Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент -5


Несносная Херктерент -5

Сообщений 21 страница 30 из 36

21

Глава 6.

К новой среде Осень адаптировалась великолепно.  Чем-то неуловимо напоминала разноглазую в её первые дни. Только в отличии от неё отличалась не испуганностью, а зубастостью и языкастостью. Конечно и вблизи Эр, особенно в то время, маячили Софи и Марина, с кем всем понятно стало, связываться опасно. Здесь Рэда маячит неотступно. Не такая грозная, как принцессы Империи. Но куда более угрюмая,чем они. Иногда  даже кажется, что у неё снова нога болит. Обаяния книжно героини Хорт не утратила. Более того, продолжает старательно поддерживать. Марина фыркает: « ещё забудет, как собой быть! Самой-то Осени подобное не грозит. Попытались бросить «живая игрушка».
Как оказалось взгляд зимней Рэды тоже многим памятен. Как ни странно, сдержалась и Эр, не позвав вечерком в один из первых дней Осень с Рэдой в горячие вместе с большинством прилипалок. Или посидеть с одной из общих комнат, где обстановка мало отличается от «Сказки». Холодильники набиты вкусненьким хоть на начальные классы, хоть на выпускные. А шкафы ломятся от новинок Пантеры. Причём брать их себе, как поносить, так и насовсем может кто угодно даже не ставя в известность Эр. Во время оно и Софи не брезговала, благо всё в упаковках лежит. Многое потом в коридорах мелькало пытаться подглядеть, что в женских корпусах происходит – самоубийц уже вывели. Демонстрации устраиваются только по взаимной договорённости. Эр не возражает. Все же прочие – очень даже, ибо против, чтобы видели ещё и их. Тем более, даже когда Эр не горячих народ собирает при определённых навыках можно крайне занятные вещи увидеть. Но разноглазая умеет слушать и хорошо понимает намёки Марины. С Рэдой сама ссорится не хочет, а Осень и так достаточно много понимает в отношения между людьми. Включая те, о каких пишут не везде.
   Впрочем и Эр с прилипалками не всегда к ним переходят.
Вот красивое бельё на возрасты постарше для спальни приучила носить всех.
Сама Марина стала предпочитать более изящные модели. Не то, чтобы раньше она носила что-то нестатусное. Надо признать у разноглазой лучше с изяществом и чувством стиля только у Соньки сопоставимо с разноглазой. Марине слишком много досталось отцовского солдафонства, и мало материнского изящества. Впрочем последнее время есть желание наверстать упущенное, в первую очередь, с помощью разноглазой. Впрочем можно попробовать с помощью Оэлен и ей подобных. Только не с Архипелага, а и из других мест дорожки к шкафам уже проложили. Причём растащили что повзрослее. Насколько Марина помнит, основных размеров всего три. Вот они и разжились самыми маленькими размерами, но вполне взрослых покроев. Почему-преимущественно белых и серебристых цветов. Такие сейчас нравятся Эриде. Младшие, включая Оэлен ей не то подражают, не дразнят разноглазую. А скорее всего, успешно совмещают. Осень тоже отдала должное такому стилю. Благо он подходит для ношения за закрытыми дверями. Рэда одевается куда скромнее. Ходит в чёрном, длиннополом,  без излишеств, но с изрядным количеством кружев. Трусики, правда, теперь без бантика на заднице. Но свидание с ней, а то и с ними обеими разноглазая ещё не устраивала. Готовится?
С Эр все мысли неизбежно на одну тему перепрыгивают.
Тем более в маленькой принцессе в таком наряде определённо что-то есть. Всего на влияние разноглазой. Марина и сама не против лишний раз взглянуть. Тем более Осень удивительно Осень гармоничного cложения, чем выгодно оттеняет пышные формы Рэды. Пока только Марина заметила, разноглазая особенно любит Хорт с игрушечной принцессой разглядывать когда они вместе.
Для себя Херктерент решила, ни обсуждать с Эр, ни подталкивать Рэду и Осень к каким-либо отношениям она не будет. Даже обсуждать попытается не пытаться. Ничего, за неё Эр наверстает повёрнутая на этих вопросах. Тем более у Осени неизбежен возрастной интерес, в какой-то степени даже неизбежный в её возрасте. Ничего, разноглазая нос сунет. Не получит ли по лицу боковой стороной топора Рэды – вот в чём вопрос. Эриде Хорт нравится ещё и потому, что к ней Марина настороженно относится. Хотя всё старое уже травой поросло. Но у Рэды степень озабоченности из известных Марине – наименьшая.  У самой Осени возрасту в целом благовествующая. Ещё остаётся Софи. Раньше сводить парочки, причём необязательно раздельнополые она обожала. Захочет ли здесь вмешиваться? Тем более сестру  Осени знает всю жизнь, а саму Маленькую Принцессу когда-то держала на руках. Марина тоже там была, но ей столь ценный свёрток не доверили. Хотя не очень-то надо было. Марина никогда не восторгалась от вида маленьких детей. Хотя про Осень говорили, что она не плаксива. В общем-то не из тех у кого слёзы – всегда готовое к действию оружие. Собственно и сестра у неё такая же.
У Рэды все шкафы нараспашку. Сумки тоже лишились большей части содержимого, хотя вроде Рэда не склонна к коллекционированию обновок. А Эр своей манией ни её ни Осень заразить не успела. Раз Рэды у себя нет, то очевидно она у Осени. Там Марина ещё не бывала. Мебель типовая. Ничего особенного маленькой принцессе не доставили. Всё-таки это не Эрида. Впрочем почему-то множество вещей разноглазой, включая лабрис оказались здесь. Что у них принцип действует «твоё – моё, а моё – твоё» хотя у этих двоих размеры разные.
Привыкшая к Эриде и её окружению. Да и сама не чуравшаяся соответствующих развлечений, Марина была уверена, что застанет Рэду и Осень за какими-нибудь взрослыми играми. Соответствующая литература и игрушки у них точно была в наличии.
Она ошибалась. Рэда и Осень вполне миролюбиво  сидят рядышком, что-то обсуждая. Впрочем при маленькой принцессе Хорт не проявляет своего взрывного характера. Впрочем любые взаимные провокации – дело давнего прошлого. Причём не без влияния разноглазой. Миротворцем она тоже быть может, как и отец. Помирила же Рэду и Марину.
Хотя это те навыки, что сейчас не особенно применимы.
– Чем занимаемся? – Марина интересуется как можно более нейтрально тем более в отношении Осени действуют определённые правила вежливости. Тем более её сестрица всегда их неукоснительно соблюдала. Даже в отношении Марины, что в своё время было определённым достижением. Или говорило о наличии мозгов. И понимание, кто такая Марина. И годы летят быстро, а Еггты отличаются злопамятностью.
Херктерент ехидно разглядывает Рэду и Осень.
Платья на обеих коротенькие, но не для спальни, на улице такие увидеть вполне можно. И не похоже что чулочки надеты чтобы покрасоваться. Равно как непохоже, что они что-то собирались снимать, хотя такой покрой – вполне повод для зависти, теперь-то Марина в ценах разбирается. Вещи, достойные Великого Дома высшего разряда. Впрочем Осень из такого и происходит, а Рэда входит в число особо доверенных лиц.
Столь же ехидно Марина осведомляется.
– Чем занимаетесь?
– Ничем таким, что в последнее время привлекает твоё столь пристальное внимание. – по обыкновению не полезла за словом в карман Хорт. Впрочем, она упрямая, из тех, кто объяснения кулаками не понимает. И вежливость не относится к числу её сильных сторон.
– Начнём с того, что то что я делала никак никогда не наказывалось в нашей части шарика, а в нашей среде считается почти что общепринятым. Никаких тайн я не открываю.
– Нет. – уверенно заявляет Хорт, – мы решили, что в подобном общении пока не нуждаемся.
– Посмотрим, что скажете, когда разок с разноглазой в горячие сходите, – хмыкает Марина, добиваться желаемого Эрида умеет, уговаривает очень ласково, безо всякого оттенка принуждения. Соглашаются все сами. А делать хорошо Эрида умеет. От счастья искренне плакали после общения с ней. Причём самые разные. Вряд ли Рэда и Осень устроены сильно иначе, чем другие. Эр умеет встречи незабываемыми делать. Особенно с тем, с кем сильнее всего хотелось близкого общения. Сама знаешь, Эрида умеет быть очень назойливой.
– Не в той области, на какую ты намекаешь я этого не видела, – скучно замечает Хорт.
– Вы обе летом словно забыли, что в Резиденции есть ещё кто-то кроме вас.
– На и вдвоём хорошо было, – за двоих отвечает Осень. Кажется никакие подтексты выискивать не стоит.
– А то сами бы к разноглазой заглянули, – подначивает Марина, – она любит, когда такие, кто не очень умеют, сами к ней приходят. Говорит это особое очарование предаёт. Как раз она сейчас одна. И если скажет никто к ней и не заглянет. Даже знать не будут, кто к ней приходили.
Рэда смотрит на Осень, как Марине кажется, вопросительно. Словно спрашивает «А давай? Что мы теряем? Она ведь всем хороша...»
Но у Осени запас решительности не настолько велик. Мотает головой.
– Я не сказала «нет», я сказала «не сегодня». У меня настрой сегодня не такой.
– Тем более стоит сходить. – щурится Марина, – Эр сможет тебя настроить нужным образом.
Осень зачем-то даже руками закрывается. Рэда обнимает её за плечи. Недобро смотрит на Марину, правда без опасного блеска в глазах. Пока.
– Этим она от тебя и отличается. Никогда не давит и не заставляет. Ты же если чего-то захочешь, на многое пойдёшь, не особенно разбираясь, насколько этого хотят остальные.
– Сказала бы «цель оправдывает средства», но это не тот случай.
– Значит какие-то тормоза у тебя ещё работают. – замечает Рэда, – Я не собираюсь указывать Осени, с кем ей отношения поддерживать. Не очень ожидала, что ты так откровенно начнёшь Эриду нахваливать. Совсем отвращение получила и к тому, и к другому полу? Ты ведь всех сторонишься одинаково. А в осени видишь аналог собственного ребёнка. Впрочем, и она в тебе ещё одну сестру высмотрела. Притом любимую в отличии от той.
Осень не обиделась. Марина в меру своей объективности описала происходящая. А маленькая принцесса решила, что оценка Принцессы Империи находится в разряде допустимых. Нем более многое от книжного персонажа у настоящей Рэдрии осталось. А Осени понравилась именно книжная Рэдрия. Достоинства настоящей она рассмотрела несколько позднее.
– Заразила её своей предубеждённостью? – подмигивает Марина.
– Я видела, её очень сильно побили. Её и наш врач, и родители смотрели.
– Недостаток устраиваться на службу к медикам с несколькими специализациями каждый. С пристрастием осмотр новому приравненному к члену дома проведут. Выяснят чем ты Рэда болела в три года.
– И выяснили. Равно как и то, что у меня с ногой проблемы были. Думали сначала, что это литературное преувеличение.
– А там не было, что тебя высокораганговая девушка покалечила? Узкому кругу сообщалось, кто именно.
– Узкому кругу известно, – отчеканивает Осень, –  кто именно спасла Рэде жизнь и оказывала иное содействие.  оказывала иное содействие. Оценки не стану спорить, неоднозначные. Хотя когда о Рэде начали информацию собирать, чуть ли не раньше, что она дочь Хорта всплыло, что она награждена ЕИВ. Что Принцесса Империи имеет доступ к переходящему разделу сокровищницы. Сначала даже подумали, что это завуалированная награда самому Хорту. А он по статута ни под один орден не подходил. Вот и решили, что это завуалированная награда ему. Не сразу поверили, – озорно усмехается девочка, – что твои проделки бывают такого уровня. На меня финансовые ограничения действуют. Но я и представить не могла, что могу столько потратить. Не зря говорят – у Еггтов нет чувства меры. У младших – в особенности.
Никто представить не мог, что настолько статусная вещь окажется у совершенно не статусного человека. Ещё и с одобрения ЕИВ. А это шутка такая была. Ты откровенно злоупотребляешь своей безнаказанности, Марина. Небе все просто боятся сказать.
Ещё эта ей будет выговаривать! С другой стороны, этого даже Рэда делать опасается...
Марина молчит, насчёт «злоупотребления безнаказанностью» маленькая принцесса права. Марина не то чтобы редко подвергала опасности чужие жизни. Сонька при всех своих недостатках рисковала только своей. Марина впрочем тоже свою не особенно щадила. Правда в основном по дурному. Но пальбу бронебойными при желании вполне сойдёт за покушение на убийство. Другое дело не было желающих так классифицировать. В теории их быть не могло. Но факт имел место быть, и Осень с Рэдой из тех, кто знают, что там на самом деле происходило. Что в некоторые танки погружены боевые снаряды знала и сестрица маленькой принцессы. Хорошо у них тогда «Драконов» не было. Снаряды нужного калибра пытливые юные умы где-нибудь да раздобыли бы. Конечно, не факт что Сонька смогла бы с ними управляться. Но это меньшая из возможных неприятностей. Сейчас-то «Драконы» в строю, только несколько снизили градус опасности игр. Но у самих игроков ничуть не понизился запас безрассудности. И это относится не только к Марине. Хороший подрывник не только разноглазая.
Осень второй после самой Марины обнаружила, что ради достижения своих целей Херктерент с лёгкостью пожертвует чужими жизнями, не испытывая ни малейших моральных терзаний. Людей в «Драконах» словно не было, выводить из строя предстояло словно гигантские заводные игрушки. Не то что о безопасности и отсутствии жертв Марина совсем не думала. Думала, но в минимальной степени. Всё-таки «Дракон» позиционировался как танк неуязвимый от основных противотанковых пушек грэдов «полсоток» и ранних «восьмидесяток». Отчасти он таким и был. Но состязание брони и снаряда вещь вечная. Грэды буквально перед началом боевых действий запустили в массовое производство подкалиберные и кумулятивные снаряды, специально для «полсоток» также выпускались надкалиберные крупнокалиберные мины, эффективные правда только на дистанции в пару сотен метров. Но уж если попадёт – и броня «Дракона» не спасёт. Ещё в противотанковой артиллерии северяне сумели неприятно удивить оппонентов запусти в крупную серию «восьмидесятки» с удлинённым ствол, иногда пробивавшим «ящера» даже в лоб.  И наладив  выпуск «соток» от чьего огня не спасала никакая броня. Правда с появлением таких орудий противотанковая артиллерия утратила одно из главных своих достоинств – мобильность. О ручной перекатки орудий не могло быть и речи. Славные времена «полсоток» ушли в прошлое. Теперь каждому стволу требовался быстроходный гусеничный, желательно ещё  и полубронированный тягач. Ездовых в противотанковой артиллерии становилось всё меньше, механиков м водителей всё больше. Впрочем,  один из первых захваченных «Драконов» был выведен из строя всё-таки «полсоткой» угодившей надкалиберной миной в гусеницу. Батарея, что нехарактерно для полсоток юыла на механизированной тяге.
Марина с Софи к счастью не сумели получить доступ к снарядам нового образца. Да и штурмовики в основном вели огонь по крышам вражеских машин. Запасы были огромные, снаряды старого образца приходилось использовать. По танкам старые снаряды «полсоток» рекомендовалась использовать как стрелково-пулемётное вооружение. Для стрельбы по приборам наблюдения и люкам, стволам орудий и пулемётов, а так же ходовой части, однако широченные гусеницы и катки большого диаметра «ящеров» делали ходовую трудноуязвимой. Собственно, по этим «наставлениям» Марина и вела огонь. Пробив броню в районе бортового прибора наблюдения. Можно сказать только одно. Повезло! Бронебойные старого образца содержали мало взрывчатки.
К счастью Марина не добралась до чего-то посовременнее. А применение надкалиберных мин на танках вообще затруднительным выглядит. Марина стреляла по местам, считающимися непробиваемыми для «полсоток» она и не хотела никого поразить. Хотя конечно учитывала, что за бронёй кто-то сидит. Но спокойно приказала грузить в танки боевые снаряды. Хватило на пять машин. Броню пробили одному «Дракону» и во многом случайно ещё. Экипажи ещё нескольких сбежали бросив машин, как только осознали что по броне лупят бронебойными. Изнутри  калибр и тип снаряда не определишь. А что в «Сордаровке» и «сотки» есть «коты» знали, Жизнь у каждого одна.

+1

22

Маленькая Принцесса усмехается как-то с удивительным знакомым ехидством. Марина не сразу соображает что видит перед собой. Это Рэда заимствовала одно из её излюбленных выражений. С Маленькой Принцессой вторичное заимствование произошло. Тем более личико у девочки очень живое и подвижное, в отличии от Младшей Еггты, чья рожа по её собственному мнению, отличается изрядной деревянностью –обратная сторона невозмутимости. Впрочем, и Эр и Сонька считают, что у Марины как раз очень выразительное лицо.
– Странно с тобой, Марина, постельные отношения логично смешиваешь с использованием противотанковой артиллерии. Притом и то и другое крайне непонятно, что ты сама думаешь.
– Успехи металлургии способны серьёзно повлиять на моё мнение, – угрюмо буркает Херктерент.
– Марина, –примирительно улыбается Рэда, – ты обожаешь выглядеть куда более загадочной, чем есть на самом деле. Однако, образ девочки–загадки ты совсем не создаёшь... Только дым завесу  ставишь.
– На фоне таких как Эр, Сонька, да ещё и Змеедевочка пожалуй, мне как говорится, ловить нечего.
– Только тебя многие считают ядовитой – не поймёшь с детской непосредственностью или взрослым издевательством сообщает маленькая принцесса. Марина кулак показывает.
– Не всегда применимый аргумент, – откровенно дурачится девочка.
– Всегда, – скалится Марина во все тридцать два, – изделие «Аргумент» –штатное название дубинок орлов нелетающих для городских беспорядков. Сначала были деревянные варианты, прогресс не стоит на месте сейчас все больше резиновые применяются, хорошие породы дерева заканчиваться начинают.
–Насколько я помню, – глубокомысленно изрекает Осень, – с распространением бамбука в соответствующих широтах нет сложностей, растёт повсеместно. Тоже хороший материал для изготовления средств для пресечения гражданских волнений. Пулемёты хороши, но это крайние методы. Есть и средства попроще.
– К растущим бамбуковым побегам привязать – хмыкает Марина, – Эффективность, как и с пулемётами стопроцентная.
– Это так, – кивает маленькая принцесса – только трудозатраты куда выше, и человеческий материал уходит в отходы на все сто.
«А ты страшный человек, хотя и маленькая, впрочем сама не лучше!»

– Что поделать, – невозмутимо пожимает плечами красивая девочка, – даже эффективные методы имеют свои недостатки.
В общем, понятно становится, совершенная красота Осени сравнима с безупречной красотой Софи – не все это замечают, поражённые очарованием. Когда понимают с кем имеют дело, ядовитые челюсти уже впрыснули яд и хищник снова принял  безобидный вид. Марине ещё непонятно можно ли дружить с Маленькой Принцессой, но уже ясно врагом Осень лучше не иметь. Тем более, уже ясно – это будет знаток коварных ударов с самой неожиданной стороны. Причём она сама не распределила ещё Еггт по категориям друзей и врагов. Друг на всю жизнь у неё один, это Рэда, кому прощается абсолютно все хотя и так не сделала чего то предосудительного, Хорт простится абсолютно всё и это надо учитывать, учитывая немаленькие возможность Осени и значимость её дома. Но пока она больше принюхивается, как, впрочем и Еггты. Пока пожалуй очевидно одно – в этих стенах она не намерена бороться за влияние, если ей предоставят соответствующую её уровню нишу. Причём там и Рэде изначально место должно быть. И Осень сама решила, что именно Рэде положено. Пусть только попробуют Рэде не предоставить...
Знакомые Марине задатки поборника справедливости. Постоянно кажется, что чьи-то права нарушают. Другое дело время постоянно изображать из себя обиженную у Рэды давно прошло, сейчас и в мыслях нет настраивать Маленькую Принцессу против кого бы-ты то ни было. Впрочем не следует забывать про злопамятность и одновременно справедливость Рэда. Впрочем, насколько Марине известно Хорт ни на кого ни на кого ничего не затаила, а Осень не успела ни с кем поссорится. Хотя у природных красавиц с этим обычно быстро. Причём недостатки характера роли совершенно не играют, играет совершенно иррациональная зависть к достоинствам внешности, которые во множестве высмотрят включая те, о каких красавица сама  знала недостаточно. Но пока похоже всего-навсего не слишком внимательно рассмотрели. Хотя с этим обычно очень быстро всё происходит. Что ничего не нашли, может быть с тем связано, что Осень слишком уж идеальна. Хотя по мнению многих, в то числе и Марины так не бывает. Надо лучше смотреть, вот они и смотрят. С чрезмерною наблюдательностью в таких случаях она возрастает в геометрической прогрессии. Высмотрят обязательно, времени слишком мало прошло. Ненависть к красавицам – своего рода сезонное эпидемическое заболевание, бывают на них все, различается только степень явности и тяжести. Хотя тут вроде нету тех у кого бывает в тяжёлой форме. Хотя кто знает...
В свете начала эпедении по проверки Осени на прочность хорошо и даже очень её дружба с Рэдой. В порядке вещей подставлять под удар кого-нибудь по зубастее, тем более великолепно знающего правила игры и какие праила переходить не принято. Главное – решать проблемы самому или с помощью сверстников, самое жесткое противостояние в рамках одного возраста. Не принято подключать должности,  деньги  или титулы родственников. Некоторые может и рады бы были этот ресурс приминить. Но вормально самые влиятельные во главе с недостижимыми Херктерент подобное предпочитабют задействовать только при чём-то серьёзном, чем насмешки над ннедостатками внешности или благостояния не относятся. За послелнее какждая из сестёр сама может осадить весьма жёстко. Да все понимаю – дразнить Чёрных Змей в их логове по меньшей мере, не безопасно, а «Сордаровка» именно таким логовом воспринимается. Марина  уже устала всех разубеждать, что представление личностей вроде Кроэн хотя и общераспространённые, но полностью ошибочные. Её красноречие и дар убеждение почему-то не работают, Софи и вовсе рукой махнула, о политики Императора в отношении школы подтверждает любые безумные фантазии, что не слишком противоречат её представлениям. Почему никто поверить не может, что всё что можно в школе и нельзя в Уставе зафиксировано, есть у каждого. Императором подписано. И никаких иных законов и подзаконных актов не существует «Уставе» всё есть. Говорят множество глупых вопросов на предмет что «можно», и «нельзя» привели к кому, что «правоведение» стало обязательным предметом с оценкой, идущей в выпускное свидетельство.
В общем, очередной раз родители Осени проявили мудрость, найдя дочке крепкого человека, отлично ориентирующегося в школьной жизни, ещё и сама, правда в книжном варианте, весьма известная среди ровесников Маленькой Принцессы. Ещё сама с в общем-то установленными контактами в привычной Осени да и её сестре, среде.
Плюс Осень влюбилась в книжный образ Хорт задолго до того, как узнала её по-настоящему. Мало кому так везёт в жизни – подружится с любимым персонажем любимого цикла произведений.
Только Марине «повезло» прямо наоборот она ухитрилась и поссорится, и и подраться, и покалечить, и спасти от смерти Рэды, и обратно с  ней подружиться, практически не читая Хорта и понятия не имея о книжной Р, как её называла разноглазая, чтобы не подумали, что она дразнится, древнее имя многие воспринимали как насмешку. Но придуманное Эр многим показалось ещё более смешным и оскорбительным. Эр, как обычно, придумала то что не хотела. Хитровывернутые мозги опять сослужили плохую службу. Ладно хоть не ей самой. А языкастая и драчливая Хорт оказалась крайне плохой мишенью для насмешек. Правда кровь пролилась, прежде чем это поняли...
Но как говорится, некоторые под другому не понимают. Рэда потом говорила, время после возвращения из клиники было очень плохим. Несколько месяцев с ней почти не общались. Нет, утопится она не пыталась, просто не вовремя подвела больная нога. Зато как бросились налаживать отношения, когда поняли, что Младшая Херктерент с ней помирилась, да и Эрида хоть и странная, но тоже Великая. Хорт отходчива, ничего непоправимого ей не сделали. Сделала вид, что всё простила. Но всё равно, кроме Херктерент и Разноглазой больше ни с кем не сблизилась. Все люди и живут друг с другом в основном в состоянии различных видов нейтралитета. Совсем Рэда оттаяла только после появления Осени. До этого даже на сравнения с книжным образом огрызалась...
Впрочем, Марина хотя цикл и прочитала, никогда Рэду с книжной не сравнивала, Эриде не особенно понравилось. Да она и вообще не любит сравнивать книжных персонажей с живыми людьми.
Самая надутая сейчас Рэда. В её  жизни всякое было – и её все любили, здоровенным бородатым мужчинам обычно нравится, когда маленькая девочка пытается играть в те же игры что и они... Было что и  совсем другие люди на неё косо смотрели. И пушистый период сейчас начался. Но сверстницы на Хорт по прежнему посматривают косовато. Фактор Херктерент на всех влияет крайнее положительно в для Хорт смысле. Но влияет её собственный дурной характер... Переключила всё собственное внимание на Осень, словно в целом мире никого больше нет. В более старшем возрасте могло бы перевести к сложностям да и сейчас уже на грани проблем. Любовь и настоящей проблемой бывает.
  Рэда похоже сама определиться не может, как себя вести с Мариной и Осенью вместе. Помнится манеры Хорт удостаивались похвалы Императрицы. Сейчас Кэрэтта вряд ли сказала бы что-то хорошее. Впрочем  Осень к определённому кругу относится, а такие вещи Старшая Еггт помнит.
Впрочем, об этом Доме Кэрэтта (редкий случай) ничего плохого не говорила. Видимо, произвело в детстве впечатление как Великий Дом чуть Мёртвым Домом не стал.
С сестрицей Осени у Марины чисто служебные отношения. Сказалось, что она генерала  запаса дочь. Командир одной из боевых групп. С любой стрелковкой на «ты». С новейшей «шестёркой» управлялась просто блестяще. Пока в позапрошлом году Эорен о себе. Впрочем, лучше неё сомнительно что даже создатели пулемёта со своим детищем обращались. Марина со сложными чувствами относилась к тому, что не увидит Утреннюю Звезду с «шестёркой» наперевес. Вот сестрицу Осени видела. И командовать старшая умеет. С субординацией у неё всё хорошо. Впрочем, Великие Дома все«Устав» чуть ли не с молоком матери впитали. Впрочем, по мнению Марины многие только для парадов. Впрочем, острица Осени не из таких, Марина, по служебной лестнице стоит выше её. А вот младшая с этим ещё не определись. Слишком привыкла во всём первым быть. Тут и недоработку родителей можно подметить: безусловно, умненькую  девочку, они не только всесторонне развили, но и перехвалили.
Вот она и оценивает адекватно только Рэду все остальные проходят,как фишки в игре, где на каждой написана цена. У Марины тоже проставлена одна из высших. Но и у самой Осени номинал немаленький, и она это знает. Сложность в том, что не все вокруг играют в игры по её правилам. Ещё сложность с том насколько Осень и Марина по одним пр вилам играют, точнее насколько они совпадают. С сестрицей-то совпадение полное. Только младая к старшей довольно критически настроена. У неё только Рэда совершенна во всём.
Причём сама Хорт это понимает, но не злоупотребляет. Её с Мариной устраивают сложившиеся взаимоотношения, Осень даже преградой могла бы быть, окажись Маленькая Принцесса не столь умной. Впрочем, ум и возможность тупить в одном  человеке прекрасно сочетаются.
Сейчас Рэда похоже опасается, что за возможную глупость Осени придётся отвечать ей. А она отлично знает возможности Марины. И какие полномочия  ей Император  бывало делегировал. Будучи Главой Дома она и сметные приговоры  могла выносить. Не сделала, ибо заслуживающих личностей в,поле зрения не было. Но Хорт такую возможность учитывала. Вот Осень не задумывалась.
  Хотя в школе статусы считают на раз-два. Рэда своим довольно тяжёлым характером так себя поставила, что на неё смотрели косо. Сонька говорила после исторического перемирия Хорт стали завидовать. Сама сестрица в основном общалась с другими людьми нежели Марина, к людям её круга относилась в точности как младшая, Хорт исключением не стала. Хотя Софи, в отличии от Марины, Хорта читала, и он даже некоторые эмоции вызвал во всяком случае, иллюстрация с книжной Рэдой, где моделью была натуральная, появилась. Интересно, лабрис у кого первой появился? Судя по имени дочери Хорт тот ещё фантазёр. Рэда хотя и общается со страшной выдумщицей разноглазой сама довольно рациональна, и складом характера ближе всего к Марине.. Она впрочем, тоже была увлечена персонажем Великой эпохи,даже второе имя в честь неё. Только его используют иногда только Сонька и Эр. Причём разноглазая произвольно, когда в голову взбредёт. А Софи только когда хотела подчеркнуть серьёзность того, что она говорит. Как сама Марина употребляла «Лиза» по отношению к ней. Кроме Марины Софи так могли только отец и мать. Причём для Императора это было определённо трагическое воспоминание о оставленном мире. Какое именно он не говорил, возможно даже Кэрэтта не знала в честь кого второе имя старшей дочери. Но считал нужным помнить. Со своим прошлым поладить сложнее всего. Хотя и десятки лет с тех времён прошли. И Империя его молодости бездарно рухнула. Дожила ли ло краха неведомая Елизавета, дочери Императора так и не узнали...
Хотя Дом Осени пересекался с Еггтами, а не с Яграми, одной из прародительницей кого считается историческая Осень. Марина так и не добралась до её трудов по алгебре и геометрии хотя ссылки встречала много где, и портрет был в учебнике начального уровня, хотя она писала о куда более сложных вещах. Даже своей главной особенностью –отсутствием эмоций та Осень не походила на эту. Про древнюю говорили, что она с одинаковым лицом прорубалась через вражеский строй и распоряжалась лесорубами. Говорили, ей всё равно, чего или кого рубить. Внешностью была средней, с тех времён не понимали, что Ярн Ягр в ней нашёл, кроме роскошной серой косы. Хотя от времён завоевания осталась легенда, что она как и почти все Девчонки Дины были не людьми, а кем-то из другого измерения, демонами как южане говорят. Впрочем один из доспехов Осени на самом деле с маской мужчины, даже с усами и бородой. Да и бою она была страшна. Впрочем Молодая Ведьма по другому и не учила. Почти про каждую из её цветника есть разной степени достоверности легенда, что кто умер на её клинке. Особенно забавно выглядело, что многие предпочитали пламенеющие. Впрочем про Осень говорили, что она была одной из немногих кому Дина дала ручню молнию своей матери, способную плавить стены. И жечь людей заживо. Впрочем Чёрная Еггта это многими способами умела. Прожила меньше матери, но запомнилась больше. Первая создала Армию, что создала Империю. Вторая её саму создала. Третья и Четвёртая сохранили. Удалось пережить распространённого заболеванияи Великих Империей – распадаться со смертью основателя. Четыре Еггты Императорами не были, но несокрушимый фундамент Империи заложили.
Про Марину и Софи говорят,что в них древняя слава возродилась. Похоже и несколькими другими домами получилось что-то удачное. Но далеко не с большинством.
Рэду пока устраивает, какую роль она и играет в будущем именно эта роль может привести к сложностям, особенно с занятием собственного места в мире. У неё и отец ошибку допустил, и Рэда, вероятно, окажется не к той излишне привязавшись, особенно при факторе разноглазой поблизости. Хотя биологический фактор может оказаться сильнее социального.
Хотя с фактором разноглазой поблизости, как говорится чревато. Пусть она никого и не убеждает и не заставляет, но ей как-то все почему-то не отказывают, Марина не исключение. И не то что бы всё прошло так уж плохо, скорее уж наоборот...

+1

23

Не совсем кстати сестрица Осени в памяти всплывает, точнее комплекс знаний о ней. Из того, что только что в голове бродила – к прилипалкам Эриды не относится, и вообще её увлечений не разделяет. Вообще близкого интереса ни к кому не проявляет. Но и противницу ранних контактов из себя тоже не корчит. В Генштабе состоит, офицер в одном из резервных батальонов, что в школе типично для девушки её происхождения. Внешне довольно сильная, навыки обращения с оружием тоже типичны для её происхождения. Ещё медицинские знаки различия носит, чего на фронте никто не делает, и как показали события прошлой осени-зимы, в основном как раз с Рэдой связанные, умеет действительно немало. Из важных навыков – имеет права на управление основным семейством армейских грузовиков и командирских машин. Тоже, в общем-то типично, в старших классах почти везде учат на водителя каких-либо армейских транспортных средств. Много где проходят начальную подготовку водителей бронетехники. В «сордаровке» в том числе, но сестрица Осени сама не захотела грозной специальности. Благо возможность выбирать была, диапазон крайне широкий. Хотя препятствий не было. Посмотрим более ли  боевитой окажется Осень. Хотя Рэда с техникой на довольно среднем уровне. А маленькая принцесса ей в рот глядит. Хотя и собственная головка далеко не пустая.
Занимается не потому, что тягу испытывает, как Марина или Софи, а потому что время такое и как говорится, определённый статус подразумевает владение определёнными навыками.  Вот она и овладела, а этот Дом из тех кто ничего не умеют делать плохо. А Осень безусловно лучшая в текущем поколении. И безусловно хочет стать самой блистающей. Притом во всём. Как Марина когда мечтала сестру превзойти. Но она только с Сонькой состязаться и то это стремление она переросла. Осени много с кем дело иметь дело предстоит. С собственной сестрёнки начиная. Амбициозных сейчас куда больше. Видимо изменившие обстоятельства многим показались открывшимся возможностям. Война способствует старту множества карьер, двигает вперёд молодых. Особенно тех, в кого изначально вложили больше, нежели в других. А на Осень уж ресурсов не пожалели.
Хотя не зазвиздится ли она как многие из семей такого уровня? Хотя со времён Ленн прецедентов не было. Хотя как знать, такую вот привыкшую себе уникальной  считать вполне может заклинить. Хотя набор этого года тем тот уникальный где Софи, Марина и ещё разноглазая были. Но не поделили же всех на враждующие друг с другом группировки, занятые исключительно противостоянием. Раньше такое и в «Сордаровке»  «котов» бывало. Несколько лет назад Хейс слишком умной оказалась, не желая амбиции Тъенд поддерживать, да обе Херктерент не захотели вмешиваться,
Сейчас история может начаться по-новой, тем более Херктерент не слишком нравится Маленькая Принцесса, да и у Осени всё хорошо с интуицией. Марина пока на войну не настроена, но все знают и Осени в том числе, в клиническом миролюбии ни одна из Принцесса Империи не замечена.
Хотя возможность противостояния с Осенью существует больше в мозгах Марины. Сама Осень ни о чём таком не думает. Тем более рядом находится Рэда, имеющая опыт неудачного противостояния с Мариной. С другой стороны, именно  неудачное противоборство может послужить знаменем своеобразного реванша и мести. С точки зрения Марины, Осень вполне в состоянии разбудить старые обиды Рэды. Только этого пока не делает, возможно не имеет такого намерения, а возможно, просто выжидает. Как говорится, время покажет. Во всяком случае Младшая Херктерент пока намерена держаться на стороже. Со Старшей своими подозрениями ещё на Архипелаге поделилась. Сонька нашла в них зерна истины. Но отговорилась в стиле, что «орлы мух не ловят». В смысле Принцессы Империи слишком крупные птицы, чтобы подобные птички разевали на них клювики. Проглотят и не заметят. Марина сказала, что в юном возрасте часто переоценивают свои силы. Софи только посмеялась в ответ. А Марина вспомнила об успешно заложенном фугасе. Сколько в нём было кило взрывчатки, и что Марина смонтировала его одна. Снимала потом тоже в одиночку. Поговорка про количество ошибок сапёра не сработала. Слышно бы в случае ошибки было далеко. Но было, что было. Хотя некоторые великие аппаратные войны прошлого как раз со школьных противостояний, сейчас на этих фронтах затишье в ожидании новых противостояний. Хотя, если Сордар внимательно слышать, на Флоте вполне громыхает. Да и если к Соньке прислушиваться, Император много чего нелестного говорит об авиационных Командованиях. И не заменишь, пока прямой изменой не запахнет. Впрочем, на Юге, к счастью не лучше, Император уже предлагал за некоторые идеи отправить южанам грэдские ордена, ибо грэдская агентура высших уровней не могла бы сильнее подорвать боеспособность Мирренской Императорской Армии и Флота сильнее чем собственные военачальники. О будущем надо думать уже сейчас, другое дело, что маленькая принцесса не нацелена на какое-то определённое, в отличии от Принцесс Империи.
«Волков лучше всего убивать щенками» – так выражается и Император, и Кэрдин, и даже Пантера и Сордар и Смерть с Хереноктом. С этим согласна и Марина.
  Марина ещё не решила, завязывать дружеские отношения, или начинать противостояние. С одной стороны, в относительно нейтралитете лучше состоять со всеми, никого к себе особо не приближая, но и никакого так уж резко против себя не настраивая. С другой стороны, в таком вроде бы дружеском нейтралитете скрытые враги встречаются в изобилии. Причины для зависти и ненависти поистине неисчислимы. Человек и сама и может придумать и спровоцировать с радостью помогут. Зачастую имея целью, чтобы в противодействии вы уничтожили друг друга, а все выгоды достались ему. В «сордаровке» все известные виды интриганов есть, некоторые весьма искусные, хотя и изрядно юные. Большинство – мастера притворятся. Такие, как подозревает Марина, во множестве сосредоточены поблизости от Эр, и усиленно копают друг под друга, борясь за её внимание. Подставить друг друга как правило, не выходит из-за удивительной мудрости разноглазой, с пары слов улавливающей суть конфликта, и как-то чующей, что именно человек может сделать, а что – никогда. И ведь не ошибается. Даже Кэрдин говорит, не отказывалась бы от сотрудника с такими способностями. Но сама Эр считает, ей не пойдут никакие погоны и форменные мечи. А заставить до невозможности упрямую принцессу никто не в силах.
Некоторые из таких конфликтов продолжались столетиями, тянулись чуть ли не Еггтовских времён. Причин или повод давно забылись. Стали давно ритуализированными и формализированными, вроде современных конных поединков в броне. Участвовали в них зачастую те же люди, чти гербы были на броне. Но что-либо на этих поединках повредить было совершенно нереально. Настолько детально за столетия разработали правила. Сейчас эти «Поединки Велики» больше напоминали танцы настолько выверены и отточены все движения и удары. В Столице этим многие увлекались. По некоторым праздникам, государственным и определенных Домов организовывались показательные выступления. «В качестве Дани Уважения Великому Прошлому. Выступать не гнушались даже Главы Великих Домов, благо в доспехах Великой Эпохи все ходить умели и холодным и огнестрельным оружием тех лет владели. Сама Кэрэтта участие принимала. Марина морщила нос, стараясь по возможности не смотреть на мать. Ходить в киношных доспехах – невелик труд. Хранителям еггтовского арсенал консультации кино- и театральных постановок неплохо оплачивались. Они и сами снимались иногда. Только позднее узнала – Кэрэтта ходила в копии доспехов Дины II, изготовленных по той же технологии. А они были тяжеленными, самой Молодой Ведьмой проверялись выстрелом из армейского ружья почти в упор, на многих есть проверочная вмятина, на деле они были ещё прочнее и выдерживали выстрелы из огромных длинноствольных нарезных ружей работы самой Дины II, а также легендарных «дыроколов» Дины III и её приближённых. Хм в том числе и Осени. Хотя как соратник Дины она прославилась в первую очередь как  штабной работник. И как ни странно, телохранитель, кто один раз оказалась в самом важном месте. Бывают такие удары стилетом, что стоят выигранного сражения, а то и многих.
Вовремя будущая Ягр заколола наёмного убийцу. А Еггты отличаются хорошей памятью на всё. И ничего не забывают.
Марине даже стыдно немного, что она не обратила внимание когда-то, что мать ходит в подлинной броне Чёрных Дин. Марина её примеряла. Вторая Дина была невысокой. Честно было тяжело. А Дина что Вторая, что Третья, кроме «Молнии» что впрочем, никогда не подводила ходили обвешанными с десятком пистолетов и чем-то с гранёной боевой частью. Мать говорила, чтобы пробивать доспехи. И точно, известны поражённые. Дочь – человек с такой раной скорее загнётся или выйдет из строя от потери крови. Её Старшего Телохранителя звали не по имени, а по говорящему прозвищу «Живодёр». Мать звала Дину III  «Маленькое Чудовище», как максимально долго и мучительно заставить кого угодно умирать от ран эта Еггта прекрасно знала. Впрочем, выпустить кишки или вспороть горло прекрасно могла и сама Дина II только не наслаждалась этим, в отличии от дочери. Впрочем до выходок Чёрной Змеи им обеим было далеко. Она вырванную у живого врага печень могла у него на глазах сырой есть. И он только потом умирал. Могла отрезать человеку всё, что угодно, и он умирал только когда ей надо было. Внучка глубину познаний грозной Чёрной Змеи так и не освоила. Мать с ней своими не делилась. Ей до си пор шутку с фаршированными младенцами забыть не могут. Кэрэтта смеётся, что это уже несколько сот лет, что любая Еггта готовить умеет. Императрица или Сонька и Марина – не исключение. Мнением обезьян и поросят, что они думают про кулинарные пристрастия Великого Рода никто не интересуется. Древняя Осень знала настоящий рецепт блюда. Интересно, посвятили ли эту? Во всяко случае, в игнорировании какого-либо вида вида мяса или субпродуктов она не замечена. Явно для смеха поделилась с Мариной мудростью наёмников, людоеды считают , на человечину по вкусу больше всего похоже свинина. «А на кого похожи сами людоеды?»  – спросила Марина. Такие как Смерть, да и Херенокт, пожалуй вполне могли в воспитательных целях, людоеда собакам скормить. А то и сами сожрать  под местную самогонку. Наёмница, сильно по пьяни хвасталась, что у неё есть ещё рукописный трактат как лучше всего человека готовить. С разбивкой по возрастам, органам и методам приготовления. Херенокт не говорил, а намекал, что владеет тоже рукописным расширенным изданием. От этих двоих можно было ждать чего угодно. Впрочем современную южную книжку про выделку человеческой кожи причём с упором на кожу молодых, особенно яловых самок Марина у Кэретты видела сама. Канцелярия Императрицы поставила штамп «особый доступ», но дочери Императрицы под него попадают. Причём сама Кэрэтта явно считает, южане годятся только на сырьё для дубления. Причём Саргону и Сордару, уничтожившему много больше южан, чем Императрица в жизни видела, это прекрасно известно. Другое дело, запроси Принц у Императрицы деньги на модернизацию линкора (технически возможная операция, Кэрэтта всегда смотрела на погоны Сордара), Принц бы получил всё до медяка и ещё дополнительный полный боекомплект сверху. Недостатков Старшей Егге приписывают многовато. Впрочем, эту традицию пошла, наверное, с отрезанных лично Чёрной Змеёй языков. Жестокость с тех пор считается семейной чертой Еггтов. Хотя уже несколько сот лет угрозы что-нибудь отрезать или вырвать никогда не притворялись в жизнь. Хотя воспринимались серьёзно. Марина раздумывает, не пошутить ли в таком стиле на маленькой принцессой. Но при здравом размышлении решает, что лучше не надо. Может и поверить, и из инстинкта самосохранения ударить первой. И в материнском, и в отцовском были известные отравители. Лучше не проверять, какие из семейных секретов сохранились. В талантах Осени в химии как органической так и нет, Марина не сомневается. Впрочем, и Кэрэтта намекала, что она хорошо разбирается в сильных ядах, и при серьёзных сложностях может помочь. Крайне прозрачно намекала. Хорошо оборудованные химические лаборатории были и в городском дворце, и во Дворце Грёз. Та что во Дворце Грёз служила основанием для подозрений Марины в адрес матери в своём отравлении. Хотя расследование показало, помещение было просто ради факта существования ибо лаборатория у Еггтов со времён Чёрной Змеи просто обязана быть. Сама Кэрэтта ей не пользовалась с того времени, как эта часть Дворца была завершена. Да и тогда, Императрица больше проверяла, что не утратила былых навыков. Странно, что она некогда не трахнула никого из родни. Сама она слишком была нужна живой и здоровой. Во сама она по старой традиции ударила из самого крупного из возможных калибров. Естественно, такой залп не выдержали. Юная Еггта была очень довольна.
Подобное коварство, притом простое, как мычание, со временем сама Марина стала уважать. Возраст сам по-себе не особенно заслуживает уважения. Особенно если сопровождается дикарским уровнем в освоении технических новинок, что с лёгкостью осваивают младшие дети следующих поколений. В случае с Кэрэттой этой вещью был телефон. Юной Еггте было некуда и некому звонить, ей тем более не звонил никто. Но она прекрасно знала, все районы Великого города и многие соседние населённые пункты связаны этой связью. Книжка с прямыми номерами важнейших ведомств и Великих Домов не просто так лежит. Под носом ненавидимого всей роднёй человека, оставили смертельной оружие против этой родни. Император, его группировка и поддерживающие их Дома в отношении с другими Великим предпочитали полагаться. Благо эти отношения касались крайне узкого круга лиц. И не задевали никого другого. Кэрэтта в этот круг входила. В отношении её понарушали много чего. При этом были настолько технически безграмотны, что оставили её возможность сообщить о нарушениях с помощью современной техники. Что было по меньшей мере, глупо при помешанном на технических новинках, Императоре. Марина даже жалеет, нет изображений лица Кэрэтты  во время того телефонного звонка. Более высокопробное торжество и превосходство наверное столетия не видели. Ибо одним звонком Юная Еггта до основания разрушила окружавший её мир кошмаров, и уже через несколько часов принялась создавать свой. Пусть в начале и не придумала ничего лучше, как искупаться в игристом вине только в фамильных драгоценностях. У девчонки, добившейся свободы суть ли не в с стиле южных романов из времён рабовладения просто до безумия зашкаливало фантазию. Рассказать про это дочерям она решилась совсем недавно. Некоторых предметов роскошные древние сервизы лишились тоже тогда. Юная Еггта плохо разбиралась в вине, и впервые в жизни могла пить и есть всё, что ей в голову взбредёт без ограничений. С чувством меры у Кэрэтты было по-еггтовски отвратительно. Тем более победу праздновала она только в обществе собачек. Наверное, как они тогда обожрались пёсики помнили до конца жизни. Производители фарфора и хрусталя и сейчас успешно продавали копии древних сервизов. Но Юная Еггта копии уничтоженных предметов заказывать так и не стала.

+1

24

Неудачно бухнул в субботу. В воскресенье уехал на скорой. Инфаркт! Обследование показало, что второй. И ещё два инсульта было. Плюс нашли диабет. На даст "семья" помереть спокойно!

0

25

Чистяков написал(а):

Неудачно бухнул в субботу. В воскресенье уехал на скорой. Инфаркт! Обследование показало, что второй. И ещё два инсульта было. Плюс нашли диабет. На даст "семья" помереть спокойно!

Поправляйся. А бухать в жару - идея не лучшая. Я вот сейчас каркадэ пробавляюсь.

0

26

В общем пока пока предпочтём нейтралитет поддерживать. Предоставим Осени первой шаг сделать или удар нанести. И будем действовать по обстановке. Сразу сокрушить Еггту она не сможет, несмотря на весь свой ум. Тем более у неё опыт взаимодействия со сверстниками ограничен этим летом. Из всех особенно выделяется Рэда, а на неё у самой Марины определённое влияние имеется. Не пришлось бы Хорт в ближайшее время делать выбор, хорошо если пока только на личном уровне «ты с кем?» Хорошо группировка куда входит семья Осени союзна Императорской. Но такие союзы не бывают вечными, хотя конфликта интересов вроде бы нет. Но личные симпатии–антипатии приводят и к политическим конфликтам. Или наоборот новым союзам. Рэда в некотором смысле слова ключ и к тому, и к другому.
  – Ой! Девочки давайте в горячие сходим! – Марина чуть не выругалась, в Большом мире подобное предложение в любое компании означает ровно одно – продолжить вечер с противоположным или какой нравится полом, отличающимся крайне широким взглядом на мир. не зразу соображает, большой мир – не только школа и императорские резиденции, а сказанное – точка зрение Императора. Любовные пары так говорят, но они друг на друге замкнуты. И  кроме них эти предложения никто не слышит значение, близкое императорскому известно, но употребляется людьми имеющими какой-никакой статус, пусть и не обязательно законный. И означающий успешное завершение сложных переговоров Император использует именно это значение.
Но есть и множество других,одно из основных – встреча с близкими родственниками и друзьями. Возможно Осени некоторое время назад было известно именно оно.
Во всех учебных и развлекательных заведениях, где были горячие, словосочетание «посидеть» в горячих в первую очередь значит «дружеские посиделки» с угощениями и фейерверками детям известны и любимы. Значения с хихиканьем и опущенными глазками становятся известны несколько позднее.
Конкретно в «Сордаровке» раньше явление по-настоящему массовым становилось только в старших классах по утверждениям Пантеры и Сордара. Впрочем, с «сордаровками» в школьные времена ему посидеть всё равно не удалось. Хотя некоторые выпускницы тех лет и даже определённого года до сих пор утверждают обратное. Хотя младшая Ягр ограничивается демонстрацией скандальных по тем временам снимков. Знакомые люди там были, начиная с самой Пантеры. Не было Сордара. Видимо Саргон действительно умел нанимать неподкупных охранников, а то желающих на такой ценный ресурс как девушки Первых Домов Империи Принц  Империи возглавлял. Их собственный цветник и тогда, и сейчас всеми возможными качествами значительно уступал Сордаровскому.
Осень решила попробовать то, что почти ушло. С тех пор как в этом «розовом пенном озерце завялось чудовище разноглазое. С тех пор даже общие горячие стали узаконенным местом для совместного проведения времени в любимом Эр стиле. Места за закрытыми дверями на двоих троих с начала учебного года до Новогодних праздников заняты. Конфликты не приняты. Спорные ситуации решает разноглазая. Иногда в итоге, оказываясь третий. Впрочем, она и так во множестве чувственных многоугольников, или как сама «звёздочек» состоит, а любит, вообще всех, как Марина добавляет, с момента появления сисек.
Рэда с Осенью быстрыми оказались записав за собой ближайшее свободное время.
С собой брать ничего не нужно, у каждой есть индивидуальный шкафчик, где хранятся полотенца и купальные принадлежности. Времени здесь проводят мало. Только пакеты забирают, да обувь снимают. Но дверца каждого шкафчика украшена рисунком или снимком с изображением хозяйки, понятно чьего авторства. Обычно изображена только в школьном белье или купальнике, обычно полуодетом или вовсе без некоторых частей, вроде одного чулка но обычно их специально просят изобразить в обеих. Изображение – лишнее доказательство, что было время, когда она нейлон носила каждый день. Марину не слушают, когда она говорит что из-за успехов химической промышленности нейлон через несколько лет станет общедоступной вещью. Не все рассчитывают эти годы. В прошлом году многие выпускницы грозились по окончании открутить дверцы и увести домой. Почти все так и поступили.  Тем болле много где Эр поработала над обоими сторонами, покрыв внутреннюю сторону куда более откровенных,нежели наружную. Почта в Империи хорошо развита. Разобранный линкор с одного побережья на другое доставят. Марина знает, были попытки отправки детей как почтовых отправлений в хорошо вентилируемых ящиках. «Всё что не запрещено, то запрещено». Прямого запрета  на самом деле не было. Появился после скандала. Ещё и наказуемым стал. В Почте Империи слетело немало голов.
Во второй раздевалке ящик без дверец, и даже без задней стенки. Просто коробки, поставленные друг на друга. Древесина вот только наводит на мысль о не целевом использовании ценных ресурсов. Причём это не художества разноглазой так было по первоначальному проекту что сам Император утверждал. Впрочем, из-за Эр простор раздевалок значительно сократился, столько появилось новеньких шкафчиков, кресел,вешалок, диванчиков., но самое главное – холодильников, и музыкальной техники Марина знает – когда её монтировали, сделали новую сеть в этой части Парка, прежняя не выдержала такого напряжения, ибо количество электроприборов до промышленных холодильников выросло в геометрической прогрессии. Любая компании любого возраста и состава найдёт всё что пожелает. От мятных конфеток до возбуждающих средств. Соправитель наладил поставки в школу. Разноглазая вполне профессионально список потребностей что кому нравится, не забывая об обычных запросах.
Марина даже шкафчик с коллекционными бренди, нашла сама такие пила только по особым случаем или с той же разноглазой. В очередной раз задала бессмысленный вопрос, не рехнулась ли Эрида. Та в очередной раз закатила свои удивительные глаза. «Зачем спрашиваешь, когда ответ очевиден?»
Действительно, чего уж проще? День Рождения по особенному надо отмечать, точнее с чем-то особеннным. Вот бутылочек на всех девушек, чтобы ка
ждая могла взять с собой на память. Ну и о тебе других я помню... Херктерент чуть не заехала между разноцветных глаз. Эр присущем ей изяществом обозвала её пьяницей. Наверняка ничего такого не имела в виду само так получилось. С разноглазой так всегда.
Осень изящно сняла и сложила в ящик школьную юбку и жилет с рубашкой. Осталась в велколепии белоснежных шелков  с отливом комбинации от Пантеры и кружевных чулков с пояском. В общем такой её вид в жилых корпусах уже всем известен. Но как Марине кажется, этот комплет надет Осенью. Точнее сейчас медленно медленно снимается первый раз. Осень боком  повернулась подвязки расстёгивает медленно, напоминает картинку из журнала для взрослых, благо Пантера сотрудничает с самыми известными. До Марины с опозданием доходит – да она же на меня своим телом впечатление произвести хочет. Соблазнить как миррены говорят. понимая под этим словом что-то скверное. Хотя Марина в побуждении к половому акту нерешительного человека ничего плохого не видит. Но это слово мирренское, а у нерешительных должно быть много. То-то у них столько историй про коварных соблазнителей обоего пола. Соблазнительницы в этих историях отрицательные персонажи. Соблазнители – не всегда. То, что Осень задумала – вполне банальная вещь среди лиц статуса к какому они обе относятся. В учебных заведениях закрытого типа они особенно распространены. Большинством потом вспоминаются с самыми тёплыми чувствами. Хотя не всегда продолжаются в дальнейшем. Осень рассчитывает, что ей повезёт. Организм удачно перешёл на новую стадию развития. Ну, она и решила сразу воспользоваться открывшимися возможностями. Причём вместо Марины мог или могла оказаться кто угодно. У самой Осени  хватило ума не заглядываться на безусловно лучшую в этом поколении Лизу-Соньку. Осень выбрала лучшую из имеющихся. Точнее из тех относительно с кем могло что,то быть. В теории у неё мог бы даже быть шанс, при отсутствии в природе разноглазой. Вдруг вспыхнувшие чувства Марина допускает. Но не в варианте Осени. Во многом из–за её совершенства.
У Рэды бельё стандартное школьное. Впрочем это тоже «Пантера» некоторыми меняется чуть ли не ежедневно. Как «порванное» хотя на деле всё даже в нераскрытых упаковках отправляется домой. Может подругам, да младшим сёстрам, может на продажу. Страна большая, до Красной Кошки из многих местностей далеко. В МИД всё понимают но продолжают бельё для школы в космических объёмах закупать.
Рэда просто одежду себя снимает, Осень продолжает спектакль. Вот уж точно – молодая да ранняя. Чувствуется, общалась с самыми смелыми островитянками.
Впрочем, Марина помнит снимки, где голенькая Осень и Рэда вместе. Притом, лежащими в обнимку, словно влюблённые. Марина знает, со слов Эр делавшей эти снимки, что это она попросила их так лечь. Взрослая и совсем юная девушка вместе показались чокнутой разноглазой необычайно нежными и милыми. Были зафиксированы фантази Эр, а не разноглазая фиксировала нечто происходящее между ними. Марина удержалась от вопроса «не хотелось по-настоящему попробовать?». Ограничивались переглядыванием да совместным хихиканьем. Марина уверена, разноглазая много чаще задавала этот вопрос и совсем не уверена в данных ответах.
Островитянки себя крайне взросло вели. Осень и Рэда общались с теми, кто и на местном фоне отличались отчаянностью. Хотя кроме Вьюнка происходили из нормальных семей. Впрочем тут возможным варианты; насколько Марина помнит они были из интерната Эшбад. Притом находящихся там на круглогодичном прибывании. Некоторые сверстницы из видевших эшбадовок только на выступлениям предавались глупым мечтам о такой жизни. Действительность, по словам маленькой компашки, Рэды и Осени, была не столь безоблачной. Хотя и светлого было немало. Эшбад бывала жёсткой, могла быть и жестокой, но она на самом деле была лучшей и относилась к любимому Мариной типу людей «добро с кулаками».
Естествеено Осень стремилась по-всякому повернуться перед Мариной стоящая рядом Рэда делалала вид, или на самом деле ничего не замечала, во всяком случае воспитанницу не одёргивала. Хотя, по формальным признакам не за что.
Пока до самого горячего шли, Марина позволила Осени себя за руку взять как ребёнку. Рэда берёт Осень за вторую, словно настоящего ребёнка, без всяких «как». Неужели до сих пор не дошло, что маленькая принцесса решила поиграть в самые распространённые в этих краях взрослые игры? Марина думала,что это она тугодумка. Хотя, то чего Осень хочет, для островитянок её возраста вполне допустимо, вот для девушек Великих Домов – не вполне.
Хотя девушек в мирренском смысле слова – не знающих устройства собственного организма, а уж тем более, противоположного пола, что и как между людьми происходит, и даже как себе удовольствие доставлять к возрасту Осени в Великих домах и нет ни одной.
Но распространённость определённых связей даже в стенах «Сордаровки» маленькая принцесса преувеличивает.
Впрочем и преуменьшать тоже не стоит. Почему-то именно вторая раздевалка горячих – любимийшее место для мирного выяснения или завязывания отношений. Особенно при серьёзной разнице в возрасте, что довольно распространено, хотя и не приветствуется. Обычно дружат год,  потом на оставшейся все срываются за обиды когда-то нанесённые исчезнувшей покровительницей. Впрочем, младшую могу передать «по-наследству» кому-то  из младших подруг. Правда тогда внутришкольный статус понизится, но хотя бы в пропасть не улетит, если уйти ничего не сделав. С Мариной одна выпускница на первом году пребывания Херктерент здесь тоже пыталась завязать отношения. И тоже разговор прямо здесь происходил. Марина много чего читала, в ом числе и «Воспоминания» давних выпускниц.. Знала, какие тут бывают виды отношений. Против том чтобы спать в подругой в одной постели она ничего плохого не видела (детство, «Сказка», Эр. Но кто-то новая, понадобившаяся Марине просто не нравилась. Превосходя по противности Соньку и Ленн вместе. Соглашаться не собиралась, решала, чем бить, чтобы на шум та же Хейс прибежала и их разняли.
Против руки и ноги выступала большая длиннорукость противницы и разница в весовых категориях. У Марины ещё был боевой нож не то чтобы она была против кровопролития. Скорее,наоборот. Но её всю жизнь не обнажать оружие без крайней нужды. Конечно в данный момент именно этой нуждой и пахнет. Но Марина чувствует: достать будет мало, придётся бить, и бить наверняка. В длительном поединке Марина в себе не уверена – противник крупнее, и кое-что может в рукопашном бою.
Кровопролития не произошло. Появилась Ленн. У неё, как и Хейс чутьё на неприятности, только с маленьким уточнением. Неприятностям у лиц из определённого списка Домов Высшего и Первого рангов. Вторых и ниже она игнорировала. В ситуации разобралась с одного взгляда, тем более наблюдала такое многократно. Значок старосты ей за что-то дали, Сордар говорил эту вещь за титул не получишь.
Обратилась к Марине. Ленн редко употребляла в разговорах имена, Херктерент кажется, именно у неё подцепила эту привычку, хотя и не симпатизировала Тъенд никогда.
– Рекомендую Вам не допускать в своё окружение лиц подобного ранга даже в самом низком статусе. А ты к высшим лапки не тяни. Это Марина пока маленькая. У кого постарше – зубки длинные и остренькие. Как раз для откусывания пустеньких головёнок вроде твоих.
Выпускница испугалась и не одеваясь убежала. Долго, наверное, потом по кустам пряталась. Во всяком случае Марина успела сходить посидеть. Когда уходила вещи этой ещё лежали никто их портить не стала, видимо Ленн рассчитывала, что это сделает сама Марина, но у той мелочная мстительность была плохо развита.
Сама Ленн развернулась и удалилась с горделивой осанкой. Марине запомнилась форма её задницы.
Рэда устроилась центре, Марина и Осень – по сторонам от неё. Чувствовалось Осень хотела сесть рядом с Мариной, но не решилась, чтобы симметрию не нарушать. На соблюдении всяких традиций, связанных с увлечением древних симметрией сестрица Осени помешана. Наверняка и саму Маленькую Принцессу гоняли по тому же самому. Вот только решительности у Осени побольше, чем у сестрёнки.

+1

27

Книготорговец написал(а):

. А бухать в жару - идея не лучшая.

Я ещё из больницы удрал :)

0

28

Глава 7

В итоге в горячих просто дружно сходили с ума. Практически детство с Эр  в «Сказке» вспомнилось. Даже лучше в определённом смысле. Ибо против физической активности никто не возражает. Скорее, наоборот, а никаких ограничений нет, а не как как с разноглазой. Осень несколько раз бросала грустные взгляды на Рэду. Хотя на той буквально написано было «я же говорила, у тебя ничего не получится». Хотя единомыслия у них многовато, и данный естественный но скользоватый вопрос определённо обсуждался. Рэда даже прошипела прямо в ухо Осени, думая, что Марина не слышит. «Говорила же,  с ней – не выйдет». Тут куда интереснее, какие ещё кандидатуры рассматривались.
Кажется, сама Рэда играла какую-то роль в плане Осени, как и многие другие планы погибшем при первом столкновении с противником. Но максимумом предполагалось пассивное содействие. Для активного содействия много в чём, Рэда банально не годна из-за достаточно высоких моральных принципов. Тут кто-нибудь  абсолютно беспринципный, желательно ещё и аморальный нужен, некто вроде самой Марины, «ведьмочек» или Смерти.
Всем, в итоге спокойнее стало, когда снова в воде расселись. Марина не прореагировала, когда Осень уютненько прильнула плечиком к ней. Головку склонила. Марине хватило взглядом хватило с Хорт пересечься, чтобы понять Рэда знает об идеях разыгравшийся девочки. И по возможности, просит подыграть ей, да и самой Рэд заодно. Сама Херктерент не то, что бы против. Особенно разглядев запас её смелости и решительности. С командными способностями у неё лучше – отправила Рэду собирать столик. Впрочем, зная Эр благодаря которой такие посиделки и возможны, можно уже не сомневаться, всё уже заранее расфасовано, чтобы лучше всего смотреться у источника или на плавающем столике.
Марина было вредно подумала, что тут не хватает Рэды. Но в итоге решила не звать разноглазую. Тогда предопределено будет где и чем вечер закончится. А сегодня Марина намеревается спать исключительно в обществе подушек и покрывал. С озабоченной Эр шансов на такое не будет. Притом не только у Марины резко возрастут  шансы не выспаться.
Хотя на то, что Осень как ребёнок устанет и заснёт больше всего Рэда рассчитывает. Она даже успела прошипеть Марине «Не слушай, что она сейчас нести будет, примерно за полчаса до сна такое выдаёт!». Ладно, учтём эту особенность. Маленькая принцесса, ожидаемо, занимается недооценкой собственных, делая глоточки из разных бутылочек, принесённых Рэдой. Когда больше двух собираются, из них обычно так и пьют. Но тут, несмотря на объёмы содержимое сыграет скоро с маленькой принцессой злую шутку. Хорошо хоть общество не из тех, кто обожают устраивать издевательства над пьяными, включая самые опасные – изготовление снимков, какими много что можно испортить в жизни, хоть сейчас, хоть спустя многие годы. То-то Марина последнее время стала замечать всё больше малоформатных камер на руках. О будущем все думают. И о своём, и о том как испортить чужое. Не все такие безобидные как разноглазая, кому только ласки в горячих нужны.
Может быть, коварных и не так много, как кажется но Осени следует учитывать их существование. Тем более Рэда прямым текстом считай, сказала как именно она оценивает степень осторожности и благоразумности маленькой принцессы. Марина на месте родителей Осени, наняла Хорт напарницу, скорее даже нескольких с теми же задачами. А то уж очень взрослой Хорт считает подопечную. Впрочем,  функции несуществующих спутниц сама Марина выполнять не спешит.
Осень игриво постреливает глазками то на Рэду, То на Марину. От предложения буквально аромат разноглазой распространяется.
– Если вы хотите, то можете друг с другом... Я вам совсем-совсем не помешаю, – невысказанное буквально сквозит в воздухе «а с удовольствием помогу». Хотя в таких делах обычно и без ассистентов прекрасно обходятся, или, как обычно у Эр не всегда можно их точное число сосчитать.
Осень невозмутимо продолжает.
– Если вы не любите, когда на вас смотрят, то я и уйти могу, но можно посмотреть. Одним глазком. Честно-честно!
Рэда с ленцой показывает кулак.
Осень в ответ – язык.
– Ты меня слишком любишь, поэтому никогда не стукнешь.
– Зато я никаких чувств не испытываю и вполне могу по заднице настучать! Предупреждаю! Рука у меня тяжёлая. Сидеть потом долго не сможешь.
Осень неожиданно вскакивает в полный рост. Вертит бёдрами. Потом и вовсе на живот прямо напротив Марины укладывается. Кладёт головку на кулачок. В глазах огоньки. Смотрит на Марину.
– Можешь и ударить, если очень хочется. Только не очень сильно, знаю у многих хватает фантазий о прикосновениях к этим местам. Иногда довольно грубым. Тебе можно трогать. Ты же Марина!
Осень недооценила, что Марина сидит рядом с краном, да и шайка для горячих у неё под рукой. Наблюдательности не хватило, что Херктерент кран в холодную сторону вертит. Наполнив до краёв, Марина резко вскакивает и выплёскивает ледяную воду на идеальные полушария Осени.
Маленькая принцесса взвивается с оглушительным визгом, зачем-то закрывается руками.
Марина флегматично сообщает.
– Считай настучала, в следующий раз будет другими методами и гораздо больнее.
– Ты против методов физического воздействия, – тут же находится маленькая принцесса.
– Могу исключение сделать особенно для случаев, когда мне слишком активно предлагают то, чего я не слишком хочу. Против друзей по горячим я ничего не имею, но не рвусь их количество увеличивать. Хотя задик у тебя, безусловно симпатичный.
– Я тебе говорила, – не выйдет ничего, – лениво замечает Рэда.
– Саму ничего не смущало? – щурится Марина.
– Сложно не поддаться влиянию Эр. Да и если честно, люблю посмотреть такое.
Марина молчит. Смотреть подобные сцены нравится и ей. Вот только когда смотрят на неё – очень не любит. Разноглазая и то, и другое обожает.
Марина переводит взгляд с Осени на Рэду. Присутствие разноглазой становится почти ощутимым. Для Марины значит – близко Эр точно нет.
Скрещивает разведённые пальцы. Жест от внимания Хорт не ускользает.
– Вы с ними уже? И как? Понравилось?
Неожиданно отвечает Осень.
– Нет, мы только смотрели. С Эр мы только лежали вместе Эр очень понравилось.
– Я знаю, она снимки показывала, – фыркает Марина.
– Я ей сама разрешила, – дуется девочка.
Она прикидывается или действительно не видит двусмысленности ситуации на снимках? Хотя с другой стороны, разноглазая в своих работах всегда ухитряется каким-то образом подчеркнуть иногда даже позой, выражением лица или каким-то цветочком брошенным на переднем плане, какие именно у изображённых отношения. В этом случае никаких знаков нет, хотя и обнимаются они довольно откровенно. И Рэда без ожерелья. Осень откровенно напрашивается на повторение сюжетов снимков. Марина тоже в общем-то не против, только если не с ней в одной из ролей. Только Рэде откровенно лень. Маленькая принцесса похоже поняла, возможности своего тела она несколько переоценила. Марина могла бы сказать, переоценка крайне небольшая. Но предпочитает помалкивать, чтобы не давать разыгравшийся девочке лишних шансов. Да и она сама далеко не железная. Чего-нибудь  нежного, мягкого и упругого под пальцами, вроде грудок Осени, ощутить всё-таки хочется.
Сама Осень просто сидит с очередной бутылочкой. Кажется, Марина недооценила ещё и степень её устойчивости.
Рэда откинулась на камни, довольно улыбается, опустив руку в воду. На щеках — румянец. Довольная улыбка, глаза в  лёгком тумане. Выдыхает.
– Вот так наверное, счастье выглядит. Тепло, приятно, внутри и снаружи что мне нравится, вокруг – люди, кто мне нравятся ещё больше.
– Чего же тебе для полного счастья не хватает?
Рэда совсем уж мечтательно улыбается.
Выдыхает чуть слышно.
– Как в детской сказке – поцелуя принцессы.
Марина фыркает. На свой счёт даже не воспринимает. Зато крайне положительно воспринимает Осень.
– Конечно, конечно, милая Рэдрия, как я после всего о такой малости могла забыть!
Вскакивает, прыгает в воду, хотя шагнуть проще. Хорт тоже пытается вскочить. Но у неё не получается, кажется именно она сегодня больше всех переоценила свои силы, или перегрузилась впечатлениями. Осень нагибается к ней. Обнимает. Поцелуй в губы долгий и совершенно взрослый.
Виды, открывающиеся перед Мариной совершенно потрясающие и возбуждающие. Марина не каменная, чтобы только смотреть. Даёт волю рукам. Ни о чём думать Херктерент не желает. Желания всё пересиливают. Неясно сейчас, чьи желания осуществляются. Коснуться тела Осени в самых разных местах, давно хотела. Тем более нет ни малейшего возражения. На миг оторвавшись от губ Рэды, Осень улыбается через плечо, чтобы через миг снова слиться в поцелуе c Хорт. Волшебная сказка или безумие переходят все границы.

                          *       *       *

Усталые, но страшно довольные жизнью и друг другом полулежат в воде. Осень – посередине.  Утомилась меньше. Озорничая, широко раскинула ноги, закинув их на бёдра Марины и Рэды. Не слишком удобно, но для маленькой принцессы явно знак, понятный только ей.
Шепчет, глядя в потолок.
– Ой! Девочки! С вами так хорошо было. И-и-и-и! – оглушительный радостный взвизг.
Стены звуковой удар выдержали. Не рухнули.
Марина угрюмо фыркает.
– Прогонишь теперь Рэду? То что было – нарушение любых договоров найма какие только есть.
Довольно-отсутствующее выражение пропадает с лица Хорт. Смотрит испуганно. Почему-то именно на Марину.
Глазки Осени приобретают совершено круглую форму. Высочайшая степень недоумения.
–  Я никогда-никогда не прогоню мою милую Рэду. Все документы уже переписаны так, что вопрос о прекращении её службы могу решать только я. Рэда сама может уйти в любой момент, если захочет. Но ты же не сделаешь этого, миленькая.
Понятно, почему она так села: чуть голову повернуть – и можно сколько угодно целоваться с Рэдой. Хотя Осень не столько целует сколько обсасывает и облизывает высунутый язычок. Рэда потакает любым действиям любимицы.
Марина несколько секунд размышляет, заняться самоудовлетворением благо перед глазами весьма занятное зрелище. Или самой принять участие проникнув между манящих нижних губок Осени. Облизнув пальцы, решает, что вместе — интереснее. Тем более, Рэде мало язычка Осени. Взялась за грудки. Когда Осень на пике, она ухитряется кричать, смеяться и плакать одновременно. Маленькая принцесса вскрикивает, почувствовав проникновение пальцев Марины.

                 *       *      *

Осень лежит на Рэде. Она – лёгкая, а Хорь сильная. Но силы сидеть остались только похоже, только у Марины. Взгляд Херктерент не может оторваться от приподнятого задика маленькой принцессы. Достаточно руку протянуть... Но желания пока спят. Осень тяжело дышит, но находит  силы голову поднять. Выдыхает:
– Здорово как было, когда вы вдвоём мне хорошо делали. Спасибо!
Марина не знает, что и сказать. В первую очередь надо решить, в чью пользу заканчивается сегодняшний день. Не победой маленькой принцессы, это уж точно. Но и себя победительницей Марина  не ощущает. Пресловутая страсть взяла верх над всем. С формальной точки зрения вообще ничего не произошло. Осуждать их никто не будет. Более того, многие считают, что отношения между ними существуют и так.
Дом Осени – тут сложнее. Связи между девушками в закрытых школах почти не осуждаются. Но и продолжать их не рекомендуется. Обычно у кого более низкий статус сама идёт на разрыв. Несколько иная ситуация, когда статусы более менее равные.
– Вечером я приду к тебе, – озвучивает планы на будущее маленькая принцесса, глядя Рэде прямо в глаза, спать будем вместе. Голенькими. Легонько целует Рэду. Всё тело Хорт выражает согласие. С технической точки зрения ничего сложного нет. Их комнаты рядом. Более того, родители Рэды обратились к администрации школы. И теперь между ними сделана дверь. Другие соседки такой роскоши лишены. Хорошо принцессой быть. Похоже, сегодня Рэда точно не выспится, слишком уж Осени близкие контакты понравились. Кивает Марине.
– Хочешь, приходи тоже. Ты же говорят, часто гуляешь ночами. Мы двери не закрываем.
Херктерент мотает головой.
– Я одна спать люблю.
– Осень, миленькая, видишь Мариночка не хочет. Ты только никого других пожалуйста, не зови... Я... я их очень стесняюсь...
– Хорошо, не буду, – сразу же соглашается Осень, – но учти – Эр может прийти без приглашения. У неё чутьё на начало близких отношений.
– Эр можно – пытается кивнуть Рэда, – она хорошая и совсем-совсем не злая. Но как она узнает, если мы не будем специально говорить.
– Наивные девочки! – усмехаться Херктерент, – Она как только ваши рожи увидит – сразу же всё поймёт. У неё нюх на такие вещи чутьё. Вы больше других назойливости опасайтесь, особенно ты, Осень. У Рэды кулаки крепкие.
Переглядываются. Рэда недоумевает.
– Но как они узнают? Мы же никому не скажем.
Марина пальцем на дверь показывает.
– Запись в «графике посещений» многие могли видеть. Сейчас в горячих оживлённо. Все знают – если вместе собрались кто дружит с Эр, а я с Рэдой считаемся её главными подругами, то собраться мы могли только для одного. Того самого. Да и по лицам и движениям определять характер отношений многие умеют. Некоторые хвастаются, заметят насколько подруги близкие по тому, как они за руки держаться. На тебе, Осень, влюблённость в Рэду и раньше была красной краской написана, а сейчас и подавно. В общем, как только появитесь на людях вместе – все всё поймут. А по-одиночке вы не ходите. Если такое чудо случиться, и сумеют тебя без Рэды подловить, то можешь сразу сказать «это всё Марине не понравится». Действует безотказно таких дурных, чтобы со мной ссорится тут нет. Хотя твоя симпатичная задница вполне в состоянии отбить мозги. Мальчикам — в особенности. Ты тут поменьше островные навыки демонстрируй и ей крути. Во всяком случае, пока далеко от Рэды находишься.
– Ой!  А если Эр... Ну когда они собираются позовет. Говорят там такое бывает... – сама Осень находит этот момент лучшим, чтобы подняться. Видимо не нравится, когда сверху вниз смотрят и слишком многое могут разглядывать. Пусть смотреть и не только разрешила сама  Осень. Впрочем, стоит сейчас откровенно с лучших ракурсов стремясь себя продемонстрировать, будто Марина не всё рассмотрела.
За ней с трудом, и похоже, не показным, поднимается Рэда. Всё-таки она из троих самая тяжёлая. Никаких ракурсов не демонстрирует, а отправляется искать бутылки с безалкогольными напитками. Всё-таки помнит, вчера ещё и их приносила.
– Пивка глотни! – бросает Марина.
– Нету его! -констатирует Хорт.
– Бывает у Эриды всякое, –цокает языком Марина, в сторону Осени, – в основном – тебе известное. Тела-то у всех  нас одинаково устроены. Ты не того опасаешься. У Эр, если что и происходит то исключительно добровольно и по взаимному согласию. Лизаться друг с другом у неё можете сколько угодно. Никто  не помешает.
– Ты не очень  любила к ней ходить, – замечает Рэда, – я же просто трусила.
– Ничего и не потеряла, – хмыкает Марина, – вкусненького не выпила – это да, а на твои аэростаты заграждения там бы не нашлось любительниц. Разве что сама Эр. Но на один раз. Говорит любой тип телосложения прекрасен по своему и его стоит попробовать. Словами она не разбрасывается. Но сама знаешь, какие ей нравятся.
Выразительно ощупывает глазами всё выдающиеся места Осени. Она даже руками прикрылась.
– Чего я не видела и не щупала? – пожимая плечами усмехается Марина.
Осень прикрывает рот от смешка.
– Не говори так! Ты меня смущаешь!
– Смущать кого-то? Здесь? Ты меня до смерти решила засмешить?

+1

29

Осень крайне соблазнительной, «островной» походкой  подходит к Рэде. Неожиданно хватает за соски. Хорт ойкает, но в общем больше никак не реагирует. Осень шепчет, совсем прижавшись к Хорт.
– Много читала про первый раз... Естественно, это всё не то. Мне – мой первый очень понравился.
– Ничего, что с девушками, да ещё двумя, – ехидно осведомляется Марина.
– Когда по любви с мечтами всё может быть только очень хорошо. Спасибо вам! Я так благодарна! –  ожидаемо, крепко обнимает и целует Рэд в губы. Хорт нисколько не возражает и сама обнимает маленькую принцессу. Марина с трудом удерживается чтобы нет, не к объятьям присоединится, а звонко шлёпнуть Осень по заднице. Сдерживает точное знание, что визг восторженным будет.
Осень отрывается от губ Рэды. Говорит, тяжело дыша.
– Первый раз точно как в сказке был! Замечательное место! Замечательные люди, кто мне так нравятся! Замечательные ощущения, за какие даже не знаю как вас благодарить. Люди не только замечательные, но и полностью подходящего статуса... – мысли у маленькой принцессы заклинены сейчас на одном. Она уже пытается благодарность выразить, начиная искать источник наслаждения Рэды. Та предпринимает аналогичные действия. Вторая рука в сторону отведена. Средний палец словно манит Марину. Жест повторяет Рэдрия. Эту игру Херктерент знает уже играла. Марина слишком хорошо анатомию знает. Осень орала. Потом, смеясь и плача благодарила, целуя лицо. Помимо воли, вспоминаются горячие слёзы Осени на собственном лице. Почему бы ещё раз в игре не поучаствовать. Как кричит Осень находясь на вершине блаженства – крайне приятные воспоминания. Очень уж она девочка страстная и эмоциональная. Подторможенность Марины тут скорее, на пользу идёт. Да и к способностям Рэды и Осени претензий нет.

                                    *       *       *

  Счастливая Осень лежит на Рэде. Кажется ей нравится состояние как таковое безотносительно каких-либо действий. Марина сидит со стороны их ног, не без умысла разглядывать маленькую принцессу с определённого ракурса, тем более ножки она довольно широко раскинула.
Рэда вспоминает о жизни за пределами этого помещения.
– Ой! А нам собираться не пора? Давно уже тут.
– Осень благодари! - усмехается Марина, не забыв погладить приподнятый задик девочки и вызвав довольное постанование.
– Наша Осень – умница. Записалась до закрытия. Хотя так делать не рекомендуется, но и прямо не запрещено. Хитренькая девочка! – следует звонкий шлепок по заднице и довольный взвизг, – она написала, что сначала будет одна, к истечению придёшь ты, снова к истечению — я, а потом совместное время начинается. Эти показатели суммируются. Так что о времени можешь не волноваться, можешь её, умненькую такую; в носик поцеловать — времени у нас ещё полно.
Высказанное тут же Рэдой осуществлено, к довольной улыбке Осени. Маленькая принцесса поворачивает голову в сторону Марины.
– Мариночка, раз времени ещё полно и нам так хорошо вместе было... Давайте ещё кого-нибудь позовём – ещё лучше будет.
– Предлагай! – посмеивается Марина.
– Я бы хотела увидеть Лето. – заявляет совершенно простенько, как школьница на уроке. Марине же хочется ругнуться последними словами. Лето – старшая сестра Осени. Ох уже эти инцестуальные истории по Великие Дома. Какие-то содержат зерно истины, какие-то пустые выдумки.
Но они не главные источники слухов, хотя некоторым из них уже сотни лет с обновлениями каждое поколение. Журнальчики содержащие истории в картинках и минимум текста. Издаются на абсолютно любую тематику. Главные героини  – юные девушки, без разницы, занимаются они или нет изображённым. Основа сюжета замысловатые любовные  приключения. Частенько происходящие в закрытых школах. Реалистичности – ноль, но зато откровенных сцен – множество. От их количества даже принадлежность к жанрам зависит. Впрочем, возрастные грифы неизвестно для кого печатаются. Истории в основном, считаются детскими и подростковыми. Но активно включаются в книжные пайки и весьма любимы во всех родах войск. Впрочем  и у целевой аудитории популярность огромна. Полочки с журнальчиками есть у многих. Отношения описываются самые разнообразные, в том числе и инцест между сёстрами. Не там ли Осень набралась подобного, притом настолько, что хочет в реальности осуществить? На фантазии Эр эти издания точно роль сыграли. Издания с качеством полиграфии повыше отличались  и качеством графики, в изданиях были даже цветные иллюстрации. Да и писавшие тексты пером владели. Эр слишком верила печатному слову. Не там ли она фантазий набралась, какие стала с успехом осуществлять. Втянув и почти не возражавшую Марину.
Только Осень очень уж резко зашла. Отговаривать её она не будет, только если Лето за такие идеи станет драть ей уши – вмешиваться тоже не станет. Всё – таки вспоминаются некоторые идеи разноглазой на счёт её и Софи. Визуальное выражение даже быдло, где она и тёзка-островитянка, до омерзения похожая на сестрёнку. Специально узнавала — в год, предшествующий её рождению Императора на Архипелаге не было, а Сордар был в дальнем походе. Рисунки, где Марина с тёзкой разноглазая сделала, правда по большей части фантазией руководствуясь. Но посторонний увидев эти рисунки мог бы одну из изображённых совсем за другого человека принять. Но Эр принципиальна, Крионо в «Сказке» не была, значит кроме Марины никто и не видел. Но она-то знает что где-то такое есть. Сама Софи в фантазиях Марины никогда не возникала. Это у разноглазой было и они друг с другом, и она с каждой из них, и с обеими вместе. Кое что получилось осуществить.
Посмотрим, насколько далеко у маленькой принцессы фантазии зашли. Степень родства для Эриды не препятствие для реализации фантазий. Со здоровьем в физическом плане ни у кого сложностей нет. А то чего Осени хочется ничем особо страшным Херктерент не кажется. Близко друживших двоюродных на Архипелаге она видела. Вопрос размножения не затрагивается – и какое кому дело, кто они, такие красивые, друг другу.
– Ну, иди зови Лето! – посмеивается Марина, прикидывая расстояние до телефона и состояние Осени.
– Ну и пойду! – решительно скрещивает руки на груди маленькая принцесса.
– Ну и иди.
Осень пошатывается, ноги подгибаются, но до телефона добирается. Уже с трубкой в руке обращается к Марине.
– Только ты тоже кого-нибудь позови. Чтобы нам всем хорошо было. У тебя же тоже... есть.. Ну как у Эриды... Подруги... Мне из них больше всего Дина и Коатликуэ нравятся... Но можешь кого другого позвать.
Всё-то подмечает мелкая. На наблюдательность не жалуется. Хотя сильно близко от себя Марина её не замечала.
Звонит сестре. Марина знает – Лето чаще всего в это время можно найти у себя. Как-либо время с подругами проводить она позднее начинает. Но они из тех, кто в горячих максимум слегка выпивают. Ничем другим не занимаются. Это самый лучший знаток школьных отношений – Эрида подтверждает.
Всё-таки Осени пришлось приложить некоторые усилия, чтобы сестру убедить. Но трубку вешает совершенно сияющая. Довольно сжимает кулачки.
– Она придёт!
«И даже никому ничего не скажет, когда разберётся что к чему. Осень куда статуснее Рэды, Марина – Осени. Мы в своём древнем праве, а Лето его очень уважает. Я полное право от Осени доступ к телу потребовать. Никто бы и слова не сказал. Только как-то противно!»
Осень вертит телефонную трубку, вытянув провод почти до предела. Протягивает Марине, чуть не оторвав.
– Вот! Теперь ты звони.
По крайней мере есть кому, не испытывая моральных терзаний.  И говорить можно сразу прямым текстом. Кошмар находится у Змеедевочки. Ещё лучше Динка Коаэ на что угодно поднимет.
– Здорово! Мы тут в горячих. Не хочешь компанию составить? Спрашиваешь «чем занимаемся?». Ага тем самым и занимаемся. Только скучновато втроём. Конечно, приходите обе. Нет, брать ничего не надо, кроме полотенец. Всё есть!
– Быстро ты с ней! – слегка удивлена Осень.
– Она за мной куда угодно пойдёт – позову бойцом в штыки на «пики вперёд!» идти – придёт. Позову вот как сейчас – придёт тоже. И ни о чём спрашивать не будет.
– Я её уже боюсь! – Осень укладывается под безопасный бочок  Рэды. – Хорт ласково гладит её по головке.
– Рэда, может тоже позовёшь кого-нибудь? – мурлыкает маленькая принцесса.
– Не хочу, мне только ты нужна.
– К сожалению, это несовременно! – и не поймёшь, всерьёз она или дурачится, особенно с учётом что именно ей ещё утром было практически неизвестно на практике.
– Марин! Как думаешь, кто первым придёт? – хотя все идти из одного здания.
– Я не думаю, я знаю, – усмехается Херктерент. – Дина!
– Марина, раз ещё люди придут, нам тесно не будет? – проявляет благоразумие Рэда.
Херктерент зевает.
– Тут блок на четыре помещения. Стенки раздвинем, да соседние займём. Там сейчас никого нет нет. Прислушайтесь!
Из раздевалки доносится грохот и ругань. Кошмар всегда прибывает одинаково. При этом, если совершает какие-то действия, шуму производит раз в десять больше, чем любой другой человек, делающий тоже самое. Вскоре дверь раздвигается (Марина почти ожидала, что это будет на противоположной стене) и появляется Кошмар голову полотенцем замотала, второе полотенце на тело проигнорировала. Видимо затем, чтобы всем был виден блеск цепочки у неё на талии. Для якорной цепи «Владыки Морей» да и любого линкора тонковато, но на тяжёлый крейсер — пойдёт. К цепи ещё тут и там гербовые кабаны дома подвешены. Оглядевшись, выцеливает Марину и направляется прямиком к ней.
– Коаэ где потеряла?
– Да вон она! Раздевается! – беззаботный кивок пальцем за спину, створки за собой задвинуть Кошмар и не подумала. Действительно, видна уьирабщая в ящик верхнюю одежду Змеедевочка.
– Кто ещё должен быть? – осведомляется Кошмар, пробуя воду пальцем ноги. Найдя температуру подходящей, забирается вся. Подходит к Марине, садится рядышком.
– Лето.
– Тебе захотелось или у её сестрёнки фантазии разгулялись? – безапелляционно заявляет Кошмар. В сообразительности ей не откажешь. Особенно, на что-то не совсем правильное. Марина в общем-то решила, что в замыслы Осени никак не будет  вмешиваться. Лето достаточно сильна, Осень сможет применить исключительно доброе слово, а язык у неё хорошо подвешен. Маленькая принцесса в Кошмар глазами стреляет, но ту только мнение Марины волнует. Та тоже не стала ничего скрывать.
– Да, это Осень придумала.
– Чувствуется. Я заметила как она последнее время на лето посматривает. На Архипелаге научили в таких взглядах разбираться. Там такое бывает чаще, чем здесь.
Коаэ входит. В двух полотенцах. Догадывается задвинуть створки за собой. Не решается никуда пойти, так у входа и садится обхватив колени. Марина почему-то подумала, входи Динка второй обязательно налетела бы на Змеедевочку.
– Сигареты есть? – осведомляется Кошмар.
– Вон там лежат.
– Спасибки! А то я, как дура, свои в ящик сложила.
– Дина! – окликает Змеедевочка, Демонстрируя открытую сумочку, – Я их оттуда взяла, и зажигалку тоже. Знала – тебе понадобятся.
– Ах ты умничка моя! – неожиданно приветливо улыбается Кошмар, – Но я воспользуюсь чем Марина угощает!
Хотя по факту это не Марина, её сигареты тоже в ящике лежат, а щедростью некурящей разноглазой пользуются.
Динка закуривает. К цепочке, оказывается и футляр с длиннющим мундштуком пристёгнут. Усаживается согнув ногу в колене и вытянув вторую в воду на всю длину. Сама себе в такой позе кажется очень привлекательной точнее ей Эр так сказала,  а  к оценкам разноглазой прислушивается даже Кошмар. Сидит, поджидая неизвестно чего. Коаэ первой действовать не начнёт, Осень с Рэдой она не слишком хорошо знает, значит по определению ниже Марины. Значит она и должна начать действовать. Неважно как. Динка поддержит инициативу проявлять не её сильная сторона. Но на Осень и Рэду нет-нет, да поглядывает. С Коаэ взглядаии всечается.Та определённо не понимает, зачем её вдруг туда позвали. Марина не большая любительница просто так сидеть. Марина сидит, ноги до колен в воду опустив. Неожиданно кивает Кошмару.
– Дина, сядь ко мне на колени.
Незамедлительно выполнено. Кошмар губки для поцелуя подставляет. Тоже выполнено, но все видят без огонька. Просто хочется ощущать рядом настолько привязанного к тебе человека, пусть и грубоватого со всеми остальными. Позволяющую везде себя касаться.
Марина навостряет уши, Динка, заметив поворачивает голову в сторону двери.
Остальные тоже слышат какие-то звуки из раздевалки. Осень садится прямо. Рэда тоже к стенки прислоняется. Коаэ по обыкновению никак не реагирует. Марина делает вид, что телом Кошмара поглощена. Ту это вполне устраивает.
Все чего-то ждут, причём по эту сторону двери все примерно представляют детали предстоящего. Осень, явно для храбрости бутылочку залпом опустошает.
Наконец раздаётся стук, причём двери не раздвигаются. Доносится голос.
– Осень! Рэдрия! Вы здесь?
– Тут мы! Проходи давай!
Двери раздвигаются! Лето не из тех, кто считает нужным в полотенце заворачиваться. После Соньки у неё уверенно второе тело «сордаровки» а если Соньку не считать, то и первое. И она это знает. Зрелый вариант Осени, вызвавший у неё совсем не родственные чувства. В общем-то причина и Марине понятна. Эталонная красавица, только не нашего времени, а кануна Великой Войны, «Прекрасной эпохи» как многие говорят. Кстати не сильно одетые снимки тогда были распространены не сильно меньше, чем сейчас. В стиле Эр провести вместе вечерок или два в теории не отказалась бы. Жизнь и молодость один раз. У таких как она и Лето часто кончается не вовремя. Пока есть возможность надо брать всё,  до чего дотягиваешься. Осень вполне может рассуждать так же. Только очень уж рано начала. Пафосно рассуждать не хочется, особенно если вспомнить о месте Рэды в жизни осени. Сестра тут определённо на вторых ролях. С другой стороны, она их и познакомила. Это тоже играет какую–то роль. В общем, посмотрим как Осень попытается притворить в жизнь свои фантазии.
Пока Лето явно не подозревает, что в совершенных мозгах сестрёнки такое завелось. Хотя с другой стороны, чем сложнее устройство, тем экстравагантнее будут поломки. Эр – тому пример. Хотя с другой стороны Лето контактов Осени раньше не ограничивала причём неважно,  смотреть вверх или вниз. Но это где-то там было, весьма далеко от этих стен. Более важно он и здесь себя так же вела.
Собравшихся едва окинула взглядом. Динка на коленях Марины впечатления не произвело, похоже видала и не такое. Марине церемониально кивает как хозяйке. Глазами показывает на не сильно убавившиеся вкусности.
– Можно?
– Бери, сколько хочешь! Эр сказала – жрите сколько хотите, вот мы и жрём.
– Не сомневаюсь, что она сказала фразу аналогичного смысла, вот только сформулировано было несколько иначе.
Марина усмехается.
– Всё равно – можно. Всё что здесь есть и не только. – многозначительный взгляд в сторону Осени Лето проигнорировала. Зато Осень всё уловила, правда несколько по-своему.
– А я думала, ты не одна придёшь, и я наконец, увижу, с кем ты по вечерам обжимаешься.
Впервые Лето какие-то эмоции проявляет.
– Даже если бы такой человек и был – это было бы не твоё дело. Раньше тебя надо было за ухи таскать. Сейчас поздно уже.
Осень смотрит почему-то именно на Марину, ушки на всякий случай прикрывая. Рэда пересаживается так, чтобы Осень обнять. Показать, что она маленькую защищает. Другое дело, что Лето может Осени угрожать исключительно в фантазиях Хорт.

+1

30

– Я вижу как вы тут время проводите, – многозначительный кивок в сторону Марины и Дины. Кошмар демонстративно обнимает Херктерент за шею, – не то, что чтобы против имела, но думала, это проходит несколько веселее и не столь откровенно.
– Мы ничего не делаем, – встревает Кошмар, – просто сидим. Сама уже прижалась сколь возможно плотно в такой позе.
– Оно и видно,- хихикнув, логично замечает Лето, кажется логичность у них семейное.
– Ну так хочешь, сама с кем-нибудь попробуй. – подаёт голос Осень, –  Хотя бы со мной для пробы. Для смелости тоже всё есть.
– Подойди ко мне!
– Зачем? – Осень чует какой-то подвох.
– Просто подойди, обещаю – ничего делать не буду. – Лето даже садится, демонстративно скрестив руки и ноги.
– Марина ты слышала, – маленькая принцесса поднимается и идёт к сестре, останавливается чуть дальше, нежели вытянутой рукой можно достать.
Рукой Лето и махнула.
– Всё ясно с вами – не стоило на Архипелаг отправлять. Как островитянка ходить стала, наверно и не только походке у них научилась.
– Мы общались только с хорошими девочками, – дуется Осень, – других бы не позвали в Резиденцию.
– Ага хорошим по тамошним меркам, – весело усмехается Лето, – мичман Глетт от стыда умер, слушая разговоры школьниц Архипелага.
– У них аналогичная история есть, только умер он в шкафу у столичных спрятавшись, – не остаётся в долгу Осень.
Искренне смеются обе. Даже на невозмутимом лице Коатликуэ что-то изменилось.
– Вижу, всем вам общение с островитянками крайне понравилось, – откровенно дразнится Лето, – хотя мальчиков ни одного я тут не вижу.
– Ну, а что поделать, если девочки настолько хорошенькие, что нравятся не только местным мальчикам, но и столичным девочкам? – бьёт главным калибром Марина. Лето всё правильно понимает, против мнения Принцессы Империи, особенно если та сказала, что нечто можно, не пойдёт никогда, это закон природы. Тем более Осень тоже знает этот закон.
  – Как я понимаю, островной любви они вас тоже научили?
– Как ты догадалась? – хмыкает Херктерент, – Есть какие-то возражения?
– Если нет принуждения – то никаких, когда заставляют у меня даже на бумаге омерзение вызывает.
Марина отвечает проведя Динку по спинке и вызвав довольное урчание, Херктерент отвечает.
– Я когда силой тоже не люблю. Но по-островному было исключительно  добровольно. Говорю, как принцесса Империи.
– Социальные границы, я смотрю, вовсе игнорируете. Впрочем,  что я ругаться буду? Сама такая, если только границ касаться.
– А если гн только?
  Осень подсаживается к сестре, обнимает за  плечи.
Лето подтекста не видит, в отличии от готовой заржать Марины и прячущей улыбку Рэды. По Коаэ, как всегда, не понятно, где её мысли, здесь, или в параллельной реальности.
– А если предложат социальные понарушать?
Лето плечами пожимает плечами.
– Как говорится – на рожу и другие части тела посмотрю. Понравится – может и соглашусь, а то в одиночку уже становится скучновато.
– И с кем – не важно?
– Очевидно же это будет девушка, даже островитянки в своих горячих предпочитают общество друг друга.
Осень сжимает кулачки. Кажется, спиртного для храбрости в ней уже достаточно теперь без помощи внешних факторов смелости набирается. Наконец, выпаливает пулемётной очередью.
  – Ачтоеслиэтоябуду - и встаёт как ей кажется, в максимально соблазнительную позу.
Лето вытаращивает глаза. Не глядя хватает  одну бутылочку. опустошает залпом. По закону подлости, оказывается самое крепкое из имеющегося, включённое Эр в содержимое Эр в содержимое шкафчика явно для смех.
Из глаз слёзы, закашлялась чуть ли не до тошноты. Но смогла отдышаться. Бутылку минералки с чем покрепче не перепутала. Говорит хрипло, выплёвывая каждое слово.
– Всю... Жизнь... Мечтала... Сказать...ты дура?... Мелкая... Теперь... Вижу... Можно... Это всерьёз... Говорить... И оскорблением... Не будет...
– Можно, но не нужно! – решительно заявляет Марина, – Особенно в рамках одного Дома нам конфликты не нужны. Снова говорю как Принцесса Империи.
Лето дышит чуть ровнее, рассуждает тоже на процент миролюбивее.
– Тогда тут посуду с самым широким горлом найду. Ей на голову надену. Ошейник с поводком наверняка тут где-то есть. Буду её водить и по кастрюле стучать.
– Мирренских кодексов времён Тима I  начиталась? Он, хоть и Великим был, но дурил изрядно, особенно в вопросах  судебного наказания и казни женщин.
– Ты не против таких отношений?
– В теории, если по взаимному согласию только внутренние связи Дома улучшаются. Наружу, конечно, надо с осторожностью выставлять. Хотя люди привязавшиеся к тебе таким способом – весьма ценные1
– Вижу!
– В том, что реализуешь фантазию Осени не вижу ничего плохого.
Лето усмехается с непонятной интонацией.
– Прямо здесь? При всех?
– Отсюда свободный доступ ещё в три помещения. Туда можете пойти!
– Вместе с Рэдой?
– Она по-моему не очень хочет. Хотя против меня не возражала.
– Отношения тут у вас!
– Зато все довольны.
– Аргумент!
– Стараемся!

– В общем, мне в последнее время стало надоедать общество собственных пальцев, подушки и тёплого душа...
– Ещё другие предметы есть, – подсказывает Осень, – цилиндрические с пупырышками...
Лето показывает ей кулак.
– Лучше не умничай, мелкая, а иди-ка сюда... Мечту осуществлять.
Радостный взвизг в ответ.
Кощмар призывно вытягивает губки для поцелуя. У Змеедевочки рука между ног глаза прикрыты, рот полуоткрыт.

                               *    *     *

  Сидят у противоположных стен, по трое. раскинув ноги. Лето, Осень и Рэда курят. Динка хотела было, но оказалось Коаэ так и не обрела этой привычки, Кошмар за компанию не стала, понятие «солидарность» и Марине известно.
Лето выпустив струйку дыма, выдыхает.
– Хорошо... точнее отлично всё получилось, – кивает Марине, – фон тоже отличным был...
Херктерент непристойный жест демонстрирует.
Кивает Коаэ.
– Мне под конец самой со Змеедевочкой захотелось... Немного отдохнём и... можно будет? – почему-то смотрит именно на Марину, – та хмыкает.
– Коатликуэ тоже здесь, я такими вещами не распоряжаюсь, её и спрашивай!
Лето встречается глазами с Коаэ.
Та кивает.
– Можно, ты хорошая, только... большая уж очень.
– Ничего, – заверяет Лето, – я очень осторожной буду. Да и ты больше всё любишь сверху делать, – Коаэ смущается под смешок Дины. Ей даже в таких делах главное, чтобы не возражала Марина.
Лето явно охота порассуждать, в том числе, и о недавнем. Кивает Рэде.
– И не сомневалась что у тебя с сестрёнкой до этого дойдёт. Слишком уж влюблённо она смотрела на тебя с первой встречи. Не сразу поняла, что это уже взрослые чувства.
Осень льнёт к Рэде. Сверкает на сестру-возлюбленную глазами.
– Это я ей всё предложила, и то она не сразу согласилась. Даже об обязанностях перед Домом вспоминала... Но я ей сразу сказала – никогда-никогда её, такую хорошую, не прогоню. Договор переписан на пожизненный найм.
– Щедро! – Осень смотрит недобро, – Лично мне всё равно, сколько лет ещё я буду Рэду видеть. – переводит взгляд Марину, – Вы, втроём, потрясающе смотрелись; словно чувствовали что хочет другая и делали именно это! Так здорово смотрелось. Лучше любого фильма.
– Актрисой, да ещё фильмов для взрослых меня ещё не обзывали!
– Приношу свои извинения, если  что-то не так! – Лето прижимает руку к груди.
– Забей! В порядке всё, на меня похвальбы плохо действуют.
– Но вы так потрясающе смотрелись вместе! Лучшее зрелище, что я видела в жизни!
– Спасибо! Мне тоже понравилось! – усмехается Марина, хотя она как раз и была одной из основных участниц.
С ухмылкой Кошмар выставляет груди вперёд. Коаэ, наоборот закрывается ещё и рот второй рукой зачем-то прикрывает. Жест не ускользает от внимания Лето.
Вытягивает губы словно для поцелуя.
– Скоро я тебя всю-всю близко-близко рассмотрю и поторгую!
– Только больно мне не делай! – бросает Змеедевочка.
– Силы я вроде давно умею контролировать! – смеётся Лето, – Это у Осени нашей с контролем сложности.
– А у тебя с чем сложности? Вон какая во всех местах вымахала, а до сегодня только с подушкой и взаимодействовала. Не исключено, что с длинной такой с чьей-то рожей на наволочке.
Лето ничего тяжёлого в поле зрения не попалось, а не то бы точно запустила в сестрёнку. Но Осень примирительно вскидывает ладони на уровень груди.
– Не будем ссорится. Особенно после всего что было между нами, особенно при таком  свидетеле, – кивок в сторону Марины.
Херктерент зевает:
– Признаю, подобных сценок видела немало, но между родными сёстрами – впервые. Расширила кругозор, так сказать. Сама я только Софи сообщу. Но вы помните –  «знают двое – знает свинья» тем более свидетелей тут куда больше.
Лето и Осень с одинаковыми выражениями по сторонам оглядываются, будто собравшихся, да ещё в крайне недвусмысленных позах впервые видят.
– Мы никому не скажем! – выдаёт Кошмар таким тоном, что не верит никто.
– Тебя я прошу поменьше говорить о том, что здесь видела, – очень спокойно выдаёт Херктерент. Опять же всем ясно Кошмар теперь можно заживо жечь – о виденном не скажет ничего. Тоэе и к Коатликуэ относится. Что Марина сказала одной – сказано словно обеим. Рэда слишком привязана к Осени, а Еггту никто расспрашивать не рискнёт. Кроме другой Еггты, да разноглазого чуда. Кто о сказанном ей Еггтами болтать не станет.
Осень улыбается.
– Тогда давайте так сделаем, чтобы больше было о чём говорить?
– Иди ко мне, Коатликуэ, – призывно разводит руки Лето.
Осень направляется к Рэде. Кошмар и так с Мариной обнимается...

                        *      *       *

Лето гладит лежащую рядом Коаэ по волосам. Говорит не к кому специально не обращаясь.
– Не думала, что мне сегодня ещё так хорошо будет.
Марина хмыкает.
– У Змеедевочки к этому делу – талант. Только  она сама признавать не хочет. Более того, чем-то предосудительным считает всю эту сферу жизни.
– Но ей же нравится, я же вижу, – замечает Лето.
– Это очень плохо, когда как мы девочка с девочкой, – заявляет Коаэ, – хуже только когда мальчик с мальчиком.
– Где ты такого набралась? – недоумевает Лето, – Вроде не южанка. Да и там за подобное вроде почти не наказывают.
– А раньше за это сжигали.
– Дикие люди! – хмыкает Марина, –  Кем бы они не были!
– Но всё равно – нехорошо.
– Самой же нравится! – пожимает плечами Марина и Лето кивает, – Да и вообще я не настроена что-то плохое обсуждать. В большинстве случаев, тех кто сжигает других, особенно не способных оказать сопротивление, не мешает сжечь самих. Да и давайте выпьем за всё хорошее!
Принесённое Рэдой ещё не успели в достаточной степени разгромить. Благо Рэда не из тех, кто демонстрируют свою слабость и всего притащила во множестве. Бутылочек в первую очередь. Каждая по вкусу что-то нашла. Встали в круг.
– За нас! – Марина вскидывает свою. Остальные поддерживают. Коатликуэ и Дина, переплетя руки пьют из ёмкостей друг друга.
Кошмар видимо решила, что всё, что должна Марине она сегодня выполнила и предпочла остаться с привычным уютом Змеедевочки. Осень, Рэда и Лето решили, что им и втроём хорошо будет. Опять на долю Марины осталось только спиртное. Осень добилась всего, чего хотела. Что там у неё теперь в мозгах поплыло – после и будем разбираться. От Дины получено... В общем-то адекватное количество удовольствия. Ещё и Змеедевочка добавила. Поводов нет, чтобы мешать им по-всякому общаться. Равно, как и этим троим. Лето неожиданно легко не бесспорное предложение сестрёнки восприняла. Всё-таки влияние разноглазой куда сильнее, чем кажется.
Сидят, разное попивают, вкусненьким заедают. Пока ласок и поцелуев не заметно. Видно удовлетворили потребности. Тем более, после Коаэ на самом деле больше никого и ничего не  хочется даже разноглазой.
Лето первой замечает, что Марина – одна. Вроде как нестатусно. О чём-то шепчется с сестрой и Рэдой, показывая глазами.
К Динке и Коаэ претензий нет и быть не может. Они когда вдвоём не сразу вспоминают, что другие люди на земле есть.
Лето из бассейна для посиделок машет Марине.
–  Марин! Не скучай! Давай к нам!
Предложение можно и принять. Только Херктерент устраивается так,чтобы шустрая Осень под водой до неё своими ножками не дотянулась. Кому-как Марине игр на сегодня достаточно. Если кому-то мало, то это не Херктерент сложности.
Стукается бутылочками с Лето, опускаясь в воду. Осень и Рэда старательно делают вид. Что тоже просто отдыхают. Хотя маленькая принцесса то и дело в сторону Дины и Коаэ посматривает. Не то вылезти и присоединится хочет, не то в бассейн позвать. Рэда на самом деле просто отдыхает. Лето ничего не делая, как говорится, давит значительностью. Осень просто не решается при ней об определённых вещах говорить. Марина может какой-угодно вопрос поднять, но ей хорошо везде, где возможно. И на самом деле ничего не хочется, кроме крепенького и вкусненького, а и то и другое в изобилии в наличии. А то знает, где хранятся взрослые «игрушки» Эр самых неестественных форм и размеров, вместе с цепями, наручниками и плетями. Рэда это либо не заметила, либо специально не нашла. Не хотела провоцировать и без того буйную фантазию подопечной. Марина знает, несмотря на грозный вид, игры с подобными вещами довольно безобидны, и крайне редко приводят к травмам и увечьям. Но Марина не любит всё связанное  хотя бы временно связанное с ограничением свободы перемещения. И сама играть не будет и другим не даст (кроме Эр). Осень, к счастью, не особенно любопытна, и если Эр где-то что-то не нашла, то значит там этого и нет, можно не проверять. Но с неё станется в Резиденцию Дома позвонить, а там, как известно есть всё.
Но опять же, Лето ничего не делая, давит значительностью. И маленькая принцесса пока не вспомнила, где здесь телефон стоит, а Лето, словно случайно в ту сторону ни разу не посмотрела.
– Распробовала? – кивает Марина Лето.
– Да! –  довольно улыбается та, – Пусть сначала было не совсем правильно, зато потом так понравилось...
– Заметно было! – хмыкает Марина.
– Понадобится – всегда обращайся, – куда уж тут без Осени.
– Обязательно, моя сладенькая маленькая сестричка. Но ты не будешь против если я ешё, кроме тебя, Дину и Коаэ позову?
– Куда я денусь? – дуется Осень, – Они всем нравятся, даже Марине.
– Не вижу в этом ничего плохого. Марина, а можно к Эр сходить... Ну когда они собираются. Или там особое приглашение нужно?
– Ничего не нужно! – смеётся Марина, – Разноглазая только рада новым зрительницам и участницам. Только ты скажи ей сразу или мне, я передам, что тебе не нравится. Она очень не любит даже случайно то, что нельзя конкретному человеку сделать, а фантазия к неё хлеще, чем у твоей.
Осень корчит довольную гримаску.
Марина тоже рожу в ответ скорчила.
– Прямо ей передам, относительно тебя никаких запретов нет. Но за последствия ты сама отвечаешь. Хотя Эр старается намеренно никого не калечить. Но ты знаешь, какая она увлекающаяся. Столько может засунуть всякого разного, сколько не поместится. У растяжимости во всех местах есть определённый предел.
Лето хихикает, прикрыв рот рукой.
– Интересное должно быть зрелище, когда на максимальное растяжение... Естественно со стороны смотреть а не у себя проверять.
– Примерной считалась! – дуется Осень.
– А что такое «примерность» эта? Как у мирренов не знать, что мужской орган совсем на листок не похож и как именно он действует? Это что-ли? Так это признак не порядочной, а дуры. – даже Рэда хихикает, –  Кстати, я прекрасно помню, как ты моим грудям завидовала. – Осень явно смущается, –  Мы сверху донизу одинаково устроены. Кстати, Рэда тебе повезло, что она твои сиськи не попыталась отрезать. Как на то мирренское пирожное.
– Сосок там самое вкусное, – встревает Марина.
Осень сердито трясёт кулаками. Лето заливается от смеха.
– Я предпочитаю в определённых делах слыть смелой. Может быть, даже слишком, а не рыбой сушёной. Да и ты, по-моему, хочешь абсолютно того же самого. Фантазии передержала, вот они, как и всё сладенькое на жаре и забродили. Хорошо, до взрыва не дошло.

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент -5