Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Поверженные в прахе


Поверженные в прахе

Сообщений 111 страница 120 из 123

111

Toron написал(а):

Ждём-с.


Раз такое дело, то я довыкладываю последний кусочек этой главы сегодня, а не завтра, как планировал. Там особого экшена или интриги еще нет, но просто хочется уже закончить:)

0

112

Имя зеленоглазой так и осталось неизвестным.

- Они тоже странные, - Алексей развалился на лавке, оперевшись спиной о стену. В руках – кувшинчик с вином, любезно принесенный дамами, после того как все закончилось. – Девчонки, я имею в виду.

- Почему? – удивился Иван, глядя на девиц, которые безо всякого стеснения сидели обнаженными на кровати и с интересом слушали незнакомую речь – друзья говорили на русском. – Раскованные, веселые, общительные, больше похожи на наших… Современниц, что ли? Не удивительно, что мужиков так и тянет сюда!

- Только веселье это с каким-то надрывом, словно из последних сил, - Алексей сделал большой глоток и передал кувшин товарищу. - Знаешь, как румянец и блеск в глазах у больного туберкулезом.

Поднявшись, он подошел к окну, прикрытому ставнем, из которого так и торчали два болта - почему-то никто не потрудился их достать. Алексей потрогал жесткое оперение одного из них и, крепко ухватившись, принялся раскачивать древко из стороны в сторону. Но безрезультатно – заполучить трофей не удалось.

- А что тут удивительного? – сидевший на стуле Иван, закинул ногу на табурет. – Жизнь у них не сахар! Осуждение и порицание со всех сторон, религия, опять же, подобного не одобряет… Но при этом многие сюда ходят и пользуются, так сказать, услугами. От такого диссонанса нетрудно надорваться! Да и шансов вырваться отсюда практически нет. И прикинуться на время приличной женщиной не выйдет – тут все про всех всё знают!

- Это да. Большая деревня, а не город… Ты, я смотрю, окончательно ожил? А то ходил после вчерашнего, как пришибленный! Страшно было?

- Не знаю, - честно ответил Иван и потер переносицу, - правда, не знаю. Было… Непонятно. Вроде не страшно, но когда Рыжий сучил ногами по полу… Жутко как-то стало, словно это я сам с дырой в животе лежу. Странные ощущения.

- А я не понял, как Ахты умер, - заговорил Алексей. – И как зовут его узнал только потом. Даже по именам еще всех запомнить не получилось… Вот какой-то мужик шел, а вот он упал с болтом в груди, и всё. Ни жалости особенной, если честно, ни страха…

Мужчины замолчали, думая каждый о своем, но надолго погрузиться в размышления не удалось. Зеленоглазая бесшумно подошла к Алексею сзади и, прижавшись грудью к его спине, пробежалась кончиками пальцев по светлым волосам.

- Опять вздумали грустить? – говорила она как-то непривычно, немного проглатывая окончания. – Странные! Кругом вино и женщины, а вы витаете в собственных мыслях!

- Видишь, они тоже считают нас странными, - Алексей, обернувшись, снова обратился к Ивану на русском, но ответа не получил. Время разговоров закончилось.

Когда друзья спустились обратно в общий зал, наступила уже глубокая ночь. Густую тьму разгоняли только светильники, наполненные ароматным маслом. Они мягко освещали сидевших за столом мужчин. Всех, кто еще остался в сознании, а было таковых немного: Уильям Эйлиш, Бочка и Гнида. Остальные спали, кое-как расположившись на лавках, полу или даже в ваннах.

- Садитесь! – приказал господин Эйлиш.

Наши герои поспешили занять место за столом, пытаясь, одновременно, найти хотя бы одну целую кружку на двоих. С трудом, но им это удалось.

- Наливайте! – командир кивнул в сторону большого кувшина, в котором было еще вдоволь вина.

Алексей наполнил емкость до краев и протянул ее Ивану.

- Пейте! – раздалось новое указание.

Иван отпил половину и вернул стакан Алексею. Бочка и Гнида молча наблюдали за происходящим.

- Еще! – очередная команда и вся процедура повторяется по новой.

После четвертого раза, когда в кувшине уже почти не осталось вина, Уильям Эйлиш смерил всех присутствующих внимательным взглядом, а затем, видимо удовлетворившись осмотром, положил голову на стол и заснул.

- Завтра, - вдруг произнес Бочка, разорвав тишину, - поедем к барону… Такой приказ.

- К какому барону? – вино ударило Ивану в голову.

- Д Брэ… Де Будре… - толстяк никак не мог выговорить имя и, попробовав еще несколько раз, стукнул кулаком по столу, просто сказав: - К такому барону!

Иван кивнул, удовлетворившись ответом, но теперь любопытство обуяло Алексея и он поинтересовался:

- Зачем к барону?

Бочка с тоской посмотрел на него и только махнул рукой, не сказав ни слова.

- Оружие повезем, - Гнида говорил так, будто совсем не пил, - на телеге.

- Хотел спросить, - язык заплетался, но разум Алексея почему-то не был затуманен алкоголем. Он посмотрел на перекошенные плечи молодого человека и спросил: -Что с тобой случилось?

- Дыба, - лаконично сообщил паренёк. - Я с юга… Из крепостных.

Однако заметив на лице собеседника непонимание, Гнида добавил:

- Был крестьянский бунт, после которого карали всех без разбора. Мне не повезло.

- А почему Гнида? – Алексей понял, что дальше продолжать расспросы про увечье не стоит.

- Я сюда, в город, прибыл совсем мальчишкой на корабле. Плыли долго, а капитан из трюма никого не выпускал… Когда сошли на берег, весь был в гнидах этих. Вот и прилипло.

С грохотом отодвинув лавку, из-за стола поднялся Бочка, который сорвал со стены ближайшую занавеску и закутавшись в нее, рухнул на пол. Гнида проводил старшего товарища взглядом и тоже встал на ноги.

- Надо спать – завтра в дорогу, - сообщил паренек негромко, а потом, подумав, добавил: - За один день не доберемся.

Так оно и оказалось.

Лошадь прядала ушами в такт поскрипывающим деревянным колёсам и с неохотой тащила заполненную оружием телегу. День близился к своему завершению – солнце почти упало с небосвода и было понятно, что сегодня до замка барона доехать не получится.

Иван и Алексей уже ходили этим маршрутом и не особенно напрягаясь преодолевали необходимое расстояние примерно за половину дня. Лошадка, однако, поторапливаться не желала и не могла, в отличие от людей, обходиться без отдыха.

Смирную и неприхотливую, в общем-то, животину следовало периодически распрягать, поить и обтирать травой. Было в таком неторопливом движении и преимущество – не очень свежие после обильных возлияний люди имели возможность передохнуть, перекусить прихваченными с кухни господина Зиндекина припасами и похмелиться купленным по дороге пивом.

- На ночь остановимся там, - Бочка указал на видневшуюся несколько в стороне от дороги деревеньку.

С десяток деревянных домов расположился вдоль единственной улицы без названия, которая за околицей начинала извиваться змеёй, а после и вовсе распадалась на несколько узких тропинок.

Вдалеке, в полях, виднелись многочисленные хозяйственные постройки и работающие люди. Понукаемые пастухом, к реке на вечерний водопой неторопливо и даже как-то величественно шествовали коровы, вокруг которых деловито носилась небольшая лохматая собачонка.

Приблизившись к первому дому – единственному двухэтажному во всей деревне – отряд столкнулся с невысоким худым мужчиной, который представился старостой.

Вышедший вперед Бочка принял горделивую позу, выпятив немалое брюхо и положив ладонь на рукоять кинжала.

- Хозяин, пустишь на одну ночь? - спросил он.

Староста – седой, со впалыми щеками и набрякшими веками - внимательно оглядел каждого, прищурив глаза. Затем, неспешно подойдя к лошади, ласково похлопал ее по шее и, кажется, даже хотел приподнять губу, чтоб осмотреть зубы. После он дважды обошел вокруг телеги и, закончив, наконец, обследование, встал напротив Бочки, который от нетерпения уже начал переминаться с ноги на ногу.

- Ну так что, пустишь? – повторил вопрос здоровяк.

Пожевав губы еще несколько мгновений, староста пару раз кивнул, а потом вдруг сказал:

- Нет.

Такого ответа Бочка не ожидал. Жители окрестных деревень с удовольствием принимали на постой путников, ведь звонкая монета никогда не бывает лишней - с ними селяне всегда испытывают трудности. Мяса, овощей и другой снеди имелось в избытке, а вот деньги из земли не растут и по полям не скачут. Выгодно же продать излишки получалось далеко не всегда.

- Как нет? – от удивления растерялся Бочка.

- А так – нет и все, - повторил старикан и собрался уже скрыться в доме.

- Подождите, уважаемый! – окликнул старосту Алексей. – Мы заплатим за постой!

- Да уж, конечно, заплатите, - потряс седой головой мужчина. – Только все равно не пущу!

- Почему? – поинтересовался Иван. – Из вредности что ли? Мы тогда у деревни вашей заночуем и песни у костра всю ночь орать будем!

Деревенский голова глянул на Ивана и снова, пожевав для порядка губы, выдохнул:

- Да какая тут вредность? – пожилой мужчина опустил плечи и стал как будто еще ниже. – Не могу я вас принять…

- В чем дело-то? – Бочка не выдержал и повысил голос. – Рожей не вышли?

Староста глубоко вздохнул и, прикрыв глаза, негромко произнес:

- Вомпер у нас завелся, братцы. Такие дела.

Отредактировано U309-rabbit (05-12-2019 18:50:36)

+3

113

U309-rabbit написал(а):

Поднявшись, он подошел к окну, прикрытому ставнем, из которого так и торчали два болта - почему-то никто не потрудился их достать. Алексей потрогал жесткое оперение одного из них и, крепко ухватившись, принялся раскачивать древко из стороны в сторону. Но безрезультатно – заполучить трофей не удалось.

Древко с наконечником связывалось слабо, чтобы вытащить из раны стрелу было сложнее.
Так что "трофей" в виде древка он получил бы легко.

U309-rabbit написал(а):

Бочка вышел вперед и, положив ладонь на рукоять кинжала, спросил:
- Хозяин, пустишь на одну ночь?

Логику не понял. Ниже сообщается что жители деревни охотно пускали на постой за деньги, и что Бочка оказался удивлён отказом. Но если он собирался заплатить, на кой чёрт ему класть руку на нож?

P.S. Да, вечерняя интрига удалась :)

Удалено нарушение п.6.8 Правил. Решение о наказании последует позднее

Отредактировано Злобный смотритель форума (05-12-2019 21:08:49)

0

114

Toron написал(а):

Древко с наконечником связывалось слабо, чтобы вытащить из раны стрелу было сложнее


Про лучные стрелы знаю, что так и было. А вот про арбалетные у меня откуда то в голове есть, что к позднему средневековью почти все наконечники становятся втульчатыми и крепятся дополнительно к древку. Я это связывал со все более усиливающимся плечами. Откуда это взял, вообще не помню. Но почему-то такое ощущение, что на фотке найденных арбалетных наконечников видел отверстия под крепления. Однако беглый поиск результатов пока не дал...

Toron написал(а):

Логику не понял.


Дело в том, что я недооценил имеющуюся у этого выражения "положить ладонь на рукоять" негативную коннотацию. Имелось в виду, что жест этот не с целью прямой угрозы совершен, а носит демонстративный характер. Бочка показывает, что ножу него на поясе не просто так, а проще говоря выпендривается. Сейчас чуть-чуть поправлю.

Вышедший вперед Бочка принял горделивую позу, выпятив немалое брюхо и положив ладонь на рукоять кинжала.

- Хозяин, пустишь на одну ночь? - спросил он.


Toron написал(а):

P.S. Да, вечерняя интрига удалась


Надеюсь ее развитие не разочарует!

Toron написал(а):

Вы можете попутно выкладывать своё произведение на литфоруме


Спасибо! Погляжу, что там и как :)

0

115

Toron
Бан до 10.12.2019 за нарушение требований пункта 6.8 Правил форума.

6.8. Запрещено размещать на форуме явные или скрытые рекламные сообщения (в том числе в подписи и аватаре) без предварительного согласования с администрацией. Это относится к рекламе Интернет-сайтов, товаров, услуг и всего прочего, а также к любым формам религиозной, политической и иной агитации. К ссылкам на ресурсы, в которых требуется регистрация для просмотра, необходимо добавлять об этом информацию.

И ещё...

U309-rabbit написал(а):

...Погляжу, что там и как...

U309-rabbit
Не все советы одинаково полезны...

Отредактировано Злобный смотритель форума (06-12-2019 00:16:05)

0

116

Глава 10
В которой герои борются с нечистью, слышат то, чего не ожидали, оказываются там, где нужно, но совершают непоправимое.

- С чего вы так решили? – прагматично поинтересовался у старосты Алексей.

- Да уж не без причины! – ответил мужичок, нахмурив брови. – Сегодня ночью он – падлюка – двух коров мне угробил. Того и гляди, за людей примется.

- Тогда мы в поле точно ночевать не будем, - услышав про вампира, Бочка струхнул, но виду старался не подавать. – Хочешь – не хочешь, заночуем у тебя! Ты староста, а значит ближе всех к Богу…

И Терек, и Гнида, стоявшие за спиной своего командира, щурились, настороженно осматриваясь по сторонам, словно ждали, что вампир решит напасть на них прямо сейчас, не дожидаясь ночи. Ни малейшего сомнения в реальности этого существа бойцы не выказывали.

- А ну как вомпер среди твоих людей прячется? – попытался возразить староста.

- Ты в себя-то приди, - вступил в беседу Гнида, - мы все этой ночью в городе были!

- Ну мало ли… - не унимался старикан, но было заметно, что возражает он больше для проформы. – Вомперы - они ведь хитрые!

За то время, что Алексей и Иван жили на хуторе Витвофа, им неоднократно приходилось сталкиваться с различными упоминаниями о нечистой силе. Лешие, водяные, упыри, волколаки и многие другие, казалось, были заурядными обитателями здешних мест. Считалось, что некоторые из них глубоко враждебны людям, некоторые безразличны, а некоторые, хоть и причиняли вред, но делали это не со зла. Любой из местных жителей мог рассказать с десяток историй о проявлениях сверхъестественного.

Утонул пьянчуга, решивший ночью искупаться в осенней реке? Ясное дело – русалка затянула на дно.

Останки овечки, отбившейся от стада, были найдены в лесу? Все понятно – это завистник из соседней деревни обернулся волком и погубил несчастную.

В городе жила своя нечисть: домовые, которых хозяйки задабривали молоком, и те же вампиры, ввозимые, по мнению местных, в город купцами с юга. Зачем южане так поступают оставалось загадкой – надо полагать, занимались они этим просто из вредности.

Разумеется, наши герои, испорченные обязательным образованием, в подобные россказни верить быстро перестали, хотя поначалу отнеслись к ним достаточно серьёзно. Однако время шло, убедительных подтверждений существования нечистой силы не находилось, а разговоры так и оставались разговорами. В конце концов, друзья перестали обращать на них внимание, списывая на проявление религиозно-магического сознания.

- Ладно, - староста махнул рукой, соглашаясь приютить гостей, - конюшня за домом. Телегу можете оставить там же.

Дом старосты, как уже упоминалось, единственный в два этажа во всей деревне, хотя и сделанный из дерева, выглядел богато – стены, сложенные из ровных бревен, были украшены искусной резьбой. Различные животные и растения, изображенные неизвестным мастером, смотрелись на потемневшем дереве удивительно органично.

- Винтажненько, - громко сообщил Иван, проведя рукой по стене. Олень, раскинувший ветвистые рога на одном из бревен, казалось, сейчас убежит, потревоженный прикосновением.

Свинья, которая лежала неподалеку - прямо на дороге, в пыли, протяжно вздохнула, будто была недовольна этим заявлением. С трудом поднявшись, она неодобрительно покосилась на говорившего и что-то с осуждением хрюкнув, направилась по своим делам.

Терек и Гнида повели лошадь куда-то за дом – уставшее животное следовало распрячь, почистить, а чуть позже и напоить-накормить. Бочка продолжал о чем-то беседовать со старостой, а в деревню, тем временем, потихоньку стекались местные обитатели, завершившие трудовой день. Люди настороженно, но без страха, глядели на командира маленького отряда, кланялись с почтением старосте и разбредались по своим домам, окрашенным теплым багровым светом заходящего солнца.

- Я буду у конюшни охранять телегу и лошадь, - сообщил всем Бочка, которому хозяин выдал кувшин с пивом, кусок кровяной колбасы и хлеб. – И вы, по двое, со мной будете. Первую половину ночи Черный с Белым, а вторую – Терек и Гнида.

Последние, наскоро перекусив, направились в дом, где староста выделил небольшую комнатку для отдыха и пару соломенных тюфяков. Друзья же, вместе с командиром, пошли к конюшне - или скорее обычному навесу – в которой грустила одинокая лошадка. Животное периодически трясло головой, пытаясь отогнать слетевшихся со всей округи комаров. Телега, накрытая темной мешковиной, стояла рядом.

- Доставайте-ка арбалеты, братцы, - скомандовал Бочка, и наши герои вытащили из повозки указанное оружие да один колчан с болтами. – А то и вправду тварюга заявится…

- Думаешь, тут действительно завелся вампир? – поинтересовался Алексей, усаживаясь на одну из деревянных колод, которые использовались для рубки дров. Арбалет он взводить не стал, а просто положил на колени. Иван последовал его примеру.

- Староста в этом уверен, - здоровяк оглядел колоды, которые оказались маловаты для его внушительного седалища.

Деревенские не огораживали свои жилища заборами, и поэтому Бочка, перемахнув через невысокую оградку палисадника, приткнувшегося к соседнему дому, скрылся на несколько мгновений в основательно сгустившихся сумерках. Вернулся он с трудом волоча внушительную вязанку соломы, на которой с удобством и разместился.

- А ты сам-то веришь в вампиров? – спросил Иван у командира, после того как тот уселся.

- Ха, а то как же? – Бочка разделил колбасу и хлеб на три равные части. – На улице, где я рос, кровопийца чуть не на смерть загрыз мастера-кузнеца!

- В Шапендорпе? – уточнил Алексей, получив причитающуюся ему долю.

- Нет, это было в Гинте, - толстяк ухмыльнулся, - я там родился и полжизни прожил…

- Далеко отсюда? – спросил Иван.

- Пешком - дня три-четыре.

- В какую сторону?

- Если мы дальше вдоль реки двинемся, то сначала пройдем земли барона, а потом, через сутки – двое, окажемся уже в графских владениях, - Бочка сделал солидный глоток и протянул кувшин Алексею. – Если же мы сразу после этого на север свернем и будем еще два дня идти, то как раз к Гинту-то и выйдем. Тоже на берегу стоит, но не такой большой как Шапендорп будет, - здоровяк на мгновенье задумался. – Да сильно поменьше он, чего уж там!

- А как ты на службе господина Зиндекина оказался? – на это раз полюбопытствовать решил Алексей. – Если не секрет.

- Да какой там секрет! – Бочка поморщился. – Погнали меня из города и запретили подходить к нему ближе, чем на половину дневного перехода. А господин Зиндекин с господином Эйлишем тогда, как раз, в Гинт по торговым делам ездили. Ну и подобрали они меня на обратной дороге…

- А за что выгнали?

- Так за драку… - здоровяк вздохнул и покачал головой. – Повздорил в таверне с одним из приезжих купчишек. Ох и пиво там было! Со всей округи люди съезжались, чтоб его попробовать… Нигде больше - а я поездил с господином Эйлишем по городам - такого пива не встречал!

- И что? За обычный мордобой выгнали? – удивился Иван.

- Так прибил я того несчастного ненароком, - уточнил Бочка и напряг отставленную в сторону руку, отчего широкие рукава затрещали. – Мне же в учениках у кузнеца ходить довелось, молотом работал… В цех меня должны были скоро принять, но не сложилось!

- А ноздри за что рвали? – Алексей указал на белесые шрамы, украшавшие нос толстяка.

- Так пояс у этого купчишки был очень необычный, украшенный чеканными пластинами. На них символы специальные - такие южане на своих вещах оставляют, - на небе появились звезды и Бочка ненадолго уставился на них, а затем решил уточнить: - Да не те южане, что из вольных городов, откуда Гнида убег, а те, которые с далекого юга – из-за Теплого моря! Вот я, спьяну, поясок-то с покойника и снял, чтоб мастеру показать… За это мне ноздри попортили.

Лунный свет, падавший до того на собеседников и худо-бедно освещавший округу, пропал, сменившись практически непроглядной тьмой. Тучи заволокли бледный диск, оставив гореть только неяркие звезды.

Ветерок, сначала почти незаметный, принялся с усердием шуметь травой и биться о стены и крыши домов, наполняя ночь неприятными шорохами. С каждой секундой все более порывистый, стихая на короткий миг, он приносил с собой мертвую, почти гробовую, тишину.

Алексей не верил в существование вампиров, но отчего-то по коже поползли мелкие противные мурашки. Со стороны поля, которое начиналось прямо за конюшней, донёсся странный звук, словно кто-то задел когтем маленький камешек. Судя по всему, услышал его не один Алексей, потому как Иван вдруг поднялся и начал пристально вглядываться в темноту. Следом на ногах оказался и Бочка.

Все трое, замерев, напряженно вслушивались, стараясь ничего не упустить. И когда уже стало казаться, что во всем виновато разыгравшееся воображение, непонятный звук повторился вновь.

- Белый, заряжай арбалет, - тихонько, едва разжимая губы, прошептал Бочка. – И ты тоже, Черный.

Скрежет, с которым козья нога – специальный рычаг для натяжения тетивы – взводила арбалет, захолодил нутро Алексея. Сердце, казалось, увеличилось в несколько раз и со всей силы начало изнутри стучать о грудную клетку.

- Если появится паскуда эта, слушать его не вздумайте! – здоровяк тоже испугался – Говорят, он словами заворожить может!

Иван, не опуская оружия, попеременно вытер вспотевшие руки и тихо произнес дрожащим голосом:

- Звук идет из-за конюшни. Смотреть пойдем?

Ответить никто не успел, потому как существо, таившееся в поле, словно разобрав человеческую речь, перестало скрываться и с шелестом приминая траву, направилось к людям.

- Готовьтесь, - не сказал, а скорее выдохнул командир, державший в одной руке кинжал, а в другой – связку соломы, которую намеревался метнуть во врага. – Не дайте ему убить лошадь.

Словно сама ночь была на стороне наших героев, когда до приближения неизвестной твари оставалось всего несколько мгновений, тучи разошлись и луна вновь залила все вокруг мягким светом.

Три напряженные фигуры замерли у телеги, прикрывавшей их спины. Выставив перед собой оружие, они во все глаза глядели туда, откуда вот-вот должно было явиться нечто. И оно явилось.

Поскрябывая о землю длинными когтями, из травы вылез пожилой, хорошо поживший пёс. Невысокий – дай бог по колено – со свалявшейся на боках желтой шерстью, он повел носом и уставился на людей печальными глазами. Не отводя взгляда, шевельнул длинными ушами, а после, зевнув во всю пасть, завалился там, где стоял.

- Тьфу ты, зараза, - Бочка бросил солому на землю и убрал кинжал. – Напугал, скотина старая!

Алексей со вздохом опустился на колоду, а Иван бросил собаке остаток колбасы, которую та за мгновенье проглотила. Больше происшествий за ночь не было.

Первые солнечные лучи отряд встретил уже почти готовым к походу. Лошадь, отдохнувшая за ночь, была вновь запряжена в телегу. Люди же, проверив подковы и колёса, ожидали появления старосты. Деревенские, привычные к ранним подъемам, уже вовсю трудились: женщины разогревали припасенную с вечера еду, а мужчины занимались домашним скотом. Только дети, насупленные и серьезные, нестройной вереницей следовали за немолодым высоким мужчиной, неторопливо шествовавшим по единственной улице. Одет он был в простой черный кафтан, изрядно выгоревший на солнце, и такие же штаны, подвязанные из-за чрезмерной длины под коленями. Голову венчала потрепанная соломенная шляпа с широкими полями, скрывавшими лицо в тени.

- Дядька Сконе, расскажи сказку, а? – канючила ребятня на все лады. – Ну чего тебе стоит, а?

- А ну цыц, огольцы! – рявкнул на детвору староста, как раз вышедший из дома. – Приветствую тебя! – поклонился он подошедшему.

- Здрав будь! - незнакомец склонился в ответном поклоне, а затем, распрямившись, обернулся к детям, замершим на дороге: - После полудня, когда закончу здесь все дела, - произнес он приятным мягким голосом, - поведаю вам историю про говорящего кота!

Удовлетворившись обещанием, детвора разбежалась кто куда, а мужчина в шляпе поклонился также Бочке и всем членам отряда. Здоровяк, ожидавший, когда староста, наконец, выдаст припасов в дорогу, вынужден был ответить на приветствие. Его примеру последовали и остальные бойцы. Один только Гнида кланяться не пожелал и глядел на незнакомца сморщившись так, словно хотел сплюнуть.

- Ты чего? – поинтересовался у него Алексей, но паренек только повёл задранным кверху плечом и ничего не ответил.

- Сконе, позволь я закончу с гостями, и мы отправимся в коровник, - староста говорил очень уважительно, с почтением. Обернувшись к Бочке, он добавил уже обычным тоном: - За постой с тебя два пенса, достопочтенный!

- За постой? – здоровяк, кажется, хотел расхохотаться в лицо хозяина. – Пару вонючих тюфяков и клочок сена для лошади ты называешь постоем? Половину пенса – это всё, что я могу тебе дать!

- А еда? А пиво? – староста всплеснул руками. – Про них-то ты забыл?

- А вампир? – командир упер кулаки в бока и как скала навис над невысоким мужичком. – Чуть не загрыз нас по темноте! Это, по-твоему, ничего не стоит?

- Так сами напросились ночевать, - старикан Бочку нисколько не испугался, - а я вас отговаривал!..

Солнце с каждым мгновением набирало силу и вот уже лошадь, утомленная ожиданием и слепнями, принялась остервенело махать хвостом и нетерпеливо бить копытом.

- Мне кажется, им просто нравится торговаться, - негромко пробормотал Иван прямо перед тем, как спор окончился.

Бочка отдал старосте один полновесный пенс и еще какой-то огрызок монеты, который и названия-то не имел. Обе стороны, однако, остались довольны сделкой.

- Может останетесь? – неожиданно спросил староста. – Подсобите вомпера изловить!

- Ты видишь у кого-то из нас пламенеющий меч? – удивился такому предложению толстяк. – Или повязку на глазах и залитые воском уши?

Староста только усмехнулся в ответ, понимая, что желающих связаться с нечистой силой найти непросто, как вдруг раздался приятный голос Сконе:

- Это заблуждение, друг мой, - мужчина обращался к Бочке, - братья-септимы, на которых ты намекаешь, вовсе не заливают уши воском и не носят повязки на глазах. Да и оружие они используют разное, любое – какое придется!

- Я слышал, - возразил ему тот, - повязка нужна, чтоб нечисть не могла навести морок, а воск - не позволяет проклятым голосам их зачаровать…

- И как же они сражаются? Слепые и глухие? – поинтересовался с улыбкой Сконе, но не было в ней ехидства или издевки, а только мягкая доброжелательность.

- Не знаю, - озадачился командир отряда, - говорят, что вера ведет их! Сам-то я никого из ордена никогда и не видел.

Лошадь, вконец притомившаяся на жаре, протяжно заржала и замотала головой из стороны в сторону, положив тем самым конец разговору. Бочка погрузил на телегу полученную провизию и приказал еще раз проверить все перед выездом. А староста отправился вместе со Сконе к большому строению – видимо, коровнику - располагавшемся слева, почти у самой дороги.

Уже перед отправкой, на глаза нашим героям попался ночной визитер, что напугал их накануне. Всё такой же неторопливый, он вышел прямо на середину улицы и пристально оглядел беспокоящуюся лошадь, телегу и людей. Затем негромким рыком согнал примостившуюся в пыли у обочины свинью и, облизнувшись, улегся на ее место, выставив вперед лапы. Пёс величественно наблюдал за тем, как отряд покидает деревню и даже негромко гавкнул на прощание – наверное, поблагодарил за колбасу.

- Кто такие братья-септимы? – спросил Иван у Гниды, с которым шел по одной стороне от телеги. Бочка с Алексеем шли по другой, а Терек вел лошадь под уздцы.

- Охотники на нечисть. И не только, - нахмурившись ответил Гнида, когда процессия проследовала мимо коровника, где уже стояли староста и Сконе. Последний ходил рядом и совершал какой-то ритуал – двигал руками и что-то говорил.

- Сталкивался с ними? – Иван заметил, что паренек явно не питает симпатий к этим людям.

- Да уж было дело, - ответил тот и вновь замолчал, не желая, видимо, вдаваться в подробности.

- Бочка, - вдруг громко сказал Алексей, который прислушивался к разговору, не прекращая при этом наблюдать за манипуляциями Сконе, - мы с Черным отойдем? Ненадолго! Не ждите нас – догоним!

- Так уж подождем, - недовольно ответил командир, - идите!

Алексей сделал Ивану знак следовать за ним и торопливо направился в сторону коровника, от которого они успели удалиться на небольшое расстояние.

- Лёха, что случилось-то? – забеспокоился Иван и потянул руку к кинжалу, болтавшемуся на поясе. Роль пояса, к слову, играла обычная веревка.

- Смотри и слушай! – до цели оставалось несколько метров, и Алексей жестом показал, что оружие не понадобится.

- Ну и чего? – после нескольких секунд наблюдения произнес Иван. – Ходит, крестится, бормочет что-то…

Алексей продолжал пристально смотреть на товарища, ожидая, пока тот сообразит в чем же дело.

- Крестится… - медленно выдавил Иван, снова посмотрев на Сконе.

- А что говорит, не слышишь?

- Слышу, но не могу разобрать… - Ваня наморщил лоб, но через мгновенье принялся как-то истерично подхихикивать.

Мужчина, известный по имени Сконе, одетый в выцветшую от стирок и солнца одежду, вышагивал рядом с коровником. Периодически осеняя себя крестным знамением, он приговаривал на очень плохом русском языке:

- Вот что крест животворящий делает!

Отредактировано U309-rabbit (19-12-2019 05:25:40)

0

117

U309-rabbit написал(а):

Мужчина, одетый в выцветшую от стирок и солнца одежду, известный по имени Сконе, вышагивал рядом с коровником.

Думаю, лучше несколько изменить фразу:
Мужчина,  известный по имени Сконе, одетый в выцветшую от стирок и солнца одежду, вышагивал рядом с коровником.

+1

118

Кадфаэль

Спасибо, Вы правы! Поправил.

+1

119

- Вот что крест животворящий делает!

Староста, заприметивший подошедших, сделал несколько шагов навстречу Ивану и Алексею и сказал:

- Вот здеся вомпер коров-то и кончил, - мужичок рукой указал на довольно большое строение из кривоватых досок. – Тут всей деревни скотина стоит, а он на моих только покусился…

- А что вы сейчас делаете? – спросил Иван.

- Так Сконе скверну снимает… После нечестивца-то проклятого, там жуть что творится! Гляньте потом, если хотите.

- А он священник? – Алексей указал на Сконе, который так и продолжал креститься, одновременно цитируя классику советского кинематографа.

- Да нет у нас своего прихода, - ответил староста со вздохом. – Ближайший священник – отец Ярон, но его разве дождешься? Лучше всего, кабы барон, как владелец этих земель, против скверны выступил, да недосуг ему с нами разбираться…

- Ну так, а Сконе этот, кто такой? – с нетерпением и достаточно громко воскликнул Иван.

- Я просто добрый человек, друг мой, - ответил сам мужчина в черном, уже закончивший ритуал. – Добрый человек, который немного сведущ в нечистой силе.

- Скажите, - Алексей обратился к доброму человеку, - что это за… Ритуал? Какое-то заклинание?

- Господь с тобой! – Сконе, кажется, поперхнулся. – Я что же колдун, по-твоему? – и не дожидаясь ответа, продолжил: - Это молитва, которой меня научил один знакомец много лет тому назад.

- Он здесь? – одновременно выкрикнули Иван с Алексеем. Оба были сильно взволнованы.

- Нет, друзья мои, это было в иных краях…

- Вы можете рассказать нам об этом человеке? – Алексей первый взял себя в руки.

Сконе уставился на наших героев, нахмурил лоб и закусил губу. Покачивая головой, он словно вел внутренний диалог, пытаясь разрешить какую-то дилемму.

- Вижу, что судьба моего знакомца вас очень заинтересовала, не знаю уж почему, - наконец произнес мужчина. – Сначала я хотел просить о помощи в борьбе с вампиром в обмен на интересующие вас сведения, но, поразмыслив, понял, что это неправильно. Нельзя принуждать людей, пусть даже и к хорошим поступкам. Таких принципов мы придерживаемся.

- Кто «мы»? – тут же уточнил любопытный Иван.

- Добрые люди, - Сконе бросил на вопрошающего короткий взгляд, в котором читалось легкое недоумение. – Не слышали о нас?

- Так значит вы расскажете нам об этом человеке? – Алексей не дал разговору уйти в сторону и вернулся к интересующей теме.

- Расскажу, обещаю! – собеседник приложил руки ко лбу, рту и груди. – Но не сейчас. Все-таки вампир важнее, и я должен заняться им. Приходите через несколько дней и если буду жив, то все вам поведаю.

Иван и Алексей переглянулись. Бочка, которому надоело ждать, окрикнул наших героев и попросил поторопиться. Быстро посовещавшись, друзья вновь обратились к старосте, всем своим видом демонтирующему, что на пустые разговоры не осталось времени.

- Значит, эта деревня принадлежит барону де Бурде? – спросил Алексей.

- Ему самому, - подтвердил староста, - а что?

- Мы идем в его замок, - пояснил Алексей, - если получится, то сегодня вечером вернемся, чтоб помочь вам. Если же нет, тогда придем через несколько дней.

- Помощи будем рады, - с воодушевлением произнес деревенский голова, а Сконе только кивнул и улыбнулся.

Наши герои попрощались с собеседниками и вернулись к телеге, где их недовольным взглядом встретил Бочка. Командир отряда, впрочем, ничего не сказал и повозка, вместе с сопровождающими, неторопливо покатилась в сторону баронского замка.

Через несколько часов, когда дорога стала изгибаться, пытаясь обогнуть небольшой лесок, стали слышны стук копыт и лошадиное ржание. Преодолев поворот, наши герои увидели в нескольких сотнях метров от дороги, на небольшой поляне, пару десятков всадников в доспехах. Шлемы, латные наручи и поножи нестерпимо блестели на солнце, разбрасывая на окружающие деревья подвижные пятна света.

Вооруженные длинными копьями, задранными кверху, они то съезжались в несколько ровных рядов, то, пуская коней в галоп, быстро, но очень недолго мчались в одну сторону. Судя по всему, воины пытались сохранить равнение, однако удавалась им это только в самом начале скачки. Буквально через несколько десятков метров, ровные ряды начинали растягиваться и строй ломался.

Хотя до наездников было достаточно далеко, когда они слитно бросали коней вскачь, Алексею казалось, что земля начинает легонько дрожать. Наверное, это был самообман.

Ближе к полудню взору явилась уже знакомая друзьям деревня у холма, на котором и стоял замок барона де Бурде. С момента их визита сюда прошло совсем немного времени, так что ничего в округе не изменилось – все те же домики, все та же дорожка, взбирающаяся по холму, все та же пыль.

Поселение было довольно крупным – жило здесь не меньше сотни человек. Покосившиеся деревянные домишки перемежались добротными каменными жилищами, а некоторые из кривых и коротких улочек были даже вымощены потемневшими от влаги досками.

На окраине дымила черным дымом небольшая кузница, из которой доносились звонкие удары молота и слышались громкие выдохи работников. На земле сидел крепкий мальчуган лет четырех-пяти, который стучал небольшой палкой по камню, изображая, по всей видимости, работу молотобойца. Отвлекшись на мгновение, ребенок с недоверием оглядел телегу и сопровождающих ее людей.

- Ездят тута всякие, - недовольно и едва различимо пробормотал он, с трудом выговаривая слова, которые, похоже, частенько слышал от старших. - Тащат, что плохо лежит. Хоть кузницу закрывай.

В единственном трактире отряд ненадолго остановился, чтоб выпить холодного – прямиком из подвала – пива. Но уже через полчаса, сопровождаемая лаем собак и воплями ребятни, телега оказалась у ворот замка, где и была встречена несколькими бойцами.

Первым стоял знакомый нашим героям Верт, известный, по прошлому посещению, своим гостеприимством. Облаченный в стеганный акетон тёмно-серого цвета он хмуро глядел на мир из-под стальных полей шлема. За его спиной стояли двое воинов с копьями и щитами. Сам Верт никакого оружия, кроме длинного кинжала, не имел. Заложив руки за пояс, он сделал несколько шагов навстречу Бочке, который также вышел вперед, выставив, словно таран, огромное пузо.

- Чё приперлись? – недружелюбно прохрипел Верт. – Чё привезли?

- А голосок-то у тебя все такой же чарующий, а? – громогласно заявил Бочка. – Где господин Гастон?

Верт смерил здоровяка долгим взглядом.

- Не твое собачье дело, Бочка, - сообщил он в ответ, но, впрочем, сразу же добавил: - Господа изволят к ратным подвигам готовиться…

- Так чего, ни господина Гастона, ни господина барона в замке нету, что ли? – разочарованно выдохнул толстяк.

- Сейчас нет, к вечеру только будут, не раньше, - подтвердил догадку Верт. – К хозяину евоные вассалы прибыли. Вот они теперь спозаранку и до вечера по полям скачут, манёвр отрабатывают.

Бочка понимающе покивал головой. 

- Видели мы их! - важно сообщил здоровяк. - Много вассалов-то прибыло?

- Так у нашего господина таковых, почитай, всего четверо! – усмехнувшись, ответил человек барона. – Вот все и приехали, кроме одного… Да и своих людей привести не забыли. Спорят о чем-то постоянно, орут! Так что теперь вечерами тут не протолкнуться.

Верт стащил с головы шлем, затем стянул небольшую войлочную шапочку темную от пота и продемонстрировал редкие волосёнки, свисавшие словно сосульки. Прикрыв глаза, он несколько мгновений наслаждался легким ветерком, налетевшим со стороны реки как будто по заказу.

- Теперь и вы здесь ошиваться будете… - меланхолично произнес он так и не открыв глаз.

- Получается так, - согласился с ним Бочка. – До завтра мы здесь точно задержимся, раз господин барон только вечером вернуться изволит. А может и подольше останемся, кто знает? У нас ведь еще и письмо имеется…

С этими словами командир небольшого отряда похлопал себя по поясу, где в аккуратном деревянном футляре, обтянутом тонкой кожей, лежало послание Нивелера Зиндекина к барону де Бурде.

- Ночлег ищите в деревне, - Верт наконец-то открыл глаза, - в замке места нет… Здесь же еще и госпожа графиня!

Последние слова воин сопроводил плевком себе под ноги. Графиню местные обитатели, судя по всему, не очень-то жаловали.

- И как она? – неожиданно в разговор вклинился Алексей.

Верт хмуро оглядел нашего героя с ног до головы. Поразмыслив некоторое время о том, стоит ли отвечать, он все-таки сообщил:

- Кто? Графиня-то? Да все с ней прекрасно - схуднула только немного. А коли бы не артачилась и ответила на ухаживания хозяина, глядишь, может и прибавилось у нее чего! – скрипуче засмеявшись, он похлопал себя по животу.

- Заночуем тогда в деревне, - Бочка недовольный тем, что Алексей влез в разговор, кивком приказал ему отойти обратно к телеге. – А сейчас-то ты нас в замок пустишь?

- Не пущу, пока господин барон не вернется, а значит, убирайте повозку в сторону и можете лошадку распрягать – ждать придется до вечера! – ответил отказом Верт, а после добавил: - Что привезли-то?

- Так броню, оружие, стрел еще. Много всего! – здоровяк приказал Тереку отогнать телегу в сторону. - А тебя-то чего господин барон с собой не взял? На войну, поди, тоже не поедешь?

- Я с пятёркой бойцов останусь замок оборонять, - кисло ответил Верт. – Так что вся добыча мимо меня, считай, пройдет!

Бочка улыбнулся, продемонстрировав крепкие зубы, и отошел от ворот, к повозке. Лошадка, которую Терек освободил от ноши, спустилась к подножию холма, где виднелись следы неоконченного крепостного рва. То ли для завершения не хватило средств, то ли в дополнительном укреплении просто отпала необходимость, но, заброшенный когда-то на середине строительства, сейчас он являл собой неглубокую канаву, заросшую травой.

- Бочка, мы с Черным хотели бы вернуться в деревню, - Алексей обратился к командиру, - отпустишь нас?

- А я бы хотел вернуться в бордель, - как обычно громогласно загоготал толстяк, - но вместо этого должен сидеть на солнцепеке…

Отсмеявшись, он все-таки решил уточнить:

- Зачем вам в деревню-то надо? Неужто баб там нашли?

Услышав про баб, из-под телеги высунул голову Терек, который прятался там от зноя и, казалось, уже спал.

- Да когда бы они успели?

- Поди решили помочь старосте вампира изловить? – предположил Гнида, сидевший опершись спиной о колесо. – Если так - трясите с него серебро, а то деревенские всегда норовят рассчитаться жратвой вместо монет.

- Может мы забесплатно помочь решили? – Иван, согнувшись в три погибели, пытался укрыться от солнца в тени, которую отбрасывала небольшая повозка. – Может мы добрыми людьми хотим стать наконец…

Услышав это, Гнида нахмурился.

- Что, Сконе успел вам голову задурить? – поинтересовался молодой человек. 

- А чем он тебе так не понравился? – спросил Алексей, припомнив, как отреагировал Гнида на приветствие этого самого Сконе в деревне.

- Я же с юга, - вновь, как во время разговора в бане, ответил Гнида и замолчал.

Надо думать, что этот ответ должен был многое объяснить, но ни Иван, ни Алексей ничего о событиях на юге не знали. За прошедшее время друзьям худо-бедно удалось освоиться в городе и его окрестностях, познакомиться с многочисленной религиозной литературой, но вот о событиях в большом мире им было практически ничего не известно.

- Крестьянский бунт, дыба, я помню, - Алексей оперся о телегу. – Но со Сконе-то, что не так?

- Он же из фелеситов! – воскликнул паренёк, раздражённый непониманием.

Иван, который слушал с интересом, не выдержал.

- Гнида, расскажи уже по-человечески! Мы ничего про фелеситов не знаем. У нас, за горами, - он махнул рукой туда, где по его представлению должны были быть горы, - никто про них не слышал. И что на юге было, мы тоже не знаем!

Молодой человек с трудом поднялся с земли и принялся ходить вперед-назад, приговаривая:

- Фелеситов этих на юге много было раньше. Да не в вольных городах они сидели, а с крестьянами крепостными жили, да веру свою им проповедовали.

- Погоди, - перебил Иван, - если города вольные, то почему крестьяне крепостные?

- Вольные они, потому что никакого короля над ними нету и власти никакой, - пояснил Гнида. – Ну а земля, которая у городов, принадлежит богатым горожанам, а они, значит, крестьян на ней держат и три шкуры с них дерут. Чего содрать выходит, то через Теплое море продают и еще богаче становятся…

- А чем вера фелеситов от нашей отличается? – продолжил любопытствовать Иван.

- Это вы у Сконе спросите лучше, я мал был тогда и не помню уже, - Гнида остановился и перевел дыхание. – Но Бога и Ясесса они тоже чтят.

- А с кем…

Однако задать очередной вопрос Ивану не позволил Алексей, дёрнув того за рукав.

- Дай человеку спокойно рассказать! – попросил он.

- Ну вот добрые люди крестьянам головы-то и заморочили! Дескать не по-божески это – богатства копить за счет других, - Гнида вновь принялся ходить. - И бунт начался, который все вольные города совместно стали давить… А ведь между ними никогда единства не было!

- А почему «добрые люди»? – не сдержался и снова перебил Иван.

- Сами себя они так называют: «добрые люди», - пояснил рассказчик, - а некоторых – кто дальше всех по пути добра продвинулся - зовут «чистыми людьми».

Бочка достал из телеги сыр, хлеб и лук, полученные от деревенского старосты, и принялся за трапезу, разложив еду на куске мешковины. Кроме того на свет божий был извлечен и кувшин с пивом, к которому приложился Гнида, чтоб промочить горло.

- А фелеситами их братья-септимы прозвали, которых жители вольных городов пригласили с ересью разобраться… - продолжил молодой человек. – Раньше-то братья только с нечистой силой боролись, пока горожане им серебра не отсыпали!

- Так это септимы тебя так? – прервал рассказчика Бочка, подразумевая увечья, полученные Гнидой.

- Они самые…

- Правду Сконе говорил, что братья повязок не носят и уши воском не заливают? – толстяк попытался отрезать от сыра кусок, но тот обладал поистине каменной твердостью.

- Правду, - подтвердил молодой человек. – И мечей пламенеющих у них нет.

- А мне один из южан рассказывал, - раздался голос Терека из-под повозки, - что повязки и воск им не для битвы с нечистой силой были нужны, а для того, чтоб не видеть мучений и не слышать криков людей, которых они пытали…

Гнида никак на эти слова не отреагировал и только задумчиво глядел, как лошадь, удалившаяся уже на порядочное расстояние, меланхолично жует высушенную солнцем траву.

- Почему ты братьев-септимов не любишь, понятно, - Иван думал, что Гнида продолжит рассказ, но тот молчал. – А фелеситов-то за что?

- За то, что они бросили крестьян! Из-за них восстание началось! Но когда до дела дошло, добрые люди, - молодой человек произнес эти слова с отвращением, - сказали, что не могут сражаться и как бараны пошли под нож…

- Так, а Сконе как тогда выжил? – недоумевал Бочка.

- Не знаю, как ему это удалось, - было заметно, что воспоминания выбили Гниду из колеи, - но из моей семьи спастись смог только я… А ведь нас было шестнадцать человек!

Сплюнув, он махнул рукой и отправился за уходившей все дальше и дальше лошадью.

- Ну так что, Бочка, ты нас отпустишь? – Алексей вернулся к тому, с чего начался разговор.

- Как по мне – делайте что хотите! – командир, наконец, расправился с сыром. – Но у нас есть поручение к господину барону, мы на его земле и надо дождаться, когда он вернется в замок.

Толстяк небрежно счистил шелуху с луковицы и вгрызся в неё так, словно это было яблоко. Луковый сок брызнул во все стороны, распространяя едкий аромат.

- Кроме того, та деревенька, - на глазах Бочки выступили слёзы, - она ведь тоже баронская. Мало ли какие у господина барона планы на вампира, может он сам хочет его прибить?

Отредактировано U309-rabbit (29-12-2019 14:55:03)

+2

120

Процессия, возглавляемая бароном де Бурде, появилась на горизонте тогда, когда солнце уже утратило свой задор и жара начала спадать. Запыленные всадники – было их около тридцати – вереницей двигались к замку. Боевые кони не чета той лошадке, что запрягалась в телегу. Высокие и тяжелые, эти величественные создания грациозно перебирали крепкими ногами. Даже сейчас, уставшие и блестящие от пота, они горделиво несли своих наездников, оставляя на утоптанной земле едва различимые следы подкованных копыт.

Разномастные – гнедые и вороные, серые и пегие – кони иногда негромко ржали, будто переговариваясь.

Верт и двое других бойцов, завидев приближающихся всадников, споро бросились открывать первые и вторые ворота, между которыми имелось некоторое расстояние.

- Ох, Верт, совсем ты службы не знаешь! - усмехнувшись прокричал Бочка, - Ну как это не господин барон едет? Если враги? А ты, считай, им сам дверь отворил!

- Говори, да не заговаривайся, - Верт, вытянувшись, замер у открытых ворот. – Нешто я хозяина не признаю?

Узнать барона де Бурде действительно не составляло труда. Ехал он впереди всех, сняв шлем и закрепив его у седла. Бородка и усы утратили свой роскошный вид, волосы висели спутанными космами и только нос, неправильный, словно обрубленный, был все так же задран кверху.

Хозяин здешних мест въехал в замок, не остановившись и даже не взглянув ни на телегу, ни на людей, склонившихся около нее в глубоком поклоне.

- И долго нам так стоять? – приветствовать пришлось не только барона, но и всех его спутников, отчего спина у Ивана начала затекать.

- Пока все не проедут, - меланхолично сообщил Гнида, которому подобные упражнения давались тяжелее всего.

Звонкий цокот копыт по каменному двору замка, возвестил, наконец, что все всадники оказались внутри укрепления. Все кроме одного. Воин, замыкавший процессию, легко - будто и не провел весь день в седле - спрыгнул с коня. Бросив поводья Верту и перекинувшись с ним парой фраз, он приблизился к повозке, позвякивая доспехами.

- От Зиндекина? – спросил подошедший, которым оказался Гастон – ближайший помощник барона де Бурде.

- Всё так, господин, - Бочка осторожно распрямился. Его примеру последовали и остальные.

Господин Гастон, пропахший лошадиным потом и железом, заглянул в телегу и быстро осмотрел ее содержимое.

- Что-то ещё? – солнце, стремящееся спрятаться за горизонтом, отражалось в блестящих латных поножах бойца.

- Ещё письмо, - Бочка, снова поклонившись, снял с пояса футляр с посланием и протянул его собеседнику.

Воин, с трудом заткнув за пояс перчатки, осторожно развернул бумагу.

- Оно для господина барона, - как-то робко произнес Бочка, который, судя по всему, изрядно побаивался баронского подручного.

Воин ничего не ответил, а только быстро пробежался глазами по тексту письма и произнес:

- Тут сказано, что Зиндекин отправил нам в помощь двух счетоводов?

- Это мы, господин! – наши герои вышли вперед, сообразив, о ком идёт речь.

Гастон осмотрел парней с ног до головы, а потом, видимо, припомнив, кивнул.

- Счетоводы? Значит, вы не только на то, чтоб моих людей задирать годитесь?

Алексей мог многое рассказать о том, кто на самом деле был инициатором конфликта, произошедшего в их прошлый визит. Но Иван опередил его.

- Господин, мы просто хотели помочь одному хорошему человеку – кажется, его звали Хиральдом – сосчитать оставшиеся зубы…

Ответ господину Гастону понравился, потому как он, слегка раздвинув уголки рта – подобное значилось у него за улыбку – ответил:

- Чтоб ему в этом помочь, достаточно уметь считать до трех, - а затем добавил: - Как бы то ни было, помощь нам не нужна. Справимся и без вас. Завтра, поутру, составлю список того, чего не хватает… Раз уж ваш хозяин не хочет давать денег, пусть покупает все сам.

Не прощаясь, он резко развернулся и сделал несколько шагов к воротам, позвякивая шпорами об утоптанную землю.

- Господин, - Алексей двинулся вслед за ним, - если мы не можем помочь вам со счётом, может быть, поможем с вампиром?

- С каким еще вампиром? – Гастон обернулся и хмуро уставился на Алексея.

Тот коротко рассказал о ситуации, сложившейся в деревне и еще раз предложил свою помощь в борьбе с нечистой силой.

- И какой ваш интерес? – воин как-то по-новому посмотрел на наших героев. – Денег не дам, даже если вы и сможете его убить.

Судя по интонации, ему не очень-то в это верилось.

- Деньги не нужны, господин! – в разговор вступил Иван. – Мы с другом, - Иван хлопнул Алексея по плечу, - дали обет перед лицом Господа, что непременно убьем нечистого, если, конечно, нам доведется встретиться…

Этот ответ вполне удовлетворил господина Гастона. Он кивнул, отпуская наших героев на все четыре стороны, и даже соизволил дать небольшой совет:

- Остерегайтесь его взгляда. Говорят, одним только взором вампир может сжечь обычного человека.

Друзья поблагодарили подручного барона за науку и, когда тот скрылся за воротами, подошли к телеге. Бочка, заметно повеселевший после ухода господина Гастона, тоже разрешил им идти.

- Чтоб к утру вернулись! – наказал он напоследок и принялся заводить повозку в ворота замка.

Дорога, освещаемая заходящим солнцем, споро убегала из-под ног Алексея и Ивана. Обратный путь до деревни, без телеги и неторопливой лошадки, должен был занять гораздо меньше времени.

- Слушай, а на кой черт мы на самом деле бросились помогать этому Сконе? – Иван немного не поспевал за Алексеем, отчего вынужден был еще ускорить шаг. - Пришли бы через пару дней да все узнали.

- А если бы нас не отпустили из города? – Алексей широко размахивал руками. – Да и вдруг вампир прибьет Сконе?

- Ну, если там действительно есть вампир, то нам точно вмешиваться не стоило, - благоразумно заметил Иван. – Слушай, ты чего действительно думаешь, что вампир настоящий?

- Нет! Конечно, ненастоящий. Но кто-то коров убил, так? Вдруг этот человек и Сконе прикончит?

- Главное, чтоб он нас не прикончил, если что… - вновь проявил благоразумие Иван. – Жаль Бочка нам арбалеты не разрешил взять!

- Арбалеты уже, считай, баронские. Да и без них, думаю, обойдемся! Кинжалы у нас есть, у деревенских попросим лопат или просто кольев каких-нибудь, - побывав на ночной операции, Алексей преисполнился уверенности в собственных силах. – Ты не о том думаешь, Ваня!

- А о чем же надо?

- Как ловить «вампира» будем! – Алексей с улыбкой глянул на друга. – Времени у нас до завтрашнего утра. Не успеем, придется потом из города отпрашиваться. А этого бы не хотелось!

- Слушай, ты вызвался поймать «вомпера» - Иван произнес последнее слово, изобразив деревенского старосту. - Вот и решай сам! Можно в коровнике засаду устроить… - правда, сразу предложил он.

- Ты же должен был криминологию в университете изучать, - из-за разговоров дыхание сбилось и Алексею пришлось замедлить шаг. – Значит, знаешь, как преступления расследуются!

- Криминалистику, - Иван поправил товарища. – Криминология – она про другое.

- Да без разницы. Что делать-то надо?

- Нужно использовать светлый криминалистический порошок на темных поверхностях, а темный – на светлых, - выдал в сжатом виде Иван все свои знания по криминалистике.

- Толково, - согласился Алексей. – Зачем это порошок нужен и где его брать?

- Нужен, чтоб отпечатки рук фиксировать, а брали мы его обычно в чемоданчике криминалиста, - Иван картинно огляделся по сторонам. – Но что-то я его нигде здесь не наблюдаю…

Некоторое время друзья шли молча.

- Короче говоря, толку от тебя нет, - снова заговорил Алексей, - и как вампира искать ты не знаешь.

- Понятия не имею, - согласился Иван. – Давай начнем с осмотра места преступления, потом допросим кого сможем…

Когда наши герои подошли к деревне сумерки уже окончательно сгустились и вот-вот должна была наступить полная темнота.

У коровника, слегка колеблясь, горел маленький огонек, к которому друзья и направились. Оказалось, что это был Сконе с небольшой масляной лампой в руках.

- Я знал, что вы приедете! – радостно произнес он после приветствия. – Спасибо вам!

- Да пока не за что, - Алексей слегка смутился. – А где староста?

- Он не пожелал рисковать своей головой и заперся в доме, - пояснил Сконе, впрочем, без малейшего осуждения.

- Утром вы упоминали, что разбираетесь в нечистой силе, - Иван подошел к коровнику потянул за воротину, которая со скрипом поддалась. – Что делать-то будем?

- Ловить вампира нужно ночью, - Сконе поднял тусклую лампу так, чтоб осветить свое лицо. – Днем он неотличим от обычных людей.

- А поконкретнее?

Сконе опустил глаза к земле и закусил губу. Было заметно, что мужчина испытывает неловкость.

- Вся крупная скотина собрана здесь, - он неуверенно указал на коровник, - вампир должен прийти сюда, чтоб сотворить свой черный ритуал…

- А если не придет? – Алексей огляделся по сторонам – кругом царила темнота. – Или решит напасть на кого-нибудь из деревенских прямо в доме?

-Так должен прийти… - судя по всему, Сконе полной уверенности в сказанном не испытывал. - На людей в доме он нападет вряд ли – слаб еще, чтоб в жилище освященное Ясессом войти со злыми намерениями…

- И все-таки, что делать, если он не появится? – упорствовал Алексей.

Сконе сдался. Повесив голову и почти касаясь кончиком носа языков пламени, он печально произнес:

- Если не появится, то я не знаю, что делать… - а потом путано добавил. – Учиться-то я… Не доучился… Да и тридцать лет уже прошло…

- А где вы обучались? – вновь проявил любопытство Иван.

- До того как мне открылась истинная вера, я постигал науку при обители братьев-септимов, - неожиданно поделился Сконе, - но не закончил его…

- То есть вы бывший септим, который стал фелеситом? – удивился Иван и шепнул Алексею: - Узнай Гнида, его, наверное, удар бы от ненависти хватил!

- Я не стал братом-септимом, друг мой, потому как не закончил обучение, - возразил мужчина, - а фелеситами нас называют те, кто распространяет злые и лживые выдумки про нашу веру. Не стоит так говорить.

- Простите нас, - вмешался Алексей, - но давайте хотя бы осмотрим то место, где вампир расправился с животными?

Сконе кивнул и, отворив воротину посильнее, зашел в коровник. Наши герои проследовали за ним.

В коровнике было еще темнее, чем на улице. Почти все животные стояли в небольших отдельных загонах, кроме некоторых, лениво бродивших в проходе между ними. Появление людей коровы восприняли спокойно и безразлично. Крупные и почти недвижимые, они были едва заметны во мраке, выдавая свое присутствие только периодическим пофыркиванием.

- Как-то жутковато, - Иван настороженно огляделся – один угол был оцеплен веревкой.

- Есть такое дело, - Алексей тоже заметил место преступления и направился туда.

В скудном свете неяркой лампы поначалу ничего интересного заметить не удалось. Туши погибших животных, разумеется, уже утащили. На земляном полу в темноте не было видно никаких следов. Единственное, что сразу привлекало внимание – это запах. Тяжелый и сладковатый запах крови. Густой, липкий и как будто маслянистый, он с первым вдохом поселился где-то в носоглотке и отзывался резким металлическим привкусом.

- Смотрите! – Сконе приподнял лампу и провел ею вдоль стены. Сквозь многочисленные щели начинал проникать лунный свет.

На стенах тут и там кровью были изображены различные символы: стрелочки и окружности, какие-то слова на незнакомом языке и даже плохонькие рисунки, которые должны были изображать коров.

В эти-то рисунки и было воткнуто по короткому – в две ладони, не больше – штырю. Сделанные из желтоватого металла, они были неравномерно покрыты потеками запекшейся крови.

- А что это? – Алексей указал сначала на найденные штыри, а потом обвел рукой стены. – Что это, вообще, все означает?

- Это ритуал, - Сконе говорил негромко, - с помощью которого вампир пытается вдохнуть тепло жизни в свою мертвую душу.

- А кровь он разве не пьёт? – Иван взял лампу из рук Сконе и подошел поближе к стене – знаки покрывали ее от пола до высоты примерно двух метров.

Сконе кивнул, но почти сразу сообразил, что в темноте его жесты могут быть не видны.

- Конечно, пьёт, - произнес он, - но это уже последний шаг. Предварительно ему нужно заставить кровь насытиться теплом смертной души. И только тогда она даст ему силу.

- Не думал, что у коров тоже есть душа, - Алексей аккуратно потрогал один из штырей, а затем, обмотав его соломой, найденной на полу, выдернул из стены.

- Слабая, но есть, - Сконе отвернулся, чтоб не смотреть на проклятый предмет. – Как и всего на свете, друг мой.

Алексей, при помощи все той же соломы, как смог, отчистил штырь от крови и поднес его к светильнику, который держал Иван. Находка представляла собой просто большой медный гвоздь, на котором также были нанесены какие-то мелкие знаки. Разглядеть их в столь скудном свете было невозможно.

- А что будет, если вампир просто выпьет крови? – Иван продолжил расспрос. – Без ритуала, я имею в виду.

- Ничего не будет, такая кровь для него бесполезна.

- Почему вампир убил животных, а не людей, - задал интересующий его вопрос Алексей. – Вы говорите, что душа у коров слабая, так чего размениваться по мелочам?

- Этого я точно не знаю, друг мой, - Сконе покаянно покачал головой. – Может быть, он слишком слаб, чтоб справиться с людьми. Например, давно не подпитывался и силы совсем не осталось - ведь он черпает её из чужих душ, потому как его-то собственная уже мертва!

- Вы, наверное, многое не помните из того, чему учились у братьев-септимов, - Иван продолжал внимательно рассматривать знаки на стенах, - но скажите, смогли бы вы отличить настоящие вампирский ритуал от поддельного?

- Объяснись, друг мой, - Сконе нахмурился, - зачем кому-то подделывать нечистый ритуал?

- Давайте просто предположим такую ситуацию! – Иван выставил вперед ладони.

- Нет, я не стану даже предполагать! – возмутился мужчина. – Самый последний душегубец этого бы не сделал! Тем более что знаки настоящие. Я уверен! У меня осталась книга со старых времен. Читать ее, конечно, трудно – страницы пожелтели и чернила выцвели, но символы там такие же, это точно!

Алексей сунул оба найденных медных гвоздя за пояс и предложил всем выйти на свежий воздух – находиться в этом месте было уже практически невозможно.

Сконе пошел впереди, а Иван на выходе придержал Алексея за локоть и шепнул по-русски:

- Ты слышал? У него книга есть с такими же символами. Он сам сказал!

Алексей ничего не ответил, а только кивнул.

На улице, свежий ночной воздух враз избавил людей от тяжелой удушливости и вкуса металла во рту. Кроме того, яркая луна освещала округу и после темноты коровника, казалось, видно было не хуже, чем днем.

- Сконе, скажите, а как можно опознать вампира? – спросил Алексей.

- Днем – никак. Днем мертвую душу согревает солнце, и он ничем не отличается от человека! Только ночью кожа его темнеет, а глаза становятся словно бельма у слепого, - подумав мгновенье, он добавил: - Еще не пахнет от них ничем, так написано в книге.

- Значит, раз сейчас ночь, он таким и должен быть? Черный и с бельмами? – Иван оперся спиной о ворота.

- Сейчас необязательно, - покачал головой Сконе, - раз он крови напился недавно, то теперь у него должно быть достаточно душевного тепла, чтоб прикидываться человеком.

- Вот что меня еще интересует, - Алексей встал рядом с Иваном. – Почему вампир раньше себя не проявлял? Неужели он не из местных?

- Может быть кто-то пришлый, - Сконе задумался, - но последнее время пришлых и не было. Поговаривали, что на хуторе у Витвофа двое чужеземцев живут, но они уже давненько здесь… Может из города, конечно, кто-то. Там иноземцев всегда хватает. Но я думаю вряд ли это так. Скорее всего, кто-то из наших на нечистую дорогу ступил.

- А староста с кем-нибудь ссорился в последнее время? – Иван, наконец, вспомнил об одном из основополагающих принципов расследования – ищи кому выгодно.

Сконе поднял глаза к небу и задумался на несколько минут, перебирая, по всей видимости, тех, кто не очень любил деревенского голову.

- Да много с кем ссорился, всех и не упомнить, - выдал он и поглядел на Ивана, - а что?

Тот в ответ только покачал головой, а Алексей решил сам задать вопрос.

- Книгу эту, где про вампиров написано, кто-то, кроме вас, видел?

Сконе ответил не задумываясь:

- Нет!

Высокопрофессиональное следствие зашло в тупик.

Спустя несколько часов можно было подвести неутешительные итоги: вампир к коровнику не пришел, а установить его личность путем проведения следственных мероприятий не удалось.

Чтобы скоротать время до рассвета Иван решил поинтересоваться, чем же вера, которой придерживаются фелеситы отличается от обычной, той, что исповедуют все остальные.

- Этого так быстро не расскажешь, - ответил Сконе, - если желаете, приходите ко мне сегодня днем. Вальтер вам все и расскажет, а я послушаю!

- Что за Вальтер? – лениво поинтересовался Алексей, которого уже сильно клонило в сон.

- Это мой ученик! Единственный из местных, кто заинтересовался нашим учением, - Сконе тоже хотел спать, отчего речь его стала не очень разборчива. – Он и я – единственные члены здешней общины.

Беседа затихла сама собой.

Однако через несколько минут до засыпающего разума Алексея начало кое-что доходить. Он резко поднялся на ноги и произнес, обращаясь к Сконе:

- Значит, вы с этим Вальтером вдвоем живете?

- Да.

- Он мог прочитать вашу книгу?

- Нет, я не разрешал!

- А самостоятельно ее взять? – Иван тоже поднялся на ноги и включился в допрос.

- Конечно, нет! Это противоречит всему, чему я его учил! – Сконе был искренне возмущен.

- И все-таки? – настойчиво повторил Иван.

- Ну, наверное, мог… - мужчина побледнел. – Вы же не думаете…

- Где он сейчас? – договорить Алексей не дал и вытащил кинжал из ножен.

Сконе задыхался и не мог вымолвить ни слова. Он несколько раз махнул рукой куда-то в сторону небольшой рощицы, видневшейся неподалеку.

- Наш дом за деревьями. Вальтер должен быть там! Пару дней назад он ездил в деревню, что у замка господина барона, к родне. С тех пор ему нездоровиться… - наконец прохрипел он. – Идемте!

Все трои быстрым шагом направились туда, где виднелись темные очертания деревьев.

- Со старостой ваш ученик в каких отношениях? – Иван тоже извлек кинжал и зачем-то осмотрел клинок.

- До того как Вальтер пришел ко мне, - Сконе окончательно впал в уныние и повесил голову, - староста отказался выдать за него свою дочь…

Друзья переглянулись. Картина, в общем-то, вырисовывалась довольно ясная. Сконе, постоянно рассказывающий деревенским своим истории, наверняка упоминал и книгу, в которой есть информация о нечистой силе. Вальтер этот, оскорбленный отказом старосты, пошел в ученики к местному чудаку, чтоб узнать, как инсценировать какой-нибудь страшный ритуал. Потом, из мести, прибил двух коров, имевших для старосты немалую ценность, да еще и напугал того в придачу.

- Если мальчик стал вампиром, - возраст Сконе давал о себе знать, и запыхавшийся мужчина тяжело дышал, - нужно быть с ним очень осторожным! Он сильнее простого человека и может навести морок!

Иван и Алексей слушали внимательно, но полагали, что проблем не будет. Это Сконе верит в вампиров и может убедить себя в чем угодно, а для них Вальтер не страшнее любого другого сельского паренька.

- Медь для вампиров опасна, но и добрая сталь может его упокоить, - продолжал вещать Сконе, когда они шли прямиком через рощу к крохотной избушке, которая виднелась на противоположном ее краю.

Небольшой домик, сложенный из светлых бревен с темными, ничем не прикрытыми, окнами и крепкой дверью, казался необитаемым.

- Вальтер, выходи, подлец, - Сконе закричал, когда до избушки оставалось несколько десятков метров. Удивительное дело, но человек, которые еще полчаса назад не верил, что его ученик может взять без разрешения чужую вещь, сейчас был абсолютно убежден в его темной сущности.

- Да, Вальтер, выходи, - повторил вслед за Сконе Алексей, раз уж незаметно подойти не удалось, - а то дом спалим.

- Друзья мои, - Сконе резко остановился, – учтите, помочь в схватке я вам не смогу! Мне нельзя причинять боль никому, даже вампиру.

- Мне кажется, я начинаю понимать, почему Гнида так не любит этих фелиситов… - задумчиво протянул Иван по-русски.

- Да ладно, сами справимся, - успел ответить Алексей, прежде чем дверь отварилась.

В темном проеме можно было различить невысокий и тонкий юношеский силуэт, замерший в какой-то не очень естественной позе. Как будто сломанный посередине, он отставил таз далеко в сторону.

- Ну что? Отомстил старосте? – громко выкрикнул Иван, встав плечом к плечу с Алексеем.

Вальтер сделал несколько неуловимых в темноте шагов и оказался на улице. Лунный свет озарил его фигуру и стало заметно, что он очень молод, почти мальчишка. Вряд ли ему было больше пятнадцати лет.

- Коров-то зачем угробил? – Алексей сделал шаг навстречу. – Думаю, староста и из-за кроликов бы расстроился.

Вальтер с места, в один прыжок оказался возле Алексея и замер в считанных сантиметрах от него. Физиономия паренька застыла прямо напротив лица нашего героя.

«Курносый» - подумал он, и зачем-то улыбнулся.

В глазах Вальтера, темных – почти черных – как будто всполохи появлялись белые, словно туман, пятна. Пятна эти складывались в причудливые узоры - почти гармоничные и почти симметричные. Не хватало буквально мгновения, чтоб угадать изъян, а угадав, понять его.

Вдруг к туману в глазах добавились и ритмичные подергивания губ. Они смыкались и размыкались, будто повинуясь какому-то алгоритму и вот, когда Алексей уже был близок к тому, чтоб его разгадать, откуда-то сбоку раздался неприятный и какой-то тягучий голос.

- Лёха, ты чего подвис?

Без малейшего перехода Алексей вдруг осознал, что пялится на какого-то прыщавого подростка, стоящего так близко, что можно почувствовать запах изо рта. Но запаха почему-то не было.

- Коров зачем угробил, говорю? Чтоб старосте насолить? – Алексей с трудом повторил вопрос и сделал шаг назад, подальше от этих странных глаз и губ.

- Не нужен мне ваш староста, - голос у Вальтера был противный, видимо, еще не сломался.

- Тогда зачем? – Иван решил, что стоит зайти сбоку и сделал несколько шагов в сторону.

- Сначала хотел проучить их всех. Старосту, Марику и вообще всех, - паренек говорил очень спокойно.

- А потом?

- А потом все стало неважно, - Вальтер снова пытался поймать взгляд Алексея, но тот очень отчетливо понял, что хоть вампиров и не существует, но с этим пацаненком в гляделки лучше не играть.

- Ну раз неважно, то пошли с нами, - Алексей вдруг повернулся к Вальтеру спиной, - отработаешь за убитых коров да дальше жить будешь.

Паренек удивился и пропустил момент, когда Алексей, не глядя, с размаху заехал ему кулаком прямо в нос, а после, развернувшись, пнул коленом в живот. Оба удара достигли цели и должны были свалить Вальтера с ног, но он устоял.

Снова одним длинным прыжком, он отскочил в сторону и замер, не выпуская из поля зрения Алексея.

Опыта в схватках у Вальтера не было - отвлекшись на одного противника, он начисто забыл о другом. И Иван, как следует размахнувшись, впечатал массивное навершие кинжала в затылок подростка.

Сухой треск - словно разом сломали пяток веток - заставил Ваню вздрогнуть. На мгновение показалось, что удар слишком силен, но Вальтер тут же развеял все опасения.

Извернувшись, он попытался неумело ткнуть противника кулаком в лицо. Ивану практически удалось избежать удара, неловкий выпад только слегка скользнул по скуле. Однако и этого оказалось достаточно. Крутанувшись вокруг собственной оси, Иван рухнул на землю и откатился в сторону.

Алексей окончательно понял, что шутки шутить не стоит. Сделав два шага и оказавшись рядом с Вальтером, он несколько раз воткнул кинжал тому в бок. Впрочем, видимого эффекта это не принесло.

Паренек оттолкнул Алексея, вытащил кинжал из раны и бросил его на землю. Рубаха на боку потемнела от крови - это было заметно даже в неверном лунном свете.

- Я тебя тогда просто убью. Без этого всего, - сообщил Вальтер Алексею, сделав какой-то неопределенный жест рукой.

Из тени деревьев появился бледный Сконе и встал, сцепив ладони в замок, на пути Вальтера. Задержать надолго это его не смогло. Паренек просто обошел своего учителя, а когда тот вновь попытался преградить ему путь – оттолкнул мужчину в сторону.

Тем не менее, пусть небольшое, но какое-то время выиграть Сконе смог. Алексей успел подняться на ноги, и даже Иван уже стоял на четвереньках, сплевывая на землю кровь.

- Ваня, сможешь его сейчас сзади схватить? – Алексей говорил по-русски, осторожно пятясь назад.

- Попробую, - выдавил Иван, который пытался встать и, наконец, с трудом, но оказался на своих двоих.

Вальтер ровным шагом, будто на прогулке, приближался к Алексею.

- Последний раз говорю – отработай за коров и живи с чистой совестью, - прохрипел наш герой и незаметно вытащил из-за пояса медный гвоздь. Обратный хват и большой палец упирается прямо в грубую, шершавую шляпку.

- Коровы мне теперь неинтересны, - Вальтер остановился. - Сейчас я…

Договорить ему не дали.

- Давай, - вновь крикнул Алексей по-русски.

Иван, с трудом сделав несколько шагов, повис на худых плечах парня и попытался повалить его на землю. Сделать этого не получилось.

Алексей приблизился несколькими быстрыми шагами, а затем, замахнувшись из-за головы, вбил медный гвоздь под правую ключицу подростка.

В то же мгновение Вальтер обмяк, прекратив всякое сопротивление. Будто парализованный, он лежал на земле и плакал. Слезы чертили на потемневших щеках бледные дорожки.

- Дяденьки, - паренек не говорил, а будто бы пел, - родненькие, вытащите колышек из плечика, молю вас…

Вальтер продолжал причитать, не останавливаясь ни на миг. То громче, то тише. То глухим голосом, то звонким. Слова лились из него бурным потоком.

Иван, не выдержав, сплюнул и, потирая челюсть, пошел к нему.

- Не вздумай вытаскивать кол! – прокричал Сконе, который оказывается тоже пришел в себя.

Однако Иван не собирался освобождать Вальтера. Подойдя поближе, он некоторое время слушал мольбы и стоны, а затем, подняв ногу, пяткой вбил медный штырь еще сильнее – так, что похоже пригвоздил худенькое тельце прямо к земле.

Пацаненок замолк и больше не открывал рта до самого рассвета.

Отредактировано U309-rabbit (04-01-2020 20:30:00)

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Поверженные в прахе