Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Первым делом, первым делом миномёты-2.


Первым делом, первым делом миномёты-2.

Сообщений 791 страница 800 из 820

791

Череп написал(а):

Алёша, а сколько лет ГГ? В комсомоле могли быть до 28 лет, если я не ошибаюсь.

ГГ 1918 года рождения в 42-м ему исполнится 24 года. Не ГГ, прототип.

Из первой книги.

"Теперь я Доможиров Николай Никанорович, двадцать третьего ноября тысяча девятьсот восемнадцатого года рождения. Родился в деревне Куликово Челябинской губернии. В октябре тысяча девятьсот тридцать девятого года был призван Белозерский райвоенкоматом на действительную военную службу в кадровую армию. И начал я служить в 365-м стрелковом полку 119-й стрелковой дивизии в городе Красноярск. Сейчас я сержант, по должности – командир отделения, командую расчётом противотанковой пушки-сорокапятки в противотанковом взводе нашего второго батальона..."

Отредактировано ДАН (26-11-2021 10:52:09)

+1

792

ДАН написал(а):

- Так точно.

- У вы куда?

Насколько помню, так точно в 42-ом еще было говорить не принято. Так иногда говорили солдаты старших возрастов, прошедшие империалистическую.
Все-таки, наверное, комиссар спросил:
- А вы куда?

+1

793

А-1 написал(а):

Насколько помню, так точно в 42-ом еще было говорить не принято. Так иногда говорили солдаты старших возрастов, прошедшие империалистическую.
Все-таки, наверное, комиссар спросил:
- А вы куда?

Да опечатка. Исправил.

А насчёт "так точно" и "никак нет". Даже не знаю. В 41-м учили по довоенным уставам, так что как хотели, так и отвечали: да, нет, не совсем, не знаю, может быть и т. д.  К весне 42-го армия почти год воюет, так что в обиход могли войти и более точные формулировки, так что наверняка юзали. В 43-м эти ответы были закреплены в уставах, как и офицерские звания.

+1

794

Кстати. Придётся ещё поработать с второстепенными персонажами. Обозначить их возраст, привычки, наклонности.
Комиссар молодой - парнишка 20 лет. Вот ГГ и угорает над ним, слегка.

+2

795

Глава 5. Продолжение.

До Елизаветовки, где располагался штаб нашего артполка, топать мне километров шесть с гаком, и ещё километр до Ново-Александровки, где находилась военная прокуратура и другие штабные и вспомогательные подразделения дивизии, поэтому бодро вышагиваю по левой обочине дороги, соблюдая все правила уличного движения. Негромко напевая задорный мотивчик из творчества Михаила Круга.

А в тверском ГПУ молодой оперок шил дела с пролетарским размахом.

На столе у него я прочёл некролог, и кольнуло в груди под рубахой...

А потом решил приколоться и перевести эту песню с блатного на нормальный, почти русский язык. Как это сделал Доцент в советском фильме про джентльменов удачи. Всё-таки блатной жаргон или феню я по песням Круга и изучал, ну почти. Был в этом и некий смысл. Чтобы при прокурорских не "ботать по фене", а то ещё примут за матёрого уголовника, у которого восемь ходок - семь пятнашек, и всё за огурцы. Вот только толковый следак или опер, вряд ли купится на это фуфло, на котором разговаривают типа крутые перцы, считающие себя блатными авторитетами в моём времени. Фуфлогоны они, а не авторитеты, а феня, льющаяся из всех динамиков, это уже не тайный язык офеней, а блатная тарабарщина. Так что как говорил великий, не знаю кто - "Пехаль киндриков куравь, пехаль киндриков лузнись – смуряком отемнеешь." И я занялся народным творчеством, чтобы скоротать время в пути. Вначале напевал куплет, а потом пытался его перевести.

Лёха Чиф, фармазон, подогнал фуфеля, скрасить вечер за стирами в очко.

Она круто вошла, ножки, груди: а-ля! — я б всю жизнь с ней сидел в одиночке.

Веня лепень одел и расплавился весь, пальцы веером: «Здрасте, гражданка,

Вам, наверно, ещё не сказали, что здесь сейф лохматый ваш вскроют, как в банке».

Занимающийся махинациями с драгоценностями мошенник Лёха, по кличке "Чиф" или "Чих", приволок фальшивые драгоценности, чтобы шайка налётчиков могла расслабиться и скоротать вечер за игрой в карты (стиры) на конспиративной квартире. Карточная игра называлась "очко". Когда игра была в самом разгаре, в комнату решительно ворвалась эффектная девушка со стройными ногами и красивой грудью. Она была прекрасна, как свет утренней зари, и у неё был самый большой в мире нос. Она так понравилась главарю, который рассказал эту поучительную историю, что он бы с радостью согласился провести с ней остаток жизни в одиночной тюремной камере на ПЖ. Один из подельников, по имени Вениамин надел только что выигранный пиджак на обнажённый торс, чтобы прикрыть татуировки и сильно вспотел, глядя на эту красавицу. Причём не оттого, что ему было жарко, а потому что он тоже захотел на ПЖ. Сделав кистевой жест, (выставив вперёд указательный палец и мизинец, в то время как остальные его пальцы были прижаты к ладони), он раздухарился и подошёл к красотке. Вежливо поздоровался. И как всякий уважающий себя джентльмен удачи, предупредил красотулю о том, что здесь ей могут доставить немыслимое сексуальное наслаждение или просто изнасиловать. Потому что принял её за женщину с низкой социальной ответственностью, которую видимо тоже пригласил Лёха Чиф.

Он, довольный собой, подкатил на контакт, он по сейфам — учёная степень.

А она, плюнув на пол ему просто так, вынув ствол, продырявила лепень.

Всем сказала: «Сидеть», — мы уважили ствол, а она, как ни в чём не бывало,

Свою шляпку-каре положила на стол, из декольте маляву достала.

Вениамин был вполне доволен произведенным на девушку впечатлением и, скорее всего, намеревался таким необычным способом добиться ее расположения. А учёная степень из-за того, что он ловко вскрывал банковские сейфы, так как являлся вором - "медвежатником". Однако девушке не понравилось хамское поведение Вениамина, незнакомка, недолго думая, сплюнула на пол, (что так же показывает уровень её невоспитанности и необразованности), и, достав из сумочки револьвер, выстрелила в него, испортив при этом его новый пиджак. А заодно и самого Веню, на котором и был надет этот макинтош (лепень). Сказала: всем оставаться на своих местах и сохранять спокойствие! (работает ОМОН). Бандиты уважительно отнеслись к данной просьбе, тем более что незнакомка была вооружена и очень опасна. Что и подтвердил Вениамин, остывающий на грязном, заплёванном незнакомкой, полу. После чего девушка положила на стол миленькую шляпку-каре и достала из-под лифа платья запечатанный конверт.

Веню жалко, хорошим он кольщиком был, не по воле красючке простили.

Пулю в ствол ей действительный вор зарядил, и писал, чтоб её полюбили.

Слышь, с такого начала не делают дел, ты же с виду не катишь по масти.

Лёха Чих прохоря через край насадил, а тебе дырку сделать, как «здрасьте».

Налётчикам было по-человечески жаль невинно убиенного Вениамина, который как орехи колол разные сейфы а не набивал татуировки. (На фронте он, правда, не воевал, а шниффер был знаменитый, сейфы громил, как косточки из компота.) Но мысли о мести были излишними ибо, распечатав конверт, они убедились, что эту девицу направил к ним человек, который занимал очень высокое положение в иерархии преступного мира. И что даже пистолет он ей дал для обороны от всяких невоспитанных мужчин, хотя ничего плохого Вениамин сказать не хотел, а напротив, был сама - вежливость и галантность. "Послушай, так, как ты поступила, в приличном обществе не начинают вести дела. Да и, к слову сказать, твой сегодняшний образ, фигура, репутация и внешний вид совершенно не соответствует тому положению, которое ты занимаешь в преступном мире." - Сказал главарь. Ведь не написано же на девушке, что она любовница матёрого уголовника. Леха Чих прохоря через край насадил... (А вот тут мне всегда было интересно, причём тут Лёха Чих, и какие-то сапоги, которые он насадил через край? Но была и ещё одна версия о том, что Лёха зарезал сапожника или человека по кличке Прохарь по необходимости, тем самым обеспечив себе высшую меру, если его поймают). А ей человека застрелить - как раз плюнуть, сказать «Здравствуйте» или высморкаться.

Завтра авторитет просит в гости в Москву: есть дела, да «малина» подсела.

С ихней квалификацией — только в тюрьму, а тверским, мол: не в кипеше дело.

Надо людям помочь; собрались «на гастроль», взяли вместе с мешками «карету».

А делить стали филки — заныла мозоль, я за Веню был с авторитетом.

Вор-авторитет с предположительной кличкой - Доцент, (Знаешь что, Доцент, ты, конечно, вор авторитетный, но зачем ты при Мишке?), в своём послании (маляве) приглашает посетить Москву, в связи с тем, что там намечается ответственная работа, но местное преступное сообщество пристрастилось к наркотикам, поэтому их уровень подготовки очень низок, что может закончиться для них разве что тюремным заключением. Дело есть, а исполнить его некому. Поэтому он и обратился к тверским ворам с просьбой о помощи и содействии. Вы мол, тверские выполните задание без всякой паники, шума и пыли. Хорошо понимая, что оказать помощь соседям, священный долг и обязанность каждого, уважающего себя уркагана, банда оперативно выехала к месту работы, где без всяких осложнений завладела содержимым банковского автомобиля, перевозившего мешки с валютой. Когда же пришло время дележа изъятых денежных знаков, главарю стало как-то нехорошо, и он предъявил претензии касательно убийства Вениамина руководителю криминального сообщества, который их пригласил на дело и послал курьершу с письмом.

В общем, получилось длинно, сумбурно и не в рифму, так что дальше я перестал терзать свой мозг, просто допевая куплеты и размышляя под эту задорную строевую песню.

Я всю долю мою оставляю в общак, мне не надо ни много, ни мало.

Дай красючку свою, попахать с ней ништяк, ту, что Веню в Твери рассчитала.

Вор достал портсигар, папироски скомкал, он слегка приподнялся с трамвая,

И сквозь зубы, с такою тоскою сказал: «Забирай, я тверских уважаю».

«Как зовут-то тебя?» — я спросил у неё. Милка, нежное девичье тело.

Разряжайся, сегодня ты будешь моё, чтобы не было здесь беспредела.»

Вор, как видно, её больше жизни любил, только чувства не выдал, поднялся.

И, не глядя, в неё барабан разрядил, начал что-то толкать, но сдержался.

Так что получилось как в песне "Уно моменто". - "Тогда она сняла с себя последнюю одежду и тоже бросилась в бурное море. И сия пучина поглотила ея в один момент. В общем, все умерли."

А уже когда я напевал последний куплет, мне удалось ухватить за хвост ускользающую мысль и, потянув за эту ниточку, распутать клубок, выстроив логическую цепочку.

А в тверском ГПУ молодой оперок шил дела с пролетарским размахом.

На столе у него я прочёл некролог, и кольнуло в груди под рубахой.

«Была зверски застрелена бандой в Москве на задании Савина Мила».

На ментов ведь работала, дым в голове, а вора не спалила, любила.

Мила - оперок - Милка - Москва - Милка - Анфиска - шпионка - радистка - рация - радист - рация - батарейки - Гурген - Гургенидзе - опер... Пилядь! Писец. Я снова влип, не в партию, так в историю. Причём шпионскую историю. Это что значит? Мне теперь даже в дивизии обратиться не к кому, чтобы рассказать о своих подозрениях насчёт немецкого шпиона Гургена и его крыши? Вот это уже ситуация...

+4

796

ДАН написал(а):

езнакомка, недолго думая, сплюнула на пол, (что так же показывает уровень её невоспитанности и необразованности)

Внесу свои пять копеек. В уголовной среде плевать на пол (камеры, помещения, где находятся "люди" (уважаемая часть уголовного сообщества, блатные) считается серьезным оскорблением и выражением своего явного неуважения. То есть, девица не просто ответила на подкат Вени, а сразу показала, что она круче, чем вареные яйца. И тут дело не в стволе, а в ее уровне в уголовном мире. В песне речь идет о ГПУ, а это 20ые годы. Тогда женщины-отмороженки были вполне себе в бандах наравне с мужчинами. И момент того, что тверской авторитет попросил именно ее в плане своей доли говорил о том ,что он таким образом поднимает свой авторитет выше ее и московских воров. Типа, девица у вас крутая, но я еще круче. И у московского вора не было выбора, кроме как ее убить. Этакий цунгванг.
Прошу прощения за офтоп. Просто пришла мысль, а не раскрыть ли автору тему взаимодействия героя с уголовной средой того времени, для использования их в целях борьбы с немецкой разведкой-агентурой.
Именно не в плане обеления блатных, а в плане показа этой стороны жизни того периода.

+3

797

А-1 написал(а):

Внесу свои пять копеек. В уголовной среде плевать на пол (камеры, помещения, где находятся "люди" (уважаемая часть уголовного сообщества, блатные) считается серьезным оскорблением и выражением своего явного неуважения. То есть, девица не просто ответила на подкат Вени, а сразу показала, что она круче, чем вареные яйца. И тут дело не в стволе, а в ее уровне в уголовном мире. В песне речь идет о ГПУ, а это 20ые годы. Тогда женщины-отмороженки были вполне себе в бандах наравне с мужчинами. И момент того, что тверской авторитет попросил именно ее в плане своей доли говорил о том ,что он таким образом поднимает свой авторитет выше ее и московских воров. Типа, девица у вас крутая, но я еще круче. И у московского вора не было выбора, кроме как ее убить. Этакий цунгванг.
Прошу прощения за офтоп. Просто пришла мысль, а не раскрыть ли автору тему взаимодействия героя с уголовной средой того времени, для использования их в целях борьбы с немецкой разведкой-агентурой.
Именно не в плане обеления блатных, а в плане показа этой стороны жизни того периода.

Спасибо за идею, Алексей!
Есть ещё такая версия насчёт песни (не моя):
"Думаю, вор вычислил, то что Милка работала на ментов и ему нужно было срочно от нее избавиться. Поэтому он отправил ее одну к банде головорезов в другом городе. А "пулю в ствол ей действительный вор зарядил" значит, что вор хотел избавиться конкретно от Вени (главаря банды тверских).
После убийства Вени недальновидные бандиты обозлились на Милку, а не на вора.
А после того как дело было сделано, и один из бандитов (ставший главарём после смерти Вени) даже оставил свою долю ради того, чтобы "развлечься" с Милкой, вор под видом "огромной любви" ее убил, что и планировал сделать изначально, чтобы избавиться от "крота".
А вора Милка не спалила не из-за любви, а из-за недостатка доказательств." :offtop:

Насчёт "...а не раскрыть ли автору тему взаимодействия героя с уголовной средой того времени, для использования их в целях борьбы с немецкой разведкой-агентурой."
Тут вопрос сложный. Во-первых, - где её взять, ту уголовную среду? Если в штрафной роте, то:
"Штрафные батальоны фронтов и отдельные штрафные роты стали создаваться во исполнение приказа народного комиссара обороны СССР № 227 от 28 июля 1942 года, ставшего известным как приказ Сталин."
Во-вторых, - есть факты борьбы уголовников с немецкой разведкой-агентурой?
То, что абвер использовал уголовные элементы, засылая их в качестве шпионов-диверсантов в тыл Красной Армии, это было. А наоборот, не припомню.
Да и ГГ не "в авторитете" и даже не приблатнённый, чтобы уркаганов использовать. Тем более вор, который пошёл служить-воевать, уже по понятиям не вор - "анархист" или "сука".

П. С. Пока мне материала хватает (параллельно работаю и выкладываю в другой книге документальные исторические материалы). Книга уже за середину перевалила, а вопрос с боевыми действиями не освещён. Пора уже к главному переходить. Начну писать продолжение, посмотрим. ГГ уж больно самостоятельный, может вляпаться. Не в партию, так в историю.

Отредактировано ДАН (29-11-2021 07:21:56)

0

798

Окончание 5-й главы.

В военной прокуратуре меня опрашивал военный следователь - Чиханчин, а не Светлана Елагина, как я предполагал и надеялся. Поэтому очаровывать этого мужика у меня никакого резона не было. Так что я чётко и односложно ответил на все поставленные мне вопросы, в основном "Да" или "Нет", а в конце допроса только расписался в протоколе и всё, как я думал.

- Разрешите идти, товарищ военный юрист второго ранга? - спрашиваю я.

- Да. Но только зайдите в особый отдел дивизии. С вами там также хотят пообщаться. - Почти как старина Мюллер, озадачил меня следак.

- Тогда будьте, любезны, выпишите мне справку о том, что следственные органы претензий ко мне не имеют. - Прошу я.

- Это можно. - Взглянув на меня через очки, согласился юрист. - Вот, возьмите. Печать у секретаря поставите. - Протягивает он мне записку со своей подписью.

- Спасибо. - Забираю я индульгенцию. - Разрешите идти?

- Идите.

Поставив печать, дую на неё чтобы просохла, сворачиваю документ и убираю в красноармейскую книжку. На выходе из избы одеваюсь, экипируюсь и задаю секретарю вопрос.

- Вы не подскажете, где мне особый отдел найти, товарищ военюрист?

- Автоматчик за дверью. Так что вас проводят, товарищ старший сержант. - Отрывает он взгляд от бумаг.

Как у них всё серьёзно поставлено, выхожу я в сени, целого автоматчика за мной прислали.

- Веди, начальник. - Увидев, курящего там важного ефрейтора, прикололся я.

- Ты что ли Доможиров? - смотрит он на мои петлицы.

- Я.

- За мной иди. - Первым ступает он на крыльцо, не выпуская самокрутки изо рта, и, прихрамывая, идёт дальше, с автоматом в положении на ремень.

Значит не на расстрел. Хоть это радует. Размышляю я про себя, рассматривая новенький ППШ, идущего впереди сопровождающего.

- Автоматик-то как, хорошо работает? - завязываю я разговор.

- Не жалуюсь. - Односложно отвечает ефрейтор.

- Новый совсем. А мне вот не дали, хоть по должности и положено.

- А что у тебя за должность? - Интересуется он.

- Командир разведотделения.

- Странно. Но ты ж разведчик, так что добудь.

- Где?

- Известно где. У немца. Мы когда зимой наступали, много всяких трофеев захватили. Почитай все разведчики в моём отделении с ахтоматами были. А пехота с немецкими пулемётами. - Разговорился сопровождающий.

- Так ты из разведки?

- Был. В марте меня зацепило, но не тяжело, слава богу, так что в нашем санбате отлежался. А в разведку меня не берут, пока окончательно не поправлюсь. Так что сейчас при взводе НКВД числюсь.

- Понятно. Я тоже после ранения. На днях в дивизию прибыл. Сейчас вот в артиллерийской разведке служу. Звать-то тебя как, товарищ ефрейтор? - на всякий случай знакомлюсь я с ним.

- Андрюхой родители нарекли.

- А я Николай. Приятно познакомиться.

- Взаимно. Вот мы и пришли. Так что заходи в избу. А я тут подожду. - Пропускает меня вперёд он.

Поднявшись на высокое крыльцо двухэтажного, по всей видимости бывшего купеческого дома, вхожу внутрь и докладываю, сидящему в коридоре дежурному о прибытии.

- Ваши документы? - протягивает он руку.

- Вот. Возьмите. - Достаю я из кармана гимнастёрки красноармейскую книжку и, забрав из неё всё лишнее, отдаю ему.

- Старший сержант Доможиров Николай Никанорович. - Читает он, и записывает мои данные в какой-то журнал. Посмотрев на часы, ставит время и поставив галочку, протягивает мне перьевую ручку.

- Вот здесь распишитесь, - указывает он пальцем, - где галочка. Чего так долго? - Возмущается он.

- Я был в военной прокуратуре. - отвечаю я.

- Следователь по вашему делу уехал. Так что оставьте оружие, снаряжение и верхнюю одежду в прихожей и пройдите в кабинет к начальнику Особого Отдела.

- А куда мне идти? - выполнив его распоряжение, уточняю я.

- Вас проводят. - Окидывает он меня цепким взглядом. - Важенин! - кричит он.

- Я здесь. - Выходит из дверей самой ближней комнаты дневальный.

- Проводи сержанта к начальнику и дождись там.

- Прямо по лестнице и налево. - Указывает мне направление рядовой и идёт позади. На ремне у него кобура с наганом и штык-нож от СВТ. Винтовка скорее всего тоже есть, в комнате для наряда. Как всё серьёзно.

В конце коридора второго этажа возле массивной двухстворчатой двери из-за которой доносится стук печатной машинки, мы останавливаемся и, заглянув в приоткрытую дверь, боец пропускает меня внутрь, войдя следом. В комнате, служащей скорее всего приёмной, стоит несколько письменных столов. За которыми сидят машинистки и усиленно "давят клопов", стуча по клавишам печатных машинок. Точнее, стучат только две. Третья женщина в форме читает бумаги, а четвёртый - завгар (заведующий этим гаремом лейтенант), охлопав меня по карманам, пропускает в смежный кабинет, закрыв за мной тяжёлую дверь.

- Ну здравствуй, товарищ старший сержант. Давненько не виделись. - Раздаётся знакомый голос со стороны окна, и у меня наступает ощущение дежавю или скорее состояние грогги...

+4

799

ДАН написал(а):

- Ну здравствуй, товарищ старший сержант. Давненько не виделись. - Раздаётся знакомый голос со стороны окна, и у меня наступает ощущение дежавю или скорее состояние грогги...

+1

800

ДАН написал(а):

Тут вопрос сложный. Во-первых, - где её взять, ту уголовную среду? Если в штрафной роте, то:
"Штрафные батальоны фронтов и отдельные штрафные роты стали создаваться во исполнение приказа народного комиссара обороны СССР № 227 от 28 июля 1942 года, ставшего известным как приказ Сталин."
Во-вторых, - есть факты борьбы уголовников с немецкой разведкой-агентурой?
То, что абвер использовал уголовные элементы, засылая их в качестве шпионов-диверсантов в тыл Красной Армии, это было. А наоборот, не припомню.

Исключительно в рамках идеи.
Внедриться в среду уголовников могут предложить особисты (контрразведчики). Посадят гг в камеру к блатному, организуют совместный побег и далее, понеслась душа в рай. Похожий случай был после войны, когда сотрудники ГБ под видом уголовников совершили совместный побег с бандеровцем и через него вышли на руководство большого отряда. Собственно говоря, это классика.
Почему предложат Николаю? 1. Его знает особист в кабинете (автор всех заинтриговал этим)))). 2. Всплыла схема немцы, блатные, Гурген. 3. Внедрение ГГ в качестве потенциального кадра для немецкой разведшколы.
Далее побег с уголовником, взаимодействие с блатными, связанными с немцами, переход линии фронта, вербовка Абвером и делать ноги из немецкого разведотдела  с документами о наступлении под мышкой.
Грубовато, кривовато, но по крайне мере это позволит предотвратить провал фронта.

+3


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Первым делом, первым делом миномёты-2.