Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Александра Романова » СПЕЦИФИКА ПЛАТФОРМЫ


СПЕЦИФИКА ПЛАТФОРМЫ

Сообщений 521 страница 530 из 635

521

Lokki написал(а):
П. Макаров написал(а):

Пароход маленький. Дров надо много.

теплотворная сопосбность сырых дров в два разА ниже, чем сухих ;-)
В этом то и сложность питания парахода дровами "на подножном корме".

За неимением угля выбирать не приходится

0

522

П. Макаров написал(а):

За неимением угля

Можно древесный уголь в полиэтиленовых мешках. Раза в три дров меньше надо будет.
ИМХО, конечно.

0

523

Lokki написал(а):
П. Макаров написал(а):

За неимением угля

Можно древесный уголь в полиэтиленовых мешках. Раза в три дров меньше надо будет.
ИМХО, конечно.

Мешков полиэтиленовых нет  http://read.amahrov.ru/smile/hang.gif

+1

524

П. Макаров
Уголь всё равно около трёх раз более выгоден, чем сырые дрова. Как бы ТАМ это очень и очень быстро поймут ;-)

0

525

Lokki написал(а):

П. Макаров
Уголь всё равно около трёх раз более выгоден, чем сырые дрова. Как бы ТАМ это очень и очень быстро поймут ;-)

Ну, я думаю они и так это знают

0

526

2
Шесть человек. Капитан, потом старшина – он же рулевой – два палубных матроса – они же работники «за все» - и кочегар с машинистом. Говорит, что согласно штату. Ну и мы в качестве морской пехоты. Если что. А так можно еще столько же пассажиров воткнуть. Правда, тесновато будет… Но нам же не в Америку плыть? Стратегическая наша единица есть крейсер о-очень прибрежного плавания. Хотя Перейра утверждает, что по морю вполне потянет. Ну, увидим…
Собственно, затем и плывем. Или идем? По морям же ходят? Впрочем, я-то не моряк. А с Перейрой у нас пока общение до таких тонкостей не дошло еще – по причине слабого знания языков. Как-нибудь впоследствии разберёмся… Своих-то я в это смысле строго выдерживаю – чтоб не ляпнули чего…
В общем, идем мы к Ближайшему острову – ну вот такой вот ситуационный каламбур: от Дальнего к Ближайшему, кто ж думал-то, когда названия давали, географы недорощеные – тому, что с нашего наблюдательного пункта виден. И к которому путь вроде просматривался – ну пока подтверждается: шлепаем себе по протокам. Даже и днищем не скребем…
Ну, почти – пару раз было. Но наш водный колесный трактор переполз эти отмели как ни в чем ни бывало. Я в него после этого совсем уже почти влюбился – на баджере мы бы тут давно завязли, но здесь все-таки полтораста лошадей в движке! И упор на широченную доску вместо маленькой лопасти. Винта ж нет!.. Поэтому и со скоростью у нашего кораблика не очень, зато тяга приличная, действительно как у трактора. И корпус железный. Поэтому прем прямо по зарослям. И Ближайший совсем уже неподалеку. Подзабытый уже скальный столп, подпирающий небо как колонна Грановитой палаты – расширяясь кверху. Словно в родные края вернулся, честное слово!.. Стоишь с запрокинутой головой и пялишься в зенит, удерживая рукой гарнитуру…
Сталактит такой. Или сталагмит? Вот все время в них путаюсь невзирая на нашу пещерную жизнь! Впрочем, я не только не моряк, но и не спелеолог. А остров очень даже немаленький – в основании не меньше километра. Береговую кромку пока из-за камыша не видно, но дальше вверх по конусу стоит нормальный лес. Эвкалиптовый. Пополним тут запас дров перед возвращением.
Ну, если, ничего не помешает, само собой… Дальше – птичий базар по всей вертикальной части, значит и здесь дрон фиг применишь – моментально собьют. А потом тебя атакуют – посредством известно птичьего способа!.. Тоже уже проверено, еще в Дальнем: сутки потом почти все время в доме просидели, пока эти ненормальные камикадзе успокоились. С тех пор не экспериментируем. На маршруте пробовали, да… Ну так всей разницы, что атака не в ту же минуту началась… И отстали быстро. Короче – лишний раз убедились, что на авиаразведку здесь запрет.
Но судя по всему никого на острове нет.
Ну, чуйка у меня такая. По разным мелким приметам. Птицы себя свободно ведут -  и нас, в общем, игнорируют - никаких следов вырубки в рядах эвкалиптов не заметно, никаких знаков на скалах – ну, там, где можно добраться.
И зверя никакого не наблюдается. Из числа синтетиков. Обычно они при такой дистанции уже чуют, а тут ноль реакции. А в плавнях неподалеку не то крокодил не то анаконда мелькнула – тоже показатель: рядом с синтетиками они не выживают. Чист, в общем, объект…
Но расхолаживаться не будем.
- Подходим осторожно, - сказал я Перейре, скидывая с плеча ремень «шоша». – Ребята! (Ну, на самом деле «бамбино!») – это уже итальянцам, - свистните из каюты моих бойцов (По-итальянски в данном случае – бандитов, ну так откуда слово-то пошло? Да и на суржике все…)
Капитан молча кивнул.

+2

527

3
На палубу между тем через люк выбрались Валера с Ваней, деловито напяливая гарнитуры и надевая через голову ремни винтовок Лебеля. Для размещения их за спиной. Чтобы не болтались и чтобы руки были свободными.
Ох, это вообще отдельная коммерция была – по добыванию сиих стволов! Как-нибудь при случае расскажу, чего оно стоило… Но зато теперь у меня в группе на винтовки и пулемет патрон унифицирован, что немалый плюс в эксплуатации – берем теперь боеприпас не заморачиваясь разностью.
А что со снятыми гарнитурами в каюте сидели – ну так не круглосуточно же их носить? Вот боеготовность объявили – так и пожалуйста! Вообще же, конечно, рейдер наш покуда толком не оснащен – вон матросам пришлось бросать зэсэушку , открывать люк и голосом передавать распоряжение – даже трубы прозаической переговорной и то нет! Не успели пока толком ничего – ни локатора ни эхолота, ни других электронных прибамбасов, рацию только – Канал Порт-Артура слишком узкий, не быстро заказы выполняются!.. – да и организация службы на борту тоже пока… Так, не особо – на коленке все, самопально, импровизируем, проверяем…
Вот сейчас тоже: ребята вышли, чтобы заменить Антонио с Джузеппе у «пушек» - чтоб они занялись своими непосредственно матросскими обязанностями, а именно, отправились на нос с мерным шестом, чтобы эхолот собой изображать, глубину докладывать… Но в результате я с пулеметом оказался чуть не полностью блокированным в возможности стрельбы что по носу что по бортам. Упс, как выражаются в англоязычной мове. Прощелкали!
Ну, реально-то надо будет пулеметную точку на крыше рубки оборудовать - когда мы ту рубку устроим (как представлю эту картину… Третий этаж уже получается! Почти как у  американского танка «Генерал Грант» или «Ли»? Впрочем, без разницы) Но сейчас-то как?
Получается – только на нос идти, вместе с матросами (Изначально рулевой возражал: при миниатюрных размерах нашего суденышка пулеметчик ему почитай, чуть не все впереди закрывает – каковые возражения правомерны. Но теперь уж чего? Да и временную турель там придется оборудовать. Вот о чем, спрашивается (и чем!) я раньше думал?) Но тогда я оказываюсь от командирского места удален… Ё!.. Давненько я в рейды не ходил, видать – отвык на административной работе! И на Перейру понадеялся (А он, по уши занятый налаживанием машинной части, видимо, на меня! Ну вот результат…)
И матросы на носу – почитай у самой воды, им же с палубы пришлось на тот самый «форштевень» спуститься – на махонький «бак» перед самой надстройкой, одному человеку только и уместиться по ширине… Ну, в принципе-то ничего… Только вот не для здешних вод: а что будет, если сейчас возле борта какой Морской Змей из зарослей высунется? Ох, чувствую, хорошо мы к рейду подготовились! Ну, это я только описываю все так долго… Реально-то я без задержек прошел вместе с матросами и когда они вниз спустились, встал на краю надстройки (Рэмбо, блин…) стараясь не обращать внимания на буравящий спину взгляд Андропулоса – перетопчется!.. А вот плезиозавра какого нам тут нафиг не нать… Да хоть той же анаконды! Или крокодила…
Перейра скомандовал в машину уменьшить ход  (Ну, в кочегарку-то переговорная труба все же имеется, строители парохода совсем не дураки были!) после чего Андропулос повернул наш корабль на условный курс «к берегу» и мы пошли к острову осторожно подминая хмызник. Джузеппе с Антонио исправно мерили шестом глубину, озвучивая малопонятные мне цифры. Сверх этого ничего кроме шума работающей машины, треска ломаемого камыша и отдаленных криков птичьего базара, слышно не было. Ну тоже вот не додумали: чего осторожничаем, если при этом орем во весь голос? Тоже надо бы гарнитуры на такой случай! Уж эту-то мелочь могли заказать – короткого радиуса действия, непосредственно со встроенными рациями – они ж ничего почти не весят… А забыли!.. Колумбы, блин!..

+1

528

4
Ладно… С бортов, если что, ребята из дробовиков выпалят. Спереди я – с пулеметом. С кормы – колесо, так просто оттуда не залезешь… Вообще, хотя я уже и привык тут к этим стоящим со всех сторон зарослям, все равно нервирует – не видно ж ничего дальше пары метров!
А того хуже – не видно береговой кромки. Кто там, что там? И где эти тугаи кончатся? И можно ли тут вообще к берегу подойти или на камни наткнемся?
Но нынче нам, кажется, повезло…
Буквально через несколько минут напряженного проползания по подминаемому камышу хмызник вдруг резко закончился и перед нами открылось не меньше полсотни метров чистой воды и крутой, но не особо, береговой обрыв…
Экспериментаторы, что ли, позаботились? Тогда есть шанс что тут имеется какой ништяк – иначе могли и вплотную камышом обсадить, с них станется!.. Хотя не факт, конечно… Но признак! Ну, посмотрим…
Я повернулся к штурвалу и махнул рукой Перейре: обходим по часовой стрелке. Мичман в ответ снова кивнул – ну, хоть это-то оговорено было – и отдал неслышимую для меня команду… Андропулос сурово насупясь по своему обыкновению, крутнул штурвал, наш броненосец – с дровяной броней – довольно резво развернулся влево и неспешно пошел по чистой воде вдоль берега, разгоняя спутным буруном застоялую водную гладь.
К берегу побежала волна, отразилась, скользнула обратно… Как бы не первое техногенное воздействие здесь, если подумать… Философски. Или романтически. У нас же тут бездна романтики... В конце концов мы ж первооткрыватели или кто?
Итальянцы продолжали промерять глубину. Ну, логично – зарослей нет, так еще не повод расслабляться. Да и просто надо знать глубины на новом месте. Справа тянулся береговой склон с песчаным узким пляжем у подножия, поверху зарастая густым эвкалиптовым лесом (эвкалиптовый запах даже на палубе ощущался), закрывавшим обзор на дальнейшую часть островного конуса, так что видно было за ним уже только вертикальный столб. На который, честно сказать, я и не смотрел. Ну, во-первых – я воду контролирую, а во-вторых – ну чего там наверху может быть кроме птичьего базара? Потому восклицание Талеева, стоявшего у ЗСУ правого борта, вышло для меня неожиданным:
- Объект на острове!
Явно никто и кроме меня наверх не смотрел. Потому как только по направлению руки Ивана все и смогли сориентироваться.
Да уж, объект…
Уж не знаю, почему, но мне вспомнилась легенда о том, что на крайнем из Азорских (вроде) островов стоит конная статуя, указывающая дланью на запад. Типа такую и нашли приплывшие европейцы.  Реально этой статуи никто не видел – есть только запись в португальских, кажется, хрониках. Откуда взялась статуя и куда делась – и была ли она вообще – так никому и неизвестно. Но вспомнилось вот сейчас.
Ну, ничего удивительного: не меньше  чем в паре сотен метров, на фактически уже вертикальном столбе, на как бы специально присобаченном остром выступе возвышалась весьма немаленькая каменная фигура. Общими чертами напоминающая человеческую. Рукой, правда, никуда не указывала, но общее расположение получалось такое, словно изваяние смотрит куда-то в неведомые нам пока противоположные от нашего форта дали.

+1

529

5
К изваянию, пожалуй, можно было забраться – ну, учитывая, что мы на Марсе (Так же как мы сюда по хмызнику ползли – решились бы мы на такое, не проверь предварительно? Проверили).  Придется, правда, сперва через лес как-то пройти. А эвкалиптовая чаща – то еще место для прогулок. Там подлесок всегда такой, что проклянешь все на свете, пока продерешься!.. И ладно если чисто эвкалиптовый! А то как окажется акация… Эру-Единый, упаси!.. Ну да, впрочем, еще посмотрим. Мотопила у нас имеется, и даже не одна, если что – все равно же будем дрова запасать…
- Там, по-моему, еще что-то есть, - раздался в гарнитуре голос Талеева. – Я вижу, за статуей…
Вот глаз у человека! Ничерта же отсюда там не разобрать – камни. Кусты какие-то… Освещение еще такое благодаря плафонам на потолке пещеры – чего угодно увидеть можно! Ни бинокль ни какой электронный микроскоп не поможет. Но за Талеевым мы это уже давно заметили – если и не дальнозоркость, то способность различать реальные детали. Зоркий Глаз, да…
Потому я просто спросил:
- Что именно видишь?
- Да черт его знает, - не менее просто ответил «молодой» сталкер. – Там площадка за статуей – как бы вход или проход… Ясней не разглядеть.
Оба-на!..
Если так – то очень даже есть шанс сейчас встретить Стража. СтатУю – даже и самую невероятную, хоть всю из золота – охранять никакого смысла нет. Но вот если там какое-то помещение… В нем же что-то может быть? Как там было-то у Винни-Пуха – если дупло, то там пчелы, а где пчелы там и мед!.. А нам того и надо…
- Смотреть всем внимательно! – отдал я команду. – Быть готовыми к появлению синтетика! Иван – следишь за берегом! Тепловик возьми!..
Причаливать где-то надо. В принципе, все равно где – береговой склон везде одинаковый. Но лучше, конечно, сперва весь остров обойти – для надежности.
Тут возбудились Антонио с Джузеппе: мерить воду прекратили, развернулись оба к берегу и руками тычут – пример Талеева их заразил, что ли? – и горланят:
- Пассажио, пассажио! Байя! Порто!
Ну, «порто» любой поймет. Если, конечно, не портвейн на уме… Порт, значит. Залив или бухта. Но все равно различил я это не сразу, а только когда уже непосредственно на оси створа оказались – однообразные скалы скрадывали разрыв, морской глаз уроженцев Неаполя заметил все раньше. И тоже без всяких тепловизоров. Ну тоже зоркие соколы-индейцы, чего там…
Перейра сообразил – сбросил ход.
Остановились, попялились внутрь… На мой взгляд бухта вполне приличная. И не только для нашего пароходика, а и для кого побольше «Чунги-чанги». Объем приличный, берега отвесные, но по уступам вверх явно подняться можно – это даже отсюда прекрасно видно - песчаные пляжи у линии воды, что-то вроде естественного причала с одной стороны – платформа такая как бы - а снаружи все это прикрыто скальной стеной не хуже крепостной. В принципе нормальное штормовое укрытие по типу тех, что уже видели, типовое, можно сказать.
Ну чего – ощущение того, что найдем здесь чего-нибудь становится все крепче!

+1

530

6
Ощущение подтвердилось через час где-то – когда мы, обойдя остров по кругу (он не особо большой, с километр где-то, но для шлепающего тихим ходом пароходика как раз не меньше часа – ну осмотреть же берега надо было!) вошли в бухту. Талев опять отличился.
- Там лодка, - сказал он, кивнув в сторону прибрежных камней. Добавив самокритично: - По-моему.
Но мы, имея опыт, ему поверили.
Ну так и оказалось.
Возле того, что выглядело как причал, но было вроде как природным нагромождением, сбоку, в осыпавшемся на гранитные глыбы краю лежало то, что когда-то и в самом деле являлось лодкой. Пирогой-долбленкой из ствола огромного дерева. Ну, остатки. Поскольку половины, пожалуй, корпуса не было. Какая-то сила – я даже подумал что знаю, какая она могла быть – просто размозжила дерево на щепки. Так оно и лежало.
- Ну вот, приплыли, - резюмировал Кожин, разглядывая находку. – Сдается мне, командир, что мы тут не первые!..
- Подозреваю, что вы правы, товарищ Ночной Орел, - ответил я, изучая в артефакте только место разлома. – Хотя бы потому, что нас при заходе в бухту ничто не потопило и даже не попыталось. Но с таким же примерно успехом могло бы быть и наоборот.
- Командир, вы о чем? – спросил Талеев. Поскольку Кожин, подавленный моей витиеватостью, временно потерял дар речи.
Пришлось объяснять... Ведь очевидно же, что если не Морской Змей оторвал пироге хвост (или нос) то на берегу-то может быть вполне здравствующий синтетик. Который и закусил выжившими членами экипажа…
- Так мы ж кругом обошли! – отмер Кожин. – Не видели никого!
- А суслика? – напомнил я известный мем. Ребята прониклись. – Обычно-то, конечно, эти твари сами выходят, когда почуют. Но мы что, все разновидности уже знаем? Вон того же Морского Змея до сих пор же не встречали, а тут – нате вам! Так что хрен его знает, что может быть на этом острове! Опять же если там пещера – а вдруг обычные берроузы? Они ж на свет не вылазят!
- И чего теперь?
- Да как обычно, -  я пожал плечами. – Пойдем в рейд, произведем поиск…
- Туда? – Талеев, прищурясь, посмотрел на торчащую на верхотуре статую.
Догадливый, аднака…
- Ну да. Только не сейчас.
Удивление обоих оказалось столь неподдельно-искренним, что я даже жалеть их не стал, просто сказал прямо:
- До заката час остался. Вы ночью собрались переться через незнакомую чащу и по неизвестным буеракам, да еще, возможно, к встрече в темноте с берроузами? Или еще с чем похуже? Завтра пойдем. А сейчас разве что подъем по скалам наверх найти надо – если успеем. И вы, орлы мои сизокрылые, вижу, даже не задались вопросом – а чья это была пирога! Забыли про саблезубых-то?

+2


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Александра Романова » СПЕЦИФИКА ПЛАТФОРМЫ