Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Вячеслава Коротина » Вторая попытка


Вторая попытка

Сообщений 61 страница 70 из 295

61

Вячик написал(а):

Останутся турецкие солдаты в казармах или развернут свои штыки на Кавказе, в Месопотамии и на границах Румелии.

Вячик в связи с возможностями турецкой армии нужно упомянуть и угрозу Суэцкому каналу для британцев это важнейшая судоходная артерия.

0

62

Вячик написал(а):

который Первый лорд не поск4упился

Опечатка.

0

63

Вячик написал(а):

- Благодарю за радушный приём, ваша светлость, - пожал Колчак протянутую руку. – Как лично вас благодарю, так и вообще флот его величества – о пребывании на эскадре адмирала Битти у меня остались самые приятные впечатления.


Возможно, во втором предложении целесообразно убрать "благодарю"? : "Как лично Вас, так и .....".

0

64

Собственно в Адмиралтействе Черчилль лишь представил офицеров друг другу, а более полное знакомство произошло уже на борту крейсера «Патфайндер», который Первый лорд не поск4упился выделить из состава Гранд Флита для скорейшей доставки на Средиземное море нового командующего эскадрой.
Крейсерок был так себе – тип «скаут»: небольшой, скоростной, слабо вооружённый. Основные задачи: быть ближним разведчиком при эскадре, лидировать миноносцы при атаке противника, отбивать атаки вражеских миноносцев… Ну, или как в этот раз – служить посыльным судном для доставки людей или информации из пункта «А» в пункт «Б»…
Адмиральского салона на таком махоньком кораблике не предполагалось, поэтому Худ пригласил русского гостя, для обсуждения дальнейших действий к себе в каюту.
- Наши силы на Мальте: линейные крейсера «Инфлексибл», «Индомитебл» и «Индефатигебл». Любой из них сравним по силе с «Гебеном»…
Колчак прекрасно знал о составе английской эскадры Средиземного моря, но зачем лишний раз конфузить собеседника? Тем более такого доброжелательного. Тем более утверждением, что НЕ СРАВНИМ. По весу бортового залпа – да, по скорости – тоже, а вот по защите… Только в Ютландском сражении англичане убедились, что их шикарные, мощнейшие, быстроходнейшие линейные крейсера взрываются и тонут от одного более-менее удачного попадания… А вот немецкие выдерживали и до двух-трёх десятков, и не взрывались, лишь один был затоплен командой, получив повреждения «не совместимые с жизнью». Может даже лучше, если моряки гордого Альбиона убедятся в том, что не всё так хорошо с их хвалёными «кошками» заранее?  И примут соответствующие меры…
Хорошо-то, хорошо, но ведь самому придётся находится на флагмане, а именно для него риск получить нокаутирующий снаряд максимален… А куда деваться? Практика показала, что при соответствующих попаданиях выживало по несколько матросов. Как правило, наблюдатели на мачтах.
- … Эскадра крейсеров адмирала Трубриджа: «Дифенс», «Блэк Принс», «Дюк оф Эдинбург» и «Уорриор». Догнать «Гебена» они вряд ли способны, но заступить ему путь и связать боем до подхода главных сил – вполне могут.
В принципе тут он прав. Двухсоттридцатичетырёх и стодевяностомиллиметровые английские артсистемы, которые так любят англичане, действительно одни из самых лучших в мире для сравнимых калибров – утопить «Гебен», конечно, не смогут, но здорово изнахратить – запросто. Правда, почти наверняка, ценой потери одного из своих вымпелов. А то и двух – всё зависит от того, когда подоспеют линейные крейсера…
- … И четыре лёгких типа «таун», - продолжал новый командующий Средиземноморской эскадрой. – «Даблин», «Глостер», «Чатам» и «Уэймут». Любой из них сильнее, чем «Бреслау», но это не главное. Это наша разведка, эти ребята засекут Сушона, просигналят нам, и мы его перехватим… Даже неудобно как-то: заведомо превосходящими силами наваливаться на слабейшего.
- Вот это не должно вас беспокоить, сэр, - таки вставил слово Колчак. – В минувшей, и столь неудачной для моей родины войне, японцы никогда не стеснялись нападать эскадрой на одиночный корабль. На мой взгляд, наивысшая доблесть для военного не погибнуть в бою против превосходящих сил противника, а сделать так, чтобы у тебя в данном месте и в данное время было максимальное превосходство в силах, уничтожить его, и понести при этом минимальные потери. Но, конечно, если обстоятельства сложились против тебя, то погибнуть в бою. И даже тогда постараться нанести как можно больший ущерб неприятелю.
А дальше – хоть давись, но сказать надо, что хвалёные английские линейные крейсера лишь слегка «помазаны» бронёй, что не выдержат они обстрела немецким главным калибром на даже средних дистанциях, что необходимо, но поздно переделывать перегрузочные отделения для снарядов и зарядов под башнями, что… Да много ещё что «неладно в королевстве Датском». Не Датском, конечно, но вот как это сказать ИНОСТРАНЦУ?
- Господин адмирал, - Колчак вдохнул-выдохнул и начал. – Давайте будем максимально откровенными друг с другом.
- Я был недостаточно откровенным в нашей беседе? – округлил глаза Худ. – Или когда-нибудь ранее?
- Нет-нет, прошу меня простить, видимо я недостаточно свободно изъясняюсь по-английски, - схитрил Колчак.
- Так вы о чём?
- Я о том, что и у вашего Королевства, и у нашей Империи имеются шпионы. Не будете отрицать?
- Это было бы глупо. К тому же, ведь именно исходя из информации, полученной от одного из них, вы и действуете. К чему вопрос?
- А к тому, что наши агенты имеются не только в Германии, но и на территории Великобритании, как, уверен, и ваши находятся в России. И ведь это нормально, правда?
- Я моряк, мне нет до этого дела, - посуровел англичанин.
- Я тоже моряк. Я тоже не имею к этому ни малейшего отношения. Я имею сведения, которые хотел бы до вас донести, которые ничего, кроме пользы Гранд Флиту принести не могут.
- Слушаю! Выражайтесь яснее, сэр, - Худ если и не психовал, то весьма однозначно занервничал. – Понятно, что и у вас имеются наши агенты, и у нас ваши. К чему этот разговор?
- К тому, что по нашим сведеньям, значительная часть английских снарядов снаряжена просто чёрным порохом. Я понимаю, что уже поздно что-нибудь исправлять, просто очень хочу рекомендовать вам не использовать эти снаряды в качестве основных боеприпасов, когда мы столкнёмся с «Гебеном». Только для первых залпов, в качестве пристрелочных…
- Вот как? – неожиданно усмехнулся англичанин. – Можете выразить неудовольствие тем своим агентам, которые поставляют такую информацию.
- То есть?
- Пока все бронебойные снаряды на наших линейных крейсерах в Средиземном море снаряжены именно чёрным порохом. Лиддитные только фугасные. Не прикажете же атаковать броненосный корабль ими?
- Нет, конечно, - слегка оторопел Колчак. – Действительно, наша разведка в данном случае оказалась не на высоте…
- Увы, случается. Главное, чтобы информация о маршруте «Гебена» была верной.
- Вот на этот счёт можете не сомневаться. Точного маршрута, как понимаете, быть не может, но его генеральная задача и узловые пункты мне известны.
- Очень на это надеюсь. А старый добрый чёрный порох не так уж плох, к тому же значительно более безопасен при хранении – сами ведь знаете, сколько кораблей потеряли от взрывов боезапаса японцы из-за своей мощной, но весьма капризной шимозы.
Ну да, - напряг память Александр: «Микаса», «Мацусима»… Ещё кто-то? Да и у вас, ребята, кстати, в «грядущую войну» взорвутся «Натал» и «Вэнгард». И это только из того, что навскидку вспомнилось. Вряд ли это были (будут) диверсии – скорее всё тот же дурацкий лиддит…
Здесь стоит сделать «авторское отступление»: Основой лиддита у англичан, мелинита у французов и русских, шимозы у японцев, пертита у итальянцев, (ну и так далее…) являлся тринитрофенол, он же пикриновая кислота. Само по себе вещество стойкое, его даже в качестве красителя использовали. Да, при детонации разлагается очень «весело», но так для этого хотя бы микровзрывчик в основной массе нужен… А вот соли пикриновой кислоты, пикраты, вещества до невозможности капризные – чихнёшь в соседней комнате, и они тут же «возмутятся». Взрывообразно. Кислоты же реагируют с металлами, образуя как раз соли. А железо – металл. То самое железо, из которого сделан корпус снаряда… Нет, конечно, производители покрывали полости масляной краской, упаковывали собственно взрывчатку в шёлковые мешочки, но при производстве сотен тысяч единиц боеприпасов где-то как-то да случится брачок. И при транспортировке, хранении что-нибудь произойдёт. Отслоится чешуйка красочного покрытия, разойдётся чуточку шовчик на мешочке… И доберуться друг до друга два вещества, и вступят в реакцию… Медленно, пикрата железа получится очень немного, а много и не нужно – это не взрывчатка - это детонатор. И всё – зачастую просто шевельни такой снаряд – ВСЁ! Рванёт весь погреб боезапаса, ну и боевой корабль уже «не жилец». А волны «шевелят» даже на якорной стоянке…
Поэтому-то и старались снаряжать лиддитом-мелинитом и прочим упомянутым снаряды именно в военное время, чтобы «сделал – выстрелил», чтобы не хранить долго. Вообще странно: даже достаточно отсталая в плане своей техники Россия давно уже снаряжала снаряды весьма мощным и вполне надёжным при хранении тротилом, а вот передовая почти во всём Великобритания до этого не додумалась…
- Придётся с вами согласиться, сэр, - вернулся мыслями к основной теме беседы Александр. – Воевать нужно тем, что имеется под рукой, если приходится воевать. В конце концов, у нас серьёзное преимущество в вымпелах. И не только в них.
- Именно, - кивнул Худ. – Так вы уже можете более конкретно посвятить меня в материалы, которые получены от вашего агента касаемо пути следования отряда Сушона? Про «узловые пункты» хотя бы.
- Более того – про планы немецкого адмирала: он прекрасно знает, что его «чудовища» будут до жути бояться французы, которые вот-вот начнут перевозку своих колониальных войск из Алжира на материк. И наши союзники попытаются затребовать ваши эскадры для прикрытия данных перевозок.
- И что? Вполне законная просьба, - удивился адмирал.
- Вполне законная, - согласился Колчак. – Была бы. У них у самих пятнадцать броненосцев. И дредноутов парочка имеется. Причём каждый из шести «дантонов» не  уступает по мощности огня «Гебену», остальные чуть слабее, но именно «чуть». Повторяю: французы сами в состоянии обеспечить свои воинские перевозки и защитить их. Не следует отвлекать подчинённые вам силы на запад от Мальты.
- Предположим, что я согласился с вами. Дальше!
- Сейчас «немец» в Поле чистит дно и ремонтирует механизмы, так?
- Так. Тут данные наших разведок совпадают.
- Потом он отправится бункероваться в Мессину, но итальянцы не дадут ему угля, придётся принимать его с немецкого же парохода. Так?
- Если это так, то передайте мои комплименты вашему агенту – у меня таких сведений нет. А почему итальянцы не дадут угля?
- Не знаю. Я ведь, как и вы, только моряк, передаю сведения, которыми меня снабдили, не более. В общем, ловить его надо по пути из Адриатики в Дарданеллы.
- Для этого нужно знать когда Сушон соизволит выйти, ну и маршрут следования…
- Маршрут будет, почти уверен, прямым как стрела. До самого мыса Матапан. А сроки выхода… У вас разве нет агентуры в Мессине?
- Есть, вероятно, - ухмыльнулся адмирал. – Но подробнее я об этом узнаю на Мальте. Да и вообще – война ведь ещё не объявлена…
То, что война объявлена, узнали на бункеровке в Гибралтаре. То есть об объявлении войны Германией России, а по прибытии на Мальту пришло известие и об открытии военный действий между Германией и Великобританией.
Понеслось!

Глава

То есть, конечно, не встали экипажи по боевому расписанию и не замерли в таком положении. На мальтийских футбольных полях порта Ла Валетты по прежнему пинали ногами мяч команды крейсеров. Чуть дальше, на поле для гольфа, размахивали клюшками офицеры, продолжался «внутриэскадренный чемпионат» по боксу.  Англичане придумали самый лучший способ отвлекать личный состав от «тягостей и лишений» службы, и от её нудности – спорт. Причём именно СПОРТ – в кают-компаниях была запрещена игра в карты как провоцирующая на азарт. А вот всё остальное – запросто. Колчаку довелось даже понаблюдать поединок в стиле кендо: два, довольно-таки пожилых офицера, капитаны первого ранга, надели японские доспехи и принялись мутузить друг друга бамбуковыми «мечами», причём на полном серьёзе. Александр, в юности занимавшийся пятиборьем, с напряжением следил за этим странным фехтованием, и понимал, что даже со своей давно забытой техникой уделал бы любого из этих «палкомахов» не вспотев. Но было бы глупо напрашиваться чужаку на поединок с местными «авторитетами»…
К тому же хозяевами англичане оказались более чем радушными – Колчаку предоставили соседние с адмиралом апартаменты на «Инфлексибле», апартаменты более роскошные, чем были у Эссена на «Рюрике». Впрочем, когда Колчак обошёл и командные помещения, он убедился, что и английские матросы живут на своём корабле значительно более комфортно, чем их русские коллеги.
Причём, офицерские помещения, вопреки многовековой традиции практически всех флотов, на английских линейных крейсерах располагались в носовой части корабля, а матросы жили в корме. По всей вероятности, это было сделано для того, чтобы командование кораблём как можно быстрее заняло свои боевые посты в случае тревоги.
И эта самая «тревога» не заставила себя долго ждать: судя по всему, Худ получил информацию, что «Гебен» готовится поднять якоря. Сначала в море ушла эскадра Трубриджа, потом к Мессинскому проливу проследовали «Глостер», «Даблин» и «Чатам».  Экипажи линейных крейсеров стопроцентно вернулись на борт, и главные ударные силы Британии на Средиземном море находились в часовой готовности к выходу. Выходу на бой.
Первым прислал телеграмму оь обнаружении противника Говард Келли, командир «Глостера»:  «Наблюдаю дымы двух больших кораблей курсом на ост…»  Далее координаты.
Из труб линейных крейсеров густо повалил дым, и эскадра Худа срочно покинула рейд Ла Валетты.

***

- Адмирал Трубридж передаёт… - подскочил к Худу офицер связи.
- Благодарю, - кивнул молоденькому лейтенанту командующий средиземноморской эскадрой. – Если будут ещё сообщения – немедленно сюда…
-Есть, сэр! – откозырял юноша и поскакал вниз по трапу.
- А вы оказались правы, сэр, - повернулся к Колчаку Худ. – Русские агенты не ошиблись – «Гебен» идёт строго на восток. И явно не в Каир.
- Возвращаю комплимент, - Колчак с трудом удержался от добавить шекспировское «друг Горацио». – Снимаю фуражку перед вашими агентами в Пола.
- Не понял, - нахмурился Худ.
- Извините – выразился по-русски. Выражаю своё уважение английским агентам в Поле. Так что передаёт адмирал Трубридж? Если не секрет, конечно.
- Не секрет. Обнаружил противника, готовится к вступлению в бой.
- Небезопасно.
- Война вообще предприятие связанное с риском, - слегка удивлённо глянул на собеседника адмирал. - А по весу бортового залпа наши четыре броненосных крейсера не уступают «Гебену». А там и мы подойдём. Сушону уже не уйти.
- Не сомневаюсь, сэр, - поспешил согласиться Александр. – Но защищены корабли Трубиджа недостаточно надёжно против такого противника, немец может повыбивать их по очереди, и ваша победа окажется пирровой. Зачем Британии терять сотни жизней своих моряков, если можно обойтись без этого? Мы, как я понимаю, перехватим «Гебена» часа через два-три?
- Где-то так, - мрачно буркнул Худ.
- Так будет вполне достаточно времени, чтобы разделаться с ним. И тут помощь броненосных крейсеров будет очень и очень кстати…
- Сэр! – прервал беседу всё тот же молодой лейтенантик. - От адмирала Трубриджа…
- Давайте!
Англичанин читал молча, но по лицу его читалось откровенное недовольство только что полученными новостями. Колчак не рискнул лишний раз демонстрировать своё любопытство, хоть таковое являлось отнюдь не праздным, но сэр Хорас, не стал интриговать:
- Не могут угнаться. «Гебен» даёт не меньше двадцати двух узлов. Простите, я должен поговорить со своим штурманом.
- Ваши извинения совершенно излишни, сэр.
Когда Худ удалился по своим адмиральским делам, оставалось только разглядывать окружающее пространство, которое не радовало разнообразием. «Инфлексибл» продолжал двадцатиузлово пожирать пространство, ведя за собой систершипов: «Индомитебл» и «Индефатигебл», на траверзе флагмана держался «Уэймут», которого командующий Средиземноморской эскадрой прихватил с собой в качестве разведчика. И не зря прихватил – минут через десять после ухода адмирала с мостика, Колчак увидел, что из труб лёгкого крейсера дым повалил поинтенсивнее, и тот, слегка склонившись к норду, стал удаляться от своих линейных собратьев. Ну да – оперативная разведка, она же ближняя разведка, тоже штука немаловажная.
И результаты не замедлили сказаться – минут через сорок разведчик донёс об обнаружении дымов, а потом морзянка его телеграмм принималась антеннами «Инфлексибла» практически без остановки: «Вижу два корабля, курс… скорость…», «Опознан неприятель, курс… скорость…», «Следую параллельным курсом на ост, скорость двадцать два узла…».
Ну, то есть всё – сражение состоится.

***
Вильгельм Антон Сушон не сразу понял, что здорово влопался. Когда он увидел британские броненосные крейсера нахально лёгшие на курс преследования, то никакого особого беспокойства не испытал – с ними «Гебен» легко справится. Ну ладно, не легко…  Но достаточно легко уйдёт – благо, что механизмы после ремонта в Пола были в порядке. Не в идеальном, конечно, но двадцать четыре узла ненадолго германский линейный крейсер выдать способен.
- Уходим и помашем англичанам платочком с кормы? – поинтересовался у адмирала командир корабля Аккерман. – Или развернёмся, и удовлетворим их желание подраться?
- Не будем дёргать тигра за усы, Рихард. Курс прежний. Наша первоочередная задача дойти до Константинополя, вернее Стамбула, ибо мы с тобой уже практически на службе у султана… Но их лёгкий крейсер скоро может зацепить «Бреслау», тогда придётся задерживаться, чтобы его прикрыть. Передай Кеттнеру, чтобы обгоняли и шли впереди – под наши пушки этот наглый британец сунуться не посмеет.
А вот появление на носовых румбах «Уэймута» сильно подпортило настроение контр-адмиралу – не грибы собирать он сюда заявился… Ну да – ещё полчаса и по курсу обозначились три дыма, причём сомневаться кому они принадлежат не приходилось – пожаловали именно те корабли, которых можно было опасаться в средиземноморских водах. И только их – от всех остальных «Гебен» или уходил играючи, или крушил противника своим главным калибром. Но не эту тройку… И не оторваться – не дадут. А намерения у сынов Альбиона явно более чем решительные – совершенно конкретно идут на перехват и постараются навязать бой.
- Аллярм? – в вопросе капитана цур-зее Аккермана вопросительные нотки лишь угадывались – он и так был уверен в ответе своего адмирала.
- Что ты спрашиваешь? Разумеется. И передать на «Бреслау»: «Самый полный вперёд!» Пусть нас не ждёт и идёт в Константинополь!

+16

65

Вячик написал(а):

Собственно в Адмиралтействе Черчилль лишь представил офицеров друг другу, а более полное знакомство произошло уже на борту крейсера «Патфайндер», который Первый лорд не поск4упился выделить из состава Гранд Флита для скорейшей доставки на Средиземное море нового командующего эскадрой.

опечатка

+1

66

Вячик написал(а):

И доберуться друг до друга два вещества, и вступят в реакцию…

доберутся

+1

67

Вячик написал(а):

Вильгельм Антон Сушон не сразу понял, что здорово влопался.

0

68

Вячик написал(а):

Первым прислал телеграмму оь обнаружении противника Говард Келли, командир «Глостера»:

Об.

Вячик написал(а):

Вильгельм Антон Сушон не сразу понял, что здорово влопался.

Наверное, всё-таки, вляпался?

+1

69

Фрегаттен-капитан Кеттнер прекрасно понял замысел своего адмирала, и лёгкий крейсер стал потихоньку отрываться от своего «старшего брата». Однако спокойно удрать «Бреслау» не дали, сначала за ним увязался «Уэймут», а потом к погоне присоединился и «Даблин». Перспективы для беглеца вырисовывались достаточно печальные – спасти его могло только невероятное везение. Но это было вторичным – главные события должны произойти здесь, в бою между «большими дядьками»…
- А они пока не стреляют, -  напряжённо процедил Аккерман, не отрывая бинокля от глаз. – Может обойдётся?
- Ну да, - скептически хмыкнул адмирал, - это они нам свежих сосисок привезли. Просто нет смысла открывать пристрелку на контркурсах. Сейчас сделают два поворота вдруг, лягут на параллельный, и начнут. Идём в боевую рубку.
Сушон оказался совершенно прав – через четверть часа британские линейные крейсера ведомые «Индефатигеблом» двигались с «Гебеном» в одном направлении, и на среднем блеснула первая вспышка пристрелочного выстрела. Снаряд был прекрасно различим в полёте, и немцы напряжённо следили за его траекторией. Почти четыре центнера стали вздыбили море в полутора кабельтовых от борта. Недолёт. Достаточно серьёзный недолёт. Но это только начало: преимущество англичан в главном калибре было более чем двукратным – теоретически в бортовом залпе могли участвовать двадцать четыре ствола калибром в двенадцать дюймов. Реально – до двадцати. «Гебен» имел возможность отвечать из десяти одиннадцатидюймовок. Но выбирать не приходилось.
- Прикажи отвечать, - мрачно бросил Сушон капитану цур-зее.
Старший артиллерийский офицер линейного крейсера корветтен-капитан Книпсель, немедленно по получении приказа отозвался на него выстрелом из носовой башни в головного британца. Затем загрохотали и остальные артустановки. Англичане не остались в долгу, вокруг германского флагмана один за другим вставали фонтаны от падения вражеских снарядов. Попаданий пока не было, но просто по закону больших чисел они должны были вот-вот последовать. Да и сама неопадающая стена воды неподалёку от борта не только нервировала немецких комендоров, но и здорово мешала им целиться во врага.
Избежать неизбежного не удалось, сначала один двенадцатидюймовый снаряд пробил броню противоминной батареи и его взрыв вычеркнул из списка живущих два десятка немецких моряков. К тому же начавшийся пожар скользнул в погреба, но детонации снарядов и зарядов не последовало. Затем ещё один ударил в первую трубу. Его кинетической энергии хватило для того, чтобы пронизать её с одной стороны, но оказалось недостаточно для пробития противоположной стенки. Пришлось свалиться вниз, туда где сходились дымопроводы из нескольких кочегарок и там догоревший взрыватель заставил сдетонировать заряд. Тяга в топках почти мгновенно упала, дым повалил по палубам, а «Гебен» стал стремительно терять скорость.

***

- Есть! Врезали! – не удержался от радостного вскрика Колчак, когда увидел, что немецкий крейсер окутался облаком чёрного дыма. – Браво, сэр, ваши комендоры отлично стреляют!
- Благодарю за комплимент, - сдержанно отозвался Худ, - но ликовать ещё рано. Шампанского выпьем, когда утопим эту лоханку, не ранее.
На «Гебене» наблюдались ещё несколько попаданий: взрыв в районе кормовой рубки, на баке, на второй трубе…
- О Боже! Господа!! «Индефатигебл»!!! – вдруг крикнул командир флагмана. – Смотрите!
Из головного линейного крейсера выбросило чёрным и жёлтым дымом. Здорово выбросило, где-то на стометровую высоту. Огромный корабль разломило пополам, и следующему вторым «Индомитеблу» пришлось принять вправо, чтобы не налететь на не успевшие затонуть остатки ещё пару минут назад могучего исполина.
- Да уж! – мрачно, но спокойно бросил адмирал. – Победы вчистую не получится. Но теперь мы просто обязаны затоптать эту германскую лоханку в волны. Иначе пострадает честь Британии.
Но буквально через пару минут «справедливость восторжествовала». Хоть и очень частично – снаряд с «Инфлексибла» пробил барбет кормовой башни «Гебена», разорвался во время пробития брони, и увлёк за собой в рабочее отделение докрасна раскалённые осколки и куски всё той же самой брони. Загорелись несколько главных и дополнительных зарядов в подачной трубе,, это вызвало воспламенение зарядов в боевом отделении башни, в перегрузочном, и в нижних подъёмниках. Огонь охватил шесть тонн пороха, который, тем не менее, не взорвался, а просто сгорел. Из двух кормовых башен поднялся столб яркого пламени высотой в дом. Море огня поглотило почти сто семьдесят человеческих жизней, но, благодаря мужеству трюмных матросов и старшин, которые голыми руками умудрились отдраить раскалённые докрасна штурвалы клапанов затопления погребов, взрыва удалось избежать. «Гебен» принял ещё шестьсот тонн забортной воды, но остался на плаву. Правда скорость его упала до уже совершенно несерьёзных семнадцати узлов.

+15

70

Понятно, конечно, желание показать в тексте "картонность" английских ЛКР и не утопить при этом главного геря. Однако стрельба Гебена не по головному выглядит несколько странной.
Поэтому, на мой взгляд, правдоподобнее был бы вариант Фудзи - всё же снаряды и у немцев не всегда взрывались (см. бои Славы в Моонзунде), а пробитый погреб вполне себе способен внушить всё, что надо.
Неправдоподобности сцене добавляет то, что англичане идут далеко за 20 узлов, что позволяет им свободно маневрировать между залпами, а Гебен стреножен и будет ловить практически все залпы. По расчётам тех лет при строительстве линкоров порог скорости для успешного маневрирования 21 узел. Поэтому, как только будет сбит ход, Гебен начнёт получать по снаряду в минуту как минимум. А с 12" для него шутки плохи.
Но главное, повторюсь, - неправдоподобность стрельбы не по флагману в данной ситуации. Да и вообще... с учётом предыдущего текста даже не особо осведомлённый читатель уже и так ждёт, что англичанин какой взорвётся. На мой взгляд, тут можно куда больше художественности и драйва устроить, если хорошенько описать переживания ГГ, который точно знает про картонность брони погребов снизу, когда пойдут накрытия одно за другим.

Отредактировано Vai (09-05-2017 15:20:44)

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Вячеслава Коротина » Вторая попытка