Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Краски серых дней


Краски серых дней

Сообщений 21 страница 23 из 23

21

IX
Сложно ли пройти пару сотен метров по пустой улице?
- Нет, конечно, - скажете вы, и будете абсолютно правы. В этом обыденно-бытовом действии нет ровным счетом ничего затруднительного.
Но именно такая, ничем не примечательная короткая прогулка накрепко врезалась мне в память.
Я уверен, что большинство читателей никогда не слышали о неприметном поселке Ясное, что под Докучаевском, однако для меня это место значит чуть больше, чем просто название населенного пункта.
Пожалуй, из всех поселков на линии фронта, чаще всего я бывал именно здесь.
Если сравнивать города и села с людьми, то Ясное – это смертельно больной человек, жизнь в котором практически угасла.
Нет, здесь все еще живут люди. Они расчищают дороги от снега и мусора, растят немудреные продукты на огородах и в целом их жизнь не отличалась бы от размеренного быта где-нибудь в провинциальной глубинке, если бы не одно «но».
Ровно по окраине Ясного изломанной полосой протянулась линия траншей: прямо за просторным полем – позиции противника.
И это небольшое обстоятельство меняет абсолютно все. В поселке почти нет целых домов, вместо цветов в палисадника распустились хвостовики мин, и даже купол небольшого храма пробит осколками. А еще здесь всегда очень тихо.
Чтобы въехать в поселок, нужно прибавить скорость и держаться левой стороны дороги – она тоже просматривается и простреливается противником.
Расслабляться здесь – скверная идея.
Мой первый самостоятельный выезд, когда меня еще подстраховывает более опытный товарищ. Все как обычно – броня свалена в кучу в багажнике «Нивы», настроение неопределенное.
Вылезти из машины, удачно прикрытой зданием от вражеского взгляда, натянуть увесистый бронежилет и застегнуть шлем – и вперед, на позиции.
К чему я вспомнил про улицу?
Чтобы попасть на одну из позиций, нужно было пройти те самые сотни две метров. И все бы ничего, но потрепанная жизнью асфальтовая дорога идет ровно перпендикулярно позициям нашим и противника.
И хотя ее конец, уходящий в поле, завален ветками и всяким мусором, нам советуют идти только по левой обочине.
- Почему? – интересуюсь я.
Будничным тоном местный лейтенант поясняет, что дорога простреливается снайпером и здесь можно поймать пулю.
В противовес нам, жмущимся к краю дороги, где хоть как-то прикрывают деревья, он спокойной и даже как-то лениво идет прямо по центру, не посчитав нужным взять с собой даже автомат. Если бы не рация, которую офицер не выпускает из рук, да потертый пиксельный маскхалат, его можно было бы принять за местного жителя, не спеша идущего по своим делам.
Мы же шагаем колонной по одному, и все, что я вижу перед собой – обтянутый ремнями шлема затылок впереди идущего, да желто-коричневую ткань бронежилета – такой же «Кирасы», как у меня.
Я и сейчас вижу эту картину перед собой – те недолгие минуты, которые мы шли по узкой улочке небольшого поселка, навсегда отпечатались в моей памяти.
Нет, по нам никто не стрелял, но это необычное чувство, когда ты не волен решать свою судьбу… запоминается.
В отличие от моего первого выезда на передок, здесь позиции вызвали у меня подлинное восхищение. Широкие траншеи, где могли разминуться два человека, блиндажи и щели, входы в который закрывала шахтная лента из толстой резины, отлично оборудованные огневые позиции – здесь чувствовалась основательности и тщательность подхода.
Позже я не раз видел хорошие позиции, но первое впечатление было самым сильным.
Строительство еще шло. Кое-где стены уже были напрочь зашиты досками, что предотвращало их осыпание, а кое-где окопы только-только начали углубляться, и нам потребовалось пройти по узенькой траншее, глубиной всего лишь в пояс.
Однако, доложу я вам, ходить на виду у противника, не имея возможности полностью укрыться – удовольствие весьма сомнительное. Редко когда раньше я чувствовал себя более неуютно.
Еще более неуютно мне стало, когда, случайно взглянув на деревянную облицовку окопа, я обнаружил прямо рядом с собой застарелую пробоину от снайперской пули.
Выстрел из крупнокалиберной винтовки навылет пробил совсем немаленький бруствер и оставил свой след как раз на уровне головы взрослого человека.
Ну а потом надо было идти назад, и тяжелые бронеплиты вдруг стали легче пушинки, а зуд между лопаток придавал бодрости нашему шагу.
Так что теперь я вполне могу заявить нечто в духе скверных рекламных кампаний:
- Хотите сделать прогулку незабываемой? Спросите меня, как!

На фото: один из ходов сообщения в районе населенного пункта.
http://forumuploads.ru/uploads/0000/0a/bc/7428/73228.jpg

Отредактировано Zmei41 (17-02-2020 18:23:28)

+1

22

Zmei41 написал(а):
П. Макаров написал(а):

Ну, я не История  потому не могу однозначно сказать за интеерс
Но вот с тем что вы написали в первом посту:

            Вполне согласен. И думаю, что и это достаточно ценно

Спасибо за поддержку)

Да я-то тут причем...
Вы пишите!

0

23

X
Раз мы заговорили о выездах на передок, то хотелось бы поделиться парой мыслей касательно того, что стоит брать с собой.
Хочу сразу отметить, что имеющийся у меня персональный опыт весьма специфичен – моя военная профессия не предполагала непосредственного участия в бою, и редко когда доводилось провести вблизи линии фронта дольше трех-пяти часов.
Тем не менее, побывав в нескольких неуютных ситуациях, о которых будет сказано далее, я в полной мере оценил важность наличия средств индивидуальной бронезащиты.
За время службы я имел удовольствие посмотреть, пощупать, а кое-что и попробовать использовать несколько разных образцов защитной экипировки – от старой «Кирасы», о которой говорилось выше, до различных современных бронежилетов, и первый важный для меня критерий, это – площадь защищаемой поверхности.
С точки зрения класса защиты, «Кираса» была вполне неплоха, однако, то ли дело в ее ВВ-шных корнях, то ли в устаревшей конструкции, но о защите шеи, паха и нижней части спины можно было только мечтать.
К тому же, как я отмечал ранее, ни о какой вентиляции в этом бронежилете говорить не приходится, ввиду чего осложняется его использование в жаркое время года.
Куда лучше во всех отношения обстоят дела со старым-добрым общевойсковым 6Б23, который радует и площадью, и большим удобством. Именно в этом бронежилете я отходил большую часть времени, о чем совершенно не жалею.
Какое-то время вместо штатных пластин туда были вставлены две керамические от штурмового бронежилета, а в бока – титановые от старого советского, но со временем я отказался от такой тяжелой комплектации.
Что касается шлемов, то в отличие от более нового 6Б27, старенький 6Б47 показался мне намного удобнее, так что носил именно его.
Впрочем, обилие названий и терминов мало что скажут рядовому читателю, отслужившему еще в советской армии, поэтому сделаю короткий вывод, основанный – подчеркну еще раз! – на моем скромном опыте.
Звучит он примерно так:
- Если вам нужно ехать куда-то, где вас могут подстрелить – носите средства индивидуальной бронезащиты.
Вам может показаться странным, что я озвучиваю этот очевидный момент, но на самом деле не все так просто. Я не зря подчеркнул, что редко когда выезд непосредственно к линии соприкосновения длился дольше трех-пяти часов – за это время даже самый тяжелый бронежилет более-менее терпимо носить.
Но надо понимать, что обычно бойцы находятся на позиции не часами, а неделями и месяцами, и вот тут вопрос комфорта приобретает гораздо большее значение, чем могло бы показаться.
Есть еще один момент, не слишком очевидный для гражданского человека: нередко встречается мнение, что применение средств индивидуальной бронезащиты снижает эффективность военнослужащего и препятствует выполнению поставленной задачи.
И в самом деле, вовсе не от лени украинские военнослужащие из состава диверсионно-разведывательных групп – а я опять говорю о том, что видел своими глазами – не всегда используют штатные СИБ, которыми обеспечены в значительной степени. И шлем, и бронежилет – это дополнительные килограммы веса, это увеличение габаритов силуэта бойца, это совершенно иная инерция тела при поворотах и резких движениях. В конце-концов, не надевая тяжелую броню просто удобнее и легче перемещаться, целиться и вести огонь.
В пользу идеи отказа от использования СИБ идет также то, что никакой бронежилет и шлем, никакой противоосколочный комбинезон – если вы каким-то чудом достали и его, никакие тактические очки не дадут вам гарантии выживания.
Мысль неприятная, но стоит повторить ее еще раз: ничто не гарантирует вам выживания на войне, о чем мы еще скажем.
Так может и вправду не стоит носить всю эту излишнюю аммуницию?
И здесь я возражу: стоит.
Потому что, на мой дилетантский взгляд, здесь мы имеем классическую «ошибку выжившего», которая в данных условиях формулируется примерно так:
- «Те, кто не носил средства индивидуальной бронезащиты и погибли, ничего не могут рассказать о своем негативном опыте. Те, кто не носил СИБ и выжил, считают их ношение необязательным».
Дабы подкрепить свое мнение о необходимости СИБ статистикой, вспомним, что вопрос об эффективности бронежилетов уже являлся предметом научного исследования, как во время Второй Мировой, так и во время Корейской войны.
Так, в ходе войны в Корее, в период с 1 марта по 15 июля 1952 г., в частях войск США действовала специальная комиссия, получившая название «Body Armor Test», которая состояла из офицеров, представляющих Медицинский корпус, Вооруженные силы армии, Корпус боеприпасов и Корпус квартирмейстера. В ходе теста в Корее команда насчитывала 24 сотрудника и 33 военнослужащих. Первоначально команду возглавлял подполковник Эндрю А. Айнес; позже, роль командира команды взял на себя подполковник Уильям У. Кокс.
Согласно данным, полученным в результате исследования характера ранений, был сделан вывод о том, что ношение бронежилета позволило бы предотвратить ранение в 73,4% случаев; возможно, предотвратило бы ранение в 6,1%; вероятно, не предотвратило бы ранение 9,7% случаев, и точно не повлияло бы в 10,8% случаев.
При этом, исследования тел погибших военнослужащих показали, что от 30 до 40 процентов смертельных ранений грудной клетки, полученных солдатами в бою, было бы предотвращено использованием бронежилетов. С другой стороны, это указывает на то, что от 10 до 20 процентов солдат, которые были убиты, выжили бы, если бы они носили защитное снаряжение.
Впрочем, надо сказать, что эффективность жилета в предотвращении ранений грудной клетки у погибших была не столь высока, как при ранениях. Одно из объяснений этого несоответствия заключается в том, что ранения из стрелкового оружия чаще оказывались смертельными, чем ранения осколочные, от которых и должен был защищать бронежилет.
Что также немаловажно, в отчете комиссии особо отмечался тот факт, что ношение бронежилета имеет также психологический аспект, который, по-видимому, применим к любой войне.
С одной стороны, как следует из результатов проведенных опросов, в разгар боевых действий солдаты неоднократно сообщали, что они редко замечают вес и громоздкость жилетов. В эти напряженные периоды кажется, что стремление к защите перевешивает физическую усталость, связанную с дополнительным грузом.
С другой стороны, интервью с солдатами, возвращающимися из патрулей, которые не имели огневых боев или стычек с врагом, указывали на то, что бойцы менее склонны носить бронежилеты и более критично относятся к его весу и ограничению мобильности.
Эффект, оказываемый бронежилетом на уверенность бойцов, вероятно, лучше всего выражается в результатах интервью после использования, когда более 85 процентов солдат заявили, что они чувствуют себя более безопасно и более уверенно при ношении брони.
Интервью с командирами, которые водили войска, носящие бронежилеты в бою, показали, что агрессивность действий солдат возрастает, и что подразделения стараются навязать противнику ближний бой. Поскольку одним из величайших сдерживающих факторов агрессивности в бою является страх быть раненым или убитым, казалось бы, чувство повышенной безопасности и уверенности, по крайней мере, частично объясняет возрастающую агрессивность, отмеченную командирами войск.
Также опрос более чем 100 врачей и хирургов линии фронта привел к почти единодушному выражению мнения о том, что использование бронежилетов приведет к повышению морального уровня среди боевых частей. Измерение морального духа затруднено и варьируется в зависимости от многих факторов, которые нельзя контролировать, пока проверяется еще один неизвестный фактор.
Несмотря на довольно слабую мотивацию к бою в период испытания, моральный дух войск был в целом хорош, и члены тестовой группы не смогли обнаружить каких-либо изменений в морали в подразделениях, которые использовали бронежилеты. Разумно предположить, однако, что моральный дух наших войск будет возвышен до тех пор, пока у них будет предмет, который даст им превосходство над врагом и тем самым уменьшит их шансы быть ранеными или убитыми.
Однако, несмотря на все вышесказанное, я в полной мере согласен со всеми доводами против ношения бронежилета, однако считаю, что, во-первых, в определенных условиях с этими недостатками можно мириться, во-вторых – всегда можно ограничиться извлечением пластин из бронежилета.
Такой способ облегчения СИБ весьма популярен среди военнослужащих Народной милиции ДНР, и в целом имеет смысл, поскольку кевларовые пакеты весят несоизмеримо меньше стали, а защита от осколков – на которые приходится большая часть ранений в нашей войне, остается на должном уровне.
Впрочем, стоит помнить, что извлечение пластин превращает бронежилет в противоосколочный, неспособный выдержать попадание пули.
Резюмируя: действуйте на свой страх и риск. Я бы рекомендовал использовать СИБ настолько высокого уровня защиты, насколько вы сможете эффективно их применять, однако, исходя из текущей ситуации, вы можете как вовсе отказаться от брони, так и облегчить ее.
Но с чем я категорически не согласен – так это с практикой отказа от ношения шлема. Да, на тот самый пятый час ношения даже сравнительно легкий кевларовый шлем начинает немилосердно давить на голову, и желание выбросить это неудобное ведро вполне себе понятно. Более того, даже хороший шлем скорее всего не защитит вас от прямого попадания пули снайпера или пулеметчика.
Однако здесь будет уместно обратиться к опыту прошлого, а именно – к страшным годам Первой мировой войны, когда и был рожден стальной шлем в современном понимании.
Итак, согласно доклада полковника Вальтера Д. Маккоу от 30 июня 1918 года, основывающемся на данных медицинской службы Вооружённых сил Франции, половина всех ранений (50,66%) приходилось на осколки и шрапнель, еще 34,05% — на винтовочные или пулеметные пули, еще 14 процентов составляли случайные травмы.
Точной статистики по процентному соотношению ранений в годы войны на Донбассе пока еще нет, однако и здесь можно с уверенностью сказать, что в большинстве ситуаций осколочные ранения превалируют над пулевыми, при этом уровень защиты современных шлемов вполне позволяет рассчитывать на защиту от осколков.

на фото: Шлем военнослужащего НМ ДНР, выдержавший попадание сразу двух осколков. Кадр из репортажа пресс-службы НМ ДНР о ситуации на Авдеевской промзоне от 27 марта 2017 года.
http://forumuploads.ru/uploads/0000/0a/bc/7428/61192.jpg

Также приблизительное понимание эффективности защитного шлема может дать тот факт, что его использование в Первой Мировой войне предотвратило от 2 до 5 процентов от общего числа жертв. В численном соотношении это составляет приблизительно от 700 000 до 1 875 000 убитых и раненых.
Более того, если мы вновь обратимся к иностранному опыту времен Корейской войны, что исследования эффективности защитных свойств американского стального шлема M-1, показали любопытный факт.
Изучение 45 шлемов, получивших попадания пуль или осколков, показали, что в 85 процентах случаев шлем и подшлемник были пробиты, однако в результате этого погибло только 16 человек из 45.
На основании проведенных исследований был сделан интересный вывод: несмотря на то, что стальной шлем обычно не способен выдерживать попадания осколков и пуль, он значительно снижает тяжесть ранения, что повышает шансы на выживание.
К чему данный отрывок?
Во-первых, к тому, что даже пробитие шлема может привести к снижению тяжести ранения, а во-вторых – даже если под рукой нет современной кевларовой каски, не стоит пренебрегать советскими стальными шлемами типа СШ-60.
Особенно четко я осознал эту мысль, взяв в руки осколки ВОГ-а – выстрела для подствольного гранатомета.
Определенно, большую часть этих мелких осколков шлем выдержал бы, однако в его отсутствие поражение ими головы приведет к тяжелой травме или гибели.
Так что и шлем, и бронежилет чертовски важны для выживания в условиях боевых действий.
Этого мнения я придерживался все время службы, и продолжаю придерживаться сейчас.

+2


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Краски серых дней