Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » День, который не изменить


День, который не изменить

Сообщений 21 страница 30 из 119

21

Итак.
Понемногу начинаем намечать контуры будущей темы.
Как и было сказано, ключевым будет дело на Вохне, а значит в центре событий будут партизаны.
Причем богородские партизаны Герасима Курина и Егора Стулова - никакие не сермяжные гольные мужики, а жители весьма даже зажиточных торговых и ремесленных сел.
Как известно, первая ссора с фуражирами Нея у них произошла вовсе не по патриотическим соображениям, а по понятиям - французы пытались расплачиваться за взятое фальшивыми ассигнациями. 
А там и понеслась.
И все бы хорошо, но автору предстоит писать для возраста 12+. А значит, придется быть крайне осторожным, чтобы, с одной стороны, не погрешить против исторической правды, а с другой - не оказаться в рядах тех, кто так любить все очернять.
А это в данном случае крайне непросто.

Пока мысля такая. Попробовать нарисовать крестьян не классическими партизанами "от сохи",а  ближе к нижегородскому ополчению Смутного Времени.  Эдакие крепкие хозяйственные мужики, "экономические крестьяне", плевать хотевшие на политику. Можно добавить момент "агитации и пропаганды" - французы пытаются рассуждать о том, что "Наполеон придет всем волю даст", а их с этой агитацией посылают подальше: "Как же вам верить, когда вы фальшивые бумажки подсовываете? Лгуны и есть".
Тем более, что был там реальный прецедент, когда московского купца Лариона Смирнова, появившегося в Вохне с прокламациями оккупационных властей, местные мужики крепко избили и сдали казакам.
Что-то в первой повести такое уже было - образы трех ополченцев, с которыми встречались ребята: цирюльник, лабазный сиделец с безменом и крестьянин-"цветовод".

и выходит, надо какой-то баланс выдержать... с одной стороне, не навредить, а с другой - рассказать, как есть. И не в стиле "Нэ так все было, савсэм не так..." а скорее "и так тоже...."
Тем более, некий слом шаблона будет  еще и в плане общего антуража - никаких тебе крестьян в тулупах посередь снегов, события имели место в самом начале октября, золотая осень.

Ну а связкой с первой повестью послужит гусарский корнет. Известно, в Вохонской волости действовал отряд  под командой штаб-ротмистра Павлоградского гусарского полка Богданского в составе 40 сабель   -  гусары Павлоградского полка и казаки Седьмого Денисова полка Войска Донского.

Ну и, конечно, личность Герасима Курина, как главы богородского ополчения, а как же.

Тут еще  другой штрих будет. Стереотип со школы - крепостничество, Салтычиха, помещичьи крестьяне, продавать за свору борзых, Некрасов, злая рекрутчина и так далее. А выяснится, что тут целая волость "экономических крестьян", практически лично свободных, и таких в России едва не треть. Притом не то чтобы богатых, но никакой мякины и лебеды - весьма и весьма зажиточная волость. К тому же эти самые вохонские крестьяне нехило поднялись на сдаче Москвы, куда ездили чиста пограбить, когда из города ушли войска и часть населения. И там вполне мирно разошлись с французами...

Отредактировано Ромей (27-11-2016 22:13:03)

+1

22

Ромей написал(а):

крестьянин-"цветовод".

А это как? Он что как голландцы цветы на продажу выращивал.

0

23

Генерал написал(а):

А это как? Он что как голландцы цветы на продажу выращивал.

Он работал при барской оранжерее в его подмосковном поместье и возил из в Москву. Это в тексте описано.

0

24

Дорога от Вохны
фантастическая повесть

1. 1. Новый знакомый
Скандал, приключившийся  на «круглом столе» всколыхнуло всю школу. Да что там - школу! В Фейсбуке сразу же появились ролики, снятые непосредственно во время скандального заседания, и обсуждение вышло далеко за пределы школьного сообщества. На следующий день об «отпоре, данном фальсификатору истории подмосковными школьниками» упомянули на одном из популярных ток-шоу, и слава возмутителей спокойствия из 8-го «Б» достигла и вовсе немыслимых высот.
На переменках вовсю обсуждали выходку новичка из 8-го Б; одноклассники хлопали  Витьку с Мишкой по плечам, восхищенно говорили : «Ну вы дали!» Учительская отозвалась на событие тяжелым молчанием: педагоги будто сговорились не затрагивать неудобную тему и упорно делали вид, что ничего не произошло. Школьники сделали вид, что приняли правила игры, и лишь на уроках Маркуши нет-нет, да проскакивали ехидные намеки на разгром, который устроили «известному историку, блогеру  и режиссеру».
Но все это нисколько не радовало виновников происшествия. Одноклассники недоумевали: самое время лопаться от гордости и пожинать плоды популярности, наслаждаясь положением на верхней строчке школьного рейтинга - но ничего подобного и в помине нет!  Сугорин с Серёжиным держатся замкнуто, решительно пресекают любые попытки заговорить с ними о скандальном происшествии. Общаются только друг с другом, немедленно замолкают, стоит подойти кому-то третьему.
Пробить эту эту молчаливую блокаду удалось только Лешке Долотову из 10-го «В» - тому самому, кто первым решился подать голос на круглом столе. Долотов был известен всей школе фанатичной привязанностью к военной истории. Он пачками глотает узкоспециальные монографии и мемуары, регулярно выигрывает все мыслимые исторические викторины и олимпиады, посещает кружок при истфаке МГУ,  собирает коллекцию солдатиков и даже состоит в клубе военно-исторической реконструкции. Рассказывали, что Маркуша разрешила ему свободное посещение истори и ставит ему пятерки в четверти автоматом; Лёхины одноклассники поговаривают, что историчка попросту боится его вопросов и искренне радуется, не видя долговязого эрудита на очередном уроке.
Страничка Алексея Долотова в Фейсбуке полна фотографий и видеороликов с исторических фестивалей.   И повсюду он сам в зеленом мундире русского артиллериста времен наполеоновских войн: один и в строю таких же, как и он сам, реконструкторов; возле тупорылой пушчонки, с банником на плече, или  с длинной кремневой фузеей наперевес.
Тогда, в актовом зале, ребята плохо разглядели своего неожиданного союзника - он проявился к вечеру, когда пошла волна постов в соцсетях и школьных сообществах. Долотов предложил встретиться назавтра и поговорить; Витька, внимательно изучив страничку новорго знакомца, согласился.
Историческая встреча состоялась после уроков. В 8-м «Б» было в этот день шесть уроков, как и у десятых классов, а потому ждать никому не пришлось. После недолгого обмена мнениями о заезжем светиле исторической науки - да что о нем говорить, гад он и все тут! - Витька перевел разговор на историческую реконструкцию. С этого момента им оставалось только слушать - казалось, Долотов, мог рассуждать на эту тему часами. Начал он с рассказа о состоявшемся на прошедших выходных «Бородине»- оказывается, этот фестиваль происходил ежегодно, в первые выходные сентября, в память о грозных событиях 1812-го года.  На поле «постановочной» баталии выходило до тысячи человек - пехотные коробки, кавалерия, пушки.  Леха демонстрировал ролики на экране смартфона, и ребята с удивлением узнавали знакомые кирасы и конские хвосты «железных людей», квадратные уланские шапочки и темно-зеленые мундиры русских егерей. А когда в кадре мелькнули в белые с синими отворотами мундиры вестфальцев, Витька задохнулся от неожиданности - казалось, вот-вот камера сместится и поймает в кадр изломанную шеренгу мальчишек-барабанщиков...
Он прикусил губу - до того хотелось вытащить из рюкзачка планшет - «на, смотри, как это было на самом деле!» Мишка, угадав мысли друга, больно стиснул пальцами его руку чуть повыше локтя.
А на экранчике долотовского смартфона уже разворачивалась русская кавалерия: пестрые гусарские мундиры, белые колеты и кожаные каски кирасир, алые казачьи полукафтаны соседствовали  в одном строю. Лошади не слушались седоков, так что строй то и дело ломался - то один, то другой всадник вырывался вперед или наоборот, отставал от товарищей.  Тем не менее, отметил Витька, у  реконструкторов получалось неплохо - шеренга почти сохранила стройность на рысях и даже удержалась некоторое время на галопе - шагов двадцать не больше. Потом ряды конников смешались, и до французов, сбившихся в плотную кучку и ощетинившихся штыками, доскакала уже нестройная толпа. Но вместо того, чтобы ударить с разгону конскими грудями во вражеский строй, смять, раздавить, изрубить, конники затеяли карусель: кружили вокруг «неприятеля» несильно звякали клинками по штукам -   пехотинцы нарочно поднимали оружие повыше, чтобы, не дай бог, не поранить лошадь или всадника...
Полюбовавшись на кавалерийскую атаку, Мишка скептически хмыкнул и совсем было собрался отпустить что-то язвительное,  даже рот для этого открыл. Пришлось уже Витьке незаметно щипать друга за локоть:  понимать надо, в конце концов, эти ребята не каскадеры, на исторических фестивалях не место рискованным трюкам. Так ведь и поубивать друг друга можно!
- А это кто, павлоградцы? - Мишка ткнул пальцем в экранчик, где скакали, сохраняя на галопе равнение, с полдюжины всадников в зеленых мундирах. По возвращении они с Витькой нашли в интернете сведения о кавалеристах армии Кутузова, и теперь точно знали, в каком полку служил спасенный ими юноша-гусар.
- Они самые, клуб «Павлоградский гусарский полк». - Десятиклассник с уважением посмотрел на собеседников. - Зеленое мундирное сукно, красный приборный цвет. Честно говоря, не ожидал, что кто-то в нашей школе в таком разбирается!
- Да было бы в чем  разбираться! - ответил сдержанно-скромно Мишка. - Инфы-то в сети полно...
Ему явно польстила похвала нового знакомого.
-Кстати, с этими их мундирам есть одна забавная история, - продолжал Долотов. Помните «Гусарскую балладу»?
Мишка вопросительно глянул на друга. Так далеко его эрудиция не распространялась.
- Это где «жил-был Анри Четвертый?» - кивнул Витька. Он хорошо помнил эту песенку - отец, когда в хорошем настроении, все время напевает её под нос.
- Ага, оно самое! Там поручик Ржевский встречается с Шурочкой  - это  главная героиня, ее Голубкина играет - так он спрашивает: «Мундир у вас, конечно, павлоградский?» А она в мундире сумских гусар:  серый ментик с красными чикчирами! Так наших павлоградцев все, кому не лень, изводят этой фразой. Они, как услышат: «мундир у вас, конечно, павлоградский?» - бесятся, прям за сабли схватиться готовы!
Мишка хмыкнул. Из объяснений Долотова он уловил лишь знакомое «поручик Ржевский». Оказывается, бравый гусар -герой не только скабрезных анекдотов...
- Леш, а реконструкторы только мундирами и конями занимаются, или историей своего полка тоже? - поинтересовался Витя. - Ну, знаешь, всякие там списки личного состава при Бородино... павлоградцы - те, настоящие, - ведь участвовали в Бородинской битве, раз этот клуб на фестиваль пригласили?
Вите вдруг нестерпимо захотелось узнать что-то о том юноше-гусаре, которого ни спасли от уланских пик. Кто он, что с ним случилось после Бородина? Погиб ли в одном из сражений этой войны, или прошел с русской армией всю Европу и вступил в Париж?
Долотов замялся.
- Вообще-то, на поле могут выйти любые клубы, даже те, кто реконструирует полки, не участвовавшие в данном сражении. Конечно,  кто нормально одет - то есть мундиры там, оружие... Зрителям ведь все равно, какой цвет приборного сукна - гусар-и гусар. Зуб даю - почти никто русского гусара или улана от французского отличить не сможет, особенно издали! Да вот, к примеру - друзья нашего клуба, Третий гусарский полк французской армии. Это ребята из Новосибирска и москвичи; полк, который они выбрали, вообще в России не был, они в то время воевали в Испании. Однако же - участвуют во всех фестивалях...
Французы? - удивился Мишка. наши - и французов играют? - Как же так, они ж против наших были?
- А как иначе? Реконструкция, когда только-только начиналась, иностранные  клубы в СССР никто не приглашал. Они и сейчас не очень-то ездят. А как устраивать битву без неприятеля? Вот и пришлось половине реконструкторов обшиваться в наполеоновские мундиры.
-  Значит, павлоградцев на Бородино не было? -   Витька вернул энтузиаста к интересовавшей его теме.
- Не было. - подтвердил Леха.  - Павлоградский полк действовал на Киевском направлении, в составе армии Тормасова.
Мишка состроил удивленную гримасу: «как-так не было, мы же собственными глазами...» но возразить не успел.
- Могли, кончено, оказаться на Бородино отдельные офицеры или даже команды. Кажется, одна их рота квартировала под Москвой,  возле города Ногинска - тогда он назывался Богородск, - и гусары даже участвовали в деле на речке Вохна, вместе с партизанами Герасима Курина. Тоже, наверное, не слышали?
Витька помотал головой.
- Не, мы только недавно стали интересоваться...
- Да я и сам не очень хорошо знаю. - признался десятиклассник. - Наш клуб каждый год ездит на вохонский фестиваль, вместе с «трешками» - есть, с  реконструкторами из Третьего полка. Это совсем скоро, в конце сентября. В прошлый раз я не смог поехать, а сейчас обязательно выберусь. Наши говорят - отличный фестиваль!
- А павлоградцы на нем будут - не отставал Витька.
- А как же? Это вообще их мероприятие, они там главные организаторы.
-Слушай, а можно с ними как-то познакомиться?
- Ищешь инфу по кому-то из павлоградских гусар? - понимающе кивнул Долотов. - Да, может в клубе и есть какая информация. У них в городе, в краеведческом музее есть целая экспозиция, посещенная 1812-му году и Вохне, краеведы работают. Наверняка чего-то да знают. В интернете ведь не все выложено. Можно туда съездить, это всего час от Москвы на электричке. А то поехали с нами на Вохну? В эту субботу у нас с клубе собрание, вот вы и приходите. Осмотритесь, познакомитесь, а там и решим, как вам помочь.
- С вами? - удивился Мишка. - Так у нас.. это... мундиров нет, ранцев всяких, ружей. Или так, зрителями?
Мишка кривил душой - ружье у них как раз было. Точнее - французский кавалерийский мушкетон. Правда, приклад его был расщеплен пулей, но палил раритет исправно.
- Можно, конечно, и зрителями.  - ответил Леха. - Для клуба заказан целый автобус, места всем хватит. А то подберем для вас какую-нибудь рабочую форму, постоите возле пушек. Народу  в расчетах всегда не хватает, дело найдется. Предки-то отпустят?  А то мы с ночевкой едем...

http://s3.uploads.ru/t/BaPnC.jpg

http://s3.uploads.ru/t/HAVbB.jpg
http://sd.uploads.ru/t/LJA3V.jpg
http://sd.uploads.ru/t/N640Y.jpg
http://sd.uploads.ru/t/9Bnu1.jpg
http://sa.uploads.ru/t/fc12W.jpg

Отредактировано Ромей (04-12-2016 23:12:37)

+4

25

Ромей написал(а):

Изводят этой фразлй.

фразой

+1

26

2. Реконструкторы
Последняя суббота сентября баловала реконструкторов, съехавшихся на фестиваль со всей России, настоящим бабьим летом. Утренний дождик прибил пыль, поднятую колесами автобусов и лошадиными копытами. Воздух над излучиной речки Вохна и сосновым бором - прозрачнее хрусталя, а потому французы на другой стороне луга было видно преотличнейше. Правда, их ряды то и дело затягивало легким белым дымком, и тогда до батареи долетали тугие пушечные удары. В рекой пелене мелькали сдвоенные ряды парижских волонтеров в нарочитых обносках и «революционных» треуголках; на фоне бутафорских изб разворачивались уланы Великого герцогства Варшавского. Дальше, за мостов, в ивняке, маячили серые с красным гусары Третьего полка.
Избам и небольшой часовенке с ярко-желтым куполом предстояло сгореть дотла. Их соорудили специально для баталии и заранее обложили соломой и хворостом. Перед обреченной «деревенькой», в пожухлой траве то тут, то там торчат маленькие, сантиметров двадцати в высоту, зеленые фанерные елочки - ими пиротехники обозначили свои закладки. Витька с Мишкой уже знали, что эти «елочки» расставлены специально для того, чтобы кавалерия в пылу потешной баталии не вылетела случайно на взрывы. Такое иногда случалось, и тогда по всему полю приходилось ловить ошалевших от страха лошадей, оставшихся без седоков.
Впрочем взрывы, огонь - это тоже завтра. А пока даже пушки палят вполсилы, артиллеристы-реконструкторы экономят заряды для главного действа.
Офицер на серой кобыле перед шеренгой «трешек» взмахнул рукой, закричал, приподнимаясь на стременах.
Сабли разом взлетели: серые не крутили ими над головой, а дисциплинированно взяли «на плечо». Витька знал, что, перейдя на рысь, гусары вытянут сабли вперед -так же, как делали это кирасиры Коленкура - в той, настоящей битве...
Вот, сейчас! Ребята уже второй раз наблюдали эту атаку, репетиция продолжалась с самого утра. В лощинке, куда направлялись гусары, колыхалась буро-сизая масса в крестьянских суконных армяках и обшитых мехом безрукавках. Это были местные, павлово-посадские школьники - они каждый год участвовали в фестивале, изображая партизан Герасима Курина. Навстречу накатывающимся серо-алым хлопнуло несколько выстрелов; «партизаны» тесно сомкнули ряды и ощетинились частоколом двурогих свежеоструганных вил, фанерных кос, насаженных торчком и бутафорских пик.
Гусары, совершенно расстроив свою короткую шеренгу, доскакали до самых острий, приняли влево и по одному направились поскакали, обтекая вкруговую. Те, сбившись в плотную группу, напоминали сердитого ежа: «трешки», кружась вокруг этой колючей массы, с замаха рубили по выставленным древкам. «Партизаны» же с всем пылом кидались на «супостатов», в запале стараясь ткнуть вражин своими дрынами. До Витьки доносились выкрики - порой испуганные, но, по большей части, веселые, задорные. От бутафорских пик и рогатин во все стороны летели щепки.
- Чего встали? - рявкнул пожилой реконструктор-артиллерист. - Давайте, поворачиваем!
Ребята, засмотревшиеся на атаку гусар, кинулись к пушке. Витька, вместе с Лешкой Долотовым и двумя другими «артиллёрами» подхватил хобот лафета, Мишка вцепился в спицы колеса. Навалились, крякнули, повернули: пушка - двадцатифунтовый единорог, самое большое орудие  «потешной» артиллерии, - и весила преизрядно.
- С дороги! - заорали сзади. Витька обернулся и едва успел отскочить - вплотную к батарее проходили кавалергарды. Старший, высоченный дядька с закрученными чуть не до висков усами, принял вправо коня, остановился. Кавалергарды в черных кирасах и белых мундирах стоял выстроили шеренгу справа от командира; за их спинами торопливо строились черные с серебром александрийские гусары.
— Вахмистр?
Из шеренги гусар выскочил невысокий всадник, ладно сидящий на вороной лошади.
— Вот что, голубчик, а подрежьте-ка вы серым гусарам хвосты! И нас заодно фланкируете…
Унтер кивнул, вскинув пальцы к козырьку кивера, крутанул лошадь и вернулся к своим.
— Са-а-бли вон! Рысью-марш!
Эх, трубача нет, подумал Витька. А без него — что за кавалерийская атака! Никакого шика. По правилам следовало трубить к галопу, а потом — «Марш-марш!» и «Строй равняйсь!», — эскадрон, подняв палаши, пускает в карьер; усатые унтеры следят, чтобы кавалеристы на правом фланге не отпускали особенно поводов, ибо опытом доказано, что левый фланг не успеет скакать за правым, ежели оный пустит без всякой сноровки…
Все эти подробности вечером, у костра рассказывали им реконструкторы. Ребята слушали, невольно сравнивая собеседников с другими - и с егерями прапорщика Яковлева,с ополченцами, с раненым драгуном. Результаты,у вы, оказывались не в пользу современников. Умом Витька понимал, что реконструкторы не виноваты: ни точностью в деталях обмундирования, ни знанием «исторических реалий, ни увлеченностью даже не заменить того, настоящего: ожидания битвы, близкой смерти, всеобщей готовности пострадать за Отечество. Ну и разговоры, конечно - теперь ребята, как никогда, осознавали, насколько речь предков отличается от современного языка. Некоторые из реконструкторов старательно подражали «старинной», как они думали, манере изъясняться, но почерпнутое в книгах и фильмах никак не могло заменить реального опыта. Жаль, мы не догадались тогда, на биваке яковлевских егерей, хоть аудиозапись включить, подумал Витька. Дали бы реконструкторам послушать, вот бы пригодилось людям...
Ему, и правда, очень хотелось помочь - в конце концов, кто ж виноват, что это им, двум восьмиклассниками, а не этим увлеченным людям выпало увидеть своими глазами Бородинское поле и настоящее, а не постановочное сражение...
Репетиция, тем временем, шла своим чередом. Серые увидели угрозу и начали поворачивать навстречу александрийцам. Но - поздно; закрутившись вокруг крестьянских «ежей», они не успели собраться, сплотить шеренгу и встретить накат русской кавалерии. Да и вами «партизане», воодушевленные подоспевшей помощью, кинулись отбивать крайних гусар от строя. Мальчишки окружали реконструкторов вопящей толпой, и «французы» крутились на месте, ловко отмахивая саблями тянущиеся со всех сторон дреколья.
Но большая часть «трешек» все же успели выстроить шеренгу и встретить кавалергардов лицом к лицу. В последний момент перед сшибкой кавалеристы с обеих сторон заученно разредили шеренги, и картинно, работая на публику, прошли сквозь строй неприятеля «гребенкой». Залязгали клинки, серые гусары ловко разворачивали лошадей, чтобы ударить в спину кавалергардам, но с фланга уже летели черно-серебряные александрийцы прижимая серо-алых к нестройной массе партизан — на вилы, на косы, на разгром…
Пушка грохнула, выбросив двухметровый столб ватно-белого дыма. Бутафорский заряд был слишком слаб, и единорог, вместо того, чтобы откатиться на несколько шагов и зарыться хоботом в дерн, лишь слегка подскакивал на высоких колесах. Витька-то помнил, как отлетали назад тяжелые орудия Курганной батареи; как номера с гиканьем налегали на канаты и гандшпуги, возвращая их на место.
Сейчас этого не требовалось - один «артиллёр» опустил щетинистый ежик банника в ведро с водой, в два движения пробанил ствол, гася недогоревшие порошинки. Второй закинул в жерло полотняный мешочек с порохом, вслед за ним - туго скрученный пучок травы, заменяющий пыж. Первый номер перевернул свой громоздкий инструмент, и прибойником - деревянным утолщением на обратной стороне банника - туго заколотил в пушку заряд.
Командир расчёта ковырнул протравником - заостренным куском проволоки - в затравочном канале пушки, досыпал пороха из медной пороховницы. Стоящий рядом Леха Долотов раздувая щеки, дул на фитиль.
- Па-а-а-берегись!
Витька вместе с остальными отскочил от лафета. Леха вдавил тлеющий фитиль в затравку; порох вспыхнул, рассыпая оранжевые искры и пушка в очередной раз прогрохотала - низко, солидно, напрочь перекрывая и ружейную трескотню и несерьезные «бахи» двухфунтовок.
-А-атставить!
Артиллеристы обернулись. К батарее во весь опор скакал павлоградец в камуфляжной куртке поверх доломана.
- Лексей Борисыч, перерыв! Шабашим! Веди своих на бивак, обедать. Полтора часа отдыхаем, потом еще один прогон!
Руководитель клуба, Алексей Борисович Красильников, - маленький, толстенький, сущий гном, с вечной добродушной улыбкой на круглой физиономии - кивнул. Реконструкторы засуетились возле единорога, собирая принадлежности. Перерыв-перерывом, а порядок надо поддерживать. Мишка уже волок на плече два гандшпуга; Витька же подхватил деревянное ведро, в которое окунали при стрельбе банник. Перед следующей репетицией надо непременно зачерпнуть воды из ручья.
Кавалеристы - и французы» и «русские», - смешавшись, нестройной толпой, рысили к броду, слева от дощатых мостков через ручей. Над недалеким косогором поднимались дымки - в полевых кухнях варилась гречневая каша и щи. Что ж, все правильно: война-войной, а обед - по расписанию. Раз объявлено в программе первого, подготовительного дня фестиваля: «в 15.00 - обед» - так уж не греши, покорми людей. До окончания репетиции три часа, успеют еще навоеваться...

http://sa.uploads.ru/t/QTMdn.jpg
http://s0.uploads.ru/t/WyIpE.jpg
http://s9.uploads.ru/t/K5gza.jpg
http://sd.uploads.ru/t/QtSIL.jpg
http://s3.uploads.ru/t/uV58s.jpg
http://s7.uploads.ru/t/dJPQU.jpg

Отредактировано Ромей (04-12-2016 23:53:16)

+2

27

Ромей написал(а):

Сабли разом взлетели: серые не крутили ими над головой,

Эта фишка обычно приписывается казакам.

Ромей написал(а):

Да и вами «партизане», воодушевленные подоспевшей помощью, кинулись отбивать крайних гусар от строя.

Что не понятно. Наверно сами.

Отредактировано Генерал (05-12-2016 00:48:24)

+1

28

Генерал написал(а):

Эта фишка обычно приписывается казакам.
(Сегодня 00:48:24)


Скорее уж, татарам

0

29

3. Неотвеченный вызов

Нам дорогу б узнать, да повернуть,
Только гонят нас на Березину.
Вместо лета тепла - туман пурги,
Видно, время выплачивать долги...*

Тренькала гитара, гусары и артиллеристы, «французы» и «русские»  негромко подпевали - вразнобой, но душевно, как шутил Витькин папа.  Реконструкторы устроились вокруг костра, новосибирцы вперемешку с москвичами и еще какими-то людьми в разномастных мундирах, заглянувших на огонек и песни. По рукам пошла объемистая кожаная фляга, поленья шипели, стреляли угольками, на жердине, над огнем булькал котелок. Один из гусар покопался за спиной, извлек пачку чая. Отсыпал пол-жмени в ладонь и, коротко замахнувшись, швырнул в закипевшую воду. Мальчик не успел удивиться такому способу заварки, а реконструктор уже выудил из костра тлеющую головню и погрузил ее в котелок. Зашипело, повалил пар, двое гусар сняли жердь с рогулек и принялись большой кружкой разливать чай.

#* Стихи. Е. Исакевича

Гитарист в ментике, накинутом на плечи и смешной шапочке-бонэ, перебирал струны. Этот головной убор - на самом деле, фуражная шапка, предназначенная для ношения вне строя - напомнил ребятам гномьи колпаки из диснеевской «Белоснежки»:  длинный треугольный «хвост», свисающий чуть ли не до плеча, заканчивался замызганной красной кисточкой. Реконструкторы обращались со этими головными уборами без всякого пиетета.  Вот и сейчас, когда понадобилось взять горячий котелок,  гусар стащил бонетку с головы  прихватил ею закопченную ручку.
Тихо тренькнул мобильник. Витька дернулся и завозился в сумке, стараясь поскорее нашарить нексати оживший наджет. Ему было неловко - во-первых, не хотелось мешать гитаристу, а во-вторых - Адексей Борисыч предупреждал же, что в белом лагере принято обходиться без «высоких технологий!» Хотя - порой некоторые реконструкторы нет-нет, да и вытаскивали мобильнки, и отходили от костра, чтобы не смущать окружающих столь явными анахронизмами.
Витьке вставать не пришлось - экран смартфона заволокли какие-то лиловые разводы, потом картинка мигнула, сменившись привычной заставкой. В уголке замигала надпись: «неотвеченный вызов». Мальчик пожал плечами и засунул гаджет назад, в сухарную сумку.
Эти сумки - белые, из грубого холста, на лямке через плечо, с большой костяной пуговицей -  выдали вместе с формой. В «сухарке» полагалось таскать всякие необходимые в реконструкторской жизни мелочи вроде ложки, перочиного ножика, запасных кремней к ружью, зажигалки или  мобильника - карманов на мундирах не было. 
А песня у костра зазвучала снова:

...Что прикажет осипший барабан?
Видно, лечь по осиновым гробам.
Запылают огнем дрова моста,
Видно, рай не построишь на крестах...

Похоже на бардовские песни, подумал Витя. Мама с папой любят такие - Визбора, Городницкого... они со своими однокашниками по МИФИ часто ходили в походы и все время с гитарами. Отец рассказывал как-то о славных, советских еще традициях КСП - Клубов Самодеятельной Песни - ставил старые записи. Здесь было почти то же самое - костер, гитара, пахнущий дымом чай, только вместо романтики походов, байдарок, геологов - совсем другие темы...

...Ожидали от города ключи,
А теперь вот - от голода кричи.
Был заманчив мираж чужих границ,
А теперь мы под стражей черных птиц...

- А я думал, что если партизаны в двенадцатом году - то обязательно снег, зима... - сказал Мишка. - В учебнике даже картинка есть - бородатый такой, с вилами, за поясом топор,а  вокруг - зимний лес. А тут -бабье лето, вон, ночуем в палатках...
Они и правда, решили провести ночь не в доме отдыха, выделенном для реконструкторов, а «белом лагере» - в полотняных палатках, сшитых в точности по образцам походных палаток стародавних времен. В «Белом лагере» свои порядки - здесь не ходят  в «цивильной» одежде, не пользуются газовыми горелками, электрическими фонариками, мобилами и прочими благами цивилизации. Даже яркие упаковки продуктов и пластиковые пятилитровки с питьевой водой стараются поскорее убрать с глаз долой. А потому Мишка с Витькой кутались от вечерней сырости - все же, на двое конец сентября! - в длиннополые шинели из грубого серого сукна. Их ребятам выдали вместе с замызганными полотняными штанами,  короткими «рабочими» куртками и фуражками-бескозырками, положенными им, как «нижним чинам».

- Это вы Эльдару Рязанову спасибо скажите... - усмехнулся Трейяр, руководитель новосибирцев. Вообще-то его звали Вадим, среди реконструкторов-«французов» были в ходу «боевые имена», нередко позаимствованные у исторических персонажей.
- С тех пор, как он показал в «Гусарской балладе» зимние пейзажи, несведущая публика свято уверена, что Наполеон отступал от Москвы в сплошные метели и снегопады. Как же, «генерал Мороз!» А на самом деле, первые настоящие заморозки и пурга случились только на Березине - да вот, как раз песня об этом...

...Ледяная вода нам до колен,
Как упорно тогда стоял Смоленск.
Как прорвались к Москве - столице, но
Кровь пустило из вен Бородино...

- Да и дело на Вохне, которое мы здесь реконструируем,  состоялось в начале октября. Погода была - вот как сейчас, разве что дожди, да и то не очень сильные. Холод, распутица - это все было впереди. Французы, как заняли Москву, сразу стали рассылать фуражирские команды по подмосковным деревням. Ну а мужикам это, натурально, не нравилось.
- Что сильно грабили?  - понимающе кивнул Мишка. - Да, нам в школе говорили...
Трейяр покачал головой.
- Да не то, чтобы грабили... Французы, к вашему сведению, за взятый фураж и продовольствие платили русскими деньгами. Только вот деньги эти были фальшивыми:  в обозе Великой Армии везли несколько возов поддельных русских ассигнаций. Ну и крестьяне быстро сообразили, что к чему, и принимать фальшивки отказывались, требовали серебро. А что оставалось французам? Есть-то хочется, да и лошадей кормить чем-то надо. Вот и отнимали. В ответ местные жители собирали отряды самообороны и разбивали фуражирские обозы...
- Все треплетесь?  - раздался из темноты недовольный голос. - А лошадей кто поить будет? Трейяр, командуй бойцам - дружненько за ведра и к ручью! И пошли еще людей за сеном - там грузовик приехал, привезли. Надо бы в палатки накидать, для тепла, пока не совсем стемнело. Да поторопитесь, сейчас много желающих набежит...
Витька, обжигаясь, в три глотка допил чай и вскочил. Реконструкторы зашевелились, вставали от костра, накидывали на плечи плащи и шинели.
Пока таскали сено,  стемнело окончательно. Костер на биваке погас, Леха с одним из артиллеристов стали ломать хворост, выбирать ветки потолще  - не сидеть же в темноте. Трейяр взялся за топорик и принялся расщеплять горбылины, выданные вместо дров.
- Пошли, что ли?  - предложил Мишка.  - Вон, по той тропинке, она как раз выведет к пехотному лагерю...
Днем ребята познакомились с реконструкторами-«преображенцами», и те звали, как стемнеет, на шашлыки.
- Алексей Борисыч, мы отлучимся? - спросил Витька. - Нас тут в гости пригласили...
Руководитель артиллеристов не стал возражать.
- Давайте, только чтобы к одиннадцати-ноль-ноль как штык в легере. У нас строго - отбой, завтра день трудный, силы понадобятся.
- Да мы ненадолго! - заспешил Мишка.  - Так, поздороваемся только... Лех, пошли с нами?
Десятиклассник, закончивший возится с костром, помотал головой.
- Не, идите одни. А мне надо еще пуговицы подшить, сегодня две оборвал, пока пушки сгружали.
Четыре клубные пушки - двадцатифунтовые единорог, мортиру и пару малых двухфунтовок -  привезли на фестиваль в разобранном виде, в кузове «Газели». По полю их, за неимением конных запряжек, катали на руках или на буксире за мотоциклом с коляской, что каждый раз вызывало град острот.
- Ладно, мы скоро! - Мишка махнул приятелю рукой и они направились в сторону леса. Витька выудил из «сухарки» фонарик. Дисциплинированно подождал, когда граница «белого лагеря» останется позади, и только тогда нажал на кнопку.
И словно в ответ, в сумке запиликал мобильник. Витька прижал фонарик подбородком, зашарил в сумке. Странно - снова неотвеченный вызов. И снова лиловая расплывающаяся блямба вместо заставки...
- Ну, чего ты там возишься? - нетерпеливо крикнул Мишка. - Пошли уже, а то без нас все шашлыки съедят!

http://se.uploads.ru/t/4EMKk.jpg
http://sa.uploads.ru/t/zWtXb.jpg
http://sd.uploads.ru/t/IukJK.jpg
http://s5.uploads.ru/t/giq9y.jpg
http://s4.uploads.ru/t/wajN9.jpg

Отредактировано Ромей (05-12-2016 13:55:14)

+3

30

Ромей написал(а):

Витька дернулся и завозился в сумке, стараясь поскорее нашарить нексати оживший наджет.

некстати
гаджет

Ромей написал(а):

В «сухарке» полагалось таскать всякие необходимые в реконструкторской жизни мелочи вроде ложки, перочиного ножика, запасных кремней к ружью, зажигалки или  мобильника - карманов на мундирах не было.

перочинного

Ромей написал(а):

- Давайте, только чтобы к одиннадцати-ноль-ноль как штык в легере.

лагере

Ромей написал(а):

По полю их, за неимением конных запряжек, катали на руках или на буксире за мотоциклом с коляской, что каждый раз вызывало град острот

Ромей вы здесь наверно правы но может лучше написать упряжек.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » День, который не изменить