещё раз поклонился сержант, - я всё равно не пойму…
- Позвольте вмешаться в вашу беседу, - прервал диалог Семён, но вы что-то говорили о том, что том, что попавшие к вам «с той стороны» становились магами, мы правильно поняли?
- Именно так, господин,  - подтвердил Криус. – Они приносили и приносят немалую пользу королевству, поэтому можете не беспокоиться – вы будете встречены с почётом. Через три-четыре дня после моего отлёта за вами придёт корабль.
- Ну вот, Олесенька, - повернулся к подруге Ковалёв, - земледелием заниматься не придётся. Тебе гречу с горохом проращивать, а мне грядки копать.
- Это мы ещё посмотрим…
- Не-не-не! Ты же ведь спалилась первой – ты и «наказана», - лучезарно улыбнулся Семён в ответ на испепеляющий взгляд.
- Господа! – прервал перепалку всадник. – Я скоро улечу, но желал бы узнать, какими способностями вы владеете. Чтобы доложить о них Верховному Магу и королю. В вашей воле не отвечать, но, поверьте, честный ответ никак не будет использован вам во вред. О способностях госпожи  уже понятно.
- Простите, дорогой Криус, - заговорил Раймонд, - не хотите ли вы разделить с нами обед? А, может быть и ужин. Вам так срочно необходимо вылетать?
- Благодарю за приглашение, - сержант не повёлся на любезность, - но я обязан вернуться до заката. И как можно скорее доложить о вашем появлении. К тому же, всадники летают обычно на пустой желудок. Так вы скажете о своих новых способностях?
- Да, - Семён решил, что визитёру можно доверять. – Я могу управлять превращениями веществ. Хотите, подожгу что-нибудь взглядом?
- Не утруждайте себя, господин – верю. Тем более, что на этом пляже и гореть-то нечему…
- Повелеваю металлом, - пафосно подключился Вильчевский. – Показать?
- Мне достаточно вашего слова, господин, - не стал требовать доказательств сержант. – А вы? – это уже к Раймонду.
- А я вас разочарую, сударь, - с делано-виноватой улыбкой ответил Романовский. – Никаких особенных способностей у меня не обнаружилось.
- Не может быть! – слегка оторопел сержант. – Кем вы были в своём мире?
- А какое это имеет значение?
- Магические способности попавших к нам всегда были связаны с их деятельностью в своём мире.
- Не понял, - шепнул на ухо Валерке Семён, - что, на этих островах никогда не оттягивались просто сыночки-бездельники наших олигархов? С девками…
- Видимо они не попадали на эквинокс, плюс полнолуние, плюс шторм.
- Я работал врачом-травматологом, - ответил тем временем Раймонд.
- Простите?..
- Целителем ран он работал, - перевела Олеся. – Но здесь своё искусство применять пока не пришлось.
- Тогда понятно, - усмехнулся всадник. – Ну что же, мне пора. Дня через три-четыре за вами придёт корабль, будьте готовы к отъезду.
- Простите, - не удержался Семён, - но нам хотелось бы задать вам ещё несколько вопросов, сержант.
- Не сомневаюсь. Думаю, что даже больше, чем несколько. У вас будет возможность достаточно обстоятельно побеседовать с офицером, который приплывёт за вами. А я действительно уже должен лететь  Малибор с докладом.
Криус не поворачивался в сторону моря, но явно отдал приказ своему дракону прекратить заниматься водными процедурами и вылезать на берег, ибо тот немедленно перестал плескаться и направился к пляжу.
Когда крылатая зверюга выбралась на песок, робинзоны слегка ошалели от грозного вида летающего ящера: туловище чуть больше лошадиного, несколько большая, чем у лошади голова, хвост около двух метров, а когда чудовище раскинуло крылья, чтобы просушить их на солнце, стало очевидно, что размах около двадцати метров.
- Не, - буркнула Олеся, - я ещё представляю, что ЭТО может лететь, но как оно может ВЗЛЕТЕТЬ? Разве что со скалы спрыгнуть.
- Вот сейчас и посмотрим, - спокойно произнёс её муж. – Меня в этом мире уже мало что удивляет.
- А я, - поделился Валерка, - всё время, пока этот динозавр плавал, гадал, сколько у него ног. Две всё-таки.
- А ты много знаешь позвоночных, у которых больше четырёх конечностей? – ехидно посмотрела на товарища женщина.
- Ну-у-у… - задумался Вильчевский. – Ангелы разве что…
- Во-во.
Всадник, тем временем, надевал сбрую на своего обсыхающего «скакуна». Закончив, он, не возвращаясь к «островитянам», вскочил в седло, закрепил страховочные ремни и помахал рукой на прощание. Дракон пробежал метров тридцать по пляжу, взмахнул могучими крыльями и взмыл в небеса.
- Не может быть! – ошалело прокомментировал этот взлёт Семён. – Это же против всех законов физики…
- А может он пустой внутри, - совершенно несерьёзно вставил Раймонд. – Или вообще какой-нибудь местный «антигравитон» жрёт.
- Чего гадать, факт есть факт. Пошли домой, надо обед готовить, - Олеся развернулась к палаткам и зашагала по песку.
Остальные молча отправились за ней. Обсудить сложившуюся ситуацию не торопились – события сегодняшнего утра нужно было сначала обдумать. Хотя бы несколько минут. К тому же по прибытии к стоянке Раймонд вдруг задумчиво произнёс:
- Любимая, приляг, пожалуйста, на коврик.
- Что-то не поняла… А с какой целью?
- Ложись, ложись. Приставать при этих я к тебе не буду. На спину ложись.
- Ты чего придумал? – недоумённо посмотрела на мужа женщина, послушно устраиваясь на полиуретановом коврике.
- Лежи себе! – Романовский опустился на колени рядом с женой, и положил ладони ей на живот. Глаза его были закрыты, лицо сосредоточено. Ковалёв с Вильчевским с любопытством наблюдали за манипуляциями друга. Ладони медленно двигались по коже живота постепенно поднимаясь выше. Когда они добрались до бюстгальтера купальника, Олеся не выдержала:
- Э-э! Извращенец! Куда полез?
- Всё в порядке, - Раймонд поднялся на ноги довольно улыбаясь. – Патологий не обнаружено. Лучше, чем на УЗИ всё видно.
- Понятно, - хмыкнул Семён. – Ну что же, маг-лекарь, со вступлением в Клуб!
- Получилось? – Олеся села опираясь на руки, и, довольно улыбаясь, смотрела на мужа. Она изначально слегка комплексовала по поводу того, что все приобрели необычные способности, а её благоверный нет.
- Получилось, получилось, - потёр руки Раймонд. – Давайте-ка, пациентка, освобождайте смотровую – надо и эти два организма обследовать.
- Да пожалуйста, - поднялась женщина. – Спасибо, доктор!
- На здоровье! Если что, я цветы и конфеты не пью.
- Ром устроит?
- Вполне.
- Эй! – шутливо возмутился Семён. – Ром вообще-то общий.
- Во-первых, ты себе и так бухла наколдовать можешь, а во-вторых, нам тут несколько дней торчать осталось – можно не особо экономить.
- Кстати, да, - разулыбался Ковалёв. – В связи с отсутствием необходимости посевная отменяется? Я освобождён от каторжных работ на твоих плантациях?
- Так, алкашня, - упёр руки в боки Романовский, - прекратить посторонние разговоры и на осмотр, мне нужно проверить до какой степени вы изнасиловали собственные печёнки за предыдущую жизнь и за последнюю неделю особенно. Кто первый?

+8

30

Вячик
У людей, кому за 30, часто уже проявляются те или иные болячки. Вот их и можно попытаться обследовать. Ну, вы сами решайте, конечно.

0