Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Орда

Сообщений 1 страница 10 из 13

1

Жанр: фэнтези,  политика.

Аннотация: Это случилось в те времена, когда силовой доспех ещё не превзошёл кирасу, а новички в первую очередь изучали нож.

Вторник, 23:41.

Было жарко, но в камине горел огонь. В кресле напротив сидел старик настолько древний, что лишь Небо могло понять, как его дух до сих пор держался в теле. В окне было хорошо видно, как ночное небо рассекли две падающие звезды.
Послышались шаги. В комнату вошли три человека. Впрочем, звук шагов принадлежал лишь одному из вошедших, другие ступали совершенно бесшумно.
Шумящим был мальчик лет десяти-двенадцати, не больше. Совсем ещё дитя. Его белая кожа была покрыта медным загаром.
Рядом шли две девушки. Смуглые брюнетки атлетического телосложения.
Мальчик остановился в трёх шагах от кресла, и быстро проговорил:
– Учитель, к вам посетители.
Одна из девушек, преклонив колени, коснулась губами морщинистой ладони.
– Учитель, я вернулась.
Она говорила, растягивая слога и делая излишне длинные паузы между словами.
Старик разлепил глаза.
– Субира… – он кашлянул, словно смазывая ржавое горло. – Сколько мы уже не виделись? Год? Два?
– Шестнадцать месяцев, учитель…
Усыпанная морщинами ладонь протестующе дёрнулась:
– Не называй меня так больше. Ты завершила обучение той зимой.
Субира положила крохотные пальчики на грубую кожу.
– Как прикажете, у… мастер. Я вернулась из пустыни, потому что мне нужен ваш совет…
Старик вскинул руку, разрывая тактильный контакт.
– Опять… Болэйд, сколько можно? Джеки, принеси воды!
Мальчика как ветром сдуло.
Субира резко распрямилась.
– Мастер, позвольте мне…
– Не унижайся, дочь Фелестаров! Сейчас именно ты возглавляешь семью, храни свою гордость!
Девушки, опустив глаза, покачала головой.
– Мастер, вы путаете, мой отец…
– Придурок Фертли никогда не ходил сам. Сперва мать, потом жена, теперь дочь. Ничего не меняется под Небом!
Голос подала вторая девушка:
– А тот пацан не торопится…
Она говорила красиво и быстро, словно пикирующий с гор ручей.
Старик прервал юркий поток:
– Субира, заткни свою служанку, или я её заткну.
– Ния! Мастер, простите её, я дорожу ей как единственной подругой…
Услышав эти слова, Ния вытаращила глаза, и поспешно прикрыла рот ладошкой. Старик скривился, словно от зубной боли:
– Вот плохо, Клеопатра. Не путай дружбу со служением.
Субира вновь опустилась на колени.
– Мастер, мне нужен ваш совет. – Девушка помолчала, но старик ничего не сказал. – Мастер, вот уже многие годы в южных провинциях говорят о необходимости канала…
– Забудь об этом.
Субира прижала ладошки к груди.
– Но мастер! Мой народ задыхается от жажды, нам нужна вода!
– Просто забудь.
Просящая склонила голову.
– Когда я начала строительство канала, надо мной полуденным солнцем встали люди из Императорской Канцелярии. Они сказали примерно то же самое, что и вы сейчас. Я… я хочу понять, чем вызван запрет! Почему мой народ должен страдать…
Девушка умолкла на полуслове. Молчание висело в комнате, как коса смерти над стариком.
Вернулся Джек, поставил кувшин и вложил в руку старика плоскую чашу, после чего тихо сел в уголочке комнаты.
Огонь в камине едва тлел.
Ния подошла к Джеку, и присела рядом.
– Ты куда за водой бегал, в Хантбар?
Джек захихикал, спешно зажимая рот ладошкой.
– Нет, Накато, я ходил на кухню. Просто учитель хотел побыть наедине с гостями, вот я и ждал под дверью какое-то время.
Ния толкнула его локтем в бок.
– Ах ты, хитрец! – прекратив смотреть на госпожу, Ния перевела взгляд на мальчика. – А чего тогда не уходишь?
– Предлагаю уйти вместе, учитель не любит болтать при посторонних.
Его собеседница наморщила бровки.
– Ты же понимаешь, что старик тебя слышит?
– А ещё я понимаю, что должен увести тебя из комнаты.
Не говоря больше ни слова, Ния поднялась и прошла в коридор. Джек двинул следом, плотно притворив за собой двери.
Мальчик поторопился, и ненароком прищемил себе большой палец на правой руке.
За закрытыми дверями его цыплячья ругань была почти не слышна.
Субира выждала, пока вопли стихнут окончательно, и в сумраке тишины произнесла:
– Мастер, они ушли…
– Мне плевать. Твоё обучение закончилось, я больше никогда не отругаю тебя за ошибку, не дам совета…
В камине окончательно потух огонь, испустив последнюю тонкую струйку дыма, и угли начали медленно остывать.
Субира закрыла глаза. Зажмурилась, дрожа всем телом и как-то комично тряся носом, один раз встряхнула плечами и шумно сглотнула.
– Мой народ… жаждет воды. Если какие-то шакалы выступят против – я орошу их кровью пыль пустыни. Но пожалуйста, мастер, укажите мне, кого нужно убить, чтобы всем в этом мире дышалось легче?
– Убей себя.
– Мастер! – Бывшая ученица дрогнула всем телом и схватилась за полный кувшин. – Моему народу нужна вода!
Уперев руку в подлокотник учитель, дрожа локтем, встал.
– Адаез! Вся вода этого мира не утолит пылающей жажды твоего народа. А значит – ты не получишь ни глотка. – Старик выплеснул воду из чашки на горячие ещё угли камина. – Небо решает, когда палить солнцу, а когда полить дождю.
Ладошки Субиры разжались. Глиняный кувшин в одно мгновение упал и разбился, орошая живительной влагой бесплодные доски пола.
– Я… поняла.
По её щекам покатились крупные бусины слёз.
– Мастер, расскажите про Джека? Какой у него дар?
– Это шумный парень, но его участь столь же печальна, как и судьба твоего народа. У него нет дара.
– Мастер?
– Я уже слишком стар, чтобы возиться с наделёнными магией учениками. Джек… последний лист моего дерева. Он… больше скрашивает мою старость, чем учится. А то, чему я его обучаю – лишено смысла. Он не станет воином или врачом, и вскоре подастся в ученики сапожнику или портному.
– Но мастер, неужели то, чему вы его учите, настолько бесполезно?!
– Он никогда не сумеет приставить эти знания к делу. – Старик смахнул слезинки со смуглой щеки. – Субира, я был рад тебя видеть, но, если ты пришла реветь – можешь покинуть мой дом. Прощай, Зэма.
Не говоря больше ни слова, девушка вышла на улицу.

Примечания:
Значения имён.
Адаез – дочь короля, принцесса.
Адебоул – королева вернулась в дом.
Болэйд – пришедшая для славы.
Зэма – королева.
Клеопатра – слава отца.
Накато – вторая из близнецов.
Ния – цель.
Субира – терпение.

Отредактировано Istra32 (01-07-2018 04:55:42)

+2

2

Istra32 написал(а):

Впрочем, шум шагов принадлежал лишь одному из вошедших, другие ступали совершенно бесшумно.

вместо первого - звук

0

3

А откуда в том мире англосаксонские имена и фамилии - Джек, Рэви (это, если не ошибаюсь, уменьшительное от Ребекка), Фертли, ну и китайские географические названия?

0

4

Окатила слюной... Нда.
Обращаемся к Ушакову:
ОКАТИТЬ -  и (разг.) обкатить, окачу, окатишь, совер. (к окачивать), кого-что. Облить водой или другой жидкостью. Окатить кого-нибудь холодной струей. «Спокойствие Зинаиды меня точно холодной водой окатило.» А.Тургенев.
У героини во рту веро слюны?

0

5

Cobra
Спасибо за подсказку)) Я ещё когда писал, всё думал - будет этот момент восприниматься как рефрен, или всё же как тавтология. Раз вы указываете, значит, возникает ощущение тавтологии, что плохо((

Игорь К.
Приверженцов единообразия в именах и названиях я понимаю, но не считаю их подход... завершённым.
Вот, к примеру, читая Толкина мы ведь не задумываемся о том, почем среди гномьих наречий вдруг встречаются эльфийские, да и сам Профессор тщательно следил за чистотой языков, но при этом есть один важный момент - Толкину не нужно тратить много времени на раскрытие персонажа, достаточно просто указать его расу, и читателю уже станет многое понятно. Так и с названиями. Когда я использовал Южные провинции - то дал им "окитайченные имена" для Срединных пойдут - европейские, а для Северных - славянские.
Происхождение Циклонис и Рэви - из "цивилизованных" я бы даже сказал, глобализованных семейств, которые, как говорили в России в эпоху Петра - носят платье европейское.
Иными словами - тут не смешение стилей, а намеренное использование различных элементов с максимально полным сохранением функционала.
Ну, мне хочется, чтобы так выглядело))

0

6

Зачин многообещающий, но многие места царапают глаз. Например:

Istra32 написал(а):

В руке Рэви появился нож. Одно короткое движение, и лезвие оказалось у шеи мальчика, царапнув его ухо.
Циклонис перехватила руку подруги.


Может, это у меня нестандартная анатомия, но там, где ухо, там уже не шея, а голова. Нижний край уха - на уровне верхней челюсти. Как я представляю себе мизансцену, её следует описать в выражениях типа "Рэви выхватила из ножен на предплечье нож. Клинок устремился к горлу юноши. Циклонис перехватила руку подруги"

0

7

Istra32 написал(а):

для Срединных пойдут - европейские

Европейские имена вообще-то подразумевают соответствующую историю -  христианство и т.д.

0

8

Istra32 написал(а):

...есть один важный момент - Толкину не нужно тратить много времени на раскрытие персонажа, достаточно просто указать его расу, и читателю уже станет многое понятно...

К сожалению, это не Ваш случай.  :dontknow:
Если Вы хотите, чтобы читатели отчётливо понимали о чём идёт речь в данном произведении, то Вам тогда, возможно, стоит снизить скорость и "экспрессию" повествования, убрать элементы неестественно-избыточной эмоциональности из поведения персонажей, а также хоть как-то разъяснить значение использованных наименований.

+2

9

Иванов
Когда мне попадались книги в новых жанрах, я часто далеко не всегда сразу понимал, что там вообще внатуре происходит.
Помню, первая работа в жанре попаданчества, когда я ещё не знал про этот жанр, вызвала у меня недоумение "откуда в начале 1930х годов главный герой знает, что война начнётся 22 июня 41го??????".
Совет снизить экспрессию, увы, не сработает. Персонажи обсуждают те вещи, которые для них очевидны, и только в тех аспектах, которые являются дискуссионными. К примеру, все знают, что война началась 22 июня 41го, дискуссионным может быть только вопрос - а могло ли войны не быть, или быть, но не с таким ходом событий.
Не будет в реальности один человек говорить другому "а ты знаешь, что 22 июня 41го началась война?".
Исключения, вроде сарказма или педагогических целей, можно не рассматривать))

0

10

Суббота, 21:15.

Джек вбивал колышек в землю перед крыльцом. К колышку крепилась табличка с надписью «продаётся».
Мальчик был одет в белую хлопковую рубашку, украшенную черным траурным орнаментом.
К крыльцу подъехали два всадника, умело тормозя коней лёгкими вдавливаниями шенкеля.
Вывалившись из седла, Субира подбежала к Джеку.
– Что с учителем?!
Мальчик положил молоток и распрямился.
– Его не стало. – Он, всхлипнув, кашлянул и чуть громче продолжил. – В среду, вскоре после вашего отъезда…
Упав на колени, Субира зашлась в рыданиях. Мальчик принялся неумело гладить вьющиеся локоны, раскрашенные заходящим солнцем.
– Мне тоже его очень-очень не хватает. Адебоул, послушай, давай зайдём в дом, попьём чаю… у меня остался имбирь.
Девушка всё так же рыдала, закрыв лицо руками. Помолчав, мальчик продолжил:
– Знаешь, от тебя исходит приятный запах. Ты пахнешь миражом пустыни.
Субира, открыв глаза, попыталась сфокусировать взгляд на Джеке, ладошка которого уже прекратила двигаться и просто лежала на смоляной копне.
– Тебе не нужна эта рука?
– Если… тебе поднимет это настроение, то можешь отрубить мне одну руку или две. Ну, или три. – Мальчик улыбнулся. – Послушай, проведи эту ночь в доме учителя… поверь, тебе станет легче. Возможно в книгах, хранящихся здесь, ты найдёшь ответ на своей вопрос о канале слёз.
Субира словно маленькая девочка шмыгнула носом.
– После моего ухода… учитель рассказывал тебе об этой проблеме?
– Нет, зачем? Я узнал о канале слёз, когда разбирал провинцию Бэсте…
Субира поднялась на ноги.
– Разбирал? Что это означает? Чему учил тебя мастер?
– Всякой ерунде. – Джек покачал плечами. – Земли, злаки… Я могу по памяти нарисовать карту любой провинции. Отмечу рудники и поля, укажу воздушные и магические течения.
– У тебя же нет способностей к магии. – Закончив возиться с четвёркой лошадей, к ним подошла Ния. – Зачем тебе это знать?
Мальчик смерил её пристальным взглядом.
– Тут взрослые разговаривают, помолчи.
Ния выхватила нож. Лезвие устремилось к горлу мальчика.
Субира перехватила руку подруги.
– Я с ним не договорила!
Джек не изменился в лице, словно и не ему вовсе только что грозила смерть.
А может быть, ребёнок просто не понял?
– Помнится, было так. После разгрома Ишанской ереси Дни Скорби стали искать приложение накопленным капиталам. И - сами начали продвигать идею канала вдоль Бэсте…
– Я знаю! – Субира, прокричав, окатила лицо мальчика слюной. – Ишанские выродки, прикрываясь сказками о канале, творили зло!
Джек протестующе поднял ладони.
– Дни Скорби творили зла не меньше, а в Ишанской ереси главным злом был именно канал слёз.
Субира влепила ему пощёчину.
– Наглая ложь! Канал утолит жажду моих людей!
Джек кивнул.
– В этом-то и проблема.
Ния помахала ножом.
– Простите, что встреваю. А ничего, что существование братства является тайной?
Джек вновь посмотрел на неё.
– В каждой провинции есть десяток-другой своих тайн.
– И ты их знаешь?
– Не все, но многие. – Мальчик опять повернулся к Субире. – Ты знаешь, откуда взялось название «канал слёз»? Это слёзы тех, кто мечтает о нём. Его нельзя строить.
Субира прикусила губу.
– Почему?
Когда они стояли рядом, прояснилась разница в росте: Джек вынужденно запрокидывал голову, чтобы смотреть ей в глаза.
– Сейчас в пустыне проживает десять миллионов человек. Если канал в Бэсте будет построен, а после продлён на провинции Нэньхе и Хань, то через два поколения там будут жить уже двадцать миллионов. А потом начнётся осцилляция…
Ния потянула мальчика за ухо.
– Ты давай без умных слов.
– Захлопнись. Джеки, продолжай.
Кинув косой взгляд на Нию, мальчик затараторил:
– И когда осцилляция закончится, в южных землях будет проживать уже пятьдесят миллионов, даже больше. Что сделает эта орда, когда дожди прекратятся, и им захочется кушать? Смекаешь? – Губы Джека дёрнулись, но улыбка так и не родилась. – Серединные провинции будут растерзаны в новой войне, и в этом канале потекут не слёзы даже - кровь.
Ния кончиком ножа чистила грязь под ноготками.
– Не сходится. Осцилляция случится всё равно, с каналом или без.
– Но без канала Юг войдёт в эту эпоху имея десять, ну, пятнадцать миллионов. А не 20-30. И когда южная орда помчится на север – там будет или двадцать миллионов, или пятьдесят. В первом варианте у Срединных провинций есть шанс.
Схватив мальчика за чёлку, Субира рывком развернула его голову лицом к себе.
– Тогда как! Как избежать этой войны! Как мне напоить мой народ!
Джек закрыл глаза.
– Осцилляция неизбежна. Небо послало Срединным провинциям это испытание, как шлёт загнившему лесу молнию. Пожар сжигает тысячи деревьев, но на пепелище поднимается молодая поросль. Это глас Неба.
Схватив мальчика за ворот рубахи, Субира встряхнула его.
– Я всего лишь хочу напоить свой народ!
Глаза Джека расширились, а в следующую секунду он улыбнулся.
– Прости, но это не сделает твой народ счастливым.
На секунду обнажив острые зубки, Субира уткнулась носом в нос Джека.
– Что сделает мой народ счастливым?
– Они будущие завоеватели империи, они должны пройти эпоху битв за воду, а после – войн за пастбища. Только так они создадут Железную Орду, которая единственная сможет пройти…
Субира, побледнев, выхватила свой нож и замахнулась.
Но этот замах был остановлен рукой Нии.
– Ты… – взгляд Субира медленно, словно пропарывая толстое одеяло, переполз на лицо вдруг выступившей против служанки, – чего?
– Знаешь, мне понравилась эта сказка про железную орду. Я аж захотела пуститься вскачь бок о бок с этими бесстрашными воинами. Я… – Ния на мгновение прикрыла глаза. – Я хочу такое будущее своему народу. Железная орда обнажённых мужчин, готовых рвать врага зубами.
Отшвырнув пацана на грубые камни мостовой, Субира выгнулась словно готовясь к прыжку.
– Ты… ты всегда была двинутой на резне кёте!
Два обнажённых клинка блистали гранями друг перед другом, и заходящее солнце заливало улицу кроваво-розовым светом.
Ния отпарировала заточенной до белизны улыбкой.
– Это ж, типа, Глас Неба. – Демонстративно сложив руки за спину, служанка придвинулась, утыкаясь грудью в кинжал госпожи. – Я хочу, чтобы Серединные провинции пылали, как пески Нэньхе! Чтобы эти привыкшие мыться люди умылись своей кровью! Отведи меня в это прекрасное завтра!
– Ты безумна.
Последний солнечный луч померк, дозволяя ночи вступить в свои права.
– Я?! Это в канцелярии говорят, что через три поколения на Срединные провинции обрушилась орда. И мне эти мечты по нраву.
Глаза Субиры полыхнули подобно полуденному солнцу Бэсте.
– Прости, у меня нет столько врагов.
Ния усмехнулась кратко, словно полёт ножа в трактирной драке.
– Разве?! А канцелярия? Они прекрасные враги! Не скрою, раньше мне было плевать на канал слёз, но сейчас готова капнуть туда пару своих слезинок!
Джек встал на ноги, и пару раз наигранно кашлянул.
– Девочки, я, правда, не знаю, кто из вас доживёт до утра, но всё же. Если-таки станете строить канал – ройте его с севера на юг, а не с запада на восток.
Ния издала мурлыкающий стон.
– Постой, но так он упрётся в пески Нэньхе? Чем плоха провинция Хань?
Джек потёр ладошки, словно севшая на кусок хлеба муха.
– Долго объяснять, да и бежать мне надо, пока вы не распалились… просто, не стоит орошать поля Хань. Это плохо.
Субира, убрав нож, схватил Джека за плечо.
– Я увезу тебя на юг. Будешь мне советовать. Расскажи… про будущее.
Джек позволил себе краткую усмешку.
– Будущее?! Я там не был!
Ния, склонившись, лизнула мочку уха мальчика, и шепнула в самую душу:
– Будешь дурковать – прирежу.
И, обратившись к своей госпоже, добавила:
– Я сбегаю в кабак, куплю рабский ошейник.
Субира стукнула служанку по плечу.
– Только кожаный, чтоб не натирал.
Джек сбледнул.
– Эй! Я свободный!
Служанка, кивнув, вскочила в седло заводного коня и умчалась к виденному им по пути сюда трактиру.
Две минуты её провожали взглядом пока, наконец, она не свернула за угол.

0