Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Крымская война. Попутчики-3


Крымская война. Попутчики-3

Сообщений 261 страница 270 из 639

261

Ну что ж, упор упал. "Яуза" озвучила свою заинтересованность в третьей книге цикла. Так что - НАЧИНАЕМ.....

Отредактировано Ромей (20-03-2017 11:50:53)

+4

262

Ромей написал(а):

"Яуза" озвучила свою заинтересованность в третьей книге цикла. Так что - НАЧИНАЕМ.....

  http://read.amahrov.ru/smile/Laie_95.gif 
Поздравляю!
Ждёмсссс  http://read.amahrov.ru/smile/write.gif    http://read.amahrov.ru/smile/read.gif

0

263

Ромей написал(а):

Ну что ж, упор упал. "Яуза" озвучила свою заинтересованность в третьей книге цикла. Так что - НАЧИНАЕМ.....

УРА!!!

0

264

Ну, вот я и вернулся, отдохнув. И - процесс пошел.

КРЫМСКАЯ ВОЙНА-3.
Соотечественники


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Винтовка, подсумок, противогаз...*

I
16-е ноября1920-го года
миноносец Живой»
инженер А.Н. Глебский

«Минулъ годъ съ того дня, какъ начались мои испытанія. 23-го октября 19-го года, въ день, когда исполнилось 46 лѣтъ, мнѣ пршлосбъ оставить вмѣстѣ съ колонной добровольцевъ свой родной городъ. И съ тѣхъ поръ меня несетъ по свѣту подобно растенію перекати-поле, перенося безсмысленно такіе невзгоды, которыя и не снились героямъ Майнъ Рида. Я оставилъ домъ не вполнѣ по своей волѣ - на этомъ настаивала моя дочь, Ольга, убѣждая, что лишь это спасетъ насъ. Мы бѣжали отъ ужасовъ большевизма и вѣрной смерти, которая навѣрняка ожидала насъ, рискни мы остаться при совдепахъ. Мнѣ нечего было ждать, кромѣ преслѣдованій  - вѣдь я, инженеръ-путеецъ, занималъ въ Департаментѣ путей сообщенія немаленькую должность, а слѣдовательно, считался царскимъ чиновникомъ и могъ быть разстрѣлянъ какъ заложникъ или при малѣйшей неудачѣ на фронтѣ.
Уходили отъ большевиковъ всѣ, кто только могъ. Изъ Чернигова ушелъ почти весь окружной судъ, губернская администрація, городской голова, члены городской управы, директора и учителя гимназій, гимназисты и реалисты, инженеры, врачи, сестры милосердія и т.д. Это была та же исторія, что въ Кіевѣ, Харьковѣ, Курскѣ, Орлѣ и другихъ городахъ, занятыхъ добровольцами. Бѣжали не только интеллигенты и представители буржуазіи, но и рабочій классъ населенія, бѣднота. Намъ разсказывалъ участникъ бѣгства изъ г. Орла, желѣзнодорожный служащій, что по дорогѣ изъ Орла на Курскъ вмѣстѣ съ интеллигенціей шли цѣлые толпы желѣзнодорожниковъ, рабочихъ и крестьянъ. Шли подъ дождемъ и въ морозъ въ легкомъ одѣяніи, безъ вѣщей и безъ денегъ сами не зная куда...»

#*Строка из стихотворения Н. Тихонова

Октябрьский ветер рвал из рук клеенчатую тетрадку. Это была уже четвертая - три других, исписанные от корки до корки мелким бисерным почерком он неизвестно зачем, таскал с собой от самого Кишинева - уже год, по бесчисленным эшелонам, вокзалам, загаженным до последней крайности номерам гостиниц, полным клопов. Тетрадки дневника оставались одной из немногих ниточек, связывавших Адриана Никоновича с прежней жизнью. Раньше была Оля, Оленька, дочь- но полгода назад она исчезла в водовороте гражданской войны с санитарным обозом дроздовского полка. Недавно Адриан Никонович получил от Оленьки известие - после новороссийской катастрофы в марте этого года она оказалась сначала в Констанце, а потом и в Греции, откуда и сумела переправить отцу письмо. Это само по себе было сродни чуду, ведь почта на просторах бывшей Российской Империи уже три года, как не действовала, да и постоянного адреса у инженера Глебского не имелось. Оставалась только квалификация - он, опытный инженер, устроился в технический отдел  службы тыла армии Врангеля - там и нашло его письмо.
Оля  теперь в Европе,  в безопасности - супруг, хирург тяжелого военного госпиталя, с которым она сошлась во время новороссийской эвакуации, собирается ехать в Марсель, а потом в Америку. И слава Богу - хоть о ее судьбе можно теперь не думать. Опытный хирург не останется без работы и в Америке, его супруге не придется думать о хлебе насущном. Не то что ему, путейскому инженеру Глебскому. А ведь в России, из которой его уносят ветра эмиграции, наверняка нашлось бы дело - железные дороги и подвижной состав в плачевном состоянии после шести лет войн, классный специалист нужен любой власти. Чиновник департамента путей сообщения еще мог рассчитывать, что новая власть простит ему вицмундир и седьмой классный чин, но служба у Врангеля... нет, Адриану Никоновичу вовсе не хотелось оказаться в пресловутых подвалах ЧеКа.
И вот он на палубе миноносца, куда одним из последних успел подняться в Керчи.  А как иначе? Суда, приготовленные для эвакуации из Крыма - корыта, лоханки, котлы изношены, холодильники текли, подшипники - слезы. Рабочие портовых мастерских разбежались, да и какие мастерские в убогом керченском порту? Это же не Николаев, не Севастополь, не Новороссийск. Пришлось наспех собирать ремонтные бригады и латать, чинить, возвращать жизнь в изношенные до последней крайности механизмы. Пока другие грузились на пароходы, он сутками пропадал в мастерских, на аварийных судах, пытаясь заставить старую технику выжать и себя сверх всякого разумного предела еще немного, чтобы довинтить по прямой, через море до Константинополя.
***
Главнокомандующий лично поблагодарил ремонтников за два возвращенных с того света буксира. Адриан Никонович тогда стыдливо спрятал за спину руки, измазанные машинным маслом, не решился принять рукопожатие Врангеля. Тот кивнул понимающе и сказал: «Голубчик, господин инженер, еще немного, всех надо увезти! Вы уж постарайтесь, потом отдохнете, распоряжусь вам отдельную каюту....»
Какая там каюта! Миноносец «Живой», с машиной которого пришлось провозиться до самого последнего момента, как жестянка сардинами набит казачьимим и офицерами 4-го кавалерийского  полка - вместе с горсткой гражданских на борту было аж 380 человек!  Обещанная Врангелем каюта осталась на пароходе «Мечта», Адриан Никонович уступил ее жене и двум дочерям давнего кишиневского знакомого, приват-доцента Осиповича. На «Мечту», кроме отставших и отбившихся военных, грузили керченские учреждения: местное интендантство, пограничная стража, комендатура и прочий тыловой люд.  Глебский видел, как люди перебирались на огромный пароход с угольной баржи. Ее подогнали вплотную к борту, и люди - многие немолодые, тучные, - карабкались наверх по веревочному трапу, роняя саквояжи, узлы. Высоченный форштевень океанского чудовища нависала над баржей, и солнце, ненадолго выглянувшее из-за свинцовых октябрьских туч, вызолотило пять букв на борту. Это и правда была мечта, а вернее, последняя надежда на спасение, на новую жизнь, которую - черт, ее знает, как! - получится начать на чужбине.
Приняв на борт больше семи тысяч, «Мечта» прощально взревела сиреной и вытянулась на рейд. А Адриан Никонович отправился в мастерские. Если не успеть с починкой - буксир «Херсонес», назначенный «Живому» в сопровождение (мало кто верил, что наскоро отремонтированные механизмы миноносца выдержат переход до Босфора), так же гуднет сиреной и отправится на запад, к Босфору. Капитан «Херсонеса», серб Славен Милошевич, дал слово, что будет ждать до последней крайности, но лучше до этого не доводить - а то придется отваливать от пирса под перестук красных пулеметов.
И все же  - не успели. Уже под вечер, «Херсонес» зацепил миноносец на буксир и поволок его прочь с керченского рейда. С окраин города раздавались выстрелы - может, шалили местные гопники, обалдевшие от безнаказанности и отсутствия хоть какой власти, а может обозначили себя передовые разъезды красных - Глебский не знал. Только через два часа он, измученный до последней крайности, выбрался из машинного отделения и принялся яростно оттирать с рук копоть и солидол. А старичок-«Живой» развел пары и добавил те обороты, которые удалось выжать из машины, к тяге «Херсонеса». Сумерки сгущались стремительно, принялся накрапывать дождь, и Глебский, наскоро сжевав припасенную черствую сайку (почти московская, и откуда такая здесь,в Керчи?)  устроился на бухте каната и раскрыл заветную клеенчатую тетрадь.
***
От невеселых дум его отвлек голос матроса:
Господин инженер, вашбродие! Командир миноносца требуют вас! Говорит - машина барахлит, а духи наши не справляются!
Адриан Никонович свернул тетрадь в трубочку,  засунул за отворот пальто и знаком остановил на полуслове вестового. Сквозь гл голосов на палубе, сквозь размеренные удары волн, сквозь тонкое завывание ветра более не пробивалось привычные звуки машинного отделения. Глебский нахмурился, положил руку на леерную стойку. Так и есть - в ладонь не отдавалась привычная дрожь корпуса, всегда сопровождающая работу механизмов. Инженер посмотрел на трубы - угольный чад по-прежнему вырывался из их разверстых пастей, но дыма теперь было заметно меньше.
- Так я ж и говорю, вашбрдие! - матрос уловил суть манипуляций . - Их высокородие скомандовали «стоп машина» и сразу за вами послали! Вы уж поспешайте, будьте ласковы! Оченно ихнее высокородие просють...

http://s8.uploads.ru/t/RsBtk.jpg
http://s8.uploads.ru/t/sqcM5.jpg
http://s4.uploads.ru/t/MbO2p.jpg
http://s6.uploads.ru/t/13Wve.jpg

Отредактировано Ромей (11-04-2017 22:05:18)

+18

265

Ура! Жаль, мало...

P.S.

Ромей написал(а):

Оченно ихнее высокородие просють...

А точно тогда так обращались? Табель о рангах у белых разве действовал, тем более для гражданских?

Отредактировано Игорь К. (11-04-2017 20:01:08)

0

266

Ромей написал(а):

Ну, вот я и вернулся, отдохнув. И - процесс пошел.

С почином вас!

+1

267

Игорь К. написал(а):

Ура! Жаль, мало...

P.S.

А точно тогда так обращались? Табель о рангах у белых разве действовал, тем более для гражданских?

Отредактировано Игорь К. (Сегодня 20:01:08)


При чем тут - действовал, не действовал? ПРИВЫЧКА! Матрос кадровый, капитан ему велел, небось: "Пригласи господина инженера на мостик, да смотри, с почтением!" А тот и рад стараться. Неужто классные чины высчитывал....

0

268

Ромей написал(а):

клеенчатую тетрадку

"коленкоровую"

0

269

Алксей написал(а):

"коленкоровую"

Почему? Были и клеенчатые. Очень даже были. Коленкоровый - это скорее переплет книги.

Л. Толстой, скажем, пользовался:

Присев в кабинете на старое, обитое выцветшей желтой
материей угловое, так называемое «рогатое» кресло, стояв
шее перед длинным раздвижным столиком (подарком Черт­
кова), Толстой раскрывал толстую клеенчатую тетрадь, так
называемую «общ ую », и заносил в нее коротенько отметки о
внешних событиях, пережитых за день.

Отредактировано Ромей (11-04-2017 21:02:41)

+1

270

Ромей написал(а):

Сквозь гл голосов на палубе, сквозь размеренные удары волн, сквозь тонкое завывание ветра более не пробивалось привычные звуки машинного отделения.

гул...

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Внутренний дворик » Крымская война. Попутчики-3