Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Наталии Курсаниной » Нет Бога кроме Смерти...


Нет Бога кроме Смерти...

Сообщений 11 страница 20 из 438

11

Ника написал(а):

Придет Айно, заставлю его выложить то, что он написал в "Глоссарии" по Рэму... И фига он у меня отвертится, провокатор!

http://gardenia.my1.ru/smile/smoke.gif  НА...

РЭМ

(Республика… летоисчисление «от Основания Города»…)

Власть:

Исполнительная: 4 Консула (каждый год переизбирается один из них) и Морской Проконсул (избирается пожизненно, но может быть переизбран (в голосовании принимают участие только моряки, судовладельцы и жители портовых городов)) составляют Совет Республики. В общем подчинении Совета находится вся исполнительная вертикаль государства. Должности: Проконсул  – назначаемый Советом и утверждаемый Сенатом губернатор провинции. Претор – помощник Консула (Консул может иметь до четырех преторов), утверждается Сенатом. Пропретор –  помощник Проконсула, утверждается  Магистратом соответствующей провинции.

Законодательная: Сенат (сенаторы избираются пожизненно) – высший законодательный орган. Магистрат (магистраты избираются на неограниченный срок, но могут быть переизбраны в любой момент (по требованию избирателей)) – законодательная власть провинции.

Контролирующая: Народные Трибуны различных уровней – от общегосударственного  до городского – должность, которую могут занимать  только плебеи. Обладает на своем уровне Правом Вето на любое решение как законодательной, так и исполнительной власти соответствующего уровня.

Сословное деление общества:

1. Патриции – управляют госсобственностью, могут быть избраны на высшие должности и в Сенат (лидэс, избранный в Сенат, автоматически становится патрицием)
2. Лидэс («всадники») – владеют землей, но не могут управлять госсобственностью. Могут быть избраны в Магистрат и занимать невыборные государственные должности.
3. Плебс – владеет недвижимым имуществом, но не владеет землей. Обладают избирательным правом, но могут избираться только на определенные должности.
4. Проледс – владеет только собой и личным имуществом (деньги имуществом не считаются). Не  обладают избирательным правом и не платят налоги (кроме подушного налога). В связи с этим наиболее хитрожопые личности (банкиры) имеют огромные состояния и официально числятся пролетариями.
5. Рабы – не владеет ничем, даже собой
Переход между сословиями не закрыт.

СИГЕЛ:       
                                               Цитируется по: Тэм Гиллари  «Несущие Смерть»

                          «… «Сигел» - «Несущий Смерть» (дословный перевод с древнерэмского)…

    …время создания Сигел, так же, как и время возникновения самого культа Смерти точно неизвестно, но это явно произошло еще до Переселения и основания Рэма. Первые упоминания о Сигел в летописях датированы 14 годом (здесь и далее «от Основания Рэма»), при этом речь идет о перестройке и расширении Большой Арены в связи с чем «…необходимо выделить землю для постройки нового здания Сигел…»…

     …О древности Сигел свидетельствует также архаичная структура организации его боевых подразделений:
- командный состав (центурионы и легаты) не был выделен из строя,
- отсутствовали специально назначенные знаменосцы (сигниферы),
- отсутствовала стандартизация вооружения (каждый боец вооружался индивидуально)…

     ...и хотя в ходе реформы Тита Промиса командиры Сигел получили звания, единые для всего Рэма, система подчинения осталась той же – сигелы выполняли приказы только своих центурионов и легатов. При этом подчинение простых солдат и матросов командирам Сигел считалось обязательным. Еще одним доказательством особого положения Сигел в Рэме является так называемое «исключительное право», зафиксированное во всех известных Кодексах Законов (отношение граждан Республики к Закону общеизвестно…). Согласно ему, любой из сигелов «…имеет право убить любого жителя Республики без суда, если у него есть на то законная причина…»…

     …представление о сигелах, как о «…рабах, оплачивающих свое освобождение кровью…» в корне неверно. Уже гладиатор, хотя и оставаясь при этом рабом, проходил посвящение  в Храме Смерти. Таким образом, гладиаторские игры являлись религиозной мистерией и, выходя на Арену, гладиатор являлся одновременно жертвой и жрецом. Вообще-то, все поединки в Рэме официально проводились на Арене и являлись, в том числе, религиозной церемонией (жертвоприношением). Выжившим участникам таких «дуэлей» наносилась на плечо татуировка Знака Арены, но без гладиаторского символа (рабского клейма) в центре…

     …достигнув определенного уровня, гладиатор мог стать сигелом, но последнее слово принадлежало жрецам, а иногда и непосредственно Богу. При этом во внимание принималось как умение бойца, так и его вера как последователя Культа Смерти. В сущности, пять  лет  формального рабства после принятия в Сигел, являлись испытательным сроком, в ходе которого новичок не только доказывал свое умение убивать и выживать в самых опасных ситуациях, но и проходил своеобразное «послушничество». (Желающий стать жрецом любого бога в любой религии проходит подобный испытательный срок.) После пяти лет такого испытания веры, бывший гладиатор, или становился полноправным Жрецом Смерти (после окончания испытания в центре Знака Арены появлялся черный круг – символ полного посвящения, под которым полностью скрывалось рабское клеймо), или (что также бывало) покидал Сигел навсегда (рабское клеймо при этом перечеркивалось)…
     
     …в истории неоднократно зафиксировано принятие в Сигел свободных граждан. При этом не имел значения ни общественный, ни имущественный, ни должностной статус, которым обладал «выбравший испытание» ранее. Испытуемому, при этом, в дополнение к Знаку Арены наносился Знак Сигел. Формально он на пять лет уравнивался в статусе с прочими сигелами, но при этом не получал гладиаторского символа (рабского клейма). Часто встречаемые в литературе упоминания о так называемых «белых сигелах» относятся именно к этой категории испытуемых…"

             …впервые опубликовано через 213 лет после описываемых событий…
     

Военная структура Сигел:

Легат – высшее командное звание в Сигел. Общее руководство Сигел осуществляет один из Старших Жрецов Смерти (его иногда называют «принцепс сигелов», но это звание не является официальным). По службе отряды Сигел подчинены непосредственно армейским либо флотским командирам старшего ранга (не ниже комеса).

Воинские звания и должности (приравнены к армейским):

- сигел
- старший сигел – осуществляющий общее руководство в группе меньше центурии.
- центурион
- старший центурион – осуществляющий общее руководство более чем одной центурией.
- легат
- старший легат – осуществляющий общее руководство более чем одной манипулой.

Структурная организация:

- «центурия» - 16 бойцов. Командует центурион.

- «манипула» - четыре центурии.(64 бойца). Командует легат.

Остальное в очень сыром виде и будет выкладываться по мере готовности...  http://gardenia.my1.ru/smile/smoke.gif

Отредактировано Айно (12-12-2008 21:26:02)

+1

12

Э, чё, ни одного тапка?
Абыдно...

0

13

Айно, Ника
Без обид, но пока маловразумительно. Побольше бы...

0

14

Поняла. Пишу дальше...

0

15

На самом деле "Нет Бога..." - рассказ-интерлюдия к большой вещи, находящейся в процессе...
Ниже - кусочечек основного текста:
(1)

- Бран, ты уверен, что именно ты должен остаться?
- Феникс… Я, конечно, ценю твою заботу и всю остальную херню но, позволь тебе напомнить, что только я из всех вас могу экранировать боль. Если вы не успеете в срок, и обещания Шлиндона, что вы все почувствуете то, что он со мной сделает, правда… Я СМОГУ сделать так, что вы ничего не почувствуете.
-   Логически ты прав, но… Бран, если мы не успеем, он же с тебя шкуру живьем спустит!
- Я очень хочу верить, что вы успеете…
- Запомни, мы не позволим тебе умереть!
Бран рассмеялся.
- Феникс, ты еще в патетику ударься! Иди ты… Попробуй только не успеть! Я вас даже на эшафоте ждать буду.
Он крепко обнял Феникса. Тот обхватил друга и сжал с такой силой, как будто видит его в последний раз. В душе он понимал, что иного выхода нет, но… Боги милостивые, насколько же ему было бы легче, если бы он мог остаться сам!
После Феникса с Браном обнялись все остальные… Сигуро, Змей, Степняк и Юринас….
Вот так всегда… Кто-то уходит, а кто-то остается, чтобы прикрыть уходящих…

* * *

Ближе к ночи, когда последние гости разошлись и Бран с хозяином поднялись в лабораторию, Шлиндон приказал принести вина и свечи. Они сели в массивные деревянные кресла напротив друг друга. Шлиндон, играя в гостеприимного хозяина, сам разлил вино по бокалам.
- За ваших друзей! – провозгласил он.
Бран приподнял свой бокал и сделал глоток. Вино отдавало затхлостью, но аромат чувствовался… как будто букет полевых цветов поставили на несколько дней в сырой подвал. Он отставил бокал, не выпив и половины. Не понравилось.
- Вас можно называть по имени, Бран? Вы же, насколько я знаю, не имеете никаких титулов и званий? – Шлиндон, откинувшись на спинку кресла, не спеша потягивал вино.
- Можете называть меня… как вам будет угодно – отозвался Бран. - Я считаю, что если человек чего-то стоит, то, чтобы его знали, хватит одного имени. А всякие «светлости» излишни…
Шлиндон едва заметно усмехнулся кончиками губ.
- Хорошо. Но, как я вижу, вино вам не понравилось? Может, приказать принести другое?
Бран отрицательно покачал головой.
- Благодарю вас, но я вообще не хочу вина.
- Жаль, - чуть слышно отозвался хозяин.
- Вы что-то сказали? - Бран сделал вид, что не расслышал.
- Ничего, - сказал Шлиндон, ставя свой бокал на столик. - Я хотел у вас узнать, если можно, почему ваши друзья оставили вас, а не более слабого бойца. Я видел, что седой и этот молоденький уступают вам во всем.
Бран, откинув голову, громко расхохотался.
Маг, удивленный такой реакцией на свой вопрос, озадаченно замолк.
- Этот «седой», как вы изволили выразиться, лучший фехтовальщик Срединного моря. Я выстаиваю против него неполную минуту.
Шлиндон недоверчиво поднял бровь.
- Я знал, в свое время, лучшего фехтовальщика… но он был намного старше вашего друга и, к сожалению, давно погиб. Его звали Иэлир «Северный Волк».
Бран с удивлением посмотрел на собеседника:
- Очень печально, господин маг, что вы, при всей вашей наблюдательности, не признали его сына.
Шлиндон пораженно выдохнул:
- Вот как! И вправду, мне он показался странно знакомым... И как его зовут?
- Вам бы стоило познакомиться с ним лично, но… раз вы упустили свой шанс…  Его зовут Юринас.
- Юринас «Оса»?
- Именно.
Маг взял бокал и на несколько минут замолчал, думая о чем-то своем и глядя в огонь камина.
Шлиндону было искренне жаль, что он упустил возможность познакомиться и пообщаться с сыном Иэлира. Особенно пообщаться. Несомненно, для сына того, кто в свое время заставил мага бежать из удобной страны и бросить неоконченными эксперименты, он бы придумал что-нибудь очень, очень особенное. Шлиндон не понимал, почему в одних странах опыты над людьми считались преступлением, а в других  - совсем даже наоборот. 
- Ну, а второй… ваш молодой друг, - словно очнувшись, маг повернулся к Брану, - он тоже мастер шпаги?
- К сожалению, нет, – отозвался Бран - но судя по тому, с какими темпами он учится у Юри, может скоро стать…
- Тогда почему не остался он?
- Как вы сами сказали, господин маг… он еще слишком молод, чтобы умереть…
Шлиндон изобразил легкое недоумение:
- Вы настолько не верите в своих друзей, что уже приготовились умирать?
- Ну, что вы, - Бран развел руками, - если бы я не верил в них, они бы не были моими друзьями. Они сделают все возможное, чтобы принести камень вовремя.
- К сожалению, - печально опустил голову маг, - если бы это было так просто, я бы не  настаивал на заложнике. Камень очень трудно добыть и еще труднее донести и отдать. Вы не поверите, сколько раз это уже пытались сделать…
- Зачем же вы тогда отправили их?
- Они достанут камень, а привезут его уже мои люди.
Бран, прищурившись, смотрел на мага. Его взгляд потерял ироничность и стал тяжелым.
- Значит, вы отправили их на верную смерть?
Хозяин только развел руками и с улыбкой превосходства посмотрел на застывшего, как змея пред броском, мужчину.
- Разве вам никогда не хотелось узнать, что могут сделать ваши друзья ради вашего спасения?
- Идите в Хель! – огрызнулся Бран.
Шлиндон расхохотался:
- Все мы там будем. Одни раньше… другие позже. А вам, уважаемый Бран, до Хель совсем чуть-чуть, каких-то десять дней! Да, и, кстати, очень жаль, что вы все-таки не стали пить это прекрасное вино. Но и того глотка, что вы выпили вполне достаточно, хоть мне и пришлось немножко подождать и развлечь себя разговором. Это вино содержит набор трав, подавляющий волю к сопротивлению. Вы уже почувствовали, как он действует… не хочется вставать с кресла… не можете поднять руку… - Шлиндон улыбнулся, увидев, что Бран все-таки попытался подняться, но обессилено рухнул обратно. В голове все кружилось, тело стало ватным, страшно захотелось спать. – Это не яд, не бойтесь. Это только травы. Конечно, надо знать какие именно,  в каких пропорциях… но я вижу вам это уже неинтересно.
- Зачем… вы это сделали? – сумел прохрипеть Бран, с яростью гладя на мага, – я же и так ваш заложник.
Шлиндон кивнул,  с отеческой добротой посмотрев на своего пленника.
- Помните, я вам сказал, что все, что вы чувствуете, будут чувствовать и ваши друзья? Я не идиот, чтобы нарушать данную клятву… на вас не будет ни единой царапины. Но одного я вам не позволю, и не мечтайте – спать! Просто спать… и ваши друзья скоро, как вы, будут валиться с ног от усталости. Они начнут делать ошибку за ошибкой, а потом и реакция уже не та… и скорость. После того, как они достанут камень, мои люди постараются его отнять. Конечно, у таких бойцов, как ваши друзья, этого не получится. Но… они будут слабеть с каждым днем. Как вы думаете, сколько они продержаться? А верные мне воины уже будут идти по их следу… и, как только они получат камень, я отпущу вас.
Бран с трудом поднял голову. Она стала тяжелой и постоянно клонилась в сторону. Отчаянным усилием воли он прошептал заклинание экранирования, в надежде на то, что сможет блокировать не только боль, но и общее состояние. По телу пробежала знакомая дрожь.
Шлиндон, почувствовав чужую магию, вскочил с кресла.
- Что ты сделал? – закричал он, хватая Брана за воротник. – Что это за заклинание?
Голова у того моталась из стороны в сторону. Он смог едва слышно прохрипеть:
- Сам узнай…
Но в арсенале мага не было ничего похожего. Шлиндон рассерженно толкнул его назад в кресло. Бран впечатался затылком в высокую спинку, на мгновение боль помогла сосредоточиться. Но в следующую минуту он почувствовал, как несколько рук выхватили его из кресла и потащили куда-то вверх по ступеням…

* * *

На четвертые сутки без сна Бран полностью утратил ощущение реальности… перестал понимать, где он и кто он. Первые дни он твердил себе, что сможет выдержать, подумаешь, несколько бессонных дней – ерунда. Как будто всю свою жизнь он спал на пуховых перинах… бывало, приходилось сидеть по несколько дней в засадах, и ничего. Почему же теперь кажется, что из тела вытащили стержень. Нет никакого желания  сопротивляться. Голова пустая… и тяжелая, будто из камня, одна мысль – спать… уже безразлично, что вытворяют с телом, глаза слипаются и сознание уплывает само собой.
В первые дни было достаточно окунуть его головой в ледяную воду… теперь же даже дыба не помогала. Он терял сознание ежеминутно, постоянно, но и способы, которыми его приводили в чувство, становились все более изощренными.
К концу седьмых суток пропало даже желания жить. Ему стало все безразлично. В широко раскрытых глазах замерло выражение детской обиды.
Шлиндон нагнулся, провел рукой перед лицом. Зрачки не среагировали на смену света. Бран перестал различать жив ли он или уже умер. Сознание, забилось в какой-то уголок мозга и отключилось.
- Он не выдержит, господин маг, - сказал палач.
Маг согласно кивнул и с сожалением констатировал:
- Я думал, он сильнее… ну, ничего, еще три дня и он, наконец, получит долгожданный отдых. Продолжайте…

Отредактировано Ника (21-12-2008 05:24:54)

+4

16

+1. Но мне предыдущий отрывок понравился больше.

Ника написал(а):

Боль в вывихнутых плечах не давала того эффекта, на который рассчитывали палачи.

Хороший палач знает, чтот такое пытка бесснницей. И таких ошибок не допускает.

0

17

Степан написал(а):

Хороший палач знает, чтот такое пытка бесснницей. И таких ошибок не допускает.

принято... но посоветуйте как исправить, чтобы было правдоподобнее.

0

18

Ника написал(а):

но посоветуйте как исправить, чтобы было правдоподобнее.

Как правдоподобнее-не знаю  http://gardenia.my1.ru/smile/sad.gif  , но можно, например, так:

"...теперь же он терял сознание ежеминутно, постоянно и способы, которыми его приводили в чувство, становились всё более изощренными."

И ещё:

Ника написал(а):

- Он не выдержит, господин маг, - сказал слуга.

ПМСМ лучше "палач".

0

19

Да, у меня случаются лишние словодвижения. Искоренняю всеми доступными средствами. Ваш вариант принят!
Если есть еще замечания   http://gardenia.my1.ru/smile/clap.gif  давайте сюда

0

20

...next... (2)

Подрагивающий отблеск свечей только слегка разгонял темноту в подвале, но даже этот трепетный огонек казался слишком ярким.  По углам устроились четверо.
Аристократ с высокими скулами и надменным взглядом черных глаз держал на коленях большой, почти в рост человека, лук, поглаживая его тонкими нервными пальцами, будто не мог свыкнуться, что это прекрасное оружие наконец-то принадлежит ему. По изящно выгнутым крыльям вилась замысловатая резьба. Тетива была снята и, заботливо завернутая в тряпочку, убрана в кошель на поясе. У ног Варисты лежал еще один лук, меньше и неказистее своего собрата и с надетой тетивой. Если над головой слышались шаги, рука Змея непроизвольно тянулась к малому луку, но когда шум смолкал, снова принималась гладить причудливые изгибы большого.
В противоположном углу расположился Степняк. Он сосредоточенно раскладывал перед собой соломинки. Это занятие настолько его увлекло, что он не поднимал глаз, даже когда чужие шаги раздавались прямо возле дверей. Изредка Махайра досадливо морщился и сметал соломинки в кучу, а затем, прищурившись, снова начинал раскладывать их только одному ему известным образом.
Рядом пристроился Сигуро, перед которым лежали две шпаги без эфесов. Упрямо откидывая с глаз непослушную светлую челку, он ножом нарезал из кожи тонкие полоски, которые собирался намотать вместо рукоятей. Снятые гарды лежали рядом и парень, посматривая на них, вздыхал с сожалением, но понимал, что с ними клинки под платье не спрячешь.
Феникс сидел в углу, и казалось, спал. В особых приготовлениях он не нуждался, нужно было только унять слишком быстро стучащее сердце. Нельзя показывать, что под опущенными веками непойманной птицей бьется ужас. Он ведь до дрожи боится опять идти в этот замок. Но, ни Вариста, ни Юри, ни Сигуро и даже, ни развязный и дерзкий Степняк не заслужили того, на что обрек себя Феникс. Если бы рядом был Бран, он бы понял… но именно для того, чтобы вытащить Брана, Феникс и должен идти туда. Сквозь стражу и все магические ловушки. Прорваться и убить Шлиндона. Иначе всё будет напрасно…
В дверь легонько поскреблись. Пламя свечи затрепетало от порыва свежего воздуха, и взгляды мужчин скрестились на вошедшем. Он был среднего роста,  тонкий в талии и двигался легко, как в танце. Даже тюк с тряпками был брошен на пол с выверенной точностью. Лицо с красивыми, изящными чертами не слишком сочеталось с тяжелым суровым взглядом, которым молодой человек обвел сидящих. Когда с головы слетела грязная тряпка, заменяющая головной убор, на плечи упали длинные, совершенно седые волосы.
- Здесь два комплекта, - садясь на пол, произнес он.
- Зачем второй? – не понял Сигуро. – На тот случай, если первый не подойдет?
Феникс с сомнением посмотрел на Юринаса. Тот недовольно дернул плечом и отвел взгляд в сторону.
- Кто еще пойдет на площадь? – Вариста отвлекся от лука и взглянул на Степняка.
Степняк с ответ только пожал плечами:
- Могу и переодеться. Мне все равно, что на площади, что в воротах.
Все обернулись к Фениксу, но тот, прищурив глаза,  внимательно рассматривал Юринаса.
Мокрой тряпкой повисло напряжение. Феникс явно чего-то хотел от Юри, а тот упрямо поджав губы, молчал.
Сигуро перевел взгляд с Феникса на Юри и обратно. Внезапно его лицо озарилось пониманием.
- Ты хочешь, чтобы переоделся Юри? – воскликнул он, обращаясь к Фениксу.
- Заткнись! - зло рявкнул Юринас, - он именно этого и не хочет! Но я это сделаю!
Феникс, откинув голову, полоснул острой, как клинок, ухмылкой.
Все знали, во что обошлось Юринасу это решение. Слишком красивое лицо… белые, как снег волосы… обманчиво хрупкое тело… в рабстве он сполна выпил чашу унижений, но остался мужчиной. Ничто не смогло заставить его опустится и стать ничтожеством.
- Уверен? – спросил в наступившей тишине Феникс.
«Ты уверен, что переломишь себя, свое отвращение и ненависть? Придется ведь не просто сыграть… перевоплотиться в женщину. Иначе на площадь не попадешь. Малейшее подозрение… и ты подставишь не только себя, но и Сигуро…»
- Он не справиться сам, - напряженно, глядя в пространство, сказал Юри, - кто-то должен его прикрыть. Ты – в замке… Степняк – в воротах… Вариста – на крышах… значит  на площади – я…
- С Сигуро могу пойти я… - начал Степняк.
Юри яростно перебил его:
- Рожей не вышел!!!
Степняк оскалился, но, поняв, что Юринас сейчас сжигает за собой мосты, промолчал. Юринас, из них двоих, наиболее подходящая кандидатура на переодевание. А Махайра и вправду не так красив как Оса. Но Юри ненавидит все, что дает хоть тень намека на самое страшное для него унижение.
Степняку захотелось пошутить, но невысказанная острота замерла у него в горле, натолкнувшись на бешеный взгляд Юри. Оса только и ждал, когда кто-нибудь съязвит по этому поводу, чтобы взорваться смертоносным вихрем. И неважно было, что он не достанет… неважно, что сказавший - друг… просто… Такое не говорят!
- Хорошо, - наконец-то Феникс прервал молчание. – Раз так решил… значит, так и будем действовать. Вы с Сигуро начинаете на площади. Потом, вместе с Браном - к воротам. Махайра – расчистишь им выход. Если понадобится - задержишь погоню. Вариста – убираешь стрелков с крыш и прикрываешь сверху. Меня не ждите. Уходите сразу после того как обрушится мост. Кони готовы. Встречаемся у Каменной Ладони. Я буду уходить через Верхний Город. Ну, вот и все… 
- То, что мы собираемся сделать – верх идиотизма. – Вариста улыбнулся и посмотрел на друзей. – Впятером напасть и отбить Брана с эшафота. Знаете, я еще никогда не участвовал в таком безумии…
- Все когда-то случается в первый раз, - Юринас вздернул уголок рта.
- Ага, или в последний… - подхватил Сигуро.
- Как Бран потом нас материть будет, если узнает, что мы ради него погибли… – улыбнулся Степняк.
- В Хель все матерятся… - задумчиво заметил Феникс, - если у нас не получиться, встретимся там…

Отредактировано Ника (21-12-2008 05:18:40)

+4


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Наталии Курсаниной » Нет Бога кроме Смерти...