Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Наталии Курсаниной » Слепой снайпер


Слепой снайпер

Сообщений 361 страница 370 из 380

361

После не длительных, но серьезных консультаций переделала вот так. И кто так хочет увеличить дальность - к леснику. То есть к дяде Саше!

Для снайпера умение ждать, это как уметь дышать. Другие люди всегда чего-то хотят – шевелиться, атаковать, быстрее закончить задание. Снайпер не хочет ничего. Всплески адреналина не для него. Может он и обостряет чувства и заставляет быстрее двигаться, но застыть неподвижной ящерицей, готовой как к броску, так и к долгому выжиданию, не способствует.
Рисманд умел ждать. Отключая чувства, желания, ощущения. Помнится, была одна мишень, о которой имелись только предварительные сведения – конкретнее разведке, потерявшей половину своих людей, выяснить не удалось.
Сажарские татры - уникальные неглубокие провалы, скрытые в складках скальных пород. Едешь вроде по холмам и вдруг понимаешь, что склон горы не заканчивается на поверхности, а уходит на десятки метров вниз. Командование предположило, что фаранийский стратег не удержится и захочет осмотреть эти провалы. Самым большим и красивым из оставшихся в руках Фарании был татра Лусьва с домиком у водопада и огромными, многовековыми соснами. Но и самым охраняемым. Решено было провести разведку боем неподалёку от этого провала. А Рисманд, под прикрытием должен был проникнуть в Лусьву и застрелить стратега. Времени его прибытия никто не знал. Как и не знал Рисманд о потерях, которые понесла пехота в ходе отвлекающего манёвра. Он только знал, что люди погибли, чтобы дать ему шанс. Один-единственный.
Лежку выбрал на противоположной стороне водопада. Отсюда до площадки с домиком было метров двести. Сзади позиции находился узкий овраг, наполовину заваленный булыжниками и поваленными деревьями. Среди них Рисманд устроил себе спальное место. На лёжку он взбирался рано утром, пока еще не рассвело, а вечером, когда в темноте уже нельзя было прицельно стрелять, возвращался, чтобы дать уставшему от напряженной неподвижности телу хоть небольшой отдых. Овраг в одну сторону удачно тянулся вдоль всего склона, уводя за речку, к дальней стене, с которой в татру сливался еще один тоненький водопад. А в другую – уходил тонкой змейкой в расщелину, понимавшуюся на поверхность.
Холодная водяная мрязкость достигала укрытия и проникала даже сквозь шинель, забирая из неподвижного тела остатки тепла. Рисманд гадал, что будет раньше – приедет стратег или он умрет от переохлаждения. На четвертый день, когда в татре резко увеличилось количество военных, а егеря стали заглядывать буквально под каждый кустик, Рисманд понял – его время пришло. Стратег приехал.
Утренняя прохлада сводила пальцы. За ночь выспаться не удалось – он допоздна наблюдал домиком, пока последнее окно не погасло, а утром, до того, как небо едва засерело, уже был на позиции.
Рисманд не увидел, почуял, что двери дома, где остановился стратег приоткрылись. Из дома вышел егерь и пошел в конюшню. Через пару минут вышло еще несколько и не спеша пошли в лес, сменять секреты. Но в сторону водопада и позиции Рисманда никто даже не смотрел.
Еще через минуту вышли трое – высокий мужчина в сером гражданском плаще, женщина с русой косой, одетая в длинное коричневое пальто и офицер. К ним со стороны конюшни уже вели оседланных коней. Если вчера вечером для выстрела было слишком темно, а количество народа, бегающего между мишенью и стрелком, было слишком большим, то в это тихое утреннее время никто не спешил закрыть собой серую фигуру.
Рисманд потер пальцы, разогревая их, приложил щеку к мокрому холодному прикладу.  Беря поправку на водопад и протекавшую внизу реку, - и, как следствие, высокую влажность, влияющую на траекторию тяжелой тупоносой пули, взял прицел чуть выше груди. Если бы он стрелял по группе, можно было с шестисот метров, но для поражения одиночной цели в промозглом сумраке осеннего утра, расстояние и так было приличным. Мишень стояла ровно, в пол-оборота вправо к женщине, не двигалась, не спешила. Идеально!
Выстрел поднял в воздух заспанных птиц, переполошил зверье, если оно тут еще оставалось, и разбудил всех военных в татре, отразившись от стен провала. Рисманд выругался про себя – в момент выстрела мишень чуть довернулась к женщине, но это чуть помешало пуле попасть в сердце. Из домика выбежали егеря, стреляя в его сторону. Пока еще суматошно и неприцельно – цели они пока не видели и вели огонь просто на звук.  Драгоценные мгновения ушли на перезарядку винтовки. Второй выстрел он делал вслепую – женщина закрыла обзор, нагнувшись над упавшим, но через нее еще можно было еще достать мишень. Пуля прошла через юбку, заставив женщину тоже упасть. Рисманд надеялся, что даже если пуля пройдет через ногу, то остатка силы десятимиллиметровой пули всё же хватит серьезно ранить стратега. А до госпиталя далеко – если он попал удачно, то есть шанс, что того до госпиталя и не довезут.
На третий выстрел не было ни времени, ни возможности. Егеря закрыли собой стратега и женщину, потащили в дом. Пули ложились всё ближе – егеря усмотрели среди листвы маленькое облачко от дымного пороха, быстро придавленное водяной взвесью.
Рисманд откатился назад. Быстро спустился в овраг, уже не заботясь об оставляемых следах. Егеря пока переправятся через быструю речку, пока перелезут через валуны, у него пара минут есть. Он аккуратно протянул тонкий шнур над тропинкой, как раз там, где был единственный удобный перелаз через поваленный ствол, шнур проходил через спусковую скобу однозарядного пистолета, упирающегося коротким толстым стволом прямо в отверстие в боку небольшого бочонка с порохом.
А теперь ходу, ходу. Застоявшаяся кровь с радостью побежала по венам, разгоняя пятидневный холод.
Сзади ударил по ушам грохот. Егеря попались в его ловушку. Раненных теперь прибавилось. А вот желания гнаться за ним дальше – убавилось.
К северному, дальнему от домика, водопаду Рисманд прибежал как призовой рысак – разогретый и потный. Здесь, под тонкой, но оттого не менее яростной струей была небольшая пещерка, оборудованная для одного человека. Местные пастухи не сильно распространялись на её счет, но парочка вырванных ногтей стоили того, чтобы узнать о таком прекрасном укрытии. Сейчас Рисманд не думал ни о методах разведки, ни о начальстве, которому очень не понравится, что операция была провалена, ни о том, что даже самое лучшее убежище могут найти – он просто сидел и смотрел на струи водопада, обещая себе, что если его не найдут егеря, не расстреляют свои, он не сдохнет переохлаждения, то обязательно, сколько бы это ему не стоило, купит самую лучшую многозарядную винтовку, чтобы с этой, казенной однозарядкой, больше никогда не ходить на задания.

Отредактировано Ника (04-10-2018 13:33:48)

+9

362

Ника написал(а):

Помниться была одна мишень о которой были только предварительные сведения

1. Помнится.
2. Близкий повтор "были". Может быть, лучше "о которой имелись только предварительные сведения"?

Ника написал(а):

Лежку выбрали на противоположной стороне водопада.

Выбрали? Герой вроде один был и сам выбирал.

Ника написал(а):

Один единственный

Через дефис

Ника написал(а):

Беря поправку на водопад и протекавшую внизу реку, - и, как следствие, высокую влажность, траекторию тяжелой тупоносой пули,

Может быть, "высокую влажность, влияющую на траекторию"?

Ника написал(а):

маленькое облачко от дымного пороха, быстро придавленное водяным паром

Откуда именно пар? Пар только от горячей воды может идти. Наверное, все же водяным туманом?

Ника написал(а):

Сейчас Рисманд не думал ни о методах разведки, ни о начальстве, которому очень не понравится, что операция была провалена

А как ГГ мог сделать вывод, что операция провалена? Он дважды выстрелил, видел, что противник упал. В описываемой ситуации ГГ ни при каких обстоятельствах не мог достоверно узнать, жив противник или мертв, и соответственно понять, выполнено задание или нет.

+1

363

Polaris написал(а):

ГГ ни при каких обстоятельствах не мог достоверно узнать, жив противник или мертв

Неподтверждённая ликвидация автоматически считается невыполненным заданием, пока не придёт подтверждение.

0

364

Barro написал(а):

Неподтверждённая ликвидация автоматически считается невыполненным заданием, пока не придёт подтверждение.

Неподтвержденная ликвидация не считается невыполненным заданием, она не считается выполненным. Улавливаете разницу?
Так снайпер в принципе не может получить подтверждение ликвидации сам, особенно в описанной ситуации. Поэтому ГГ  будет думать не о том, что задание провалено, а о том, каковы шансы на то, что оно выполнено.

Отредактировано Polaris (04-10-2018 13:18:12)

0

365

Polaris написал(а):

Так снайпер в принципе не может получить подтверждение ликвидации сам, особенно в описанной ситуации. Поэтому ГГ  будет думать не о том, что задание провалено, а о том, каковы шансы на то, что оно выполнено.

Одно касательное ранение и один выстрел наугад - это провал для снайпера. Если это был пехотинец или даже егерь то можно было бы еще думать. Тут, даже если клиент скончается в госпитале, то это всего лишь следствие. Снайпер на то и снайпер, что должен поразить цель стопроцентно.

Командование потом может подключить разведку, группу зачистки или диверсантов. Организовать еще одну атаку и т.д. и т.п. Но снайпер своё задание не выполнил. Неумение работать чисто для снайпера неприемлемо. Ибо это уже не снайпер.

Polaris, спасибо. Ошибки исправила.

Отредактировано Ника (04-10-2018 13:34:51)

0

366

Ника написал(а):

Одно касательное ранение и один выстрел наугад - это провал для снайпера.

Про то, что ранение касательное, в тексте нет ни слова. Раз противник упал, ранение скорее всего достаточно серьезное. А уж с расстояния двухсот метров определить, что пуля попала точно в сердце, а не на пару сантиметров левее, мог только Азазелло.

Ника написал(а):

Тут, даже если клиент скончается в госпитале, то это всего лишь следствие.

Ну и что? Командованию нужен результат (убитый противник), а не красивый способ достижения результата. Более того, если командующий противника не убит, а на какое-то время выведен из строя, то задача тоже может быть признана выполненной - в зависимости от поставленной командованием цели.

Ника написал(а):

Командование потом может подключить разведку, группу зачистки или диверсантов.

Разведку обязательно подключит - узнать о результатах. Группе зачистки там делать нечего - противник не будет вместе с раненым сидеть на месте и ждать у моря погоды.

Ника написал(а):

Неумение работать чисто для снайпера неприемлемо.

О неумении работать чисто можно говорить только тогда, когда промахи повторяются систематически. Один случай не совсем точного попадания не говорит о неумении работать.

0

367

Polaris, я вас услышала.
Но доказывать очевидных вещей не буду.

0

368

Ну, как говориться, поперло.

Ивер мог бы и сам сказать выжил Дедушка или нет, но лекарь предпочитал сам решения не принимать и ответственность, если это не было связанно жизнями пациентов, не нести. Он вообще старался быть тихим и незаметным, но при его росте и манере двигаться, не получалось. В последнее время его мечта почти осуществилась – он имел собственный лазарет, необременительную практику и отсутствие коллег. Для общения ему вполне хватало Садаста и изредка заглядывающего Бонкаса. Сегодняшний пациент доставил ему хлопот – во-первых своим неадекватным поведением, а во-вторых вытребованным обещанием сообщить о нем Садасту. Для этого требовалось покинуть свой уютный кабинет, выйти в административную часть здания, пройти по коридору, где, конечно же, наткнуться на кучу людей и под их насмешливые взгляды дойти до кабинета начальника лагеря.
Здесь людей было еще больше, что привело Ивера в возбужденное состояние, граничащее с паникой. Он в замешательстве остановился. Привычка выполнять все взятые на себя обязательства, если уже пообещал и отвращение к тому, что на него смотрят как на уличного шута, раздирали его. Ивер застыл в дверях не решаясь пройти через полную чужих людей приёмную и попасть под прицелы их глаз и улыбок, которые они не смогут удержать глядя на его походку.
Положение спас Бонкас, вышедший в этот момент из кабинета начальника. Увидев Ивера, в глазах которого смешался страх и растерянность он позвал:
- Господин лекарь, вы по делу?
- А? – Ивер, поднял голову, - Да, да, конечно. Я не вовремя?
Бонкас подошел вплотную.
- Что-то случилось, Ивер?
- Ничего…
- У тебя просьба или жалоба?
- Просьба… но не моя. Пациента.
- Это подождет? Сам видишь, у нас сейчас завал. «Покупатели» приехали.
- Да, да… конечно. – Закивал головой Ивер.
- Кстати, как твой пациент чувствует? Он уже в состоянии вернуться в бараки?
- Он еще слаб, но воспаления сошли… Если надо… то можно.
- Хорошо. Спасибо большое, Ивер. Пойдем, я тебя провожу обратно.
Бонкас прекрасно знал, что если просто идти рядом Ивер чувствует себя защищенным и перестает обращать внимание на ухмылки окружающих.
- А что ты хотел? – Спросил он, когда они уже пошли по коридору.
- Пациент этот, который Дедушку спас, спрашивал о нем.
- Ты ничего не сказал? – Насторожился Бонкас.
- Нет. Конечно, нет. – Запаниковал снова Ивер, будто Бонкас мог подумать, что он скажет лишнего.
- Хорошо, хорошо. – Бонкас успокаивающе положил руку на плечо и переспросил, - Так что он просил?
- Встретиться с Садастом. А я… я пообещал, что скажу Садасту… передам его просьбу. Это ведь ничего такого, что я пообещал?
- Всё нормально. – Успокоил Бонкас Ивера, - Я скажу Садасту, что заключенный хочет с ним встретиться.
- Да. – Окончательно успокоился и даже обрадовался Ивер, поняв, что свою роль он выполнил, и тяжелое бремя ответственности переложилось на плечи заместителя начальника.
Они остановились на пороге лазарета. От прежней неуверенности не осталось и следа, будто порог лазарета разделял Ивера-лекаря и Ивера-труса.
- Я пойду. – Произнес он спокойно и даже немного надменно.
- Хорошо, - Уважительно кивнул Бонкас.
Трус, который устроил побег – ни у кого бы такое в голове не уложилось. А вот – человек боящийся сделать лишний шаг, лишнее движение, ненавидящий, когда над ним смеются, эта мышь-затворница, стала их лучшим связным, сумев уговорить, организовать и объединить военнопленных в один кулак, ударивший фаранийских ублюдков в самое неожиданное время.

Отредактировано Ника (04-10-2018 17:47:52)

+6

369

Даже если бы Садасту передали просьбу Рисманда, то уделить ему время всё-равно бы не удалось. Эти «покупатели» с железнорудной компании приехали на два дня раньше, чем было запланировано. Компания была под личным надзором Департамента финансов и промышленности и обеспечивала рудой военные заводы. В списке «покупателей» каторжников они значились, но не на первых местах. Но хитрые дельцы решили обскакать своих конкурентов и приехать до открытия «торгов».
Поэтому Садаст сидел и судорожно ломал голову над тем, сколько и кого он может отдать не поругавшись с основными «заказчиками». У некоторых заключенных в карточках уже был проставлены название каторг, куда их определил суд – с этими вообще никаких проблем не было. Но у большинства в судебном решении просто стояло слово «каторга». Вот и за ними и приезжали в перевалочный лагерь представители крупных компаний, которые имели право и возможности использовать на своих предприятиях и шахтах труд каторжан.
Человек, сидевший напротив него, был сух и лыс, у него были неприятные льдистые глаза и фальшивая улыбка, которую он сам считал очаровывающей и всё время демонстрировал её Садасту.
- Господин начальник, мы понимаем ваше затруднение, - Мягко, будто женщину, уговаривал он, - мы профессионалы, как и вы, господин начальник. И понимаем, что ваша служба требует от вас огромных усилий и много времени. Мы ни в коем разе не просим невыполнимого – все наши разрешения и лицензии перед вами, у нас подготовлены все условия для содержания каторжников, нанята дополнительная охрана, проведены все согласования. Это вылилось нам в серьезные злотые. Но не в деньгах дело! Железнодорожная линия, которая свяжет рудники и завод позволит нарастить производство железа для страны, а это приоритетное направление! Хоть война и кончилась, но нужно восстанавливать мосты, города, хозяйство. Департамент финансов и промышленности очень заинтересован в этом строительстве…
Садаст, слушал этот надоевший голос, в сотый раз повторяющий одно и то же на разные манеры, а в голове крутились совсем другие расчеты. То, что дать каторжников придется – это было ясно и так, но кого и сколько. У него сейчас во всех зонах три тысячи шестьсот шесть заключенных, двести тридцать шесть идут по приговору, по восемьсот каторжников потребовало Управление военных заводов и Горнодобывающая компания Великого герцога Фергаста – но это их постоянная квота и заключенные для них были отселены отдельно, еще трое постоянных «клиентов» попросили по пятьсот. И эти хотят столько же, а у него в остатке всего тысяча семьсот семьдесят. Если этому уступить и отдать пятьсот, то остальные будут на него сильно обижены не добрав аж сотню каторжников. Ну и как ему быть?
- Я могу вам выделить только двести заключенных. – Произнес Садаст, обрывая монолог «покупателя».
Тот вытер в очередной раз лысую башку платком, понимая, что первая часть проблемы решена – заключенных ему дадут, и начинается вторая – торг. А тут он уже, как бизнесмен, в своей тарелке. Он еще раз улыбнулся, стараясь вложить в свою улыбку максимум дружелюбия и признался:
- Меня мой директор убьёт, но…
Через полчаса Садаст посмотрел на закрывающуюся за «покупателем» дверь и тоже вытер со лба пот. Торговаться, как базарная бабка он ненавидел всей душой. Это было противно всей его натуре, а торговаться людьми, пусть даже преступниками, было отвратительно.
- Бонкас! – Позвал он, зная, что заместитель стоит под дверью и только ждет, когда он позовет.
- Да, господин начальник! – Тут же откликнулся тот.
- Зайди и закрой дверь.
- Слушаюсь.
Дверь закрылась, и Садаст кивнул на освободившийся стул:
- Садись. Чувствую себя работорговцем! – Пожаловался он. – Договорились на четыреста двадцать человек. Заберет сегодня. Подготовь фаранийцев из третьей и второй зоны. Наших не трогай.
- А остальные покупатели?
- Получат по четыреста пятьдесят. Больше чем этот, поэтому сложностей не будет, всё равно этот тоже был в списке, и я должен был ему выделить.
- В третьей зоне сейчас двое в карцере и один в лазарете. Их куда?
- Ты с Ивером говорил, насчет его пациента?
- Да, он приходил.
- Сюда? – Удивился Садаст, помня, что лекаря вытащить из его лазарета очень нелегко. Для этого нужна серьезная причина.
- Да. Я его обратно отвел.
- Хорошо. – Облегченно выдохнул Садаст, - Зачем он приходил?
Бонкас вздохнул:
- Да всё насчет этого заключенного. Тот про Дедушку начал расспрашивать…
- Твою ж! И что?
- Попросил встречи с тобой.
- Нет! У меня тут «покупателей» полный лагерь, а я должен какому-то преступнику объясняться. Давай его в эту партию, чтобы поменьше вопросов задавал. Не хватало еще, чтобы это всплыло наружу. И так чуть не раскрылись с этим внезапным приступом…
- Ну, а Машан? – Бонкас удивленно посмотрел на шефа. Так долго искать и когда ниточка попала в руки, отказаться?
- Найду… - Тяжело проговорил Садаст, будто перебарывая себя, - Это займет больше времени, но найду. Я теперь знаю где искать. Сейчас всех раздадим, и пока новые не поступят займусь этим…
- Хорошо, господин начальничек!
Садаст усмехнулся – как только Бронкас перестает играть сурового замначальника, так сразу из него лезет тюремная привычка «начальничками» обзываться.
- Иди уже, работай, замначальничек. «Покупатели» ждут, если еще не сварились в своих черных костюмах.

Всё, глава закончена. Назвала "Непреднамеренные потери", но это рабочее название, может у кого будет идеи получше.

Отредактировано Ника (05-10-2018 13:31:31)

+7

370

Во-первых исправила название главы на "Люди, которые играют в игры"

А во-вторых, окончание 18 главы. (Уже точно окончание)

Щелчок замка можно было бы назвать неожиданным, если бы ему не предшествовали еле слышимые через дверь шаги. Рисманд поднялся, глядя на открывающуюся дверь. В проеме стояли не знакомые охранники-санитары, а двое солдат из внутренней охраны лагеря. А вот за ними из коридора выглядывала знакомая массивная фигура в белом халате.
Один из охранников зашел в палату. Быстро профессионально осмотрелся и только тогда кивнул санитару:
- Заноси!
В руках у санитара обнаружилась его военная форма и даже ботинки.
- Одевайся!
Опять приказал охранник, но уже Рисманду.
Тот не стал упрямиться и, сбросив рубашку и штаны, одел кальсоны, шаровары, гимнастерку, быстро обмотал ноги портянками и сунул в ботинки.
Охранник внимательно смотрел, чтобы заключенный кроме одежды ничего не трогал. То, что одежду уже просмотрели и прощупали ранее, Рисманд был уверен.
В конце тот же санитар внес кандалы. Вот их надевать не хотелось никак. Но пришлось. Застегнув на руках браслеты цепей, охрана, наконец, посчитала первую часть работы выполненной.
- Вперед! – Раздалась следующая команда.
Рисманд был уверен, что его ведут на встречу с начальником лагеря. Но когда они вышли из лазарета, а потом свернули в сторону плаца, где под бдительным оком двух десятков охранников выстроилась колона заключенных, Рисманд дернулся и оглянулся.
- Иди, иди! – Толкнул его спину один из охранников.
- Подождите! – Рисманд дернул плечом и развернулся. – Мне надо поговорить с начальником лагеря!
- Такого распоряжения нет! Иди!
Рисманд попытался остановиться, но второй охранник предусмотрительно отошел на пару шагов в сторону, снимая с плеча короткоствольную винтовку. На вышке, увидев сопротивление заключенного, развернули в их сторону пулемет.
Капитан мазнул глазами по напрягшимся охранникам, пулеметным вышкам с хищно смотрящими жалами пулеметов, группе людей в черных костюмах, стоящих возле входа в административное здание и понял, что его провели как ребенка. Никто не собирался с ним разговаривать. Его продали. Предали.
Он усмехнулся: «Не хотите? Не надо! Не будете говорить – насрать! Так даже лучше! Потому, что так я ничего вам не буду должен, съехавшие на мести уроды!».
И, развернувшись обратно, первым пошел к строю, не обращая внимания на сопровождающие его стволы.
Но приподнятое настроение испарилось, когда несколько сотен глаз повернулись в его сторону с одинаковым удивленным и ненавидящим выражением.
Он стоял перед фаранийцами. Фараниец. Гессэндский солдат.
Стоял и думал, что каторга будет веселой, если конечно, он дойдет туда живым.

Отредактировано Ника (22-10-2018 18:10:29)

+8


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Наталии Курсаниной » Слепой снайпер