Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Содержанка.


Содержанка.

Сообщений 41 страница 50 из 171

41

Владимир Лисуков написал(а):

Разумеется, речь о Захарьине. Он дослужился до профессора Московского университета. И во время своей карьеры, наплевав на нормативы, поднял свой гонорар 3 до 25р за визит.

Кстати, профессор в те времена - это, как правило, 4 класс по "Табели", т.е. генерал-майор, с соответствующим жалованьем . Но, Захарьин, не спорю, иногда перегибал палку с частной практикой - известны его гонорары и в 1000  за визит, а амбулаторный прием у него был на пике славы 50-100 р. Справедливости ради, бесплатно он тоже иногда лечил.

0

42

Андрей79 написал(а):

Кстати, профессор в те времена - это, как правило, 4 класс по "Табели", т.е. генерал-майор, с соответствующим жалованьем . Но, Захарьин, не спорю, иногда перегибал палку с частной практикой - известны его гонорары и в 1000  за визит, а амбулаторный прием у него был на пике славы 50-100 р. Справедливости ради, бесплатно он тоже иногда лечил.

     Оплата зависело от должности, популярности, обаяния и совести врача, а не от каких-то установленных сумм. Я только это хотел сказать. А бесплатный прием - всего лишь дополнение, соблюдение приличий. Не более того.

0

43

Глава третья. Язык мой – враг мой.

     Петр Семко

      ***
      За окном, наверно из-за дождя, давно и без всякого вдохновения отпели петухи и теперь c улицы доносится какой-то шум. Не очень громкий, но напоминающий, что скоро на работу. Часы на стене показывают полвосьмого. Времени ещё навалом.
      Катя гремит посудой. Завтрак, скорее всего, готов.
     И что это вчера было? В жизни не возился ни с одной девицей, если это не пациентка или очередная пассия, пробравшаяся ко мне в постель. А тут что-то нашло.
      Из головы не выходит беспомощный взгляд и посиневшие от холода губы. Только не понятно почему. Девушка, как девушка. Для 21 века.
       Может тут таких навалом? Что, умных и красивых? Такие всегда дефицит.
       Да и не в этом дело. Когда смотрит, прошибает насквозь. И какая-то другая. Местные тётки и девицы, если здоровы, крепкие такие, в теле. А эта худышка. И движется, словно танцует или парит над землёй.
      Мы с ней ни разу толком и не поговорили. Вот в ресторане и восполню этот пробел.
      Пора вставать, хотя и не хочется.

     ***
     Изобразил что-то вроде физзарядки, сгонял до ветру и умылся над большим медным тазом при помощи допотопного рукомойника. Одно слово, что умылся.
     Кальсоны с нательной рубахой пора менять. У прежнего владельца этого тела имеются запасные. И местами уже кожа чешется. Придётся идти в баню, а то иных удобств пока нет в наличии.

     ***
     Готовила Катя просто, но очень вкусно. Умял несколько картофельных блинов со шкварками и сметаной, запив всё это излишество чаем с печеньем, после чего почувствовал, что мне явно не хватает физической нагрузки.
     Поблагодарил Катерину за завтрак и сообщил слегка порозовевшей девушке, что она принята на работу.
     Грязное бельё бросил в большую плетёную корзину возле печи, в которой уже лежала грязная скатерть и отправился к Левону в конюшню.

       ***
     Завидев меня, Левон поклонился со словами:
- Добрай раницы, гаспадзин дохтар.
- Надеюсь, что так и будет, - автоматически ляпнул я фразу из прошлой жизни, поспешив в ответ на вопросительный взгляд Левона добавить, - Катя вполне справляется. Я ей уже сказал, что принимаю на работу.

     Левон полез было целовать мне руку и очень удивился, когда я её отдернул.
- Никогда так больше не делай. Я не барин, а ты не холоп. Ты ведь умный человек. Если хочешь сделать мне приятное, лучше придумай, как нам тут получше устроиться. Прежде всего из дома в овраг надо проложить трубу вот такого диаметра.
- Навошта?... зачэм? – удивлённо вскинул брови Левон.
- Туалет и рукомойник в доме.
- Траньшэю я выкапаю сам, а трубы дарагия. – явно озадачился Левон.
- Придётся раскошелиться. Узнай точную цену и сколько стоит. Нет, лучше давай вдвоём съездим в лавку и посмотрим, что по чем.
- Вам нельга мяне везти у брычцы, гаспадзин дохтар. Людзи плявузгать пачнуть. Вы сами закажыте усё, што патрэбна. Так лепш буде.

    Вот кретин! Это же девятнадцатый век. Субординацию никто не отменял.
- Не подумал. А баня у нас работает?
- Што з ёй зробицца.
- Вытопишь к вечеру.
- К якому часу?
- Думою к восьми.
- Вытаплю. Што яшчэ?
- Скоро зима. В доме не будет холодно?
- Трэба глядзеть.
- Ну, и погляди. А я на работу.
- Добрага дня, гаспадзин дохтар, - рассеянно произнёс явно озадаченный Левон.
- И тебе того же, - ответил я, направляясь к бричке.

     Янина Александровна Шпилевич.

     ***
     После вчерашнего слегка саднит горло, но в остальном со здоровьем, на удивление, всё не плохо. Чего не скажешь о моральном состоянии. Мучает что-то среднее между тоской и любопытством. На свидание, или как там воспринимает предстоящую встречу Оттон Осипович, надеть совершенно нечего. Ещё в приличный трактир зайти можно, а в ресторан стыдно. И совершенно никакой возможности обновить гардероб.
     Может отказаться?
     А потом выть ночами в подушку? Глупо. Он же сам пригласил. И руку так нежно поцеловал, что чуть не стало дурно.
     Какой-то Оттон странный. В каждом движении спокойная уверенность многое повидавшего в жизни человека и это нелепое заявление о слабом представлении о том, как и чем живет наш город. Так не бывает. Тем любопытнее будет общаться.
     Всё. Хватит ныть. Пора собираться в гимназию. И съесть что-нибудь. Наверно.

     ***
     Рассеянно глядя в окно конки на медленно проплывающие мимо дома и фигуры прохожих, чуть не пропустила то, ради чего уселась на левую сторону.
     Пока ехали мимо губернской больницы старательно высматривала даже сама не знаю что. Глупость несусветная, но не могла ничего с собой поделать. Очевидно же, что нет у него времени пялиться в окно. Тем более бродить вокруг больницы. Но голос разума давно затих, отдав бразды правления чувствам. 

    ***
    Не стала ехать на Захарьевскую, а вышла из конки в начале Губернаторской с единственной целью заглянуть в обувную лавку. Увы. Ничего мало-мальски пристойного обнаружить не удалось. Неподалёку тоже торговали обувью, но до начала занятий оставалось полчаса. Надо успеть дойти, убедиться, что к моему внешнему виду не будет претензий, в классе порядок, а гимназистки выглядят пристойно. Только третьего замечания мне не хватало. Месяц закончится, тогда можно будет немного расслабиться.

      ***
      В стенах гимназии, вместо чинного благолепия учебного процесса, обнаружилась странная суета. Гимназистки, сбившись в стайки, о чем-то перешептывались, а надзирательницы метались по классам и прочим помещениям с видом загнанных лошадей.  Только, что пена не капает изо рта.
     Ситуацию прояснил Арнольд Станиславович – наш учитель физики. Оказывается, кто-то разложил по классам и даже в туалетных комнатах прокламации совершенно непристойного содержания, прежде всего призывающие к свержению самодержавия.
     Какой ужас! Так и до закрытия учебного заведения дело может дойти. В любом случае придётся общаться с жандармами на предмет своего возможного участия в данном безобразии. Слава богу, что не пришла на занятия заранее, как это делала неоднократно. Какой теперь с меня спрос? И уж точно никому сегодня не будет дела до небольшого беспорядка в одежде учениц и моих отступлений от запланированного учебного процесса.

     Петр Семко

     ***
     Илья Силыч в ординаторской «зарылся в бумаги», в связи с чем ассистировал мне сегодня разговорчивый внештатный ординатор, кажется Станислав Карлович, обрушивший на меня целый поток полезной информации.
     Оказывается, в городе острый дефицит частнопрактикующих врачей, особенно хирургов, хотя должно быть наоборот.
- Вы же знаете, Оттон Осипович, много строится, в том числе и заводов. – ну, как же мне не знать, -Отсюда травматизм. Много приезжего и просто заглянувшего по дороге народа. Отсюда инфекции. В заводские казармы зайти страшно. Совершенно отсутствует какое-либо представление о гигиене.

     А вы батенька социалист. Хотя может и из сочувствующих. Просто поговорить.
- Почему бы и вам, Оттон Осипович не посвятить часть своего времени этому поприщу. А то вы всегда неохотно принимаете подобного рода предложения.

     Я?! А дом за какие шиши построил. Уж точно не на зарплату. Но надо что-то отвечать.
- Пожалуй, я бы сейчас занялся частной практикой, но не хотелось бы, Станислав Карлович, работать одному.
- И не надо, - аж засветился ассистент, не забывая при этом молниеносно вязать швы, - мы давно вас звали в наше общество, но вы только обещали подумать.
- У меня была такая возможность.
- Я вас понимаю, Оттон Осипович.
- Сколько ни переживай за больных, легче им от этого не станет. Нужно что-то делать.
- Всё упирается в деньги, Оттон Осипович. Даже на поддержание того, что есть, не хватает. Сами видите какие условия в больнице.

     Да, уж. Скученность и вонь – самые незначительные проблемы.
     Пока операционная сестра накладывала повязку мы отошли к окну и продолжили разговор.
- Частная практика не может заменить больничного лечения. Сложные операции вообще не возможны в подобных условиях, – подбросил я собеседнику ещё до конца для самого себя не сформулированную мысль.
- Не нами заведено. Все знают, что рана, зашитая в домашних условиях, заживает лучше. Хотя тоже осложнений хватает.
- А если что-то серьёзное?
- Сами знаете, придётся ехать в столицу или Вильно. Наши больницы вряд ли устроят обеспеченного человека. В военном госпитале принимают отставников, но не гражданских. Да и условия там не на много лучше наших.
- Значит имеет смысл открыть частную больницу.
- Знаете какие для этого связи надо иметь? И деньги. Да и каждый состоятельный человек готов платить за себя, но никак не за общий интерес. Ещё отстегнуть на благотворительность. Это да. А финансировать больницу, которая ему лично может никогда и не понадобится? Это увольте. В крайнем случае и в Москву можно съездить. Средства позволяют.
- А кабинет с операционной оборудовать для приёма больных?
- Это пожалуйста. До первого смертельного случая.  Потому наши коллеги предпочитают заниматься диагностикой и мелочевкой. Ничего серьёзного. Вроде господин Шапиро что-то затевает. Но пока это слухи.
- А если сдавать операционную в аренду пациенту?

     Круглые глаза напротив говорили о том, что я, возможно, тороплю события.
- Если мы обеспечим идеальные условия для работы в неком помещении и продемонстрируем, что там результаты лучше, то, возможно, это заинтересует состоятельных людей.
- Даже не представляю, что из этого может выйти. И тоже потребуются немалые средства. – ответствовал заметно озадаченный собеседник.

     Тут нам стало не до разговоров, потому что в операционную поступила больная с малигнизированной толи тератомой, толи липомой левой подмышечной впадины. С трудом выделился в пределах здоровых тканей. Тут бы ещё «химию». Но где ж её взять. Вроде, при внешнем осмотре, метастазов не видно. Но это ни о чем не говорит. Даже рентгена нет.
     А что мне это даст? Ну, увижу или не увижу очаги в костях или лёгких. Дальше что? Но об этом лучше не думать. Делаем, что возможно, а там пусть высшие силы нас рассудят. Только надо бы разобраться с этим «возможно».
     На большой липоме бедра практически отдохнул. В основном морально. Тут шанс определённо есть.
     Следом привели скелет с хроническим кишечным свищем. Ушивать?! У них с головой всё в порядке? Вот так взять и ушить? Это серьёзная операция часа на два и не в таких условиях. К тому же шансы так себе.
     Вздохнул и, мысленно обматерив себя, занялся профанацией. В результате что-то иссёк и ушил. Но это всё с гарантией развалится. Ладно. Хоть слегка подкормится мужик.
     Настроение испортилось окончательно. Поэтому попросил Станислава Карловича выполнить оставшуюся ампутацию и ушивание очистившейся гнойной раны. Ассистировать можно и на автопилоте. Ещё не хватало опозориться перед коллегами.
  ***
     Из операционной мой словоохотливый ассистент сразу же умчался по своим делам, а я занялся «мелочевкой» в перевязочной приёмного покоя. Ничего примечательного. Банальная рутина.
     Поскольку устал, как собака, решил ознакомиться с содержимым корзины, которую сунула в бричку Катерина.
     Большой пакет в мешковине оказался маленьким чугунным горшочком с пюре и котлетами, завернутым в десять слоёв ткани, а потому с почти горячим содержимым. А в небольшом холщовом мешке обнаружилась бутылка с отваром шиповника, кусок пирога с клюквой и небольшая стеклянная банка, заполненная квашеной капустой. Точно «не ослабею».
   Здесь же лежали ложка, завернутая в чистую тряпку, и платок.

     ***
    После обхода возник естественный вопрос куда деть себя до шести часов, когда у Якова Львовича начинают собираться для общения местные интеллектуалы. Определённо следует посетить лавку, торгующую сантехникой. Не важно, что понятия не имею, где она находится. Наверняка где-то в центре. Заодно осмотрюсь в городе.
     Воспользовался вполне терпимыми больничными удобствами, предназначенными для персонала, после чего вспомнил, что не провел обыск в своём кабинете. Что-то мне подсказывало - здесь спрятаны ценные вещи. Вот только было не понятно, что это. Скорее всего не деньги. А потому и спешить с этим некуда.

     ***
     Отъезжая от коновязи решил прикинуть сколько у меня времени и по привычке попытался отыскать сотовый в карманах. Чертыхнулся и достал часы-луковицу. В моём распоряжении полтора часа. Значит действуем по плану.

     ***
     Центр города поразил довольно широкими мощеными камнем улицами с тротуарами, обилием зелени и … чудовищным шумом. Водитель конки, тащившейся мне на встречу, почти непрерывно звонил в колокол, пытаясь распугать пешеходов, бредущих по рельсам. Колёса моей брички тарахтели по мостовой. Им вторили колёса встречного гужевого транспорта. Что-то выкрикивали люди, стоящие возле некоторых лавок. Ещё какой-то шустрый пацан обогнал моё транспортное средство, громко выкрикивая новость про пожар на Широкой и размахивая газетой. Судя по равнодушию прохожих эта «леденящая душу» новость не вызвала общественного резонанса.
      Поскольку искомая торговая точка всё никак не находилась, попросил бородатого мужика, загораживающего вход в лавку, над которой висело изображение сапога, подсказать дорогу, но того отвлекла дверь, открывающаяся у него за спиной.
     Бывает же такое! Из лавки пыталась выйти мрачная Янина, полностью сосредоточенная на своих мыслях.
     Пришлось окликнуть.

     Янина Алексанлровна Шпилевич

     ***
     Третья обувная лавка с тем же результатом: либо не подходит по ноге, либо слишком дорого. И приличную цену выторговать не удалось. Хорошо, что сегодня занятия отменили и есть возможность обойти хоть весь город.
     Ещё этот здоровяк вход загородил. Слов не слышит! Пришлось слегка обозначить своё присутствие. Проигнорировав удивлённую рожу, покинула лавку через образовавшийся просвет в двери.
     Не сразу даже среагировала на знакомый голос за спиной.
    Оттон выскочил из брички и, приложившись к руке, поинтересовался, где тут торгуют какой-то «сантехникой», но потом видно обнаружил моё удивление и стал уточнять.
- Мне нужна лавка, где торгуют умывальниками, кранами и прочим в этом роде.

     Интересно зачем ему это? Квартиры сдают со всем необходимым, а где не сдают, там и водопровода нет.
- Это за перекрёстком на право.
- А вы, Янина Александровна, не могли бы составить мне компанию. Или я отрываю вас от каких-то важных дел?

     Интересное предложение незамужней девице. Впрочем, для такой формы свидания мой внешний вид даже избыточно хорош.
- У меня нет неотложных дел, Оттон Осипович, и я охотно провожу вас в эту лавку. Только должна признаться, что плохо разбираюсь в достоинствах, как вы изволили выразиться, «сантехники».
- Вместе как-нибудь справимся, - улыбнулся этот невозможный мужчина, предлагая мне руку.

     ***
     В лавке, пустовавшей по причине очевидной дороговизны выставленного товара, обрадованный нашим визитом приказчик был весьма любезен и словоохотлив. К моему удивлению, Оттон изрядно разбирался в особенностях выставленного на полках и прямо на полу торгового зала, обсуждая с приказчиком достоинства и недостатки знакомых и совершено не знакомых мне устройств, задавая при этом не понятные мне вопросы. Правда от меня постоянно требовали эстетической оценки увиденного.
     В результате Оттон заказал какие-то трубы и оплатил их доставку куда-то в конец Полицейской улицы. Остальной товар был выписан на любезно предоставленном нам листе бумаги с ценами и возможными скидками. Ну и почерк у господина хирурга! Никакой тайнописи не требуется.
    Ещё поразила фраза, вырвавшаяся у Оттона, когда мы входили в магазин. Что-то вроде «… лин, как настоящее». Интересно, о чем это он?
    На прощание приказчик поразился «терпению и красоте жены господина», высказав определённое чувство зависти к обладателю такого сокровища. При этом Оттон не стал уточнять кто мы друг другу. Только улыбнулся, кивнул приказчику и мы вышли на улицу.
     Думала, что теперь направимся к Якову Львовичу, но Оттон, как-то невпопад, поцеловал мне руку и заявил:
- Я ваш должник, Янина Александровна, потому предлагаю перекусить в любом месте, которое вы сочтете для этого пригодным.
     Слава богу! Ресторан мне сегодня не грозит. Кондитерская Венгржецкого, пожалуй, самое подходящее место. Приличное заведение и мамаши с чадами в это время туда не заглядывают. 

     Петр Семко

     ***
     Выбрался из брички и чуть не чмокнул Янину в щеку. В последний момент сообразил, что тут для этого предназначена женская рука.
     Мысль пригласить Янину в магазин сантехники в качестве сопровождающей с последующими посиделками в каком-нибудь приличном заведении пришла спонтанно. Думал придётся уговаривать, но обошлось.

     ***
     Магазин меня поверг в шок. Ретро! 21 век!!!
     Янина вела себя тихо и ни во что не вмешивалась, совершенно не мешая мне разбираться в конструктивных особенностях ассортимента сантехнических устройств. Кажется, тут не принято брать с собой девушек в подобного рода заведения. Разве что жен. И в этом случае, если судить по финальной реплике краснобая-приказчика, для них это подвиг. Значит придётся извиняться.

     ***
     Когда вышли на улицу, примирительно облобызал даме ручку и предложил, в качестве компенсации, выбрать место, где мы могли бы поужинать.
    Выбор Янины пал на довольно симпатичную кондитерскую, если верить вывеске над входом, где мы заняли столик в углу. Девушка попыталась заказать официанту чай с каким-то пирожным. Пришлось вмешаться и попросить Янину не оскорблять меня экономией моих денег. Чай заменили на кофе и рюмку вишнёвого ликёра, но пирожное осталось в заказе. Ладно. Может тут так принято ужинать. Решил не выпендриваться и заказал себе то же самое.

     ***
     Довольно долго просидели изображая наслаждение от употребления кофе с ликёром. К пирожному Янина даже не притронулась. Потом решил отпустить вожжи и будь, что будет.
- Разрешите представиться, сударыня. Оттон. Осипович куда-то вышел и просил его не беспокоить.

     Круглые глаза напротив заставили заподозрить, что меня сейчас пошлют, но Янина улыбнулась и протянула мне руку для рукопожатия.
- Янина, сударь, очень приятно.
   
      Нет. Рукопожатие мужчины и женщины придумали зря. Целовать руку гораздо приятнее.
- Не сочтите Янина меня сумасшедшим, но я, до встречи с вами, не верил в возможность дружбы между мужчиной и женщиной. Это не значит, что вы мне не нравитесь. Наоборот. Именно поэтому мне и хочется попробовать установит между нами, даже не знаю, как это сформулировать, отношения доверия, понимания и взаимопомощи. Если у нас получится и мы не будем раздражать друг друга, можно подумать о браке.

     Янина залпом допила ликёр и надолго задумалась, ковыряясь ложечкой в пирожном. Потом как-то странно посмотрела на меня и спросила:
-  Вы предлагаете мне быть вашей содержанкой?
     Бли-и-н! Это же девятнадцатый век, тупоголовая ты сволочь!
- Я не имел ввиду близость, - понимая, что несу полный бред промямлил я, - точнее имел, но в другом смысле.
- У близости есть другие смыслы? – грустно усмехнулась Янина, положив ложечку на тарелку с пирожным, - не могли бы вы …
- Подождите! Дослушайте меня пожалуйста. – попытался я спасти безнадёжно угробленное свидание.
- У вас, Оттон Осипович, пять минут, а потом вы отвезёте меня домой.
- Это может выглядеть, как сумасшествие, но меня не покидает ощущение, что я жил в будущем, а потом оказался здесь. Потому я в общих чертах знаю, что случится в ближайшие десятилетия. Вы скоро сможете в этом убедиться. Там, где я жил, совершенно другие отношения между людьми, а близость вообще не повод задуматься о произошедшем. Единственный шанс – это когда между близкими людьми устанавливаются отношения доверия и дружбы. Тогда есть вероятность, что из этого получится что-то серьёзное и надолго. У меня было много женьщин, но ни одна из них не вызывала у меня желания чего-то большего, чем близость. А ты почему-то вызываешь, хотя я тебя совершенно не знаю.
- Вы хам, Оттон Осипович и низкий человек. Кто дал вам право обращаться ко мне на ты? Я не ваша крепостная. Немедленно отвезите меня домой.

       Вы ощущали себя куском дерьма? Лично я ни разу. До этого случая. Особенно убивал холодный тон собеседницы и внешнее отсутствие эмоций. Только презрительный взгляд, прошибающий насквозь.
       Янина отказалась от предложенной руки, сама забралась в бричку и всю дорогу мы ехали молча.
      Какая-то надежда забрезжила, когда мне позволили предложить даме руку, чтобы та смогла выйти из транспортного средства, да и то потому, что самой сделать это, не запутавшись в длинной юбке, было практически невозможно. Потом девушка, не попрощавшись, направилась к подъезду своего дома. И это был конец.
        Не знаю зачем стоял и смотрел на то, как уходит от меня надежда на чудо. Даже после того, как за Яниной закрылась дверь.
     Через каких-то полчаса мне дошло, что я на самом деле псих. Кто говорит любимой женщине правду? Да ещё в таком развёрнутом виде. Вполне довольно волшебного слова «люблю» и что-нибудь про глаза и губы. Ниже спускаться точно не стоит. И разглагольствовать про прозу жизни. Это даже сразу после свадьбы чревато.
     И чего я торчу возле этого подъезда? Наверно потому, что никуда не хочется идти. И вообще ничего не хочется.
     Обошел вокруг своего транспортного средства. Потом ещё раз. Точно псих.
       Скрип открывающейся двери резанул по нервам, как выстрел.
     В дверном проёме появилась Янина с чем-то вроде чемодана в одной и огромным узлом в другой руке.
- Куда едем? – поинтересовалась она бесцветным голосом, - Забери у меня вещи. Тяжело.

     Слава богу хватило ума не задавать дурацких вопросов и не объяснять, что я не это имел ввиду.  Забрал вещи у Янины и поволок к бричке. Как она вообще это сдвинула с места?
     Ехали молча. Но это было какое-то странное молчание. В нём не ощущалось отчуждения. Даже настороженности. Одно ожидание того, что будет, словно мы выехали из дому и, отпустив поводья, катим в неведомое нам куда-то.
     Если бы лошадь не знала дорогу домой, возможно так бы оно и случилось. Совершенно забыл про вожжи, постоянно косясь на задумчивую Янину.

     ***
     Охреневший Левон затащил вещи в дом раньше, чем я высадил Янину из брички. Передал объявившейся Катерине девушку с рук на руки и попросил помочь разобрать вещи там, где гостье больше понравится.
     Левон, доложивший, что баня готова, получил задание вытопить стояк в гостевой комнате. А сам я отправился в баню, где меня дожидалось ведро кипятка с запаренным веником, пара вёдер чистой воды, кувшин с квасом и полотенце.
     Конструкция бани не отличалась изысками, но раскалённые камни и полки присутствовали. А что ещё нужно?

Отредактировано Владимир Лисуков (11-05-2022 13:06:53)

+5

44

Владимир Лисуков написал(а):

Окно слово, что умылся.

Таки одно...

0

45

Кадфаэль написал(а):

Владимир Лисуков написал(а):
Окно слово, что умылся.

Таки одно...

Спасибо! Исправил.

0

46

Владимир Лисуков написал(а):

Как видите жизнь сильно отличается от уставов и постановлений.

И чем отличается? Захарьин и купец договорились, купца к малоимущим никак не отнесешь, устав не был нарушен. Проблема в том, что настолько платежеспособные пациенты попадались не так часто. Давайте сформулируем, о чем у нас дебаты. Вы написали:

Владимир Лисуков написал(а):

на работе прежний хозяин этого тела ежемесячно получал сто тридцать рублей.

Если это суммарный доход главного героя от жалованья и частной практики - то я нисколько не возражаю. 75-100 рублей зарплата, которую он каждый месяц получает в больничной бухгалтерии плюс три-пять червонцев, которые набегают за счет совместительства, частной практики и "барашков в бумажке".
Если же это его жалованье, а частная практика и все прочее - помимо этой суммы, то мне кажется, что тут вы малость перегнули. Жалованье платят на основании штатных расписаний. Штатов медучреждений конца девятнадцатого века в интернете полно. В тех, что я видел, выплаты младшим врачам (жалованье плюс содержание) меньше ста рублей в месяц. Вот пример:

Высочайше утвержденный штат медицинского факультета Новороссийского университета

Как видите, профессору полагается 3000 рублей в год плюс еще 600 за исполнение должности декана. При этом прозектору полагается 1500, ассистенту - 1200,  ординатору факультетской клиники - 600 рублей в год плюс квартира, а госпитальной клиники - просто 600 рублей.
Или вот:

Штат Санкт-петербургской общины сестер милосердия Красного креста

Зарплата ординаторов - от 600 до 1200 рублей в год

Высочайше утвержденный штат терапевтической и нервной клиник Казанского университета

Ассистенты получали в год 1200, двое ординаторов - 600 рублей в год плюс квартира, еще двое - 720, но без казенного жилья.

Высочайше утвержденный штат странноприимного дома графа Шереметьева

Старший врач получал 2400 рублей в год, ординаторы - по шестьсот, оператор - тысячу.
Военные врачи получали не сильно больше:

Высочайше утвержденный штат лейб-гвардии стрелкового полка

Старший врач получает 1344 рубля в год, младший - 876 рублей в год.
Значительно больше - 1500-2100 рублей в год получали врачи психиатрических больниц:

Высочайше утвержденный штат Виленской окружной лечебницы для душевнобольных

Повторюсь - а какой год у нас на дворе? Явно не 1913, потому что Федорович умер в 1912 году. С другой стороны, вряд ли позже 1904, потому что иначе Янина не думала бы о том, что страну ЖДУТ проблемы, а на интиллигентском междусобойчике не обсуждали бы коронацию - были бы более актуальные темы.  При этом земская губернская больница на базе бывших богоугодных заведений в Минске появилась только в 1904 году. А в богоугодных заведениях было всего три врача - Зданович, по специальности терапевт и педиатр, Федорович и Макаревич, невропатолог и психиатр. Соответственно, не было градаций - старший хирург, младший хирург. Были старший врач (Зданович) и младшие врачи. После преобразования в земскую больницу в 1905 году Федорович и Макаревич стали старшими врачами, а младшим был Кодис. При этом хирург  Оскар Казимирович Кодис в 1905 году попал в разряд военных врачей, хотя в списках должностных лиц минского гарнизона такой врач не значится. А вот ординаторов в земской больнице в то время не было. В еврейской были.

Отредактировано Kra (11-05-2022 21:38:19)

0

47

Владимир Лисуков написал(а):

Они обязаны были сообщать о неподобающем внешнем виде учениц надзирательницам.

Зачем, если классная надзирательница и так присутствует на всех уроках своего класса?

Владимир Лисуков написал(а):

Вроде господин Шапиро что-то затевает. Но пока это слухи.

Если речь идет о младшем ординаторе минской еврейской больницы Льве Наумовиче Шапиро, то он появляется в списке минских врачей только в 1907 году. До него хирургом в этой больнице был Мирон Павлович Айзенштадт.
И кстати, Зданович числится штатным врачом женской гимназии, так что с Яниной они хотя бы шапочно знакомы.

Отредактировано Kra (11-05-2022 21:36:10)

0

48

Kra написал(а):

Давайте сформулируем, о чем у нас дебаты.

     Давайте.

     Вы пытаетесь мне доказать, что собирательный образ главного героя в деталях не совпадает с реалиями жизни его прототипа.

     Ну, не совпадает. И что? Реальный Оттон Осипович не кончал жизнь самоубийством, но это вас почему-то не заинтересовало.

      Вас заинтересовала зарплата этого персонажа, которую вы посчитали чрезмерной. И, заодно, начали доказывать, что доходы врачей, в конце 19 века, были мизерными, а значит вся нарисованная мною картина - ложна.
     При этом, чтобы проще было доказывать, вы понизили моего героя в должности до рядового ординатора, потому что старшие врачи (вы сами приводите эти данные) подобную зарплату получали.
     Сначала у вас платёжеспособен только царь. Потом вы не посмели спорить с Гиляровским, но свели всё к частному случаю. Но это был не частный случай, а пример сумм, которые получал Захарьин. Гиляровский пишет о том, что масленица была периодом наибольших его доходов, когда за визит взымалось от 300 до 500 рублей. Разумеется, мы обсуждаем чемпиона России по обиранию пациентов. Но, сами понимаете, он был вдохновляющим примером для тех, кто мог и хотел заработать.

     Вы утверждаете, что врачей было относительно много, а платёжеспособных пациентов - мало.
     Это не соответствует действительности ни в Минске конца 19 века, ни в России в целом. В стране был промышленный бум. А Минск, к тому же, недавно стал железнодорожным узлом. В городе одних лавок было в районе тысячи. Разумеется, в России того периода чудовищное имущественное расслоение. Но не в пропорции сотня богачей, а остальные десятки тысяч - нищие.
     Не могу не заметить по поводу табели о рангах. Это замечательный источник информации, если не учитывать взятки. Надеюсь вы не станете утверждать, что в этот период России удалось побороть сие зло? Поэтому о реальных доходах чиновников знали только чиновники. Как и о реальных доходах врачей знали только врачи.
     В этой связи несколько слов про ценность данных, полученных в результате опросов.
     На эту тему есть замечательный, но очень неприличный анекдот.  Очередной спор жителей Виллариво и Вилалабаджио коснулся размеров мужского достоинства. За явным преимуществом победили жители Вилалабаджио. Только жители Виллариво реально мерили, а жители Вилалабаджио проводили опрос.
      Разумеется, минские врачи в опросе указали то, что им было выгодно, то есть самые высокооплачиваемы виды частной практики.
     Ещё раз повторюсь, что не пишу исторический роман или биографию Федоровича. Мне интересна прежде всего усреднённая ситуация и атмосфера того времени. А личность Федоровича лишь хороший повод для создания фантастического сюжета.

0

49

Владимир Лисуков написал(а):

Вы пытаетесь мне доказать, что собирательный образ главного героя в деталях не совпадает с реалиями жизни его прототипа. Ну, не совпадает. И что? Реальный Оттон Осипович не кончал жизнь самоубийством, но это вас почему-то не заинтересовало.

А где он в выложенном тексте кончает жизнь самоубийством? В любом случае, жизнь кончает не реальный Оттон Федорович, а главный герой в теле Оттона Федоровича. Судя по тексту, старого сознания практически не видно, так что ничего удивительного в этом не будет. Детали, о которых я говорю, имели место до попадания в это тело сознания главного героя и как-либо повлиять на них он не может - все это уже случилось.

Владимир Лисуков написал(а):

вы понизили моего героя в должности до рядового ординатора, потому что старшие врачи (вы сами приводите эти данные) подобную зарплату получали.

Если вы заглянете в Российский медицинский список на 1902 год (он доступен в интернете), то в разделе "Алфавитный список медикам, имеющим право на врачебную практику в России", увидите, что Оттон-Фруменциуш Иосифович Федорович, 1859 года рождения, окончивший курс в 1885 году, работает ординатором больницы Приказа общественного призрения в Минске. Список составлялся на основе регистрационных карточек, которые врачи должны были собственноручно заполнять и сдавать губернскому врачебному инспектору. Так что это не я, это сам Оттон Федорович так себя определил.
Земская больница, в которой Оттон Федорович стал старшим врачом, появилась в Минске только в 1904 году. Почему я думаю, что события происходили раньше этой даты?
Во-первых, разница в возрасте между Оттоном и Яниной. В 1896 году она составляет 9 лет, в 1904 - 17, в 1907 - уже 20. Чего, скажем так, не видно по тому, как Янина воспринимает главного героя.
Во-вторых, у нас на дворе весна или осень (вряд ли в Минске летом носят пальто). Весной 1904 года погиб адмирал Макаров, блокирован Порт-Артур, к осени проиграно сражение при Вафангоу. К весне 1905 года произошло Кровавое воскресенье, к осени была проиграна Русско-японская война и произошло восстание на "Потемкине". Вряд ли в таких условиях Янина бы думала, что

Владимир Лисуков написал(а):

нашу державу ждут большие проблемы в ближайшем будущем.

потому что эти самые большие проблемы уже налицо.
Возвращаясь к зарплате. Повторюсь еще раз - я вполне допускаю, что суммарный доход главного героя, то есть жалованье, плата за совместительство, доходы от частной практики и так далее, включая то, что вы называете "взятками" (взятки Федорович мог брать разве что когда исполнял должность городового врача (вроде нынешней санэпидстанции), все остальное было вполне законным вознаграждением, ничуть не противоречащим Уставу врачебному)

Владимир Лисуков написал(а):

Но это был не частный случай, а пример сумм, которые получал Захарьин. Гиляровский пишет о том, что масленица была периодом наибольших его доходов, когда за визит взымалось от 300 до 500 рублей.

500 рублей - не самый большой гонорар, который получил Захарьин. Повторюсь - за лечение Александра Третьего он получил в общей сложности 25 тысяч. Но, во-первых, Захарьин был выдающимся медиком с мировым именем. Во-вторых, практиковал он в одной из столиц России. Я не говорил, что ВСЕ врачи в России получали копейки. Лейб-медики и профессура отнюдь не бедствовали. А вот все остальные - как получится.

Владимир Лисуков написал(а):

В стране был промышленный бум. А Минск, к тому же, недавно стал железнодорожным узлом.

Угу, прямо Манчестер. Вся промышленность губернского ГОРОДА Минска по численности рабочих была в три раза меньше, а по объемам производства была чуть больше, чем промышленность одного СЕЛА во Владимирской губернии. Купцов первой гильдии на всю Минскую губернию было 68 человек, а врачей - больше двухсот, включая несколько статских и действительных статских советников.

Владимир Лисуков написал(а):

Ещё раз повторюсь, что не пишу исторический роман или биографию Федоровича. Мне интересна прежде всего усреднённая ситуация и атмосфера того времени. А личность Федоровича лишь хороший повод для создания фантастического сюжета.

Но усредненная ситуация и атмосфера - отнюдь не в космосе, и не в губернском городе N, а в совершенно конкретном Минске. И в эту атмосферу входят штатные расписания больницы, порядки в гимназии и еще куча всякой дребедени типа того, где проходил маршрут конки. В приложении к совершенно конкретному, фактически существовавшему человеку, который имеет свою биографию до того момента, когда в его тело попадает сознание главного героя. Вы сами, прошу прощения, выбрали эти рамки, и с ними, хочется этого или нет, приходится считаться.

+1

50

Kra написал(а):

Но усредненная ситуация и атмосфера - отнюдь не в космосе, и не в губернском городе N, а в совершенно конкретном Минске. И в эту атмосферу входят штатные расписания больницы, порядки в гимназии и еще куча всякой дребедени типа того, где проходил маршрут конки. В приложении к совершенно конкретному, фактически существовавшему человеку, который имеет свою биографию до того момента, когда в его тело попадает сознание главного героя. Вы сами, прошу прощения, выбрали эти рамки, и с ними, хочется этого или нет, приходится считаться.

     Не дам себя загнать ни в какие рамки!
     Копаться в деталях этих рамок тоже не буду.
     Роман не про Россию конца 19 века, а про сложности, которые возникают у современного человека, когда он попадает в подобные обстоятельства. Всё далеко не так просто, как это нам демонстрируют оптимисты, пишущие про попаданцев.
     И вообще мне видение было: главный герой попал в Минск параллельной реальности, где всё очень похоже, но иногда несколько отличается от того, что было на самом деле.
     Теперь какую захочу зарплату, такую главному герою и назначу. Разумеется в пределах разумного.

+2


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Содержанка.