Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Мекленбургский цикл. 4 Царь.


Мекленбургский цикл. 4 Царь.

Сообщений 441 страница 450 из 476

441

Ivorrus написал(а):

Непонятная фраза Раздражение обычно вызывает отказ.

раздражение вызвало вмешательство мужа. Т.е. Курта Лямке сказавшего:
- Не стоит брать девочку в эту поездку, - пробурчал Курт, пришедший сказать, что экипаж готов.

0

442

- Мне странно слышать эти речи, пан стольник. Впрочем, я понял позицию герцога. Но мне надо прежде ознакомиться с посланием королевича и панов-сенаторов, а также посоветоваться со своими людьми. Я дам вам ответ завтра.
- Как будет угодно вашей милости, - отвечал ему, поднимаясь Корнилий.
Дождавшись пока посланник русского царя отойдет, гетман обвел своих сподвижников пристальным взглядом и тихо спросил:
- Что скажете паны-атаманы?
- А что тут толковать, - злобно выругался Тарас, - если ляхи вместе с королевичем обделались, так мы тут при чем? Если москали хотят чтобы мы ушли, то пусть платят выкуп, а если нет, так мы все их земли разорим!
- Если Иван Меленбургскийй разгромил королевича, стало быть, у него большие силы, - задумчиво протянул другой полковник, - может не дожидаться пока он по нам ударит, а вернуться подобру-поздорову?
- Что Конша, испугался? – ощерился в ответ Тарас. – Ты еще москалям ясырь верни!
Оскорбленный полковник в ответ схватился за саблю, и если бы гетман не прикрикнул на своих приближенных дело бы точно дошло до кровопролития.
- Ты думаешь надо уходить, - спросил Сагайдачный когда спорщики успокоились.
- Если пану гетману интересно мое мнение, - осторожно вмешался все еще остававшийся с казаками Ленцкий, - то это лучшее что вы можете сделать в данной ситуации. Армия герцога и впрямь очень сильна, а паны-сенаторы определенно настроены заключить мир.
- А что, москали  и впрямь отпустили вас из плена?
- Верно. Меня и еще нескольких моих товарищей. Вероятно для того, чтобы подчеркнуть серьезность своих намерений.
- И их артиллерия действительно так хороша?
- Видит бог я не трус, но я ничего не видал страшнее в своей жизни!
- Плевать я хотел на москальские гарматы* - снова взорвался Тарас, - даже если мы уйдем, я ни гроша не отдам из своей добычи!
- Если сенаторы заключили мир, - как бы рассуждая вслух, заметил гетман, - то надобно выполнить условия договора.
- Ты, Петр, верно, боишься поссориться с Радзивилами и прочими знатными панами?
- Я ничего не боюсь! В том числе и ссоры с магнатами, однако, если от нее не будет никакой пользы славному запорожскому рыцарству, так для чего эта ссора?
- Нашему «славному рыцарству» - передразнил его Конша, - вообще не следовало воевать со своими единоверцами. Разве мало на свете поганых татар с турками или иных еретиков?
- Кого это пан полковник называет еретиками? – насторожился Ленцкий, но тот его не слушал.
- Разве прилично христианину брать в плен своих братьев по вере? Разве мы вконец опоганились, чтобы продавать их на невольничьем рынке?
- Тебе бы в попы пойти, - буркнул в сторону Тарас, - вот бы гарные проповеди читал!
- А ты, видать, занятие по себе уже нашел, - не остался тот в долгу.
- Какое занятие?
- В Кафе невольниками торговать!
Повздорившие полковники вскочили, и, казалось, дело вот-вот дойдет до кровопролития, но Сагайдачный только мигнул глазом и спорщиков тут же растащили.
- Довольно, панове, - недовольным тоном заявил он своим приближенным, - не хватало еще, чтобы вы передрались тут на радость врагам нашим!
Перед гетманом стояла трудная задача. С одной стороны, Иван Мекленбургский слов на ветер не бросал. Сказал, что не вернет пленных шляхтичей, пока не освободят всех захваченных запорожцами, так и сделает. А кто будет виноват перед королем и сенаторами? С другой стороны, лишить казаков законной добычи тоже никуда не годится. Бывало с кошевых за меньшее головы снимали, а голова у Петра Коношевича все-таки одна. Эх, неладно с королевичем получилось! А ведь какие грандиозные планы были перед походом. Увеличение реестра, внутренняя автономия, признание равных прав для православной шляхты. Было за что сражаться запорожскому воинству. Если бы Владислав стал царем в Москве, то ему бы понадобились силы и для того чтобы держать в узде новых подданных, и как противовес магнатам, вот тут бы и пригодилась служба верного войска Запорожского, а за то ему была бы и честь и слава и привилегии. Ну и его гетману, конечно же, как без этого. А теперь, что? Сенаторы, которым казаки как кость в горле, сразу же забудут про все данные им обещания, а король в Речи Посполитой совсем не то, что русский царь. Магнаты ему воли не дают. Хотя, Мекленбургский герцог ведь не то, что эти варвары – московиты, которых Сагайдачный в глубине души презирал. Он имперский князь и человек образованный. С таким можно иметь дело…
- Что будем делать, Петро? – Прервал его размышления Конша.
- Что делать, спрашиваешь… я думаю надо послать послов в Москву!
- Как в Москву?!
- Ну, а что? Коли война окончена, так почему бы славному запорожскому рыцарству не послать послов к государю Ивану Федоровичу? Деды и прадеды наши не раз служили Москве своим оружием. Если русский царь пожалует нас деньгами, как это делали его предшественники, так почему бы нам не отпустить его подданных? В самом деле, что мы язычники какие!
- Я буду вынужден сообщить об этом королю и сенату, - с опаской заявил Ленцкий.
- Конечно сообщите, пан Бартоломей, - с улыбкой отвечал ему гетман, - панам сенаторам будет весьма полезно узнать о том что славное запорожское рыцарство ценят во всем мире.
- А кто поедет к царю?
- А вот ты и поедешь, Иван.
- Ха-ха-ха, - заржал как стоялый жеребец полковник Тарас, - раз Конше так нравятся москали, так пусть он с ними и договаривается!
- Кое-кого все же надо отпустить, скажем, этого толстого воеводу, как его?
- Комова?
- Ну - да, пусть в Москве увидят, что мы тоже хотим мира.
- Если то, что говорят, про Ивана Мекленбургского правда хоть на половину, то он этого труса тут же велит на кол посадить.
- Да пусть хоть живьем сварит, нам то что! В общем, не толкуй, а собирайся. Поедешь вместе с этим стольником Михальским. Что-то мне его рожа не нравится, нечего ему здесь делать.
- Может лучше задержать его здесь? – Вмешался Тарас. - Говорят, прежде он был лисовчиком, а потом стал приближенным у мекленбуржца. Такой заложник нам бы не помешал.
- Ты что совсем дурак! Где ты видал, чтобы из лисовчиков получались хорошие заложники? Да и царю Ивану это не понравится. Нет, не надо его злить понапрасну, лучше показать что мы хотим мира и дружбы с Москвой.

+28

443

Старший матрос написал(а):

если бы гетман не прикрикнул на своих приближенных дело бы точно дошло до кровопролития.

Старший матрос написал(а):

Повздорившие полковники вскочили, и, казалось, дело вот-вот дойдет до кровопролития,

Во второй раз - ну можно как-то добавить что-то типа "и опять" - "и опять, казалось, дело вот-вот дойдет до кровопролития".

+1

444

Старший матрос написал(а):

В самом деле, что мы - язычники какие?!


Старший матрос написал(а):

панам сенаторам будет весьма полезно узнать о том, что славное запорожское рыцарство ценят во всем мире.


Старший матрос написал(а):

- Если то, что говорят, про Ивана Мекленбургского правда хоть на половину, то он этого труса тут же велит на кол посадить.


Старший матрос написал(а):

- Ты что, совсем дурак?!

+1

445

В отличие от Кукуя, стрелецкая слобода пострадала куда сильней, правда не вся, а только та ее часть где имели жительство начальные люди. Терем Вельяминова носил явные следы пожара, а от усадьбы Михальского и вовсе осталось одно пепелище. Дом Пушкарева тоже пострадал, хотя и меньше других. Похоже, погромщики только-только успели ворваться в лавку, прежде чем их отогнала стража.
- Господи боже! – глухо заговорил Никита, увидев всеобщее разорение, - ну отчего я своих в деревню не отправил, как Корнилий?
- Не печалься раньше времени, дружище, - попытался утешить я его, - найдем мы наших девочек, всю Москву перероем, а найдем!
- Прости, государь, - повинился окольничий, - у тебя свое горе, не меньше моего, а я…
- Да погодите вы панихиду петь, - прервал нас Анисим с легкой усмешкой, - сюда гляньте.
Обернувшись на его слова, мы с Никитой едва не потеряли дар речи. Из открывшихся ворот к нам навстречу выбежали домашние Пушкарева, а с ними Алена, держащая на руках маленькую девочку в сарафане. Приглядевшись к ней, я с немалым изумлением узнал в ребенке свою дочь.  Спрыгнув с коня, я на подгибающихся ногах пошел к ним, вытянув руки.
- Сестрица, живая, - почти простонал Вельяминов, и кинулся было вперед, едва не оттолкнув меня, но вовремя остановился.
Маленькая Марта доверчиво прижималась к девушке и немного испуганно смотрела на нас, а когда я попытался ее взять, едва не заплакала.
- Намаялась, бедная, - извиняющимся тоном, сказала Алена, - всего боится.
- Но, как?
- Судьба, как видно.
- И то верно, от нее не спрячешься.
- А зачем от нее прятаться?
- Ты ведь знаешь, женат я…
- Знаю.
- И дети у меня есть.
- И у нас будут.
- И как жить будем?
- Как бог даст.
Немного обалдевший от таких речей Никита с немалым изумлением уставился на нас. Затем, видимо не найдя что сказать, прочистил горло, и обернувшись к Анисиму почти прорычал: - так ты знал?
- Простите, государь, и ты, господин окольничий, - повинился тот с хитрой усмешкой, - знал! Только до поры молчать решил, уж больно у вас двоих недругов много. А так, не знает никто и ладно.
- А у тебя их нет?
- Да я-то что - мелкая сошка. Меня бояре, да князья и за человека-то не считают. Если по пути будет, то пришибут, конечно, а так чтобы специально и искать не станут.
- Ой, не надейся на бояр, любезный друг, - хмуро отозвался Вельяминов, - боюсь, я тебя раньше прибью!
- Ваня, - с серьезным видом прошептала мне подошедшая Машка, - а ты на Алене женишься?
- А куда деваться, - усмехнулся я и погладил девчонку по голове, - ты ведь мала еще, а у Глаши жених есть.
- Ну, вот и славно, - обрадовалась та, - а я вам Марту помогу нянчить.
- Вот спасибо, уж и не знаю, что бы мы без тебя делали!
- А пропали бы, вовсе.
В этот момент за воротами послышался стук копыт и вскоре во двор влетел запыленный Петька Пожарский. Увидев меня, он очень обрадовался, и вихрем слетев с коня хрипло закричал: - Слово и дело государево!
- Что?! – едва ли не хором отозвались мы.
- Насилу нашел, - задыхаясь от скачки, продолжал тот. – Отсюда в Кукуй из него в Кремль, оттуда сюда…
- Дело говори, - не выдержал я.
- Телятевский!
- Что, поймали?
- Нет, совсем было поймали, но потом убили!
- Собаке собачья смерть! Однако прежде потолковать бы с ним не мешало.
- Да его не только убили, - продолжал немного отдышавшийся рында, - при нем ларец нашли, а в нем – венец Мономахов!
- Эва как!
- А я скакал, скакал, хотел первым успеть.
- Успел-успел, молодец. Шапка-то где?
- Какая шапка?
- Мономаха!
- А, в Кремль повезли!
- Ну и ладно, завтра посмотрю.
- Как завтра? – удивился едва не загнавший коня Петька, но я уже не слушал его.
- Вот что, красавицы, мне тут сообщили, что послы персидские прибыли с дарами от шаха. В числе прочего там звери диковинные… я вот к чему речь веду. Хотите на слоне покататься?
Мой вопрос вызвал среди девушек неподдельный интерес, и даже не понимавшая по-русски малышка Марта оживилась и стала с интересом прислушиваться к разговору. Так беседуя, мы двинулись к дому, а за нами потянулись и остальные.
- А как же венец царский? - изумленно пробормотал юный Пожарский, огорошенный таким невниманием к реликвии.
- На-ка вот, испей, добрый молодец, - прервала его размышления Машка, притащившая откуда-то ковш с водой.
- Спаси тебя Христос, - поблагодарил княжич, утолив жажду, во все глаза таращась на нее.
Вправду сказать, посмотреть было на что. Начинающая взрослеть девочка была чудо как хороша. В новом сарафане, украшенном искусной вышивкой и изящных башмачках козлиной кожи, она выглядела старше своих лет, а небесно голубые глаза и толстая коса цвета спелой пшеницы запросто могли лишить покоя и более зрелого человека, чем юный рында. А уж свободная манера держаться и вовсе била наповал.
- Не мешай им теперь, - улыбнулась она, довольная произведенным эффектом, - занят государь.
- Это чем же? – удивился Петька, уверенный, что для государя ничего важнее короны быть не может.
- Любовь у него, - как о само собой разумеющимся пояснила Маша.
- Какая еще любовь?
- Подрастёшь – поймешь, - отвечала она с лукавой усмешкой, от которой младшего Пожарского бросило в жар, и двинулась вслед за всеми остальными.
- Погоди, как зовут то тебя? – запоздало крикнул он ей вслед.
- На что тебе? – насмешливо отозвалась она и, как бы невзначай тронув золотую сережку в ухе, забежала в дом.
- Марья ее зовут, - пояснил ему слуга, запирая ворота.
- Марья, - блаженно улыбаясь, протянул тот, - и почему я ее раньше не встречал?
- Должно, Господь тебя хранил до сего дня!

+26

446

Этот эпизод финальный, но не факт что последний:)  http://read.amahrov.ru/smile/write.gif

+2

447

Пропал Пожарский. Как есть пропал.... Марья ему теперь покоя не даст))))

+1

448

Старший матрос написал(а):

- Ну, вот и славно, - обрадовалась та, - а я вам Марту помогу нянчить.

А как же устойчивая традиция переделывать имена иностранцев на русский лад? Т.е. почему не Марфу?

+1

449

Книготорговец написал(а):

Пропал Пожарский. Как есть пропал

Совет да любовь. Всем надо когда то остановиться.

0

450

Dobryiviewer написал(а):

Совет да любовь. Всем надо когда то остановиться.

Так молодой больно...да и девченка молода....так что годиков несколько покрутит парню мозги,девицы это умеют.Ну а потом да,честным пирком--да за свадебку...
Если конечно кто другой не приглянется.

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Мекленбургский цикл. 4 Царь.