Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент -5


Несносная Херктерент -5

Сообщений 11 страница 20 из 41

11

Марина подумала, какая была бы реакция, сообщи она новость не им двоим, а собери побольше народу. Все ведь знают, любая Херктерент будет собирать людей только для какого-то важного сообщения. А что-то более важное очень для многих придумать сложно. Нечто из сказки становится явью. На мероприятия такого уровня чёрные шуточки Марины не распространяются. Пантера недавно показала на что способна. Пусть значительная часть работ осталась на Архипелаге. Но то, что приехала сюда. Плюс старая слава, плюс знаковое событие, какого не было несколько десятилетий, а при Кэретте вообще ни разу.
– Можно не верещать? – скучно сообщает Марина, насколько она знает, никто из этих двоих не стремится как можно скорее заключить брачный договор, смысл этих балов по большому счёту один – ускоренный поиск половых партнёров, вроде брачных игр у некоторых животных и птиц. Сходство усиливается сбором некоторыми птицами кучек ярких камушков или пёрышек, абсолютно бесполезных в птичьей жизни вещей, служащих исключительно для привлечения внимания самки. Повезёт – так и не одной. Но у птиц проще, репродуктивный цикл начинается сразу после игр. Люди к размножению могут приступить спустя десятилетия. После игр. Причём Кэрдин любит говорить, и Марина с ней согласна, что некоторых по достижению половой зрелости она бы стерилизовала, а некоторых и вовсе кастрировала. Для получения разрешения на ношения оружия надо проходить медицинскую комиссию. Чтобы ребёнка завести никаких документов, даже финансовых представлять не требуется. Конечно, иногда и у таких иногда получаются такие как Вьюнок, но гораздо чаще выходят существа с кем приходится сталкиваться подчинённым Кэрдин. Некоторых даже уничтожать физически. Что там говорят про возможность получения плодов от сорного дерева? Впрочем и игры будут сродни птичьим, Марина насмотрелась недавно. Хорошо хоть попала на финальный этап так сказать, предварительные вопросы были раньше обговорены.
– А рассказать можно, что Великий Бал будет, – почему-то шепчет Кошмар.
– Рассказывай кому хочешь, – хмыкает Марина, не удерживается от маленького укола, – тебе всё равно никто не поверит.
– Вместе нам поверят всегда, – вступается за подругу Коатликуэ.
– Поверят тебе, – хмыкает Марина, – она будет рядом как звуковое сопровождение.
Кошмар лишь вздыхает с притворной печалью.
– Несколько дней лучше помолчите. Пантера пока ещё на Архипелаге. Распродаёт коллекции, избавляет местных от излишков наличности. Пусть столичные денег поднакопят. Потом ими займётся. Императорские денежки тоже хорошо полетят... В том числе, и на нас всех.
– В целом я понять не могу, нравится или нет тебе эта практика? – Коаэ тоже неплохо умеет занудствовать и делать не очевидные выводы. Не только же из-за художественных способностей её Сонька заметила в своё время. Хотя и без симпатии относится к подобной тематике творчества. Хотя и без резкой антипатии Эр. Причём антипатии именно к творчеству, не к человеку
Особенную забавность ситуации придаёт, что и она, и Кошмар сейчас полностью в «Красной Кошке». Причём с недавних событий вполне успели переодеться... Разорит тебя, Пантера когда-нибудь щедрость твоя. Хотя, пока Император жив всё-то у Младшей Ягр будет хорошо.
Сама-то Коаэ, да и Кошмар вполне во вкусе Эр. Насколько можно вспомнить неплохо проведённое вместе время, определённый опыт у них имеется. Не то друг на друге приобретённый, не то разноглазая поделилась познаниями и умениями. Эр же говорила, как боится любых вопросов, связанных с полом Эорен. И насколько лучше её разбирается, да и просто смелее сестры Кошмар. Впрочем, если Соньке верить сейчас и у Утренней Звезды всё хорошо с храбростью. Притом, как раз в постельных делах.
На секунду даже мысль возникла, неплохо бы было руки запустить под «Красную Кошку» Змеедевочки, или Кошмара, или обеих. Ощутить такие приятные на ощупь выпуклости и впадинки. Да и прикосновения чужих рук тоже могут быть приятными. Особенно, если знают, где трогать. Эти двое – знают, равно как и Марина про них. Но известных выражений на лицах не наблюдается, притом сама Кошмар прекрасно читает любые выражения лица Марина, в том числе умеет видеть не высказанное прямо. Впрочем, Динка, и тем более Коаэ, в любом случае, гораздо меньше сдвинуты на определённых вопросах, нежели разноглазая. Они и до появления Крионо к числу её любимиц не относились. Эр хотя и старалась демонстрировать равное кр всем во всех сферах отношение. Но у большинства людей само собой выходит в любой группе кого-то выделять. Впрочем, Коаэ никогда ни за чьё внимание не боролась, а Дина была уверена, что она самая-самая для Марины. В какой-то степени так и было, ибо Кошмар воспринимается не родня непонятной степени близости, как на самом деле, а практически как младшая сестра. Причём любимая старшая – всё равно Эорен. Хотя её внимание теперь принадлежит не только Кошмару. И Динка, скрипя зубами это признаёт, хотя к мирренке в целом настроена довольно благожелательно. А южанка слишком дисциплинирована и отлично помнит любые статусы. Тем более статусы и Эорен, и Динки в приказном порядке учила задолго до знакомства с ними. – В целом скорее нравиться, нежели нет. Помешанные на тряпках смогут свои желания благодаря Ягр реализовать. Следовательно это улучшит отношение к нашим Домам. Жизнь длинная штука, никогда не знаешь, где союзники понадобятся, – « и в каких единицах измеряется верность», –  добавляет про себя Марина.
В общем, у Кошмара сработала одна из любимых черт «лишь бы спросить» –  без разницы каким может быть ответ и насколько он самой Динке понравится. Ну и как обычно она тотчас забыла, о чём спрашивала. Ох плохо будет, если она когда-нибудь доберётся до контроля ресурсов Дома. В первую очередь для самого Дома. Ведь история учит, хотя её слушают крайне невнимательно, что самые крупные состояния очень легко могут быть растрачены на всякие глупости. Ладно хоть Кошмар не самая умная, но всё-таки не такая страшная транжира, как некоторые сопоставимого статуса, притом прекрасно ей близко знакомые.
Впрочем, у отца Эр в наличии более квалифицированные управленческие кадры, чем у родителей Дины и Эорен. Не слишком здоровая ситуация в прошлом у Эорен и проблемы с финансированием в том же прошлом самого Кошмара – лишнее тому подтверждение. Пантера слов на ветер не бросает, на самом деле ездила, пытаясь разобраться.  Даже некоторых результатов добилась, впрочем Эорен так толком тратить и не научилась, а сейчас находится на полном имперском обеспечении в гораздо большей степени, нежели раньше. Кошмару тоже финансирование увеличили, но Марина новый закон природы установила: Кошмару сколько ни дай, кончится за два дня. Причём эти два дня – единственная постоянная величина, сумма может быть любой. Причём куда делась – совершенно не понятно. В свободное время ходит в том, что уволокла у Эр. Причём у самой Разноглазой последнее время повсюду валяются среди прочих вещей, вещи ещё и динкиных размеров. К Пантере Кошмар ездит не чаще прочих. Даже реже. Эти мероприятия отличаются изрядной стадностью, а Кошмар найдёшь не всегда, тем более Эр не всегда находит кого за ней послать, ибо ссорится, чуть ли не насмерть и мирится Кошмар с умопомрачительной скоростью. Случается с одними и теми же по нескольку раз за день. Похоже у неё ещё часов в сутках несколько больше, чем у всех прочих. Только лишние  часы тратятся исключительно на ссоры и примирения. Да и то хватает не всегда. С фантазией у Кошмара не только в области создания костюмов всё великолепно.
Несколько смутил тот факт, что отсутствую миниатюрные размеры Коаэ, хотя Эр с ней проводит изрядно времени. Для получения ценной информации можно использовать и Кошмар, тем более она со Зеедевочкой времени проводит ещё больше, чем и Эр. И Коаэ почти всегда находит Динку, если за ней посылают. С Эр ездит почти всегда, Разноглазая даже обсуждает в школе с ней вопросы стиля. Причина отсутствия подарочков объяснила Кошмар. Эрида в «Красной Кошке» не видит Змеедевочки. На первый взгляд странно, но надо учитывать миниатюрность Коаэ. Природа хотя и начала упущенное навёрстывать, но до соответствующего возрасту состояния ещё не дошла.
Коаэ в «Пантере» ходит только в отдел детских вещей, там и берёт нужное. Разноглазая в том отделе не бывает. Знакомых детей в Столице у неё нет, есть на Архипелаге. Но там у всех с развитием хорошо, и даже слишком. А Коаэ набирает не слишком много вещей. И к отъезду обратно готова одной из первых. Динка бы тоже могла не заметить, но она по причине Кошмарности умудряется быть в десятке мест сразу, поэтому и знает «тайну» Коатликуэ. Тем более та особо и не скрывается. Впрочем, Марина помнит, бельё у Змеедевочки вполне взрослое, и даже довольно откровенное. Хотя ей подходят некоторые вещи Кошмара. А у той со щедростью примерно как у Разноглазой. Точно известно, за какой срок Динка ухитряется растратить любые деньги.
– Практику, в целом одобряю, только немного жалко дур, кто забывают, что с окончанием школы им не вручат столько денег, чтобы на «Пантеру» хватило. Для некоторых я бы в выпускном классе, я бы повторно курс из подготовительного провела, с теми же наглядными материалами, что бы вспомнили как деньги считать, и как основные номиналы выглядят.
Кошмар делает вид, будто разглядывает потолок. Если уж сама Эрида пыталась выговаривать Динке за транжирство... Разумеется, безуспешно, но сам факт, как говорится, имел место быть. Пусть и странновато отсутствие денег у человека со статусом Динки.
– Полностью с тобой согласна, – замечает Коаэ, весьма выразительно глянув в сторону Кошмара. Самой Кошмару вполне хватает щедрости Пантеры, вот только новые вещи у неё появляются только из этого источника, читать она не особо любит, драгоценностями не увлекается. Иногда складывается впечатление, что денежные знаки она ест физически, ибо иначе их исчезновение объяснить сложно, круг общения Динки обширностью не отличается. Причём он включает в себя Эр и Марину, у кого с любыми ресурсами чуть ли не лучше всех в стране. Единственный вменяемый вариант на предмет того, что Кошмар делает с деньгами, приходящий на ум Марине – пересылает их Эорен, из-за своеобразных представлений о любви. Брать деньги у младшей вроде бы не совсем хорошо, но Марина встречала и большие странности в отношениях.
– Хотя немного жалко тех, кому вскоре предстоит понять, что счастливое время кончилось, а обычная жизнь куда сложнее. Мне – несколько легче, у меня жизнь на несколько лет считай предопределена, в то числе и благодаря тебе, Марина.
– Не перехваливай, – хмыкает Херктерент, – в нынешнем поколении великих художников среди Еггтов вполне достаточно.
– Мне из дома писали, что очень рады, что я после окончания не планирую приезжать. Мне туда, даже в гости если честно, не охота. Не желаю выглядеть редким животным в плохом смысле слова, в кого только палкой не тыкают.
– Непонимание – неизбежная плата за слишком большие отличия и слишком высокие способности.
– Из-за чего-то подобного всю жизнь переживали Эорен. В её случае ещё и травля была, или ей так казалось.
– Если и казалось, но не только ей, – невесело замечает Марина, – эмоциональная сфера у неё изрядно перекошена.
– Мои братья никогда не смогут даже доли того чего могу я, но они всегда были лучшими. Они, а не я. Хотя их предел – на заводе работать.
– Для этого тоже мозги нужны. Многие специальности приравнены к солдатам. То что они делают не менее важно, чем участие в боевых действиях.
– Я прекрасно это знаю, и неудачно выразилась. Работать на станке, конвейере или кране требуется определённый ум, у него их нет их предел, – разнорабочий, щёткой махать. Даже на водителя что возит детали из точки один в точку два требуется больше мозгов. Однако лучшими всегда будут они, а я чем-то второсортным. В той местности полноценные дети – это только мальчики, девочек не всегда считают даже когда общее число детей называют. Рождение нескольких подряд считается неудачей. Хорошо хоть времена не дикие и убийств младенцев почти не бывает.
– Мирренство дотимовских времён! – сердито бросает Марина, – ты же вроде родилась далеко от тех мест, где живут миррены.
– Это так, – кивает Змеедевочка, – но слава Дома Еггтов покоится на женских плечах. Отсюда и подобное отношение к дочерям, и не слишком высокая ценность сыновей. Хотя человек часто зовут такой сын такого-то. У вас столетия говорят и мишут имя матери. Так же когда-нибудь о своём ребёнке напишешь и ты. Такая–то – дочь Марины.
– Вообще-то, это не устоявшаяся законодательная норма, а пожелание родителей. Ны не Еггта, и не из дома Древнего Права, но как и они сможешь, когда придёт времянаписать про ребёнка такая-то дочь Коатликуэ. Только смотри, вероятного партнёра ищи исключительно в своей среде, в другом социальном слое, особенно если смотреть на нижние ступени пирамиды намного выше вероятность заключить неудачный договор. Да и в своём слое тоже всякое бывает... Посмотри на ту же Рэду.
– Или на меня сестрой, – невесело усмехается Кошмар, – хотя у нас несколько другое. Мы должны были какие-то скрытые родительские желания в жизнь притворить, но не смогли ничего, причём особенно ничего не получилось у Эорен.
– У нас вышло по-другому. У ЕИВ оказывается была мечта – уметь рисовать. Появление дочери с большими художественными способностями оказклось более чем равноценной заменой сбывшейся мечте детства. Отблеск этой мечты попал и на меня, хотя мои способности заметили несколько позже.
– В мне же какие–то способности заметили только здесь. Точнее не просто заметили, а воздали им должное. Эти две вещи очень разные и мне всегда этого так не хватало, – у Змеедевочки на глазах то, чего у змей не бывает, – слёзы, – я в себя наконец-то поверила. А пото меня сама Чёрная Егга, Змея из Змей Софи Саргон заметила я так рада была. Жаль, только поделиться этой радостью было не с кем. Потом ты мне, как младшей Право Поступления передала... Я просто решила, что попала в самую настоящую сказку. Не разуверилась в этом по сегодняшний день. Только теперь знаю, сколько это время должно продлиться.
– Дальше будет не хуже, – обещает Марина, хотя на самом деле, ни в чём не уверена, хотя Столица, кроме прочего считается и городом Искусств, – тут ты вполне себе место  найдёшь. Тем более, будем честными с немаловажными знакомствами ещё и очень легко.
– Ага! – беззаботно усмехается Кошмар, – Начать можешь с места первого секретаря или начальника канцелярии у Великой и Скромной меня.
Марина шутя даёт Динке подзатыльник.
– А ты чё сразу драться, – надувает губки та, – вроде времена, когда должности отдавали  победителю в поединке давно уже кончились...
– По отношению к придворным должностям кончились ещё не совсем, тут Марина права, кивает Коатликуэ, хотя Херктерент и не говорила ничего, как некоторые любят думать за других, или считают, что мысли предугадывают.
Коаэ хотя бы искренна в желании помочь. Вполне серьёзно предполагает, что Кошмару будет гораздо лучше, если Змеедевочка всегда будет поблизости от неё. Причём постельные предпочтения тут или малозначительны, либо вовсе не играют. Впрочем, когда Марина слышит что-то о «великой силе любви» ей хочется засунуть два пальца в рот, чтобы вызвать рвоту. Получению физического удовольствия не стоит уделать такое уж большое значение, впрочем и недооценивать его тоже не стоит.

+1

12

Получению физического удовольствия не стоит уделять такое уж большое значение, впрочем, и недооценивать его тоже не стоит. И прошлое приятное вспоминается, и эти двое друг другом вполне довольны. Вполне усвоили взгляд разноглазой на мир. Впрочем, увлеклись им гораздо меньше, чем Эрида. И раньше-то было предостаточно общего, теперь только больше стало, хотя Коаэ и увлечена совсем другим. Видимо, мировосприятие схожи. Начиная с того, что обе – крайне нелюбимые дочки, причём Коаэ ещё фактически лишняя. Из-за излишне устаревших взглядов родителей на воспитание. У родителей Динки взгляды устаревшие примерно настолько же. Но положительную роль для Кошмара сыграло, что она девочка богатая, и в отличии от сестры не сталкивалась с мелочными запретами. Да и вообще, более жизнерадостна, нежели Эорен. Настрой человека тоже играет роль, притом у Утренней Звезды неоткуда взяться положительному настрою. Травля, отсутствие каких-либо дружеских, не говоря уж о иных связях, и точка всей этой грустное истории – неудавшееся покушение. Впрочем, тогда же в жизни Эорен начался положительный период. За него она очень сильно благодарна. Но одновременно, никому ничего из прошлого не забыла. Кто-то попробует насколько ледяной может быть месть принцессы. Марина не знает, как обстоят дела у Динки, но у неё мыслей Утреннюю звезду отговаривать точно нет. «Прощение» для Херктерент – исключительно философское понятие. И ясно, что Эорен этого понятия применять не собирается. Вопрос только в том, насколько глубоко затаила. Тут и великолепно умеющая убивать мирренка может кстати прийтись. На что-то опасное лучше идти вдвоём. А у них ещё бомбардировщик теперь есть.
Хотя, с другой стороны, «ведьмочки» формально числятся разведывательной  эскадрильей второго крепостного полка состав, разумеется, до безобразия усилен, как и у остальных Императорских подразделений. А Император всегда очень тщательно подбирал кадры в свой любимый, притом им же и созданный род войск. Так что формально считается, что дисциплина у них на должном уровне, что как-то не вяжется с тем, что Марина знает про их похождения. Впрочем, Софи тоже о них хорошо отзывается. Неужели так понравилось, что на самолётике катали? В общем-то Сонька и сама бы могла многое пилотировать, но она тоже достаточно дисциплинирована, и приказ Императора и для неё обязателен к исполнению. Саргон запретил ей на Архипелаге пилотирование, причём безо всяких  «если очень хочется, то можно», весьма широко распространённых. Интересно как быстро Софи окажется на школьном аэродроме? Хм... Ответ очевиден, не раньше послезавтра, ибо запрет распространяется не только на местность, но и на время, то есть на каникулы. Ведь учебный год как раз послезавтра начинается.
Впрочем, ещё напоследок Эорен можно вспомнить. К школьным делам она больше не имеет отношения. Да и в «Кошачьей» больше нет её старых обидчиков. В противном случае, можно было бы допустить эксцессы, только атакующий и обороняющийся поменялись бы сторонами. Эорен обоснованно считает, что многим в жизни была сознательно обделена, Притом, ответственность как бы размывается, взрослые дали команду, а сверстники Эорен дали простор своей испорченности и дурным идеям. Причём сома Утренняя Звезда в отместку собирается бить по тем, от кого пострадала сама, или кто намеренно вредил ей больше других. Похоже, она всё и всем ещё и записала, в «кошачьей» никаких записей не вела, не без оснований опасалась, что могут в вещи влезть, не затем, чтобы украсть что-то, а просто чтобы разбросать повсюду или забросить повыше. Все обиды переписала в специально купленную тетрадь уже находясь в Сордаровке, когда поняла, что её преследования кончились. Вот только записи остались.
Хорошо Дина и Коатликуэ не напоминают второго издания мирренки и Эорен. Тем более южанка похоже всерьёз намерена взяться за обиды дорогой подруги. Но у Дины есть мощное прикрытие в виде Марины. Коатликуэ – только для корректировки мелких неприятностей. Впрочем, Марина и Кошмар неплохо от всякого прикрывала. С другой стороны, с Кошмаром стали меньше ссорится, сама бы злобности Динки никого бы особо не остановила, но как только поняли, что за её спиной грозно маячит Марина... Вокруг Динки до лета была крайне спокойно, сейчас наверняка будет точно так же. Тем более Коатликуэ просто побаиваются, за то, что она сама-по-себе такая. Впрочем, сама Змеедевочка сознательным нагнетанием ужасов не занимается. Само как-то получается такой быть. Примерно как Кошмар никаких усилий не прикладывает чтобы кошмаром быть.
Тем более, в ближайшее время может начаться новое противостояние. Марины, Софи и Эриды тут уже не будет, а Дина и Осень останутся. Кошмар по определению недолюбливает тех, кого все вокруг любят. Условно второразрядной она была совсем недолго, и то в основном в своих фантазиях.  Могут тут грянуть события, на чьём фоне памятное многим противостояние Хейс и Ленн не более, чем возня в песочнице. Эти-то двое всяких обид друг другу напридумывают, и что ещё хуже, нанесут.
Динка с Осенью практически с общались, хотя Маленькая Принцесса контактов искала. Да и Динка куда лучше умела прятаться на местности, и на глаза попадалась только когда это ей было нужно. Марина видела, Динка изучает Осень как новый корабль противника в справочниках, причём глазами командира того корабля, кто точно знает, что шансы столкнуться с новинкой в ближайшее время очень. Двух Императриц в школе не бывает, та же Хейс сознательно держалась несколько в тени Ленн. Хотя и бросила в итоге вызов по-настоящему. Тут же нечто аналогичное может быть. Причём Кошмар прекрасно знает, что открытое противостояние она проиграет ещё и потому, что не может действовать по-другому. Человек, или корабль атаки, чаще всего одной единственной. Может она и проиграет бой, ибо Осень корабль более тяжёлого класса. Но этот бой она обязательно даст. Она уже идёт на сближение, орудия уже на борт развёрнуты. Осень пока ничего не замечает, хотя раньше должна была бы догадаться. Башни пока в диаметральной плоскости. Да похоже и большая часть приборов выключена. У Кошмара похоже, только одна возможность для удара и она это  знает. Когда здесь не будет Марины, тут всё станет гораздо интереснее. Только до окончания этого интересного времени рискуют дожить не все из тех, кто видел его начало. Что-то в этом мире не изменится никогда. Марина даже довольна, что её при этом противостоянии не будет. Противостояния всё равно не избежать. А в миротворчество не очень сама Марина умеет, другой же кто-то не вмещается. Эти же двое какое-то время потерпят нейтральную раскраску  и такой же флаг, чтобы что при первой возможности развернут боевой. У Марины есть серьёзные сомнения, что на столичном небосклоне появятся две новых звёздочки. Скорее всего, таковых будет только одна, про вторую – только родственники и друзья будут помнить, как именно её звали. Хотя возможен же и менее жестокий вариант – Кэрдин так и не придушила Кэретту. Обе по сегодняшний день живут, только никто не скажет, будто они ладят. Кошмар и Маленькая принцесса будут новыми Кэрдин и Кэреттой в нынешнем поклонении, правда и придётся мирится с ролью Софи, если они не поубивают друг друга.
Сама Марина избегает  Осень отчасти из опасений «а вдруг Маленькая Принцесса при общении понравится», пока же можно смотреть глазами Динки, не задумываясь о том, насколько такой взгляд справедлив. Впрочем, со справедливостью в мире давно напряжённо, известно задолго до Марины. Чуть ли не ближайшее известное подтверждение, – как раз сестра Кошмара, да и сама Марина, если на то пошло, чуть бомбой не убитая. Хотя в Столице у той же Эорен далеко не южане были главной неприятностью. Район школ не бомбили, но это не значит, что ПВО стоит расслабляться.
– Вспоминаю ваш прошлый год, – хмыкает Марина, – на этот Новогодний ничего не задумали? О Планах на Великий Императорский спрашивать, думаю пока рано... А не то помню у некоторых планы на Новогодний озвучиваются чуть ли не с первого дня приезда. Тем более, пока здесь  Эр любые самые безумные фантазии будут осуществлены.
Дина и Коатликуэ хитренько переглядываются, для многих, в том числе и для Марины, определённой загадкой остаётся, как они ухитряются что-то создавать вдвоём. Особенно, если учесть, что рисовать умеет только одна из них. Вроде бы Коатликуэ и шить умеет, но Марина очень сомневается, что за время пребывания в школе Змеедевочка хоть раз иголку с ниткой в руках держала. Кто точно умеет, то этот Эорен, но опять же в необходимых для солдата пределах. Да и нет её здесь, на и на школьных балах за подбор платьев Утренней Звезде отвечала Сонька. Прямо признаем, сильнее чем природа, Эорен она ухитрилась не изуродовать, Динке тогда сестра и вовсе понравилась. Но у Кошмара любые слова про сестру исключительно в превосходных степенях. Вот насчёт Кошмара и Коатликуэ многие крутили головами, притом признавали, причём не только при Херктерент, крайне своеобразными у этих двоих быть получилось. Хотя Эрида уделала вообще всех, включая Соньку, что приятно. У Марины и мыслей не было,  чтобы с ними состязаться. Она считает, что всё что можно придумать для любого торжества уже придумано Пантерой и её подчинёнными, и чтобы найти подходящее именно тебе надо только внимательно порыться в многочисленных каталогах. Примеркой Марина занимается редко, ещё и потому, что Красная Кошка знает все её размеры. Звонила к дате, какой именно образец ей нужен. Всегда срабатывало. В теории, так могли поступать и эти хитрюги, но им вечно хотелось чего-то своего.
– Мысли уже были! – за двоих отвечает Коатликуэ, – Пока предварительные, но после того, что ты сказала, надо всё по-новой перепридумывать. Тем более, эти платья раньше у многих считались чуть ли не главнее свадебных. Хотя балы такого уровня бывали довольно часто...
– Угу! – хмыкает Марина, – Это сейчас число бальных и свадебных  может сопоставимым быть. Впрочем, сопоставимым была и тогда...
– Сейчас такое невозможно! – решительно заявляет змеедевочка, – Балов такого уровня при нынешнем поколении не было ещё. Из бывавших на предыдущих только ЕИВ по прежнему в состоянии самостоятельно передвигаться.
– Ещё Кэрдин в состоянии, – усмехается Марина, – только она на прошлом не была – двух лет не хватило, в то время возрастные ограничения были строже. Это сейчас они отменены фактически, мне прямым текстом сказано, что от своего имени я могу звать кого мне вздумается, а старшие классы «Сордаровок» и «Кошечек» будут приглашены по определению. Дина! Не корчи такую рожу, мол меня опять не зовут, тебе все двери откроет статус. Раньше ты бы входила в число «обязательных гостей» сейчас – жди приглашения. 
Кэретта никого не забудет из лиц определённого круга. Императрица вроде дружила с твоей мамой, – добавляет Марина, прекрасно помня, что «дружба» и Кэретта  – несовместимые понятия. Впрочем и про мать Кошмара, кроме внешности, Марина знает только то, что Север спокойно доживал свой век, даже когда уехала хозяйка, несколько дней назад пёс был ещё жив, Кошмар осведомлялась о его здоровье по межконтинентальной связи, правда как сказали совсем одряхлел, правильно его на Архипелаг не взяли. Впрочем, «Девочка с собакой», официальное название «Портрет принцессы» почти не применяется переживёт и самого старого Севера, и неугомонный Кошмар. Если только не сгорит при очередном налёте. Впрочем, большая часть ценных произведений искусства из Столицы вроде бы эвакуирована. «Девочке и собаке» с самого начала присвоена высшая категория музейного хранения, так что вывозить должны были в первую очередь. С другой стороны, приоритет эвакуации подобных ценностей определяется владельцами. А Кошмар вряд ли захочет видеть любимую вещь где-либо вне привычного места.
– Мне сказали, – доверительно сообщает Кошмар, – в питомнике сейчас много щенят родилось. Надо будет съездить, выбрать одного; новый Север будет, когда этого не будет. Тем более, сказали там много белых. Жаль у нас не разрешают держать.
– Тогда вместо школы был бы филиал императорского зверинца, возможно даже превосходящий оригинал по богатству и разнообразию видов. Коаэ бы точно во всех озёрах своих любимых морских змей завела. Денег бы Эр дала.
– Из названия следует, что они – морские, видов, способных жить в опреснённой воде очень мало. – занудливо сообщает Змеедевочка.

+1

13

– Из названия следует, что они – морские, видов, способных жить в опреснённой воде очень мало, – занудливо сообщает Змеедевочка.
– Эорен на этом Великом не будет, – слегка не по делу шмыгает носом Кошмар.
– Как знать, как знать, – качает головой Марина, – Император знает, о чём мечтает большинство женщин в стране. Вполне может пригласить офицеров ставки, и лиц приравненных к ним, – добавляет со значением, как раз Утреннюю Звезду и имея в виду.
– Их ты! Здорово будет!
– Как раз Эорен будет не очень – увидит приличную часть своего бывшего змеятника.
Динка хмурится. К бывшим знакомым старшей сестры она все её чувства разделяет.
– Она, если здесь будет, всю Столицу разнесёт, – заявляет Кошмар уверенно.
– Не разнесёт! – уверенно заявляет Марина, – тут большая часть гарнизона, крепостные полки так поголовно примерно все такие как «Ведьмочки». Их несколько сот тысяч, однако город до сих пор стоит, и даже разрушен в основном не ими. Эорен же довольно спокойная.
– Посмотрим! – загадочно сообщает Кошмар.
– Интересно, она свою мирренку привезёт с родителями знакомится?
– Почему бы нет? Я же с Коатликуэ приезжала, – крайне загадочно сообщает Кошмар, Коаэ вполне ожидаемо не повела и бровью. Мол, вполне нормальные на Архипелаге отношения, что тут такого? Всё тут нормально, только здесь не Архипелаг. Сордар чуть ли не единственный из постоянно живущих на Архипелаге, кто ни с кем из местных никогда договора не заключал.  Вон и Херенокт не сдержался. Впрочем, мимо Смерти сложно было мимо пройти, в общем-то и Марина на Чёрную поглядывала. Или дело было наоборот, в любом случае хватило ума, или недоставало безумия чтобы не наделать слишком уж больших глупостей.
Хотя можно вспомнить безумие несколько иного рода, вполне к Утренней Звезде применимое.
– Уж не знаю, одна или нет Эорен приедет, но и её и южанку может вот что заинтересовать. ЕИВ формирует вертолётную эскадрилью, притом базироваться они будут непосредственно в Крепости. Здорово, наверное, к себе домой на вертолёте летать!
– Эорен во Дворце никогда не нравилось, сколько я её помню.
– А они не транспортные, а боевые, взлетят, и со всех подвесок по окрестностям крепости, – усмехается Марина.
Кошмар неожиданно становится гораздо серьёзнее.
– Там есть дома тех, кого она не любит.
– Мне имён практически не называла, – пожимает плечами Марина, – но для удара придётся подождать свежующего мятежа.
– С этих станется, – сердито фыркает Кошмар.
– У тебя на Архипелаге была подруга – Звезда Морская, – Кошмар демонстрирует осведомлённость, – Длинная такая, – хотя у Динки почти все длинные, – с рукой покалеченой, ещё с Оэлен дружит.
– Забавно получается! – усмехается Марина, – Получается, одна из тех, кто больше всего должна думать, чтобы столица стояла нерушимо, размышляет лишь о том как бы некоторую часть этой столицы снести.
– Не снести, а некоторых людей убить, – совершено буднично поправляет Кошмар. – Дома пусть стоят. В тебя и Коаэ уже стреляли, в переносном смысле, убить хотели всех нас, а это бывает один раз, в Эорен стреляли по-настоящему. И это были люди во многом подобные тем, кто живут у Старой Крепости. Плюс ещё миррены тебя с сестрой чуть не убили.
– Они не могли – поправляет Марина, – рисковали только те, кто были на боевом этаже, они и понесли потери. Тем, кто внутри ничто не угрожало. По моему, мне порадоваться стоит, что вертолёты не берут тяжёлых бомб. Пятьсот по-моему для них предел, да и Эор ещё не перевели в лётный состав. Да она по-моему и не выражала такого желания . Это скорее твоя мечта, а не её, чтобы город горел. Да и Звезда не обязана небо любить... Это у твоей теперь подруга такая.
– Эорен нравится, – констатирует Динка, Марина про себя констатирует, что как это не банально звучит, Утренняя Звезда этим летом впервые в жизни влюбилась. На мирренку выплеснулось всё то, что обычно придерживается для по-настоящему особых моментов, обычно не связанных с друзьями-подругами ранней юности, у Эор уже не такая ранняя, большинство в этом возрасте считают себя весьма опытными. ЗА примерами далеко ходить не надо: весьма знающей себя считает Кошмар. Надо отдать мирренке должное: силу и глубину вспыхнувших к ней чувств она оценила. Вполне правдоподобно изображает ответную реакцию, в искренность Марина не особенно верит. Считает, что в таких играх, если одна из сторон играет по правилам, с другой стороны честно эти правила соблюдать. С мирренкой и Эорен как раз и был такой случай. Тем более, хорошо, южанка привыкла жить одним днём и таким термином «планирование» просто не владеет. Характером она весьма похожа как раз на Кошмар. Ну в общем Эорен не помешает кто-то с большим числом близких черт рядом. Всё-таки от своей нелюдимости Утренняя Звезда так окончательно избавится и не смогла. Зато Кошмар абсолютно бесстрашна. Не лишняя черта в грядущем противостоянии.
Интересно, станет Кошмар ждать, когда её время настанет, или начнёт противостояние прямо сейчас? Тем более, у Коаэ куда меньше времени, чтобы в этих стенах о себе заявить? А собственную известность Коаэ, равно как и любой другой художник воспринимает достаточно болезненно. Другое дело, что достаточно скандальную славу вокруг своего имени она уже создала. Чудовищ создавать могут не все, Коаэ вдохновляется с материнской Родины,  чтобы изобразить существо с содранной кожей, надо неплохо знать анатомию, а такими умениями у Змеедевочки всё хорошо. Иногда даже слишком. Да и каменное сердце, что повсюду с собой таскает Коатликуэ тоже вспоминают периодически. Впрочем, у неё есть и заспиртованное человеческое сердце – медицинский препарат. Подарок Кошмара. Стоит на столе. Естественно, Динка и историю выдала, в которую в отличии от многих её рассказов большинство поверило. Кошмар сказала, что препарат изготовлен Коатликуэ лично, сердце вырвано из груди одного из обидчиков Змеедевочки на Архипелаге прошлым летом, в полном соответствии с каким-то древним обычаем, а сбросили в море. Хищных рыб в водах архипелага предостаточно. Коаэ после этого некоторое время сторонились недоверие не развеяло, даже когда Марину спросили о похождениях Коаэ. Почему-то никого не смутило, что источником информации является Кошмар. Кажется Дина от тёзки наполовину набралась куда больше, чем могло показаться. Такой стиль шуточек сама Марина более чем, но с Кошмаром так удачно вышло впервые. Сама Кошмар была довольно ещё больше, сама Марина ничего не подтверждала и не опровергала. Марина с трудом удержалась, чтобы им обеим заказать по коробке конфет в виде черепов и сердечек. Всё-таки сдержалась, определённые вещи уместны только в определённом возрасте. Хотя этот возраст у всех в разное время наступает. Подражать ведь можно не человеку, а своим представлениям об этом человеке в какой-то момент времени. Вполне уже не соответствующий текущему состоянию. Динка подражает образу Марины несколько лет назад. Свою индивидуальность не выработала, предпочитает пользоваться заимствованной. Марина не в претензии, но вопрос что будет через несколько лет, если Кошмар так и не выйдет из роли. Хотя таких подражателей кому-то известному в определённой среде очень много. У самой Марины есть похожие черты относительно Дины II, только у Херктерент они не самоцель. В общем, прежде чем о чужом будущем думать, сначала надлежит подумать о своём. А пока долгосрочных планов не имеется, а те что есть, в основном текущей ситуацией продиктованы.
Ещё у Коатликуэ будущее предопределено. Притом во многом как раз Мариной. Такие юные и перспективные, как Змеедевочка мобилизации не подлежат. Должен же кто-то будущее цивилизации обеспечивать. Коаэ –  творец, но не в коей мере не боец, как та же Сонька.
Причём сама Коаэ прятаться никогда ни от чего не станет. В противном случае, не смогла бы общий язык с Кошмаром найти. А то теперь не разлей вода. Значит и на ситуацию вокруг взгляды весьма близкие. Причём близость иного рода особой роли не играет. Причём они обе этому значения не придают. Слишком с Эридой заигрались. Ну и Марина участие приняла, какого-либо развития этих отношений нет и не предвидеться. Во всяком случае, так решила сама Марина, этим двоим, даже с привлечением сил разноглазой её не переупрямить. Впрочем, они пока похоже и не собираются как-то повлиять на Марину Хотя для Коатликуэ такая возможность была бы из разряда сказочных. Ещё и Кошмар рядом. Марина не уверена, что такие люди случайно возникают поблизости. Хотя у Змеедевочки биография проверена-перепроверена. Ну не верит Херктерент в подобные совпадения. Может это пугало нескольких поколений межпространственных физиков –  специально подготовленный вселенец из другого мира.
И Императорская, и Еггтовская подозрительность разом напоминают о себе. Заодно вспоминается, что там Сордар про Рэду говаривал, что она не просто так вблизи Марины появилась. Адмирал в остроумии упражнялся. Но всё выходило весьма убедительно. Теперь кажется ещё и у Коаэ биография странноватая. Как и Рэда, почти не ездит в родные места, всё время старается проводить поблизости от Марины. Можно вспомнить, Змеедевочка сначала нарисовалась поблизости от Софи. Но у той на тот момент было слишком обширное окружение, где сестрёнка никого не выделяла. Лично Марине по-настоящему подозрительной кажется что у Коаэ в голове творится с языками. Говорит она исключительно по-грэдски, по-мирренски – в рамках школьного курса, по-испански и на нуатле только отдельные фразы, она говорит, что мамам старается родными языками не пользоваться. Главное сложность – Коаэ не очень разбирается в истории Мексики, всё что знает, прочитала в школе. Из дома не принесла фактически ничего. Кроме познаний в мифологии. Можно, конечно списать на малообразованность, но учитывать надо все варианты. Особенно с учётом того, что кто такие Кортес и Монтесума Змеедевочка узнала в школе. В общем, при первой возможности надо с Кэрдин связаться, она в конспирации куда лучше Марины разбирается.
Заодно, и Рэду надо бы перепроверить, причём её тоже надо начинать на уровень выше – с отца, хотя она и не видела его несколько лет. Да и с обстоятельствами рождения хватает сложностей. Насколько Марина знает жизнь, когда конфликт разгорается в паре, где один участник известный м богатый, а второй – не очень, окончательный разрыв бывает не происходит из желания распространить эту известность и богатство на ребёнка. Отец Рэды своих главных книг тогда ещё не написал, но деньги уже водились, да и определённая известность уже была. И вдруг такой резкий разрыв, причём Рэду ему фактически навязали. Надо ещё её мать изучить, тем более, сама Рэда знает, кто она и где обитает. Причём другие её дети особыми способностями, не отличатся, в отличии от Рэд. У Хорта список знакомых весьма обширный. Мог бы серьёзно помочь дочери устроится в жизни, даже без знакомств самой дочери. Но всё сложилось так как сложилось, причём сама Рэда своим домом теперь считает не Приморье, а как раз Столицу. Видимо не хочет слишком далеко оказываться от определённых личностей. Притом к одной из этих личностей – Осени, тоже есть определённые вопросы – слишком высокий уровень развития, причём использовать тут пытаются саму Рэд для окончательной отделки и полировки этого безупречного брильянта, каким многим кажется Осень. Мнение Марины совпадает с мнением Софи и оно совсем не блестящее. По сути дело в Осени плохого только одно – она слишком хорошая, слишком совершенная. Не бывает таких людей. Особенно на фоне собственной сестры. Способности для школы на достойном уровне, а так обычная девушка своего социального слоя. С в общем-то обычными достоинствами и недостатками. Даже Осень слегка  на неё похожа. Но ничего из способностей младшей у неё нет, и всего не спишешь на педагогические способности родителей. Причём свои методы они никак не зафиксировали на бумаге, притом тот же ЕИВ всегда очень интересовался вопросами воспитания подрастающих поколений. Впрочем, ситуацию в его любимом образовательном проекте Марина отлично знает изнутри. К тому же отцу или матери Маленькой Принцессы никогда не предлагали никаких постов в министерстве образования.
  Хотя за матерью Осени следует признать – талантливая женщина. Считается подругой Императрицы при этом ни разу на памяти Марины не вызывала её раздражения. Хотя недостатки у кого угодно Кэретта нахожидла с лёгкостью. О самой Осени мнение ещё не составлено, хотя вряд ли оно изменится в лучшую сторону. Еггты испокон веков предпочитают обо всех думать плохо. Не исключено, что именно по этой причине в большинстве своём поумирали от старости в своих постелях.
С сестрицей Осени всё чуточку понятнее она хотя бы способна заметить когда кому-то плохо. У той же Рэды она в своё время оказалась одной из первых. Хотя Рэда тогда по большому счёту была скма виновата, накрутив себе всякого. Хотя показатель, не стала нос воротить, когда увидела, что неприятности у совсем не статусной девушки. Впрочем, следует вспомнить про неочевидное в то время для Марины. Рэда это Рэда. Прототип самой себя из всемирно известного произведения. Принцесса знала, насколько сестрёнка любит книгу и персонажа. Видимо, решила Осень очень расстроится, если по вине её сестры у Рэды что-то пойдёт не так. Поэтому и вмешалась.
Окончательный результат устроил всех, даже спектакль, устроенный Кэреттой был крайне занятным.
Плюс подозрительность напомнила о себе, тогда Рэда Кэретте понравилась. Императрица даже минимальное участие в её судьбе приняла, хотя помнит и эксцессы с Мариной. И вообще не одобряет подобный тип телосложения. Шуточки про «вымя» Рэды Марина помнит. Однако же смогла на Кэретту впечатление произвести. Осени новую игрушку решили привезти, неожиданно ставшею любимейшей. Старшая сестра внимательно следила за тем, что младшая читает. Тем более мало у кого бывает возможность заполучить литературного персонажа к себе домой. Чей прототип Рэда не главная, но одна из основных персонажей. В детстве у многих мечта с литературным героем поговорить. Хе-хе. У Осени скоро будет возможность не только разговаривать, развивается-то Маленькая Принцесса очень хорошо, или Рэда инициативу проявит, и дружба станет излишне нежной. Как-никак с разноглазой они обе знакомы неплохо знакомы, а проводить с Эр много времени и при этом не разделить её увлечение девушками невозможно, Марина по себе знает. Всё то у разноглазой получилось. Только Сонька осталось недостижимой величиной. Правда, Эрида стала переживать гораздо меньше, видимо эшбадовки да и остальные были достаточно хороши. Всё-таки удовольствие друг другу старались доставить искренне. А Эр в возможностях тела разбирается великолепно. Можно и показать и объяснить всё  что угодно. К тому же у Эр оказывается, есть множество предметов для получения или усиления удовольствия. И множество препаратов, для тех же целей предназначенных. Марина проверила названия всех, какие запомнила. Разноглазая верна себе! Все до одного утверждены приказами министерства здравоохранения, некоторые ещё дополнительно имеют армейские и флотские разрешения, как-никак поддержание здоровья в этой области тоже немаловажно, особенно если учесть неизбежные проблемы после сильных эмоциональных переживаний вызванных участием в боевых действиях. Всё имеющееся у Эр прошло полный цикл испытаний, кое что даже официально принято на вооружение. Эрида себе верна, доверяет только официальной медицине. Это не Смерть, способная воспользоваться народным средством. И не сама Марина с её шуточками с бакулюмом. Всё-таки подарила мирренке один. Он вроде на любой пол и в любой комбинации действует. Эорен вроде с Кошмаром не поделилась ещё результатом испытаний.

+1

14

– Я имею представления о бомбоотсеках основных машин, – хмыкает Софи, – кажется у южан есть шанс изготовить самый маленький истребитель в мире, у наших тяжёлых больше диаметр фюзеляжа. Наша машинка в рамках похожего проекта даже самостоятельно взлететь может.
– Может и так но я предвижу, что если каменный цветок не выйдет, а этот проект даже с точки зрения юной девушки отдаёт идиотизмом, то я думаю они оба скоро бросят и зайдут с другой стороны, где у них есть все шансы.
– Будут часть бомбардировщиков в носители переоборудовать, где бомб нет, а в отсеке три четыре таких? Тоже не верх интеллекта эти машины будут стремиться выбивать в первую очередь. Тем более у них и так идут машины без бомб. Но с дополнительными стрелковыми точками и усиленными имеющимися.
– Смотрю «Мирренскую Императорскую Армию» читаешь регулярно, но заходишь не с той стороны. Куда меньше затрат потребует система дозаправки топливом в воздухе. Кстати, как раз в районе линии и смогут дозаправлятся, чтобы доходить до Столицы не в перегруз. Наши палубные уже так летают. Думаю их бомбардировочное командование не дурее нашего. Наши такими работами занимаются с ленцой, голова от успехов кружится. После известных тебе событий Император им вставил... Очень глубоко. На размер его органа женщины не жаловались, а там применялось против мужчин. Он к подобному испытывает отвращение, но для общего блага не жалко.
Софи и Хейс вместе хихикают.
– В этом вопросе может быть успех. И потери истребителей за линией сильно вырастут. Туда они достают всем.
– Равно как и мы!
– Да будут схватки боевые, да говорят ещё какие! – усмехается Кэрдин, – кстати цистерну в бомбооотсек впихнуть куда логичнее чем три карликовых истребителя, кого ещё нет в природе.
– Почему ты у нас не Главный Маршал Авиации, – усмехается Софи.
– Потому что это одно из званий твоего отца. – в тон ей отзывается Кэрдин, – мне достаточно быть членом ставки. С моим нынешним званием. У тебя тоже есть возможность этим маршалом стать.
– Не надо банальностей на предмет, где хранится звезда.
– И не собиралась. Ты можешь стать маршалом авиации, потому что дочь действующего. Тоже банальность в каком-то смысле: может ли ребёнок генерала стать маршалом? Никогда! У маршала свои дети есть.
Софи ухмыляется.
– Маришка свои шуточки точно у тебя позаимствовала.
– Учиться надо у лучших.
– Самомнение у неё тоже твоё.
– Кстати, насчёт звания, правда не этого, а другого у  тебя и в самом деле был шанс получить.
– Это как?
– Он недавно переживал, что от звания почётного академика живописи отказался.
Софи хихикает.
– Зачем оно ему понадобилось? И чтобы он от чего-то отказывался, – Софи качает головой, – Не помню такого.
– Это ещё до тебя было. Очевидно подхалимы узнали о детской мечте научится рисовать. Не только же я про неё знаю.
– Диплом с медалью на стенку бы повесил, – хмыкает Софи, будто больше вешать нечего.
– Он сказал, звание именно сейчас  могло бы понадобиться.
– Зачем?
– Тебе передать вне обычных дрязг. Тем более заслужено.
– Намекнул бы кому надо – сделали бы сразу меня!
– Там возрастное ограничение ещё не отменено. Это звание дают с двадцать пяти лет, тебе же несколько меньше. На почётные звания такие ограничения не распространяются.
– Я и за собственные заслуги получу, – усмехается Софи.
– Самомнение у вас семейное, – усмехается Кэрдин.
– Тебя наши отношения не смущают? – Софи затягивается сигаретой.
– Тебе ли не знать,-- хмыкает Ягр,--  в столичной художественной среде подобная почти норма. Ещё и Великие от скуки подобным заразились. Связи с молоденькими особенно приветствуются. Вплоть до семейных. Пожалуй, только Кэретта ни в чём подобном не замечена, живая иллюстрация старой поговорки «Императрица вне подозрений». Парочек вроде вашей я знаю множество. У вас ещё крайне удачно крайне близкий интеллектуальный уровень. Но учти – она военнообязанный технический специалист, ты – творец в чистом виде. Художник в первую очередь, пилот уже потом. – Кэрдин откровенно дурачится, Софи это видит, хотя и меньше  всего хочет наблюдать повзрослевшую версию сестрёнки, – Хотя отношения, сродни вашим, в среди Великих даже более уместны – тщательнее можно подходить к выбору и воспитанию наследника. Тем более я не особенно ценю кровные узы. Вам и другим, делающий подобный выбор будет проще. Собственность не будет на глупости растрачена, хотя вы обе достаточно разумны. Так что, ещё долго сможете безумствовать. Вдвоём, или ещё в какой-то комбинации. Советую обращать внимание на ресурсы,  а не на физическую привлекательность. Либо использовать породистых самцов только для одной цели, не подпуская их к каким-либо другим. Но лучше с Пантерой разговаривай, она лучший знаток подобной тактики, нежели я. ЕИВ тоже может дать полезные советы. Но его девушки для горячих только в горячих и использовались. Вмешиваться в серьёзные вещи они не пытались. Советую и тебе аналогичных существ заводить, одной с мозгами более чем достаточно.
– Вообще-то я тоже здесь, – сердится Хейс.
– Нежность скорее недостаток, нежели достоинство, – парирует Кэрдин, – вам обеим наверное, известно, что я сторонник строгого контроля над рождаемостью. Выбранный вами метод – один из самых эффективных и надёжных. Точно не приведёт к появлению нежелательных наследников и делёжки имущества. А значит, в перспективе у меня будет меньше работы.
– Ты бы некоторых младенцев вообще усыпляла бы.
– Рождённых по безграмотности родителей – в обязательном порядке. От личностей лучше избавляться пока они не проявили способностей. А то удовольствия все хотят, а вкладывать ресурсы в полноценное развитие личности ни одна сторона не желает. Жаль, на добровольную стерилизацию желающих мало. И ещё не мешало бы стерилизовать всех после рождения определённого числа детей.
– Понятно, почему отец тебя Бестией прозвал, – хмыкает Софи.
– Я даже горжусь, – пожимает плечами Кэрдин, – Не помню, говорила или нет, но должно быть что-то вроде экзамена на готовность приступать к размножению. Половая зрелость – это про другое. А то на владение оружием – есть экзамен, на управление транспортными средствами – тоже, даже на заведение некоторых пород собак и других опасных животных ек
недавно ввели, туи надо доказывать свою адекватность, а людей может воспроизводить может кто хочет, даже с некоторыми нервными болезнями не стерилизованы. Ведь рожать детей готовы далеко не все из тех кому это разрешено. И сделанные ошибки в большинстве своём не поправишь. Однако их могло бы не быть при более жёстком контроле рождаемости. К примеру, я бы такого разрешения не получила, плюс ещё некоторый из известных мне лиц.
Софи не стала уточнять, кого именно Ягр имеет в виду.
– Слушай, а почему ты считаешь, что рождаемость нужно ограничивать? У нас есть пустующие земли, пригодные и для земледелия, и для промышленности, даже в Городе были проекты новых районов и перестройка некоторых из имеющихся в сторону увлечения высотности. Не говори, что проблема перенаселённости на самом деле есть, по мне так эта проблема такая же выдумка южан как  их расовые теории.
– Где-то ты права. Не на все сто, в теории перенаселение возможно, до утилизации трупов как пищевые ресурсы не дойдём, но трупный батончик – идея интересная, особенно в перенаселённых городах. Но если серьёзно, даже при имеющемся уровне агротехники, и существующей площади земли и воды, используемых, для производства пищевых ресурсов, можно обеспечить надлежащим питанием примерно вдвое от имеющегося  населения. Проблема в распределении ресурсов и их переработке. Южане в основном исходя из этого и изобрели перенаселение. Я же считаю, что численность населения надо контролировать не по продуктовым и медицинским, а по социальным показателям. Людям надо поддерживать определённый уровень жизни, при этом не давать искусственно завышать требования. Это возможно только при определённом уровне развития промышленности. Не должно быть отраслей для немногих. Или вовсе порочной практике работы на экспортные поставки. Все разрешённые к продажи товары внутри страны каждый должен иметь возможность купить. Этого модно достичь только поддерживая определённый уровень численности населения и не допуская его взрывного роста. Мы делаем ставку на социальные и медицинские меры, рост образовательного уровня способствует снижению числа беременностей. При взрывном росте численности населения весьма резко вырастет нищета, несмотря на все попытки её ограничивать. Программу роста благосостояния беднейших слоёв населения отложили до лучших времён, хотя отдельные пункты вводят.
Хейс усмехается:
– Я скорее, сталкивалась с некой программной, направленной на увлечение деторождения, причём исключительно в рамках брачных договоров. Имею одну программную сестру, правда ничем не примечательную и знаю ряд людей, так сказать в рамках рождённых.
– Была такая программа. Я была против, но такие вопросы решают большинством.
– Думала, к этой программе относится твою умничка — малолетка-сестричка.
  Хейс смеётся.
– Нет, она другое – старые чувства дали последний всплеск. Последний плод любви. Я и по письмам достаточно могу о людях сказать. Отличная девочка у них получилась. Учли ошибки, со мной допущенные. В теории такая дочь могла бы быть у меня.
  Кэрдин фыркает.
– Тебе не идёт приступать к размножению. –  фыркает Кэрдин, – но если ты приглядишь, как эта сестричка станет взрослеть, будет неплохо. Можешь считать это приказом.
  Хейс вскидывает руку к виску.
– Принято к исполнению!
Софи смеётся.
– Для начала надо. Чтобы она в сордаровке оказалась. Могу посодействовать, когда время придёт.
– Думаю, она сама прекрасно справится.
– С моим вмешательством получается гораздо лучше. Особенно, если учесть, она теперь знает куда мне писать на самом деле. Не думаю, что твои будут злоупотреблять этой возможностью, но если твоя сестрёнка напишет. Прочту и отвечу.
– Вообще-то чем меньше бумаг после себя оставляешь, тем лучше, – усмехается Кэрдин, – даже таких.
– У тебя профессиональная подозрительность.
– Именно благодаря ей я и жива до сих пор.
– И ещё потрясающее чувство юмора. Но оно уже не уникальное, повторилось у Маришки. Скоро вообще говорить будут, что она твоя дочь.
– Она, скорее всего, от такой «чести» не откажется.
– Пантеру за мать Марины уже принимали, причём один влюблённый в Марину идиот.
– Подозреваю, тот самый, кто зеленоглазой нашей весьма далеко послан.
– Всё-то ты знаешь!
– Как говорится, работа такая! – самодовольно ухмыляется Кэрдин. – Мне надлежит знать, кто составляет окружение Принцесс Империи, и насколько у них близкие отношения. Недооценивать значимость физической привязанности тоже не стоит. Особенно в молодом возрасте.
– Первый признак старости – критика молодости! – язвительно усмехается Софи.
– Первый признак молодости – излишняя самоуверенность, – в тон ей отзывается Ягр.
Хейс хихикает.
– Даже прошлое вспоминается. Словно передо мной не вы двое, а Софи и Марина в прошлом. Похоже переругиваетесь.
– Как-никак, старинные союзники с примесью родственной крови, – хмыкает Софи.
– И даже перспективой в прошлом матерью своих Принцесс Империи стать.
– Тогда бы новая Война Верховных уже бы шла. И так тот кризис еле разрешили. Вам вместе быть просто нельзя было. Лучше так, как сейчас, на некотором расстоянии.
– Он мне уже потом говорил, договор надо было подписывать со мной.
– Говорят, мужчины иногда испытывают желание вернуться к бывшей.
– Не забывай, инициатива разрыва исходила от меня, а не от него, – довольно резко бросает Кэрдин, – за столько лет потому договор не подписали, что именно я этого не хотела. Как оказалось, правильно сделали. Ну а потом случалась банальщина, весьма распространённая во всех слоях. Старая любовница проиграла кому помоложе. Хотя я и сейчас ничего ещё выгляжу. Если бы не была настолько известна, принимали бы за двадцатипятилетнюю. Тем более, у меня до сих пор полный порядок с репродуктивными функциями, никаких возрастных изменений.
– Завела бы ещё Ягр, маловато вас. Даже меньше, чем нас, твой Ярн ведь неполноправный.
– Пока я жива будет только так, и никак иначе. Это у его отца есть иное мнение. Но меня он пока предпочитает слушать, и с моим мнением считается. У тебя же с сестрой о нём если не ошибаюсь, нет никакого.
– Таких в окрестностях Старой Крепости вообще и вокруг меня в частности знаешь сколько?  Тем более сейчас практически мода поддерживать близкие отношения и с мужчинами, и с женщинами. Иногда одновременно. Иногда даже жалеешь, что групповые браки законодательно запрещены. Такие забавные комбинации могли бы быть...
– При всех недостатках Ярна могу сказать только то, что он строго по девочкам. Сейчас поблизости от него никого не имеется. Кстати, его отец довёл и до его и до моего сведения, что если он заключит брачный договор и кто-то родится, по крайней мере Главой Нового Дома это ребёнок станет, возможен и статус Принца Империи.
– Что-то в отношении других своих неполноправных отпрысков он не бывал настолько щедр, – сердито фыркает Софи.
– Потому что только этот не только его, но и ещё мой. Остатки нежных чувств, можно сказать. Опять же, чувства не к сыну, а к его матери. А мне это самой совершенно не нужно –  детских болезней избежал, теперь может быть, южане его спишут. Будут какие останки – ещё один склеп в усыпальнице Ягров появится. Может даже напишут «Здесь Ягр лежит» – единственный раз в жизни его так назовут. Императору сказала – от своего имени может писать и ставить всё, что угодно. Мне дела нет.
– Воюет же Ярн, – пожимает плечами Софи, – не стал в столице отсиживаться.
– Ему бы этого обе бы линии не позволили. И если ты кадровый военный, да ещё в части полной боевой готовности, то отправляйся туда, куда эта часть едет, к планированию фронтовых операций я имею не слишком большое отношение. Что они с самых первых дней сидят в самой глухой обороне, да ещё на заранее подготовленных позициях – ну так сложилось. Артиллерии, впрочем, как раз в обороне приходится так отдуваться, что краска на стволах горит. Что он именно там оказался – я к этому ни малейшего отношения не имею, хотя почти уверена, его отец как Верховный как-то к этому причастен. Ему Ярн почему-то нужен с головой и желательно всеми прочими частями тела, это мне совершенно без разницы, будут ли какие из них отсутствовать, или всё целиком в разные стороны разлетится, как с артиллеристами часто бывает!
Софи с редкостной степенью кислоты ухмыляется:
– Марина когда-то считала Кэретту отвратительной матерью. На твоём фоне она чуть ли не идеальная, по крайней мере смерти своим детям не желала никогда. Ты того и гляди пошлёшь разведчик, чтобы он сбросил южанам целеуказание, по какому квадрату самый интенсивный огонь вести.
– Нет уж, я жестока, но не до такой степени. В этом вопросе южане пусть полагаются на своего бога, а не на меня. А Ярн в свою очередь, тоже пусть рассчитывает не на меня, а на своё артиллерийское счастье. Сама проявление видала: одному девяносто эмэм мина попала между ног и не взорвалась. Только штаны сорвало. Взорвись –  ничего интересного не было, его точно. Может и матери Ярна, и его самого тоже, его ещё не предвиделось, а я стояла ни далеко не близко, как раз на таком расстоянии где осколки вполне смертельны. Но мина попалась бракованная. Боец разряженную потом себе забрал.

+1

15

– Видимо, все институты, связанные с брачными договорами следует считать безусловно отмирающими. Думаю, Ярн тоже к тебе нежных чувств не питает.
– Дела нет.
– Он ведь единственный в нынешнем поколении Ягров..
– Надумаешь себе забрать – возражать не буду, – хмыкает Кэрдин, – династические браки – одни из немногих вещей, что пока работают.
– Я вообще не планирую какие-либо отношения узаканивать. Планирую жить, как живётся, благо самое важное для жизни – деньги у меня есть.
–Рисковать жизнью для этого не обязательно.
– А вот этого уже я себе позволить не могу. Хотя бы из тех соображений, что надо отомстить тем, кто пытались убить меня. Я кстати знаю кто именно тогда приходили. По крайней мере у меня достаточно возможностей оказаться именно там, где их носит.
– Из тех эскадронов, что тогда приходили пять на перевооружении, три на переформировании. Только два действуют. Лишний повод идти в ПВО больше шансов встретится.
– Я же сказала, подумаю.
– Знаешь, это действительно очень печально, когда всю жизнь на разных войнах и видишь, как сыновья или дочери уходят в бой. Мир не становиться лучше. Хорошо хоть я не старею. Была перед Великой войной открытка выпущена «старейшие генералы грэдской армии» я их знала, честные служаки старой школы, сейчас подобное не напечают. Я не разрешу. Потому что придётся публиковать мою фотографию. Не думала, что окажусь на месте персонажа той фото. Сама знаешь, я – красавица, а по возрасту – старуха. Смотри сама не стань таким персонажем. Годы летят с чудовищной скоростью. Я когда-то летала на машинах, что сейчас делают в виде детских игрушек. При мне умерла кавалерия, как род войск, а я когда-то ходила в кавалерийские атаки.
– Смерть и Херенокт тоже хаживали, если не врут.
– Я имею в виду регулярные полки, а не дикарские полчища. Да и те скоро пересядут на машины с пулемётами. Я помню тебя в пелёнках, а скоро ты пойдёшь на войну. И не хотелось бы увидеть, как ты с неё не придёшь.
– Шансы у всех равные.
– Я неуязвима, – буднично сообщает Кэрдин, – Я, твой отец, Херт, ещё некоторые, полный список для тебя не секретен. Но это не наследуется, к сожалению известно точно. Я не знаю, что тебе говорили, но ты, Софи, как и все люди можешь умереть. Я же, и другие упомянутые люди вовсе нет. Я могу только мозги себе вышибить, если очень захочу. Но не могу представить такого повода. Я не хочу, чтобы некоторые люди умирали, в том числе и ты, но одновременно знаю, твою естественную смерть в девяносто пять лет я увижу. И эти годы пролетят куда быстрее, чем мне хочется. Мне одного не удастся, даже за это время – вернуться с войны. Надеюсь, у вас обеих получится.
– Во всяком случае я не настроена расширять разнообразие связей...
– Можно сказать, зря. С Яроортом вы отлично вместе смотрелись. Тем более, это отвечало всем интересам.
– Только не очень-то отвечало моим.
– В чём именно? По мне так он весьма близок к картинке безупречного.
– Вот только у него есть две сестры, кого он едва замечал. А я не хотела в перспективе оказаться перед необходимостью становиться аналогичной третьей. Слишком прижилась в определённых Домах мирренская концепция растить из дочерей концепцию приложению к будущему мужу, чьё главное предназначение – удовлетворять все его потребности. Заметь, против подобной перспективы в итоге и Эорен, и Динка взбунтовались. Причём, заметь, в рамках такой концепции вполне возможна даже искренняя любовь и привязанность. Но я уже сильно не такого возраста, чтобы играть в «будет-не будет». Тем более, отношения, когда одна из сторон обеспечивает все потребности другой здорово смахивают на чувства раба к рабовладельцу, то есть нездоровые по определению. И заметь, у южан и им следующих как раз для женщин крайне характерные.
– Понятно, что мирренские концепции не для тебя писаны. Но и на Дину в первую очередь повлияла Марина. Без неё Кошмар не сумела бы переубедить сестру, стадное чувство в таком возрасте – одно из сильнейших, верность стае – чуть ли не важнее всех прочих видов верности.
– На этом и основано, что присягу принимают примерно в этом возрасте. Не все психологи — мошенники, как считают твои отец и сестра. А у Кэретты мошенники все поголовно, чей ранг хотя бы приблизительно не сопоставим с её собственным.
– У неё, между прочим, немало оснований считать именно так. И Марина только одно из них.
– Чуть ли не впервые на моей памяти, когда ты стала её защищать.
– Для начала рекомендую вспомнить хоть один раз, когда я её критиковала.
Тут Ягр слегка играет, при желании Софи вполне может вспомнить такие случаи. Вот только все они предназначались не для её ушек. А Кэрдин равно, как и Марина, не всегда контролирует силу собственного голоса. Вот только успехи у Старшей Ягр куда выше, нежели у любимицы.
– Сколько лет вы ухитряетесь воевать друг с другом, практически не стреляя!
– Новый способ ведения боевых действий. Некоторые войны выиграны исключительно им, – усмехается Ягр.
– Даже знаю на что ты намекаешь, – милейше улыбается Софи, оттенок лютого оскала поймёт только знающий, – думаю, это теперь твоя любимейшая шуточка в адрес ЕИВ, – согласна – крушение его страны – одна из самых бездарно проигранных войн в истории. Пусть он сам и совершенно неповинен.
– Хорошо, что мы в это дело не вмешались. Не хватало ещё воевать за недоумков, кто сами у себя похоронили всё, что можно похоронить, и чуть ли не всем стадом, тут отец прав, народом их после того года больше не назовёшь, хотя отдельные представители, заканчивающиеся естественным путём ещё остались. Так вот те кто всем стадом в худших мирренских традициях  чуть ли молились и на вражеский флаг, и какой-то бородатой рожи, звания народа вовсе не заслуживают. Воевать ещё за них. Ни идеи, ни малейшего человеческого достоинства, только величайшая любовь к деньгам и склонность продать всё что угодно за сходную цену, плюс культ тупости. Высочайшая степень деградации. Хорошо, хоть по крови только отдельные заболевания наследуются, а не то, во что они превратились. Мне в такое дерьмо, как их двуногие самки превратиться не грозит.
– Хорошо, что ты с сестрой мало эту проблему обсуждала, – усмехается Кэрдин, выразительно замолчав.
– Не тяни, я примерно представляю, что будь у неё отцовские возможности, она, самое меньшее, отправила бы туда Смерть и ей подобных с приказом убивать определённых лиц. Возможно вместе с членами семей. Да и отца скорее всего, останавливает от чего-то аналогичного точное знание того, что может прилететь оттуда, и понимание, что к такой войне мы не готовы.
– Они, возможно, к нашествию такого количества диверсантов на крупные города, готовы ещё меньше. Тем более, у нас крайне высок процент идейных, кого в принципе не перекупишь. У нас в подавляющем меньшинстве те, кто готовы открыть ещё один фронт в иномирье. Они ведь в теории могут разработать технологию перехода на иных принципах, нежели мы. Помни, у них в целом выше технологический уровень, а на войне это очень опасно.
– Но в целом, не гарантирует победы. Сама знаешь, были прецеденты столкновения разного уровня развития. С самыми разными результатами.
– Ядерное оружие лучше иметь, нежели нет. Впрочем, его наличие у нас вполне заставит очень многих у нас переменить мнение о целесообразности межмирового конфликта. Тем более, почти готовый командир экспедиционного корпуса у нас уже есть. Причём такая, кто будет действовать крайне жестокими методами. Сама знаешь, она множество вполне обычных в том мире вещей, вроде веры в бога считает преступлениями против человечества как биологического вида.
– И Марина во многом крайне недалека от истины, причём настолько, что я в этот корпус готова пойти офицером. Если его будут формировать, в чём я не уверена. Я как и Марина, вполне готова уничтожать противников исключительно за род занятий, без различия пола и возраста.
– Ну и какая между вами и южанками разница? Вы готовы уничтожать противников за род занятий, они за оттенок кожи и разрез глаз.
– В общем-то никакой, вечное как мир, они и мы. Обезьяны тоже ходят на войну, притом с представителями своего вида. Про войне. Которой сотни миллионов лет между муравьями и термитами, что идёт сотни миллионов лет прекрасно знаешь и сама.
–  Мы несколько сложнее насекомых устроены.
– В чём-то абсолютно так же. Хотим сохранить тот миропорядок, что нас вполне устраивает. Отличие от насекомых, мы считаем, наш – наилучший и мы не против заставить и других принять его. Только другие считают самыми правильными себя, и горячо хотят нас убедить в этом.
– В общем, вечный спор ни о чём. У нас самый плохой вариант войны – гремучая смесь идеологического противостояния идеологического противостояния идеологического противостояния и экономических противоречий. Слово «пощада» уже вычеркнуто из всех развитых языков. Нет смысла ни людей щадить, ни беречь экономику. На покорённых землях либо вовсе не будут на тебя работать, тогда там проще все всех перебить и заселить по-новой кем-то хотя бы с минимальной лояльностью. Либо станут работать максимально плохо. Это умение, что у большинства людей очень хорошо развито. Опять же, рецепт озвучен выше.
– Как ЕИВ выражается, – Софи переходит на русский, – куда не кинь, всюду клин.

– Согласна с банальщиной: любовь это чудо. Тебе повезло это чудо пережить. Причём  любить способны сильно не все. Ненависть же – врождённая способность всех разумных существ. Пусть любой квалифицированный биолог и поднимет меня на смех. Ненависть всем людям присуща, чуть ли не самая распространённая – взаимная детей и родителей.
– Ты передёргиваешь.
– Ничуть. Знаешь с каким количеством случаев убийств одних другими я сталкивалась? Как успешных, так и нет включая самые паскудные с попыткой возложить вину на кого-то третьего. У наших любимых южан ситуация до недавнего времени была ещё хуже в связи с массовым убийством младенцев породившими их самками.
– А недавно что произошло, раз ты говоришь, ситуация изменилась?
– Думала ты знаешь, или сразу догадаешься, – хмыкает Кэрдин, – аборты легализовали. Лучше предотвращать рождение того, кто потом будет люто ненавидеть тебя десятилетиями, скорее всего, при полной взаимности.
– Странно ты рассуждаешь. Насколько я знаю, ты была единственной и любимой дочерью.
– Крайне несчастной по множеству причин женщины. Я это очень рано поняла.
– На тебе сказалось, – хмыкает Софи,  ты отменная человеконенавистница. В чем то крайне похожая как раз не столько на Марину, сколько на Кэретту. Она наверное, в том числе и из-за этого тебя ненавидит. Насколько я знаю, все профессиональные твои идеи, подлежащие публикации она в целом одобряет. Дины тоже теми еще людоедками были, чуть ли не в прямом смысле.
Кэрдин усмехается весьма злобно.
– Те, кто жрут человечину по настоящему. Только они по-настоящему любят и ценят людей. Как гурманы хорошее мясо.
Софи хлопает в ладоши.
– Великолепно! Просто Марина номер один. И в чувстве юмора у неё вечный второй номер.
– Если она захочет в чём-то первой стать. – невозмутимо хмыкает Кэрдин, – в процессе образуется немало урн с пеплом. Уж в этом-то я уверена.
– Только если броня её ТТ выдержит снаряд «Дракона».
– Добрая ты, – хмыкает министр.
– Кто очень любит махать клинками частенько возвращаются с войны по частям.
– Повторюсь, добрая ты, неужто не знаешь. Многие Еггты были воинами, только убито в бою было меньшинство, в молодости – так и вовсе никто не погиб. Большинство, несмотря на боевитость умерли от старости в своих постелях. Рэдрия Хорт. Та, кто древняя была соратником, а не членом Дома, да и та погибла практически старухой, особенно по тем временам. Я чуть было не подумала. Что Марина суеверной стала, когда она себе решила собственную Рэдрию Хорт завести.
– Она нашим Домам не служит, – качает головой Софи, – хотя учитывая крайне положительное впечатление, произведённое ей  я Императрицу, я чуть было не заподозрила, она куда хитрее, чем кажется, так втираться в доверие нужным лицам.
– Так заподозрила или нет? – интересуется Кэрдин с непонятной интонацией.
– Всё-таки нет, мне кажется я разбираюсь в людях. Всё-таки, по степени своей болезненной прямоты это скорее аналог Динки, то есть такой тип человека, кто Маришке нравится. Конкретно Рэда – в несколько меньшей степени, чем некоторые другие. Хотя со стороны может сложиться несколько иное мнение.
– После подарка переходящей драгоценности из Императорской сокровищницы – в особенности. Я и сама прекрасно знаю, в таких местах девичья дружба частенько отличается повышенной нежностью. – Кэрдин разводит пальцы на обеих руках ножницами  и соединяет их, – некоторые вещи категорически отказываются меняться со временем. Теперь я могу решить, что Рэдрия эта к Осени в доверие к Осени втирается. Она хоть и менее статусна, чем Марина, но тоже человек с положением. Несколько позже совсем близко втереться сможет, – Кэрдин снова перекрещенные «ножницы» показывает.
– Не знаю, – качает головой Софи, – пока они обе проявляют достаточно здравомыслия. Да и Рэда ещё не утратила до конца ореола любимого литературного персонажа. Ещё у Осени сестрица есть, мне ровесница,  но ничем таким совершенно не интересуется. Подруги повышенной степени близости у неё отсутствуют. Мальчиков она сама опасается. Кажется, отчасти из-за происшествия с Рэдой.
– Окружающие очень часто последними замечают серьёзные происшествия. Знаю случай, родители последними узнали, Что у дочки перелом позвоночника, причём шейного отдела. Несколько дней ходила, мучаясь от каждого шага, приучена была не плакать, и на болячки не жаловаться. Подруга заметила – она как-то ненормально ходит. С друзьями чуть ли не за волосы потащили к врачам. Те сразу заподозрили X-лучами просветили – ещё и нескольких позвонков. Позвонили родителями... Оба у меня в ведомстве служат, семья нормальная, у отца боевые награды есть, только с внимательностью у них плоховато. И это весьма распространённое явление. Помнится и в вашей истории ситуацию с Мариной заметила я, а не отец с матерью или кто-то из персонала, впрочем они сразу отпадают, ибо там было сознательное вредительство. Ну ещё тебя детская наблюдательность не подвела. Но к твоему, или Эридиному мнению ожидаемо не прислушались. Причём, заметь, самой наблюдательной оказалась я, известная своей ненавистью к людям и маленьким детям в частности. Мой сиблинг меня чуть не убил, родился благодаря «сечению Дины» да и восстанавливалась я очень плохо. Всё-таки биология плоховато сказывается на связях людей из столь удалённых мест. Или мне банально не повезло. На юге даже я могла бы умереть из-за низкой квалификации врачей. У них ещё сто лет назад подобное сечение было признаком определённой квалификации, да и то, резали обычно мёртвую женщину, чтобы хоть щенка спасти. При живой – ы живых обычно оставался кто-то один. У нас же это сечение делать – уровень младшего и среднего медицинского персонала, даже не врачей. Впрочем, я уже говорила, на юге меня саму с таким-то происхождением скорее всего, удавили бы в колыбели. Это здесь статус таких детей всецело зависит от статуса матери, а у южан в то время ребёнок принадлежал законному мужу. И во вполне исторические время любого можно было приказать вынести, как нечто ненужное. Говорят, такое где у них и сейчас встречается, правда считается признаком глубокой дикости.
– И это ты мне говоришь, какая я добрая!
– Обе от одной злодейки происходим в итоге – беззаботно усмехается Кэрдин.

+1

16

– Обе от одной злодейки происходим в итоге – беззаботно усмехается Кэрдин, – я хотя и на все сто законная, на юге могла бы оказаться лишней. Да и двор мог оказаться заинтересованным, чтобы такой объём имущества мог стать выморочным, дочери там наследую с огромным скрипом. Тем более, когда могут найтись желающие оспорить статус. Рождённых в результате инцеста лишаю всяческих прав. Статуса с титулами – в первую очередь.
– Ты занимаешься придумыванием совершенно невозможных вещей, – качает головой Софи, – мы тут все трое прекрасно знаем о различиях в наследственном законодательстве.
– Это распространённое упражнение у юристов – пытаться решить прекрасно известный вопрос с точки зрения законов другой страны. Полезное упражнение для мозга. Кэретта в молодости любила на институтских диспутах так развлекаться. Даже я слушать приходила.
– По моему, вы обе тогда просто упражнялись в человеконенавистничестве, – смеётся Софи.
– Она — да, – поддерживает ироничный тон Кэрдин, – а я была зрителем. Впрочем, ЕИВ сказал мне незадолго перед подписанием договора, «Это хорошо, что она красивая злюка. Переживать о судьбе разных уродов не будет, и правом помилования злоупотреблять не станет».
– Совершенно верно. Она им в жизни не пользовалась, – кивает Софи.
– Думаешь, мне это неизвестно, правда был один отказ в крайне резкой форме. Причём вскоре после свадьбы. Счастье её не ослепляло никогда. Проводились бы публичные казни – точно бы присутствовала. Как Чёрный Еггт.
– Вас обеих послушаешь – совершенно вкус к жизни пропадает. Жить совершенно не хочется.
– Так не живи. Будто кто-то мешает! – совершенно беззаботно хмыкает Ягр.
Смеются все вместе.
– Нет уж, мирренскую концепцию, что какая-то часть человека бессмертна я не разделяю. То что экспериментально не подтверждено для меня и не существует. Людей умерло слишком много. Ни от кого не осталось ничего, кроме созданного ими и никто или какая-то его часть впоследствии не вернулся. Концепция, что некогда вернуться все, когда либо умершие – одна из самых больших бредятин, что я когда-либо читала. Притом воскрешение господа у южан один из главных праздников.
– Сейчас по логике вещей, этот день надо траурным объявлять. Или днём памяти каких-нибудь новомученников, – беззаботно хмыкает Ягр, – мы тоже прекрасно умеем в огненный шторм. И приурочили, так сказать, последний раз – в этом году. Религиозников, как самых тупых, сгорело больше всего. Были уверены – раз мы тот город не бомбим, значит господь его защищает. А мы всего-навсего ждали, это ещё и объект путешествий по святым местам, проводятся даже в военное время. Ждали, когда народу побольше соберётся. Церковники очень хорошо погорели,, ещё и самок со щенками множество сгорело. Маршал бомбардировочного командования даже сказал, «если удача от нас отвернётся, меня и ещё многих повесят без суда, даже не повесят, живьём разорвут за то, что мы почти каждый день делаем». На на деле, за налёт в день воскрешения, получил третью звезду. В их бомбардировочном командовании тоже многих ожидают виселицы. Некоторые уже приговорены. Может и приведём в исполнение. У них тоже хватает летающих в боевые генералов. В этом роде войск молодых больше всего.
Софи посмеивается в сторону Хейс.
– Ты вот нашей «добротой» поражалась. Однако, это у тебя, а не у кого-то из нас родственник хвастался нападением на крупный перевязочный пункт и уничтожением большого количества малобоеспособного личного состава и медицинского персонала. И ты его никак не осуждала.
–  Хм! А за что его осуждать? – невозмутимо замечает Хейс, – Он был на войне, уничтожение большого количества всех этих категорий военнослужащих они нанесли серьёзный вред противнику на этом участке фронта.
– Будь он у меня в подчинении, я бы и наградила его в зависимости от числа уничтоженных малобоеспособных солдат, их званий. Но главное – в зависимости от званий уничтоженных медиков.
– А он и так был у вас в подчинении.
– Скажи кто, даже если он подписки давал, то он их давал ведомству в моём лице. Я, конечно, не Чёрная Змея с Золоторогой, кто по именам знали всю Великую Армию до последнего обозника знали, но помню очень и очень многих.
Хейс с вызовом называет имя.
Кэрдин трёт подбородок.
– По материнской линии он у тебя. Подразделение особого назначения отдельной дивизии министерского подчинения, лично я его могла видеть его только на построении. За это нападение награждали отдельно, он проходил в общем списке. Чуть ли не из статута награды переписано, что они совершили. Но это именно так и было, переписано из донесений, не художественное творчество штабных.
Челюсть Хейс пребывает где-то в районе пола, настолько поражена. Откашливается.
– С детства думала, и я и все остальные, что он всё врёт, за что награды, и будто он известен министру,  то есть вам. Оказалось, правда и это.
– Как важно доверять людям! – иронично хмыкает Кэрдин, кивает Софи, – Кстати ваш Сордар, потопи он медицинский транспорт, особенно с грузом раненных, гордился бы этим даже больше боя с «восьмёркой» или Заливом. Тут бы был гарантированно нанесён крупный ущерб. Причём, крайне сложно восстанавливаемого личного состава. Врачей учить дольше всего, поэтому всё, связанное с медициной противника – одна из самых желанных целей для любого рода войск. За потопленный медицинский транспорт наградят как за линкор или тяжёлый авианосец. Причём не только командира, а все, кто имел отношение к потоплению. Как экипаж дальнего разведчика, кто поспособствовал, что командир ПЛ нашёл тот лайнер. Экипаж ПЛ тоже был награждён. Причём сразу, как гибель судна подтвердилась. Успел потаскать жестяную «Звезду» изготовленную ему экипажем до того, как вручили настоящую. Сейчас она в музей сдана.
– Сордар говорил у него такая же есть, тоже от экипажа. Только я не видела.
– Ты на Архипелаге была дважды. – хмыкает Кэрдин, – У него дома – никогда. Всё представляющее для него ценность он хранит именно там. Вот Марина не поленилась заглянуть. Только Херенокт, пожалуй, аналогичной награды не получит никогда, и дело не в том, что он не моряк. У Смерти вполне есть награда за торпедную атаку. Притом, осуществлённую ей лично незаконно добытой торпедой. Дело в том, что Херенокт наш большую часть жизни с дикарями воюет, а у них медицинской службой занимаются в последнюю очередь, тем более последние с нашей точки зрения по качеству люди – всякие колдуны, жрецы, да священники. Иногда даже мирренского бога. Так вот к таким у прагматиков вроде Принца, а теперь ещё и Принцессы Империи совсем другое отношение, чем к медикам. Их убивают только в случае глубокой личной неприязни. При войне в глуши основные участники очень много знают друг о друге. Предоставляют возможность сбежать и вернуться к своим обязанностям. В отличии от медиков, они никого в строй не ставят, а заняты гораздо более полезным занятием – превращают санитарные потери в безвозвратные, притом уверены, что заняты прямо обратным. Я читала «Отчёты» участников тех же событий, где эти двое отметились. При таких дикарских методах, что там при лечении применяются надо следить, чтобы там не появился человек, на самом деле разбирающийся в медицине, значит надо всеми силами беречь имеющихся. Чем и приходится заниматься по мере  и возможностей. Зачем нам стрелять, если местные «врачи» уничтожают чуть ли не больше, чем наши бойцы?
  – Медиков даже такого уровне временами местные убивают, – задумчиво замечает Хейс, – за то, что они болезни разносят.
– Наших даже не пытаются. Уже лет сто, – усмехается Софи, – ибо они в дикие места не ездят без батальонов охраны или наёмников. Доброе слово и пулемёт куда эффективнее нежели просто доброе слово.
Кэрдин загадочно хмыкает.
– Что я опять не так сказала? – сердито бросает Софи.
– Крайне двусмысленную вещь из другого мира, – задумчиво говорит Кэрдин, – о добре рассуждает зло в чистом виде, профессиональный преступник. Хотя, по сути дела, всё верно, добро должно с кулаками быть. Для того мы и сильные. Особенно в чужих землях.
– Южане с нами не согласятся, – саркастически замечает Софи.
– Заставим! – уверенно бросает Кэрдин, – Именно для этого мы все в текущий момент времени главным образом и нужны. Наша главная задача а– уничтожить их, всё остальное будет уже потом, у тех, кто доживёт.
– Поражает твоя вера в будущее!
– Основанная на объективных причинах, – хмыкает Кэрдин, – я видела множество смертей, послужила причиной многократно большего числа. Муки совести – нет, не мучают. Сплю хорошо, аппетит замечательный, – наполняет емкость и залпом опустошает. Софи и Хейс повторяют тоже самое. Принцесса за горло хватается, её возлюбленная и бровью не повела. Ягр ей кивает.
– Видно, из какого ты региона, у вас там пьют всё, кроме воды.
Хейс самодовольно ухмыляется, явно тоже научилась недостатками гордится.
– Гордость, «и с налёта, с поворота, по цепи врага густой ловко бьёт из пулемёта». Пулемётчик молодой! Отец твой, или кто-то из попавших в то время занёс сюда эту песню.
Прижилась как видишь! Я сейчас знаете что стала собирать? Мирренские сообщения о своей смерти. Я гибну при каждом крупном налёте и многих фронтовых операциях. Первый раз убили при самом первом налёте. Даже журнальная иллюстрация есть «Гибель Бестии». Южанин это выражение воспринимает, как «Смерть продавшей душу владыке зла». Я же очень веселилась. Специально на «голосе Империи» выступила, чтобы все убедились, что я жива и здорова. Через месяц убили снова. Потом ещё. Даже в Заливе я утонула. Вместе со «Славой» хотя что бы я на линкоре делала? Ч там уместна только в качестве пассажира, и не настолько люблю приключения, как твои братья, и не настолько люблю приключения. Точнее, элементарно постарела. Я я в и сама в молодости была била «и с налёта, с поворота по цепи врага густой». У меня множество умений, что отжили свой век, и стали бесполезными – одно из них управлять четвёркой боевых лошадей. Несколько лет на исторической части парада должны  были пройти эти пулемётовозки, как ЕИВ их называл «тачанки». Так что оказалось? Склады у нас огромные. Сами повозки и сбруя нашлись. Но не было уже личного состава, умеющего запрягать, даже в самых глухих земледельческих поселениях таких не было.
– У нас разведением лошадей не занимаются, соответственно их и не держит никто. – замечает Хейс, –  Все предпочитают перемещаться на чём-то с колёсами или гусеницами, а не с копытами. Лошадь состязание с мотором проиграла ещё в век пара.
– Стоп! – вскидывает руку Софи, – Но я же помню на параде эти тачанки! Нас с Мариной даже катали потом. Младшая всё порывалась пулемётом воспользоваться. Ей даже показали. Благо на полигоне была демонстрация. Как же вы решили эту проблему, тогда я не знала насколько она серьёзна. Не очень понимала, что кадры действительно решают всё.
– Приказ Верховного обязателен к исполнению, – хмыкает Кэрдин, – кавалерийских лошадей ещё разводят, в то числе и упряжные породы. В списке военно- учётных специальностей пока ещё числятся «ездовой» и «конюх». Ветеринары и так есть. Призвали глубоких отставников соответствующих специальностей, чтобы научили молодых. Некоторые, покрепче сами в параде участвовали. Все были очень довольны, что они снова нужны и вновь на действительной. Я тоже молодость вспомнила, я ведь по первой специальности кавалерист, и даже ходила в конные атаки. Правда уже тогда предпочитала бронемашины. Что век конницы уходит, мне было очевидно. Хотя я как и многие девочки, причём до сих пор, очень любили кавалерийскую форму, особенно драгунскую, тем более последние года существования, кавалерийские полки, хоть и назывались по-разному по-разному, но по сути дела, все были драгунами. То есть бойцами обученными сражаться и в конном и в пешем строю. С упором именно на пехотную тактику и хорошее освоение техники. Сама же знаешь – все формально драгунские и немногочисленные кирасирские полки были переформированы в танковые, прочие части – в различные механизированные соединения. Кстати, в каждом танковом полку даже сейчас есть несколько строевых коней – для личного состава, чтобы отсылать домой фото верхом. Кстати, при демобилизации или увольнении в запас танкист увозит домой какой-либо клинок. Их же много на складах пылится с первых месяцев Великой Войны. До сих пор не оприходовали имущество исчезнувшего рода войск.
– Имущество-то понятно, можно долго хранить. Но вот непонятно, куда делся конский состав. Там же были сотни тысяч, если не миллионы голов, – замечает Софи.
– Частично перевели в обозные и транспортные, но это не рациональное расходование недешёвого ресурса. Великая война была золотым веком паровых тягачей всех возможных мощностей. Даже буксируемая пятисот миллиметровая гаубица была. Для лошадей на таком фоне был один путь – пойти на тушёнку и колбасу. Ну, ещё на шкуры, кожа использовалась и используется весьма широко. Вы обе насколько я помню, зимой и осенью ходите в коже, у это форма.
– У нас в школе есть кавалерийские кони, – вспоминает Софи, – вроде даже учат верховой езде по уставу конницы.
– Я этих лошадей в своё время обходила десятой дорогой, – вспоминает Хейс, – побаивалась их. Вон зубы какие – ну как куснут, и копыта – если ногой ударит – может убить. Я когда маленькая была, была уверена, что вся скотина идёт на мясо, шерсть и кожу, больше ни для чего её использовать нельзя. Ну собаки ещё сторожить умеют, но опять же есть и съедобные породы. Да что говорить, прогулочную карету и строевых лошадей я впервые увидела в Столице. Даже подумала, что это вывели на прогулку животных из зверинца. Слонов и полосатых лошадей я в городе видела, те точно из зверинца были. Подумала и эти такие же. А что выгуливают не в поводу, а верхом – может так удобнее. Верхом на свинье даже я в детстве ездила. Были даже шуточные сёдла и тележка. Свиньи вообще-то довольно умные животные
– Лошади тоже неглупые, – усмехается Кэрдин, – и в отличии от свиней никогда не жрут человечину, хотя да, могут иногда пальцы на руках откусить, и да ты права, вполне могут убить копытом.
– В колбасе, да консервах, лошади мне как-то больше доверия внушают. – усмехается Хейс. – Да и в атаку лучше идти на бронемашине, да и рации куда удобнее под бронёй, нежели во вьюках. Бензин сейчас в самой дыре из дыр найдёшь.
– Уже идут работы над многотопливными двигателями. Частично удачные. В них хоть самогон заливай. Только такого зверства сами танкисты не допустят. На моей памяти у парочки ромбов безбашенных моторы замёрзли. А почему? Спирт из системы охлаждения двигателей выпил личный состав. Причём им было положено пайковое спиртное, но под рукой нашли только это. Я недоумков хотела расстрелять за порчу машин. Но соглашение о прекращении огня в тот день заключили. Настроение хорошим было у всех. В том числе и у меня. Недоумкам повезло. Остались живы. Скорее всего, даже при наградах. Танкистов было мало тогда. Лично я тогда больше на бронепоезда ставку делала тогда. Пусть он привязан к путям. Но зато может сразу высадить десант до батальона. Сама несколько раз важные объекты в составе десанта захватывала. Поезда тогда превосходили танки в подвижности, но уже тогда с танков стали вооружение снимать, оборудовав для перевозки пехоты. Хотя уже на поле боя всё так бывало перепахано снарядами, что только танк и мог передвигаться. Кстати и сейчас на основных шасси иногда башни снимают – делают транспортёр для пехоты. У кого броня как у базового танка. И машина может атаковать вместе с танками. Пехота от них не отрывается. Другое дело. Что так возят только самых опытных пехотинцев. Мы ещё не наладили выпуск таких машин в достаточном количестве.  Трудоёмкость и стоимость изготовления ненамного меньше танковой.

+2

17

Кроме юрятины ничего в голову не лезет...

Глава 5

Последнему дню чего-либо, а данном случае лета и каникул одновременно почему-то явно придают неоправданно большое значение. Как правило отмечается, тем более все сейчас в школе. Правда на этот раз почему-то все все решили отметить вдвоём – втроём или маленькими группками. Интересно, с кем разноглазая собирается последний день проводить? Вряд ли она много народа соберёт. Специально решила подождать подольше. Чтобы соня Эр точно успела приготовится.
К разноглазой Марина так и обрела привычку стучаться. Или  звонить, что придёт. То же и к Соньке относится, но та предпочитает развлекаться в других местах. В теории то же могла бы сделать и Эрида, но ей в своей комнате уютнее всего на свете.
К некоторому удивлению, Эр одна, но явно кого-то ждёт. Надо же, столик сервировала считай профессионально. И Эр точно кого-то ждёт всё полупрозрачное с кружавчиками, просматриваются одни ниточки с завязочками, такой стиль белья очень любит разноглазая. Всё не столько прикрывает, сколько подчёркивает, всё что нужно и не очень. Марина сначала подумала, что разноглазая так вообще для мальчика какого-то разоделась. Не сразу тугодумие Марины подсказала, кого именно Эр поджидала. И что она дождалась. Разворачиваться и убегать, хлопнув дверью смысла вроде нет. Даже есть лёгкий интерес, как Эр будет действовать, когда одна.
Обниматься и целоваться разноглазая не лезет, хотя Марина внутренне была настроена на подобные её проделки ибо знает, как Эр любит подобное. Но проворные пальчики несколько неожиданно начинают расстёгивать пуговицы рубашки Марины. Остаётся только помочь снять. Вслед за рубашкой, Эр расстёгивает лифчик, благо у Марины модель с застёжкой
спереди.
Эр неожиданно опускает руки. Шепчет. Так и держит в одной лифчик.
– Можно я и дальше тебя раздену? Совсем-совсем? А потом ты уже когда безо всего будешь разденешь меня. Я очень люблю такое.
Марина хмыкает. То она не знает, что разноглазая любит, особенно из происходящего за закрытыми дверями.
– Разрешения обычно спрашивают до того, как что-то начинают делать. А не после. Хотя, как в таких делах обычно бывает наоборот. Ту уже сделала полдела. Заканчивай уже...
С тебя же самой, для чего угодно, где одежда обычно не нужна, можно совсем ничего не снимать.
– Ну пожалуйста. Мне так нравится...
– Больная ты.
– К тому же я не видела. Когда на тебе только чулочки. Особенно сзади не рассмотрела...
– Сказала уже, больная ты. И озабоченная.
Эр явно настроена строго на определённое взаимодействие, а не на творчество.
Держит за руку. Шепчет.
– Пойдём в душ вместе. Я очень люблю с кем-нибудь, - мечтательно щурится удивительными глазами.
Именно здесь, в этих стенах у Эр полностью отключились и так неважно работавшие тормоза, вырвалась наружу самая дикая и первобытная страсть, впрочем и с Мариной произошло что-то аналогичное. Страсть помноженная на безграничное доверие друг к другу, когда возможно всё, всяческие сомнения полностью растаяли.
Лежат утомлённые, усталые, счастливые, крайне довольные друг другом. Эрида всё, что ей нравится делает крайне увлечённо и самозабвенно. Ей важно не столько получить удовольствие самой, сколько подругу довести до вершины блаженства. Притом неоднократно...
Эр даже говорила про бесчисленных «Подруг» классического периода и современности, где именно подруги изображены. А где – влюблённые друг в друга девушки. Марина подобные заключения делать не взялась, бы, хотя видела не только все произведения Эриды, но и многие излишне откровенные работы Софи,  в основном двум образам посвящённые. Говорила за такое и сейчас южане дали бы большой срок. Сестра только смеялась. Спрашивала, что бы сделали с Эр.
«Как обычно придумали бы что похуже – отправили бы лечить принудительно с прямым воздействием на мозг хирургическими инструментами, и общим на тело сильными разрядами тока! Южане не меняются, люто женщин по-прежнему ненавидят, несмотря на то, что со времени последнего сожжения заживо ведьмы сменилось три эпохи. Для Эр бы из-за откровенности и сейчас бы сделали исключение. И статус бы не спас».
На Эр, кроме прекрасно известного древнего браслета присутствует нечто новенькое – подвеска в виде довольно длинного массивного стержня на золотой цепочке. Совершенно никак не украшенный. Нечто странное, обычно у разноглазой гораздо лучше со вкусом, все украшения достаточно причудливые.
– Это что у тебя такое? Раньше не видела. Новая мода столичных ювелиров? Обожают они драгоценные металлы переводить на глупости.
– Не совсем! – Эрида загадочно закатывает глаза. –  это не они придумали, а я. Хочу, чтобы одна из моих любимых вещь всегда была поблизости, но одновременно никому, не видна. – поймав недоуменный взгляд Марины тут же сообщает, понизив голос, – это чтобы себя можно было порадовать.
– Эр, ты как всегда – выставляешь га самое видное место, то что у большинства лежит если не в самом дальнем, то во всяком случае надёжно закрытом ящике.
  – Он на аккумуляторах. И может подключаться к сети. – зачем-то шепчет разноглазая, по обыкновению добавив, – У меня ещё такой есть, если хочешь, возьми себе.
– Предпочитаю более традиционные конструкции. Да и душ меня более чем устраивает для ярких ощущений. Что недавно и проверили вместе.
Эр только загадочно улыбается в ответ. Марине же не слишком весело. Хотя у разноглазой на предмет этих самых ярких впечатлений просто не существует запретных тем. Она у островитянок набралась, или наоборот – теперь уже не разберёшь. Скорее всего влияние было взаимным. Эр ведь наверное все летние ночи провела в обществе кого-то из дочерей Архипелага, поначалу ещё и не с одной одновременно. Это со временем ограничилась одной Крионо. Да и то тяга к разнообразию была сильнее Эриды.
– Говоришь, эта твоя подвеска на самом деле, для доставления себе удовольствия... Знаешь, форма крайне не реалистична. Длина... Согласно, бывает и короче. Но вот толщина... Совершенно никуда не годна.
– Где ты так успела форму и содержание изучить?
– В учебнике «физиология человека» и в отделах скульптуры Музеев Старой Крепости и Имени Его Императорского Величества. Предки были большими реалистами. Пропорции прекрасно умели передавать. Ты, конечно, анатомию знаешь лучше меня. Но на проценты, а не в разы. Это тебе нравится предмет незначительно больше твоего собственного пальца. То же что подразумевается – значительно больше, особенно в напряжённом состоянии, хотя  не литературным языком тоже тоже иногда пальцем зовётся.
– Я знаю. Мариночка, а ты не хочешь ещё кого-нибудь позвать? Втроём, вчетвером или ещё как ведь гораздо веселее...
– Нет, на сегодня мне твоего общества более чем достаточно. Разнообразие тоже иногда неплохо. И я не очень хочу знать на ком ты остановишь свой выбор, ещё меньше хочу знать, с кем ты, озабоченная ещё не успела.
– Так ты же будешь выбирать... После меня тебе тем более не откажут.
– Ну и логика! – фыркает Марина.
Эрида, как обычно, понимает по-своему.
– Знаешь из наших с зимы я только с Рэдой не была больше, новых ещё не рассмотрела как следует но с Осенью нельзя ещё.
– Совсем больная! – хотя на деле Марине плевать, будет ли Эр какие-то шаги в направлении маленькой принцессы предпринимать. Та. Как говорится из молодых, да слишком уж ранняя. Во всех смыслах. Интереснее, как раз поведение Рэды, пока вопросов не вызывающее. Но в лучшую сторону со временем только вино меняется, но никак не люди. Эр уже привычно смотрит сверху на Марину. В глазах – уже привычные безуминки пополам с предвкушением. Где Эр находит столько сил и энергии? Протянув руку шепчет.
– Мариночка, я хочу у тебя на коленях лицом к лицу посидеть. Очень люблю когда так глаза в глаза.
На некоторое время слова становятся не нужны. Ясно, что разноглазая находит в телесных контактах, Марина во многом разделяет её интересы. Возражает только против степени интенсивности, но Марине Эр уступит всегда. Вполне приспособились к темпераменту друг друга.

    *     *    *

Лежат в объятия друг друга. Эр ещё стремится прижаться посильнее всеми возможными местами. Постоянно лезет целоваться. Болтает нежные глупости. Не то чтобы неприятно было, скорее наоборот. Как и большинство девушек, Марина на подсознательном уровне видит, если у кого-то тело совершеннее, нежели у неё. И это именно Эр, тело у неё даже лучше нежели у Соньки. Понятно, Эр не Софи сознательно избегает физических нагрузок. Впрочем совсем слабенькой её не назовёшь, изрядно изнеженной – это да. Не так давно за несколько часов сравнила её и Отинг. Та куда крепче не только Эр но и большинства островитянок, хотя это-то как раз понятно, они-то танцовщицы. Она моряк. Хотя росли в близких условиях. Сказался род деятельности. Хотя островитянки в большинстве довольно сильные, хотя для Эриды это скорее недостаток нежели достоинство.
Эрида откровенно нежится в объятиях. Кажется ей даже приятен чуть уловимый оттенок боли связанный с силой Марины. Сама она умеет прикасаться только исключительно нежно. Притом пару раз очень вежливо говорила Марине, что подруга грубовата,  и просила её быть понежнее, но на деле дело было в физической силе и некоторой резкости Марины. Боль никому она причинять не хотела, разноглазой – в особенности.
  Марина лежит, позволяя разноглазой делать всё, что ей хочется, а хочется Эр главным образом того, чтобы им какой уже раз за сегодня стало хорошо. Причём Эр своеобразную игру придумала затратить минимальные усилия. Может и получиться. Марине очень очень хорошо даже почти без прикосновений к её любимым у других местечкам. Много раз говорила как ей нравится кого где трогать. И не только. Кроме Динни ей никто не отказывал, да и самой Марине начал нравится такой вид взаимодействия. Пусть и напоминает погружения в сладкую вату. Оказаться погружённым в абсолютную ласку и нежность оказывается совсем неплохо. Для подобных чувств Марина достаточно взрослая, а собственных границ разноглазая больше не пытается. Правда, если что с другой стороны захочется нарушить разноглазая не станет препятствовать, и даже посодействует. Оэлен не даст соврать, все остальные далеко. Но если попросить, Эрида картинки покажет. Может даже прямо сейчас. Любит после взаимодействия смотреть как с другими взаимодействует.
Ещё для Эр важно, что они сейчас именно здесь. Для Эр важно, что значимые события проходят в одном из мест, что она считает домом. У неё почему-то особенное к таким местам отношение. Марина готова считать домом любое место, гле есть гвоздь чтобы повесить куртку и мешок с вещами.
Но в общем-то так, как сейчас с Эр гораздо лучше. Пальцы и губы, ласкающие до высшие точки самые разные части тела, те же пальцы, угощающие чуть ли не всем комплектом вкусностей для свиданий. Совсем детские просьбы вовсе не по детски приласкать разноглазую. Собственные просьбы-пожелания сделать ей то или иное.
Эр соглашается, но в конце заявляет. Причём с заметно погрустневшей рожицей, что резко отличается от её настроя совсем недавно.
– Мариночка, это для тебя не чувства, а приятная игра...
– С приятными людьми, да с установленными правилами. почему бы и не поиграть, особенно без взаимных обязательств. Ревность очень плохо выглядит.
– Почему ты такая зануда?
– Просто потому! – Марина ловко переворачивает разноглазую на спину. Та совершенно не сопротивляется. У Херктерент совершенно пропадает большая часть фантазий. Ограничивается поцелуями. Эрида лежит с довольной рожицей прикрыв глаза. Вот Марина не слишком довольна.
В итоге разноглазая снова над ней оказывается. Кроме разноцветного взгляда, Марина пытается рассматривать отражения в зеркалах. Накануне Эр вызвала строительных рабочих из «Сказки» её кровать стоит между двух шкафов. Зеркал на дверцах ей показалось мало теперь по зеркалу на каждой внешней стенке к кровати обращённой. Одно на стене комнаты. Одно на противоположной, самое большое на потолке. Марина жалеет, что не проверила нет ли ещё одного под кроватью. К ощущениям такие виды добавляют немало, хотя поле зрения частенько сужено до разноцветного взгляда.
Хорошо ещё Эр на первом году обучения отказалась от предложения отца откупить у школы один из жилых корпусов и оборудовать как жильё только для Эриды. С возвратом здания на баланс школы после выпуска разноглазой. В итоге ограничились заменой дверных ручек и кранов в ванной на варианты, разработанные для левшей. И то, поменяли только тем, кто выразил подобное желание. Впрочем сама Эр как подозревает Марина, смогла развить у себя обоерукость. Она и в детстве правой владела куда лучше, нежели Марина левой. Сейчас новую способность использует в основном, чтобы вызывать очередные восторги в свой адрес.
Поверх зеркал уже успела наклеить весьма откровенные изображения своих подруг, в самых разных техниках выполненные причём, как школьных, так и с Архипелага, плюс любимой самой себя. Собственных изображений Марина не обнаружила. Крионо есть, но в меньшем объёме, чем можно было бы ожидать. До потолка не успела добраться сама разноглазая. Впрочем она сумеет так человека изобразить, что она смотрится лучше всего при рассматривании снизу. Может не сделала ещё никого в таком стиле? Во всяком случае, плафоны и панно в «Сказке» во всяком случае до лета не планировала менять на что-то своего авторства. Тем более, большая часть плафонов и так в любимом ей стиле, с обилием обнажённого женского тела.
– Эр, я надеюсь, собственных изображений я у тебя на стене. Или где-то в другом месте не увижу. – точность – не лишняя предосторожность при общении с Эр не лишняя предосторожность. Если чего-то отдельно не уточнять Эр именно так и сделает. А любоваться на собственную задницу на потолке Марине совершенно не хочется.
– Ты сказала – я услышала, – кивает разноглазая, теперь можно не сомневаться, именно так и будет, – про Софи что скажешь?
Марина с показной усталостью зевает.
– Там задница или иная часть тела Соньки, не моя. Соответственно у неё и спрашивай! – вредно заканчивает Марина.
– Я подумаю, – без выражения сообщает Эр, снова закидывая ногу на бедро Марины.

    *      *     *

Сидят у столика, завернувшись в полотенца. Теперь можно и вкусному с крепеньким должное отдать, тем более Эр прекрасно знает вкусы Марины. А Херктерент уже в высшей степени всё равно, где она сегодня спать будет. Тем более и Сонька в городе сегодня ночует. Понятно, где и с кем. Так что, на этом фоне Марина совершенно не выделяется. Тем более Эр – подходящая во всех смыслах, начиная от статуса, и заканчивая великолепным отношением к самой Марине. Тем более Эр плохо чьему-либо влиянию поддаётся. Но это скорее на будущее важно. Хотя один человек, занявший немалое место в причудливых мозгах разноглазой уже имеется. С другой стороны, ничего способного бросить тень на Крионо и Отинг заодно не найдено. Отинг, кстати, на соседней стене имеется? Разноглазая Марину подразнить хотела своим первенством? Нет, на Эр не похоже, хотя быть первой она и любит. Но свидание, причём именно у себя, решила именно с Мариной устроить. Хотя в претендентках недостатка нет. Марина решила сыграть по правилам разноглазой. Тем более с ней было вполне хорошо. Похоже Эр неплохо сумела неплохо своих прилипалок выдрессировать, раз ни одна из них не попыталась носика сунуть, хотя в прошлом году кто-то из них у Эр была постоянно. Но тогда же Эр старательно доводила до сведения каждой, с Мариной у неё сильно особые отношения и чьего-либо носика в них разноглазая не потерпит. Причём это было сказано крайне убедительным тоном,  каким её отец наверное распоряжался о фронтовых операциях. То есть все всё поняли. Марине ещё лучше – все смазливые рожицы остались целёхонькими.

+1

18

Сила Отинг и Крионо, не слишком приятно поразившие Эр особого удивления Марины не вызывали. Береговое командование – тоже флот. Тяжелого там хватает, да и короба со снарядами даже для тридцаток весят немало. Потаскай такое несколько месяцев, пусть в основном и на учениях – тут и не такие мускулы нарастишь. Тем более, во флоте на питание личного состава, этот состав никогда не жаловался. Да и Эр силой девушек, особенно Отинг где-то и довольно была. Говорила, сильного можно просить о таком, о чём не решается просить большинство Островитянок, или Марину. Притом сама Херктерент с силой или гибкостью у неё не хуже, чем у Отинг или Крионо, она сама не хочет углубляться в бездну фантазий разноглазой. Предпочитает иметь дело с тем, что само оттуда вылезает... До некоторых вещей она бы точно не додумалась, а смотреть как Разноглазая с Крионо время вдвоём проводят она никогда особо не стремилась, хотя приглашали многократно. Вот с ловкостью и гибкостью у Эр точно лучше чем у неё. Правда всё это исключительно в одной, правда весьма немаловажной сфере применяется. И не то, чтобы всё совсем уж не понравилось. Эр любит бездельничать, но если уж что-то делает, то делает это исключительно хорошо.
Впрочем, и с Мариной фантазирует достаточно, при этом почему-то изрядно преувеличивая хрупкость Херктерент. Фантазии оставались фантазиями процентов на девяносто. Впрочем, в основном из-за того, что сама Марина не изъявляла желания попробовать. В итоге так и не попробовала ни с Эр, ни с кем-либо ещё. Хотя сама разноглазая тут же была готова реализовать всё, что предлагала Марина, ни в чём не отказывая. Хотя её «нет» Марина услышала бы сразу. Впрочем, не очень было ясно как некоторые свои фантазии Эр реализовывала даже с сильной и ловкой Крионо, и много, по мнению Марины было за пределами возможностей человеческого тела. Впрочем, у Островитянок с этими возможностями, как правило лучше чем у континенталок. Связано это с поеданием с раннего детства большого количества рыбы и морепродуктов, или с чем-то другим, Марина судить не берётся.
Эр мурлыкает:
– Всё-таки по настоящему красоту и совершенство женского тела может оценить только  другая женщина.
– Угу. Только большинство известных женских изображений женщин почему-то созданы мужчинами, включая твоих любимых «Подруг», – хмыкает Марина.
– Не так важно, кто прекрасное создаёт. Художников-женщин тоже немало, грэдок в особенности. И я хочу, чтобы прекрасных изображений было как можно больше!
– Не намекай, я позировать не в настроении, даже если ты снимки собралась делать.
– Да я и не прошу, я только-только посмотреть на тебя хочу... Без полотенчика...
– То не насмотрелась. Можно подумать, только на меня.
– Не только, конечно. Но на такое смотреть можно до бесконечности.
Марина нехотя поднимается. Сбрасывает полотенце.
– Не поворачивайся, – шепчет Эрида, – ты с этой стороны совершеннее всего.
– Не перехваливай.
  – И ещё, так мне не видно чем ты сейчас занята.
В ответ только стон Эр. Отвечает не сразу.
– Нет, правда. У тебя самой совершенной формы ягодички из всех, какие я только видела.
– Что-то когда я ими на у тебя на коленях оказывалась, ты пыхтела, что тяжело.
– Что-ты, что ты нисколечко-нисколечко не тяжёленькая, Мариночка. Лёгонькая, как и должна девушка быть. Просто, именно для меня вес слишком большой. Но когда лежишь на мне такой тяжёлой не кажешься.
– Когда на коленях, и когда на тебе –  разная площадь соприкосновения. Соответственно и нагрузка на квадратный сантиметр меньше, – беззаботно хмыкает Марина.
– Какая же ты иногда... В том числе и за это мне и нравишься... Во всех смыслах.
– Сказать сколько раз я давала по органам, что у тебя отсутствуют тем кто на мою задницу слишком засматривался?
– Думаю, там не одной девочки не было, а ведь твои формы нравятся и им.
– Мне хватает тех, кто есть. Некого сверх мне не надо.
– Из местных это Дина и Коатликуэ?
– Даже особо не хотела, во многом само получилось. – показывает большим пальцем за спину. – Вблизи тебя по-другому быть не могло.
– Почему у тебя я всегда виновата?
– Когда я тебя в чём-то обвиняла? И сейчас не обвиняю.
– Коатликуэ и мне нравится. Такая старательная. Телом словно ребёнок и одновременно полностью взрослая..
«Словно ребёнок» Марина предпочитает мимо ушей пропустить. Далеко не про все выходки разноглазой на Архипелаге она хочет знать. Уж слишком довольными были мордочки Вьюнка и Актинии. Но Марина не привыкла нос под чужое одеяло засовывать. Здесь же Эр тупо ещё не успела как следует разгуляться. Но судя по происходящему, год обещает быть крайне нескучным.

–  Любовь без стремления к близкому контакту так не может называться. Это какое-то больное изобретение южан вроде «любви небесной». Я думаю. Зимой пригласить в «Сказку» и островных девочек и школьных. Пусть познакомятся. Всех вместе их голенькими увижу...
– Угу. И не только увидишь. – хмыкает Марина, чувствуя, что Эр стоит сзади, поглаживая её зад – свою любимую у Марины часть тела. Разноглазая легонько шлёпает, – А как же Крионо?
– Я сколько раз тебе пыталась объяснить. Крионо для любви, ты права, по-настоящему любить можно только одного человеку. Все остальные для принесения радости. Мне и друг другу.
– Не вижу особой разницы.
Эр вздыхает.
– Любовь это обязательно что-то большое. Прекрасное и совершенное. Как твой задик. Сушествовать может только в единственном экземпляре. Радостью делиться можно со многими, иногда с несколькими сразу, – намёки у Эр иногда тонки и изящны, а иногда толщиной с якорную цепь «Владыки». – Я Крионо ничего не запрещала. Знает, что иногда развлекаться можно и с другими. Но близкая она только моя, а я её. Жаль. У тебя с Отинг не вышло. Она тоже очень-очень хорошая. И думает, что любит тебя. Напишет – ответишь?
– Отвечу. Мне в будущем много куда придётся писать. Практика лишней не будет.
Голова Эр на плече Марины. Плотно прижимается, обнимая. Херктерент даже интересно, что ещё придумает эта выдумщица. С ней всегда что-то новое узнаёшь. На всякий случай, накрывает её руки своими, ограничивая движение. Как ЕИВ выражается на родном языке, «доверяй с осторожностью». Тем более она намного сильнее Эр, да та совсем уж слабенькой только притворяется.
   Эрида пока ограничивается горячим шёпотом прямо в ухо.
– Я люблю Крионо, но вижу ничего плохого, чтобы хорошо проводить время с тобой. Или Коатликуэ. Это она считала, что я веду себя очень... как это она выразилась – греховно. Но самая я очень хорошая. Чуть ли не лучше всех, кого она в жизни видела. Почему-то была уверена, что девочка с девочкой нельзя совершенно, я уже видела таких, но у неё в особо острой фазе было. Но я смогла убедить. Что это – самое прекрасное, что только может между людьми происходить. Смогла её уговорить. Змеедевочке понравилось... Если получение удовольствия не причинят никому боли. И не наносит вреда, то что в этом может быть плохого? Она и так с Диной по грани ходила. Я только помогла им эту грань перейти и по настоящему прочувствовать друг друга.
– Заодно и самой прочувствоваться, – шепчет Марина, говорить хочется всё меньше, водить Эр руками по телу она и так не препятствует. Эр прикосновениями умеет возбудить.
– К тому же, сама знать должна, у Коаэ всё прекрасно получается. Она всегда стремится оставить партнёршу очень довольной... И и в рисунках своих нафантазировала на эту тему. Женщина с осьминогами, притом сразу двумя или тремя. Сама знаешь, конечность достаточно, чтобы использовать во все физиологические отверстия. Одна из тварей ещё клювом сосок сжимает, А часть конечностей использовано не только для проникновения но для удержания, причём второй осьминог только ласками занят. В общем наша змеедевочка как всегда. Причём использованы естественные отверстия, а не проделаны новые. И по сюжету всё происходит добровольно. Некоторые на самом деле любят, когда их связывают. У меня даже игрушки такие есть. Не хочешь попробовать?
Марина в достаточной степени даже сейчас здравомыслящая, чтобы сказать «нет». Ограничивать свою свободу передвижения она не позволит никому. Даже безобидной Эриде.
– Ну тогда посмотреть приходи. Может, вживую увидишь – больше понравится. Я специально позову кто особенно такое любят. Я и сама не против иногда. Ощущение полной покорности и зависимости так пьянит.... Все ощущения гораздо сильнее. Мне так хорошо  нечасто бывало.
– Ну. А я чтобы опьянеть предпочитаю пить крепкие напитки. А почти всё, что бы себе или другой доставить удовольствие у меня природой предусмотрено.
– Не совсем правда. – замечает наблюдательная разноглазая, – ты в душе очень любишь, я и слышала, и видела. А и штука как у меня на шее у тебя тоже есть.
– Как и почти у всех, – хмыкает Марина, – мы всё-таки не мирренки, у них раньше вообще касаться себя там под запретом было. Да и вообще, девочки взрослеют раньше. Думаешь, я с подушкой развлекаться не умею?
Эр легонько целует её в плечо.
– Я и не сомневалась. Что ты у меня очень-очень умненькая.
Следующий поцелуй уже в кровати Эр происходит...

                       *      *      *

Марина лениво играет с распущенными волосами разноглазой. Голова Эр покоится на  груди Херктерент. Эр тоже занята одной из любимых в последнее время игр – с чьим-то грудями. В данном случае – Марины. Когда глаза вверх вскидывает, рожица настолько умильная, что даже у Херктерент слов не находится. Хотя поднятой эта рожица оказывается от её соска. С чьим-либо телом Эр способна забавляться пока не прогонят. Тут уйдёт по первой просьбе, другой дело прогонять её только Марина в состоянии, но та сейчас не в настроении говорить что-то резкое.  От уже тяжеловато, слишком долго лежит, но пока скорее хорошо нежели неуютно. Да и довольно редкое для Марины состояние, что можно описать одним словом. Херктерент лениво. Но совершенно не сонно. Хотя некоторая приятная усталость ощущается. Но в это время дня Марина не спит с раннего детства. Да и соня Эр больше играться настроена. В процессе игр, нашла у Херктерент гораздо больше чувствительных мест. Нежели знала сама Марина. А общем-то понятно, почему после встреч с разноглазой не бывает недовольных.
Марина только относительно недавно окончательно поняла, почему из-за определённого вопроса люди так сходят с ума. Чтобы она там раньше не придумывала, данный вопрос и её касается, только с аспектом она окончательно не определилась, разноглазая говорила, чаще всего это происходит позднее, причём под влиянием внешних обстоятельств. Как у неё бывает в меньшим проценте случаев. Самым худшим, после безусловного лидера – не добровольного. Бывает за компанию с кем-нибудь, или как выигрыш или проигрыш. Тут по грани Сонька во Дворце Грёз прошла.
С разноглазой даже начинаешь лучше южан понимать. Главная задача их самок – производство щенков, причём даже не для себя, а для брачного партнёра, кто до недавнего времени имел на них все права, самка не имела никаких. Причём зачастую была ещё безграмотной, пригодной только для одного. Причём тут Эр? А с появлением таких даже мирренки могут узнать, что можно получать удовольствие, а не выполнять какой-то там долг. В удовольствие нет ничего постыдного. А многие мирренки даже в довольно взрослом возрасте не знали как дети появляются. Более того, не знали как можно трогать себя. Более того, считали это чуть ли не преступлением, во всяком случае, весьма вредным для здоровья. Более того, перекос в этом направлении шёл от образованных слоёв населения вниз. Там читать в большинстве не умели, и продолжали обеспечивать стабильный прирост населения. Да и исполнявшие долг часто имели двуногих поросят как не всякая свиноматка. А любимые Эр развлечения полностью решают эту проблему. Тем более всё тоже самое удовольствие можно получить и от близкой подруги. Столь часто встречающиеся в литературе и жизни  совместное проживание молодых мирренок, вроде бы подруг. Или что одна из них хозяйка а вторая прислуга на деле обусловлено именно этим.
– Жаль, что я в прошлом году не видела, как ты в прошлом году танцевала с островитянками. Нагие... Среди огней. Это так пьяняще...
– То ты в этом году не насмотрелась, – зевнув, хмыкает Марина.
– То другое... Я и не знала, что ты можешь как они.
– Ну могу. Заняться в конце того лета всё равно нечем было. Их всё поражало, какая я гибкая. Ну и взяла несколько уроков. Их умения из тех, что лишними в жизни не бывают.
– Жаль я никогда не видела. Как ты так танцуешь.
– И не увидишь. Этим танцам обязателен зритель. А в зале совсем не обязательно только ты окажешься. Моё тело – не для лишних глаз. Не волнуйся, твои к ним не относятся. Смелости у меня предостаточно, но она иного рода. В зале ведь может быть не только ты.
– А зимой, или в свободный день в «Сказке» сможешь показать?
– У тебя же множество знакомых профессионалок. А я так... Развлекалась.
– Но ты ведь у меня одна. И хочется видеть то, чего ещё долго никто не увидит.
– Потом посмотрим. Да и насчёт «одна», – Марина хитро щурится, – знаешь, скольких я перечислить смогу?
– Самая лучшая. Притом с самого детства.
Эр положив голову на локоть откровенно продолжает любоваться Мариной, будто на её теле осталось что-то неизведанное неутомимой разноглазой. Обратное, в общем-то тоже верно, только у Марины любопытства было поменьше. Но сейчас этот взгляд слишком уж предвкушающий, несмотря на всё. Что уже было между ними сегодня. Слово «усталость» Эриде словно не известно, готова продолжать и продолжать до бесконечности. От избытка эмоций уже и смеялась, и плакала. Но всё равно. Готова продолжать и продолжать до бесконечности, будто чего-то не испытывала ещё. Словно у Марины есть ещё какие-то сюрпризы. Хотя Херктерент свою фантазию вычерпала досуха. Пробовали какие-то идеи Эриды. Что-то нравилось, что-то не очень, а она всё находила и находила новое. Причём, всё раньше было на ком-то проверено. Для Эр хуже ночного кошмара было бы если бы Марина что-то не одобрила.
Хотя мозги у Эр чрезвычайно шаловливы. Все остальные части тела склонны озорничать в куда меньшей степени. Хотя и степени этой тоже достаточно. Марина не на все идейки соглашалась. А Эр тут же генерировала новые взамен отвергнутых. Там степень допустимости была гораздо выше. Иногда. А временами гораздо ниже. Причём разноглазая во всех случаях знала о чём говорила. Ничего непроверенного на Марине она испытывать не станет. Летом уж очень старательно испытания занималась. Здесь ещё толком развернуться не успела, времени слишком мало прошло. Сумела оттаять от полупридуманных чувств к Софи. Ибо Эр с её непредсказуемыми мозгами... Отношение к Соньке напоминает теперь взгляд на древнюю картину или статую: нечто невообразимо прекрасное, но изображённого человека не увидишь никогда. Так гораздо спокойнее. Всем, и в первую очередь Марине.
– Ты словно на границе, где сила и нежность переходят друг в друга, – мурлыкает Эр.
– Ага, добро с кулаками, – хмыкает Марина.
– Марина, твои шутки... – хмурится разноглазая.
– Просто светятся весельем и остроумием! – во все тридцать два скалится Херктерент.
– Почему ты так любишь свои кулаки поминать? Не так уж часто ты их в дело пускаешь. Я же в своё время сдуру натравила тебя на Рэду...
– Это когда ещё было! – пожимает плечами Марина, – Да и ведь хорошо всё в итоге кончилось. Как раз для Рэды чуть ли не лучше всех. Благодаря мне полностью благородная, из-за своих баллонов – почти член Великого Дома, притом совсем не так, как это обычно из-за баллонов получается. Хотя получилось именно из-за них, точнее из-за их описания.
– Но до этого у Рэды всё чуть было не кончилось совсем-совсем плохо. И это тоже косвенное следствие столкновения с тобой.
– Сама виновата! Если Приморская, а плавает чуть получше собственного топора – лезла бы в воду только там, где есть пост спасателей. Или бы из бассейна не вылезала, где ещё один пост – штатный. Я всюду лезу потому что в себе уверена. Нет этой уверенности – нечего и мне подражать.

+2

19

Судя по блеску в глазах, разноглазая что-то придумала. Марина ожидала чего-нибудь в обычном стиле, то есть каких-либо необычных ласк или просьбы о них но всё оказывается весьма мирно, бывало и раньше, причём даже не всегда за закрытыми дверями. Эр собирает одежду для спальни. Или пряжа, разумеется,  всё максимально откровеного покроя на грани полного отсутствия. Нечто вроде того, в чём она сегодня была изначально. И очень  любит смотреть, как они на ком-то смотрятся. Иногда снимки делает. Марину тоже просит. Но всегда когда они только вдвоём. Знает о некотором смущении Марины, и о том, что Херктерент любит совсем не тоже, что и она. Вот и сейчас Эр стремительно оказывается у шкафа. При умении Эр что-то делать с пространство туда, наверное боевой доспех на слона можно запихнуть. Но держит в руках какую-то немыслимую смесь ниточек икружев магазинном пластиковом пакетике.
– Вот. Мариночка. Покажись мне в это. Я очень тебя прошу. Пожалуйста–пожалуйста, – и смотрит умоляюще.
Марина кривится. Впрочем, без выражения.
– Опять твоё любимое, с вырезами там, где должно быть закрыто и ремешками с цепочками там, где они и вовсе не нужны?
– Ну да, это так волнительно смотрится. Тут ещё моё любимое, где сосочки и волшебное место наружу. И задик полностью открыт.
– Извращенка, – фыркает Марина, выхватывает пакет и начинает разбираться в хитросплетении ниточек и действительно ремешков, почему-то с заклёпками. Выглядят стальными, но на деле из какого-то лёгкого металла.
– И как это всё на себя напяливать? – Марина раскидывает руки с хитросплетением.
– Давай я тебе помогу! – охотно вызывается разноглазая, – Тут ещё чулочки есть, ты их забыла из пакета вынуть. Надевать начинать надо именно с них. Ножку на мой крутящийся стул поставь. Так нам удобнее будет.
Марина устало вздыхает. Давно известно, Эр не столько одеваться помогать, сколько будет стараться Марины везде, где только сможет всем, чем достанет коснуться. И в это раз, опустившись на колени, она начала с того, что коснулась Марины губами пониже спины.
  Цепочки идут от кожаных браслетов на запястьях к кожаной полоске подгрудью. Смысла в них нет не малейшего. Но Эр почему-то они особенно умиляют.
Марина хмыкает.
– Если надо, цепи такие я легко порву.
– Но они же для красоты только. И легко отстегиваются.
– У меня несколько иные эстетические воззрения. Зачем столько прикрытого, когда самое важное не прикрыто?
– Так в этом и смысл, – оживляется разноглазая, – всё и прикрыто, и открыто одновременно. Это так интригующе...
– Только никто такое носить не будет...
– Почему? Многим нравится во всём красивым быть...
– Думаешь, я не понимаю, это как раз для тех случаев, когда подразумевается, то что сверху будет точно снято. Да и сам наряд своеобразная награда... Не каждому... Или каждой такой позволят видеть. Особенно с учётом того, что для финальных действий, ничего всё равно не понадобиться.
Руки Эр активно играют с не прикрытыми тканью частями тела Марины. Марина тоже даёт рукам волю с одетой в один браслет разноглазой. Такой впечатление, она лучше самой Марины знает, чего той хочется. По всякому поворачиваясь, чтобы Херктерент даже помимо воли касалась самых чувствительных мест. Аналогичное она делает совершенно сознательно...
– Почему? – улыбается Эр с неподражаемой интонацией, чулочки можно  оставить, когда на тебе только они, это очень здорово смотрится.
Марина кулак показывает.
– Вроде ты сначала хотела только посмотреть! – шутя грозит пальцем прямо пред носом разноглазой, – постояннее надо быть.
– Разве я не любуюсь и не наслаждаюсь тобой? – искренне недоумевает Эр.
– Любуешься. Но глазами туда куда ты не заберёшься.
– Тебя что-то не устраивает? – Эр совершенно серьёзна. Даже руки убрала.
– Вроде сама всё разрешила, – хмыкает Марина, – всё в порядке.
– Правда-правда? – в глазах Эр лёгкий испуг, – Когда тебя снова такой завораживающей увидела, такое желание снова возникло...
– Конечно! – отмахивается Марина, – Ты у меня такая ласковая.
Руки Эр тут же оказываются, где и были.

  Эр постоянно предлагает что-то померить. Что на ней или на ком-то из подружек Херктерент видела, но в этот раз преобладает ранее не виденное. Марина когда соглашается, когда нет. На предмет чистоты можно не волноваться. Вещицы крайне откровенные. Пусть обычно предлагается нечто крайне откровенное,, как сама Эр любит, но точно не разу не надетое. Марине будет предложен второй экземпляр прямо из упаковки. Эр изначально что-то на Марине хотела увидеть. Поэтому и купила несколько экземпляров. Причём один – только для неё. Никому предложен не будет. Есть ещё один экземпляр. Там даже этикетки не сняты – предназначенный для Софи. По понятным причинам, вряд ли их из упаковки достанут. Эр может отдать кому-то, но не Марине ношенный образец, Херктерент если захочет взять всегда получит только новое. Впрочем, Эр из соображений раздарить всегда покупает несколько. Некоторые ниточки формально вполне числятся купальниками и предназначены для ношения на улице. Такой стиль не только Софи любит. Хотя летом они обходились даже без такого. Благо почти не вылезали из своей части резиденции.

У меня и другое есть. Специально для тебя приготовлено. Покажешься? Я снимки сделаю.
– Только там я сама разберусь. – фыркнув, поводит бёдрами Марина, – помогать не надо. И смотри глазами. В крайнем случае, камерой, а не руками.
– Хорошо, только ты чулочки тоже от того комплекта надень. Эти с ним не гармонируют.
– Хорошо, только если там цепей кожи и заклёпок нет. Там, хоть Всё и мягкое, очень хорошо форму поддерживают.
– У меня ещё нечему обвисать! – усмехается Марина в ответ, – впрочем, подозреваю «мягкое» на твоём языке будет держать только то, что упруго от природы. Нечто для обозначения одежды и подчёркивания форм.
Разумеется, Марина оказывается права, никаких жёстких элементов нет. Зато кружев многовато, подобного качества Марина только и Императрицы, и то Кэретта хвасталась, что такое делают только для неё. Наверняка привирала, Кэрдин точно успела раньше, а Сонька привыкла ни в чём матери не уступать. Впрочем, красный цвет этих предметов, как у приготовленных, Софи тоже признаёт. Хотя чёрный ей идёт больше, а Эр одинаково причудливо смотрится в любом, равно как и безо всего. Платья идеально облегающие фигуру, подчёркивающие, всё что можно подчеркнуть, при этом ничего под собой не подразумевающие разноглазая весьма одобряет.
  – Ты такая красивая! – который раз уже за сегодня шепчет разноглазая. – Встань чуть по–другому. Ноги немного в коленях разведи. Руку чуть подними.
Марина чуть усмехается. Кажется, обилие положительных эмоций спровоцировало у Разноглазой приступ невероятной работоспособности. Хорошо, хоть фото, а не рисования. Но всё равно, Эр не успокоится пока не достигнет некоторого, известного только ей результата. Плёнки у разноглазой кончится не могут по определению.
– Освещение тут не очень, – капризничает Марина.
– Моя почти вся аппаратура в школьной студии, – хмурится, чтобы сочетать естественный вид и редкостную серьёзность, действительно, разноглазой быть надо.
– Я туда не пойду! – скрещивает руки на груди Марина, – Ни в таком виде, ни в каком-то другом. А ты и подавно.
Эр решительно оглядывается по сторонам. При кажущемся беспорядке, ещё и усугублявшемся несколько часов. Даже сейчас почти всё находится на точно известных хозяйке  местах. В бесконечных шкафах разноглазой и лампы нашлись, и установки для них, и вообще всё, для фотографии. Как этим разноглазая умеет пользоваться Марина прекрасно знает. Но во с какой скоростью превращает свою комнату в фото студию... Впечатляюще... Эр под вдохновением можно сравнивать с бесчеловечным оружием. Как то разрушительно, так Эр созидательна. Хотя и неудачное сравнение. Гораздо лучше с точке зрения Марины придуманное самой Мариной, хотя и Софи претендует на авторство – Эрида – стихия в чистом виде, что не может быть ни хорошей, ни плохой ибо просто этого не осознаёт. Какой у разноглазой лучший стимул для творчества, Марина прекрасно знает, и что хуже всего сама этим стимулом выступила. Будто не знала, что может сотворить заведённая разноглазая.

     *     *     *

  Всё закачивается, в том числе и вдохновение Эр. Наконец решает, на сегодня достаточно. Марина решает ванну принять. «Только без тебя!» – бросает оживившейся было разноглазой. Совсем без неё разумеется, не получается. Стояла рядом и смотрела как Марина душ принимала. Когда Херктерент в воду легла, выдумала новую игру будто Марина бронзовокожая госпожа с миниатюр или статуэток погибшего материка, а Эр вроде как служанка. Тем более сюжеты многих статуэток вокруг принятия ванн или купания и крутились. На изображённых были только украшения, и только по ним можно было понять кто есть кто. Как и здесь, еггтовский браслет намного роскошнее того, что у разноглазой. Даже на миниатюре  смотрелся бы массивнее. А в остальном они почти не отличаются. За госпожу скорее Марину можно принять, Эр куда более изящная. Но безумная разноглазая решила наоборот. Спросила, чего госпоже хочется, принесла затребованное крепенькое причём на подносе в резных рюмочках в серебре. Если бы Марина не сказала поставить поднос такое впечатление, что и не догадалась бы. Так и стоит, словно распоряжений поджидая. Она постоянно и во всё заигрывается.
Марина чуть–чуть отпила и сказала «бери тоже!».
Эр сложив руки руки и склонив голову взяв рюмку опускается на колени причём оказывается почти лицом лицу с Мариной. Херктерент вскидывает рюмку, заглянув за край ванны. Всё-таки Эр достаточно предусмотрительна, опустилась не на плитку, а на сложенные полотенца. Иначе быстро бы колени заболели. Херктерент тут собирается изрядно времени провести
  – Будем! За нас!
Эр смешно щурится.
– Всё понять пытаюсь, что в этом находишь. Вкус же не очень!
– Спроси, что полегче! Сколько раз задавали этот вопрос, но вменяемого ответа как не было, так и нет.
– Ты всё шутишь.
– Сегодня ты первая начала. Игра совсем для взрослых, даже с переодеванием. Хотя не понимаю игр в тупое подчинение. – снова рюмку вскидывает, – это мне от тебя ничего не надо, неужели на самом деле хочется, чтобы от тебя что-то требовали? Да и одевались в Империи Островов в таком стиле не сильно чаще, чем нынешние островитянки. Что столько таких статуэток и миниатюр сохранилось – понятно, и сейчас изображения раздетых женщин продаются лучше, нежели одетых.
Эр отпивает микроскопическую дозу.
– Тогда представь, что ты Дина III, а я одна из её подруг, тем более я тоже имею к ним некоторое отношение. У них же было друг с другом...
– Угу. И не только. В противном случае не было ни меня, ни тебя, ни самой Кэрдин, ни Динки с сестрой, ни Осени до кучи. Причём, у все всё было, если и не по большой любви, как у Великой Осени, хотя про неё и Дину тоже всякое говорят, то уж по полному взаимному согласию уж точно. Хотя они как мы сейчас тоже обычно выглядели только в Водных Залах Второго Замка Ведьм.
– Побывать бы там.
– С Крионо понежиться, – поддакивает Марина.
  Сверкнуть глазами разноглазая вполне в состоянии.
– А хотя бы! Или не пустишь?
– Глупости не говори! Моё приглашение в Еггтовские резиденции на тебя и твоих друзей распространяется пожизненно. Только тогда мы обе не думали, что у нас будут разные друзья. Но Слово Еггта было сказано, и не отозвано. Значит всё происходит по нему.
– Спасибо Марина, – просила Эр. Лезет целоваться, напрашиваясь на большее, но Марина на совместное купание не настроена. Хотя и губ Эр избегать не стала.
Разноглазая чуть ли не лучше Херктерент знает, кто от кого происходит. Особенно по женским линиям. В последнее время любит выискивать, что обычно в хрониках не найти, но зато прекрасно описано между строк. Что в то время считалось чуть ли не видом искусства. Исторических парочек девушек высмотрела предостаточно. Правда все они не отличались её разборчивостью. Иначе многих Великих Домов просто бы не было. С ей самой – сложнее Эр считается последним потомком генерала Рэндэрда, но на деле происходит от удочерённой им. После величайшей из войн найти сироту труда не составляло. Вот генерал и нашёл. Старый друг – Великая Дина II разумеется признала девочку полнородной дочерью стареющего волкодава. На Эр история сразу двух  Великих Домов, похоже заканчивается. Хотя разноглазая точно куда здоровее собственной матери. Но Соправитель давно уже сказал; «Пусть делает, что хочет». Он живёт настоящим. Что там будет потом – стареющего волкодава не волнует совершенно. Впрочем, Эр слова «потом» вовсе не знает. Но о будущем в будущем и будем думать. Император прямым текстом сказал Марине, что выбор оставляет за ней. Очевидно нечто аналогичное сказано и Соньке. Кэретта из-за собственных неприятностей в ранней юности влиять на выбор дочерей тем более не станет. Те более обе никакого выбора делать пока не собираются, несмотря на распространённость заключения ранних договоров в Великих Домах. И обязательность предмета «заключение брачного договора» в старших классах любых школ. Впрочем разноглазая данный предмет точно игнорировать будет ибо там чуть ли не на первой странице написано «договор заключается между женщиной и мужчиной». Другого ничего там не прописано. И сомнительно, что лаже у Эр хватит влияния, чтобы заставить отца изменить эту редакцию. Впрочем у неё достаточно ума, чтобы понять – её увлечение – не для всех. Тут так распространено во многом из-за её денег. Впрочем, есть ещё Сонька. Да и сама Марина. При этом денежные причины ни там, ни тут роли не играют, во всяком случае хочется в это верить. Хотя с разноглазой некоторые общаются исключительно из-за средств, что она тратит. Как говорится, всё имеет свою цену, а Эр готова щедро платить. Правда, та же Крионо вроде бы не такова. Хотя та же Отинг гораздо храбрее, хотя разноглазую похоже не волнует совершенно это качество. Да и по большому счёту, зачем ей это качество? Ей же не ходить в атаки. В отличии от той же Марины. Воевать у Еггтов в крови. Так даже Кэретта считает. Хотя та же Кэрдин говорила, что это тяжко когда дочери уходят в бой. Хотя сама она воюет всю жизнь. Но люди не могут выбирать в какое время родится. Только смерть могут выбирать, и то не всегда. Хотя не в такие цветущие моменты жизни думать о конце. Тем более разноглазая опять руку в воду опустила. Но пока ещё не разыгралась особо. Во всяком случае, останавливать её не хочется.
– С тобой так хорошо! – шепчет разноглазая, – Лучше всех после Крионо!
– Сомнительная похвальба, особенно при учёте твоей тяге к разнообразию! – хмыкает Марина.
– Но я же всех-всех вас люблю!
– Думаю, твои чувства не всеми разделяются в полной мере. Меня например, мужчины тоже вполне привлекают. С подходящими, правда, не очень...
Эр брызжется, Марина не отворачивается. Разноглазая не сможет навредить даже если захочет, впрочем она подобного никогда и не захочет. Впрочем, люди получающие удовольствие от принесения вреда Марине прекрасно известны. Причём некоторым Эр вполне симпатизирует, хотя там достаточно не глупы, чтобы с Эр ссорится. И видимо в достаточной степени умеют нравится разноглазой. Хотя не поспоришь, красивы.
Марина ловит руку Эр, та аж взвизгивает от восторга обожает, когда нравящиеся ей люди её касаются. Хотя прикосновений этих сегодня было более, чем достаточно. Всяких. Но Эр почему-то мало. Марина не препятствует разноглазой удовольствие получать. Та так довольно щурится. Разумеется, этот довольный прищур для будущего зафиксирован.  Равно как и то, чем он обычно вызывается. Запретных тем для разноглазой не существует. Особенно связаны с получением удовольствия.

+1

20

Марина даже призадумывается, как у разноглазой с чувством усталости. Буквально неутомима, продолжает идеями фонтанировать. Аналог невероятной работоспособности Эр оказывается распространяется и на эту сторону жизни. Притом в реальность будет притворено только то, против чего не возражает Марина, с ходу отвергающая значительный процент идей разноглазой. Даже интересно, как она других уговаривает. Или деньги очень здорово повышают выносливость и терпение.  Да и сами по себе способны доставлять дополнительное удовольствие, зачастую и главное. Марина симпатии к самой Эр не переоценивает. Вообще, хорошее отношение к людям прямо зависит от их состоятельности. У Эр же с этим параметром более чем неплохо. Многие считают, что вплоть до бесконечности.
Лучше только у самой Марины и Софи. Только у них намного более ограниченный круг общения, в значительно меньшей степени любящий финансовые возможности, что можно для собственного блага использовать. Хотя Эр особо деньги не нужны.
Словно не задумывается о том, что  её используют как источник различных материальных благ. Ладно там запросы пока не такого уровня, чтобы серьёзно повлиять на материальное положение соправителя. Но аппетит приходит во время еды. И аппетиты прилипалок, как школьных, так и островных растут. С не слишком высокой скоростью главным образом из-за того, что где-то поблизости от разноглазой всегда находится Марина с её обострённым чувством справедливости. Не позволяет наглости излишни развиться. Хотя разноглазая продолжает всех хорошими считать, а Марина не спешит разубеждать, ибо знает в случае с Эр это бесполезно. Упряма она примерно в такой же степени, как и отец.
Эр кладёт голову на руку Марине. Херктерент не придумывает ничего лучше, как начать гладить и играть с волосами – одна из многих вещей, что разноглазая обожает. При этом требующее минимум усилий. А Марина не настолько неутомима. Впрочем какая сейчас разница? Эр в таком состоянии, когда чудесным и замечательным кажется целый мир, несмотря на всё происходящее в нём. Да и мир сейчас сужен до зелёного пламени взгляда Херктерент.
В общем Марина теперь знает как влюблённый человек смотрит. Другое дело – разноглазая – тот самый человек, кто лучше всех из известных Марине может изобразить любовь к кому угодно. И выглядеть это будет редкостно правдоподобно. Степень искренности известна только самой Эр. Марина судить не возьмётся. Уверена только в том, что невероятность фразы Эр, что она «всех любит одинаково» близка к ста процентам. Так не бывает. Даже с такими, как разноглазая. Текущее однолюбие Соньки – куда более вероятное чувство, но и оно не вечное. Во всяком случае Марина не верит в его высокую длительность. Марина в чувства не связанные с получением удовольствия не верит совершенно.  Хотя столько наслушалась об обратном. Впрочем от кого слышала, начиная с той же Эр сами многое придумали. Что только подкреплялось богатейшей фантазией и бездонным кошельком разноглазой. Наибольшее степень искренности, с точки зрения Марины, Марины была у Эорен к мирренке. Притом именно так, а не наоборот. У только летавшей на Юг с бомбами и гордящейся этим южанки хватило ума разглядеть направленную га неё первую любовь, притом чувства и там во многом результат самовнушения. Раз с ней решили поиграть по правилам, мирренка сочла выгодным для себя их придерживаться. У них у обеих есть возможность связаться с Мариной любым из известных способов. Только Херктерент уверена, ни та, ни другая ни одним не воспользуется. Что поделать всегда-всегда у Марины Саргон было плохо с подругами близкого к ней возраста. Кэрдин и Пантера, как ни крути – это следующие поколения. Притом и у той и у другой личная жизнь крайне далека от идеальной, с какой точки зрения не рассматривай. Хотя Марина не отказалась бы посмотреть у кого эта жизнь в какой-то степени к идеалу приближение. В семье Осени? Может быть. Но, как обычно вырисовывается новая сложность. Притом даже со вполне ожидаемой стороны. Эрида и её любовь ко всем юным. Осень выглядит старше биологического возраста. Эр привыкла руководствоваться именно им.
А поблизости от Осени есть не особенно разделяющая её увлечения Рэда. И вовсе не разделяющая сестра Осени. Марине представляется весьма вероятным конфликт Эр с одной или обеими из-за повышенного интереса разноглазой к Осени. Невольно вспоминается история с Динни. Осень не нравится самой Марине, но и интерес разноглазой является предосудительным. Рэда и без топора может тел натворить. Когда зимой её били, она крайне активно давала сдачи. Серьёзные гематомы и даже переломы были и у другой стороны, несмотря на численный перевес.
Сестра Осени особой драчливостью не отличается средняя по всем параметрам, кроме красоты. К тому же из тех, кто считает данный параметр важнейшим. Но искренне любит маленькую семейную любимицу. Ту же самую Эр близко к сестрёнке не подпустит. Хотя на деле решать этот вопрос будет скорее Рэда, а она поможет.
Ещё в этой пока не развившейся истории не слишком хорошо. Девушка отличается крайне уважительным отношением к Марине и её статусу причём так было всегда. Включая те времена, когда главным школьным кошмаром считалась Херктерент. Другом её Марина не считала, но без нужды ссорится с ценным союзником тоже необходимости не видела. Может случится, чего вблизи Эр никогда не бывало. Драка двух девушек из-за третьей. Подобные конфликты разноглазая раньше ухитрялась гасить в зачаточной стадии. Только скоро сама может вляпаться. И ведь вляпается, слишком хорошо Марина для этого беззлобную Эр знает. Взбесится может самый милый и пушистый зверёк. А зубки у Эр весьма остренькие. Она всё-таки. Милая и пушистая хищница. И крови не боится.
Марине некстати вспомнилось, что ещё на Архипелаге разноглазая показывала ей всякие одеяния и игрушки для взрослых для получения удовольствия, связанного с причинением или получением боли. Причём изрядно демонстрировала на себе. Предлагала и Марине, но услышала однозначный отказ. Чувствовалось с трудом удерживается, чтобы не позвать кого-нибудь, кто согласится испытать всё это на себе. Но одновременно при таких играх Марина отказалась бы присутствовать, а Эр явно хотелось показать. Только на ком угодно кроме себя. Тогда с Мариной чуть не поссорилась. Марина за её спиной поинтересовалась у соправителя. Но оказалось никаких работ по перепланировке «Сказки» разноглазая не заказывала. Страшноватеньких мотивов поблизости от себя Эр всё-таки не хотела. Не до такой же степени она больная. Но новые люди люди, тем более со словом «игрушечная» в прозвище, могут спровоцировать совсем уж больные фантазии. Вполне способные привести к тому, что Рэда вместе с сестрицей Осени явятся к разноглазой голову ей отрывать. Притом в прямом смысле. Впрочем, Марина пока размышляет о том, что не произошло. Хотя вероятность не нулевая. В том числе и потому, что у слова «любовь» слишком много значений. И процент известных каждой резко различается. Эр наверняка начнёт действовать по самому простому, и как она считает, самому эффективному варианту – пробудить материальную заинтересованность как награду за определённые действия. До недавнего времени только однажды не сработало. И здесь тоже самое может произойти. Средства какими могут распоряжаться Осень с сестрой немногим меньше доступных Эр. Всеобщей любимице и вовсе ни в чём не откажут. Плюс соправитель родителей Осени весьма уважает. Хотя Эр любит до безумия, всё-таки считает, что разноглазая может заиграться, в том числе и в довольно опасные, притом не только для неё, игры.
Собственно Марина не видела, как Эр договорилась с эшбадовками, что «ей всё можно». Не слышала и крайне неудачных переговоров с Динни. Очевидно после некоторых размышлений. Это не столько Эр островитянку напугала, сколько та сама дала волю своим страхам. Что в итоге, впрочем, опять же не красит разноглазую. Марина видела Эр много с кем, но не видела предварительных переговоров. И не привлекалась к ним. Сработает ли любимый метод с Осенью – как  знать, как знать. Тут ведь неразрешимая проблема – у маленькой принцессы, как и у самой Эр абсолютно всё есть. Заинтересовать нечем. Но можно попытаться. Те же финансы, за какие Осень не должна будет ни перед кем отчитываться. Вот и найдено, чем можно будет попытаться заинтересовать. А у Эр фантазия куда изощрённее. Придумать способна куда больше. Правда, успела привыкнуть к безотказности в любых вопросах. Но и и из неудачного опыта определённые выводы были сделаны. Тем более при Марине сама Эр признала, что в самом начале даже свой излюбленный метод толком не применила. Эр даже не сказала, что после Динни получит всё, что захочет. И выполнила бы в случае согласия. Тем более вполне возможно его и получила бы. Но получилось, так как получилось. Причём все стороны сочли, поступили правильно. У Эр пожалуй получилось отвратить Динни от близких контактов с другими девушками, хотя в среде эшбадовок они весьма распространены и никем не осуждаются. Причём некоторые даже не вполне добровольные. Но принуждение – совершенно противоречит беззлобной натуре Эр.
Впрочем, частенько самое плохое делается из желания ничего плохого не сделать. Причём похожим образом сразу в двух мирах рассуждают. Как на бывшей Родине отца рассуждают борьба за мир будет такая, что камня на камне не останется. Здесь такое уже четыре года продолжается. Скоро очередная годовщина намечается. Тоже ведь несколько лет назад много говорили о всеобщем мире и процветании. А вышло совсем наоборот. Война как правила Землёй испокон веков, так и правит.
Причём тут Эр? Так ведь она тоже хотела и хочет только хорошего. Полностью удаётся осуществить пока только для самой себя. Да и к активным действиям не приступила ещё. Марина для себя отмечает «пока не приступила». Потом может стать поздно. Но излишнюю активность разноглазой Херктерент рассчитывает пресечь. Хотя Осень ей самой не нравится. Притом именно из-за того, что хорошая слишком.
Хотя Марина считает, что лучше так сказать превентивно, не допустить чего-либо, чем потом заниматься устранением последствий произошедшего. Первое зачастую банально дешевле во всех смыслах слова. Тем более Эр вполне способна излишне увлечься. Нравится это не всем. И не всегда. Сама разноглазая считает ровно наоборот. Мол это чуть ли не лучшее, что с ней бывает. И свою увлечённость контролирует плохо. Но всё-таки нужно некоторое время, чтобы настроится. И попавшую в поле зрения соответствующим образом настроить. Разноглазая любит, когда хотят того же, чего и она.
Прикладывает это недоразумение к бедру. Марине не понятно Бантики декоративные, или разноглазая из штатных завязочек такое завязала. Уточняет.
– Они без верха. Хочешь, только в них послезавтра в бассейн пойду?
– Чего я у тебя не видела, – хмыкает Марина.
– А не обо мне речь. Зачем скрывать самое совершенное, что есть в природе – тело человека под какими-то тряпочками?
– Вот у себя в «Сказке» и не скрывай ничего. А я привыкла уважать такое понятие, как «форменная одежда»; в том числе и  для плавания. Да и логика есть. Длительное половое перевозбуждение, особенно у мужчин, без разрядки не очень полезно, а при том что ты предлагаешь – оно просто неизбежно. А у большинства даже не с нашего возраста, а с более раннего почти все мысли – о твоих, моих или Сонькиных грудях.
– О её, я думаю, большинство. При возможности беспрепятственно любоваться неизбежны серьёзные травмы, причём не мной или Рэдой нанесённые, а в виде кровоизлияний в мозги от излишнего перевозбуждения.
Эр хихикает.
Марина хмыкает.
– Со стороны наших тоже возможны эксцессы, ибо у многих хватает фантазий на предмет размера органов определённых личностей в возбуждённом состоянии да возможности пока только наблюдать их вблизи. Хотя скорее всего, не только наблюдать.
Эр снова хихикает.
– Предлагаешь былую славу возродить? Напоминаю это место некоторое время назад уже чуть ли не официально называлось Весёлый Дом имени Его Императорского Высочества. Правда в итоге он женился не на одной из тех, с кем вместе учился.
Эр хихикает ещё откровеннее.
– Нет не предлагаю, но и ничего плохого в таком виде занятий не вижу. Вид заработка как вид заработка. Видеть что-то плохое – Устаревшие предрассудки, да и те мирренские. Их же святые книги к ненавистью к женщинам и естественным процессам буквально переполнены.
– Даже понятнее становится, почему ЕИВ так люто священников ненавидит, и зверски с культами борется.
– С ними бороться не надо. Достаточно разрешить им бороться друг с другом, а не с государственной властью, и они сами друг друга резать кинуться. Причём с крайней степенью жестокости.
– Ты всё шутишь, – беззаботно замечает разноглазая.
– Я сама серьёзность! – посмеивается Марина.
– Постоянно видели бы друг друга такими – все бы были гораздо спокойнее. Да и многие глупости, о каких мне эшбадовки рассказывали не были бы сделаны.. Именно глупости, не преступления, я эти вещи чётко различаю. Причина перевозбуждённость, помноженная на неопытность, причём глупили чаще всего обе стороны.
– Вроде ты говорила, что общаешься и с теми, кто мальчиков до себя допускает, вроде даже слово такое есть. Только я его не помню.
– Или не хочешь вспоминать. Я между никогда и никому не говорила, что любовью могут делиться только со мной. Кстати к тебе тоже относится. Мне только не показывай, если захочешь с мальчиком...
– Мне казалось ты любишь смотреть, да и снимают такого больше всего.
– Мне говорили, самый популярный сюжет – девочка с девочкой.
– У тебя самой так – уж точно, – хмыкает Марина, – но дело в том, что даже в таком жанре есть искусство, а преобладают ремесленные подделки. Впрочем вполне способные выполнять свою функцию – действовать на инстинкты.
– К сожалению ты как всегда права Марина. Но насколько я знаю, даже в довольно жестоких сценах всё происходит добровольно, ибо они на самом деле постановка. Настоящие такие кадры – преступление. А я не нарушаю законы.
– Вообще-то хранение и изготовление иногда тоже преступное деяние. Равно как и сбыт. Благо спрос всегда имеется, особенно среди мальчиков.
– Некоторым девочкам тоже нравится. И не только мне.
Разноглазая как всегда. В её словах даже что-то есть, внешне даже вполне логичное, только работать в этом мире не способное. Для срабатывание требующее других людей. Больше похожих на Эриду что-ли. Во всех остальных слишком много от злобной обезьяны, кем человек с биологической точки зрения и является. Притом с полным отсутствием контроля над какими-либо инстинктами, в первую очередь половым. Хотя может, права как раз Эр и люди станут лучше чувствами управлять. Но мысленным экспериментом такой вопрос не решишь, А к натурным экспериментам не готова даже сама разноглазая, не говоря уж о Марине. Тем более, по её же словам начинать их следует в несколько более раннем возрасте. К текущему должны уже результаты должны быть. Они вроде бы и есть уже, притом довольно положительные. Только на Архипелаге. Потом разноглазой так там и нравится – из крайне свободного отношению к свободе тела. И особенному подверженности этому местных девушек, притом с весьма юного возраста. Эр находит это совершенно естественным. Связанным с тем, что до прихода Флота население островов составляли в основном рыбаки и ныряльщики обоего пола. Нагота была естественна ввиду жаркого климата и профессиональной деятельности. Миррены успели назвать Архипелаг «островами разврата» но не смогли ни закрепиться, ни привить свои привычки. Адмиралы считали борьбу с местными манерами бесполезным занятием. Матросы и морские пехотинцы вообще всецело одобряли. Император не вмешивался. Соправитель с предложением продать ему для дочери Резиденцию пока не обращался. Марина считает, выпереть Эр на Архипелаг было бы и неплохо. Она там почти естественно смотреться будет. Пригласить туда можно будет кого угодно. От службы или работы на Архипелаге обычно не отказываются. Саму Херктерент о продаже спросят – она возражать не будет.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент -5