Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Наталии Курсаниной » Нет Бога кроме Смерти...


Нет Бога кроме Смерти...

Сообщений 21 страница 30 из 438

21

+1.

Ника написал(а):

Аристократ с высокими скулами и надменным взглядом черных глаз держал на коленях большой, почти в рост человека, лук, поглаживая его тонкими нервными пальцами, будто не мог свыкнуться, что это прекрасное оружие наконец-то принадлежит ему. По изящно выгнутым крыльям вилась замысловатая резьба. Тетива была снята и, заботливо завернутая в тряпочку, убрана в кошель на поясе.

Я не спец, но разве лук без тетивы не распрямляется?

0

22

Степан написал(а):

но разве лук без тетивы не распрямляется?

Простой (монолитной конструкции) вроде японского ассиметричного или английского (валлийского) "длинного лука" - да...  http://gardenia.my1.ru/smile/smoke.gif 

Сложный (композитный, составной, "пакетный") - монгольский, татарский, персидский и т.д. чаще всего при снятой тетиве выгибается в обратную сторону...  http://gardenia.my1.ru/smile/wink.gif

0

23

Айно написал(а):

Простой (монолитной конструкции) вроде японского ассиметричного или английского (валлийского) "длинного лука" - да...   
Сложный (композитный, составной, "пакетный") - монгольский, татарский, персидский и т.д. чаще всего при снятой тетиве выгибается в обратную сторону...

Понял.

0

24

Ника написал(а):

Ниже - кусочечек основного текста:

+1

Ника написал(а):

...next...

+1

  http://gardenia.my1.ru/smile/smile.gif

0

25

... и ещё раз ...next...  (3)

Городским зевакам, знатокам и ценителям публичных зрелищ, сегодня не повезло. Ведущие к Площади Наказаний улицы были, к их удивлению, перегорожены городскими стражниками, среди кожаных доспехов которых, то тут, то там, мелькали из-под плащей кольчуги и кирасы наемников Башни. Что еще больше удивляло – стражники, вместо обычных кизиловых дубинок, на этот раз вооружились мечами и копьями. На Площадь пропускали не всех.  Особого внимания удостаивались мужчины старше 20 и младше 40 лет. Как правило, их просто разворачивали и отсылали по домам…

* * *

Заметив двух женщин, не спеша подходивших к солдатам, стоящим у входа на площадь, Вариста напряженно замер возле дымохода, приложив стрелу к тетиве. Но лук натягивать не спешил. Если Юри и Сигуро себя выдадут... вот тогда придется стрелять. Пока все шло хорошо. Переговариваясь, переодетые воины подошли к солдатам.
Юри нервно поправил прическу, так как это делают женщины, снизу от шеи. Надеть ненавистное платье оказалось еще худшей пыткой, чем он себе это представлял. Мало того, что пришлось преодолевать отвращение, так еще и намучился с завязками. Корсет немилосердно жал, но ослабить его не было никакой возможности.  А уж когда дело дошло до волос! Никто из ребят не умел делать прически, пришлось пригласить дочку хозяина. Девушка восхищенно расчесывала его белые пряди, поминутно вздыхая и жалуясь, что такие шелковые волосы больше подходят женщинам. Феникс бросал косые взгляды на Юри, боясь пропустить мгновение, когда тот, не вытерпев очередной шутки, сорвется. Но Юринас, стиснув зубы так, что заболели челюсти, вытерпел всю процедуру молча и неподвижно.
Сигуро улыбнулся в ответ на какое-то слово Юри. Бросил на стражника, стоящего на пути, удивленный взгляд широко открытых глаз и, взмахнув ресницами, засмеялся,  кокетливо прикрываясь веером.
Солдат, увидев перед собой двух красивых девушек, на секунду застыл.
- Какие цыпочки! – воскликнул он, обхватывая свободной рукой Юринаса за талию.
Тот, диким усилием воли смиряя предательскую дрожь отвращения, улыбнулся.
- Нас двое! – Сигуро, весело смеясь, втиснулся между Юри и солдатом.
«Спасибо!» - мысленно поблагодарил напарника Юри, пытаясь не обращать внимания на похотливые взгляды.
- Встретимся вечерком, пообщаемся? – солдат никак не хотел отпускать таких красоток.
Остальные тоже приблизились, раздевая «девушек» глазами.
- Вы где живете? Может, я подойду вечерком с друзьями? – Радостно оскалился вояка, показав желтые неровные зубы.
- Ой! – Сигуро сделал невинные глаза, - У нас папа! Он не пустит!
- А мы поговорим с твоим папой! – заржали солдаты. - С нами пустит!
Сигуро вдруг увидел, как один из солдат ухватил Юри за задницу. Он вздрогнул, с ужасом ожидая, что Оса сейчас не выдержит и сорвется. Но Юринас только побелел от ярости, хотя, казалось, что бледнеть дальше уже некуда, и застыл...
Сигуро отчаянно захотел сам наброситься на солдата, чтобы защитить друга от чудовищного унижения.
- Мальчики! – зачастил он тонким фальцетом. - Пропустите нас! Пожалуйста! А то мы места занять не успеем! Ну, пожалуйста! А потом мы вас сами найдем! Мальчики, пропустите!
Стражники дружно заржали.
- Кончай трепаться! – раздался злой начальственный голос. - Что, делать нефиг, цепляетесь ко всем барышням? Потрахаться захотелось? Господин маг так вас вздрючит, если хоть один из них пройдет! Идите, девушки...
Сигуро и Юринас, подхватив подолы платьев, проскользнули мимо поскучневших солдат на площадь.

* * *
                    
Вариста, выглянув из-за дымохода, коротким взглядом окинул крыши домов. И тут же отпрянул. В то место где, доли мгновения назад, была его голова, ткнулись сразу несколько стрел. «А вы стали шустрее, мальчики» - подумал он. - «Ну, что ж, давайте поиграем...»
Вариста по собственному опыту знал – стрелковую дуэль проигрывает тот, кто первым не выдерживает и начинает двигаться. Но в данный момент он не мог позволить себе такой роскоши, как осторожность. На короткий удар сердца Вариста прикрыл глаза. Яд, растекаясь по венам, увеличил скорость и реакцию, но дал взамен леденящий кровь холод...
     
* * *

Внизу, на площади, разворачивался бой. Неравный, невозможный, отчаянный бой... Двое против всех... Юринас и Сигуро, сдернув юбки и плащи, остались в женских кофточках и кожаных мужских штанах. Это могло бы выглядеть смешно... но горящие яростной ненавистью лица и клинки в руках не располагали к юмору.  Юри наконец-то высвободил гнев, сжигавший его эти несколько дней. По рукам и телу, разливаясь откуда-то изнутри, пробежала огненная волна. Он развел руки и показывая всем видом: «Подходите, берите», криво ухмыльнулся. Неправильный седой мальчик... в неправильной кружевной кофточке... Разве это воин?.. С неправильными, будто голыми, шпагами – одно лезвие и хвостовик, обмотанный кожей... Разве это оружие?.. Но что-то в непроницаемо черных глазах... Это что-то заставило бывалых солдат заколебаться и замедлиться, пропуская вперед новичков... Впереди  скалилась Смерть.

* * *

Стрела скользнула по рукаву, разорвав рубашку. Вариста не обратил внимания. Он стоял на тонком коньке крыши, открытый со всех сторон, и стрелял... Так, как будто в луке, а не в его теле течет кровь. Так, как будто лук – живой, а он – каменное изваяние. Стрелы были его щитом и его доспехами. Вариста не уклонялся, не прятался, не выжидал, когда враг откроется. Он стрелял... Надеясь только на то, что тетива выдержит и не лопнет от безумного напряжения... и зная, что никто из лучников не найдет времени выстрелить по площади. Глаза находили следующую жертву, когда пальцы еще отпускали тетиву...   
Лучники, испытав его запредельную меткость и скорость реакции, уже не пытались открыто сбить дерзкого стрелка, прячась теперь за скаты крыш и не высовываясь из окон. Попробуй, выгляни... и  стрела с коричневым оперением тут же тебя найдет.
Вариста опустил дрожащую руку. Целей больше не было, хотя бой еще не закончился. С подушечек пальцев на черепицу закапала кровь. Разорванный тетивой наруч открыл руку и последние несколько ударов пришлись по коже. Черное пятно с красной полосой расползлось по предплечью.  Но тетива выдержала. Вариста облизал кровь с пальцев. От одной мысли о том, что придется еще хоть раз натянуть лук, по телу прошел озноб. Он усмехнулся страху тела. Если понадобится – станет стрелять одними ногтями, а когда не останется ногтей…
Поняв, что сумасшедшего стрелка не достать, лучники обратили свое внимание на площадь. Их задача и была в том, чтобы прикрывать солдат внизу, а неистовый стрелок был только досадным недоразумением, спутавшим все планы. Лучник один. Что он сможет, когда цели скрыты в разных местах, да еще и стреляют не по нему. Ничего. Покрыть весь периметр площади, все окна, все балюстрады, все крыши, оказаться в разных местах одновременно не может никто...
Ну, почти никто. Разве что тот, кто заплатит за скорость. Болью. Потом... А, какая разница, что там будет потом...
Змея окрасила восприятие хозяина в багрово-желтые тона. Она предупреждала, но хозяин не прислушался... и змея была вынуждена подчиниться, вливая новую порцию яда в кровь.
Вторая доза наложилась на первую. Варисту выгнуло от промчавшегося по телу огненного вихря.

* * * 

Сигуро прижался лопатками к телеге. С противоположной стороны стоял, получив секундный отдых, Юринас.
На телеге стояла железная клетка. В безвольном узнике, лежащем на полу внутри, трудно  было узнать всего десять дней назад бодрого и уверенного в себе человека. Разве что одежда не изменилась. На теле не было видимых ран.
Юринас оглянулся на напарника. Тот тяжело дышал, левая рука была в крови и клинок в ней чуть подрагивал. Впрочем, этого никто, кроме Юри, не замечал. Сигуро поднял шпаги. Правую выставил перед собой, чуть приподняв острие, а левую поднял на уровень плеча параллельно земле. «Ветер с гор встречает лавину» – опознал стойку Юри. Недавно показывал, а вот уже Сигуро использует ее как основную. «Локоть выше!», захотелось подсказать, как на тренировках, но пятно, расплывающееся на рукаве, говорило о том, что локоть и так находится на максимально возможном уровне.
Для солдат то, что делали эти двое, казалось нереальным. Против всей стражи, против лучников с крыш... Хотя нет. Ни одна стрела по ним еще не ударила. Даром что половина гарнизона Башни – лучники. Спят они там, что ли?
Юринас, в отличие от Сигуро, еще не был ранен, хотя белоснежные кружева были разорваны и заляпаны кровью. Он оперся на отставленную назад левую ногу, чуть выставив вперед согнутую в колене правую.  Шпаги он параллельно направил перед собой, чуть наклонив острия вниз. Атакующие замерли... Такая стойка с опорой на отставленную назад ногу внешне была неудобной, слишком скованной, неправильной. Боец, казалось, сам загоняет себя в угол. Из такого положения можно только отступать. А отступать некуда. Позади телега с клеткой.
«Горная река встречает камень». «Ты должен стать податливым, как вода, - говорил когда-то Иэлир, - а потом расплескаться и стать сотнями капель, тысячами брызг. Камень пройдет сквозь тебя, а ты избавишься от него, став водой. Бесформенной и подвижной. Но учти, вода может принять только один камень». 
И Юринас собирался стать брызгами. Такими, которые убивают.
Солдаты, обманутые кажущейся беззащитностью стойки, закричали и бросились вперед. Камень покатился. А Юринас выплеснул навстречу стальные брызги...

* * *

Если когда-нибудь кто-нибудь будет утверждать что, мол, бой на крышах – стой за трубой да стреляй по открывающимся мишеням... Можете плюнуть ему в лицо. Вариста  разрешает...
Искусство стрелка это еще и умение подставляться. Стрелок должен ненавидеть себя больше врага. Только идиот может прыгнуть с одной крыши на другую, точно зная, что не долетит, а если и долетит, то всем телом врежется в стену, ведь до крыши еще шесть локтей вверх. Или стрелок...
Вариста почувствовал этот взгляд несколькими секундами раньше. Так, будто провели по обнаженной спине холодным льдом... Он вздрогнул. Оглянулся, выискивая новую угрозу, и ничего не увидел. Глянул на площадь, и волна опасности нахлынула так, что сердце дало сбой. Вариста ощутил себя оленем, на которого уже направлена стрела... и ничего уже нельзя сделать, только замереть в ощущении безысходности...
Но на этот раз, впервые с тех пор как взял в руки лук, он не мог понять, откуда исходит угроза. Не потому ли...
Стрела была направлена не на него! Вариста содрогнулся, широко раскрыв глаза от ужаса и узнавания. Он не испытывал этого чувства с тех самых пор, как покинул границу... Только алмазные эфы, развлекаясь, предупреждают о себе волной страха. Так, чтобы добыча почувствовала его, приняла его, впитала... и не могла сдвинуться с места, чтобы спастись.

* * *

Юринас сам сломал замок.  Рывком распахнул дверцу.
- Держись, - сказал Юри, непонятно зачем, - мы здесь. Мы пришли, Бран.
Лежащий не реагировал. Глаза открыты, остановившийся взгляд устремлен в небытие. Он был уже за гранью. Душа, перенасытившись болью и страданиями, стремилась к покою, но упрямое тело почему-то все еще не желало ее отпускать.
Юринас взвалил друга на плечи. Не потому, что Сигуро не было рядом, и не потому, что ему так захотелось, а просто бывают моменты, когда ты ясно понимаешь, что никто кроме тебя это не сделает. Просто потому, что ты сам не никому позволишь встать между собой и Смертью...
В позвоночнике сразу хрустнуло. По ногам ударило острой болью. Каждый шаг был как удар ножом. От понимания того, что это последние шаги в его жизни, бросило в холод. Если даже он выживет в этой мясорубке, он больше никогда не сможет ходить. Его предупреждали... Слишком много травм, слишком большая нагрузка, слишком... С Богами не спорят... Но Юринас шел.
Чей-то взгляд уперся в спину, между лопаток. Так смотрят на добычу, выбирая, куда направить стрелу. Страх затопил его. Он почувствовал, как стрела входит в середину спины, как разрывается кожа и плоть... Чтобы не закричать, Юри прикусил губу до крови. Непонятно как он смог ударить оказавшегося перед ним солдата. Рассек лицо. «Целился в горло» - машинально отметил в глубине сознания Юринас.
До ворот шагов семьдесят или восемьдесят, впрочем, а какая разница? Если ты точно знаешь, что до ворот, будто до врат рая, все равно не дойти... Шаги, как кровь из пробитого сердца, укорачивали жизнь...

* * *

У Варисты не было другого выхода... Надо бежать. Пролетающие стрелы он  игнорировал, как и самих лучников. Все его внимание было сконцентрировано на одном единственном стрелке. Эфе.
Вариста искал место, откуда будет виден стрелок... и не находил. Мгновенья пролетали как стрелы – мимо. Вариста чувствовал, как стрела занимает свое законное место на тетиве, как медленно, но неотвратимо поднимается лук...  Чтобы увидеть стрелка надо оббежать вокруг площади, но на это не хватит времени. И мгновенной вспышкой озарения сошлись линии рисунка. Вот она, точка, с которой можно увидеть эфа!
Между домов, над улицей. Там, где стена противоположного дома выше и на ней нет окон. Голая каменная стена. И не хватает времени!!!
«Змея!» – яростное требование...
Багровая тьма возмущения, отчаяния, непокорства.
«Змея!» – как молитва... как  любовь... как...ПРИКАЗ.
Яд смывает все ограничения! Сухожилия рвутся в немыслимом прыжке... Тетива натянута до предела, до кости, сквозь мясо и нервы...
Выстрел!!!

* * *

Юринас вздрогнул, будто споткнулся о невидимый барьер. Стало легко. Слишком легко. Будто кто-то державший сзади внезапно выпустил из рук веревку – лети! Он бежал, еще не осознавая, что страха больше нет. Стерся. Смылся, как горный водопад смывает перегородившую плотину.
И даже боль, раскаленными иглами пронзающая тело от каждого движения, уже не такая страшная. Просто до ворот осталось совсем чуть-чуть...
Он увидел, как яростно скалится Степняк, удерживая огромный барабан. Как медленно, неотвратимо медленно, приближаются створки.
Сзади кто-то кричал, что-то требовал, но внешний мир, сконцентрированный в белом пятне ворот, не допускал звуки к разуму...
«Вот! Донес! Держите!» – хотел сказать Юринас, врываясь в ворота.
Но за воротами были только лошади... Неизвестно каким чудом он оказался в седле, закинув бесчувственного Брана перед собой. Кто-то схватился за узду и Юри изо всех сил вцепился в переднюю луку.
«Все!» - пронеслось в голове – «Прощайте, ребята...»
И тьма рванулась навстречу...

* * *

В последний момент перед ударом о землю, Вариста понял, что не промахнулся. Что эф получил стрелу в горло за доли мгновения до того, как выпустил свою. Вариста ощутил радость, что успел, и боль, оттого, что понял, кого убил...
Падение с семиметровой высоты выбило из тела остатки сознания...

+5

26

+1.

0

27

Ника написал(а):

и Сигуро, сдернув юбки и плащи, остались в женских кофточках и кожаных мужских штанах.

Ника написал(а):

Корсет немилосердно жал, но ослабить его не было никакой возможности.

Сражатся в корсете, ПМСМ, невозможно-задохнёшся. Может убрать его?

0

28

Корсет не настолько страшен, как мужчина себе представляет. Дралась сама. Корсет из китовых усов немного давит в талии, но очень крепко держит спину, что деже дает некоторые преимущества. а также выполняет роль слабого, но все же доспеха, так как держит несильные скользящие удары.

И еще, огромное спасибо что читаете и даже вычитываете мои рассказы - это для меня очень важно!

Отредактировано Ника (23-12-2008 09:47:39)

-1

29

Ника написал(а):

... и ещё раз ...next...

+1

  http://gardenia.my1.ru/smile/smile.gif

0

30

Очередной небольшой ...next... (4)

Юринас лежал молча, уткнувшись лицом в старую прелую хвою. Его не трогали. Привыкли, что в моменты боли Юри молчит. И чем больнее, тем отчаяннее. А чем они могли помочь? Сказать: «Все будет хорошо!», «Мы поможем!» или еще какую-нибудь такую же несусветную дурость. Даже не смешно...
Сигуро уже выплакался. Тоже молча и тоже так же надсадно. И хотя Степняк точно, но жестко охарактеризовал его состояние как «временный пиздец», легче от этого не стало. Конечно, от слепоты еще никто не умирал, но жили слепые обычно недолго и скверно. А бойцом ему уж точно теперь не быть. Злиться на Брана, из-за которого они и полезли в этот переплет? Или на самого себя, что не удержался, оглянулся, уже выезжая из ворот, что же такое там полыхнуло? Вот и отгреб. Радостно поймав широко открытыми глазами поднятую взрывом раскаленную пыль. Не смертельно. Хотя как сказать. Если ослепнуть в девятнадцать лет, когда мир только начинает открываться для тебя...
Брану было проще всех. Он просто спал. В тот момент, когда разбился хрустальный шар, в который Шлиндон заключил их души, он на мгновение пришел в себя, увидел кроны деревьев, уловил запах костра и погрузился в тяжелый, долгий, но такой долгожданный сон.
Холодная вода освежала и сдерживала жар. Хотя бы внешне. Остудить горящее внутри проклятие ей было не под силу. Но Феникс этого и не ждал. Достаточно было того, что вода просто обтекает его, унося страхи и ужасы Башни. Он стоял в реке, обхватив себя за плечи, и тоже молчал.
- Почему ты не покажешь другим? – Степняк подошел к краю воды как всегда бесшумно и незаметно.
Феникс поднял глаза.
- Ты не прав, скрывая это... – продолжал Махайра, присаживаясь на корточки и касаясь рукой воды. – Ребятам тоже досталось, а ты, как жлоб, хочешь сам все вытерпеть...
Феникс фыркнул, отплевываясь от волны, которая задела его лицо. Встряхиваясь, пошел к берегу.
По мере того, как плечи и грудь показывались из воды, перед глазами Степняка открывалась черная паутина по всему телу Феникса. Выглядела она страшно. Но еще страшнее было то, что она творила внутри. Паутина внедрялась в кожу,  вводила тонкие невидимые ниточки внутрь пойманной добычи, разрушая постепенно тело изнутри.
Феникс, наконец, встал на берегу. Степняк поднялся с корточек, и теперь они стояли друг против друга.
- Смотри, – просто сказал Феникс, давая возможность рассмотреть себя. – Если ты надеешься, что кто-то из вас сможет это снять, то хочу огорчить – она уже вросла. Что, будешь жалеть? Или себе тоже такую хочешь?
Степняк оторвал взгляд от колдовской паутины и посмотрел ему прямо в глаза.
- Сигуро ослеп, и боюсь, что уже навсегда... Юринас больше никогда не будет ходить... Вариста хрен знает где, хорошо, если еще жив... Ты рассчитываешь скоро сдохнуть в судорогах и с пеной изо рта... Думаю, Брана спасли мы классно! Он сейчас проснется в куче трупов!! И будет счастлив до такой степени, что сам перережет себе глотку!!! 
- А ты тогда на что? – усмехнулся Феникс. – Вот и поддержишь Брана. Успокаивать и уговаривать у тебя получается лучше всех.
- Ага, – зло сплюнул на песок Степняк, – давай, запиши меня в монахи Светлого Ордена. Я буду весь из себя такой добрый и участливый!
- Ты что, считаешь себя виновным, если единственный не получил травму?! – внезапно понял Феникс.
- Ну да, - издевательски хохотнул Степняк, - что бы еще и я валялся тут с вами весь из себя такой немощный и страдающий!
- Тогда какого хрена?! – взвился Феникс.
- А такого хрена! – в тон ему закричал Степняк. – Мы тут все такие крутые, аж страшно! А как только огребли по полной программе, так сразу ручки-ножки сложили и решили все тут посдыхать в гордом одиночестве, как мухи сраные! Давайте, жалейте себя сами! Дружба, честь – говно все это полное! Если и ты считаешь, что ребята не должны знать о том, в какое дерьмо ты вляпался... то можешь просто развернуться и идти подыхать куда-нибудь подальше!!!
- Я и так собираюсь уходить, - Феникс прищурил глаза, – хватит тут сопли мне вытирать! Как ты и сказал –  «Сдохну в гордом одиночестве»!
- Вперед! – махнул рукой Степняк, - Иди, сдыхай! Только с мыслью о том, что здесь, на этой поляне, будет валятся еще пара-тройка трупов!
- А чего ты хочешь?! Чтобы я лег рядышком?!
- Ага, еще и я для полного комплекта... на радость Шлиндону и всем остальным мудакам!  Вот будет весело! Давай прямо сейчас могилки себе выроем, чтобы сразу в них лечь и проблем не оставлять!
- Чего ты хочешь, Степняк?!  Я что, могу помочь им?!
- А что – нет?! У тебя там какие-то маги в приятелях ходят?! Так давай! Может хоть кому-то помогут!
Феникс на мгновение застыл. Да, он знал одного мага... могучего мага... Но цена, которую тот хотел получить, когда они виделись в последний раз, была слишком велика для Феникса... Маг хотел его... Хотел, чтобы Феникс стал подопытным кроликом, позволяя ставить над собой эксперименты по магической генетике... Хрен вам, а не эксперименты!
- У меня есть маг, - очень тихо и очень медленно произнес Феникс, - такой, что спасет и Сигуро и Юринаса...
- А тебя? – так же тихо, будто не они кричали сейчас друг на друга, спросил Степняк.
Феникс покачал головой и сел на песок.
Степняк уселся рядом, обхватив руками колени.
Они молчали. Хватит, накричались... До хрипоты, до одури... 
«Степняк прав, - думал Феникс, - если не помочь ребятам, один за другим мы умрем... Как будто связаны одной веревкой... Потянешь за одного, а упадут все...»
Он закрыл глаза. Под веками как-то сразу встала, будто только этого и ждала, тюрьма. Холодный пустой двор с деревянным столбом, на котором он в свое время достаточно повисел. Узкая  камера с грубо сколоченным топчаном и маленьким столиком. Лица друзей, носивших такие же кандалы: Перкунаса... Анатоли... Инора... Выжил бы он тогда, если бы не они? Почему он считал, что это он им помогает, когда, на самом деле, это они постоянно поддерживали и выхаживали его. И их прощальный взгляд, когда закрывалась-затягивалась дверь между мирами. Почему он так и не смог перешагнуть порог в другой мир? Может для того, чтобы сдохнуть здесь, сейчас... Не имея возможности ничего сделать... Тогда... какого черта?!
Степняк ждал. Так выжидает горный барс перед прыжком. Так ждет лавина, чтобы низвергнуться вниз, на головы беспечных путников. Тихо и неотвратимо.
- Оседлай коней, - открыл глаза Феникс, - я поеду отреконь, чтобы быстрее добраться. Если не вернусь, то мага встретишь ты. Его зовут Итальери Ферно. Дождись его.
- Хорошо, - покорно ответил Степняк, и вдруг вскинул голову, - Если что, где тебя искать?
Феникс неопределенно хмыкнул:
- Или у Ферно, в школе магов или в аду. Где тебе будет ближе.
Степняк встал. Куда делась насмешка из вечно прищуренных глаз и шальная полуулыбочка. Махайра был до печали серьезен.
- Феникс, если понадобится, я спущусь и в ад. Понял? Я закончу здесь и приду за тобой. Мы все придем.
Феникс вскинул глаза. Посмотрел напряженно, выжидательно. В упор. Будто хотел заглянуть в самые глубины души Степняка.
- Побереги ребят!
Степняк кивнул: «Сделаю!»
Они попрощались молча. Один уезжал, зная, что никогда больше не увидит друзей. Другой оставался...

Отредактировано Ника (24-12-2008 22:17:03)

+5


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Наталии Курсаниной » Нет Бога кроме Смерти...