Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Крымская война. Попутчики-3


Крымская война. Попутчики-3

Сообщений 481 страница 490 из 999

481

Еще один момент. Каким авиалайнером Эссен летал в Крым и обратно? Обычным рейсовым или все-таки военным? Потому как впечатление от самого обычного аэропорта тоже будет весьма сильным.

0

482

Kra написал(а):

Во-первых, дальномерщик, а не дальнометрист, а во-вторых, разве на лодках этой серии был дальномер?

Отредактировано Kra (Сегодня 06:35:19)

Будем считать, что были. Например, переносные.

С пистолетом - да, согласен:

«Парабеллум» хлопнул, коленчатый затвор сложился назад, выбрасывая гильзу. Комиссар, так и не успевший вытащить оружие, ничком повалился на железный настил. Иконников покосился на дальномерщика - тот замер, с остекленевшими глазами,  из уголка  рта тянулась, блестя в свете прожектора, нитка слюны, - и принялся запихивать пистолет за пазуху.

0

483

Kra написал(а):

Еще один момент. Каким авиалайнером Эссен летал в Крым и обратно? Обычным рейсовым или все-таки военным? Потому как впечатление от самого обычного аэропорта тоже будет весьма сильным.


Несомненно.У него к тому моменту впечатлений уже.... много. Так что какой смысл описывать каждое? То есть может, это и занимательно, но формат книги увы, не позволяет.

Отредактировано Ромей (22-04-2017 11:06:30)

0

484

Ноябрь 1920 г.
В море, недалеко от Севастополя.
Точки над «i»

Ну что ж, вот наши «попутчики» и получили доказательства, подумал Андрей. Одно дело услышать по радио о том, что   вместо  16-го года они угодили в 20-й, Мировая война закончилась два года назад, Гражданская - вот-вот завершится... и совсем другое  - корабль, полный беженцев из Белого Крыма. Доказательства, конечно железные, но каково сейчас алмазовцам?  А еще красная субмарина, поджидавшая их на траверзе мыса Херсонес...
Сейчас лодка идет в кильватере «Помора» -  ее командир, Иконников на своем посту, под бдительным присмотром морпехов с «Помора».
Что с ним теперь делать - это еще одна задачка; перед тем, как сдать лодку, бывший лейтенант Российского Императорского Флота пристрелил комиссара, который рвался героически взорвать лодку на воздух, так что оставаться в Севастополе ему больше нельзя - поставят к ближайшей стенке как предателя. Придется брать с собой, вот будет радость для историков! Во время подготовки к экспедиции их так и не допустили к алмазовцам, хотя запросы шли на уровне Президиума РАН. Держать такой масштабный проект, как «КРЫМ 18-54» в полной тайне было, конечно невозможно: что-то просочилось, кого-то информировали под подписку о неразглашении, но 2017-й год - это вам  не бериевские времена, сейчас академика не очень-то привлечешь за нарушение режима секретности.
Отдел родной конторы, отвечавший за обеспечение информационной безопасности Проекта хватался за свою коллективную голову - по самым оптимистичным оценкам, самое большее, через месяц информация уйдет за рубеж, где станет добычей желтой прессы и разного рода одержимцев от тарелочек и космоэнергетики. А еще через месяц-другой серьезные дяди в не менее серьезных службах получат подтверждение, и вот тогда начнется...
Но это все, слава богу, осталось в XXI-м веке и расхлебывать это другим. У него, Андрея Митина, другая проблема - как примирить Зарина, Эссена, Корниловича, остальных алмазовцев с тем, что их время, их 1916-й год потерян для них навсегда?
Когда отряд отыскал в море брошенного «Живого» с остановившимися машинами, и «Алмаз» сошвартовался с миноносцем бортами, на его просторный флайдек приняли сотни полторы пассажиров - гражданских и женщин, в основном - жен офицеров, сопровождавших мужей в эмиграцию.  Кроме этих бедолаг, измученных теснотой, качкой, угрозой близкой, на борт крейсера поднялся сам командир «Живого»,   капитана 2-го ранга Кисловский. И пока старший офицер миноносца, лейтенант Охотин, готовил корабль к буксировке, Зарин наскоро переговорил с гостем. Они оказались знакомы еще по 16-му году, что, впрочем, неудивительно - не так уж много боевых кораблей было в тогдашнем Черноморском флоте, командиры знали друг друга если не близко, то хотя бы в лицо. А с  Кисловским Зарину пришлось как-то взаимодействовать: раз или два миноносцу случалось сопровождать их в набегах к турецким берегам, а однажды «Живой» занимался поисками «эмки» с «Алмаза», приводнившейся вдали от берега  с заглохшим мотором.
Кисловский тоже узнал гидрокрейсер, несмотря на все перемены в его облике. Узнал - и был изрядно удивлен. По словам капитана второго ранга выходило, что «Алмаз» и сопровождавший его «Заветный» сгинули еще в феврале 16-го года, во время набега на Зонгулдак. Что с ними случилось, так и осталось загадкой; гибель кораблей списывали на германскую субмарину, вроде бы замеченную в том районе. И вот - на тебе, появились, да еще и в такой подходящий момент!
Удивление командира «Живого» можно понять. А вот как понять офицеров «Алмаза», которые только что окончательно убедились,  что возвращаться им теперь некуда? Дома они уже четыре года, как числятся погибшими, да и где этот дом? Революция, интервенция, теперь вот эмиграция... найти кого-то из родственников в такой каше - нечего и мечтать! Разве что, кто-то из тех, кто жил в Севастополе, остался в городе, а не последовал в эмиграцию вслед за армией Юга России? Тогда еще есть надежда - через несколько часов корабли войдут в Ахтиярскую бухту, и тогда у алмазовцев будет сколько-то времени на поиск близких.
А дальше? Андрей боялся даже гадать, какое решение они примут. Но сначала следовало разъяснить кое-что, и радио для этого не годится.  Андрей застегнул доверху молнию ветровки - все же ноябрь! - и пошел искать Кременецкого, договариваться насчет моторки. Непросто, конечно, перебираться с одного корабля на другой на ходу, но чем быстрее он окажется на «Алмазе», тем лучше.
***
Ярко освещенная мощными электрическими фонарями палуба успокоительно дрожала под ногами - крейсер шел вперед на полных оборотах машин. Адриан Никонович сидел на каком-то ящике, привалившись спиной к надстройке, и наслаждался чувством безопасности и ... тепла. С головы до ног он был укутан в какую-то странную, очень тонкую пленку, скользкую на ощупь, с одной стороны сверкающей серебром, а с другой - золотом. Пленку эту ему (как и каждому, кто поднимался по трапу на палубу палубу крейсера) вручали у самого трапа. Вежливый матрос в непривычной форме показал, как распечатать пакет и убедил инженера закутаться в серебряно-золотую невесомую... ткань? Клеенку?  Особым образом обработанную рыбью кожу, вроде той, из которой делали оболочки водородных емкостей  цеппелинов?  Глебовскому еще не приходилось видеть подобного материала . Поначалу он отказаться - зачем, ведь дождь давно закончился? - но очень скоро понял, что эта накидка - вовсе не дождевик. Удивительная пленка согревала не хуже печки.
Еще один матрос  сунул инженеру прозрачную, похоже,  целлулоидную бутылочку с водой и  запечатанную темно-зеленую упаковку.  Улыбнулся, ободряюще похлопал Адриана Никоновича по плечу и направился по своим делам. Глебовский осмотрел упаковку, попытался надорвать - неведомый материал оказался чрезвычайно прочным. Он совсем было примерился  разорвать упаковку зубами, но тут заметил надпись мелким буквами, снабженную простенькими, но вполне доходчивыми картинками-пояснялками: "потянуть здесь, разорвать, вынуть".... Надпись казалась какой-то неправильной, а он был настолько измучен, что не сразу сообразил, что она сделано в новом стиле, принятом, как он слыхал, у большевиков: без букв «ять» или твердых знаков в конце некоторых слов.
Но сейчас Адриану Никоновичу было не до грамматических выдумок совдепии.  Он съел три галеты, вскрыл, немного повозившись, крошечную жестяную баночку с паштетом (для этого пришлось с силой потянуть за жестяной кольцо, приклепанное к крышке), запил съеденное водой из целлулоидной бутылочки и принялся разворачивать плитку шоколада. Жизнь постепенно налаживалась.

http://s8.uploads.ru/t/i7Pkq.jpg
http://s0.uploads.ru/t/A5zFE.jpg
http://s8.uploads.ru/t/gtqY5.jpg
http://s0.uploads.ru/t/G1VOj.jpg
http://s6.uploads.ru/t/D0UoJ.png

Отредактировано Ромей (22-04-2017 12:02:13)

+9

485

Пока буду опускать нумерацию разделов внутри глав. С окончательным вариантом расстановки можно будет ознакомиться, когда я выложу всю первую часть, поглавно. А пока - так.

0

486

Ромей написал(а):

Когда отряд отыскал в море брошенного «Живого» с остановившимися машинами, и «Алмаз» сошвартовался с миноносцем бортами


Логическая невязка. В реальной истории "Живой" пропал без вести, что с большой вероятностью означает - затонул в шторм. В хорошую погоду корабли очень редко тонут. Следовательно, "попаданцы" должны были найти его тоже в шторм. А швартоваться бортами можно лишь при спокойном море.

Технически - дабы подстегнуть фантазию опытных мореходов, предположу, что "Живой", оставшись неподвижным, развернулся бортом к волне и, захлестываемый волнами, принимал воду во все неплотно закрытые отверстия. Возможно, была снесена труба, что означает потерю тяги и, соответственно, давления в котлах, остановку динамо-машин и водоотливных насосов. "Алмаз" и "Адамант" могли, подойдя к терпящему бедствие кораблю, вылить за борт несколько десятков литров соляра или мазута для успокоения волнения*, и подать буксирный конец с помощью линемёта. Также как можно скорее на аварийное судно следует высадить спасательную партию с переносными водоотливными средствами..

*) Успокоение относительное - волны, покрытые масляной или нефтяной плёнкой, становятся более гладкими, без гребней. Пруфлинк (первый, найденный Яндексом)

+1

487

Зануда написал(а):

Логическая невязка. В реальной истории "Живой" пропал без вести, что с большой вероятностью означает - затонул в шторм. В хорошую погоду корабли очень редко тонут. Следовательно, "попаданцы" должны были найти его тоже в шторм. А швартоваться бортами можно лишь при спокойном море.


Вы правы. А потому...

Отряд отыскал в море дрейфующий миноносец с неисправными машинами примерно за час до полуночи.  Дело обстояло хуже некуда:  "Живого" развернуло лагом к волне, и захлестываемый пенными гребнями миноносец принимал воду через все незадраенные отверстия. Что творилось на забитой беженцами палубе  и подумать было страшно;  никто, наверное, так и не узнает, сколько душ сгинуло за бортом той штормовой ночью. Вдобавок к прочим бедам, залило отсек динамо-машин, и водоотличные помпы немедленно встали. С «Адаманта» пришлось вылить за борт полтонны соляра, чтобы хоть как-то сгладить волнение и исхитриться подать на терпящий бедствие миноносец буксир с «Алмаза» - это  удалось сделать лишь с помощью линемета. 
Четырьмя часами позже, к утру, ко второй склянке,  распогодилось. Волнение постепенно улеглось, но на этом приключения не закончились. Разобравшись с подводной лодкой красных, Кременецкий (он выполнял сейчас обязанности командира отряда), скомандовал «стоп машины»,  чтобы позволить «Алмазу» сошвартоваться с «Живым» бортами. На просторный флайдек приняли сотни полторы пассажиров - гражданских и женщин, в основном - жен офицеров, сопровождающих мужей в эмиграцию.

Отредактировано Ромей (22-04-2017 15:38:44)

+4

488

Ромей написал(а):

Удивительная пленка согревала не хуже печки.

Свойства спасательных одеял сильно преувеличены.

0

489

Человеку с перепугу что только не покажется....

0

490

Ну вот так всегда - на самом интересном месте. А ведь сколько пропустили...
"(Позывной) "Живой", я (позывной) гидрокрейсер "Алмаз", нахожусь тридцать миль к весту, следую на помощь максимально возможной скоростью. Рассчитываю подойти примерно через три часа. Держитесь!"
- Господин лейтенант, радиограмма!
- Пошли его на... ! С максимально возможной скоростью... Еще издевается, сволочь краснопузая
- Есть послать на ...
Прошло три часа. Миноносец развернуло бортом к волне, Трубу снесло, кочегарку залило, динамо-машины встали, радио не работает. Все уже поняли, что все... И тут с веста - яркий свет. В сиянии необычайно ярких электрических огней подходит... и вправду "Алмаз". "Начали являться мертвецы" (С) "Иванов, Петров, Сидоров"

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Крымская война. Попутчики-3