Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Департамент Особых Проектов ("Коптский крест"-6)


Департамент Особых Проектов ("Коптский крест"-6)

Сообщений 41 страница 50 из 313

41

Ромей написал(а):

Ни один из двух найденных в квартире Семёновых костюмов химзащиты не налез на его могучую фигуру,() и топал по смрадному потоку в высоченных кожаных бахилах и кожаном же фартуке – обычном снаряжении рабочих, обслуживающих московскую клоаку.

похоже пропущено, что то вроде - поэтому...

+1

42

Это была уже вторая вылазка в подземную Москву –за те трое суток, прошедших с момента, когда брошенный могучей рукой Гиляровского саквояж буквально вынес меня сквозь межвременной портал. Эти трое суток оказались для меня необычайно насыщенными. Сначала пришлось выслушать всё, что путешественники во времени думают о моей скромной особе (хоть до рукоприкладства не дошло, и на том спасибо!), потом кое-как усвоить разъяснения, которые они сочли возможным дать, а под конец – согласиться на участие  в головоломной миссии, ради которой они и вернулись в девятнадцатый век.
Только не спрашивайте, в чём она заключается! Старикашка, которого мои новые друзья  называли «дядя Юля», язвительный, желчный, похожий на изрядно усохшего гнома, попытался  объяснить мне суть происходящего, но вскоре бросил, осознав тщетность своих усилий.  Я не настаивал: мозги уже конкретно вскипели, и всё, что я смог понять – это что нам необходимо обшарить изрядный кусок канализационной сети, чтобы отыскать ещё один портал, двойник того, через который мы сюда угодили.  Как, почему перестал действовать первый, я тоже не сумел понять. Достаточно того, что единственный путь назад, в двадцать первый век, лежит через вонючие, укутанные ядовитыми миазмами тоннели московской клоаки. А раз так – я готов приложить все усилия, чтобы отыскать заветную дверь…
Хотелось ли мне посмотреть на то, как жили предки почти полтораста лет назад? Хотелось, ещё бы! Только вот времени на это не было совершенно – подготовка к первой вылазке съела его без остатка, и всё, что мне довелось увидеть в прошлом – это скудные виды, наблюдаемые из извозчичьей пролётки. Любопытно, а как же – особенно увлекательно было опознавать знакомые дома,  даже целые фрагменты улиц, каковых в центре сохранилось немало.
Экипаж высадил нас где-то в районе Варварки, откуда пришлось уже добираться пешком, петляя между лабазов и покосившихся заборов, которыми были перегорожены и без того узкие московские дворики. Кроме меня и Гиляровского в вылазке участвовало ещё двое молодых людей. Один из них, по виду сущий оборванец, довёл нас до нужного подвала и остался караулить наверху – под лохмотьями самого хитровского вида я заметил у него нож и «Смит-Вессон», такой же, как у нас с Гиляровским.   Его коллега, тоже вооружённый до зубов,  намеревался последовать за нами. Репортёр представил обоих спутников, как сотрудников некоего детективного агентства, представители которого встретили нас во время эффектного появления на Гороховской и с тех пор старательно опекают. Зачем, почему? Из его туманных намёков я понял, что в успехе нашей миссии заинтересованы некие весьма влиятельные местные силы…
Первый наш подземный рейд не затянулся.  Поначалу мы воодушевились, обнаружив метки, оставленные на стенах нашими предшественниками, но хватило этого ненадолго – подземная сырость оказалась безжалостна к флуоресцентной краске, светящейся в ультрафиолетовых лучах. Мы разыскали не больше полудюжины меток, отойдя от спуска в подземелье не дальше, чем на пару сотен шагов. Гиляровский порывался идти дальше, полагаясь на свою память – ему-то уже приходилось бывать здесь – но довольно быстро сбился с пути. Карандашная схема, плод трудов наших предшественников, помогла мало, так что,  хочешь не хочешь, а пришлось по образному выражению репортёра, «поворачивать оглобли» - подниматься наверх, возвращаться в квартиру на Гороховской и уже там,  в спокойной обстановке готовиться к новой попытке.
http://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t487883.jpg

Отредактировано Ромей (16-11-2021 20:51:06)

+2

43

Тем временем прочие гости из будущего занялись каждый своим делом. Дядя Юля разбирал и сортировал груду высокотехнологического хлама, включая разрезанную порталом «Жигуль-двойку».  Помогали ему двое рабочих – здесь их именуют «мастеровыми» - из «лисапетной мастерской», оказавшихся, к моему удивлению, в курсе меж-временных интересов работодателя. основательно же устроился тут господин Семёнов, ничего не скажешь…
Алиса Фролова, девица-фотограф, третья наша спутница, придя в себя после перехода, занялась… чем бы вы думали? Правильно, шоппингом. В этом ей помогала супруга домовладельца – взяв извозчика, женщины направились на Ильинку, в Верхние торговые ряды (нынешний ГУМ, если кто не в курсе) и проторчали там до самого вечера. Надо ли говорить, что следующий день был точно так же, с утра до вечера, посвящён детальному знакомству с ассортиментом модных лавок Кузнецкого моста? И там Алису ждал сюрприз, о котором она поведала нам за ужином – одна из модисток предложила посетительницам иллюстрированный каталог некоей парижской фирмы, в продукции которого девушка с удивлением узнала вполне современные – для неё, обитательницы двадцать первого века – образчики женского белья.
Разгадывать эти загадки было некогда  -  мы с головой ушли в  изучение «наследия первопроходцев». Иван Семёнов, школьник из нашего двадцать первого века и Николка Овчинников, сын домовладельца, гимназического учителя Овчинникова и были «открывателями» обоих порталов – и того, через который мы явились сюда, и другого, подземного, который только ещё предстояло найти. Это они оставили на своём пути те флуоресцентные маркеры, они же составили карандашную схему – а кроме того,  как выяснилось, припрятали в чулане квартиры господина Семёнова изрядную кучу диггерского барахла. Противогазы, шахтёрские ребристые каски, аккумуляторные фонари, костюмы химзащиты с налипшими обрывками скотча, которым безразмерные балахоны подгоняли по размеру подросткам, и  целая горсть химических источников света, тех самых светящихся палочек. И как это мы ухитрились проглядеть такое сокровище, собираясь в первую вылазку?
Гиляровский от ОЗК отказался. Безразмерный-то он безразмерный, но на огромную фигуру репортёра налезал с трудом. Противогаз он тоже отверг, сунув в карман марлевую маску и пузырёк со скипидаром -  «это если совсем уж мочи не будет сносить смрад», объяснил репортёр. По его словам, иные работники предусмотрительно засовывали в ноздри пучки смоченной скипидаром пакли, но сам Гиляровский от этой меры предпочитал воздерживаться: «мусорно, чихотно, лучше уж перетерпеть…»
Молодой человек из «детективного агентства» (он вызвался сопровождать нас и во второй вылазке) тоже отказался от иновременного снаряжения, предпочитая проверенные методы – пресловутую марлю и скипидар. Зато я убедил обоих своих спутников сунуть в карман по несколько ХИСов, предварительно объяснив, как ими пользоваться.
Пока, правда, этого не понадобилось. Я шёл впереди небольшой процессии, обшаривая стены лучом ультрафиолетового фонарика – вдруг, да попадётся одна из старых отметок, оставленных Иваном и Николкой? Но увы, примерно через полтора часа поисков Гиляровский остановился на очередной развилке, долго изучал схему, после чего объявил, что мы, кажется, забрели не туда. И предложил, не испытывая более судьбу, воспользоваться ближайшим сточным люком. Что мы и сделали, выбравшись на поверхность где-то в районе Старой площади – и видели бы вы,  какие взгляды бросали на мой противогаз и ОЗК немногочисленные в этот вечерний час прохожие!
На обратном пути (извозчик, унюхав исходящие от нас ароматы заломил двойной тариф) я принялся гадать: как-то сейчас приходится тем, кого мы оставили на той стороне? Двое «хроноприключенцев», доцент  Евсеин, великий, если верить Гиляровскому, знаток всего, что связано с порталами и отставной сержант-ВДВ-шник Роман Смольский, и два парня, знакомые Алисы Фроловой. А ещё -  мой приятель Колян, Николай Миркин, эксперт из Басманного ОВД, которого я сдуру, не подумав о последствиях,  втянул в это паскудное дело.
То-то он, наверное, поминает меня сейчас - и всё больше «тихим, незлым словом», как у классика…

http://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t466868.jpg
http://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t152526.jpg

Отредактировано Ромей (16-11-2021 23:11:23)

+2

44

Ромей написал(а):

хоть до рукоприкладства не дошло, и на том спасибо!

Какой-то он... местами слишком уж ботаник, начиная с момента разреза Жигулей. Не очень достоверно. Да, и кто зачем стрелял - мельком слишком, не очень понятно.

Отредактировано Игорь К. (17-11-2021 07:39:22)

0

45

Игорь К. написал(а):

Какой-то он... местами слишком уж ботаник, начиная с момента разреза Жигулей. Не очень достоверно.

Отредактировано Игорь К. (Сегодня 07:39:22)

Ошеломлён, потрясён. Опомнится, придёт в себя, обнаглеет

0

46

III

Москва, ул. архитектора Казакова
июль 2015-го года.

…Роман вскинул «пепербокс», извлечённый из кармана шинели. Антикварный пистолетик трижды плюнул искрами и густым белым дымом. Бутафорские хлопки выстрелов не смогли заглушить жестяного треска, с которым пули пробивали тонкий металл «жигулёвского» кузова.
Второй из незваных гостей, тощий, нескладный парень,  издал придушенный вопль,  отшатнулся и вырвал из кармана руку – в ней ходуном ходил пистолет. Рефлексы, вбитые в «войсках дяди Вовы», не подвели – Ромка перекатом ушёл с линии огня и, встав на одно колено, вскинул «пепербокс». Но тощий так и не выстрелил – палец судорожно жал на спуск «Макарова», но ничего не происходило. «Вот лох, забыл передёрнуть затвор!  - мелькнула насмешливая мысль Ромка. – Их что там, в полиции, вообще ничему не учат?»
И вздрогнул, словно его окатило ушатом холодной воды. «Стоять на месте! Уголовный розыск!» – так, кажется, крикнул напарник тощего? Выходит, Ромка стрелял в полицейского? И неважно, что он старательно отводил стволы «перечницы» в сторону, чтобы не приведи Господь, не задеть кого-нибудь, для статьи, причём весьма тяжкой, и этого хватит с избытком. «Нападение на сотрудника правоохранительных органов с применением оружия» - плохо дело, ведь он собирался задержаться пока на этой стороне портала и, желательно, не в роли обвиняемого…
Тощий, наконец, сообразил, что он делает не так. Скривившись, он неумело вцепился в затвор «Макарова» и дёрнул его на себя – и в этот момент сбоку в него врезался Глеб. Тощий качнулся, пытаясь удержаться на ногах, Глеб же точным ударом снизу подбил его руку, сжимающую оружие, и отлетевший на пару метров пистолет громко залязгал по асфальту. Ромка с облегчением перевёл дух, опустил «пепербокс» - и замер в недоумении.
Лиловая блямба, в которой только что исчез Гиляровский – он прыгнул в портал вслед за напарником тощего, улетевшего туда в обнимку с саквояжем репортёра -  вдруг лихорадочно запульсировала, вспыхнула по краям ослепительной нитью и стала стремительно сжиматься. Евсеин – он замер в нелепой позе, держа перед собой погнутую при падении «искалку» -  громко охнул, а световая нить уже сжалась, подобно удавке, вокруг торчащей из портала «двойки». Электрический треск, сноп фиолетовых искр – и светящаяся блямба исчезла, оставив после себя острый запах озона и обрубленный, словно ножом гильотины, багажник легковушки. На какое-то мгновение мир, казалось, замер – и тут же по переулку рассыпался жестяной грохот. Обрубок «жигуля» рухнул на асфальт, рассыпая вокруг коробки, свёртки и стопки книг – всё то, что дядя Юля с такой старательностью отбирал и упаковывал в течение последних полутора суток. Роман попятился, чертыхнулся, споткнувшись о бордюр тротуара, и принялся запихивать в карман «перечницу». Тощий остекленевшими глазами пялился на девственно-чистую поверхность штукатурки, где мгновение назад красовалась лилово-светящаяся клякса портала. Глеб за его спиной опустился на корточки, нашаривая брошенный пистолет – взгляд его тоже не отрывался от многострадальной стены. За спиной у него стоял, растопырив зачем-то руки, второй приятель Алисы – кажется, Олег?
…ну вот, приехали…
http://forumupload.ru/uploads/0000/0a/bc/10781/t369066.jpg

+3

47

Москва,
июль 2015-го года.
Несколько часов спустя.

- Кой чёрт понёс меня на эту… мнэ-э-э… галеру? - уныло пробубнил Колян. Он уже в который раз повторял эту фразу, и Ромку всё тянуло спросить – о какой это галере идёт речь?[1] Пока он сдерживался.

- Ты посуди: а где иначе ты взял бы такое? – отозвался Глеб. – Небось, читаешь, книжки про попаданцев? Вот, считай, повезло самому испытать…

- Не читаю я их. – вздохнул эксперт Басманного УВД. – Это наш капитан Верховцев увлекается, а я всё больше фэнтези…

- Джордж Мартин? – встрял Ромка. Уж в этом-то он ориентировался.

- Дался вам этот Мартин! – поморщился Колян. – будто мало других авторов, настоящая классика. Пол Андерсон, к примеру, или та же Нортон!

Ромка вздохнул и не стал отвечать. Этот обмен репликами повторялся слово в слово уже в третий раз. Или в четвёртый? Он сбился со счёта.

Вообще-то, мужика можно понять. Явление портала на стене старого московского домишки, бесследное исчезновение в нём трёх человек, и в их числе, некоего Ярослава, который, как понял Ромка, и втянул его в эту историю. Втянул, ничего толком не объяснив (не считать же за объяснение бредовый рассказ о визитёрах из прошлого?) и даже не озаботившись нормальной подготовкой предстоящей операции? Даже «Макаров», из которого эксперт так и не сумел выстрелить, на поверку оказался травматом. Разве ж так полиция работает?

- Как я теперь объясню пропажу Онуфриева? – осведомился Колян. Он наш сотрудник, хоть и стажёр. Его же хватятся, искать будут!

- А вы кому-нибудь сказали, куда направляетесь? – поинтересовался Глеб. – В смысле - просто так пошли на Казакова, по собственной инициативе, или оставили запись? Не знаю, как у вас полагается, журнал какой-нибудь регистрации…

- Не… - эксперт отрицательно помотал головой. – Бумага, конечно, всё стерпит, но не такое же! Онуфриев, как я понял, нарочно взял меня как свидетеля, чтобы я подтвердил, когда начальству придётся докладывать.

- Что вы вообще собирались нам предъявить? – спросил Ромка. – Мы ведь ничего не нарушили, верно?

- Ну… - эксперт замялся. – Я толком не знаю, это Славка… Онуфриев, то есть, всё затеял. Думаю, документы проверили бы, а там нашёлся бы повод прикопаться. Вон, револьвер ваш – чем не причина для задержания?

И кивнул на карман Ромкиной шинели, где прятался «пепербокс».

- Всё равно, как-то странно. – задумчиво сказал Олег. Он устроился на стареньком потёртом канапе и от участия в беседе пока воздерживался. – Ну, хорошо, допускаю, нашёлся бы повод для задержания. Вы что, вдвоём бы нас четверых повязали и доставили бы в своё отделение? У вас и наручников, как я понял, с собой не было…

Колян снова пожал плечами.

- Да я об этом как-то даже не задумывался. Сами посудите, ну кто в такое всерьёз поверит? Думал, Славке померещилось что-то. Переутомился, бывает - он последние два дня бегает как подорванный с этим своим делом.

И не троих, а шестерых. – поправил Олежека Глеб. – этот твой Ярослав ведь не мог знать, что Алиса и дядя Юля уйдут в червоточину, верно?

Эксперт кивнул. К чему спорить с очевидным? Операция позорнейше провалена, и единственное утешение – что его личной вины в этом нет.

- Что до твоего приятеля… - Глеб потеребил пальцами подбородок. – Раз вы больше никому о своих планах не говорили – то и дальше молчи. Ты ведь ему не начальник, не этот… куратор?

- Так ведь видели же, как мы вместе из ОВД выходили... – отозвался Колян. – наверняка кто-нибудь вспомнит, поинтересуется...

- Ну и что? Мало ли, куда он потом мог пойти, уже один? Скажем, обедать? Короче, придумаешь что-нибудь, не маленький. Формально-то ты за него не отвечаешь?

Кивок.

- Ну вот. Искать его, конечно, будут, но вряд ли уж очень старательно. От студента, практиканта чего угодно можно ожидать: скажем, перебрал на вечеринке и мучается теперь с похмелья. Или у девицы какой завис. А пока его ищут – мы всё устроим.

Колян снова кивнул. Он и сам не заметил, как из сотрудника полиции, которому вообще-то следовало хватать этих насквозь подозрительных типов, превратился в их… чего уж скрывать, прямого соучастника. Прав реконструктор Глеб, и Роман прав тоже: во первых, предъявлять им совершенно нечего, а во вторых – да, такой случай выпадает раз в жизни и далеко не каждому. И отказаться от фантастического приключения, в одночасье сделавшегося реальностью, его душа страстного поклонника фэнтези была не в состоянии. Выслушав сбивчивые объяснения странных незнакомцев, Колян поверил им – сразу и безоговорочно. А как не поверить, если только что, собственными глазами видел исчезающие в фиолетовом мороки человеческие фигуры? И доказательство имеется, самое настоящее – задняя часть ВАЗовского фургона-«двойки», ровно, словно лезвием микротома, отсечённая по самые колёсные арки. И начинка багажника, все эти коробки, ноутбуки, ламповые осциллографы – всё носило следы столь же безупречного «хирургического вмешательства».

Потом они с помощью троицы таджиков в тёмно-синих куртках местного «Жилищника», невесть где найденных тем же Глебом, грузили на тележку и перетаскивали вывалившийся из багажника хлам во двор дома Романа – благо, это оказалось совсем рядом, всего в полутора кварталах. Туда же на руках отволокли обрубок «Жигуля», а потом долго таскали «багаж» на третий этаж, в Ромкину квартиру – огромную, старомодной планировки, с высоченными потолками и круглой прихожей, в которую выходили высокие филёнчатые двери комнат и кухни.

На аврал ушло не меньше двух часов. Глеб расплатился с таджиками; Роман тем временем извлёк из буфета, старинного, как и вся квартира, бутылку коньяка, водрузил на стол, и разлил по первой. Доцента Евсеина – так Коляну представили старомодно одетого господина с козлиной профессорской бородкой, - избавили, наконец, от странной проволочной конструкции, которую тот всё это время не выпускал из рук, и сунули вместо неё полную стопку, каковую доцент, не поморщившись, и опрокинул. Колян последовал его примеру, ощутив, как волна огненной жидкости растекается по пищеводу, как отпускает нервная трясучка, кашлянул в кулак – и, помедлив не больше секунды, протянул порожнюю стопку Роману. Тот понимающе хмыкнул и разлил всем по второй.

[1] Жан-Батист Мольер «Плутни Скапена».

Отредактировано Ромей (17-11-2021 23:06:36)

+3

48

Ромей написал(а):

Потом они с помощью троицы таджиков в тёмно-синих куртках местного «Жилищника», невесть где найденных тем же Глебом, грузили на тележку и перетаскивали вывалившийся из багажника хлам во двор дома Романа – благо, это оказалось совсем рядом, всего в полутора кварталах. Туда же на руках отволокли обрубок «Жигуля»,

Неужели никто не видел? Ни прохожих, ни окон вообще... Ну ладно, а обрубок Жигуля - неужели тоже никто посторонний не видел, кроме таджиков? И таджики говорить не умеют? Особенно если их начнут расспрашивать? Дальше, по исчезновению стажёра - скоро его начнут искать серьёзно. А сейчас много, реально много камер в больших городах, в том числе камер, пишущих улицу.  Записи хранятся где неделю, а где и больше месяца. Обычно это не учитывают, а очень зря. И наверняка где-то на записи с какой-нибудь камеры будет видно, что Николай шел куда-то вместе с исчезнувшим Онуфриевым.

Если же речь в отрывке идёт о нескольких часах... Ну а вообще, зачем этому Коляну помогать таинственным незнакомцам, перемещающимся во времени? Он сотрудник МВД, не совсем простой человек. Таскать Жигули, потом пить с этими незнакомами... Ну допустим он им поверил, да, но всё равно, кто они ему? Никто.

Отредактировано Игорь К. (18-11-2021 10:08:40)

0

49

потерпите. Всё разъяснится.
И да, конечно вы правы. Наследили они изрядно, и это вполне может в дальнейшем аукнуться.
К примеру, та самая скандальная бабка, с заявы которой всё и началось, вполне могла увидеть всё это в окошко. увидеть, возбудиться и уже самолично явиться в ОВД с требованием ускорить разбирательство.

Что до камер - учтите, это всё же 15-16 годы, тогда их в Москве было поменьше.

Отредактировано Ромей (18-11-2021 11:02:09)

0

50

- Специально для наших новых друзей  повторю то, что мы уже имели случай обсудить…
Евсеин бросил взгляд поверх пенсне быстрый взгляд сначала на Коляна, потом на Олега. Действительно, подумал Ромка, ни тот ни другой не присутствовали на том совещании, когда «хроноприключенцы» окончательно определились со своими планами.
- Итак, портал, который нам предстоит отыскать, обнаружили мальчики, причём они  спустились под землю на той, так сказать, стороне…
Доцент сделал неопределённый жест, призванный указать на то, что описываемые события происходили в девятнадцатом веке. Ромка. Давно привыкший к многословию Евсеина, покорно ждал.
- У нас имеется сделанное ими описание, но, как вы понимаете, здесь оно нам мало поможет.  Кроме того,  по сложности современные… хм… подземных коммуникаций… – доцент старательно выговорил заученный термин,  – значительно превосходят то, с чем имели дело наши юные первопроходцы. Я бы попросил Романа Николаевича вкратце изложить…
- Да чего тут излагать, Вильгельм Евграфыч? – перебил доцента Глеб. – Уж сколько раз обмусолили… 
Ромка недовольно глянул на реконструктора – что за манера перебивать старшего? Тот поймал взгляд и сделал примирительный жест: «Всё, молчу…»
Ромка откашлялся и начал:
- На нашей стороне портал выводит в заброшенную метрополитеновскую подсобку. Когда пацаны сообразили, куда попали, они вскрыли дверь подсобки, прошли немного по техническому тоннелю, но упёрлись в глухой тупик  и вынуждены были вернуться.  А потом сведения об этом попали к Войтюку, и то  сразу понял, что получил бесценный шанс.
На этих словах Ромка запнулся – вспомнил, какую роль сыграла в этом его собственная сестра, состоявшая тогда в группе Геннадия.
- В общем, они проникли в подземелье по следам мальчишек, прошли портал и тоже оказались в подсобке. Вскрыли тупик, прошли дальше по техническим тоннелям, и тут им повезло – они не натолкнулись ни на рабочих метрополитена, ни на охрану. В итоге Войтюку нашли заброшенную вентиляционную шахту, выходящую в подвал дома где-то в районе Ильинки. Подвал тоже оказался давным-давно заброшен; они распечатали вход и довольно долго пользовались им для того, чтобы перебрасывать на ту сторону и обратно и грузы, и своих сторонников.
- Это весьма удачно. - перебил доцент. – Значит и мы, если откроем этот портал, сумеем и дальше использовать его подобным образом!
Ромка поморщился.
- Сначала надо его найти, и при этом не нарваться на неприятности. Если Войтюк со своими гавриками сумели так долго пользоваться этой крысиной норой, и при этом не попались – значит, отыскать её не так-то легко. А времени у нас всего ничего, три дня до первого сеанса связи…
- К счастью, - встрял Глеб, - у нас есть Вильгельм Евграфыч с его «искалкой». Она ведь не слишком пострадала, как я понимаю?
Доцент пожал плечами.
- Ничего такого, что я бы не смог исправить. Но, как вы понимаете, убедиться в этом можно будет только… хм… на практике.
- Боюсь, это будет не так-то легко сделать. – покачал головой Ромка. – Центр Москвы, Кремль в двух шагах, а тут мы с какой-то непонятной штуковиной, в которой любой сотрудник ФСБ попросту обязан предположить антенну какой-нибудь шибко шпионской аппаратуры!  Да пяти минут не пройдёт, как нас задержат и препроводят для выяснения!
- Мы это уже обсуждали. – согласился Евсеин. - Помнится, шла речь о  неких молодых людях, которые там бывали? Может, они нам помогут?
Ромка скептически хмыкнул.
- Это вы о бандюках из компании Войтюка? Эти помогут, ждите… Да и не добраться сейчас до них: Один, Дрон его кликуха, парится в Сербского. Тут дохлый номер, сами понимаете…
- Это точно. – подтвердил Колян, обрадованный тем, что может вставить хоть что-то. – Оттуда подследственного не вытащить ни при каких раскладах, нечего и пытаться.
- А я о чём? – Ромка для пущей убедительности развёл руки. – А остальные, то, про кого мы точно знаем, что они пользовались порталом – все на той стороне. Кто у Корфа под замком, кто удрал с Войтюком, и сейчас их ловят жандармы. Так и так нам до них не дотянуться.
- Единственный вариант – пошарить у них дома.  – предложил Глеб. – Может, у кого записи остались, схемы какие, файлы в домашних компах?  Адреса имеются, спасибо Роману.
Ромка кивнул. Собираясь с Евсеиным в будущее,  он  на всякий случай прихватил с собой флешку с протоколами допросов захваченных радикалов. Там, в числе прочего, имелись и домашние адреса каждого из людей Войтюка.
- Риск, конечно, имеется. – продолжал Глеб. – Следаки наверняка изучили связи Дрона, вычислили его подельников и вполне могли  взять их квартиры под наблюдение. А ты пока… - он обернулся к Коляну. – возвращайся в своё ОВД и попробуй там аккуратно навести справки. Для начала – об их компьютерщике, Викторе. Сдаётся мне, начинать надо с него. Ну и вообще, присмотрись, что и как. После сегодняшней нашей эскапады на Казакова кто-нибудь вполне может поднять кипиш – вроде той въедливой бабки, с которой весь сыр-бор начался.  Неплохо бы знать об этом заранее…
Эксперт пожал плечами и неохотно кивнул, соглашаясь с новыми друзьями. Назвался груздем…

Отредактировано Ромей (18-11-2021 15:49:35)

+3


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Департамент Особых Проектов ("Коптский крест"-6)