Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Первым делом, первым делом миномёты-2.


Первым делом, первым делом миномёты-2.

Сообщений 681 страница 690 из 819

681

Шинрай написал(а):

Маловероятно. В РеИ в практически той же ситуации их никто не притормозил, да и головокружение от успехов, после удачных зимних контрударов началось. И это тогда, когда только-только был потерян Крым.
Так что накосячат 100%, и боюсь, без вразумляющего Сталинграда продолжат косячить.

Отредактировано Шинрай (Сегодня 10:51:44)

Тогда нашим проще.
А подкинуть чуть больше войск и резервов Южному фронту для проведения частной наступательной операции могли?
Что-то типа такого.
https://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/13733/t970047.jpg

Я не великий художник, но что-то изобразил. Надеюсь замысел понятен.

А то частная наступательная операция Южного фронта и так проводилась, но ограниченными силами.

В связи с изменением разграничительной линии между фронтами на барвенковском плацдарме и передачей в подчинение командующему Юго-Западным фронтом артиллерийских частей усиления резерва Главнокомандования и значительной части резервов Южного фронта, в апреле 1942 года, в соответствии с указаниями Главнокомандующего Юго-Западным направлением Южный фронт произвел пере-
группировку войск.

7 мая 1942 года Южный фронт начал частную операцию в районе Маяки с целью улучшения положения войск 9-й армии и создания благоприятных условий для дальнейшей борьбы за овладение городом Славянск.

В связи с этим резерв командующего фронтом и войска 9-й армии 11 мая имели оперативное построение, которое отвечало интересам наступательного боя, но не обеспечивало прочную оборону барвенковского плацдарма.
57-я армия в составе 150, 317, 99, 351 и 14-й гвардейской стрелковых дивизий оборонялась на рубеже протяженностью 80 км, имея во втором эшелоне 14-ю гвардейскую дивизию. Армия была усилена тремя артиллерийскими полками. Средняя оперативная плотность в полосе обороны армии составляла 16 км на одну дивизию и 4,6 орудия и миномета на 1 км фронта.

9-я армия в составе 341, 106, 349, 335, 51, 333-й стрелковых дивизий, 78-й стрелковой, 121, 15-й танковых бригад и пяти артиллерийских полков занимала оборону на 96-километровом фронте. На правом фланге части 51 и 333-й (без одного полка) стрелковых дивизий, один батальон 78-й стрелковой бригады, усиленные 15 и 121-й танковыми бригадами, и две кавалерийские дивизии 5-го кавалерийского корпуса с 12-й танковой бригадой (резерв командующего фронтом) вели наступательные действия с целью овладения районом Маяки. В резерве командующего 9-й армией находился один полк 333-й стрелковой дивизии...

Отредактировано ДАН (10-11-2021 11:05:58)

+1

682

ДАН написал(а):

На правом фланге части 51 и 333-й (без одного полка) стрелковых дивизий, один батальон 78-й стрелковой бригады, усиленные 15 и 121-й танковыми бригадами, и две кавалерийские дивизии 5-го кавалерийского корпуса с 12-й танковой бригадой (резерв командующего фронтом) вели наступательные действия с целью овладения районом Маяки. В резерве командующего 9-й армией находился один полк 333-й стрелковой дивизии...

А вот эти самые Маяки на карте. Эти бои шли ещё 18 марта 1942 г.

https://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/13733/t271847.jpg

Интересно, чем эти жоподумцы из штаба Южного фронта и 9 армии думали? И на какой хрен они этим районом овладевали? Лес, река. Самая "танкодоступная" местность для наступления. Сиди в обороне за речкой и не жужжи. Нет, надо угробить людей и резервы в наступлении. А дивизию, обороняющую стык армий усилить 1000 необученных азеров и умыть руки. Слов нет, одни маты.

0

683

ДАН написал(а):

Друзья и коллеги, возник у меня вопрос стратегического характера.
Могли ли в ставке Верховного Командования включить голову и настучать по башке Тимошенко вместе с Хрущёвым, чтобы они не планировали свою бестолковую Харьковскую операцию, а вместо этого усилили Южный фронт резервами и пополнили ослабленные в зимних боях дивизии?
Частные наступательные операции конечно будут. Да и немецкое наступление никто не отменял, да и пойдёт оно почти как в РИ.

А то стою как на перепутье перед камнем - налево пойдёшь...

Шинрай написал(а):

Маловероятно. В РеИ в практически той же ситуации их никто не притормозил, да и головокружение от успехов, после удачных зимних контрударов началось. И это тогда, когда только-только был потерян Крым.
Так что накосячат 100%, и боюсь, без вразумляющего Сталинграда продолжат косячить.

Вот и я тоже так думаю. Тем более, попаданец Гудариана не убил, Хрущева не подставил и даже Высоцкого не перепел еще. С чего истории меняться? Есть головокружение от успехов после московской операции. Сейчас все хотят наступать от моря до моря. Как на это гг повлиять может? Да, никак.
З. Ы. и еще возник вопрос насчет немецкого десанта. А на кой он вообще в Рязане оказался? Да, к тому же у них на базе? Это ж билет в один конец для немцев без вариантов.

+1

684

ДАН написал(а):

7 мая 1942 года Южный фронт начал частную операцию в районе Маяки

Вот за эти Маяки товарищу Малиновскому и надо настучать по кумполу. Половина успеха Клейста из-за отсутствия резервов у Южного фронта, которые бездарно растрачены у Маяков, без какого либо успеха... Войска в бой вводились по частям...

на момент нанесения удара войсками Клейста резервы и, главное, органы управления 9-й Армии находились в процессе передислокации: «Переход 17.5.42 пр-ка в наступление на других участках фронта обороны 9 А совпал с тем, что когда основные армейские резервы (333 сд и 121 ТБр), принимавшие участие в частной операции на МАЯКИ, не успели сосредоточиться в район БАРВЕНКОВО (сосредоточение их по приказу Штарма заканчивалось к утру 18.5), а следовательно, организовать своевременно контрудар по пр-ку, прорвавшемуся в глубину нашей обороны и упорную оборону р-на БАРВЕНКОВО – не удалось. Штарм и штабы дивизий к этому времени не закончили своего перемещения на новые КП».

Штаб Южного фронта узнал о начавшемся наступлении противника только во второй половине дня 17 мая. В штаб Юго-Западного направления о произошедшем было доложено только к исходу дня. К этому моменту оборона 9-й армии была прорвана на всю глубину, и группа Клейста вела бои уже с оперативными резервами Южного фронта. Отсутствие информации о прорыве привело к тому, что находившийся поблизости от прорыва 2-й кавалерийский корпус (резерв направления) и 14-я гвардейская стрелковая дивизия (резерв 57-й армии) весь день простояли на месте, не зная о случившемся и не имея приказов на противодействие прорвавшемуся противнику.

+1

685

А-1 написал(а):

З. Ы. и еще возник вопрос насчет немецкого десанта. А на кой он вообще в Рязане оказался? Да, к тому же у них на базе? Это ж билет в один конец для немцев без вариантов.

Сиё есть тайна великая. Да и не факт, что это билет в один конец. Немцы вроде как под Свердловском десант выбрасывали. То ли правда, то ли утка. Вот там действительно в один конец. А тут форс-мажор.

0

686

Босечка написал(а):

Вот за эти Маяки товарищу Малиновскому и надо настучать по кумполу. Половина успеха Клейста из-за отсутствия резервов у Южного фронта, которые бездарно растрачены у Маяков, без какого либо успеха... Войска в бой вводились по частям...

А отдавал ли Малиновский этот приказ? Вот в чём вопрос.

0

687

По поводу Маяков небольшая выборка. Попытаюсь кратко прояснить ситуацию, насколько сам разобрался.

По материалу из книги - "Танки в Харьковской катастрофе 1942 года." автор Максим Коломиец.

Силы и планы противоборствующих сторон перед началом операции. Оперативная обстановка на 11 мая 1942 года.

После разгрома немецких войск под Ростовом в декабре 1941 года, на левом крыле Юго-Западного направления наступило относительное затишье, которое обе стороны использовали для подготовки дальнейших операций.

Немецкая группа армий «Юг» готовилась к весенним боям, целью которых должно было стать завершение захвата угольных районов Донбасса и подготовка плацдармов для большого летнего наступления.

Готовилось к активным наступательным действиям и советское командование. 19 декабря 1941 года главком Юго-Западного направления маршал С. Тимошенко представил в Ставку соображения о плане операции, согласно которой войска Юго-Западного и Южного фронтов нацеливались на разгром противника на южном крыле советско-германского фронта и выход на рубеж реки Днепр. Ставка отклонила план Тимошенко, предложив, в свою очередь, провести частную операцию по разгрому немцев в Донбассе, которая получила название Барвенково-Лозовской.

Замысел ее состоял в том, чтобы ударом смежных крыльев Юго-Западного и Южного фронтов прорвать оборону противника и, развивая наступление на Запорожье, выйти в тыл его донбасско-таганрогской группировки. Затем планировалось отрезать ей путь отступления на запад, прижать к Азовскому морю и уничтожить.

Операция началась 18 января 1942 года и в первые дни проходила успешно. Но к концу января немецкое командование подтянуло дополнительные силы, и наступление советских войск было остановлено. Обстановка здесь стабилизировалась, хотя бои местного значения продолжались еще полтора месяца.

В результате этой операции войска Юго-Западного и Южного фронтов в районе Изюм, Лозовая, Барвенково заняли выступ, глубина которого составляла почти 90 км, а ширина 100 км. Для советских войск наличие этого выступа имело двоякое значение. С одной стороны, армии заняли выгодное положение, чтобы нанести удар во фланг и тыл харьковской и донбасской группировкам немцев, а с другой — они как бы сами загнали себя в мешок и тем самым оказались под угрозой возможного окружения противником.

Планы советского командования.

https://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/13733/t112163.jpg

Вновь к планам наступления в этом районе советское командование вернулось уже в марте 1942 года, когда Военный совет Юго-Западного направления (главнокомандующий маршал С.К. Тимошенко, член Военного совета Н.С. Хрущев, начальник оперативной группы направления генерал И.Х. Баграмян) обратился к Верховному Главнокомандующему с предложением провести наступательную операцию силами подчиненных ему Брянского, Юго-Западного и Южного фронтов с целью разгрома противостоящих группировок врага и выхода наших войск на линию Гомель, Киев, Черкассы, Первомайск, Николаев.

Генеральный Штаб, рассмотрев предложения Военного совета Юго-Западного направления, доложил Сталину о своем несогласии с ними и невозможности проведения наступления на юге весной 1942 года. Поскольку Ставка не располагала в то время достаточными резервами, чтобы усилить ими войска Юго-Западного направления, Сталин согласился с мнением Генерального Штаба, но дал С. Тимошенко указание подготовить соображения о проведении частной, более узкой операции с задачей овладения районом Харькова силами и средствами направления.

В соответствии с этим указанием Военный совет Юго-Западного направления разработал и 10 апреля 1942 года представил в Ставку план операции по овладению районом Харькова и дальнейшему наступлению на Днепропетровск и Синельниково.

Главный удар с барвенковского выступа на Харьков наносила 6-я армия генерала А.М. Городнянского. Армейская группа генерала Л.B. Бобкина наносила удар на Красноград, обеспечивая действия 6-й армии с юго-запада. Из района Волчанска навстречу 6-й армии наносился удар соединениями 28-й армии генерала Д.И. Рябышева и частью сил соседних 21-й и 38-й армий. Этой группе войск предстояло наступать на Харьков с севера и северо-запада.

Ослабленный в предыдущих боях, Южный фронт — командующий генерал Р.Я. Малиновский, член Военного совета дивизионный комиссар И.И. Ларин, начальник штаба генерал А.И. Антонов — активных задач не получил. 57-я армия генерала К.П. Подласа и 9-я армия генерала Ф.М. Харитонова этого фронта должны были организовать оборону южного фаса барвенковского плацдарма, чтобы обеспечить с юга ударную группировку Юго-Западного фронта.

Намеченное наступление Брянского фронта, которое по замыслу Ставки должно было содействовать с севера Юго-Западному фронту в проведении Харьковской операции, было отменено 24 апреля.

Начало наступления войск Юго-Западного фронта согласно директиве командующего фронтом № 00275 от 28 апреля 1942 года было назначено на 4 мая, но затем, в связи с неподготовленностью войск, было перенесено на 12 мая.

Уже на этапе планирования советское командование получило первые сведения о возможном наступлении противника. Отмечалось, что он накапливает силы и, возможно, с окончанием дождей предпримет попытку ликвидировать барвенковский выступ. Но это наступление ожидалось только со стороны Харькова и как серьезная опасность не воспринималось.

Планы немецкого командования.

https://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/13733/t334355.jpg

Немецкие планы на весну 1942 года, подобно советским, также предусматривали наступательные действия. В директиве главного штаба вооруженных сил Германии от 5 апреля 1942 года за № 41 говорилось: «Зимние операции в России приближаются к концу… Как только метеорологические условия и характер местности создадут благоприятные предпосылки, немецкое командование и войска, используя свое превосходство, должны захватить в свои руки инициативу, чтобы навязать противнику свою волю. При этом должна преследоваться следующая цель: окончательное уничтожение вооруженных сил Советского Союза и лишение страны важнейших военно-хозяйственных центров захватом или их уничтожением».

В конце апреля 1942 года германское командование приступило к подготовке операции по ликвидации барвенковского выступа, получившей обозначение «Фридерикус 1». Ее замысел состоял в том, чтобы встречными ударами 6-й армии генерала Паулюса из района Балаклеи и армейской группы генерала Клейста (1-я танковая и 17-я армии) из района Славянска и Краматорска в общем направлении на Изюм окружить и уничтожить советские войска на барвенковском выступе и захватить плацдарм в районе Изюма, который в дальнейшем должен был стать исходным рубежом для развития наступления. Операция «Фридерикус 1» должна была создать условия для развертывания наступления в направлениях Кавказа и Волги.

Таким образом, наиболее активные задачи весенне-летней кампании 1942 года обеими сторонами намечались на южном участке советско-германского фронта.

Дальше углубляться не буду, коснусь только действий Южного фронта, которые и привели к катастрофе.

В связи с изменением разграничительной линии между фронтами на барвенковском плацдарме и передачей в подчинение командующему Юго-Западным фронтом артиллерийских частей усиления резерва Главнокомандования и значительной части резервов Южного фронта, в апреле 1942 года, в соответствии с указаниями Главнокомандующего Юго-Западным направлением Южный фронт произвел перегруппировку войск.

7 мая 1942 года Южный фронт начал частную операцию в районе Маяки с целью улучшения положения войск 9-й армии и создания благоприятных условий для дальнейшей борьбы за овладение городом Славянск. В связи с этим резерв командующего фронтом и войска 9-й армии 11 мая имели оперативное построение, которое отвечало интересам наступательного боя, но не обеспечивало прочную оборону барвенковского плацдарма.

Почему и возникли вопросы. Зачем понадобилось это бестолковое наступление? И кто отдал такой идиотский приказ?

Эту карту я уже приводил.

https://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/13733/t131860.jpg

Это  общая карта с атакой на Маяки.

https://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/13733/t312138.jpg

А это результат головотяпства командования Южного фронта.

https://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/13733/t63747.jpg

На всем фронте 57 и 9-й армий, занимавших южный фас барвенковского выступа, оборона строилась по системе опорных пунктов и узлов сопротивления. Боевые порядки дивизий не эшелонировались. Вторые эшелоны и резервы в дивизиях и армиях отсутствовали. Поэтому глубина тактической обороны не превышала 3–4 км.

При всем этом, несмотря на полуторамесячный срок пребывания в обороне, работы по созданию оборонительных сооружений и инженерных заграждений проводились неудовлетворительно.

Так, в полосах обороны 57 и 9-й армий на 1 км фронта плотность сооружений и заграждений составляла: ДЗОТ — около трех, противопехотных мин — 25–30, противотанковых мин — около 80.

На всем 180-километровом фронте армий было построено всего 11 км проволочных заграждений. Таким образом, ни оперативное построение войск 57 и 9-й армий Южного фронта в обороне, ни инженерное оборудование местности не обеспечивали жесткой обороны южного фаса барвенковского выступа.

К 5 часам 17 мая войска левого фланга 9-й армии и фронтового резерва не закончили перегруппировки. Часть войск находилась в движении в новые районы сосредоточения и надежной связи со штабами армии и фронта не имела.

Как указывалось выше, на фронте 57 и 9-й армий оборона строилась по системе опорных пунктов и узлов сопротивления, слабо оборудованных в инженерном отношении и не подготовленных к противотанковой обороне. Боевые порядки дивизий не эшелонировались, полки занимали оборону по фронту в одном эшелоне. Вторые эшелоны и резервы в дивизиях отсутствовали. Глубина подготовленной обороны не превышала 3–4 км.

Таким образом, построение войск 57 и 9-й армий в обороне и слабое инженерное оборудование местности не обеспечивали жесткой обороны на этом участке фронта. Кроме того, командующие этих армий расценивали действия немцев как оборонительные. Возможность наступления противника против барвенковского плацдарма в ближайшее время исключалась.

Но противник как то неожиданно от обороны перешёл к наступлению.

В ночь на 17 мая немецкие войска закончили перегруппировку, заняли исходные позиции и с утра 17 мая перешли в наступление. С 4 часов до 5 часов 30 минут утра продолжалась артиллерийская и авиационная подготовка, после чего пехота и танки противника перешли в атаку, с воздуха их поддерживало около 400 самолетов.

На барвенковском направлении удар противника пришелся по стыку 341 и 106-й стрелковых дивизий, а на направлении Славянок, Долгенькая удар был нанесен на фронте 51 и левого фланга 335-й стрелковых дивизий.

Один из офицеров 357-й пехотной дивизии, действовавшей на правом фланге «группы Клейста», так описывал начало немецкого наступления:

«В 3.15 17 мая части 257-й пехотной дивизии пошли вперед. Над их головами завывали „Штуки“, сбрасывая бомбы на опорные пункты и позиции русских. 20-мм зенитные орудия на полугусеничных тягачах 616-го дивизиона ПВО сухопутных войск сопровождали наших пехотинцев. Прямой наводкой 20-мм орудия посылают свои снаряды, как удары кнута, по советским гнездам сопротивления. Солдаты любили эти орудия и их неустрашимые экипажи, которые в одном строю с ними не раз участвовали в атаках.

Первая линия русских позиций разрушалась под градом бомб и снарядов. Но, несмотря на это, советские солдаты, те, кто пережил весь этот ад, оказывали ожесточенное сопротивление. Один советский батальон, чьи позиции атаковал 466-й гренадерский полк, держался до последнего человека. На его позициях было найдено 450 мертвых русских».

Сразу после начала немецкого контрнаступления передовые части 51 и 335-й стрелковых дивизий были сбиты с позиций и, не задерживаясь на других рубежах, отдельными группами следовали к переправам.

Обходя опорные пункты и заграждения, подвижные группы противника устремились на фланги и тылы наших дивизий. К 8 часам фронт обороны 9-й армии на обоих направлениях был прорван. На барвенковском направлении войска противника продвинулись на север на 6-10 км, а в направлении на Долгенькую на 4–6 км.

Здесь на острие главного удара наступала 16-я танковая дивизия генерал-лейтенанта Хубе. Она действовала тремя боевыми группами: «группа Зикениуса» (2-й батальон 2-го танкового полка), «группа Крумлена» (1-й батальон 2-го танкового полка), «группа Витцлебена» (усиленный саперный батальон).

К этому времени немецкая авиация разрушила вспомогательный пункт управления и узел связи 9-й армии в Долгенькой. Во время одного из налетов авиации был ранен начальник штаба 9-й армии. Последующими налетами авиации германские войска окончательно дезорганизовали управление войсками 9-й армии. К 13 часам командующий армией вместе со штабом переехал на основной командный пункт в Каменку, а оттуда — на левый берег реки Сев. Донец. Эти перемещения командного пункта армии производились без ведома и разрешения штаба Южного фронта.

Разрушение противником узла проводной связи в Долгенькой, через который проходили и линии связи 57-й армии, неумение в полной мере использовать радиосвязь — все это повлекло за собой утерю связи штаба Южного фронта с командованием обеих армий и полную утерю управления войсками со стороны командующего 9-й армией в самый критический момент боя.

В результате удачно начавшееся наступление под Харьковом, закончилось окружением наступающей группировки.

Отредактировано ДАН (10-11-2021 22:01:34)

+1

688

ДАН написал(а):

Тогда нашим проще.
А подкинуть чуть больше войск и резервов Южному фронту для проведения частной наступательной операции могли?
Что-то типа такого.

Зависит от того, насколько действия ГГ сказались на положении на фронте. Скорее всего, повторится все, что было в РеИ, с мелкими изменениями, вызванными случайным фактором.
Впрочем, если обстановка сложилась для советских войск более благоприятная, то могут и подкинуть, если изыщут резервы. В РеИ вроде бы не нашли. Только как бы это не привело к обратному результату - "давай-давай" ещё нифига не изжито, так что и зарваться с большими возможностями советские командиры смогут сильнее.
Вот если там ситуация хуже - то могут сидеть в обороне и не рыпаться, что чуть ли не лучшее решение в этот момент.

Отредактировано Шинрай (11-11-2021 10:00:56)

+2

689

Шинрай написал(а):

Зависит от того, насколько действия ГГ сказались на положении на фронте. Скорее всего, повторится все, что было в РеИ, с мелкими изменениями, вызванными случайным фактором.
Впрочем, если обстановка сложилась для советских войск более благоприятная, то могут и подкинуть, если изыщут резервы. В РеИ вроде бы не нашли. Только как бы это не привело к обратному результату - "давай-давай" ещё нифига не изжито, так что и зарваться с большими возможностями советские командиры смогут сильнее.
Вот если там ситуация хуже - то могут сидеть в обороне и не рыпаться, что чуть ли не лучшее решение в этот момент.

Отредактировано Шинрай (Сегодня 12:00:56)

Возможно к каким-то изменениям на Западном фронте действия ГГ и приведут, незначительные. Кое-какую инфу получится слить через полковника Васина, но так, чтобы не спалиться. Вопрос - какую?
А насчёт Южного фронта. Пусть будет всё как в РеИ. Всё-таки ГГ там ещё бабочек не давил, не сезон для них. Вот когда на деревьях набухнут почки, прилетят перелётные птицы, тогда и начнёт заниматься вредителями полей и огородов.

Отредактировано ДАН (11-11-2021 11:25:46)

+1

690

Глава 8.

Переодетые фрицы увлеклись, дырявя крылечко, и когда несколькими очередями рокотнул наш ДТ-29, их пулемёт заткнулся уже окончательно. Ко мне же присоединился лейтенант Тихий, и теперь уже в два ствола мы стали контролировать ситуацию. А ситуация складывалась непростая. Нас обошли с флангов. Не в том смысле, что окружили, диверсы просто не стали связываться с кусачим опорником, да и целью у них был не наш домик, а здание по соседству, которое они и штурмовали, теперь уже с трёх сторон. С четвёртой не давал им этого делать уже наш гарнизон, да и с фланга мы с лейтенантом неплохо причесали штурмующих из двух автоматов. Так что когда к подоспела "кавалерия из-за холмов", ударив по нападавшим с тыла, гансам, христианам и остальным андерсонам ничего не оставалось, как отступить и через разбомблённый блокпост прорываться на север. На юге текла река, а почти сразу за ней начинались городские кварталы. На запад перекрывал путь отхода наш гарнизон, с востока же наседала подмога. Зато на севере сразу за речкой начиналась "зелёнка".

Лейтенант ринулся было преследовать, но пришлось его охолонуть, чтобы не нарвался. Диверсы отступали грамотно, отходя перекатами от рубежа к рубежу, прикрываясь арьергардами и постройками. В лесу же это будут деревья, тем более сейчас ночь и парашютисты легко могут организовать засаду.

- Приказа же не было, товарищ лейтенант. - Придерживаю я его за рукав, и добиваю последний диск одной очередью, выстреливая остаток патронов в сторону противника. - Да и патроны кончились. - Передёргиваю я затвор, вхолостую щёлкая курком.

- Я тоже пустой. - Констатирует факт лейтенант, доставая из кобуры свой "вальтер". Также вооружаюсь ТТ, вдруг какие-нибудь контуженные отморозки нагрянут.

Преследование удалось организовать только через полчаса, пока все нашлись и опознались, пока сколотили группу в составе отделения, отыскали оружие и боеприпасы, лыжи, время и улетело. Причём костяк группы составила наша тройка, а возглавил её лейтенант Тихий. Меня же назначили его заместителем, ну и полковник Васин выдал мне ксиву, где было написано, что я являюсь помощником командира взвода в истребительном батальоне НКВД, а не просто так погулять вышел. Сам же он вынужден был остаться на базе, организовывать всё и наводить порядок. А то местный комендант до того жидко обосрался, что отказывался выходить из бомбоубежища до утра, забаррикадировавшись в бункере вместе с тюремной охраной.

Немецкие диверсанты пёрли вперёд как лоси, преследуемые стаей волков. Причём посчитать, сколько их, не имелось возможности. Они шли след в след, и если бы не снег и наст мы бы их давно потеряли. Цепочка следов сначала вела через лес, потом шла по лугу, немного по руслу реки Ока. А когда русло начало изгибаться петлёй, диверсы выбрались на берег и пошагали в Луковский лес, как сказал мне один из местных. Вот в этом-то лесу и начались неприятности. Лес был достаточно редким, перемежаемым проплешинами полян и заливных лугов. Впереди у нас шёл боевой дозор, за ним уже основное подразделение. Когда вошли в лес, пришлось увеличить дистанцию, как между бойцами, так и до боевой двойки. Это-то и помогло избежать лишних жертв.

Я как раз шёл в голове основного подразделения, лейтенант же замыкал колонну, следя, чтобы никто не потерялся, и подпинывая отстающих. Впереди развиднелось, а когда я вышел на опушку, то увидел очередную большую поляну и полевую дорогу, проходящую по ней. Дозорные уковыляли вперёд и стояли уже на дороге, когда я остановился и поднял руку, для того, чтобы тормознулась вся колонна. Увидев, лежащее на дороге туловище в белом маскхалате, я успеваю только крикнуть.

- Стоять! - но поздно. Один из дозорных зачем-то шевелит тело, и раздаётся взрыв.

- Занять позицию вдоль опушки леса! - командую я, упав в снег, и контролирую выполнение.

Неподалёку от меня установил свой пулемёт только Иваныч, все остальные, как беремчатые черепахи расползаются по лесу и ищут опушку. Вохра, она и есть - вохра, одни пенсионеры и негодные к строевой. Единственное боеспособное подразделение практически в полном составе накрыло бомбой на блокпосту, всех остальных собрали с бору по сосенке. И хотя дозорные, причём самые молодые из вохровцев были заинструктированы до слёз как лейтенантом, так и мной, но всё равно лопухнулись. Если бы фрицы устроили засаду на этой поляне, да ещё бы ударили с флангов, зажав нас в клещи, тут бы нам и карачун пришёл. Но диверсы видать очень сильно торопились, уйти за ночь подальше, и просто оставили нам сюрприз. Сюрприз сработал на сто процентов. Предупредил гансов и лишил нас маневренности. Груз 200 и груз 300 теперь нужно было выносить на себе.

Хотя тут нам повезло, в полутора километрах от места трагедии находилось село Заокское, вот туда лейтенант и отправил четверых человек, чтобы донести раненого, сообщить о случившемся и вызвать подмогу. Так что преследуем паршей уже впятером. С нашей группой осталось только два бывалых красноармейца с карабинами, судя по возрасту и строевой выправке, в гражданскую они точно воевали, а может даже и в империалистическую или в Русско-японскую.

Труп немца я осмотрел, и хотя рядом с ним и взорвалась граната-лимонка, но было видно, что его добили ножом прямо в сердце, так как в результате полученного ранения он уже не смог идти дальше. Если бы смог, то остался бы жить. Перейдя реку, диверсы резко сменили направленье, и двинули прямо на восток. Наша группа хотя и сократилась, но зато стала двигаться гораздо быстрее, не растягиваясь и не тормозя. Лейтенант как гончая шёл по следу, торя лыжню, так что мы за ним едва поспевали. Зато около пяти километров мы пробежали почти на спринтерской скорости, резко сократив отставание. Твёрдый наст лыжи держал, а вот диверсы шли пешком, то и дело проваливаясь в снегу по колено, а то и глубже, что не способствовало скорости передвижения. Видимо поэтому они пошли на хитрость и вышли на большую дорогу, "помахать кистенём".

Помахать кистенём у диверсов получилось. Машину они тормознули. И хотя у водителей был приказ никого не брать, но когда тебе в голову прилетает пуля, этот приказ выполнить не удаётся. Зато стрельбу мы услышали и ещё не закоченевший труп водителя на обочине обнаружили. На этом можно было и прекратить преследование, только лейтенант оказался упрямым и вычислив направление, в котором двинулся грузовик, мы рванули за ним на лыжах, причём прямо по шоссе. Дорога одна, впереди село, а там может быть КПП. Ну и нам любая тачка - попутка. И неважно в какую сторону она едет. Развернётся в случае чего. В принципе так и получилось. Встречную полуторку мы тормознули, растянувшись цепью поперёк дороги. Водиле ничего не оставалось, как только ударить по тормозам и остановиться. Так он и сидел, весь белый и вцепившись в баранку, пока Тихий не показал ему своё удостоверение и не задал вопрос.

Отредактировано ДАН (12-11-2021 19:45:05)

+4


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Первым делом, первым делом миномёты-2.