Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Вячеслава Коротина » Вторая попытка


Вторая попытка

Сообщений 31 страница 40 из 157

31

Seg49 написал(а):

C двумя  н

Да и сейчас его обычно с одной пишут.

0

32

ИнжеМех написал(а):

Ну, поскольку речь дальше идет о "советском детстве", то и "советское правописание", кмк, вполне уместно. Мне показалось, это умышленно сделано

+1 Полностью поддерживаю.
Мне также показалось, что такое уместно в контексте.

0

33

Еще немножко ПМСМ'ов по #21

Вячик написал(а):

Мину им что ли по курсу подсунуть?

Просится выделить: "Мину им[ЗПТ] что ли[ЗПТ] по курсу..."

И ещё: не «раздавить бабочку»[ЗПТ] пока «Магдебург» на камни Одесхольма не напоролся.

Я Мурзин Александр Викторович, тысяча девятьсот семидесятого года рождения, женат, имеется дочь Настя, да, грешен: увлекался военной и военно-морской историей – человек имеет право на хобби, а?

После "Насти" просится точка, или точка с запятой...
--------------------------

Странные, кстати[ЗПТ] выверты у российских уставов – то усы носить имеют право только офицеры лёгкой кавалерии, а остальным гладко бриться, то усы носить обязаны чуть ли ни[не] все… Не, понятно[ЗПТ] когда бороды запретили всем[ЗПТ] кроме подводников – маска противогаза должна плотно прилегать

В общем, харе[может, лучше "харэ" или "хорош", а то возникает некоторое недоумение: о чьей, собственно, харе идёт речь :) ] в каюте отсиживаться – пора на свет божий выйти

Тем более[ЗПТ] что одежду уже принесли. Сухую.

Александр в жизни своей из военных кораблей побывал только на «Авроре» в родном Петербурге и на «Дерзком» в Варне

А как же три года срочной? Может, стоило бы после выделенного добавить что-то вроде "соответствующей эпохи" (корявый оборот, конечно, но смысл правильный) или "кроме родного тральщика"?
---------------------------

Физически вполне сносно. Но, вероятно[ЗПТ] головой ударился прилично – некоторая амнезия присутствует.

Видно, что лето, понятно[ЗПТ] какого года[ЗПТ] раз на плечах погоны без звёздочек…

Чёрт! Как бы выяснить[ЗПТ] какое сегодня число?..
Ай, кретин! Ну вот что значит не быть настоящим моряком! Ведь легче, чем высморкаться[ЗПТ] на самом деле же!

Здесь,[ЗПТлишняя] как автор,[ЗПТлишняя] позволю сделать себе «астрономическое отступление»

с Равноденствием связана Пасха! Поэтому папа Григорий Восьмой

По другим источникам (pravmir.ru/yulianskiy-i-grigorianskiy-kalendari) — Тринадцатый :) , однако: "Папа Григорий XIII предложил другую систему летосчисления "
--------------------------

В результате эквинокс*[примечание с переводом потерялось :) ] держится на  двадцатом-двадцать первом марта и даёт точку отсчёта

Православная Церковь этого категорически не приняла, вот и ускакали за шестнадцать с лишним веков[мб "вот за долгие века и убежали"] даты друг от друга на тринадцать дней…

(Поскольку "тетя Вика" рассказывает, что "Впервые григорианский календарь был введён папой римским Григорием XIII в католических странах 4 октября 1582 года взамен прежнего юлианского: следующим днём после четверга 4 октября стала пятница 15 октября" — наверное, шестнадцать веков многовато будет?)
-------------------------------

Вот ёлки-метёлки! Ну ладно, хотя бы известно, что июнь Четырнадцатого

А почему с заглавной?
-------------------------------

Едрить твою налево! Во стыдуха-то?[мб, тоже ВОСКЛ] – ноги уже сами, не дожидаясь сигнала от головы, понесли Мурзина-Колчака на мостик

Беспокоить, чтобы выразить свою благодарность[ЗПТ] пока не рекомендую.

- Спасибо, Владимир Иванович, а то я совсем [+глагол? или многоточие?] с этими событиями, - слегка (внешне слегка, а в душе достаточно сильно) смутился Александр.

Ладно: в конце любого существительного[ЗПТ] кончающегося на согласную[ЗПТ] ставить «ер» - твёрдый знак по-нашему.

Но и в корнях бывает. Засада[ЗПТ] в общем.

Итак:
[КВЧК]Многоуважаемый Николай Оттович, надеюсь, что этот конверт Вы
[…]
Александр Викторович Мурзин (Александр Васильевич Колчак)[КВЧК]

Три года… ТРИ! Не два[ЗПТ] как у тех, что будут топтать сапогами землю, а не палубу.

Отредактировано ИнжеМех (27-03-2017 11:37:18)

0

34

Вячик написал(а):

Я не могу вам ничего доказать пока вы не вскроете конверт. Да и тогда аргументы могут выглядеть неубедительными, но аргументы будут.


Вероятно, лучше заменить во втором случае на: "доказательства"?

И вопрос: с какой формулировкой могли арестовать капитана первого ранга  в мирное время и не опорочить при этом его репутацию?

+1

35

ИнжеМех написал(а):

речь дальше идет о "советском детстве",

Из Wiki
7 декабря 1988 года на сессии Верховного Совета Эстонской ССР была принята поправка к русскому тексту Конституции ЭССР, согласно которой с 1 января 1989 года название города в русском тексте конституции Эстонской ССР стало писаться с двумя «н» (Таллинн)[15]. Такое изменение объяснялось стремлением привести русское написание в соответствие с эстонским[16][17].

0

36

Seg49 написал(а):

Из Wiki7 декабря 1988 года на сессии Верховного Совета Эстонской ССР была принята поправка к русскому тексту Конституции ЭССР, согласно которой с 1 января 1989 года название города в русском тексте конституции Эстонской ССР стало писаться с двумя «н» (Таллинн)[15]. Такое изменение объяснялось стремлением привести русское написание в соответствие с эстонским[16][17].

Из той же Вики:
Распоряжением Администрации Президента Российской Федерации от 17 августа 1995 года № 1495 «О написании названий государств-бывших республик СССР и их столиц» было установлено следующее написание названия города: Таллин. Соответственно, этот же вариант написания установлен Росреестром (Роскартографией)[18].
Таллин.

+1

37

Seg49 написал(а):

на сессии Верховного Совета Эстонской ССР была принята поправка к русскому тексту Конституции ЭССР, согласно которой с 1 января 1989  года название города в русском тексте конституции Эстонской ССР стало писаться с двумя «н» (Таллинн)

Если даже согласиться с тем, что ВС Эстонии вправе указывать, как дОлжно именовать их столицу по-русски, то к этому моменту "советское детство" ГГ закончилось (он же 1970 г.р.) :)

Отредактировано ИнжеМех (27-03-2017 00:21:13)

0

38

И по #27 чуток ПМСМ'ов...

Вячик написал(а):

И тогда Таллин… Тьфу ты – Ревель!.. Да пофигу – он был прекрасен

Вот тут в прошлом году интересная дискуссия была о написании "пофиг-нафигов" :)

Наверное[ЗПТ] сейчас на улицах погрязнее, серьёзно погрязнее, чем в начале двадцать первого века, но,[КМКлишняяЗПТ] всё равно…

Сейчас предстоит подняться на его борт и пообщаться с командующим… Но,[лишняяЗПТ] сначала нужно закончить все дела здесь, на эсминце…

Нечасто встретишь человека[ЗПТ] у которого из глаз так и «прёт умом».

Описать это невозможно – можно почувствовать только встретившись взглядом с таким человеком.

Деепричастный оборот начинается и требует запятой (то ли до, то ли после выделенного).
-------------------------------

- Теряем время! – достаточно зло оборвал адмирал. – Давайте в дальнейшем без титулования[мб лучше "без чинов"?].

- Я не могу вам ничего доказать[ЗПТ] пока вы не вскроете конверт.

-------------------------------

Надеюсь, что вы не думаете, что я проиграл в какие-нибудь фанты на последнем балу и теперь должен так нахально и глупо мистифицировать самого командующего флотом?

Может быть, "самого" убрать?

Отредактировано ИнжеМех (27-03-2017 11:39:48)

+1

39

- Сядьте! – адмирал указал на кресло и, подойдя к иллюминатору, на несколько минут замолчал. Мурзин терпеливо ждал решения.
- Предположим, что я допускаю возможность вам поверить, - наконец заговорил Эссен. – Чего вы хотите?
- Николай Оттович, грядёт война. Долгая война, страшная  война. В моём мире она закончилась для России катастрофой. С вашей помощью я надеюсь изменить её ход, спасти страну и народ от тех ужасов, которые их ожидают. Повторяю: прошу подвергнуть меня аресту и дождаться начала июля.
- Да? – неожиданно весело посмотрел на своего собеседника командующий. – Вы хорошо устроились, Александр Васильевич! Позвольте мне уже по привычке называть вас именно так – вы свалили мне на голову некоторую совершенно невероятную фантасмагорию, связали меня словом, и хотите отсидеться под арестом пока я с этим буду почти две недели жить? Чтобы я оказался в бедламе раньше вас? Нет уж, голубчик, теперь рассказывайте. Не менее часа рассказывайте – если вы сказали правду, то для вас это не составит труда, а если всё-таки лжёте, то даже самой изощрённой фантазии не хватит, чтобы не попасться на противоречиях в самые же первые минуты. Я слушаю!
Вот это да! То бишь, есть шанс? Выслушает??
- Знаете, Николай Оттович, - после десятисекундного раздумья решил Мурзин, - я, пожалуй, освобожу вас от слова, которое вы дали. Вскрывайте конверт и читайте. Орфография будет не совсем привычна – так пишут в моё время, но общий смысл поймёте.
- Да? – удивился Эссен. – Благодарю! Не премину воспользоваться вашей любезностью.
Несмотря на то, что в голосе адмирала сквозила открытая ирония, он подошёл к сейфу, открыл его, извлёк конверт… Было видно, что любопытство так и бушует в старом морском волке – конверт он распечатал даже до того, как снова запер дверцу сейфа.
- Действительно странно написано… А почему карандашом?
- Я плохо умею пользоваться перьевой ручкой – у нас давно уже другие.
- Ладно, подождите… - командующий углубился в чтение.
Для того, чтобы пробежать текст глазами достаточно было и минуты, ладно, учитывая непривычные в начале двадцатого века стиль и грамматику – двух. Но вот осмысление требовало времени… А осмысление явно происходило – не то что лицо, даже лысина Эссена побагровела.
- Ну, предположим… - командующий смотрел на лжеКолчака отнюдь не по-доброму. – кстати, достаточно убедительно и не противоречит логике. А можно полюбопытствовать: Как и когда умру я? Если этого нельзя изменить, то не отвечайте.
- Это можно изменить, поэтому отвечу…
- Ещё одна оговорка, - забеспокоился адмирал. – Если спасение моей жизни связано с нарушением воинского долга или чести вообще – приказываю молчать!
- Ну что вы, Николай Оттович, я бы и не позволил себе открывать вам ТАКОЕ будущее. В моём мире вы умерли весной следующего года от воспаления лёгких. Поэтому, очень вас прошу: что бы не произошло со мной – берегите себя. Хотя бы от такой, нелепой для боевого моряка, смерти.
- Стоп! – Эссен дышал тяжело, и Александр начал всерьёз беспокоиться, не разобьёт ли командующего Балтийским флотом удар прямо сейчас…
- Александр Васильевич, я принял решение.
- Подчиняюсь ему без возражений, - наклонил голову Сашка.
- Вы отправляетесь под арест…
- Слушаюсь!
- Не перебивайте! Под домашний арест. Ваша семья в Сестрорецке? На даче?
Да хрен его знает, где она…
- Не знаю, ваше превосходительство.
- Я знаю – там. Вот туда вас и доставят. Поклон супруге от меня лично. Считайте себя арестованным. Когда вы мне понадобитесь – вам сообщат.

Глава 3. Про Любовь…

«Лейтенант Бураков» доставил флаг-капитана на место. Вельбот с четырьмя матросами и мичманом подгрёб к деревянному пирсу.
- Спасибо, братцы! – поблагодарил гребцов «Колчак», - Спасибо, Николай Евгеньевич! – это уже мичману.
- Хорошо отдохнуть, Александр Васильевич! – крикнул мичман с отходящего от пирса вельбота.
- Рад приветствовать ваше высокоблагородие, - поклонился встречающий на пирсе матрос.- Разрешите вещички принять?
Вещей у Александра было всего-ничего – пара портфелей, но если матросу не дать поднести… Да фиг его знает… Пусть хоть один поднесёт.
- Этот возьми! – Мурзин сам презирал себя в данный момент – ну не привык он требовать от кого-то выполнять работу, которую и самому сделать совсем не сложно.
Хотя на тральщике, в пору службы срочной, имелся у них мичман Чехлов, который даже килограммовую ношу считал перенести ниже своего «звёздопогонного» достоинства, если в обозримом пространстве наблюдался хоть какой-нибудь матрос.
- Пошли, что-ли? – повелительно-вопросительно обратился «Колчак» к матросу.
- Так только вашего приказа и ждал, - пожал плечами парень, и потопал по доскам пирса…
- Саня! – из-за подстриженных в лучших традициях Лувра кустов навстречу вышла женщина невероятной красоты. – Тебя Николай Оттович отпустил к нам? Надолго?
Нет, Софья Фёдоровна Колчак, конечно, не была «сногсшибательной и ослепительной», тем более, что в то время выглядеть таковой женщине тридцати восьми лет возможностей двадцать первого века не предоставлялось. Но Александр поневоле залюбовался высокой фигурой, высокой же и очень тонкой талией, очень милым лицом с огромными глазами – она не ослепляла, она завораживала. Заворожила с первого взгляда…
Да и вообще никогда не понять, чем покоряют нас, мужчин, женщины. Ну, ведь не только своей «анатомией», это точно – иногда видишь перед собой ну просто идеал, классику красоты, а ничего не шелохнётся в душе. А в другой раз – ну просто никакая вроде бы. Что по фигуре, что по чертам лица - ну ни разу не укладывается в стандартные параметры, но столько в ней женственности, столько грации, такая она гармоничная, что у любого мужика при одном только взгляде полное обожание на лице и непреодолимое желание обнять, прижать к себе и грозно зыркать по сторонам, чтобы больше ни одна особь мужского пола приблизиться не смела…
- Сааш, очнись! – жена подбежала и обняла своего мужа. «Колчак-самозванец» не мог не ответить тем же. Господи, каким нежным и хрупким чувствовалось её тело при этом недолгом объятит!
- Здравствуй, Сонечка! Извини, что без предупреждения, но всё случилось так неожиданно…
- Что-то случилось? – отпрянула супруга. – Что?
- Ничего особенного, - попытался придать своей физиономии нейтральное выражение лжемуж. – Где Славка?
- Спят после прогулки. И Слава, и Маргарита. Ты проголодался?
- Нет, спасибо. Пару часов вполне себе обойдусь.
- Так что случилось? – на лице жены читалось нешуточное беспокойство. – И не надо меня обманывать, я не первый год за тобой замужем. Если бы «ничего особенного», то твой Эссен тебя бы к нам не отпустил.
- Да… Стыдно сказать – свалился за борт при коордонате. И головой ещё при этом приложился. Вот на обледенелой палубе в Северных морях или в Артуре ни разу не поскальзывался, а тут… Извини, Сонечка, иногда амнезия теперь случается, так что не удивляйся, если чего-то не вспомню…
- Господи! – всполошилась жена. – Сейчас как себя чувствуешь? Пойдём в дом!
- Да пойдём, конечно, - Колчак поднял с земли портфель, стоявший поодаль матрос поспешил поднести ему второй. Его немедленно подхватила Софья.
- Дорогая, я себя уже очень хорошо чувствую, - возмутился Александр. – Уж два портфеля-то я донести до дома способен. Спасибо, братец! Можешь возвращаться на эсминец.
Дача совсем не напоминала то, что обычно представляют в качестве места отдыха «Кровопийцев народных тех времён» - капитан первого ранга арендовал для  своей семьи на лето одноэтажное строение в четыре комнаты: спальня, детская, столовая и комната прислуги, вернее, комнатёнка. Плюс кухня и санузел.
- Кофе будешь?
- Спасибо, родная, выпью, пожалуй. Ты со мной?
- Что «с тобой»? – не поняла жена.
- Кофе выпьешь, - улыбнулся Колчак-Мурзин. – Составишь компанию?
- Конечно. Потерпи десять минут. Можешь покурить пока на террасе.
- Я не курю…  Уже пять дней, - поспешил поправиться Александр, увидев удивлённое лицо жены. – Надеюсь бросить совсем.
- Саня, - супруга была просто ошарашена, - ты серьёзно? Выдержишь?
- Постараюсь, солнышко – не так это и трудно, оказывается. Я жду свой кофе и свою жену!
Пока Софья кулинарствовала, Сашка попытался попридумывать ещё хоть что-нибудь, чем сможет помочь Флоту и России в грядущей войне. И кое-что надумал: глубинные бомбы – идея-то проста как блин. Бочка с взрывчаткой и взрыватель срабатывающий при определённом нажиме. Технически, конечно, повозиться придётся, но, главное, принцип – и уже в первые годы войны эсминцы будут не просто палить по вражеским субмаринам совершенно неэффективными и дорогими ныряющими снарядами, а проходя над местом предполагаемого нахождения подлодки, сбрасывать на неё десятки, а то и сотни килограммов взрывчатого вещества, которое превратится в стремительно расширяющиеся газы на заданной глубине. И они шибанут гидравлическим молотом по пока ещё очень слабым корпусам немецких лодок…
- С кардамоном, как ты любишь, - вышла на террасу супруга с подносом. – Коньяк к кофе не предлагаю – рановато пока, но булочки Тереза Генриховна испекла сегодня чудесные. Ещё тёплые, попробуй!
Аромат от кофейника распространялся действительно очень приятный, и не совсем привычный. Ну что же – попробуем с кардамоном.
Оказалось на редкость вкусно. А булочки, хоть Мурзин уже давно весьма прохладно относился к всевозможным мучным изделиям за исключением просто хлеба, были чудесны.
- Саня, в самом деле всё в порядке? – обеспокоено посмотрела на мужа Софья Фёдоровна.
- Всё хорошо.
- Не скажешь по тебе – мрачный, задумчивый. Всё-таки в семью вернулся. Две недели не виделись. Мог бы хоть изобразить радость.
- Сонечка, милая, я действительно очень рад тебя видеть. И детей обнять не терпится, но не будить же их? И мы будем все вместе ещё целую неделю как минимум…
- Вот это-то меня как раз и удивляет в первую очередь, - жена пристально посмотрела на Колчака. – Я не первый год за тобой замужем. И если Николай Оттович отпустил тебя летом на целую неделю к семье, то значит, произошло что-то очень серьёзное. Что?
- Ну да, блин! – чуть ли не матернулся про себя Сашка: «У тебя там не закрытый, а открытый перелом!..»
- Папа! – спас положение звонкий мальчишеский голос.
В дверном проёме стоял мальчишка лет четырёх-пяти, и спросонья щурился на летний день.
- Славик! – вскочил ему навстречу Колчак. – Иди ко мне!
Пацанёнок взвизгнул от восторга и затопал босыми ногами по дощатому полу. Несколько секунд, и он повис на шее у отца.
- Ну, здравствуй, сынок!
- Здравствуй, папочка, а когда мы поедем кататься на лодочке, ты обещал, что когда приедешь, то покатаешь меня! – никаких пауз в этой фразе не было, ребёнок выдохнул её за раз. Вероятно, «оригинал» дал своему сыну слово по поводу морской прогулки при прощании, и тот ждал исполнения этой маленькой, но такой заветной мечты всё это время.
- Конечно, покатаю! – благо, что Александр прекрасно помнил, что рядом с пирсом, к которому приставала шлюпка с «Буракова» имелся какой-то прокат лодок.
- Только после обеда, Слава, - вмешалась мать. – Покушаешь и поедем. Рита проснулась?
- Мамааа! – из дома в качестве ответа донёсся ещё один детский голосок.
- Ну вот и наша спящая красавица очи свои открыла, - улыбнулась Софья. – Пойдём к ней?
Маргарите Колчак уже минуло полтора года, то есть как бы говорить она уже начала, но несведущий человек в её языке разбирался с трудом.
- Ись – папа писёй! – радостно прощебетала кроха, вскочила в кроватке и, лучезарно улыбаясь, протянула руки к отцу. Что означало «ись» Александр не понял, но немедленно подхватил на руки кучерявого ангелочка, который просто светился от счастья.
- Здравствуй, доченька, как поспала?
Просто удивительно, до чего приятно пахнут маленькие дети. Даже когда они едят не только молоко и прочие до невозможности диетические продукты. Колчак просто зажмурился от удовольствия, вдыхая запах детской кожи, когда прижал к себе девочку.
- Хассе пая, - мурлыкнула дочь, крепко обхватывая нежными ручками папину шею. - Пи-пи!
- Ну, тогда иди к маме, - протянула руки Софья. – Давай, давай! Папа никуда не денется, пойдём со мной «пи-пи».
- Папа! – просто удивительно как быстро меняются детские эмоции и выражение милых мордашек вместе с этим. Крошка, кажется, уже была готова расплакаться.
- Мне с тобой нельзя, доченька, - улыбнулся Александр. – Но я тебя жду здесь, обещаю!
- Добрый день, Александр Васильевич! Не ждали вас, - в дверях появилась достаточно миловидная женщина лет пятидесяти. Надо полагать, та самая Тереза, которая испекла те самые булочки к кофе. Говорила дама с лёгким акцентом, но настолько лёгким, что совершенно невозможно было понять, какой язык для неё родной – немецкий, польский и ещё какой-то. Явно не французский.
Рядом с нею на полу стояли две небольших корзинки, из которых торчало столько всевозможной зелени, что казалось, будто укроп, петрушка, лук, кинза и всякая прочая флора собирались устроить фейерверк из своих листьев и побегов. Явно на какой-нибудь местный рынок ходила за припасами…
- Здравствуйте, Тереза Генриховна! – рискнул Александр назвать имя. Не ошибся.
- Какими судьбами к нам?
- Неисповедимы пути морского офицера. Буду вашим гостем ещё как минимум неделю.
- Очень рада. Обед через полчаса. Ничего особенного не обещаю, но на ваших кораблях этим вряд ли угощали.
- Интригуете? А чем?
- Интригую, - улыбнулась в ответ экономка. – Поэтому не скажу. А где Софья Фёдоровна?
- Вышла с Марго по женским делам, - улыбнулся каперанг.
- Понимаю. Тогда вам, Ростислав, придётся помочь женщине принести продукты на кухню.
Александр, мазанув взглядом по корзинам, интенсивно захотел возразить, что пятилетнему ребёнку, пусть он даже и представитель мужского пола, ни одну из них не уволочь. Но сын, до этого времени молча державшийся за папину штанину, бодро затопал к Терезе, внимательно рассмотрел содержимое ближайшей корзины, цапнул оттуда пучок редиски, и гордо понёс его на кухню.

+13

40

Вячик написал(а):

осподи, каким нежным и хрупким чувствовалось её тело при этом недолгом объятит!

объятии...

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Вячеслава Коротина » Вторая попытка