Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент -4.


Несносная Херктерент -4.

Сообщений 721 страница 728 из 728

721

Глава 106

Херенокт всё-таки применил своё умение – извлекать максимальную выгоду из сложившегося положения. Что эшбадовки будут составлять свиту Эриды – принцу как бы очевидно. Но эшбадовок много, вот Херенокт и решил поговорить  с сёстрами. Эр он уже успел всякого на уши навешать. Надумал вместе со Смертью разделить эшбадовок на три части – соответственно свиты Софи, Марины и самой Эр.
Марина в общем-то была не против, только сказала, чтобы спросил каждую, и если кто-то не захочет...Да тут и другие статусные девушки есть... Херенокт ответил, с нестатусными с кем разговаривал, все были согласны в свите принцессы побыть. Из статусных пока только с Осенью разговаривал, но та сказала, что слишком маленькая и свита ей не положена. Вот при Софи или Марине она быть согласна. Марина чуть не ругнулась насчёт запросов, но вовремя сообразила, вспомнив, Осень не эшбадовка, и по статусу равна Эорен и Дине.
Эорен и Динка сказали им никого не  надо. На пять частей делить не стали, хотя людей хватило бы, к тому же у Марины были ещё школьные островитянки и подруги Оэлен. В итоге принцесс младших рангов распределили. Эорен с мирренкой в свиту Софи, Дину и Коаэ – к Марине. Эшбадовки и без того прекрасно умели изображать чьё-то окружение. Какими нарядами их снабдила разноглазая – догадаться несложно. Марина мстительно подумала, что у неё самой едва ли не хуже. Хотя почти сразу признала сама себе – думать так – Пантеру не уважать. Уж Красная Кошка для любимых Принцесс Империи расстаралась. По прежнему тайной остаётся, чем именно будет Смерть удивлять. Тайна, впрочем, весьма относительная. Херенокт ленится узнавать, и другим не советует проявлять излишнее любопытство.
  Не успела с Хереноктом поговорить, новый писк рации. На этот раз не кто-нибудь, а Сордар. Но тот болтать не в настроении. Вообще с нравящимися ему людьми адмирал предпочитает общаться лично. Хотя прекрасно разбирается в любых технических средствах связи. Но, кажется, ещё окончательно не перевёл сестрёнку в разряд взрослых людей, по прежнему воспринимая Марину как любимую говорящую игрушку. В общем, неизбежное зло при общении между людьми с такой огромной разницей в возрасте. Один другого не воспринимает полноценным человеком, особенно с учётом, что помнит этого другого, когда та разговаривать не умела. И похоже, до сих пор считает что понимает далеко не всё. Но от встреч с адмиралом Марина никогда не отказывалась.
  Марина у себя дома, поэтому раздельным купальником ограничилась. Общение с островитянками сказывается. Но по-прежнему любимый чёрные с серебром цвет. Как раз завязки и серебряные. Правда, места на теле занимает куда меньше. Впрочем, Марина ни на кого впечатление производить не собирается. Особенно, на прекрасно знакомого с островитянками, Сордара.
– Всё хорошеешь, сестрёнка! – приветствует её адмирал. Ну всё ожидаемо, девушки в купальниках особенно определённого возраста на мужчин способны оказывать строго определённое воздействие. Степень родства тут особой роли не играет.
Марина упирает руки в бока
– Ещё красавицей назови!
– А что не так? – усмехается адмирал, – Для твоего телосложения фигурка – просто блеск. С личиком – похуже, но тут твои удивительные глазки играют роль. Мне нравится, но ты мне сестрёнка, и я вообще лицо пристрастное.
– Зануда ты, – сердито фыркает Марина.
Сордар смеётся.
– На руки тебя теперь не возьмёшь.
Марина пожимает плечами.
– Почему? Как раз тебе можно, правда я не уверена, что речь идёт именно обо мне, а не о любом лице одного со мной пола и близкого возраста.
Двигать бёдрами, как эшбадовки  Марина у них вполне научилась. Понятно, каких внешних эффектов они добиваются.
– Теперь уже ты занудствуешь, – хмыкает адмирал.
– В чём? – Марина ножку вперёд выставляет, опять же по привычке, подцепленной на Архипелаге.
– Хотя бы выходками возрастными, – хмыкает Сордар, хотя Марина замечает только то, что за коленку взглядом он всё-таки зацепился. Инстинкты первичны!
  Сордар дурачась, подхватывает Марину. Знает про её нелюбовь к прикосновениям. Равно, как и про то, что на него она, как правило, не распространяется. Усмехается, когда сестра обнимает его.
– Прошла старая нелюбовь?
– В твоём случае её и раньше не было, – хмыкает Марина.
– Как теперь ощущение? Многие находят такое состояние очень приятным.
– Ты единственный, кому разрешено меня так держать. Сверстникам это запрещены, а сверстницы слабачки, и меня тупо не поднимут.
– Сомневаюсь, учитывая физическую подготовку очень многих, и то как они способны друг друга крутить, девочек выше тебя я видел тут предостаточно, да и ты довольно лёгкая для девушки своего возраста.
– Молодость вспомнил?
– Хотя бы! – озорно подмигивает адмирал. – Только ты подъёмом сверстниц, равно как  и прочих тяжестей не увлекайся!
– Насколько я помню, ни здесь ни в школе нет ни одной по-настоящему полной, а Эр совсем-совсем не тяжёлая.
– И не сомневался, что ваша дружба в эту стадию перейдёт, – хмыкает Сордар, – у наших девчонок тоже встречалось, хотя в мальчиках недостатка не было.
– Поставь меня, а то уронишь! – фыркает Марина, – Я не намерена своих подруг обсуждать ни с тобой, ни с кем-либо ещё.
Сордар, сделав вид, что пылинку с сестры сдувает, ставит Марину обратно.
Процесс подготовки вступает в финальную стадию. Из парка  сегодня вывозят и устанавливают на позицию артиллерию для салюта.
Марина предложила Сордару дать салют холостыми главным калибром, благо «Владыка Морей» уже вышел из дока, но адмирал сказал.
– Я здесь нахожусь в том числе и с целью защиты мирного населения, а не с целью его кардинального сокращения. От такого грохота многие могут испугаться. У меня стоят для салютов четыре «полсотки» старого образца. Ничего больше бить не будет, если южане не явятся. Я и на якоре так стою, чтобы в случае чего вести огонь через гряду. И ход смогу дать очень быстро.
– А почему не на внешнем рейде?
– Не играю в ненужный героизм, – резко бросает адмирал.
– Не пыхти, – сразу же усмехается адмирал, – Грохот в твоём любимом стиле тебе будет. Командир гарнизона крепости приказал им прийти.
– Что-то я в гавани их не видела ни в тот раз, ни в этот. Хотя они здесь базируются.
  Сордар не перестаёт ухмыляться.
– Старик считает, что летом на берегу слишком много сладкого во всех смыслах, и чтобы дисциплина не упала, гоняет эскадру по архипелагу. Прошлый год для вас исключение сделал, здесь остался, но эскадра всё равно в море была. Да, я прекрасно знаю он тебе не нравится.
– Мне его жена не нравится, – дуется в ответ Марина, – Утренняя Звезда её и вовсе боится.
– Согласен, крайне специфическая женщина, – хмыкает адмирал, – что до Эорен, готов взять свои слова про «страшненькую» обратно. Тоже специфическая, но в положительном смысле.
Марина почти ждала вопроса «не знаешь, почему она так изменилась? Но Сордар сам самым скучным образом начинает констатировать факт.
– Не думал я, что девушка может так перемениться, влюбившись в другую девушку.
– Ты знаешь! – сердито буркает Марина, – Уши у стен растут на самом деле.
– Тоже мне, тайна мирренского двора, – как мальчишка усмехается адмирал, – Уши, может, растут на самом деле. Но во дворцах тайны есть только для тех,кто не имеет к этим дворцам отношения. Тут же я вроде как живу.
– Как тебе соотечественница? – хмыкает Марина, – раз знаешь ситуацию, то не верю, что не познакомился. Ты же предпочитаешь знать, что в Доме происходит.
Сордар с показной задумчивостью подбородок трёт.
– Ну, с мужских глаз, телосложением суховата, но достаточно привлекательна. Но в неё ведь влюбилась не мальчик.
Марина язык показывает.
Сордар отвечает тем же.
– Как я слышал, ты тоже не мальчиками увлекаешься. Хотя, у тебя это нечто не изжитой тяги к приключениям.
Херктерент кулак демонстрирует, понимая, мысль крайне неудачная. Ибо Адмирала можно разделить на четырёх её и ещё, наверное останется. И физических сил примерно в такой же пропорции будет больше.
– Я не просила нос мне под одеяло засовывать!
– Судя по тому, что я слышал, было бы крайне занятно посмотреть, – откровенно ржёт великовозрастный мальчишка периода полового созревания.
Остаётся только рукой махнуть.
Сордар ржёт в ответ. Но в эту игру и вдвоём можно играть.
– Будешь в Столице – загляни в их Резиденцию. Вскоре сможешь узнать, насколько с Эор может интересно быть.
– Нет, – снова ржёт Сордар, – меня убьют скоро, не хочу урождённую принцессу молодой вдовой оставлять... Хотя она быстро нового найдёт. Особенно из флотских. Именно как моя вдова.
–  Эорен никого искать не будет, – шипит сквозь зубы Марина, – у неё не островная мораль, она ни живого, ни мёртвого не предаст.
– Ха! А кто тут о предательстве говорит? Урождённых принцев во флоте достаточно. Отец прямо сказал, признает любого моего ребёнка Принцем или Принцессой Империи, даже если Самого Меня на момент рождения в живых не будет. Даже чуть интересно, какое среднеарифметическое получится из сложения моего и её роста?
– Динка! – хмыкает Марина – Её родители тоже немаленькие.
– Но они ещё и дальние родственники, – усмехается Сордар. – Тут же совершенно чистый будет эксперимент.
Марина за голову хватается.
– Кажется, в нашем Доме, на одного психа больше, чем я думала!
– В каком из твоих? – откровенно дурачится адмирал, – Ты, как и я сразу к двум принадлежим. Только общий всего один...
Марина демонстрирует непристойный жест.
Сордар страдальчески вздыхает:
– Мне даже хуже, чем тебе. Я больше, чем к двум принадлежать не смогу, да и то, членства в одном меня в любой момент могут лишить. А ты всегда можешь членство ещё в одном обрести, тем более обе полноправные Ягр от тебя и так без ума. А на побочных там традиционно плевали.
Марине хочется ругаться последними словами. Как раз теми, что брат её и научил.
– Какие планы относительно великой меня вынашивает младшая Ягр? Что ты с ней не обсуждал меня – в жизни не поверю.
– У Пантеры я был на самом деле, но ты несколько преувеличиваешь значение своей, безусловно высокоценной, личности.
– Таких всего три на Империю. Причём, одна из них ждёт-не дождётся четвёртой.
Сордар склоняет голову на бок.
– Смерть беременна? С одной стороны, ожидаемо, с другой – странно, что от тебя об этом узнаю, она регулярно у врача бывает, и о результатах обследования мне докладывают.
– Нет, насколько я знаю. Я всего-навсего сказала, что Чёрная хочет дочку. Это ты уже теорию выстроил, будто тебе чего-то недоговаривают. Хотя это может быть сильно вредно для здоровья вплоть до летального исхода. А в военное время – особенно.
– «Добрая» ты девочка! – усмехается адмирал.
– Жизнь такой заставила быть, – притворно тяжко вздыхает Марина.
– Жаль, берета на тебе нет, а то точно бы на нос натянул, – хмыкает Сордар.
– В такую жару мне больше делать нечего!
– То тебе неизвестно, что в морской пехоте есть вариант этого головного убора для экваториальных широт. Да и местные девочки носят очень миленькие шляпки.
– Сказывается на тебе общение с Красной Кошкой, – качает головой Марина, – смотрю, в женских шляпках стал разбираться!
Сордар нарочито медленно окидывает сестру взглядом с головы до ног. Задумчиво сообщает.
– Я вообще много в чём разбираюсь не связанным с кораблестроением и военным делом. Но я смотрю, в последнее время именно ты стала засовывать свой симпатичный носик в каталоги Пантеры.
– Слушай, тебе связь с ней не приписывали? Статус соответствующий, по возрасту вообще идеально подходите друг другу.
– Я про себя множество сплетен знаю, но такой среди них точно нет, во всяком случае, мне не рассказывали.
– А жаль! – Марина вскидывает палец в одобрительном жесте, – Отлично бы вместе смотрелись.
– Рановато ты в свахи записалась! Свою личную жизнь сперва обустрой, за чужие только потом берись. Кстати, ты знаешь, у Красной Кошки точно была связь с нашим братом?
– Знаю, конечно, кажется теперь поняла, почему Чёрная от неё нос воротит. Понимает, что человека такого уровня ей убить не позволят. Но боится, что может попытаться. Не то хвасталась, не то переживала, Смерть довольно ревнива, а наш брат – известный кобель.
– Она его ни при каком раскладе не убьёт. Слишком много вместе пережили. Херенокт шутит «я её лучше всех знаю, кишки её видел».
Марина качает головой.
– Со слов самой Смерти, это совсем не шутка, – замечает Марина.
– Тем более! Пока поблизости Чёрная, наш брат в абсолютной безопасности. Что до его увлечённости женщинами – «весёлые» районы никто закрывать не собирается. Если хочется чего-нибудь другого – быстрее Смерть сама начнёт ему подбирать островитянок посговорчивее да с минимум амбиций. Впрочем, я думаю кто-то с замашками Смерти если и появится, то это будет её дочь.
– Она не Еггта, рождение девочки не гарантировано.
– На Юге суеверие есть – если женщина очень сильно хочет ребёнка определённого пола, то именно такую и родит.  Насколько я Чёрную знаю, это весьма и весьма целеустремлённый человек. Уверен, в её случае, это суеверие отлично сработает. Кстати, уверен, эта девочка получится весьма и весьма похожей на одну из своих тёток.
Марина в ответ только язык показывает.
Сордар головой качает.
– Думал, ты несколько взрослее. Но оказывается, ты только физически выросла. Но мозгами – полный ребёнок. Ещё как бы не меньший, чем была раньше.
Марина в ответ ещё и рожу скорчила.
– В шляпках, я смотрю, ты теперь разбираешься. Может решил разобраться и в тех, кто под ними? Девочки тут ещё более миленькие, нежели их шляпки.
– Ну вот ты и оценивай их достоинства. А я предпочитаю кого постарше.
– Уведи Хейс у Соньки, – тут же находится Марина, – она для брачного договора в самый раз. Да и здорова наверное, на все двести, а не сто.
Сордар головой качает.
– Этой Хейс нет никакого смысла менять Софи на меня. Денег у нас примерно поровну, статусы абсолютно одинаковые. Единственное моё преимущество – большую часть года на Архипелаге отсутствую. Но теперь уже мне не хочется с Еггтой ссорится. Да и договора заключают не для того, чтобы быть в тысячах миль друг от друга.
– В жизни не поверю, что ты вдруг станешь домоседом... Впрочем, согласна, Хейс на домохозяйку похожа ещё меньше. Тоже птица хищная вроде Соньки... Или тебя.
– Я вовсе не птица, – как мальчишка усмехается адмирал, – я – белый кит-убийца, причём одиночка, не стайный. Крайне редкая зверюга.
– Животные-альбиносы очень часто гибнут куда раньше обычного срока.
– Если только не отличаются повышенной зубастостью.
– Стая всегда сильнее одиночки.
– Это да, но в стае кому-то придётся атаковать первым. И с высокой вероятностью первым умереть. С опасным одиночкой предпочтут не связываться. Стая всё-таки довольно трусовата.
– Но в стае всё-таки легче быть. Пусть не всегда, и не от всего, но она может защитить. Война – эта игра не для одиночек. Одиночки здесь не выживут. Даже самые сильные.
– Так и я больше в рейды не хожу. У нас поняли, что я тогда ушёл чудом. А в Заливе я знал, на что идут. Ибо тот план во многом был моей разработкой. Я перед походом объяснил экипажу, на что идём. Сказал, что хочет, может подать рапорт о перероде в учебную эскадру.  Рапорт будет незамедлительно удовлетворён. Думаешь много было рапортов?
– Думаю ноль, я достаточно высокого мнения о нашем Флоте.
–  Правильно думаешь. Эскадрами сейчас предпочитаем действовать. Причём, максимально возможной численности.

Конечно, добавить к свадебному платью клинок и автоматический пистолет в деревянной кобуре чёрного дерева с блёстками только Чёрная и могла додуматься. Но Херенокт по определению обожал любые идеи своей Принцессы Империи. Однако, идею другой Принцессы Империи – ехать по городу на украшенном цветами и ленточками тяжелом танке он не одобрил. Сама Смерть, впрочем, явно колебалась. Но в итоге стремление быть настоящей Принцессой Империи Чёрная Смерть переселило желание остаться одноимённой наёмницей.

+1

722

– С братом виделся уже? – про Софи не спросила намеренно, Сордар должен знать, сёстры были недалеко друг от друга.
– Марин, если ты не забыла, наша последняя встреча была не так уж давно. И я всё это время был где-то здесь. С Хереноктом и Смертью я давно уже всё обсудил, тем более никакой особо значимой роли мне в церемонии не предусмотрено.
– Думала, ты затребуешь одну из главных ролей...
– Главных ролей там ровно две. Ни одна ни ко мне, ни к тебе не имеет ни малейшего отношения. Хотя на аналогичном мероприятии в твою честь я бы не отказался побывать, хотя и шансов теперь меньше стало.
– Закрой глаза и думай об Империи – по этому высказыванию я вполне в состоянии действовать, если понадобится.
– Принципиальная ты наша! – хмыкает адмирала, – Точно знаю ты от кусочка свадебного тортика не откажешься.
Марина скрещивает руки на груди.
– Нашёл, чем девушку моего уровня пытаться соблазнить. И так знаю, будет кулинарный шедевр. Тем более, если я ничего не забыла, «тортиков» и так должно быть экземпляров тридцать, большинство – подарочные, один из них и без того полностью мне предназначен.
Сордар и бровью не повёл:
– Ну, вот и стрескаешь со своими девчонками в последние дни, я хотя не очень интересовался, сколько их у тебя, – адмирал качает головой, – хотя нет, какие бы молодые здоровые вы не были, и как бы сладкое не любили с таким количеством не справитесь всё равно. Обожрётесь! Там же каждый торт был аж семь ярусов. И делится по-моему на две с половиной, если не на три тысячи порционных куска. Мне со своим проще – пойдёт на линкор.
Марина хитренько щурится.
– Не думаю, что им так всё понравится. У тебя среди личного состава девочек нет. А мальчики далеко не все любят сладкое.
– Мальчики тоже любят вещи, что им вряд ли когда либо придётся пробовать в жизни. Если серьёзно, три дня объявлены государственными праздниками. Соответственно по праздничным  нормам и будут выдавать спиртное. Лично я добавил от себя спиртное в эти дни выдавать будут, как по прибытии в порт после рейда, то есть по норме «сколько влезет».
Марина качает головой:
– Линкор после ремонта. Сломают по-пьяни что-нибудь.
Сордар смеётся:
– У нас на борту самый пьющий – это кот. Да, тот рыжий твой знакомый. Он же другие напитки предпочитает. Тортик точно всем там понравится! Тем более, бренди пропитанный. Вот тебе тортик уничтожить будет гораздо сложнее. Их ведь несколько. Софи точно положено. Ещё один полагается Эриде. Насчёт сестрёнок не помню – им каждой или один на двоих, плюс тупо забыл, сколько там на маленькую полагается. То есть суммарно может быть до двенадцати с половиной тысяч порций... Точно обожрётесь! – цокает языком. – Вас тут и сотни не будет.
Марина непристойные жесты сразу с двух рук демонстрирует:
– Ты так и не объяснил, чем этот торт такой уникальный, и почему он должен всем так понравится на «Владыке» больше установленных тобой норм на спиртное.
– Эти два пункта сливаются в один. Наш братец не придумал ничего лучше, чем распорядится украсить один из ярусов эпизодом сражения, где он недавно участвовал, и чуть без головы не остался. Сама понимаешь, шоколадная фигурка «Владыки» там тоже присутствует. Кстати, для вещей из такого материала, все корабли выглядят довольно реалистично и вкусно. Тем более, этот поросёнок велел украсить следующий ярус шоколадной моделью линкора, где он флаг держал. Вообще, образец реализма, особенно, если не знать из чего сделано. Верхний ярус – Имперские, региональные и личные гербы. Семь ярусов и больше четырёх метров высоты.
Марина изображает непонятное выражение лица. Сордар понимает крайне своеобразно.
  – В благородство с Вьюнком и прочими можешь не играть. Их заведению один из подарочных тортов и так положен. Всё-таки, кому и так не повезло хоть чем-то не должны быть обделены.
– Распоряжение чьё? Не поверю, что нашего брата, он достаточно безалаберный, и кроме Чёрной мало о ком способен думать.
– Представляешь, именно его. Он, оказывается, знает в чём заключаются обязанности церемониймейстера и вполне с ним проконсультировался на предмет того, что и кому положено. 
Марина зевает.
– Интересно, с кем Смерть свой жрать будет? У неё знакомых тут полным-полно, но я сомневаюсь, что их столько. Херенокт вроде, достаточно сообразителен, со своим поступит как ты, всё-таки на линкоре, именно его считают чуть ли не главным героем битвы, хотя он как обычно, не делал ничего. Только снаряды южан привлекал.
– Тоже большое дело! – хмыкает Сордар, – прилетевшее в его пустую голову не прилетело в итоге куда-то в другое место. Ты, вроде бы знаешь, сколько под бронёй всякого хрупкого, крайне плохо реагирующего на сотрясения. Хереноктовская голова к этим ценностям не относится.
– Самое ценное в любой части – личный состав, – замечает Марина. – к тому же, статусность Херенокта значительно повышает его ценность.
  – Я читала, что в прошлые свадебный торты входило. Там в каждом одних яиц под тысячу штук было, да масла под сто кило, да сахара примерно столько же, да муки все сто пятьдесят,  плюс сухофруктов с орехами под триста, да марципанов да прочей кондитерской ерунды ещё килограмм сто пятьдесят. Да прочего не помню сколько.
– Бренди  почти двадцать пять литров, – хмыкнув, ставит точку  Сордар, – Херенокт затребовал, чтобы на нижних ярусах было изображено  тоже, что на свадьбе его матери. На нижних – не так интересно «Старая Крепость», прочие резиденции да парад. На четвёртом –  самолёты и гоночные машины. Сама знаешь, они были помешаны на скорости. На том, где у Херенокта будет сражение, было какое-то важное событие из  жизни Императрицы. На следующем – тоже важное событие но в подробностях.  Он решил не нарушать традиции. Всё-таки такие вещи делаются несколько раз за столетие. Сама понимаешь, такое почти не портится и хранится может очень долго. Говорят, некоторые приглашённые до сих пор хранят куски с прошлой свадьбы. Некоторые – и с позапрошлой.
– Знаешь, я люблю всякое такое, но подобное не рискнула бы пробовать. Собакоголовый иглобрюх от повара без лицензии – и то без безопаснее.
– Я думаю, наоборот. Тут, и в предыдущих случаях случаях потенциально не было чего-то несъедобного, как весь иглобрюх в упомянутом тобой случае.
– У нас пекут, или с другого конца конца Империи повезут?
– Тебе не кажется, что транспортные расходы в таком случае будут чрезмерными?
– Когда это таких как Херенокт волновало?
– А сил и средств в Резиденции хватит?
Сордар усмехается.
– Здесь можно развернуть полноценную Ставку со всеми службами. Это несколько тысяч человек. На Ставку мощности кухни и рассчитаны. Всё они приготовить в состоянии. Усиление прибыло из «Старой Крепости» и от Соправителя. Всяко, лучшие в стране кондитеры у него.
– У Эриды, – серьёзно поправляет Марина, – они даже договора найма с ней подписывали. В присутствии юриста, разумеется.
– Ну пусть так. Многие кадры с последней свадьбы Императора все так и работают в Старой Крепости, основные торжества были тогда в Столице. Хотя, соправитель переманил многих, после того, как стало понятно как дочка вкусненькое любит.
– То я не знаю, – хмыкает Марина, – будто я тот фильм не видела! И тебя молодого. И ещё много кого.
– Я и сейчас не старый.
– Смотря для чего!
Марина только язык в ответ показывает.
– Я уже говорил, тебя за твой язычок попытаются убить обязательно.
– Меня уже несколько раз пытались убить, притом совершенно за другое.
– Интересные разговоры накануне свадьбы Принца Империи. Конечно, они оба те ещё убийцы, но что-то у тебя совсем не те ассоциации.
Марина руки на груди скрещивает, горделиво задирая нос.
– Такая уж я специфическая сама.
– Говорил уже про берет. Слишком уж ты сияешь.
– Сам про свадьбу говорил.
– Ожерелье надеть не забудь, – хмыкает адмирал, – пора бы национальному сокровищу на людях появляться. Не корчи такую рожу, национальное сокровище это не ты.
– Сколько раз говорила про твою потрясающую «вежливость». Да и ожерелье до сих пор не зарегистрировано.
– Ювелиры знакомые есть. Могу договорится – выдадут документ, что это их работа. Не к археологам же нести. Хотя они со мной ссорится не захотят, и никто о таком чуде не узнает.
– Пока я не умру, – посмеивается Марина, – все потом гадать будут, где я такое взяла.
– Заказала у определённого ювелирного дома, – хмыкает Сордар, – кстати, произойти это может относительно скоро – смерть от переедания – вполне возможная для тебя перспектива.
– Который уже раз поражена вашей добротой и гуманизмом, брат, – с редкостным ехидством бросает Марина Сордару по-мирренски с придворным произношением.
– Тебя слушая, забываешь все языки и диалекты напрочь, кроме портового грэдского. – хмыкает адмирал.
– Некоторые филологи считают его «портовым мирренским», – не снижая степени ехидства сообщает Марина.
– Угу. Причём такие умники есть и том, и на другом конце материка, – откровенно дразнится Сордар, – но первая надпись на весьма близком к этому диалекте датирована тем временем, когда мирренский был ещё бесписьменным. Так что, это собрание отборнейшей ругани – язык твоих предков по материнской линии, а не моих.
– Кстати, ты не знаешь, где разноглазая сейчас? – осведомляется Марина, сделав вид, что пропустила колкость мимо ушей.
Сордар ухмыляется, как мальчишка, кого спросили о половом вопросе.
– Разве ты не знаешь? Засела в местных горячих. С девочками. Собрала, я смотрю, всех, кто помоложе. Так любит нежненькое?
Марина настораживается, но старается всё к шутке свести.
– Тебе в голову не приходило, что она всех помладше собрала исключительно потому, что все, кто постарше Соньку встречали. Притом, по моей инициативе. Меня тоже в любви к маленьким девочкам обвинишь? Кстати, из их общества ты меня и вытащил. Почему с Софи не решил начать? Её подруги испугался?
– Ты более парадоксально рассуждаешь, – хмыкает адмирал, – кстати, разноглазая, такое впечатление, собрала всех свободных. Во всяком случае, там точно эта юркая Вьюнок, Эорен со своей мирренкой, и твоя Рэда со своей подопечной.
Марина настораживается. Эрида делилась одной из своих больных фантазий. В сложившихся обстоятельствах – не такой уж невероятной. Говорила, что мечтает посмотреть, как все старшие эшбадовки вместе со всеми остальными взрослыми девочками, занимаются любовью друг с другом, разбившись на пары-тройки. У неё даже несколько рисунков есть со схожими сюжетами. Хорошо хоть в последнее время стала признавать – по-настоящему привязаться можно только к одной или двум. Максимум, к трём. Как в её случае, это Крионо, сама Марина и Софи в виде недостижимого идеала. Впрочем, при определённом раскладе уже за такие идеи можно по шее получить. Тем более, сама Эр мечтает увидеть вместе тех, кто на самом деле вовсе не горят таким желанием. Начиная от некоторых близких родственниц.  Конечно, можно прямо взять и пойти к ней заявиться, чтобы выяснить, чем это разноглазое чудо с непонятным математическим знаком занимается. Тем более, саму Марину будут рады видеть в любом случае. Вот только она обрадуется далеко не всякому из возможных видов. Чем Эр там занята можно узнать по косвенным признакам. Где разноглазая находится, там всегда поблизости есть что-нибудь вкусненькое, а в последнее время ещё и крепенькое. Пощёлкав рацией, связалась с кухней, выясняя, что именно Эр затребовала в горячие. Оказывается, преобладают сладости, напитки в основном, прохладительные, по-настоящему крепкого хватит самое большее, на двоих притом не особенно любящих выпивку, вроде самой Эр и Крионо. В общем, можно прийти к выводам, никаких поводов для волнений нет. Разноглазая слишком горячие любит, а так как основной круг её общения узурпировала Марина, созвала имеющихся для поддержания компании. Тем более, там Хорт присутствует, а она из собравшихся глупости делать склонна в наименьшей степени, тем более там Осень где-то рядом. Хотя, как раз маленькая принцесса очень крепко себе на уме, и не исключено, что именно она решила изучить Эр поближе. Причём, во всех возможных смыслах, что не слишком удивительно, учитывая раннее физическое развитие большинства островитянок.
Марина с опозданием замечает, Сордар очень внимательно слушает всё, что она говорит. Что-либо предпринимать бесполезно. У адмирала и так слух, как у радиолокационной станции.
– Удовлетворил любопытство?
– Ага! Посмотрел на ваш женский мир с той стороны, с какой обычно не вижу.
Марина только фыркает. Знает, среди эшбадовок есть пара дочек подруг ранней юности адмирала. Притом Сордар не только в технике отлично разбирается. И девушки точно не имеют к нему ни малейшего отношения. Император даже негласное расследование проводил. С результатами Марину ознакомили явно затем, чтобы не стала кому-то из эшбадовок излишне симпатизировать, выдумав родственные чувства. Саргону претенденты на статус без  права на таковой были решительно не нужны.
– Ну и как наблюдения?
– Не отличаются, от того, что мне и так известно: Где много девушек, там не нечто миленькое, а редкостный змеятник. Хотя, что я буду о змеятнике Чёрной Еггте говорить. Она и сама где угодно его устроит.
– Что, чью-то дочку увидел, и старые обиды на мать вспомнились? Помню я за тобой такое...
– Нет, тут не это, тут другое.
– Да? И что же?
– Ты Эр подозреваешь в излишних симпатиях к слишком юным. Потому сама туда и не пошла из соображений «меньше знаешь – крепче спишь», – последнюю фразу адмирал произносит по-русски.
Марина только хмыкает.
– Теперь понятно, почему ты ко мне с Софи не зашёл. Не хотел видеть нечто, не слишком для глаз приятное. Хотя, насколько мне известно, большинство мужчин обожает зрелища, когда миленькие девочки друг с другом кувыркаются по-всякому.
– Вполне понятная подростковая озабоченность, – невозмутимо  хмыкает адмирал, – крайне интересное состояние организма, жаль только, не слишком продолжительное. Зачастую оставляет выверты в мозгах на всю оставшуюся жизнь. У вас, похоже, у всех уже оставлено.
– Какой тонкий знаток женских мозгов!
– Да уж всяко не худший, нежели ты – мужских. Знаю я, до каких пределов бывает распространяется трогательная женская дружба. В том числе, и в случае тебя и Софи. Про разноглазую вообще лучше промолчать. Даже завидно немного от осознания того, сколько девушек у неё.
Марина скучно зевает.
– Большинство, всё-таки не у неё, а у её денег. Некоторые немного любят ещё и саму Эр. Искренних у неё, похоже, всего одна. И представь себе, это не я.
– Да мне в общем-то, наплевать, попытки вникнуть в отношения между женщинами. Тебе самому, как правило, сильно дороже выходят.
– Друзей-мужчин младших родственниц, такие, как ты очень часто расчленяют, – вредно сообщает Марина, проведя пальцем по горлу.
– Ты преувеличиваешь степень моей кровожадности.
– Нет. Просто отличаюсь повышенным инстинктом самосохранения.
– Люди не столь сильно на животных похожи, как тебе кажется.
– Похожи в значительно большей степени. – саркастически мотает головой Марина, – в противном случае, тебя не прозвали бы Китом – Убийцей, а меня Чёрной Крысой. И даже ты признавал справедливость этого прозвища.
– Чего не сделаешь в полемическом задоре, – и не понятно, адмирал серьёзен или притворяется.
Впрочем, брат с сестрой уже давно оттачивают остроумие друг на друге. Настолько, что иногда кажется, они не подозревают о существовании каких-либо границ.

+1

723

Марина решила к Чёрной прогуляться. Та, судя по докладам, у себя, Херенокт на территории отсутствует. Марине уютнее, когда Смерть одна. Пока ещё в большей степени наёмница, нежели кто-то ещё, занята совершенно несвойственным ей делом. Подбирает наряды и украшения для праздника. Марина решает дать несколько советов.
Конечно, добавить к свадебному платью клинок и автоматический пистолет в деревянной кобуре чёрного дерева с блёстками только Чёрная и могла додуматься. Впрочем, услышав некоторые идеи Марины, Чёрная предпочла сразу же связаться с Хереноктом. Быстро же она собственный мозг решила переключить в режим придатка к мозгу братца! Хотя, слегка подумав, Марина решает, тут другой, гораздо более приемлемый, даже для неё самой, хотя и крайне нечасто встречающийся, вариант. Два мозга теперь работают как один, дополняя друг друга при возникающих сложностях. Херенокт всяко лучше Чёрной разбирается в вещах, связанных с придворным церемониалом. Но Принц Империи по определению обожает любые идеи своей Принцессы Империи. Однако, идею другой Принцессы Империи – ехать по городу на украшенном цветами и ленточками тяжелом танке – он по рации не одобрил. Сама Смерть, впрочем, явно колебалась. Но в итоге стремление быть настоящей Принцессой Империи Чёрная Смерть переселило желание остаться одноимённой наёмницей.
Немного подумав, решает предложить Смерти своё ожерелье надеть. Всяко у человека со всем известным родом занятий в прошлом никто спрашивать не станет, где именно в этом прошлом она раздобыла ту или иную вещь. Вот эту идею Смерть одобрила, сказав что давненько не держала в руках национальных сокровищ. Тем более, краденых.
«Не забывай, ты охраняешь не только меня, но ещё и эту вещь!»
Наёмница ответила фразой из тех какие считается девушкам статуса Марины знать вроде как не положено. Правда, большинству они всё равно известны. Сама Марина Смерть поняла примерно как «пусть приносят, там поглядим».
Расположилось на шее чёрной, как влитое. Марине даже показалось, что ожерелье изначально и носила женщина примерно такого роста. Ладно, теперь будет считаться, обнаружено где-то Смертью во время многочисленных приключений. Чёрная знает, от кого Марине попало это ожерелье. Так что велика вероятность, золото вернётся обратно. Хотя, в данном случае подозрительность Марины совершенно необоснованна.
Идея с ожерельем Херенокту определённо, понравилась. Драгоценности, положенные супруге Принца Империи уже привезли. Правда, они переходящие, и Чёрная не сможет их никому завещать. Теперь же будет личное национальное сокровище её имени. И наплевать, что владеть им будет Марина. Впрочем, Смерть к драгоценностям относится только как к вещам, подчёркивающим её статус. Сами по себе подобные вещи для бывалой наёмницы не самоцель. Куда больше ей понравилось, что ей теперь по статусу положен Еггтовский клинок. И пусть он тоже переходящий, но будет знать и руку Чёрной. Да и Смерть считает, каким-либо оружием можно владеть до тех пор, пока в состоянии им пользоваться.
Смерть обещала, все её наряды будут местного производства, но не будут иметь никакого отношения к Красной Кошке. Судя по тому, что Марина видит, всё так и есть, специально проверила этикетки и клейма. Похоже, Пантере во многом платят в том числе и за имя. Пусть и во многом ей самой и созданное. Но у местных с чувством стиля и фантазией немногим хуже, чем у Младшей Ягр. Со стороны вполне можно принять за вещи её производства. Тем более, большинство из тех, что надевают считанные разы в жизни.
– За всю жизнь меньше времени тратила на выбор тряпок, чем за эти дни, – не слишком весело усмехается Чёрная.
– Смысл выбирать, если это всё куплено? – хмыкает Марина, – Красная Кошка тебе за статус ещё бы и скидку большую сделала.
– Угу. Или содрала бы втрое или впятеро. Я бы на её месте поступила именно так.
– Она не настолько злопамятна и мстительна, как тебе кажется. Тем более древний союзник Еггтов и личный друг, это придворное звание такое есть, Императора.
– К счастью, я собираюсь жить здесь, а она скоро вернётся в Столицу. Такие не бывают бывшими, знаю прекрасно такой тип человека.
– Конечно, знаешь прекрасно, – хмыкает Марина, – ибо сама к нему принадлежишь.
Чёрная только глазами сверкает в ответ. Попутно возникает версия о причине возникновения одного из её прозвищ. Дело не столько в тёмных глазах, сколько в том КАК она может ими глянуть. В некоторых обстоятельствах можно и испугаться. Хотя, теперь ведь «Чёрная» не прозвище, а имя Смерти.
– Прибьют тебя когда-нибудь за длинный язык, – устало вздыхает новая Принцесса Империи.
– Мне совсем недавно тоже самое Сордар сказал, – довольно ухмыляется Марина.
– Теперь же я говорю. Может, стоит какие-то выводы сделать? Броня линкора или мои способности поблизости есть не всегда.
– Ты не забыла, что мне книгу должна? – «мило» осведомляется Марина.
– Как только, так сразу, – машет рукой наёмница, – сказала Херенокту. Он посмеялся, обещал принести кое-что, ибо про меня знает больше, чем я сама. Но пока – глухо.
Марина качает головой.
– Вместо того, чтобы самой что-то писать только других от написания отвлекаешь.
– Не других, а другого, между прочим, почти моего мужа, – как девочка обижается Смерть, – уж ты-то должна знать, если он что-то пообещает – то это выполнит.
Херктерент смеётся.
– Ты тоже обещала.
– Хм... Но я же не сказала, что буду книгу писать непременно сама. Я её тебе предоставить обещала. И это будет выполнено. Может, даже чиркну пару строчек. Знаешь, это тоже важное умение – переваливать на других то, что поручили тебе сделать.
– Им в совершенстве владеет большинство школьных девчонок, и как подозреваю, многие эшбадовки. Ты слишком давно была подростком и успела позабыть кое-что.
– Телом своим я пользоваться не разучилась, – беззаботно хмыкает Принцесса Империи, – мне в те времена было куда проще, чем многим. По причине высочайшей эффектности моей внешности.
– А так же, совершенно потрясающей скромности! – язвительно добавляет Марина.
Смерть только смеётся в ответ.
– Херенокт-то куда подевался? Договор заключить не успел , как сразу сбежал?
– В таком случае, я бы вряд ли достала его этой рацией, – логично замечает смерть.
Марина тут же выдвигает новую версию.
– Решил лично проконтролировать размещение артиллерии для салюта? Ибо после участия в одном-единственном артиллерийском бою сам великим артиллеристом себя возомнил.
Смерть невесело усмехается.
– Он в артиллерийском бою линкоров один раз участвовал. Кстати, у многих подобные сражения бывают единственный раз в жизни. Так что тут он совсем не исключение. Кстати,  гаубицами он вполне умеет пользоваться. В остальном же его боевой опыт вполне сопоставим с моим. А меня же, сама знаешь, Чёрной Смертью зовут, так что можешь сравнить с опытом своего брата.
– Знаю, видела его ордена.
– У меня куда меньше, – вздыхает бывалая наёмница, – я больше деньгами интересовалась, нежели признанием заслуг. Да и статусы у меня обычно бывали куда менее официальными.
– Херенокт в итоге на все сразу и наплевал.
– Точнее, ему позволили наплевать. Будь хоть малейшие сомнения в моих репродуктивных функциях – ничего из происходящего сейчас просто не было. Я бы ещё несколько лет была бы на этой должности. Даже ты на Императора не сумела бы повлиять.
– На него бы-сумела, – зевает Марина, – помнится, в реальности мне пришлось  влиять в основном на вас двоих, и навлияла, а то неизвестно, сколько бы вы ещё друг от друга бегали. Кстати, раз уж об этом всё равно разговор зашёл, то мне немного странно, что пока не намечается изменения  количества членов Императорского дома. Или вы какие-то интриги плетёте, благо братец это очень любит?
– Он меня любит, – буднично отвечает Смерть, – и ту, которой ещё нет. Вот мы и решили, чтобы к ней в будущем не возникло лишних вопросов, между заключением договора и её рождением должен пройти срок больший обычного срока беременности. Больший, а не меньший.
– Понятно, – кивает Марина, – думала, эти мирренские предрассудки мертвы давным-давно, а оказывается, живут ещё.
– На юге они совсем прекрасно себя чувствуют. А в привычной для меня до недавнего времени среде, предрассудок на предрассудке сидит и предрассудком погоняет.
Крайне нелюбимый Херктерент вопрос, и Марина не слишком ловко съезжает на другое.
– Сколько здесь вообще артиллерии?
– Три полка плюс учебный.
Марина присвистнула.
– Красиво жить не запретишь. Хорошо Императором быть!
– Батареям оборудованы позиции по всему острову. Все полки включены в систему береговой обороны.
  – Я уж подумала, Херенокт решил расслабиться без твоего общества напоследок. Или ты без него решила тем же заняться. Но раз ты до него добиваешь, то в этом радиусе ничьих вилл нет, а в лесу, пусть и оборудованном для прогулок, не очень удобно. Тебя же я банально пред собой вижу. Помешала подготовке? Или пригласить некого? Если что, я очень много видела, и чем-либо меня удивить крайне сложно.
– Почему? Есть кого. Хоть всю женскую часть персонала и гарнизона Резиденции. «Ведьмочкам» только свисти – они ещё полгорода сюда притащат, хотя там многие их убить мечтают. Они у кого мальчика, у кого девочку увели.
– Бывает, – фыркает от смеха Марина.
– Вот только фантазия у «Ведьмочек» – прихрамывает, а энергичности, наоборот, больше всех. Знаю, что они придумают. Только у меня нет желания пить, равно как и общаться с мускулистым мальчиком, перевязанным ленточками, равно как и с девочкой в аналогичной упаковке, тем более капитан «Ведьмочек» знает мои предпочтения.
– Ну, с мальчиками да девочками по звонку без меня разберёшься. Хотя, как таковые они ничуть меня не смущают. Но ты же раньше нормально к спиртному относилась...
– Я и сейчас так же отношусь, – усмехается Смерть, – решила вот немного о будущем подумать. Поэтому и ограничила сама себя. Знаю я, до чего на этих предсвадебных гулянках временами допиваются. Бывает, что и договор заключается не с тем, с кем изначально планировался. Притом, и той, и другой стороной сразу. Бывает, и костёр погребальный вместо свадьбы разгорается.
Марина хихикает.
   – Ну, о таких «мелочах» как появление у жениха или невесты новых близких друзей, притом не всегда противоположного пола я лучше промолчу.
– Равно как и о рождении спустя некоторое время  незапланированных детей, – в тон одной Принцессе Империи поддакивает другая, – правда, такое, как по мне может быть только по очень большой глупости.
– Или очень большой хитрости.
– Что уж тут хитрого?
– Видишь ли, Марина, содержимое известного резинового изделия продолжает оставаться функционирующим после завершения процесса. И вполне может быть применено по прямому так скать, назначению. Некоторые дуры почему-то хотят потомства от привлекательных мужчин. Другие хотят рождением таких детей шантажировать.
Марина зло бросает.
– На месте всех статусных, кроме упаковки этих самых изделий, я бы всегда носила с собой бутылочку самого острого соуса. И подливала бы в эти изделия перед тем как выкинуть. Чтобы до жадных дур через одно место доходило, какими вещами заниматься не стоит, раз человеческим языком не понимают. Интересно, слизистую таким методом сильно можно повредить?
– Как по-доброму! Вполне в Еггтовском стиле! – озорно смеётся Смерть, – но спешу тебя разочаровать. Некоторые красавчики, притом не являющиеся твоими родственниками до такого уже додумались. Мне известны прецеденты с пострадавшими.
– Сколько хороших продуктов испортили! Это я про соусы, если что. Хотя, кислоты в это место залить – было бы куда эффективнее.
– Кислоту сложнее транспортировать. Да и разъедают они каучук. – зевает Смерть, – Да и законы полезно почитывать. Туда кислотой –почти гарантированное нанесение тяжкого вреда здоровью. Зачем себе жизнь усложнять? Да и не все такие сообразительные и вредные, как ты.
Марина самодовольно ухмыляется.
– Я достаточно видела и знаю людей, родившихся исключительно из желания их родителей получить определённые льготы. Понимаю, государственные интересы и  всё такое. Но в итоге становится больше несчастных людей.
– Ты их, что ли осчастливливать собралась? – наёмница определённо, сердита.
– Нет. Не люблю несправедливость, а когда она тебя с рождения преследует...
– Всем хорошо никогда не было и не будет. Не очень умно чего-то ждать. Иногда проще и легче самой взять.
– «Скромно» на себя намекаешь?
– Хотя бы. Десятки, если не сотни миллионов дур о Херенокте мечтали. Они мечтали, а я боролась. Результат ты знаешь. Да и большинство страдалиц этих способны были только ножки раздвинуть. Уровень самки человекоподобной обезьяны. Презрение Херенокта к людям во многом именно этим объяснимо.
– Говори, что хочешь, но на столичную охотницу за состояниями ты совершенно не похожа. Может здесь есть местные разновидности, но не думаю что они как-то сильно отличаются. Не бегали бы вы так друг от друга, будь ты хоть наполовину охотницей.
– Почуяв мой интерес все сами разбежались, – хмыкает Смерть.
– Если учесть, что вы по разным Архипелагам болтались, да и виделись только время от времени, мне кажется, ты несколько преувеличиваешь свою грозную славу.
– Пусть так! – не стала спорить Смерть, – Я достигла с ним определённых договорённостей. Одна из них – не копаться в прошлом друг друга. По я всё собираюсь соблюдать.
– Смотрю, не такой уж прочный у вас мир, как мне вначале показалось.
– Любой мир лучше войны. А я именно мира хочу. Болят, знаешь ли старые раны. Болят и у него, и у меня. На одну, ну две полноценных кампании меня ещё хватит. И всё трещина уже есть, сама не пройдёт. Надеюсь, скоро появится ещё один смысл жизни. А не как у этих безголовых «ведьмочек».
– Они-то тебе чем плохи?
– Всем хороши, – пожимает плечами Чёрная, – кроме одного, как уже сказала, они совершенно безголовые. Даже капитан эта их...
– Она-то тебе чем не угодила? Как по мне, весьма похожа на Соньку, какой та будет лет через десять-пятнадцать. Только у сестрёнки звание будет повыше.
– Её один раз разжаловали, чуть вовсе статуса военнослужащей не лишили. Гордая слишком была. Думали всё, избавились от строптивой, да не на ту напали. Выбралась, снова высоко поднялась, только по другой системе. С Хереноктом познакомилась даже раньше меня. Ей на земле никто не нужен, если и веселилась с кем, то исключительно от скуки. Но твоего брата впечатлило, как она летает. Меня тоже. Он и рекомендовал её Императору. А тому на её «Личное дело» было плевать. Увидел её в небе... Ну вот теперь она та, кто есть...
– Хоть с ней у тебя соперничества нет...
– Чего нет, того нет. Кой-что другое имеется. Знаешь как тут многие «ведьмочек» называют?
– «Дети-убийцы»... Только не пойму, почему именно так. Юного возраста там... Теперь Эорен есть, но раньше никого не было.
– Дети – по общему отношению к жизни, живут одним днём, не ценят ничего, множество вещей ломают, обожают всё-всё яркое и блестящее, уверены, что они бессмертны. К вещам отношение – совершенно детское. Радист «Акулы» ко мне не так давно приходила. Они всю наличность, что была вместе прогуляли. Капитан со счёта снять не позволила, у них один счёт на всех. Знала, у меня деньги всегда есть. Кольцо с брильянтом приволокла. Предложила купить. Причём примерно за одну двадцать пятую стоимости. Честно призналась. Она кольцо вместе с пальцем трупу отрезала. Будто это его стоимость снижает. И будто на кухне ей бы опохмелиться не дали. Но ей хотелось определённого. Притом продающегося чуть не в одном месте в городе. Как она машину не разбила, пьянь! Но только крыло помяла и рожу о руль разбила неудачно затормозив.
– Купила колечко-то? – ехидно щурится Марина.
– Я скотина, но не до такой степени. Тем более пользоваться таким состоянием человека, как по мне, хуже, чем у детей отбирать конфеты. Дала денег, кольцо оставила у себя как залог, что деньги вернёт. Ну и что не потеряет его. Деньги вернула уже. Хорошо, с мирренкой приходила и та весь разговор слышала. Не то это умница крашенная так бы и не вспомнила, где её кольцо.
– Капитан-то здесь причём?
– Ни-при-чём! – раздельно цедит Смерть. Мозги, положенные на всех «ведьмочек» оказались поделены на две равные части. Одна досталась капитану, другая – всем остальным. У капитана в голове много всего, у всех остальных у каждой чего-то не хватает. Притом, обязательно самого важного именно для неё.

+1

724

– Ни-при-чём! – раздельно цедит Смерть, – Мозги, положенные на всех «ведьмочек» оказались поделены на две равные части. Одна досталась капитану, другая – всем остальным. У капитана в голове много всего, у всех остальных у каждой чего-то не хватает. Притом обязательно самого важного именно для неё.
– Что-то не пойму, нравится она тебе или нет?
– Знаешь, кого она мне напоминает? – странно щурится Смерть.
– Извини, мысли читать не обучена.
– Я много где была, и много с чем сталкивалась. Так вот в паре мест мне попадались отряды из несовершеннолетних. Причём, на обеих сторонах. Очень злые и жестокие. Зачастую воющие за наркотики. Или из мести. То, чего в этом мире быть не должно. И она вроде них, одного из командиров таких отрядов. Существо не из этого мира. И ты вынуждена с одними такими взаимодействовать, а других таких уничтожать пленных там не бывает. Не сдаются, да и берут. Вроде, обычные мальчики и девочки. Некоторые даже младше Актинии или Вьюнка. Только с оружием. Слова «жалость» не знающие. И капитан эта – словно одна из них. Такая же полусумасшедшая. Вроде меня в прошлом. Или тебя в будущем.
– Вот сказанула. В них не так юный возраст, злоупотребление наркотиками. А в капитане что не так?
– Всё остальное. Понимаешь, это сложно объяснить, проще прочувствовать. Но когда видишь себя со стороны, то становится страшно. Особенно от осознания, что ты много про них не знаешь. Но зато прекрасно знаешь себя. Ты ведь любишь играть с оружием. Для них же это средство выживания. Кстати, тебя там оценили. Не за красивые глазки, а за умение танком управлять, и насколько я знаю, ещё и чинить. Такие умения там на вес золота. Война заставляет быстро учится, но большинство не успевает. Ты уже готовый комбат по их меркам, да и по возрасту старше многих. И не наркоманка, как большинство из них. Хотя в этой среде такое ненадолго.
– Пророчица из тебя ещё та... Помнится, южане таких сжигали.
– Примерно в твоём возрасте я и представить не могла, что вскоре окажусь весьма далеко от всего этого местного комфорта, в грязи, укушенная змеёй и с пулемётом против людей, не знающих что такое страх и боль. К счастью для меня, иного способа подавить пулемёт кроме как завалить его мясом они не знали. Я, в общем-то тоже знала в основном то, что в уставах писано про кочующие огневые точки, но я хотя бы умела соотносить писанное в  книгах с реальностью. И единственный раз в жизни ПАТРОНОВ БЫЛО МНОГО! – Смерть неожиданно решительно машет рукой, – Что это со мной? Всё о грустном, да о грустном... Это ведь у меня свадьба намечается. Я почти стала Принцессой Империи, а всё в отходах всяких тянет порыться, как какой-то свинье. Подписание брачного договора скоро, а не очередной поход в задницу мира. Кстати к вопросу о задницах. Знаешь до чего местные додумались? Иди взгляни вон те платья. Как говорят, у твоего возраста весьма популярны. И стоят немало.
– Это как бы очевидно, – хмыкает Марина, – в противном случае их бы тут не было.
– Ты всё равно, взгляни, – загадочно усмехается Смерть, – не уверена, что ты такое видела даже в Столице.
Платьев три. Все три длинные, одно белое покроя в стиле позапрошлого века. Со всеми этими кружевами, оборочками да жемчугом. Хорошо хоть без корсета с кринолином. Второе – красное, современного покроя, совершенно без украшений, но зато подчёркивающее все достоинства фигуры. Третье – серебристое, напоминающее попытку скрестить первое со вторым, притом довольно удачную.
Марина с ленцой приподнимает каждое двумя пальцами. Вроде бы говорила Чёрной, насколько она не любит нефункциональную одежду подбирать. Но та явно ждёт-не дождётся реакции настоящей Принцессы Империи. Торопливо спрашивает.
– Ну как? Что скажешь?
– Если бы пришлось выбирать только из этих, красное взяла бы пожалуй. Излишнюю пышность не люблю. Софи точно ни одно не подойдёт. У неё обязательное условие – чтобы на максимальную длину ножки было видно. А тут с эти, сама видишь, всё плохо.
– Марина, – вкрадчиво сообщает Чёрная, – ты уже не в первый  раз поспешные выводы делаешь. Я же тебе даже прямо на задницы намекала. Сзади на платья посмотри, потом уже делай какие-то выводы.
Марина с ленцой поднимает красное, как наиболее лёгкое. Поворачивает указанной стороной, не ожидая чего-то удивительного.
Однако, удивить ещё можно. Точнёхонько пониже спины обнаруживается овальный вырез несколько больше ладони. Исходя из того, что края обработаны он не случайный, а сделаны целенаправленно.
Марина швыряет красное, хватает серебристое. Там вырез гораздо больше, ещё и увеличен может быть из-за того, что платье застёгивается на спине, притом от самого подола. Белое Марина берёт уже с некоторой опаской. Перед вполне вполне под старину, но зад современный. Даже излишне. Там уже вся спина и то, что ниже открыто полностью, притом ещё отделано всякими бантиками да ленточками по краям.
Марина подумала, что при любом из трёх платьев пресловутый бантик на трусиках Рэды смотрелся бы просто блестяще.
– Это зачем?
– Очевидно же, – хмыкает Чёрная, – у некоторых бельё дороже платья. Но его не видно. А хочется продемонстрировать несколько больше, чем одному. Другие считают, что определённая часть тела очень удачна, и её тоже можно и даже нужно выставить напоказ. Особенно, если учесть, что здесь у большинства, особенно молодых, этой частью тела всё хорошо, рано как и со смелостью. Кстати, именно тебе красное подошло бы просто замечательно. У тебя именно с этими полушариями всё великолепно. Примерить не хочешь? Твой размер есть.
Марина с трудом сдерживается, чтобы либо не побежать, к зеркалу, либо максимально вывернуть голову через плечо, рассматривая упомянутое. В общем-то, формы для неё определённый предмет гордости. И в школе, и эшбадовки здесь вполне искренне завидовали. Похвальбы приходилось слышать даже от таких несхожих людей как Разноглазая и Кошмар. С учётом прямоты Динки и потрясающей честности Эриды, стоит, как минимум, прислушиваться. Всем прочим на вопросы о причине формы и состояния Марина отшучивалась, что отполировала данный предмет обо все сиденья членов экипажа «Дракона».
Марина, зевнув, медленно кладёт платье на место.
Говорит, растягивая слова, как только может.
– Знаешь, я достаточно смелая, но свою смелость предпочитаю демонстрировать всякими другими местами, а не этим. Хотя, с другой стороны предложение продемонстрировать смелость с помощью задницы выглядит довольно интересно. Всё-таки, демонстрация спины и всего, что ниже обычно является признаком трусости. Я в таком не пойду, а вот Софи можешь предложить, может и заинтересуется. Всяко, её замечательные ножки именно оттуда растут. И состоянием этого места она вполне довольна... Одного вот понять не могу: тебе самой-то зачем это понадобилось? Ты же вроде, не настолько молода, чтобы потребность испытывать этой частью тела крутить. Тем более, Херенокт там уже давным-давно всё-всё рассмотрел.
Чёрная непристойный жест демонстрирует.
– Говорила уже, тебя когда-нибудь убьют за твой колючий язык. А если серьёзно – я ещё не привыкла до конца, что у меня теперь очень много денег. Вот и занимаюсь различными глупостями. Всё-таки, живём один раз!
– Живём один раз... – зачем-то повторяет Марина. Тут же озорно усмехается, – Однако, сама в таком не рискнёшь... Настолько не понравилось, или Херенокт запретил?
– Почему? Вполне понравилось бы для меня твоего возраста, и Херенокт мне нынешней ничего не запрещал. Наоборот, оценил удачную находку. Сказал: «крайней ожидаемый выверт моды, тем более, у многих, особенно здесь, это часть тела наиболее выдающаяся!» Тем более, есть множество относительно легальных способов демонстрировать верхнюю часть тела, начиная от банального – облить аналог красного водой... Не надев при этом под него ничего.  Оскорбительного такого Херенокт сказать не хотел, подчеркнул, что тут красивых задниц очень много. Головы, правда не у всех есть, но это всюду так. Хотел даже распорядится, чтобы все женщины были в платьях аналогичного покроя. Я сказала: «Тут две твоих сестры вообще-то присутствуют. Им может не понравиться. Да и другие достаточно статусные тут есть...»
Он мне:
«На других мне плевать, распоряжусь как Принц Империи – вообще придут в карнавальном, только с перьями на заду. Змейкам Еггтовским приказывать я не имею права, тебе, кстати, тоже». Но я и сама решила, что для смелости в таком стиле мне слишком много лет... Впрочем, – Смерть хихикает как девочка, – на мне он аналогичное видел. Потому и оценил.
Но я ему сказала. «Не забывай, там будут не только эшбадовки, у кого всё упруго и кругленько. Припомни некоторых нам с тобой прекрасно известных личностей, особенно их формы». Ага, припомнил. Чуть не стошнило. Впрочем, собой остался. Вызвал эшбадовок постарше. Оказывается, они эти модели уже знали. У некоторых такие даже были. Херенокт разрешил им в таком свадьбе быть. Сказал, могут и в карнавальном быть. Они вежливо выслушали, но ухитрились ничего не пообещать.
– Думаешь, наденут?
– Уверена, что нет, – усмехается Смерть, – всё-таки я по определению лучше мужчин разбираюсь в том, как думают местные девчонки. То, что многим кажется очень милым для них – профессиональная одежда. Попроси их Эрида – они бы послушали. Для них свадьба такого уровня – впервые. И походить внешне они будут стремиться на невесту, то есть на меня, а не на живые украшения. Тем более, твой брат им ничего не приказывал, а всего лишь рекомендовал, разницу между тем и другим они прекрасно понимают. Прямого приказа они бы не осмелились ослушаться, а рекомендации – на то и рекомендации. Лучше их, конечно выполнить, но это тот случай, когда неисполнение останется без последствий. Фото останутся, а девчонки хотят видеть, что на свадьбе были именно гостями, а не в каком-то ином качестве. И я на их стороне.
– А мне скандалов устраивать не хочется. Но за Софи я не поручусь...
Теперь уже смерть лениво зевает.
– Я и так знаю, что они затевают. Притом от неё самой. Тоже довольно скандально может выйти, но я не возражаю.
– И что же это такое? – любопытствует Марина.
– Не скажу-у-у!!! – откровенно дразнится Чёрная, – О собственной свадьбе больше всех должна знать именно я, а не кто-то другая.
– Ведь захочу – всё равно узнаю. Чтобы это не было, наверняка стоит немало денег, а для меня не представляет сложности со счетами Соньки ознакомится. Конечно, если только каждая из них не задумала явиться в одном браслете. Тем более, в истории Еггтов, подобные случаи уже отмечены.
– В предыдущих, кроме браслета ещё диадема использовались, – ехидно поправляет Чёрная, – ну, а туфельки как бы сами собой подразумеваются.
– Понятно, почему ты с Хереноктом спелась, – вздыхает Марина, – язвительность у вас примерно одинаковая. Но сама говорила, насчёт вреда длинного языка.
– Раз оба до сих пор живы, то значит, ещё сколько-то проживём, – беззаботно пожимает плечами наёмница.
– Чем собираешься заниматься после выполнения обязанности перед Императорским домом.
– А ничем! Бездельничать да эту самую обязанность растить. Тем более, у вас заведено почти всё на персонал перекладывать. Что правильно, каждым делом должны заниматься специально обученные люди. Я достаточно пуль и осколков всеми частями тел наловила, чтобы теперь косточки на солнышке греть. Говорят, местное солнышко беременным и маленьким детям очень полезно. Судя по эшбадовкам и «змейкам» моей юности, это так и есть. Все потрясающе здоровые были. Кроме тех, кому я кости переломала. Не у всех срослось хорошо. Да и в смертельных боях я на самом деле участвовала.
– Ну и как успехи?
Смерть весьма хищно ухмыляется.
– Ну, раз я тут пред тобой стою, то значит, у меня всё хорошо было. У кого было не столь хорошо – те больше не разговаривают.
– «Добрая» ты!
– И не говори. Зато живая! И мне как-то со временем всё больше и больше нравится это состояние. Больше играть в игры с попытками досрочно его прервать, я не собираюсь.
Смерть много в чём можно упрекнуть, но не в трусости. Да и заслуг у неё перед Империей побольше, чем у иных членов Ставки. Амбиции Смерти переключились в другую сферу. Более типичную для женщины её возраста. Предосудительного в этом Марина ничего не видит, но и поводов для похвальбы – тоже. Видимо, сказывается собственный возраст. С другой стороны, Чёрной Смертью её звали, когда она ненамного старше Марины была. Такие имена просто так не дают.
Саму Марину только «Чёрной крысой» пытались звать, причём что-то положительное в этом прозвище только Сордар находил. Да и то, так сказать, болезнь роста была, в стае подростков устанавливалась иерархия. Не сразу было ясно, кто будет командовать, а статус Марины вызывал некоторые вопросы, вопросы вызывали и её взаимоотношения с главной школьной принцессой Софи. Потом все стало ясно, кто тут лидер, и почему у Марины глаза зелёные. Потому что на самом деле Еггтовские, как у Чёрных Дин. Такой же и характерец и маленькой принцессы. Да и победы, правда всего лишь над «Котами», новая Еггта на самом деле, одерживала. Победителей, пусть и с несносным характером любят. Причём, даже если непосредственно от них раньше и попадало. Синяки и ссадины зажили, а память о совместной победе осталась. Тем более, Херктерент сейчас полноправный командир. Притом её статус не сыграл никакой роли, что она теперь Начальник Генштаба. Но время этих заслуг скоро пройдёт, придётся думать о том, как новые статусы устанавливать. И ещё о многом. Схватка гигантов заканчиваться не собирается. Это Смерть, и вероятно, Херенокт, решили что для них всё кончилось. Тем более, исходя из сделанного имеют полное право. Всё-таки эти двое куда менее принципиальные, чем Сордар.  Хотя ему уже намекали несколько раз на должности, где не надо больше жизнью рисковать. Но адмирал слишком упрямый. И в отца, и в мать одновременно. Хорошо, что его мать в политику не лезла. В противном случае хватило бы сложностей. Но было ровно то, что было.
Смерти пока хорошо, жизнью полностью довольна. Вот только Марина сомневается, что такая Принцесса Империи как Чёрная Смерть долго усидит на одном месте. Года два – и либо на большую, либо на малую войну Чёрную понесёт снова. Ибо по-настоящему Смерть умеет только воевать. Слишком долго жила войной. В мирной жизни себя не найти. Да и где она, жизнь мирная эта? Смерть куда-либо утащит Херенокта,  или выйдет наоборот – как знать, как знать. Но этих двоих, мирно сидящими в Резиденции Марина представить себе не может. Чтобы там сама Смерть не говорила. Она ещё будучи песчаной достаточно скопила, чтобы жить безбедно. Но она достаточно долго моталась по весьма дальним краям. Видим, упивалась опасностью, как другие – водкой. Родня на Острове разорвала все связи. Чёрная разорвала в ответ... Сейчас мстительно злорадствует. Наёмников много, вот Принцесса Империи среди них одна. И родившаяся на Архипелаге Принцесса Империи тоже одна. Вот только необдуманные слова очень сильно настроили молодую Смерть против всех. Старые обиды так и не прошли. Теперь Смерть словно из ниоткуда взялась. Таких людей довольно много, в том числе и на Архипелаге. Соответствующие разделы документов у них настолько же пусты, как пусты у Чёрной Сейчас. Только вот её родня в большинстве своём даже живёт там же, где смерть жила когда-то. Вот только она там в жизни больше не появится. И никого из них на свадьбе Принцессы Империи не будет. Сами поссорились, сами себя возможных выгод от родства с Принцессой Империи лишили. Принцесса очень злопамятна. Ничего не забывает, совершенно не умеет прощать. Впрочем, добра Чёрная Смерть тоже не забывает.

+1

725

Глава 107

День свадьбы надвигается с неотвратимостью волны от извержения подводного вулкана. Правда, разрушений должно быть поменьше. Может быть... Хотя, Маришка настроена весьма миролюбиво. Да и со Смертью, равно как и сама Софи, сестрёнка в неплохих отношения. Правда, остаётся фактор Херенокта, на братца Маришка в теории могла что-то затаить, ибо тот в её адрес по-настоящему серьёзную ошибку допустил. Правда, времени с той поры довольно много прошло. Но Младшая забывчивостью не страдает, да и мнения придерживается, что месть – холодное блюдо. Правда пока сестрёнка редкостно беззаботна.
Софи знает, Марина тоже начала близкие отношения. Притом одной Отинг или разноглазой ей показалось мало. Остаётся только плечами пожать. Общение с той же Эр и должно было к чему-то подобному привести. Разноглазая вполне умеет внушать собственные идейки окружающим так, что люди начинают воспринимать их как свои. Софи считает, крайне вовремя от Эр отдалилась. Ибо у неё не хватило бы сил бить чувства на такое множество частей.
Интересно, как Маришка подобное проделывать умудряется? Впрочем, Софи для себя решила, в отношения сестрёнки она лезть не будет. Во всяком случае, до тех пор пока Младшая не начнёт совать нос ей под одеяло. В склонности к чему-то подобному она пока не замечена. Но люди частенько делают то, чего от них не ждёшь. Особенно, такие, как Марина.
К предстоящему Софи считает себя полностью готовой. Естественно, благодаря Пантере, для кого наряды принцесс на подобные мероприятия были детской мечтой взрослого человека. Для Хейс подготовили аналогичное тому, что для Принцессы, только в других цветах. Сама Софи с лёгкой обидой заметила, что Любимая выглядит большей принцессой, нежели она сама, и дело тут не в росте. Впрочем, у рослой красавицы и в мыслях нету кого-либо затмевать. Она собой умудряется оставаться в любых обстоятельствах.
При этом носит только свои драгоценности, конечно, в большинстве Софи подаренные, но в свободной продажи нет имеющегося у принцессы. Софи ничего для Хейс не заказывала, опасаясь услышать отказ. Покупки делались, когда вокруг было побольше народу, и вещи можно было только с благодарностью принимать. Не ссорится же на людях. Переходящими драгоценностями можно было пользоваться только с разрешения Императора. Скорее всего. Саргон капризам дочери пошёл бы навстречу. Но Софи было неловко просить. Всё-таки у Императора довольно специфическое чувство юмора. Угу. Примерно как у Марины, точнее наоборот.
У Хейс ещё предубеждение есть против ношения чужих вещей даже немыслимой стоимости и приравненных к национальным сокровищам. Притом, драгоценностей Софи хватило бы и на десятерых. И Младшей если и меньше, то ненамного, тем более, в последнее время она  больше стала уделять внимание статусным. Марина и сама, и всё её окружение (включая разноглазую) к этому вопросу относятся весьма наплевательски. Во всяком случае, драгоценности Марины Софи видела и на Кошмаре, и на Змеедевочке, и вроде, ещё на Рэде. Пресловутое ожерелье Сордара мелькало и на разноглазой. Тут ещё Отинг отметилась. Коаэ весьма аккуратна, а во Кошмар точно что-то наверняка потеряла. Наверное, именно поэтому своих ей и не выделили. Но даже если и так, Марина точно посмотрела сквозь пальцы. Предубеждений против вещей нет, а значит некоторые вещицы на шейках, наверняка  и где-то ещё, могут и задержаться. Сомнительно, что Младшая не станет вести себя, как лучшая подруга, тем более в сложных вопросах всегда стараются подражать тем, кто опытнее.  Хотя Марина везде где надо и нет, собственные пути выискивает.
Ладно, хоть девчонок подобрала себе не сильно плохих. Во всяком случае, лучше тех, кто вокруг разноглазой в школе оттираются. Насчёт эшбадовок Софи так и не составила однозначного мнения. Прям как ЕИВ выражается на родном языке «каждой твари – по паре». Хотя таких уж отрицательных эмоций никто не вызывает.  Следует признать всё-таки определённое чутьё на людей у разноглазой присутствует. Только временами складывается впечатление, это чутьё имеет географическую привязку. Отменно срабатывает на Архипелаге, и полностью отключается в Столице вообще и «Сордаровке» в частности. Видимо, сказывается близость «Сказки». Так уж откровенно кого-то из эшбадовок Софи выгонять не хочется. Может причина, принцесса с танцовщицами мало общается. Может, в чём другом. Но школьных прилипал Софи бы выгнала. Маришка тоже на некоторых фыркала, говорила, что даже соправителю звонила. Но Херт сказал, пока от Эр жалоб нет, его тоже всё устраивает. Тут уже все бессильны. Эрида жаловаться не станет. Потому что не на кого. Те из её окружения, кто окружающим кажутся редкостно противными, если не употреблять более резких слов, потрясающе милы и добры, общаясь с Эридой. Правда, есть ещё сама Марина, кто не стесняясь в выражениях называет прилипал так, как их стоит называть. Для каждой что-нибудь подобрано весьма резкое и неприятное. Эрида всё-всё и  про всех слышала. Но совершенно не придаёт значения, искренне считая, что Марина ошибается. Такое железобетонное упрямство высшей пробы даже Херктерент пробить не в состоянии. Но не забывает напоминать, что именно и о ком думает. Хотя, если отбросить намеренные грубости, ни в чём по-настоящему серьёзном никого из прилипал Марина не обвиняла. «Рыбки» же были достаточно умны для того, чтобы отмалчиваться. Понимают прекрасно – Марина противник откровенно не их весовой категории. Кого лучше всего не злить. Тем более, от молчания в ответ, Марина не распаляется сильнее в надежде спровоцировать оппонента на более решительные действия, а стихает как огонь, куда дрова больше не подбрасывают.
Впрочем, многие ошибки школьных прилипал извиняло то, что они согласились помочь Эриде в ущерб дней своих каникул. Правда, судя по тому, сколько Маришка одной из них заплатила... Через некоторое время от той же Маришки узнав подробности, Софи почувствовала лёгкий укол совести. Деньги по-настоящему были нужны, причём приди прилипала к Софи и объясни ситуацию, деньги от Принцесс Империи она бы получила, причём, формально в долг, но без обязательства возвращать. Так же и Марина бы поступила, но девушка решила вроде как не просить, а заработать. Эрида и её нездоровье было удачным поводом. Остальные не попросили ничего, но времени на Эр не пожалели. Хотя разноглазая никого из них на Архипелаг не позвала. Опасалась конфликтов с языкастыми эшбадовками? Как знать, как знать... Во всяком случае, с размещением не было бы проблем. Несмотря на всех гостей, в Резиденции достаточно пустующих помещений.
Заодно стоит подумать, что может разноглазая учудить. Судя по тому, что все эшбадовки сейчас относительно скучные, разноглазая не смогла придумать ничего из того, чтобы они раньше не делали. Да и не мешает про её черту забывать – никогда не вредить людям намеренно. Правда. Тут скорее, следствие вспоминается. Намеренно разноглазая не вредит никогда. Это правда. Но следствия её идей могут быть весьма разрушительными. Вошедший в поговорки безвестный курильщик на складе пороха тоже никаких разрушений не планировал. Может, и вовсе не знал, с чем именно эти бочки.
Ладно, хорошо хоть Эр не Марина и тем более, не Кошмар, не особенно любит с огнём играть, в отличии от тех двоих. При всей вывернутости мозгов, знает, что может обжечься, как сама, так и кто-либо ещё. Не любит Эрида, когда кому-то больно. И тут себя от других почти не отличает. Что в общем-то неплохо, особенно, если учесть, что в отличии от кошмарной подруги имени Дины между начальной и конечными точками маршрута разноглазая умеет перемещаться не только по прямой, при этом ещё стенки лбом прошибая. Нет, Эр будет двигаться пусть по максимально кривой дороге, зато с минимальным риском.
Хейс в город к Красной Кошке уехала. Сказала, та для неё какой-то совершенно сумасшедший сюрприз по старой памяти приготовила. Хейс Пантера запомнила, и благодаря эффектной внешности, и благодаря тому, что Любимая оказалась единственной «сордаровкой» кто за несколько десятилетий ухитрилась за время обучения в знаменитой школе побывать у Пантеры ровно один раз, при этом её за собой Принцесса Империи притащила. Какая-то вещь не имеющая отношения к свадебным нарядам. Видимо не до конца совершенная, иначе Красная Кошка пригласила бы их обеих. Самой Софи Саргон лично Пантера показывала только совершенные вещи. Хейс рангом пониже. Для Красной Кошки в некоторых обстоятельствах это играет несколько большую роль, нежели для других. Впрочем, в слепом следовании давным-давно устаревшим «Кодексам» и «Правилам» уж кто-кто, а Младшая Ягр совершенно не замечена. Так... Поигрывает в Ягр из Тех Самых время от времени.
Софи сейчас делать ничего не хочется. Поболтать с кем-нибудь, но при здравом рассуждении оказывается, что и не с кем. Нет, явится можно к кому угодно, и даже будут старательно изображать радость от встречи. Тем более, «актёрское мастерство» эшбадовкам точно преподают. Только вот смысл в подобном общении? В общем, эшбадовки отпадают сразу. Не потому, что с ними что-то не так. Слишком коллективно, а значит, и каждая в отдельности, на разноглазую стали походить. Стиль в одежде, когда на них что-то есть, у них совершенно тот же самый, манера речи с удваиванием слов уж слишком характерная. Как-то обойдётся Софи без копий Эр различной степени схожести. Пусть они здорово отличаются и ростом, и телосложением, и даже расами и подрасами. Хотя сходство эшбадовок с разноглазой Софи во многом придумала вот прямо сейчас. Довольно старая традиция – недостатки людям придумывать, чтобы только с ними не видеться. Различаются ведь они между собой довольно сильно. Что в одежде стараются подражать урождённой принцессе, кого знают лучше всего – ничего удивительного. Одна из них, кого Софи едва по имени знает и вовсе Эриды побаивается. Даже вполне обоснованно. Своей озабоченностью разноглазая не слишком подготовленного человека, действительно может напугать. С другой стороны, тут вроде все подготовленными должны быть, но оказывается, белые вороны встречаются даже среди развесёлых во всех смыслах слова, эшбадовок. Правда, Маришка вроде, вовремя вмешалась. Её нелюбовь к творящейся несправедливости касается всех. Даже, Эриды. В общем, всё хорошо кончилось. Да и сама Софи этим летом слишком редко носик из дверей спальни высовывала. Вот и не сложилось определённого мнения, а прошлогоднее было изрядно размытым.
Продолжим списочек. «Гвардия» Марины и примкнувшая к ним Оэлен. Про эту пятёрку Софи знает кроме имён, довольно много. «Заслуга» в этом, одной из них полной сироты при живых родителях – Вьюнка. Обладающая крайне эффектной внешностью девочка, заинтересовала Софи как модель. Позировать согласилась сразу, тем более уже сталкивалась с разноглазой, и это крайне неплохо улучшило финансовое положение Вьюнка. Софи из вредности заплатила даже больше. Принимать позу какую просили, девочка была в состоянии. Но вот молчать не могла совершенно. Трещала без умолку обо всё на свете. В первую очередь о подругах и школьных делах. Софи даже о вроде бы знакомой Оэлен узнала немало нового. Причём, Вьюнок не придумала ничего. Старшие не замечали, насколько девочка наблюдательна, и как хорошо умеет делать выводы. Софи прекрасно умеет слушать. Узнала много интересного про практически неизвестную ей сторону жизни Империи. Важным было, с точки зрения Софи, что придраться вроде как не к чему. Заработанные Вьюнком Деньги сейчас находятся на хранении у Морской Звезды. Девочка, кажется вполне искренне хвалит честность Звезды. И что пытаться у неё что-то стащить будет так же эффективна, как попытка обворовать Смерть. Кажется про наёмницу и будущую родственницу Софи девочка владеет не столько достоверной информацией, сколько пересказывает местные легенды. Ещё поделился, что с Сордаром знакома и понравилась ему. Кажется, смысл слова «понравилась» у неё совершенно детский. Да и адмирал не реагирует на шныряющую под ногами мелкоту. В общем, несколько дней думала, что относительно Сордара слышала обычное детское хвастовство.
До тех пор пока Маришка совершенно между делом не подтвердила, что так всё и было, Сордар действительно знает Вьюнка, и даже обещал приглядывать, чтобы мальчики в период полового созревания красивую девочку не обидели. Если Сордар что-то сказал – он сделает. Щенки обычно боятся волкодавов.
В общем, без этой пятёрки Софи тоже обойдётся. Хотя бы потому, что они слишком сияют отражённым светом Марины.
Кто там дальше? Снова лёгкий укол совести, но теперь обвинять некого – сама виновата. На свадебные торжества Дану позвала, погостить в Резиденции не пригласила. Хотя, островитянка рисковала бы оказаться третьей лишней, и не обязательно, что хорошо бы ладила с эшбадовками. Те ведь ухитрились поцапаться с Вьюнком и звездой. Хорошо Любимая в зародыше задавила конфликт. Впрочем, относительно Даны сейчас идёт придумывание оправданий себе самой. Да и лень Софи сейчас ехать в город.
Теперь перейдём к школьным, благо их куда меньше эшбадовок. Первая, кто вспомнилась, тем более она и не совсем их «Сордаровки» – наша Утренняя Звезда, Эорен. Но её-то искать бессмысленно. Не потому что не найти, или улетела на какой-то мелкий островок. Слишком Эор счастлива со своей мирреночкой. Вторгаться в маленький, уютненький мирок совершенно излишне. Это выстроено только для двоих и ещё кто-то там совершенно излишен.
Кто там из школьных дальше? Если Эорен – выпуск прошлого года, то очевидно дальше следует того же года, набор. С ними у Софи в общем-то, никак. Динни едва знает, Инри памятна в основном по «Купальщице» Эриды. Оэлен слишком примкнула к прежнему кругу общения. В школе «девушку в самой короткой юбке» многие сторонятся. Излишне живая, неумеренно активная во всех сферах, временами просто назойливая. У кого другой могли бы быть сложности. Но люди стали более наблюдательны и вовремя заметили – Оэлен – человек из окружения Младшей Херктерент. С Мариной ссорится – себе дороже.  Если уж совсем жизнь недорога, достаточно умных людей, чтобы подсказать – ссорятся сёстры больше напоказ. Случись что – выступят единым фронтом. С перспективой применения совсем не детских сил и средств. Вплоть до самой Кэрдин, а её сам Император побаивается. Медуза... Та отпадает сразу. Софи совсем не хочется общаться с вариантом Марины, только помешанном не на военной технике вообще, а конкретно, на подводных лодках. Есть ещё выглядящая совершенно книжной девочкой Кроэнрин. Софи казалась самой безобидной из прошлогоднего набора. Опять же до тех пор, пока Марина не просветила, сколько у Кроэн в голове мышей в амбаре. В общем, лишнее подтверждение старой истины «тихони – частенько страшные люди». Кроэн вроде, не страшная совершенно, но Софи сейчас не в настроении общаться с тяжёлыми людьми.
Далее... Кошмар. И этим всё сказано. Самая разрушительная девушка не то, что школы, а наверное, всего столичного региона. Перемещается только по прямой. Все повороты – на девяносто градусов. Если на прямой кто-то стоит – ему же хуже будет. Врежется обязательно.
Нет, такого «счастья» не нужно совершенно. Тем более, сама Софи недавно ошиблась, окликнув Коатликуэ как Динку. Что это на Софи нашло? Эти же двое совершенно несхожи. Даже расы разные. Впрочем, на Архипелаге этот признак не информативен. И люди одной расы со Змеедевочкой тут редкостью не являются. Вот только Софи не горит желанием общаться с живыми напоминаниями о собственных промахах. Тем более, Змеедевочка больше всех дружит именно с Кошмаром. Что эти живые воплощения упорядочности и беспорядка нашли друг в друге?

+1

726

Что эти живые воплощения упорядочности и беспорядка нашли друг в друге? Ведь они сдружились по-настоящему. Потом ещё некоторые чувства добавились. Ведь кроме как друг с другом, эти двое общались в основном с Эридой. И Мариной. Вот разноглазая и навлияла. На Марину в том числе. Что-то слишком быстро Софи к Кошмара на Змеедевочку переключилась. Хотя эти двое уже довольно давно словно одна. Притом, с Коатликуэ когда-то именно Софи познакомилась. Рисунки со странными сюжетами увидела, захотела узнать автора. Узнала. В общем-то не жалела. Вот только Коаэ как-то незаметно Марина в своё окружение перетянула. Софи в общем-то не особенно переживала. Своих прилипал в Столице хватает. Только отношения с ними отличаются от отношений разноглазой. Одной больше, одной меньше... Потом Кошмар нарисовалась.
Теперь вот обе поблизости от Марины.  «Поблизости» – совсем во взрослом смысле слова. Не Софи сестру упрекать, раз у той тяга к аналогичным развлечениям пробудилась. Что одной близкой подруги маловато – так у Младшей всегда хватало сложностей с чувством меры. Вот, дорвалась теперь... И аргумент из разряда непробиваемых: раз Эр и её прилипалам можно, то почему нельзя другим? Маришка ещё в городе себе подругу, причём старше себя, уже повоевавшую, отыскала. Потом не то наша щедрая Эр не то подругой поделилась, не то у Маришки наглости хватило, и сама эту Отинг увела. Или позволили увести. Всё-таки все островитянки поголовно достаточно хитры и практичны. Марина же куда более статусная девушка, нежели разноглазая. Тем более ещё пример Софи и Хейс перед глазами. Вполне могут мысли родиться. «Вот ещё и длинной повезло, почему теперь мне не может повезти?» В общем, очевидно Отинг и особенно, Крионо Софи искать не будет. Хотя и точно знает, островитянки не с разноглазой... Кстати, что-то в горячих их концентрация повышена... Мысли порождает самые разнообразные...
Несмотря на многочисленность обитателей Резиденции, список достойных общения с Софи как-то сам-собой сократился до Рэды и неизбежной рядом с ней  Осени. Сегодня они как-то без свиты эшбадовок обошлись. Девчонки вполне ожидаемо, вовсе не у Эр. Девчонки собрались в горячих. Может, расслабиться, может ещё как повзаимодействовать.
Впрочем у Рэды тоже серьёзный недостаток есть, впрочем, по сравнению с имеющимися у прочих, у Хорт – наименьший. Марина увидела в ней некий аналог самой себя, если учитывать только отвратительность характера, Младшая не так уж неправа. И оттачивает на Рэде своё остроумие. Хорт тоже не привыкла лезть за словом в карман. Перепалки звучали крайне интересно. Но сейчас почти все мысли Рэды занимает Осень. Впечатление складывается, что Хорт решила поработать заместителем матери маленькой принцессы.
Рэда и Осень вдвоём, но интуиция подсказывает Софи, что это не тот случай, когда третья может оказаться очень сильно лишней. Хотя бывают случаи, когда и крайне желанной. Но варианты в стиле Эр точно не про этих двоих. Они обе достаточно разумны, Осень ещё и достаточно юна, но глядя на островитянок, можно быть уверенным – такой возраст точно близкому взаимодействию между подругами не помеха. Тем более, маленькая принцесса в голове куда взрослее, нежели внешностью. Софи, равно как и Марина так и не пришли к выводу, играет маленькая принцесса, или на самом деле, такая и есть. Доказательства имеются и того, и другого. Притом одни и те же события Принцессам Империи казались доказательствами совершенно противоположных вещей.
Рэда и Осень находятся в одном из залов. Разлеглись на полу в столь любимых местными купальниках из одних ниточек и микроскопических кусочков ткани. В случае с Рэдой напоминает шуточную картинку из журнала для взрослых. Почему-то у них излишне преувеличенные формы – излюбленная тема для шуток. Вот только у Хорт всё своё и настоящее. Хотя и великовато, для её возраста – в особенности. У Осени материи чуть ли не меньше, но смотрится удивительно гармонично. Хотя половинки и разноцветные. Красные и синие, верхние и нижние чередуются. У Рэды жёлтый цвет. И ожерелье. Лишнее подтверждение, Хорт никогда его не снимает.
Софи с некоторым раздражение замечает, слишком много стала тратить на изучение чужого внешнего вида, сильнее всего занимают особенности телосложения. Тем более, у Рэды сквозь ткань проступает всё, что может проступать. Раньше Софи чтобы мнение составить, хватало беглого взгляда. Может, потому Рэду с Осенью так и разглядывает, что не собирается их оскорблять. Во всяком случае, попытается.
Софи слишком увлеклась разглядыванием, не сразу обратив внимание, чем именно они заняты. Когда разглядела – настроение стало не таким безоблачным. Более того, показалось, что её оскорбить пытаются. Рэда и Осень играют в «Генералов», притом на двух полях каждая. Ясно же, никто над Софи посмеяться не пытался. Она сама ещё с четверть часа назад не знала, что именно сюда пойдёт. Даже умей они мысли читать, им этого времени не хватило бы, чтобы подготовить поля и разложить все фишки. Не говоря уж про сделанные обеими листы с записями. Софи понимает, от игры их оторвала.
От той игры, где её саму даже кража значительной части фишек с половины поля Марины или Эр не спасала её от поражения. Причём, пропажи замечались мгновенно. Разноглазая не говорила ничего, сестрёнка громогласно возмущалась. Кончилось тем, что играть с Софи прекратили вовсе. Точнее со скандалом прекратила Марина. Эрида же не могла не поддержать подругу.
«Если эти двое меня играть позовут – точно откажусь. Не хочу негативное мнение о себе составлять, ибо не уверена, смогу ли удержаться, чтобы не стянуть фишки. Я боюсь их стратегических талантов, если их сама Марина опасается».
– Генеральствуйте? – с ехидной вежливостью осведомляется Софи, в общем-то не ожидая ответа. Знает, интуиция у Осени очень развита, и девочка, скорее всего догадывается, что не слишком-то нравится обеим Принцессам Империи, притом и той, и другой, в значительной степени иррационально, без возможности объяснить причины. Усомниться в своих способностях маленькая принцесса поводов не давала, – На двух картах? Мозги от четырёхкратного напряжения на каждую не закипят?
Невольно вспоминается, по своей инициативе с Хорт почти никто, кроме Марины и Эриды не общался. Вспоминался и тяжёлый характер, и крайняя несговорчивость в вопросах, крайне волнующих почти всех возраста Рэдрии. Ну, и как она швырялась ножами тоже не забыто. Хотя про это судят в основном не по воспоминаниям очевидцев, а по слухам, частично самой Рэдрией и распускаемыми. Ибо Рэда, по словам Марины, считает что-то вроде «когда про тебя все плохо думают – это даже хорошо». За популярностью Хорт больше не гоняется. Для простого общения хватает Осени, Марины, в меньшей степени Эриды и некоторых эшбадовок. Причём с танцовщицами Осень и Рэда играют совсем не в те игры, что разноглазая. Впрочем та последнее время ограничивается одной Крионо. Неужели, и правда влюбилась?
– Хочешь, можешь присоединится! – весело сообщает Осень, – Будет и легче, и веселее, ибо я не знаю твоего стиля.
Софи уже в который раз с маленькой принцессой не может понять, она серьёзно, или утончённо издевается.
– Не, не люблю в это играть. Долго и сложно. Да и авиация почти никакой роли не играет.
– Есть и авиационные стратегии, – уверенно сообщает эта всезнайка.
– Там «правила» очень уж нереалистичные... – зевает Софи, – девчонок своих куда прогнали? С ними бы и сходили с ума!
– У младшей из них сегодня День Рождения. – подаёт голос Рэда, – отпросились отметить со своими.
– Что вас не позвали?
– Они потом сюда придут, – сообщает Осень, – Отметим ещё раз, чтобы допоздна и никому не надо никуда идти. Я считаю, людей из разных слоёв общения лучше не смешивать. Тогда, как хозяйка не сможешь уделить внимание всем. Половина, скорее всего, вовсе не поймёт, о чём ты будешь говорить. Люди могут обидеться. Лучше вот так, несколько раз с разными людьми. Тем более, из эшбадовок в «Генералов» играют только они.
– Но тут ты хозяйка! – «хотя на самом деле, хозяйка тут я».
– Но День Рождения-то не у меня! – и снова не понять, у Осени представления о справедливости такие, или она снова утончённо издевается.
– Надолго они там ещё?
– До вечера.
  Софи косится на циферблат наручных часиков. Времени вполне достаточно, чтобы из адекватного состояния вышел даже Сордар. А потом вошёл. И снова вышел. Сомнительно, что островитянки настолько устойчивы. Впрочем, про смерть слышала  всякое, а более островную островитянку крайне сложно найти.
– Они хоть передвигаться в состоянии будут? Как охрану вызывать и где тревожные кнопки знаете?
– Не говори глупостей, Софи, – качает головой маленькая принцесса, – они обещали крепче «Приморской Розы» не пить ничего. У меня пока нет оснований не доверять их словам.
– Когда основания эти появятся, может быть уже слишком поздно! – хмыкает Софи, в точности воспроизведя интонацию сестрёнки, обожающей подобные прогнозы. Правда, в отличии от всех прочих, именно эти у Марины никогда не сбываются. Дело не в аналитических способностях Марины, а в том, что подобные вещи всегда говорятся на тщательно охраняемой территории. Где всегда есть кому не допустить совершения самых разных глупостей. Да в общем-то и у младшей за последний год здравомыслия прибавилось. Вот прибавилось ли здравомыслия у неё самой, Софи совсем-совсем не уверена.
– Не скучно, вдвоём-то? – саркастически осведомляется Софи, разглядывая поля. В очередной раз недоумевает, как можно такой объём информации в голове держать? Хотя даже здесь ещё у нескольких человек получается, не говоря уж о Марине, для кого умение играть в легендарную стратегию – дело принципа. Сама Софи в лучшем случае могла держать в голове максимум четверть необходимой информации. Ибо даже на одном поле рекомендовалось играть двое на двое. Эти же играют каждая за четверых.
– Нет, очень интересно, – за двоих отвечает Осень, – я с Мариной хотела сыграть, но она отказалась к сожалению.
«Правильно, больше всего на свете сестрёнка ненавидит проигрывать. Чувствует, что может, поэтому и не связывается».
– Ты Эриде предложи, – вредно предлагает Софи, разноглазая красоту Осени уже успела рассмотреть и оценить. Теперь надо, только непонятно зачем, чтобы ещё и распробовала, – она и любит, и умеет, и играет неплохо.
– Она нам не предлагала, – задумчиво трёт подбородок маленькая принцесса.
Софи выразительно смотрит на лежащие рядом с картами две рации. Взгляд замечен. Осень явно ждёт, что Принцесса Империи скажет.
– Так сама свяжись. Тем более она сейчас одна... Она любит, когда ей предлагают что-то необычное... – двусмысленно намекает Софи.
Осень намёки понимает прекрасно, но временами предпочитает слышать только сказанное.
– Я подумаю. Но точно не сегодня. Я девочкам говорила, пусть приходят, когда освободятся. Придут – а нас нет.
– Читать вроде, тут все умеют. Раз у них раций нет, оставь записку на видном месте, или сама в горячие позвони.
– Нет. – упрямо заявляет Осень, – Я на ходу решений не меняю. Как пообещала, так и будет. На кухне уже всё заказано. Привезут, когда они придут.
– Обожрутся и лопнут, – мило улыбается Софи.
Осень совершенно серьёзно качает головой.
– Ничего не будет. Я обещала им всю ночь посидеть. Тем более, День Рождения по-настоящему не наступил ещё – она без четверти полночь родилась. По-настоящему здесь отмечать будем.
– Ну и чудненько! – довольно ядовито улыбается Софи, ей всё равно делать нечего, – Не возражаете, если я присоединюсь?
Всё-таки Принцесса Империи гораздо больше любит праздники не слишком официального статуса. Даже готова на другой конец страны слетать, чтобы на свадьбу земледельцев посмотреть.
– Мы не против, только мы уже подарок приготовили...
– Тоже мне сложность, – хмыкает Софи, берясь за рацию.
Она знает, объём средств, доступный к использованию маленькой принцессой сопоставим с доступным ей, а не с тем, какими суммами разрешено пользоваться более статусным, чем Осень Дине и Эорен. Хотя Утренняя Звезда по всем законам давно уже взрослая. В общем, хуже всего у людей свинство вылечивается. Эорен привыкла малым довольствоваться, подчиняется старым кодексам, но кто сказал, что она не злопамятна? Динка же слишком беззаботна. Это про неё, а не разноглазую в прошлом можно сказать, «не знает для чего люди деньги изобрели».
Подарки от Принцессы Империи тоже делятся на несколько рангов в связи с событиями, по каким вручаются и роли в них определённой личности. Разумеется, возможно вручение и к дате и по причине личной симпатии. Присутствие Принцессы Империи при подготовке или вручении совершенно не обязательно.
Так что Софи только сказала по рации «Подарок высшего ранга» и уточнила пол, возраст и место доставки. Сказала ещё «доставить по готовности!»
Рэда только качает головой. Осень удивлена.
– Я с Рэдой в город ездила. Там и выбирали.
Софи чуть щурится.
– Всякие разные права у тебя есть для того, чтобы ими пользоваться. Не знаешь чего-то – обратись к церемониймейстеру, он как раз для таких дел. Или перечитала бы законы о лицах твоего статуса.
– Интересно, в них кто-нибудь за последнюю сотню лет заглядывал? – язвительно интересуется девочка. Похоже, Софи её всё-таки зацепила, подловив на незнании вещей, её самой касающихся. Интересно, долго ли у неё обиды там, где они обычно складируются сохраняются?
– Я, наверное! – «скромно» сообщает Софи, – Ты же у нас такая умненькая, я думала, ты читала уже!
«Хорошо, она не умеет отвечать в Маришкином любимом стиле про вред думания за других! Ещё бы одного, пусть и облегчённого аналога этой личности где-то от себя близко я бы не выдержала. Рэды и Кошмара хватает».
Осень совсем по-детски дуется. Софи видит, как настораживается Рэда.
«Точно, переразвитый материнский инстинкт, включившийся раньше положенного» – сердито думает Софи. Отчасти потому, что слегка завидует Рэде. И наличию у неё такой вот Осени. Всё-таки наверное, приятно, когда есть кто-то младший, кто тебя обожает, а не как Марина, с кем зачастую не поймёшь, кто старшая на самом деле. Впрочем, с Хорт ещё играет роль, что Осень вместо одной Рэды по-прежнему видит двоих. Одну – книжную. И другую – живую, с кого литературного персонажа и списали. Читавшие книги помнят Рэдрию постольку-поскольку. Такого внимания она удостоилась только со стороны маленькой принцессы. Любовь Осени к чтению серьёзно повлияла на жизнь настоящей Рэдрии. За большие деньги литературного персонажа вполне можно нанять. Причём не актёра, его изображающего, а вполне живого человека. Кому платят фактически только за то, чтобы ты была сама собой. У Рэдрии если и был финансовый интерес, то он почти сразу после знакомства с Осенью перерос в искреннюю личную привязанность. Видимо сказалось, что Хорт росла одна, а человек, хоть и скотина, но скотина социальная. Жизненно нуждающаяся в общении  с себе подобными.
В виде чёрной шутки – Рэда и Осень нашли друг друга. Довольно часто бывает – детские симпатии перерастают во взрослые чувства. Интересно, у этих двоих может до такого дойти? Как знать, как знать, у Рэды серьёзные предубеждения против мужской половины человечества. В общем-то, довольно обоснованные. Вполне ведь может даже не вполне сознательно заразить ими маленькую принцессу. Дальше та уже сама начнёт на девушек заглядываться. А дальше возможны варианты. Софи ведь со своими взглядами на отношения далеко не сразу определилась. Минимальные сомнения есть и теперь. У Маришки чувства, или тяга к приключениям? Софи неизвестно. Но точно знает, есть немало таких девушек, кто прекрасно совмещают тягу и к своему, и к противоположному полу. Причём это тоже, как и связи между девушками, по крайней мере на Севере практически не осуждается.
По какой дорожке у Рэды с маленько принцессой пойдёт? Любые планы, как известно, столкновения с противником не выдерживают. А уж в таких непростых вопросах даже планированием заниматься глупо. Всё равно, всё пойдёт как-то по-другому.

+1

727

Всё равно всё пойдёт как-то по-другому.
– Нет, не читала, – Осень говорит совершенно ровно, словно ничего не произошло, но Софи -то видит, задеть маленькую принцессу получилось. И так она говорит в основном, чтобы успокоить Рэду. Хотя с другой стороны, гордится нечем. Одолела человека одно из прозвищ у кого – «игрушечная». Самой-то не противно с детьми воевать? С привычкой всех и каждого поддевать определённо надо что-то делать. Срабатывать начинает далеко не в самые нужные моменты. Как бы не раздражала Осень своим совершенством, обижать её Софи не собиралась. Равно как и оправдываться. Хотя бы из соображений «чести много» Принцессы Империи не ошибаются никогда. Интереса, Рэда рассказывала Осени, почему она прихрамывает? Книжную версию девочка, несомненно, знает. Известно ли, как Рэда поцапалась с Мариной и чем это для неё кончилось? Конечно, и сестрёнка, и Рэда утверждали, что Хорт подскользнулась сама. Угу, вот только при наличии у обеих оружия, а Рэды ещё и брони, верится с трудом. Тем более сама Софи за деревцем не стояла. Свидетелей вообще не было, а дрались эти двое и раньше, притом весьма жёстко. В «сордаровке» такое было не распространено. Вот «кошечки», и как Софи после узнала, ещё и островитянки частенько счёты сводили подобным образом. Ладно хоть по итогам живы все. Хотя, и не вполне здоровы. Интересно, Рэда рассказывала, как она швырялась ножами, или как была спасена Мариной, или как её сильно избили, приняв за мальчика? Хорошо хоть из-за пехотного панциря и каски ничего не отбили и не сломали, хотя были все шансы. Кстати, это было незадолго до знакомства Хорт и Осени. Видимо, свет книжной Рэды совершенно затмевал реальную. Девочка ничего не заметила, хотя та же Кэретта в движениях и излишним, хотя и безупречном макияже Хорт, разглядела немало. У Императрицы всегда было хорошо с наблюдательностью. В противном случае у неё были бы все шансы не дожить до своих лет. За штукатурку морды лица Рэде следует благодарить старшую сестру своей подопечной. Личность, безусловно, достойная, но в отличии от младшей совершенно ничем не выдающаяся. Причём, как ни странно, Осени она не завидовала никогда. Может, потому, что Осень такая хорошая. А может, потому что маленькая принцесса так здорово притворяется?
– Охота вам эту скукотищу – старые законы обсуждать, – сердито ворчит Хорт, – учтите – мы не с Архипелага. Для нас море и солнце скоро кончатся. Опять будет мокро и грязно, потом скользко и холодно.
– И гололёд, – улыбается во все тридцать два Софи.
– И гололёд! – сверкает глазами Рэдрия в ответ. Намёки Софи она прекрасно понимает. Принцессе это отлично известно. Что знает Осень – только маленькой принцессе и ведомо. Во всяком случае сейчас она ничего не заметила, или снова ловко прикинулась.
– Зачем думать о неизбежно-плохом? Сезоны каждый год одни и те же, – довольно логично замечает Осень, – надо хорошему радоваться.
– Чем вы, я смотрю, и собираетесь заняться. Только... – Софи шутя грозит пальцем, – Надеюсь, не как Эрида, или как Марина...
«Или как они вместе», – добавляет Софи про себя. Судя по странному взгляду Осени, она если и не знает, точно о чём-то догадывается. Да и у Софи опять, помимо воли двусмысленность вышла. Произошедшее вспять уже не вернёшь. Впрочем, пред самой собой надо честной быть. Софи была уверена, этим летом до чего-то такого у Марины с разноглазой и дойдёт. Образы Кошмара и Змеедевочки в фантазиях тоже присутствовали. Речь шла не об обычных в таких случаях, может и не вполне правильных, чувствах. Софи ещё не совсем забыла, как мыслит разноглазая. Произошедшие было выражением высшей степени привязанности  и доверия, как понимает это Эрида. Собственно тоже и на Дину с Коатликуэ распространяется. Да и о благодарности, по крайней мере в отношении друзей у разноглазой крайне своеобразные представления. Хоть в чём-то Софи не ошиблась. Даже секундная фантазия была – увидеть Марину и Эр вместе. На фантазию Софи не жалуется. Представила возможные действия весьма живо, впрочем изображать ничего не стала.
– Да и вижу я, как вы хорошему радуетесь, – насмешливо щурится Софи, – я же знаю, сколько обычно по времени ход в партии длится. И на каком вы ходу. Вчера ещё решили на море или в горячие сходить? Собираться начали. Да коробка на глаза попалась. Вот и решили сыграть. В результате играли всю ночь, а встали когда я пришла?
Рэда и Осень смущённо переглядываются. Осень не очень уверенно заявляет.
– Мы спали ночью... Немного...
– А с утра пораньше опять за игру засели. Знаю я, как это бывает, когда заигрываешься. Наверняка, дома запрещали играть очень уж допоздна. Тебя, Рэда просили следить, чтобы Осень уж очень сильно не нарушала распорядок дня. А ты в Резиденции не только не следила за распорядком, но и активно потворствовала всяческим нарушениям. Если кто-то из вас и спала, то только одна, и прямо у поля. А вторая сидела и ждала, когда первая проснётся. Не исключено, что потом местами поменялись... – «Я бы ещё и фишки подменила в свою пользу», – одна проснулась, заснула вторая.
– Софи! – Осень неожиданно становится очень серьёзной, – Ты никому не сообщишь, что Рэда... Скажем так, допустила определённые недочёты в моём воспитании?
– Отстань, зануда, – отмахивается Софи, – я сама столько мне запрещённого понарушала, что не собираюсь другим мешать всякими возможными нарушениями заниматься. За мой язык можешь не волноваться. По сторонам вот только смотри повнимательнее. Да и то, в школе, не здесь. Тут-то народ надёжный, – невольно польстила Софи эшбадовкам.
– Я знаю! – уверенно сообщает девочка, – мне ещё никогда-никогда не было так весело, как с ними.
– Ну да, ну да... – зевает Софи, – при всех достоинствах Рэды её сложно назвать образцом жизнерадостности, – при этом Софи ухитряется так мазнуть по выпирающим соскам Хорт, что та прикрывается рукой. Лучше поздно... Хотя, здесь только девочки.
  Софи цокает языком.
– Осень, не советую тебе в школе расхаживать в аналогичном тому, что на тебе сейчас.
– Я не нашла в «Правилах» таких запретов.
– Запретов там, действительно,  нет. А вот инстинкты самцов никто не отменял.
– Она кое-что может по самообороне, – вступается за подопечную Рэда.
Софи чуть щурится:
– Что-то мочь в теории и возможность это на практике применять – как говорится, две большие разницы. Допустим... – Софи выдерживает паузу, судя по испугу в глазах Хорт, подопечная знает не всё про похождения Рэды, но сегодня Софи не настроена вредничать, – допустим насчёт способностей Марины я уверена. Насчёт твоих, Осень, – вовсе нет. Как ты её способности к самообороне оцениваешь, Рэда?
У Хорт пока довольно шутливое настроение:
– Главным приёмом она владеет – бегает очень быстро, к тому же вёрткая и голос очень громкий. Разорвать дистанцию  бега сможет без труда. Особенно, если точно знать, куда нужно бежать. Но ты не волнуйся, я тебе всё-всё покажу.
– Ты ещё Дину спроси, – хмыкает Софи, – Кошмар наш знает самые прямые маршруты между любыми двумя точками школы.
– Ты мне не говорила, что настолько опасно и приходится столько бегать, – настораживается маленькая принцесса.
Рэда беззаботно машет рукой:
– Золотая ты моя! Не слушай Софи, никаких опасностей, кроме глубоких озёр, там нет. Софи тебя просто пугает. Дина бегает, потому что ходить обычным шагом не умеет, всё время носится. Вот и выучила... Как быстрее всего из точки один в точку два попасть. Марину можешь спросить, она, наоборот, знает все самые кривые маршруты, притом как раз между этими же двумя точками. Иногда ими пользуется, чтобы точно Кошмар не встретить, хотя и дружит с ней. Но Динки нашей временами, действительно многовато.
– Она хорошая, – качает головой маленькая принцесса, – только не очень аккуратная, очень сильно шумная, и устать от неё можно очень сильно. А прогнать равную мне не позволяет совесть.
– Неравную бы прогнала? – нейтрально интересуется Софи.
– Я и Дину бы прогнала бы. Всё зависит от намерений. У Дины они не бывают по-настоящему злыми, если только кто-то не захочет её сестру обидеть.
«Тогда этому кому-то лучше прыгать вниз головой на ближайшую железнодорожную магистраль. Ибо тогда против него ещё и Еггты встанут. Все трое в едином строю. И несмотря на разногласия, ещё и обеих Ягр позовём. Слишком мало нас, Великих, чтобы спускать такое! Мне ведь Император прямо приказал не пытаться свести счёты с обижавшими Утреннюю Звезду, тем более она сама имён не называла. Впрочем, если бы понадобилось, я или Марина, смогли бы узнать. Мы обе умеем быть очень убедительными».
Софи почему-то вспоминается, Марина и Рэда раньше фактически играли между собой в противостояние Дины и Рэдрии. Проигрыш боя там вполне был, тяжеленными характерами отличались и Чёрная Змея, и Древняя Хорт. Вопреки легендам бой был тяжёлым скорее для Рэдрии, а не для Дины. Да, Чёрная Змея незадолго поединка была опасно ранена. Но рост-то её и соответственно длинные руки никуда не делись. А та Рэда росточком была вроде этой. У школьной Рэды топор, шлем и доспехи точные копии древних. Рэда их носит с весьма юного возраста. Неплохой показатель, насколько люди за столетия стали крупнее. Броня взрослой женщины подошла девочке-подростку. Да и топором она владеет с лёгкостью. Софи держала в руках топор той Рэдрии. У этой оружие точно такое же. Да и шлемы одинаковые. Только  на современно шлеме торчит длинное алое перо, а на древнем оно утрачено. Хотя бодронских плащей из перьев сохранилось немало.
Рэдрия считалась чуть ли не врагом Чёрной Змеи, тем более одно время была им на самом деле. Потом всё изменилось, Рэдрия не смогла поступиться своей честью, Дина смогла спасти своих детей. Оказавшись в числе соратников Чёрной Змеи та Хорт по сегодняшней день считалась самой противоречивой из них.  Одной из причин было совершенное несходство со всеми остальными и самой Диной в первую очередью
С этой Рэдой было и проще, и сложнее. Ещё разноглазая, как ЕИВ выражается «не к ночи будь помянута» пометила сходство характеров Марины и Рэдрии. Софи не спорила. Подобные наблюдения Эриды всегда отличались точностью, хотя сама Эр совершенно не предавала этому значению. Вот  Чёрная Змея и генерал Хорт совершенно друг на друга не походили. Марина ведь тоже ещё и Дина, как сама Софи Лиза – Елизавета, Император так и не сказал, кто этот человек из его прошлого, оставшаяся в своём мире. Вот Марина, хотя и Дина, названа не в честь Чёрной Змеи, а в честь её дочери, Золоторогой Дины II. На кого сестрёнка ещё и похожа весьма.
Дальше начинается совсем смешно, особенно для излишне умных детишек, отлично знающих историю. У Дины было много воспитанниц. Всем воительница дала прекрасное образование, не обделила деньгами и землями. Самой известной из них стала великий математик Осень Ертгард, впоследствии Ягр. Прародительница главной линии Ягр, к какой относятся Кэрдин и Пантера. Ягры в прошлом заключали брачные соглашения с Домом Осени. Именно поэтому она так и названа.
В отличии от многих других творений Чёрной Змеи и Золоторогой всё. Связанное с воспитанием подрастающих поколений сохранилось полностью. Только потрясающих результатов Дины II не смог повторить никто. Видимо, чтобы учить детей как Дина самому надо Диной быть. Хотя, как раз у родителей Осени с теорией воспитания и её применением на практике всё отлично получилось. Близкая теория похоже, и у Золоторогой была. Во всяко случае, она считала, что до определённого возраста мозг ребёнка очень податлив, и вылепить можно что угодно. Судя потому, в скольких сферах достигли серьёзных успехов воспитанницы Дины II, Золоторогая, как обычно была права. Та же Осень – чуть ли не лучшее доказательство.
Интересно, эта Осень себе ничего не навоображает, ибо теперь тоже вроде как под присмотром Дины находится. И разницы никакой нет, что Марина именем Дина почти не пользуется. Тут ещё играет роль, что и Рэда многим Марине обязана, и вот этой части своей биографии от Осени не скрывает. Вопрос в том, что Осень ещё придумать может? Осень из прошлого всегда подчёркивала своё уважительное отношение к Еггтам. Имя, данное при рождении у неё было Оэлен. Но она всю жизнь подписывалась только «Осень» – именем, что ей Линк Еггт дал.
– Зато дурными намерения Кошмара бывают почти всегда, – хмыкает Софи, – тебе сестра не писала, как именно это чудо на новогодние праздники вырядилась?
Теперь уже Осень хихикает, на какие-то мгновения превратившись в девочку своего возраста, перестав быть чем-то непонятным, чем она почти всегда является.
– Писала, – Осень не перестаёт хихикать, – она даже снимок прислала. Снялась вместе с
ней. Сестрёнка хоть времена и скучная любит иногда подурачиться. Ещё и совет дала – «Будешь в «Сордаровке» – не вздумай надевать такого даже на праздники». Естественно, я написала «Обязательно примерю, тем более, Дина нам равная». А то она маленько сдвинута на вопросах статуса. Особенно во всяких не самых нужных делах.
– Легко ты Кошмара узнала? – скучновато интересуется Софи. Она не сразу поняла, что странно одетая девушка – не приглашённая актриса, а кто-то знакомая... Впрочем, разноглазая тогда превзошла всех.
– Я сестру знаю. Она никогда не станет сниматься с людьми неподобающего статуса. С равной – снимется даже если та вовсе голой будет. Правда, сама не настолько смелая.
– Я думаю, – хмыкает Софи, – такие снимки или рисунки твоей сестры вполне есть у Эр. Правда я не знаю, как она их классифицирует. Но можешь спросить, если твоя сестра прямо не запретила, их тебе покажут. Вот тогда и будешь решать, кто смелая и насколько. Снимать она очень любит, когда двое, трое или больше. И во всяких позах, – загадочно мурлыкает Софи.
Теперь откровенно хихикает уже Рэда, хотя Софи точно знает разноглазая не поклонница  форм как у Хорт. Впрочем Эр про любой тип телосложения способна сказать что-то положительное. И соответствующее истине. Рэда тут не исключение. Более того, многие завидуют тому, что самой Рэдрии совсем не нравится. Впрочем, формы Хорт, в отличии от остальных качеств не одобрила сама Императрица. Впрочем, Кэретта и сейчас обладает безупречны тело. Выглядит сестрой, причём не обязательно старшей по отношению к Софи. И в отличии от разноглазой, способна крайне оскорбительно, отозваться о любом телосложении, притом всё будет по делу. Даже интересно, как старая соперница Кэрдин на неё ругается? Софи знает, сколько Кэрдин лет, но министр уже несколько десятилетий ухитряется выглядеть лет на двадцать пять – тридцать. Не больше. Должность требует определённой солидности. Это Кэретте нравится казаться молоденькой. Впрочем, тело у неё такое и есть, примерно как у Софи.

+1

728

Это Кэретте нравится казаться молоденькой. Впрочем, тело у неё как у юной девушки, примерно возраста Софи. Такое уж заметное внешнее отличие – практически полное отсутствие у Кэретты родимых пятен, хотя Софи знает, у женщин такого возраста они начинают разрастаться, причём зачастую весьма значительно. Но у Кэретты гладкая кожа, словно с картины. При этом косметические средства Кэретта применяет очень умеренно. Не в силу каких-либо предубеждений или враждой с производителями того или этого. Просто по большей части не надо. Своё великолепно. Даже мода на «Стиль Императрицы» успела появится. Только следовать удаётся плоховато. Слишком много усилий прикладывать приходится, чтобы уровню Кэретты соответствовать. Хотя та на уход за телом тратит совсем немного сил и средств. Впрочем, и у Софи значительная часть косметических средств стоит из-за известных марок ради подчёркивания статуса. Интересно, может стоит долю с доходов потребовать? Ибо из-за вранья Софи о том или ином начинались закупки в совершенно массовом объёме. Хотя надо быть хоть немного честной. Софи врёт в масштабах школы. Императрица – в масштабах страны о том, чем она пользуется. Кстати ей может долю с доходов и платят. Чтобы хвалила одних в ущерб другим. Вот только духи у матери и дочери по-настоящему дорогие и редкие.
Сверстницы Софи завидуют, у неё всё лучше и совершеннее. Но лучше на какие-то проценты, не на порядки. Вот у Кэретты со сверстницами разница уже в этих пределах. Годы своё начинают брать, как они не стараются затормозить старение. Кэретта, словно издеваясь, ухитряется не меняться совершенно, практически не прикладывая усилий. Уж по крайней мере, со специалистами из ожоговых центров, побочными проектами работающими над пластической хирургией она точно в контакты не вступала.
Хотя подобные пожелания точно происходят из банальной зависти. У Софи всё в порядке с воображением и временами кажется, что она выглядит хуже Кэретты. Страх иррациональный. Но справляется с ним принцесса далеко не всегда. Кэретта десятилетия назад ослепляла всех, начиная с Императора. Продолжает ослеплять всех по сегодняшний день. Хотя Принцессе Империи ещё не слишком давно казалось, что должно наступить её время. Но приоритеты изменились. Вопрос в том, надолго ли?
Но Кэретты здесь нет, у Смерти с внешностью всё неплохо, но она в общем-то выглядит немногим младше своего биологического возраста. Все прочих гостей Принцесса Империи однозначно превосходит. Как-то соперничать с ней может ровно один человек, против состязания с Любимой Софи совершенно не возражает. Правда, совсем некстати вспоминается вынесенная за скобки разноглазая. Но та сама всё себе своими причудам испортит. Хотя совсем со счётов Эриду сбрасывать не стоит. За собственной внешностью она следит превосходно, когда приступами активности не накрывает. Причудливо выглядит в основном из-за нарядов и украшений.
Но тут есть несколько факторов, что вполне могут помешать Софи оказаться первой и вознести вверх Эриду. Первый – как не странно, сестрёнка. Видимо общение с Пантерой способствовало развитию у младшей чувства стиля. Художественные способности у неё и так присутствуют. Выглядеть излишне причудливо Марина и Эриде просто не позволит. Вторая причина, что вполне способна не дать безнаказанно посмеяться над разноглазой – как ни странно, эшбадовки. Многочисленные выступления кажется научили их буквально задницами чувствовать какие-либо недостатки даже в самых откровенных нарядах. Конечно, друг другу подскажут сильно не всегда. «Дружба» между ними вполне в стиле «змеятника» «Сордаровки». Но разноглазой на недостаток укажут всегда. Ещё и исправить помогут. Всё-таки с иголками и нитками они дружат в большей степени, чем столичные девочки. Карнавальные костюм себе хоть раз, но каждая делала. Даже у Даны стиль и качество изготовления вопросов не вызывали.
С эшбадовками сейчас Марина в хороших отношениях. О таких вещах тоже лучше не забывать. Хотя Софи умеет информацию анализировать, и знает, что помешательство разноглазой на свадебных торжествах ушло в прошлое. Но слишком много времени было в своё время потрачено на собирание различных материалов. Софи достаточно знает разноглазую, и сомневается, что Эриде не захочется затмить невесту. И что гораздо более важное –  ещё и саму Софи в придачу.  У Смерти хотя запас подросткового честолюбия в общем-то иссяк. Но такое ей точно может не понравится. В двойном объёме – особенно. Сумеют ли её Херенокт и Марина успокоить – как знать, как знать... Софи не отказалась бы взглянуть на бушующую наёмницу. Как жаль, сейчас времена не те, когда свадьба могла резнёй закончится. Тем более, там ещё один крайне раздражающий Чёрную фактор будет в лице Пантеры.
Впрочем, именно здесь можно не опасаться появления разноглазой. Не то сам Рэда, не то маленькая принцесса смогли объяснить озабоченной нашей, что от них она может претендовать только на определённые действия, и эти действия уже совершены. И больше ни о чём разноглазая может не мечтать. История с Динни кое-чему Эр научила. К тому же, Эрида знает, как именно Рэда кулаками владеет. Кажется на песочек в прошлом году не отправилась прогуляться исключительно из-за страхов за больную ногу. Хотя Рэда может сколько угодно говорить, что поскользнулась сама. Некоторые даже даже верят. Только вот Софи никто не разубедит – ногу Хорт помогла сломать сестрёнка. Потом они уже сами решили не обострять происшествие. Император предупредил дочерей – если в результате их действий чьему-то здоровью будет нанесён тяжёлый, не говоря уж о детальном вреде здоровью, он вмешиваться не будет. Не маленькие девочки, наделаете глупостей – отвечать будете по всей строгости закона. Софи всегда старалась подстраховаться от всех возможных неприятностей. Достаточно быстро уяснила – Император сама за разбирательством следить не будет. На предмет снижения строгости – есть Кэрдин, и как ни странно, Кэретта. Ягр в случае чего прямо прикажет подчинённым много на что глаза закрыть. Она сама юрист и рычагов влияния у неё предостаточно. Тем более в МВД и сами догадаются развалить дело с такими фигурантами. Всё как всегда, законы у нас в стране соблюдаются крайне относительно. Впрочем, в этом и положительные черты есть. Той же Марине «забыли» огонь боевыми снарядами на игре. А всем остальным «не заметили» их похищение, доставку в школу и загрузку в танки. Хотя кража из арсенала воинской части, да в военное время – пахнет военно-полевым судом с ускоренным судопроизводством. Но вспомнили, кто такой Яроорт и кому он снаряды воровал. Лучше бы как следует следили за ситуацией вокруг Утренней Звезды! Там убийством дело кончится могло! У Софи до сих пор, как любит младшая выражаться, относительно тех событий зла не хватает, хотя там всё без неё разрешилось.
Если вернуться к Марине и Рэде, то даже если Марина прямо ей ногу сломала, то это не более чем «вред здоровью малой тяжести». Чаще всего заканчивается примирением сторон. Иногда с выплатой денежной компенсации. Заплатить за свои проделки Марина на тот момент была вполне в состоянии. Но никакого разбирательства не последовало. Опять же из-за крайне выборочного применения законов в адрес определённых зелёноглазых лиц. Хотя, Софи тоже стреляла. Правда не столь удачно, как Марина. С меткостью у сестрёнки всё-так получше. А противник ухитрился не подставить мест, указанных в «Определителе» красным.  Танк, по кому вела огонь Софи в итоге был брошен, так и не получив пробоин. Видимо одна Принцесса Империи оказалась куда менее упорной, нежели вторая. Бронебойные ожидаемо отскакивали. Но видимо их грохот по броне сильно действовал на нервы сбежавшему экипажу. Гордячка – Марина теперь разъезжает на лично ей подбитом «Драконе», хотя обстрелянный Софи тоже теперь «сордаровцам» принадлежит. Если уж Марина спорить взялась – то лучше не связываться. Тем более, факт, что танк брошенным оказался. Ну и заодно, не меньший факт, что у Марины хватка боевого пса, если во что-то вцепится – то уже не отпустит. Даже происшествие с Утренней Звездой на второй план отошло, тем более, на тот момент никто ничего не увидел. Тем более, Марина потом говорила, не увидели сознательно. Впрочем, Младшая на тот момент тоже сообразительностью не блеснула. В любом случае, неприятности у Эорен и Кошмара в тот день кончились. И вот тут без Марины не обойдёшься. А напомнить о своих заслугах сестрёнка никогда не забудет.
Осень снова хихикает так, что не поймёшь, видела она снимки сестры, или же нет? Впрочем, решительно непонятно, что тут такого в том, даже если видела. Ведь аналогичного содержания есть и с Софи, и с Мариной, разноглазая в достаточно большой степени сумасшедшая. И подыгрывать ей в значительной степени все подыгрывают. Всё-таки Архипелаг не самое подходящее место для здравомыслящих людей.
Впрочем, Софи слегка настораживается. Маленькая принцесса словно ждёт кого-то, хотя Рэда тут, а больше близких подруг у неё нет, эридизмом как-то сумела не заразится.
– Ждёте кого-то?
Осень просто сообщает.
– Девочки, что у нас были в прошлый раз позвали к себе Марину. Она, хотя и не такая как я, всё-таки на них больше похожа. Не такая чужая как я, всё-таки меня, а не её зовут «хрустальной игрушкой». А ведь не хрупкая, – в голосе звучит обида. Почему Марина с такой лёгкостью с ними контакты устанавливает, а у меня вечно какая-то дистанция образуется?
– Спроси, чего полегче, – буркает Софи, когда не знает, что ответить. На всякий случай, поглядела в сторону двери. Второй выход тут есть, только он далековато. Не через окно же от младшей убегать... Тем более, Марина если увидит, будет ржать, как ненормальная.
– Тебе самой как, хочется, чтобы она пришла?
– Не знаю, – очень серьёзно вздыхает девочка, – пока тебя не было, скорее хотелось, чтобы «да». Теперь, скорее хочется, чтобы «нет». Вы ведь можете очень сильно поссорится, а я этого не хочу.
– Не волнуйся, переживу я её общество. – Софи совершенно серьёзна, хотя и понимает, над собой надо сделать некоторые усилия. Но с другой стороны, Марина не настолько страшна, какой хочет казаться. А Осень не настолько на местных девочек похожа. И как ни странно, переживает из-за этого. Слишком уж откровенно Рэда ей восторгается. А маленькая принцесса не хочет быть особенной. Хочет быть одной из. Видимо в собственную чудесность дома наигралась. Поднадоело, хотя тут всего лишь промежуточная стадия. С другой стороны, и Кошмар, и Эрида, и Марина довольно сильно от Осени отличаются. Маленькая принцесса довольно наблюдательна. Своей ей хочется быть здесь и сейчас. Не вполне здравое желание с точки зрения Софи, но тут странностями никого не удивишь. Впрочем гости не ждут увидеть тут кого-то, кроме Осени и Рэды. Впрочем, если явится Маришка, Софи у неё тоже не вызовет положительных эмоций. Впрочем, за Младшей повсюду таскается Кошмар, а та рада видеть абсолютно всех. Правда теперь там же непроницаемая Коатликуэ. И Отинг, временами совершенно не представляющая, как себя вести. Что же, старая истина – влюбляться в Принцессу Империи, особенно такую, как Марина крайне вредно для здоровья. А для Отинг это чувство, похоже, ещё и впервые. Вот и ведёт себя крайне неуверенно. Впрочем, Софи уже останавливает себя. Не слишком ли много она напридумывала лишних людей? Ведь далеко не обязательно, что тут даже сама Марина появится. Впрочем, с Мариной частенько срабатывает материальность мысли. Стоит о сестрёнке подумать – как она тут-как тут. Не всегда желанная гостья. Особенно, если её не больно-то и хотели видеть. Но ей непременно захочется Софи раздражать. Значит, точно не сбежит. Всё-таки какую-то часть сегодняшнего дня Марина решила на Осень потратить. Значит, точно знает, к этим девочкам у маленькой принцесс несколько иное отношение, нежели ко всем прочим. Впрочем, пока ещё никто не идёт. Софи с трудом удерживается, чтобы за рацию взяться. И установить, кто где находится. В первую, очередь. Конечно, где сама Марина. Всё-таки не стоит забывать про её способность прозвищами с Кошмаром меняться.
  Софи с изрядным опозданием, решает поинтересоваться довольно логичной вещью.
– Когда девочки должны прийти?
– Мы не знаем, – за двоих отвечает Рэда, – но ты не волнуйся, сказали – значит придут точно.
«Попробовали бы они этого не сделать!» – про себя фыркает Принцесса Империи, с опозданием сообразив, что Младшая может притащить с собой ещё Актинию, Вьюнка да и других подруга Оэлен, если на то пошло. И что ещё хуже, могут быть Эрида и Крионо. Софи как-то забыла, насколько разноглазая любит отмечать... Неважно, что именно. Тем более, Марина не знает, что здесь ещё и Софи... С другой стороны, рация у Марины тоже есть. И она предпочитает сперва узнавать, кто там куда она собирается? В неприятности она влипала в том числе, и из-за своего любопытства. Правда было это всё всё-таки довольно давно. Впрочем, Софи считает, люди склонны повторять собственные ошибки.
Впрочем, сильно многолюдные сборища уже маленькая принцесса не любит, а Марина не настолько вредная. Вполне может учесть чужое мнение, пусть и не слишком симпатичного её человека. С другой стороны, не слишком ли Софи много думает, кто именно и что собирается делать в её доме. Тем более, размышляет о тех, к чьим выходкам было меньше всего вопросов. Даже Кошмар входит в это число. Впрочем, в голову лезет очередной бред. Не иначе мозги от жары начинают плавиться. Не появился ли у Марины интерес к Рэде, а то и вовсе, к Осени. Общение с разноглазой способно пробудить множество не вполне верных мыслей. Софи считает, крайне вовремя выкинула Эриду из своей жизни. Общение с ней могло бы привести совсем не к тому, к чему привело. Вот только есть некоторые сомнения, в какую сторону развивались бы события  С другой стороны, человек всю жизнь делает какие-то выборы. Причём зачастую такие, что уже не изменишь результатов.
У Осени пищит рация. Гости идут. К некоторому разочарованию Софи, Младшая присутствует. К счастью, с минимальной свитой, в лице Кошмара и Коатликуэ. Отинг нет. Нельзя сказать, что хорошо, но и что плохо – тоже не скажешь. Причём, как раз в самой островитянке и дело. По наблюдением Софи, Отинг не очень любит людей, кого мало знает, а таковых в Резиденции абсолютное большинство, кроме самой Марины и разноглазой. Причём, островитянка ещё и скрывать ухитряется, насколько ей с новыми людьми неудобно. Рэдрия берётся за свою рацию, прося доставить с кухни всё праздничное. Тем временем, четверо островитянок пришли и Марина со своими. Всемером шума ухитряются производить столько, словно их тут в десять раз больше. С другой стороны. Это стандартное состояние Кошмара. Объятия и поцелуйчики несколько настораживают Софи. Но нет, волноваться не о чем – это стиль общения, принятый в среде эшбадовок. С другой стороны, в школе куда менее тесные контакты распространены. С третьей стороны, Самой Софи, и судя по рожице Осени, всё очень даже понравилось. Девчонки в конце концов пообщаться  пришли, на любоваться, что самой младшей из них подарят. Людей они всё-таки ценят побольше, чем многие знакомые Софи. Вот и Марина. Склонив голову на бок, интересуется с обычной «любезностью».
  – Но и рожа у тебя? Отравилась чем?
Софи по-обыкновению демонстрирует непристойный жест.
– Я тебя ещё переживу!
– Я бы не была так уверена! – Марина – это Марина.

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент -4.