Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Юрьев день

Сообщений 21 страница 30 из 356

21

Seg49 написал(а):

Привлечь Жюль Верна к воспитанию  царевича!!!! Любопытно, будет ли попаданец блокировать деятельность "террористов- народовольцев"

Отредактировано Seg49 (Вчера 19:10:34)


Поздно, уже сактировали АII. (выкладка на zellulosa.ru идет опережающими темпами). Остальное разглашать не буду, дабы не разрушать интригу. У кого нетерпеж - можно дочитать там до 9й главы (ну заодно и автора материально поддержать). Цены более чем демократические..

0

22

Игорь написал(а):

Цены более чем демократические..

Абонемента в этой книге нет: все фрагменты (кроме первого) - платные
Читайте мелкий шрифт. =)
У наследника например сейчас 26 глава, и это далеко не конец книги. Ничего не хочу сказать, всем доволен, просто замечание о том как количество перетекает в еще большее количество. Особенно если учесть что автор задумал целый цикл.
Пока что рано об этом думать, но я верю в автора.

0

23

Seg49 написал(а):

Любопытно, будет ли попаданец блокировать деятельность "террористов- народовольцев"


Кстати да. Читал что А2 хотел ввести конституцию. А тут его внезапно убили. Если дедушка ГГ останется жив то неизвестно когда будет царствовать А3. И будет ли царствовать Н2 и когда. И еше вопрос. В то время люди были религиозные. Императоры не исключение. Как ГГ будет реагировать на уроки Закона Божия. Есть возможность прославить раньше такого святого как Серафим Саровский. Если ГГ поспособствыет этому может набрать себе дополнительные очки.

0

24

Ленивый Кот написал(а):

сть возможность прославить раньше такого святого как Серафим Саровский. Если ГГ поспособствыет этому может набрать себе дополнительные очки.

Нах.....? в смысле - зачем??? Синод и так структура исполнительной власти :) , целовать их в разные места нужды нет вообще от слова "совсем".

Ленивый Кот написал(а):

Читал что А2 хотел ввести конституцию

Конституционные проекты царствования Александра II

II. В случае увеличения числа Гласных сообразно с           
примечаниями 1-м и 2-м
Полный состав съезда Гласных может простираться:
в первом случае - до                                          181
во втором случае - до                                         212

Вот и все различия с ГД, что нынешней, что николашкиной: депутанов поменьше :)

0

25

The28AWG написал(а):

Читайте мелкий шрифт. =)
У наследника например сейчас 26 глава, и это далеко не конец книги. Ничего не хочу сказать, всем доволен, просто замечание о том как количество перетекает в еще большее количество. Особенно если учесть что автор задумал целый цикл.
Пока что рано об этом думать, но я верю в автора.

А у мну есть что сказать. Как праильно заметил мелкий шрифт, но нажмите на кнопку с жирной Z.
Но в целом оформление сайта,   берущего деньги, оставляет желать лучшего, что текст в мелком шрифте, что в крупном.

Двадцать шесть глав разделенных по две, да умн на сто читателей - автору надолго хватит на самый широкополосный интернет.  первым пожелаею побольше  читателей колеге Авелю.
Но это пожалуй единсвтенный писатель на целлюлозе, ради  произведеня  которго  зайду на этот сайт.
Остальным жирно будет!

Отредактировано Мэверик (29-08-2016 23:12:45)

+1

26

Идея с великом  понравилась, символично. У меня знакомство  с техникой в детстве, как и у многих, началось с его  ремонта, уст заплаток на шину.
Был еще детский конструктор - тож можно внедрить. Очень полезная вещь для умственного развития детей, заметили еще  начиная от древнихх китайцев и до Канта. Кстати человек создавший первый деский конструктор создал себе состояние.

А  игрушечные железные дороги уже были? а то и можно тож напрогрессорствовать и задоно  пружинныю сталь запатентовать(если еще не), а мож и микроэлектро двигатели... и т.п. и т.д
Игрущечные железные дороги  тж были всегда очень популярны.

Ув автор, но возник вопрс, а не получится ли как в инженере? так сказать цесаревич и его инженер, генерал, канцлер?
хотя и в этот раз  вы смоглаи удивить и внести что то новое, расскрыть тему с новой стороны!

ЗЫ: игрушечные железные дороги уже существуют на тот момент, но все же. А вот детские конструктиоры еще нет :)

Отредактировано Мэверик (30-08-2016 00:04:47)

0

27

Продолжение:





                                                               Глава 5

  Мне было видно, что Чарльз Хис, которого теперь звали Карл Осипович, пребывает на грани отчаяния. Как же так, столь способный ребенок, как я, а английский язык ему ну совершенно никак не дается! Несмотря на огромные усилия преподавателя. Увы, его огорчение было в значительной мере оправдано. Дело в том, что английский я неплохо знал и до первой встречи с воспитателем. Ну то есть как знал – свободно читал технические тексты, почти свободно – художественные, а вот разговорной практики у меня, считай, совсем не было. Понятное дело, что Хис пришел в ужас от моего произношения, а так как он считал, что правильное произношение гораздо важнее словарного запаса, то, с его точки зрения, мое знание языка было чрезвычайно близко к нолю. А сразу все исправить не получалось, потому как слова эти вместе с их неправильным звучанием я помнил давно, и вот так сразу взять и все заменить мне не удавалось. С одной стороны, это было неплохо, так как должно же в мире быть хоть что-то, в чем Алик не силен! Ну так вот вам – английский язык. С другой – не в меру трудолюбивый Хис, будучи огорчен моими на редкость скромными достижениями, убедил отца, что со мной надо заниматься дополнительно. И вот конкретно сейчас он и занимался. А я страдал, но продолжалось это недолго, потому как в комнату ворвалась совершенно взъерошенная горничная.
  - Ой, господин Хис, ваше высочество, что у нас в Питере деется-то! Вот ведь страсть-то какая, Зимний дворец взорвался! Прямо весь, и убитых видимо-невидимо.
  - Уот ду ю  сэйнг? – продемонстрировал свое безупречное произношение Хис, даже не поинтересовавшись, знает ли тетка хоть слово по-английски. Но она не то знала, не то просто сообразила, о чем ее могут спрашивать, и затараторила:
  - Говорят, что светильный газ взорвался, вот только я этому ни капельки не верю. Ну какой может быть газ, когда чуть ли не весь дворец по кирпичику разнесло? Это, наверное, бомбисты.
  - Александр, - с беспокойством привстал Хис, - увы, наши занятия вынужденно прерываются. И на случай, если и здесь произойдет нечто подобное, я должен препроводить вас в безопасное место, но, к сожалению, не знаю, где оно. Мне не успели сказать.
  - Зато я знаю – в садике за дворцом, где мы первый раз запускали шар. Газ там наверняка не взорвется, и бомбисты туда вряд ли проникнут.
  Разумеется, это место я назвал вовсе не из тех соображений, которые озвучил. А просто потому, что в комнате, где мы занимались, было жарко и душно, и небольшая прогулка на свежем воздухе оказалась бы очень кстати.
  - Тогда идем скорее!
  - Может, лучше сначала одеться? Февраль же на дворе, - зевнул я. Действительно, а чего мельтешить-то? Как уже было сказано, на дворе февраль, причем тысяча восемьсот восьмидесятого года. И это значит, что никакой газ в Зимнем не взрывался. А рванул там динамит, притащенный в подвал Степаном Халтуриным. Он хотел убил убить царя, но отправил на тот свет десяток с небольшим солдат охраны, и еще около пятидесяти было ранено. Император же не пострадал – его, кажется, в тот момент вообще во дворце не было. Хотя… кто его знает, у нас же давно многое идет не так! Остается только ждать, пока кто-нибудь прояснит обстановку.
  - Александр, вам помочь одеться?
  - Карл Осипович, я уже готов и жду только вас. Застегните пальто, и мы может идти. 
  Когда мы пришли на место, там, к некоторому моему удивлению, уже маялись маман, пара ее фрейлин, одна из которых держала на руках нашего четвертого брата, годовалого Михаила, Жорж с Ксенией и Ники. Я шепотом спросил у брата:
  - Вы-то как здесь оказались?
  - Мне показалось, что это самое безопасное место. Я так и сказал, когда спросили, - тоже шепотом ответил брат.
  Мать тем временем пыталась узнать у Хиса, что все-таки произошло. А он – у нее. Мне их беседа показалась похожей на викторину, где соревнующиеся стараются выяснить, кто же из них меньше знает о предмете разговора. Но пока соревнование явно шло вничью.
  Наконец Мария Федоровна поняла, что ничего от Хиса не добьется, и накинулась на меня:
  - Алик, ну может ты нам хоть что-нибудь скажешь?
  - Только то, что вряд ли взорвался газ. Скорее поработали бомбисты.
  - Это неважно, но что с отцом и его величеством?
  - Я думаю, мы узнаем об этом минуты через три-четыре.
  - Почему ты так решил?
  - Потому что вон там, между деревьями, только что проскакал всадник без шапки и на взмыленной лошади. Скорее всего, он сейчас у центрального входа. Мне показалось, что это адъютант отца, Сергей Шереметев.
  - Так что же мы здесь стоим? – чуть не сорвалась на визг маман. – Скорее к нему!

  Это действительно был адъютант цесаревича. На его мундире ясно виднелись следы кирпичной пыли, а на лице – потеки какой-то копоти.
  - Что с ними? – еще не добежав, крикнула маман.
  - Его императорское величество Александр Второй погиб, - хмуро сказал адъютант. – Только что опознали тело.
  Ого, успел подумать я. Как это его угораздило?
  - А Саша? – заломила руки великая княгиня. – Что с моим мужем?
  - Его императорское величество Александр Третий, - все так же хмуро молвил Шереметев, - на месте руководит спасательными работами. Очень много пострадавших.
  Маман как стояла, так и опустилась на пол. Вокруг нее захлопотали фрейлины. Я же, убедившись, что на меня, кажется, никто специального внимания не обращает, подошел к адъютанту.
  - Сергей Дмитриевич, с каким заданием вас отправил сюда его величество?
  - Рассказать семье о произошедшем. Убедиться, что с ней все в порядке. Далее действовать по обстоятельствам.
  - Мне кажется, что ваше место сейчас там. Это так?
  - Да.
  - Тогда передайте, пожалуйста, отцу вот что. Поиск и спасение уцелевших – это, конечно, важнейшее дело. Однако не менее важным является расследование взрыва по горячим следам. Если им пренебречь, то организаторы преступления уйдут от ответственности, а тогда, боюсь, совсем скоро придется разворачивать спасательные работы в каком-нибудь другом месте. И хорошо, если только в одном. Почувствовав силу и безнаказанность, мерзавцы воспрянут духом.
  - По-моему, его величество это понимает не хуже вас.
  - Не сомневаюсь, но напомнить все равно лишним не будет.

  Шереметев ускакал, но минут через сорок вернулся, уже в шапке и во главе полутора десятков казаков. Я встречал его у дверей, и он сразу обратился ко мне:
  - Ваше высочество, мне поставлена задача охранять императорскую семью. Причем главное, как сказал его величество – это безопасность наследника цесаревича. Кроме того, он советовал обратиться к вам и принять во внимание то, что вы скажете.
  - Только ко мне?
  - Да, мнение остальных следует учитывать во вторую очередь.
  - Хорошо. Мне думается, что нам, в смысле всей семье, следует переместиться в ту комнату, где мы клеили шар. Она в конце длинного коридора, и других путей попасть в нее нет. Окна высоко, третий этаж, бомбу туда так просто не закинешь, однако патрулировать пространство под окнами все-таки нужно. Ну и подвалы под всем крылом, как мне кажется, надо внимательно осмотреть и взять под охрану.
  - Разумно, - кивнул Шереметев. Кажется, адъютанта совершенно не смущало, что его собеседнику неполные одиннадцать лет.

  - Алик, что теперь будет? – с тревогой спросил меня Николай, когда спешный переезд в выбранную под временное обиталище комнату завершился. – Неужели надежды этих бомбистов имели под собой какую-нибудь реальную основу?
  - Нет, - насколько мог твердо ответил я. – Никакого народного подъема, а уж тем более восстания, не произойдет. Более того, злодейское убийство императора даст отцу повод так ужесточить режим противодействия всяким революционерам, что большинству станет не борьбы.
  - Так ты считаешь, что покушений на нас не будет? – с надеждой посмотрел на меня брат.
  Ага, подумал я, так тебе и дали расслабиться. Бдительность повышать надо, бдительность! И ответил:
  - С чего это ты взял? Обязательно будут! И если мы станем вести себя столь же беззаботно, столь это делал дед, какое-то очередное увенчается успехом.
  - Страшно, - поежился Николай.
  - А жить вообще страшно. Риск в конце концов помереть – стопроцентный. И ничего, живут же люди.
  Брат задумался. Кажется, в таком разрезе он эту проблему еще не рассматривал.

  Отец приехал только поздним вечером, почти ночью. Вопреки распорядку, никто не спал, даже Георгий с Ксенией. Все ждали его возвращения.
  Первым делом свежеиспеченный император обнялся с женой, теперь уже императрицей. Что-то пошептал ей на ухо, видимо успокаивая. Потом подошел к нам с Николаем.
  - Вот так, ребята, - грустно сказал он, - кончилось ваше счастливое детство. – Теперь вам надо как можно быстрее взрослеть, чтобы начать помогать мне в нелегком труде управления державой.
  Так как я предполагал, что примерно скажет нам император по возвращении, то заранее объяснил Николаю, как следует отвечать. И сейчас незаметно ткнул его кулаком в бок. Он сделал шаг вперед.
  - Мы это понимаем, отец, - твердо сказал Ники, - и приложим все силы, чтобы стать тебе полезными как можно скорее.
  - Да, - скромно подтвердил я из-за спины брата, - мы обязательно приложим.

+22

28

Еще кусок:





                                                           Глава 6

  Первое настоящее поручение нам с Николаем пришлось выполнять в мае восемьдесят второго года, сразу после того, как Николаю исполнилось четырнадцать лет, а мне оставалась неделя до тринадцатилетия.
  - В шесть часов вечера нам надлежит быть в кабинете отца, - сообщил мне Николай сразу после обеда.
  - В парадном виде или как?
  - Он не уточнял.
  - Значит, можно в повседневном. Не знаешь, зачем?
  - Точно не знаю, но отец потом сказал что-то вроде «не зря же вы который год вокруг летающих шаров носитесь».
  - Ладно, чего сейчас гадать-то. У тебя вечером тактика?
  - Нет, государственное право.
  - Жалко будет такой урок прогуливать. Вот у меня английский – повезло! Впрочем, может быть, отец нас надолго и не задержит. Значит, давай встретимся без пяти шесть у лестницы.

  В Гатчинский дворец из Аничкова мы переехали через три дня после взрыва, в результате которого наш отец стал императором на год с небольшим раньше, чем в другой истории. И поселились на втором этаже Арсенального каре – то есть правого, если смотреть со стороны площади. Маман, когда увидела, где нам предстоит жить, была поражена аж до потери дара речи. Действительно, отец выбрал довольно своеобразное место, коим до него ни один из владельцев дворца вообще не интересовался. Дело в том, что реально этот самый второй этаж был всего лишь чердаком первого. Он так и назывался – антресольный, и по замыслу архитектора предназначался для прислуги, но к моменту нашего приезда там вообще никто не жил. Комнаты, по всеобщему мнению, имели низкие сводчатые потолки. Насчет сводчатости я спорить не буду, что есть, то есть. Но низкие?! Зажрались, гады! Два метра у стен, больше двух с половиной в центре. Вас бы в хрущевку шестьдесят третьего года постройки, буржуи! В общем, нам с Ники новое место понравилось, отцу, естественно, тоже, раз уж он его выбрал, а мнение всех остальных было проигнорировано. Правда, Мария Федоровна довольно быстро привыкла, а к текущему восемьдесят второму году даже полюбила эти, как она их называла, «наши антресоли».
  Кабинет отца находился в башне Арсенального каре, все на том же антресольном этаже и представлял собой сплюснутую по вертикали копию кабинета Николая Первого на первом этаже и Александра Второго – на третьем. Оба они сейчас были мемориальными, то есть там по возможности все сохранялось так, как было при их последних хозяевах.

  - Так, сыновья, проходите, садитесь, - показал нам на стулья перед длинным столом отец и сел сам. – Пора вам заняться настоящим делом. Вот, значит, есть у меня любопытная бумага. Контр-адмирал Александр Федорович Можайский подал прошение о выделении участка в Красном селе для постройки и последующих испытаний летательного аппарата своей конструкции. А также полутора тысяч рублей, необходимых для этого. Вот папка, в которой собраны все материалы по аппарату. Вам надлежит с ней ознакомиться, разобраться в конструкции, составить о ней свое мнение и доложить его мне. Срок – две недели.
  Я немного повернулся так, чтобы отцу была видна только правая половина моего лица. И три раза моргнул левым глазом.
  - Три недели! – твердо заявил Николай. Что говорить дальше, он знал и сам, без моих подсказок.
  - Потому что проблема сложная и потребует больших усилий, дабы в ней разобраться. Ведь вашему величеству нужны обоснованные рекомендации? Глупых советов, наверное, и без нас есть кому давать.
  - Ладно, три, - согласился отец. – И когда только успел таких умных слов-то нахвататься… А ты, Алик, что скажешь? Справитесь?
  - Справимся, если на эти три недели отменить дневные и вечерние занятия, оставив только утренние, - заявил я. – Иначе можем не успеть.
  Теперь отец ответил не сразу, а после пары минут раздумий.
  - Уговорил! – наконец решился он. – С маман сам поговорю. Но чтоб мне за вас краснеть не пришлось! Чтоб все было как… как… в общем, сами знаете как. Идите! 

  Смотреть документы мы решили в комнате для занятий Николая. Открыв папку, я довольно быстро нашел там искомое, то есть эскизный проект самолета Можайского. Именно эта бумага до двадцатого века не дожила, я мог сказать точно. Исследователям пришлось восстанавливать конструкцию по косвенным признакам, что оказалось непросто. Впрочем, у них в конце концов получилось довольно близко к оригиналу.
  Я смотрел на чертеж, но не с целью вникнуть в подробности конструкции. А просто размышлял – что нам теперь делать? Вариантов вырисовалось три.
  Первый – написать про это дело чистую правду. Мол, проект неудачный. Он не полетит из-за совершенно недостаточной тяги винтомоторной группы. Для того, чтобы эта конструкция даже в идеальных условиях смогла оторваться от земли, тягу надо увеличить раза в три как минимум. Если же аппарат как-то удастся поднять в воздух – например, методом разгона по наклонной полосе – то он, едва взлетев, тут же завалится набок, ибо у него нет ни поперечного угла V крыла, ни элеронов либо еще каких-нибудь элементов управления по крену. И ведь все это будет чистейшей правдой!
  Однако такой вариант мне совершенно не нравился. Как же так – своими руками на корню зарубить первый в мире самолет, причем почти правильных очертаний! Только нелетающий. Нет, это не комильфо.
  Второй вариант – оставить все как есть, то есть дать положительное заключение и не вмешиваться в процесс постройки и летных испытаний. Уже лучше, но тоже не годится, так как неудачные испытания станут серьезным ударом по нашему с Николаем имиджу, а удачные в таком варианте практически исключены.
  И, наконец, третий путь. Вмешаться в процесс постройки, напрячь все силы и сделать так, чтобы это устройство все-таки полетело. Между прочим, не такая уж безнадежная задача. Дело в том, что творение Можайского по своим пропорциям гораздо больше напоминало экраноплан, нежели самолет. Ну так и пусть летает в режиме экраноплана! То есть низенько-низенько. Прекрасный вариант, но в три недели тут никак не уложишься. Да, но отец же дал нам их только на то, чтобы разобраться в проблеме! Вот, значит, мы и заявим – разобрались. Изделие перспективное, запросто может полететь, но только в случае, если будут проведены определенные доработки, список прилагается. Просим разрешить нам принять непосредственное участие в работах, иначе мы не можем гарантировать ожидаемый результат. Все!
  Пока я раздумывал, Николай с надеждой смотрел на меня, но в конце концов не выдержал:
  - Что же ты молчишь? Сможет оно летать или нет?
  - Пока не знаю, надо построить модель этого уё... в смысле, аэроплана.
  - Как ты его назвал?
  - Аэропланом. Ведь он должен летать за счет обтекания поверхностей крыльев встречным воздухом. Воздух – «аэр», поверхность – «план». Согласен?
  - Да…
  - Значит, так - ты еще ножницы, нож, рубанок в руках держать не разучился?
  - С тобой разучишься, как же!
  - Тогда за тобой бумага. Пять больших листов папиросной, три обычной писчей, два картона. И нитки, возьмешь их у кастелянши. А я схожу в столярку за рейками и клеем. Встречаемся здесь, может, до темноты успеем начать.

+29

29

Пост 27

Avel написал(а):

И если мы станем вести себя столь же беззаботно, столь это делал дед, какое-то очередное увенчается успехом.

вместо второго - сколь, а лучше - как

Отредактировано Cobra (03-09-2016 20:24:13)

0

30

А какое по счету было покушение Халтурина? А2 обешали семь счастливых покушений. Неужели Халтурину удалось пронести больше врывчатки?
А не слишком ли Автор торопит события?  http://read.amahrov.ru/smile/JC_thinking.gif

0