Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Поверженные в прахе


Поверженные в прахе

Сообщений 1 страница 10 из 123

1

Жанр: фэнтези/темное фэнтези (мне так кажется, по крайней мере).

Аннотация:

Ибо сказано: Оживут мертвецы Твои, восстанут мертвые тела! Воспряни́те и торжествуйте, поверженные в прахе: ибо роса Твоя – роса растений, и земля извергнет мертвецов.
                                                                                                                        Книга пророка Исаии, 26:19

Дивный новый мир, так похожий на наше с вами доброе средневековье: свежий воздух, народная медицина и отзывчивые, крайне религиозные люди. Каким домом он станет для двух наших современников?


Глава 1. В которой герои просыпаются, знакомятся друг с другом и другими людьми, а также любуются видом.

Полноводная, неспешно несущая себя сквозь луга и поляны река, начинала свою жизнь вдалеке от этих мест. В горах, стиснутая гигантскими скалами, неуверенная и суетливая, она быстро сбегала на равнину, там приобретала степенность и неспешность, которую бережно хранила вплоть до самого моря, где неизбежно оканчивает свой путь любая приличная река.

На берегу, на неширокой песчаной кромке, у самой воды лежали два человека. Можно было подумать, что эти двое - излишне загулявшие накануне друзья, которые, устав от обильных возлияний, не нашли в себе сил для продолжения борьбы с зеленым змием и рухнули на бережку в ожидании похмелья.

А может быть – это отважные матросы, которых выбросило на берег после кораблекрушения? Или недруги, сошедшиеся поутру в смертельном поединке, который стал последним для обоих?

Сторонний наблюдатель, если бы таковой имелся, несомненно, удивился, увидев этих незнакомцев. Весь их облик – одежда, обувь, прически – говорил о том, что они нездешние, чужие.

Тем временем один из них – тот, что лежал поближе к воде – открыл глаза, протер рукой лицо, как бы стирая остатки сна, и медленно, слегка покачиваясь, принялся подниматься на ноги. Оказавшись на ногах, незнакомец огляделся, зачем-то ощупал себя, пригладил короткие светлые волосы и, пробормотав что-то себе под нос, побрел в сторону своего собрата по несчастью.

Собрат, по-прежнему недвижимый, лежал, разметав длинные, цвета воронова крыла, волосы и не подавал признаков жизни.

 - Уважаемый… Аллё… - сипло произнес светловолосый и несколько раз неуверенно тыкнул носком ботинка в плечо лежащего на песке. – Подъем!

Черноволосый подскочил, будто ужаленный, сделал несколько неуверенных шагов в сторону воды и, запнувшись о какую-то корягу, снова рухнул на песок, так и не открыв глаз.

- Глазья-то открой, болезный! – выкрикнул ему в спину стоявший на ногах. – Ты не в курсе, где это мы?

- Пошел ты… - выплюнул вместе с песком упавший, открыл, наконец, глаза, коротко глянул по сторонам и, не тратя время на приветствие, бросился в сторону собеседника норовя ткнуть того головой в живот.

Задумка удалась и, неожидавший такой прыти, светловолосый, приняв чревом своим столь буйную голову, рухнул на песок. Обидчик же не думал останавливаться и принялся, хоть и не очень умело, зато очень часто и старательно, лупить свою жертву. Больше всего доставалось голове, но не были обделены вниманием ни плечи, ни грудь, ни другие части тела, до которых черноволосый имел возможность дотянуться.

Драка закончилась так же неожиданно, как началась. Нападавший полностью выбился из сил и был отброшен одним точным ударом в челюсть. Соперники, тяжело дыша, мерили друг друга недружелюбными взглядами.

Один, тот, что со светлыми волосами – несколько выше среднего роста, широкоплечий и подвижный. Лицо вытянутое, с крупными чертами. Глаза светло-голубые или даже немного серые.

Другой – темноволосый – чуть ниже ростом и чуть более коренастый. Ореховые глаза прячутся под кустистыми бровями, а нос выделяется благородной горбинкой.

- Угомонился? – не очень внятно из-за разбитых губ, произнес тот, что повыше. – Тебя как звать-то, чудовище?

- Иван, - коротко представился недавний соперник.

Светловолосый широко шагнул и, протянув вперед крепкую ладонь, сказал: «Меня зовут Алексей».

- Слушай, - протяжно выдохнул Иван, - а где это мы находимся? И кто ты? Не по имени, я имею в виду, а вообще?

- Где находимся – не знаю. Точно могу сказать только одно – где-то на берегу реки.

- Спасибо! – Иван усмехнулся – Это очень ценное наблюдение! А как здесь оказался, помнишь?

- Не очень, если честно… - в ходе разговора Алексей не переставал оглядываться по сторонам. Пейзажи радовали глаз: заливные луга с высокой, ярко-зеленой травой и проглядывающими тут и там нежно-фиолетовыми цветами, лежащими на мощных стеблях. Чуть поодаль, вдоль берегов реки, виднелись ивовые заросли, упрямо врезающиеся в синюю гладь. Река, обрамляющая заливной луг, была в этом месте широка, а противоположный берег также пестрел зеленью. С другой стороны, луг поджимали небольшие, разбросанные в беспорядке, пестрые рощицы.

- Это что, - Алексей аккуратным движением сорвал ближайший фиолетовый цветок, - безвременник?

- Не знаю, я не разбираюсь, - без интереса и даже не взглянув на цветок, ответил Иван. – Я вот тоже не помню, как тут оказался! Был… В одном месте, а потом темнота и я уже тут… Кстати, у тебя телефон работает?

- Неа, сигнала нет. А ты чего драться-то полез? Губу мне разбил, между прочим… - вопрос был задан без злобы, с легкой иронией.

- Извини! – обидчик слегка покраснел и опустил взгляд. – Принял тебя за другого.

Алексей усмехнулся и сказал:

- Проехали! Считай, я тебя простил.

Коллеги по несчастью еще некоторое время вели неспешную беседу, выясняя друг у друга подробности о тех событиях, которые предшествовали такому необычному пробуждению. Но, все напрасно!

Алексей провел день на работе – он занимается продажей медицинского оборудования - а затем, отстояв положенное время в вечерних пробках, приехал домой. Проведя несколько часов в праздности, он забылся тревожным сном. Путешествие в царство Морфея началось в Санкт-Петербурге, а завершилось на берегу неизвестной, хотя и очень живописной, реки.

Иван, напротив, спать не ложился, но и на реке не был. А был он в солнечном городе Краснодаре, где постоянно проживает и где этим вечером у него случился конфликт с излишне галантным кавалером, который оказывал его – Ивана - жене излишние знаки внимания. Конфликт уже был готов перейти в фазу рукопашной схватки, но на Ивана обрушилась неведомая темнота, которая развеялась на том же злосчастном берегу.

Не выяснив ничего определенного, товарищи решили переходить к активным действиям и направились к большому холму, который виднелся в нескольких километрах в стороне от реки. План был прост - подняться на вершину холма и оглядеться. Если повезет, то можно будет заметить дорогу, деревеньку или какой-то другой населенный пункт, а если повезет чуть сильнее, то появится связь и все проблемы решатся сами собой.

Однако столь простой и гениальный в этой простоте план реализовать не удалось. Не успели наши герои отойти от берега на несколько сотен шагов, как заметили группу странных людей, которые вышли из небольшой рощи и двинулись им наперерез с явным намерением перехватить путешественников по дороге к холму.

Иван и Алексей остановились и с недоумением уставились на приближающуюся группу. А поглядеть было на что! Пять человек в странных темно-серых курточках - коротких, слегка приталенных, но расширяющихся к подолу. У некоторых на головах капюшоны с длинным и острым верхом, свисающим за спину и покачивающимся при ходьбе. У других - подобия каких-то чепчиков, какие принято надевать младенцам, с нелепыми завязками, болтающимися вдоль шеи. Коренастые и невысокие – на голову ниже наших героев – незнакомцы, тем не менее, смеха не вызывали. Лица, на таком расстоянии, разглядеть было невозможно, но в руках у каждого имелся либо деревянный кол, либо деревянная же лопата. У некоторых на поясах виднелись солидные ножи в кожаных ножнах, а один нес в руках небольшой топорик.

- Знаешь, Лёха, что-то я не хочу с этими гражданами пересекаться, - осторожно произнес Иван, - не внушают они мне доверия.

- Интересно, это кто вообще такие? Лесники? – поинтересовался Алексей, поворачиваясь и устремляясь в сторону от неприятной группы. – Пошли вдоль реки в сторону того ивняка.

- Ага, лесники. Росприродохрана. Сейчас нам штраф за купание на необорудованном пляже выпишут, - Иван не отставал от товарища и периодически оглядывался на странных людей.

Странные люди траекторию своего движения менять не стали - теперь двигались параллельным курсом и на значительном удалении.

-Что, у нас и за такое штраф есть? – приятели ходко шли вдоль реки неосознанно ускоряя шаг.

-Может быть предусмотрен местным законодательством субъекта… - Иван неожиданно остановился и добавил упавшим голосом. – И мы видимо сейчас с тобой это узнаем! – после чего махнул рукой в сторону еще одной группы людей, которые шли навстречу от зарослей ивняка.

Эта группа ничем особенно не отличалась от предыдущей, только была на пару человек больше. Обернувшись, Алексей увидел, что те, кто преследовал их с начала, разделились и охватывают беглецов уже с трех сторон. Бежать было некуда, разве что попробовать переплыть реку.

Слушай, может это программа «Розыгрыш» и это всё актеры? – Иван нервно сглотнул набежавшую слюну. –А? Как думаешь?

- Если это актеры, то я снимаю  шляпу – играют очень убедительно. Я верю!

- А может реконструкторы? Или эти, как их, толкиенисты? – не унимался Иван.

- Был у меня один кореш, который увлекался этой самой реконструкцией, ну и я с ним периодически участвовал в попойках, - Алексей осматривался по сторонам в поисках какого-либо оружия: палки или на худой конец камня, но ничего кроме травы и бледно-фиолетовых цветов вокруг не было, - так вот, что-то я не видел, чтоб реконструкторы в крестьян массово рядились. Ну а толкиенисты- эти вообще хоббитов и других эльфов изображают.

Странные люди тем временем приблизились уже на такое расстояние, что стало отчетливо слышно, как они переговариваются между собой. Речь их была прерывиста и гортанна.

- Знаешь, что это за язык? – поинтересовался Иван.

- Нет

- Вот и я не знаю

Иван неожиданно развел руки в стороны, так, будто хотел обнять небольшого слона, и с широкой улыбкой сделал несколько шагов вперед:

- Дорогие друзья! Здравы буде! Не лепо ли ны бяшет… - тут, видимо, знания старославянского немного подвели Ивана, потому как он замолчал, не зная как закрепить успех и продолжить знакомство. Из нелегкой ситуации его выручили преследователи, которые сперва, при первых звуках Ивановой речи, замерли, а потом резво бросились на приятелей со всех сторон, гомоня что-то на незнакомом языке.

Оказать достойного сопротивления наши герои не смогли. Если на чистоту, то никакого сопротивления не было вовсе. Нападающие окружили путников и короткими злыми ударами повалили их на землю. Били без остервенения, но так, что уже через несколько секунд Алексей понял, что щадить никого не будут и сейчас их банально забьют до смерти. Удары дождем сыпались отовсюду. Затылок звенел болью, щека саднила так, будто с нее содрали кожу. Свернувшись клубочком и прикрывая кулаками виски, Алексей чувствовал, как трещат под ударами ребра. Рядом глухо матерился Иван.

Неожиданно один из нападающих, видимо командир, громко сказал какую-то длинную фразу и избиение прекратилось так же, как и началось – быстро и без препирательств.

Наших героев подняли, поставили на колени, после чего тот человек, который прекратил избиение, обратился к ним с каким-то вопросом. Человек несколько выделялся из толпы: чуть более плотное телосложение, берет вместо чепчика или капюшона и следы красной краски на полинявшей курточке.

-Моя… Твоя… Не понимать… - Алексей сплюнул на землю кровь с осколками зубов. Из глаз ручьем текли слезы и не было никакой возможности их остановить.

Тогда командир снова сказал что-то, обращаясь к пленникам, но, по всей видимости, уже на другом языке. Значительно более певучем и мягком.

В ответ Иван и Алексей попробовали обратиться к мучителю на французском, немецком и английском, но все было безрезультатно.

Человек в берете некоторое время пристально смотрел на пленников, изредка обмениваясь гортанными фразами с окружающими, затем, наклонившись, ощупал материю рубашки, надетой на Алексее. Усмехнулся и промычал, судя по интонации, что-то одобрительное.

После чего хлопнул обоих пленников по головам и нетерпящим возражений тоном приказал, по всей видимости, снять рубашки. Собравшиеся вокруг люди негромко о чем-то переговаривались и смеялись.

Иван, дрожащими пальцами расстегивая рубаху, разглядывал исподлобья окружающих. Все невысокие, у многих глубокие рубцы на лицах – следы перенесенных болезней. Не считая этого – обычные в общем-то люди, ни клыков, ни когтей не наблюдается.

Друзья кое-как стянули с себя одежду и бросили ее перед собой на землю. Один из нападавших шикнул что-то злобное в сторону пленников и, бережно подняв рубахи, передал их командиру.

Последний, еще несколько секунд посмотрел на несчастных и коротко сказал что-то, обращаясь к самому молодому нападавшему, который только недавно встретил свое двенадцатое лето.

Молоденький паренек извлек из-за пояса нож, обстоятельно и не торопясь развязал завязки, удерживающие его в ножнах, и легким шагом приблизился к пленникам. Остановившись буквально на мгновение, видимо для того, чтобы определиться с тем, кто станет первой жертвой, юный убийца уверенно зашел Ивану за спину. Схватив того за волосы, резко ударил коленом по хребту, одновременно запрокидывая голову жертвы назад. Юнец уже приготовился полоснуть беднягу по горлу, но резкий окрик заставил его остановиться.

На шее Ивана, на короткой веревочке, болтался какой-то невзрачный медальон, который и привлек внимание человека в берете. Наклонившись и бережно взяв его в руки, человек осмотрел вещицу и с благоговением произнес какую-то длинную фразу, которую тут же повторили все присутствующие.

Затем командир вновь обратился к Ивану с каким-то вопросом, но тон его был значительно мягче и даже самую малость дружелюбнее, чем раньше. Иван, разумеется, ни слова не понял, но всем своим видом попытался изобразить полное согласие и поддержку тому, что произнес незнакомец.

Человек в берете кивнул и что-то сказал окружающим, после чего обратился к Алексею с какой-то длинной фразой.

Алексей не мог выучить язык за то время, что находился рядом с этими людьми, но он готов был поклясться, что человек спросил его о том, где же медальон Алексея и почему его нет на шее?

- Потерял… - Алексей с трудом шевелил распухшими от ударов губами, глаза затекли, а лицо одеревенело, но он изо всех сил попытался изобразить горечь утраты. – Козни судьбы, милорд…

Очевидно, ответ удовлетворил командира и он, подумав еще несколько мгновений, раздал своим людям новые команды.

Уже через несколько минут руки наших героев были умело стянуты ивовыми прутьями, сами они подняты на ноги и вся процессия, под негромкие разговоры, направилась в сторону того самого холма, к которому стремились Иван с Алексеем в начале своего пути.

- Что у тебя там за медальон? – слова давались нелегко, но Алексея жгло любопытство.

- Да хрен его знает, обычный вроде. Дерево какое-то изображено. Подарил кто-то, уже и не помню когда, - Иван говорил чуть более внятно, но короткими предложениями, делая небольшие паузы между фразами.

Шедший позади наших страдальцев парнишка, тот самый, который чуть было не прирезал Ивана, шикнул что-то осуждающее в их адрес и легонько стукнул обратной стороной деревянного колышка по затылкам. Даже самый несообразительный человек догадался бы, что нежеланные спутники не поощряют праздных бесед. Наши герои, после пережитого, стали соображать очень быстро и предпочли прекратить пустые разговоры, целиком отдавшись непростому подъему на холм. Конвоиры не жалели несчастных и не собирались снижать темп ходьбы, стимулируя отстающих бодрящими ударами деревянных кольев.

Последние шаги до вершины холма Алексей прошел, кажется, уже в беспамятстве. Перед глазами стояла сплошная чернота, перемежавшаяся иногда багровыми всполохами, которые гулко отдавались головной болью. Вкус крови во рту был нестерпим, а ноги отказывались слушаться своего владельца.

Очередной гортанный окрик и Алексей завалился на бок, каким-то чудом угадав, что это скомандовали привал.

- Охренеть… - неожиданно громко сказал Иван, но никто его не одернул. – Лёха, смотри!

Алексей с помощью Ивана смог подняться на ноги, но сил раскрыть глаза уже не было.

- Да смотри ты! – Иван, кажется, даже слегка задыхался. – Смотри!

Кое-как разлепив веки и приноровившись к слепящему глаза солнцу, Алексей смог окинуть взглядом, открывающийся с холма вид. Прекрасные луга простирались во все стороны покуда хватало глаз. Тут и там виднелись небольшие рощицы, паслись овечьи отары. Знакомая река, разделяясь на множество рукавов, впадала в огромное, почти черное море. Ну а в устье стоял настоящий город. Обыкновенный, в общем-то, город обнесенный стеной, которая с такого расстояния не казалась уж очень высокой. Обыкновенный город, даже классический. Обыкновенный. Настоящий. Средневековый.

+5

2

Хорошо. Замечаний нет.

0

3

Дилетант написал(а):

Хорошо. Замечаний нет.

У меня есть :)

На мой взгляд нелогично поведение главных героев, которые "прогуливались" от толпы. Реально - при виде странных людищ, вооружённых до зубов, мужики дали бы стрекача. Не задумываясь. Что не помешало бы им проговорить весь указанный диалог на бегу, и нарваться на вторую группу.

U309-rabbit написал(а):

В ответ Иван и Алексей попробовали обратиться к мучителю на французском, немецком и английском, но все было безрезультатно.

Ни фига себе, полиглоты...

U309-rabbit написал(а):

Очевидно, ответ удовлетворил командира и он, подумав еще несколько мгновений, раздал своим людям новые команды.

Это если бы он нескольким людям отдал несколько разных команд, было бы нормально. Но что он приказал кроме "вяжите их и пошли"?
И зачем они вообще их связали? Эти два попаданца и при избиении-то никакого сопротивления оказать не смогли, а уж после - тем более.

U309-rabbit написал(а):

- Охренеть… - неожиданно громко сказал Иван, но никто его не одернул. – Лёха, смотри!

1. А почему не одёрнули? До сих пор им рта раскрыть не давали. Что изменилось?
2. Не ясно, чего Иван удивился средневековому городу. Если бы они сперва город увидели, а потом его добрых обитателей, тогда да. От неожиданности. А так, какая уж теперь неожиданность...

U309-rabbit написал(а):

Человек несколько выделялся из толпы: чуть более плотное телосложение, берет вместо чепчика или капюшона и следы красной краски на полинявшей курточке.

В мире чистого физического труда "чуть более плотное телосложение" будет скорее у крестьянина, чем у воина.

U309-rabbit написал(а):

– Козни судьбы, милорд

Алексей подумал, что они в европейском средневековье? Ну, об этих мыслях, тогда наверно стоило бы написать.

U309-rabbit написал(а):

Конвоиры не жалели несчастных и не собирались снижать темп ходьбы, стимулируя отстающих бодрящими ударами деревянных кольев.

Вообще всех отстающих? :)

U309-rabbit написал(а):

Тут и там виднелись небольшие рощицы, паслись овечьи отары.

Коров нет?

U309-rabbit написал(а):

Ну а в устье стоял настоящий город. Обыкновенный, в общем-то, город обнесенный стеной, которая с такого расстояния не казалась уж очень высокой. Обыкновенный город, даже классический. Обыкновенный. Настоящий. Средневековый.

ИМХО перебор с повторами.

Но в целом затравка удалась. Уже интересно, что дальше будет.

0

4

Ну... Парле ву франсе, ду ю спик инглиш - это и я помню. А дальше... Итальяно? Испаньол? Романешти? Хунгари? Швисс? Даниш? О славянских не поминаю))) Для уточнения языковой принадлежности в пределах Европы - хватит. И что с того, что дальше я - ноль в большинстве предложенных языков?

Другое дело, что языки активно меняются, произношение - ваааще лес непаханый... Считайте, что общаться будут на пальцах. К тому - руки у наших современников - в большинстве своём - ХОЛЕНЫЕ. А рожи - сытые. И захотят с них - денег. Много.

Отредактировано Domini canis (01-11-2019 15:40:49)

+1

5

Toron написал(а):

У меня есть


Это хорошо! Это правильно!:)

Дилетант написал(а):

Реально - при виде странных людищ, вооружённых до зубов, мужики дали бы стрекача. Не задумываясь. Что не помешало бы им проговорить весь указанный диалог на бегу, и нарваться на вторую группу.


Это, конечно, каждому видится по-разному. Мне наоборот представляется, что наши современники (тем более не имеющие специальной подготовки), не побежали бы, даже если надо было бы бежать:) Тем более люди вооружены все-таки по большей части сельхоз инвентарем и холодным оружием, были достаточно далеко...

Toron написал(а):

Ни фига себе, полиглоты...


Тут, наверное, кривовато написал. Имелось ввиду, конечно, общие фразы типа: "Парле ву франсе", "Шпрехен зе дойч", которые многим известны. Говорили они это с целью того, чтоб хоть какой-то контакт установить. Разумеется, если бы кто-нибудь ответил им на французском, например, то дальше фразы "Же не манж па сис жур" дело бы не зашло!

Toron написал(а):

Это если бы он нескольким людям отдал несколько разных команд, было бы нормально. Но что он приказал кроме "вяжите их и пошли"?
И зачем они вообще их связали? Эти два попаданца и при избиении-то никакого сопротивления оказать не смогли, а уж после - тем более.


Тут не совсем понял, если честно! Команды он своим людям раздал примерно такие: "Саня, Петя, сходите к ивняку. Вася, подыми на ноги этих двоих. Жора, ты впереди. Костя, замыкающий". Ну или как-то так:)
Относительно того зачем связали: вязать нужно всегда, даже если кажется, что никакого сопротивления человек не окажет. Мало ли, что у него перемкнет, подхватит камень и привет.

Toron написал(а):

1. А почему не одёрнули? До сих пор им рта раскрыть не давали. Что изменилось?


Да, это я затупил:) Будем считать, что в этот момент на них просто не обратили внимание!

Toron написал(а):

2. Не ясно, чего Иван удивился средневековому городу. Если бы они сперва город увидели, а потом его добрых обитателей, тогда да. От неожиданности. А так, какая уж теперь неожиданность...


А герои и не поняли, что оказались в средневековье, когда повстречались с группой по встрече. Точнее даже не так. Не то чтобы не поняли, а не сообразили. Все-таки странные одежды и странное поведение - это еще не гарантированный факт того, что произошло что-то сверхъестественное (а попадание в прошлое или другой мир, это явно оно). Может это какие-нибудь сумасшедшие. А вот город - это уже серьезно. Это уже не подделаешь.

Toron написал(а):

В мире чистого физического труда "чуть более плотное телосложение" будет скорее у крестьянина, чем у воина.


А он не воин:) Сейчас выложу вторую главу и станет понятно, кто это.

Toron написал(а):

Алексей подумал, что они в европейском средневековье? Ну, об этих мыслях, тогда наверно стоило бы написать.


Тут скорее он подумал, что перед ним какой-то старомодный человек, не совсем адекватный, и решил к нему обратиться как-то по-древнему. По-древнему, в представлении Алексея, само собой. Написать об этом действительно стоило бы, оформив как мысль героя, спасибо!

Toron написал(а):

Вообще всех отстающих?


Имелись в виду, конечно, герои произведения:) Но в принципе могли и всех отстающих! Средневековье, дикость!

Toron написал(а):

ИМХО перебор с повторами.


Вы имеете ввиду перебор с повторами в процитированном кусочке или вообще во всей главе?

За замечания большое спасибо!

0

6

Глава 2. В которой герои занимаются собственным здоровьем, осваивают новые профессии, а в конце устраиваются на работу.

Спать на соломе для изнеженного городского жителя это, знаете ли, то еще удовольствие! Острые, как будто специально заточенные соломинки стремятся побольнее впиться в самые нежные части неприспособленного организма. Они забираются под одежду и если не колют, то обязательно щекочут, а если не щекочут, то преют и вызывают неудержимое желание впиться в собственную шкуру ногтями и чесать, чесать, чесать…

Обустроить постель из такого капризного материала – задача нетривиальная! Солома так и норовит выскользнуть из-под спины, разметаться по всему полу, а затем смяться самым неудобным для отдыхающего человека образом.

Да и где, скорее всего, усталому человеку выпадет такое сомнительное наслаждение? Вряд ли это будет приличный постоялый двор или собственная спальня. Спать на соломе бедняге доведется либо в чистом поле, либо в хлеву, что и само по себе нешуточное испытание для неподготовленного человека!

Наши герои спали на соломе именно там - в хлеву. И сейчас, спустя уже почти год, с того момента как они очнулись на берегу реки, друзья достигли известных успехов в нелегком деле обустройства собственного ночлега.

Назвать же их изнеженными городскими жителями теперь не смог бы, наверное, даже самый предвзятый наблюдатель. Как бы это не казалось странным, но Алексей и Иван не похудели, не осунулись, не отощали. Наоборот, даже как-то окрепли и поплотнели. Что и не удивительно, учитывая их теперешний рацион, который практически полностью состоит из какой-то зерновой каши и хлеба. Справедливости ради следует отметить, что остальные жители их нового обиталища питались, в целом, не многим лучше.

Оба заросли бородами и обзавелись роскошными прическами, которыми их периодически награждала мадам Вёрскла.

Мадам Вёрскла – сестра ныне покойной супруги господина Витвовфа - использовала для этих целей небольшой, не самым аккуратным образом слепленный на гончарном круге, глиняный горшок. Надев его на голову счастливчика и вооружившись огромными ножницами для стрижки овец, она уверенно обрезала все излишне торчащие из-под горшка локоны.

Такими же прическами щеголяли все обитатели мужского пола, от мала до велика, включая даже самого господина Витвофа – здешнего хозяина. Именно он был тем самым человеком в берете, который решал судьбу наших героев в первый день их злоключений.

- Подъем! – Алексей привычно осмотрел свои потрепанные ботинки, тяжело вздохнул и обулся. – Ваня, вставай!

- Знаешь, давно хотел у тебя кое-что спросить, - Иван лежал на куче соломы и глядел на деревянный потолок, - ты же говорил, что перед тем как сюда попасть ты заснул?

- Ага.

- И как тогда получилось, что ты проснулся в одежде и обуви? – спросил Иван и легко соскочил со своей лежанки.

- У, брат, это очень большая военная тайна. Но тебе, чисто по-братски, я могу рассказать, - с этими словами Алексей подошел и окунул голову в огромную бочку, которая притаилась в углу хлева.

- Ты в курсе, что из этой бочки периодически пьет вот эта паскуда? – Иван махнул рукой в сторону стойла, где стояла и молча косила на приятелей влажным глазом, невысокая лошадка. – Давай, рассказывай свою тайну!

- Секрет прост: нужно, после того как уже поставил машину, но до того как успел раздеться и разуться, употребить известное количество алкоголя. Желательно, покрепче. И тогда есть очень большой шанс, что ты заснешь перед телевизором прежде, чем успеешь раздеться.

- Мда, секрет так себе, - Иван тоже обулся, - Воспользоваться не получится. Телевизоров здесь нет. А бражку местную пить вообще невозможно.

Переговариваясь, друзья вышли из хлева и направились напротив - к большому каменному дому, на крыльце которого, прямо на деревянных ступеньках, сидел хозяин этого места – господин Витвоф, немолодой по здешним меркам мужчина. Крепко за сорок, плотный, с окладистой бородой и широким лицом, Витвоф владел тремя крупными овечьими отарами, одноэтажным каменным домом, укрытым красной черепицей, небольшим клочком земли рядом с ним и многими хозяйственными постройками, а кроме того: одной лошадью, четырьмя коровами, десятком гусей и курицами без счету.

***

Год назад, когда Иван с Алексеем, понукаемые конвоирами, в полуобморочном состоянии и едва переставляя ноги, добрели до этих мест, окружающее не произвело на них сильного впечатления.

Дом – одноэтажный и приземистый с редкими и небольшими оконцами, закрытыми по вечернему времени ставнями. Вокруг какие-то сараи и хибары не известного назначения, а по двору бродят тощие курицы. Уже потом, походив по округе, друзья поняли, что далеко не каждый из местных жителей может похвастаться домом из камня и черепичной крышей. Это было признаком очень серьезного достатка.

А тогда, в первый вечер, их привязали нетолстой, но прочной веревкой к крыльцу, вытащили кривой кувшин с водой и проскрежетали на прощание что-то на местном гортанном наречии.

Утром их, продрогших и окоченевших – неудивительно, рубашки ведь отобрали - освободили, что-то строго и со значением сказали, а затем убрали веревку в один из сараев. Первый день на новом месте встретил наших героев болью. Местные, во время избиения, раскрошили Алексею несколько зубов, обломки которых постоянно ныли, а десны кровоточили.

- Надо удалить обломки, - с большим трудом шепеляво выдавил Алексей, - а то будет совсем плохо.

- Я не врач! Зубы рвать не умею! – Ивана ощутимо потряхивало. – Да и чем удалять то?

- А я три курса в медицинском отучился… Но тоже не умею, - прикрыв глаза, пробормотал Алексей, - а тебе придется научиться.

Иван почему-то значительно легче перенес избиение - то ли повезло, то ли он просто оказался чуть более крепок. Как бы то ни было, именно ему предстояло решать проблему, так как Алексей с каждой минутой говорил все менее внятно и все больше впадал в беспамятство.

- Ромашки… - Алексей, не открывая глаз, махнул в сторону невысокого заборчика, который окружал весь хутор по периметру.

-Какие ромашки? Ты о чем?

- Ромашки собери, промой, подсуши на солнце и залей водой. Лучше кипятком. Буду после удаления рот полоскать. – Алексей окончательно обессилил и, завалившись на бок, уткнулся лицом прямо в засохшую коровью лепешку.

Иван вполголоса выругался, подхватил товарища под мышки и, кряхтя, оттащил его в сторону, прислонив спиной к какому-то сараю.

Нарвать цветов было делом одной минуты. Иван метнулся к колодцу, который был здесь же, во дворе, и при помощи искусно сделанного деревянного ведерка, стянутого металлическими полосами, набрал воды.

Промыв цветы и разложив добычу на солнышке, Иван огляделся по сторонам. Окружающие занимались своими делами - сновали по двору туда-сюда, переговаривались и смеялись. Изредка поглядывали на наших героев, но помощь оказывать не спешили. Зато не мешали, спасибо и на том!

Открыв Алексею рот – тот на это даже не отреагировал – Иван постарался оценить состояние зубов. Левый нижний клык и следующий за ним зуб были основательно раскрошены и ощетинились острыми обломками. Некоторое другие зубы, хоть и имели сколы, но, в целом выглядели не так плохо.

- Лёха, я тебе вот эти два зуба вырву… Наверное, - тихонько сообщил товарищу Иван.

Удивительно, но местные обитатели даже не потрудились обыскать своих пленников и ограничились только тем, что отобрали рубашки. Джинсы, обувь и разряженные смартфоны их отчего-то совсем не заинтересовали. И сейчас это обстоятельство сыграло Ивану на пользу, так как в одном из карманов он обнаружил чистый шелковый платок.

Шелк - тонкий, но прочный материал и Иван, надергав из платка ниток и скрутив их в импровизированные канатики, попытался каким-нибудь образом обвязать их вокруг обломков зубов. Дело не клеилось. Алексей, будучи без сознания, отказывался держать рот открытым и постоянно норовил завалиться на бок.

Промучившись какое-то время, Иван догадался использовать в качестве распорки свой телефон и дело пошло на лад - ему удалось плотно обмотать обломки зубов шелковыми нитями. Плавными движениями, потягивая кончики нитей из стороны в сторону, Иван стал раскачивать и без того неплотно сидящие останки зубов.

Обломки шатались, но не спешили покинуть родную челюсть.

«Нужно найти что-то железное, чем их можно будет подцепить, - подумал невольный стоматолог. – А еще и кипятка надо бы раздобыть».

Подскочив, как ужаленный, и оставив Алексея без сознания, но со смартфоном во рту, Иван бросился к дородной женщине, одетой в длинный приталенный балахон без рукавов поверх светлой рубахи, которая доставала из колодца ведро с водой. С дружелюбной улыбкой наш герой вырвал из рук женщины веревку и быстро достал полное воды ведро.

- Мне бы кипяточку, мадам, - Иван отдал наполненное ведро и сопроводил свои слова пантомимой о том, как он одергивает ошпаренную руку от поверхности воды, - кипяточку!

Не произнеся ни слова, мадам легко подхватила ведро с водой и скрылась в доме. Через некоторое время, однако, женщина вернулась с глиняной чашкой, которую несла, обернув в какую- то драную тряпку, и протянула ее Ивану.

Окрыленный успехом Иван тут же изобразил очередную пантомиму, в которой выдирал у себя изо рта невидимыми инструментами невидимые зубы. Полюбовавшись на представление несколько секунд, женщина рассмеялась, помотала головой и, развернувшись, пошла в сторону дома.

Но наш герой не спешил отступать. Обогнав женщину, он показал ей на раскрытых ладонях шелковый платок. По блеску в глазах стало очевидно, что платок даму заинтересовал. Используя жесты, Иван объяснил суть обмена – платок за возможность использовать инструменты для удаления зубов. Мадам думала, наверное, целую минуту, а затем, ловко выхватив платок из его рук, направилась в сторону плотного мужичка, того самого, который еще вчера вершил судьбу наших героев.

После долгого разговора и тщательного изучения платка, хозяин, по всей видимости, дал свое разрешение, так как женщина, скрывшись ненадолго в доме, вернулась к Ивану и протянула ему небольшие, но очень увесистые железные клещи.

«С ними дело пойдет на лад, - Иван вернулся к Алексею, засунул клещи в горячую воду и побросал туда же цветки ромашки, которые уже немного подсохли на жарком весеннем солнышке. – Главное не зацепить какие-нибудь лишние, не подлежащие удалению, зубы».

Пока ромашка заваривалась, а кипяток остывал, Иван продолжал раскачивать обломки зубов с помощью нитей. Но время шло и нужно было решаться.

- Сейчас будет немножко больно! - бледный, с дрожащими руками, он максимально оттянул нижнюю губу и поудобнее ухватил клещи. – Придется потерпеть…

Судьба распорядилась так, что именно в этот момент Алексей пришел в себя, попытался что-то сказать, выдавив из себя невнятное бормотание, но Ивана было уже не остановить. Коротким, выверенным движением, он ухватился за первый обломок и плавно потянул его вверх и на себя. У Алексея из глаз покатились крупные слезы, а его мучитель, и не подумав остановиться, принялся без промедления за второй зуб. Еще через мгновение все было кончено и на утоптанную землю упали два окровавленных обломка…

***

Господин Витвоф, поднявшись с крыльца, одернул ту самую рубашку, которую год назад отобрал у Алексея, и обратился к друзьям:

- Сегодня приедет господин Нивелер Зиндекин. Собственной персоной, за арендной платой, - у Витвофа, как и у многих здесь, у самого не хватало зубов во рту, отчего при разговоре он слегка шепелявил. – Хочу, чтоб вы были здесь и помогли мне с расчетами.

- Хорошо, господин, - Иван ответил за обоих. О визите господина Зиндекина было известно заранее и это уже несколько недель сильно тревожило Витвофа.

Нивелер Зиндекин не мог похвастаться знатным происхождением, но владел огромными земельными наделами вокруг города, собственностью в самом городе и, как следствие, играл одну из первых ролей в его управлении. Обычно он не имел привычки лично являться за платой и его появление не сулило ничего хорошего.

- Ступайте, помогите Вёрскле с водой, бездельники! – Витвофу было неловко из-за того, что он нуждался в помощи, и он скрывал это за напускной суровостью. - Иначе кормежки не будет!

Те времена, когда их кормили только после работы уже давно прошли, но друзья не стали препираться и отправились к колодцу. Здешние обитатели, включая Витвофа, не отличались какой-то особенной жестокостью, но силу применяли не задумываясь и не особо беспокоясь за последствия. Этот урок друзья извлекли в самый первый день.

Наполнив в доме огромную бочку с водой и получив от мадам Вёрсклы, той самой женщины, которая, так удачно для Алексея, выменяла платок, две миски с холодной, запасенной с вечера кашей, друзья уселись во дворе у колодца и принялись завтракать.

Жизнь в деревне начинается рано. Вот и сейчас, не смотря на утренний час, хутор не спал, и все его обитатели занимались привычными делами. Клацек – молодой батрак, постоянно подвизавшийся у Витвофа – отправился в хлев, недовольно глянув на наших героев. Дядюшка Генз – пожилой мужчина, тоже из постоянных батраков - прихрамывая, шел куда-то за ограду, в сторону овчарен. Фенель и Язик – старший и младший сыновья Витвофа – вытянулись перед отцом и, по всей видимости, получали инструктаж перед визитом высокого гостя. Агная – шустрая девчушка, лет четырнадцати, дочь Витвофа – собирала в курятнике урожай яиц.

Из постоянных обитателей хутора не видать было только Крисну – жену Фенеля и тетушку Ниц, которая приходилась какой-то дальней родственницей мадам Вёрскле и помогала той по хозяйству в обмен на стол и ночлег.

Группа из четырех всадников на разномастных лошадях - во главе господин Зиндекин, собственной персоной – появилась на горизонте ближе к полудню. Неспешным аллюром гости спустились по извилистой тропинке, которая сбегала с холма прямиком к хутору.

Наши друзья впервые видели столь богатую процессию. Нивелир Зиндекин на буланом коне, в роскошном ярко-алом атласном жакете, надетом поверх белой шелковой рубахи с широкими рукавами, украшенными серебряным растительным орнаментом. Брюки, были сшиты из двух частей: штанины черного цвета обтягивающие нижние две трети ноги и широкий верх изумрудного оттенка. На ногах – мягкие кожаные полусапожки, богато украшенные серебряными бляхами. На голове – берет, сшитый из перемежающихся алых и изумрудных лоскутов.

Следом, несколько поодаль, ехали трое воинов в черных, блестящих множеством заклепок, бригантинах, надетых поверх длиннорукавных кольчуг. Бацинеты без забрал, отражавшие во все стороны шустрые солнечные зайчики, венчали головы мужчин, а кольчужные бармицы ниспадали на их плечи. Пояса у всех троих были украшены длинными кинжалами или скорее даже короткими мечами. Другого оружия у охраны господина Зиндекина не было.

Хозяин, вместе с сыновьями, вышел за ограду, чтобы встретить высокого гостя. Иван с Алексеем расположились неподалеку, так, чтобы иметь возможность явиться по первому зову.

- Заметил, - Алексей хлопнул Ивана по плечу, - этот павлин приехал только с охраной. Ни писаря, ни телеги, ни слуг. Ничего.

- Ну да, странно, - согласился с товарищем Иван, - вряд ли солдаты погонят овец до города. Сколько ему, кстати, причитается?

- Говорили, что четыре тонкорунные овцы с сотни, а обычных – шесть с пятидесяти, - Алексей меланхолично рассматривал прорехи на джинсах, - но брать будут деньгами, а не овцами. Денег у нас, правда не хватит, - с улыбкой добавил он. – Придется добавлять шерстью или овечками, это уж как сам Зиндекин захочет.

- И сколько там получается в деньгах?

- Ну, считай сам, на последней ярмарке добрая тонкорунная овца – а у Витвофа добрые овцы – шла по три шиллинга за голову. Обычные – по шиллингу.

- Да я помню, мы там вместе были, - Иван от души зевнул и потянулся, - мне считать лень. Ты ведь это уже все равно сделал!

- Тонкорунных здесь двести двадцать четыре головы, а обычных – девяносто три. Значит, учитывая, что в шиллинге двенадцать пенсов, получаем, что арендная плата за год составит тридцать восемь шиллингов и еще почти полпенса.

- Почти восемьсот грамм серебра? Неплохо!

- Не плохо, - кивнул Алексей, - вот только у нашего Витвофа монет и на две трети этой суммы не наберется.

Не доехав десяток метров, гости спешились и, выказывая тем самым уважение хозяину, направились в сторону Витвофа уже на своих двоих.

Сам Витвоф и стоящие за его спиной сыновья сделали несколько шагов на встречу господину Зиндекину и поклонились.

- Ну, добрый день, друг мой! – первым нарушил молчание гость. Невысокий, даже по здешним меркам, грузный человечек с маленькими блестящими глазками, огромными щеками и острым, торчащим немного в сторону носом, Нивелир Зиндекин при этом обладал глубоким низким голосом. – Как твое здоровье?!

- День добрый, милорд, - Витвоф еще раз поклонился, - Не жалуюсь, милорд.

- Семья?

- Все здоровы, милорд, благодарю. Жена моего сына Фенеля, - Витвоф махнул рукой в его сторону, - на сносях. А Берта, наша корова, Божьей милостью родила вчера крепкого, здорового теленка.

Гость слушал хозяина с улыбкой на устах и слегка кивал головой в такт его словам. В течении ближайшего получаса они обсудили всех родственников и соседей, помянули покойных, вспомнили позапрошлогодний разлив реки, когда некоторые прибрежные хозяйства подтопило, повздыхали по поводу цен на шерсть, прошлись недобрыми словами по Либерийскому королю и его налоговой политике и наконец перешли к сути дела:

- Раз уж мы заговорили о деньгах, друг мой, - произнес господин Зиндекин, - хочу сказать, что я принес добрую весть. Я не буду брать с тебя плату ни за этот год, ни за следующий. Слово сказано и люди мои тому свидетели.

Воины что-то негромко прогудели, подтверждая, что они все слышали.

- Ты можешь продолжать выпасать своих прекрасных овец на моих лугах, и я не возьму с тебя за это ни полпенса, - продолжил гость. – Сколько там, кстати, полагалась за этот год?

Витвоф повернул голову и зычно крикнул:

- Лецай, Ван, подойдите сюда! - наши друзья торопливо, но без излишней спешки подошли, поклонились господину Зиндекину и замерли в ожидании. – Сколько полагается платы за этот год?

- Тридцать восемь шиллингов и половину пенса, господин, - с коротким поклоном ответил Алексей.

- Значит я освобождаю тебя от обязанности оплатить мне за этот год тридцать восемь шиллингов и половину пенса, - громко произнес Нивелир Зиндекин, - и обещаю не брать с тебя плату в следующем году, сколько бы она ни составила.

Люди за его спиной еще раз что-то негромко прогудели, то ли одобряя слова своего господина, то ли снова подтверждая, что они их услышали.

- Я благодарю вас, милорд, - начал Витвоф, - чем я или мои сыновья могут быть вам полезны?

- Друг мой, люди к тебе прислушиваются и на дневной переход отсюда невозможно плюнуть, чтоб не попасть в какого-нибудь твоего родственника, - произнёс с громким смехом господин Зиндекин.

Витвоф натянуто улыбнулся и слегка поклонился, выразив, тем самым, признательность за похвалу и, вместе с тем, как бы подтвердив то, что сказал гость.

- Ты слышал, что король ввел новый налог из-за того, что мы торгуем с Островами?

- Да, милорд.

- А знаешь ли ты, кому поручено следить за его сбором?

- Нет, милорд.

- Графу де Курте! – выкрикнул гость и наливаясь краской продолжил. – Этому щенку, который спит и видит, как бы вернуть наши земли под свою руку! Наши прадеды крепко показали этим рыцарским псам, чего стоит эта земля! И мы… И я… Не допущу, чтоб… - господин Зиндекин начал задыхаться от волнения и закашлялся.

- Грядет война, милорд?

- Надеюсь, что да! И еще надеюсь, что ты поможешь мне собрать такое войско, чтоб этот щенок носа не смел казать из своего замка!

- Вы хотите напугать рыцаря войной, милорд? – судя по всему, Витвоф не был в восторге от таких новостей. – Это все равно, что пугать медведя медом. Они живут войной и для войны…

- И все-таки мы их уже побеждали! И победим еще раз, если понадобится, - гость перебил Витвофа, - и я надеюсь на твою помощь! Хочу, чтоб ты объехал кого сможешь и убедил их явиться по требованию в ополчение.

Витвоф не хотел войны, но отказать не мог и вынужден был выразить свое согласие кивком.

- А еще, буду рад, если ты сам и твои сыновья, встанут, когда понадобится, со мной в одном строю!

- Моему младшему сыну только исполнилось тринадцать лет, не думаю, что ему есть место на войне, - возразил Витвоф и без энтузиазма продолжил, - я сам и мой сын Фенель встанем в полк, если такая необходимость возникнет, милорд.

Разговор шел еще некоторое время и напоследок, уже перед самым отъездом, господин Зиндекин спросил:

- А кто эти двое? – коротко и небрежно кивнув в сторону наших друзей.

- Чужестранцы, - ответил Витвоф, - прибились ко мне год назад, - на этих словах Алексей и Иван переглянулись, - смышлёные ребята.

- Ловко считают?

- Да, милорд. Год назад ни слова не знали на нашем языке, только лаяли, как собаки. А теперь говорят так, что не сразу и поймешь, что не из наших. Писать научились, а счет вести, видимо, умели и раньше.

Нивелир Зиндекин кивнул, забрался при помощи одного из воинов в седло и сказал:

- Отдашь мне одного? А лучше обоих? Сбор войска – это всегда целый воз писанины и куча работы для счетоводов.

- Хорошо, милорд, буду рад помочь вам, пусть и в такой малости.

- Благодарю, - кивнул господин Зиндекин, - завтра пришлю за ними кого-нибудь. Прощай!

Пришпорив коней, всадники направились вверх по холму и через четверть часа скрылись из виду за его гребнем.

Проводив процессию глазами, Витфов обернулся, мрачно посмотрел на наших героев и сухо сообщил:

- Собирайтесь, завтра едете в город, бездельники.

Отредактировано U309-rabbit (02-11-2019 12:00:30)

+1

7

U309-rabbit
Странно. Аборигены не понимают по английски, но их речь пестрит англицизмами.

0

8

Дилетант написал(а):

U309-rabbit
Странно. Аборигены не понимают по английски, но их речь пестрит англицизмами.


Да, есть такое дело! Но я не знаю, как их заменить, если честно. Придумывать какие-то новые - это не выход, на мой взгляд. Плюс, эти слова создают некоторую атмосферу. Например, если назвать знатного человека "боярин", то это придаст явный славянский или восточноевропейский колорит, а мне бы хотелось создать атмосферу западноевропейского портового города и его окрестностей.

0

9

U309-rabbit написал(а):

Тут, наверное, кривовато написал. Имелось ввиду, конечно, общие фразы типа: "Парле ву франсе", "Шпрехен зе дойч", которые многим известны. Говорили они это с целью того, чтоб хоть какой-то контакт установить. Разумеется, если бы кто-нибудь ответил им на французском, например, то дальше фразы "Же не манж па сис жур" дело бы не зашло!

ВОТ! Вот это и надо внести в текст! Прямо вместе с "Парле ву зе шпрехен". Не рассказывайте о событии, а покажите его. Хоть в одном предложении.

U309-rabbit написал(а):

Имелись в виду, конечно, герои произведения:) Но в принципе могли и всех отстающих! Средневековье, дикость!

Вот и я себе представил эту картинку, когда читал. Сурровые ребята... :)

0

10

U309-rabbit написал(а):

Да, есть такое дело! Но я не знаю, как их заменить, если честно. Придумывать какие-то новые - это не выход, на мой взгляд. Плюс, эти слова создают некоторую атмосферу. Например, если назвать знатного человека "боярин", то это придаст явный славянский или восточноевропейский колорит, а мне бы хотелось создать атмосферу западноевропейского портового города и его окрестностей.

А если просто переработать абзац, в котором говорится о полном несоответствии языка аборигенов  нашим земным аналогам? Что, если их язык похож на один из языков романской или германской языковых групп? Тогда  проще будет объяснить быстрое освоение его попаданцами.
И, кстати, у Вас просто вавилонское языкосмешание получается. В одной и той же стране  бытуют  и милорды,  и шевалье с приставкой "де"... :dontknow:

Отредактировано Дилетант (01-11-2019 17:34:25)

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Поверженные в прахе